Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ЮБИЛЕЙ ПЕЧАЛЬНОЙ ДАТЫ. К 180-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ А.С.ПУШКИНА
ЮБИЛЕЙ ПЕЧАЛЬНОЙ ДАТЫ. К 180-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ А.С.ПУШКИНА
Валентина_КочероваДата: Вторник, 07 Фев 2017, 17:03 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
К 180-летию со дня смерти А.С. Пушкина редакция сайта ТАСС подготовила уникальный проект – "Невольник чести. Последняя дуэль Александра Пушкина".

О событиях и людях, ставших причиной трагедии Пушкина, рассказывается с помощью современных информационных технологий в проекте "Невольник чести. Последняя дуэль Александра Пушкина"



Основываясь на письмах, дневниковых записях и исследованиях наиболее авторитетных пушкинистов, тассовцы с помощью современных информационных технологий постарались рассказать о событиях и людях, ставших причиной трагедии Пушкина.

Проект нагляден и информативен. Он необычен по многим параметрам, начиная от темы, не свойственной специфике информационного агентства, до авторских иллюстраций и визуализации всех действующих лиц, событий и деталей – эту сложную работу выполнила Студия инфографики ТАСС во главе с ее руководителем Алексеем Новичковым.

В частности, инфографика знакомит читателей с различными правилами пистолетной дуэли, существовавшими в России в ХIХ веке. Также в ходе работы над проектом журналисты постарались развенчать ряд популярных мифов, составив максимально точный список самых известных дуэльных историй Александра Пушкина.

"В проекте мы старались совместить три направления: сделать его оригинальным визуально, достоверным фактически и легким для чтения. Мы старались относиться к фактам так внимательно, как если бы писали научную работу, но подавать их так легко, как если бы создавали художественное произведение, – рассказывает автор текста, ведущая тематики редакции сайта tass.ru Бэлла Волкова. – Работая над этим проектом, я узнала другого Пушкина. Не монументальное "солнце нашей поэзии", не великого классика, каким он, бесспорно, был, а живого человека со страстями и невероятным остроумием".

"Невольник чести. Последняя дуэль А.С. Пушкина"

http://tass.ru/novosti-agentstva/3989049
Прикрепления: 4286909.png(118Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Среда, 08 Фев 2017, 12:46 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline


Сидит задумчиво поэт
На лавке зимней вдохновенно
И ждёт, как небо снежный плед
Ему накинет постепенно.

Ю.Парфенов

https://vk.com/mapskaz....0%2Frev

Я к вам лечу воспоминаньем

По рисункам и рукописям Пушкина.
Союзмультфильм, 1977 г.
Режиссёр: Андрей Хржановский




https://www.youtube.com/watch?v=QpArCEZZBn8



Пушкин в Европе. К 180-летию со дня гибели Поэта

Пушкин в Европе не был – власть не разрешала. Но событие, произошедшее 27 января 1837 года на Черной речке в Петербурге – дуэль между первым поэтом России и молодым французом-кавалергардом Жоржем Геккерн-Дантесом, приемным сыном голландского посла, своей сенсационностью вызвало интерес у европейских дипломатов, аккредитованных в Петербурге, которые сочли необходимым сообщить об этом в донесениях. Одни, как английский и французский, только упоминанием, другие – обширными депешами.

Пушкин в среде дипломатов – личность известная. Помимо встреч на раутах, балах встречались в салонах, чаще всего у австрийского посла графа Фикельмона и его супруги Долли, внучки М.И.Кутузова.


Граф Карл фон Фикельмон


Долли Фикельмон. Рисунок А.С. Пушкина на листке Арзрумской тетради. 1829.

Здесь же, в доме посла на Дворцовой набережной, жила и матушка графини Елизавета Михайловна Хитрово – дочь фельдмаршала, близкий и любящий друг поэта.



В этом салоне, в отличие от салона министра иностранных дел Нессельроде (который, по проницательному замечанию Герцена, был «австрийским министром иностранных дел России»), не играли в карты, не интриговали и не сплетничали. Здесь собиралось блестящее общество. Говорили о большой европейской политике, о роли в ней России, о революционных событиях 30-х годов, о Польше. Обсуждали театральные постановки, новинки в литературе, музыке. Это был первый дом, куда Пушкин по переезде в 1831 г. в Петербург привез свою молодую жену. И Долли, как Сивилла-пророчица, отозвалась о Натали: «Хороша! Но страдательное выражение ее лба заставляет меня трепетать за ее будущее».

«Дипломаты и Пушкин здесь дома», – писал П.Вяземский. Пушкин в центре всех обсуждений. Вызывал восхищение эрудицией, ясностью ума, глубоким знанием европейской литературы и истории, осознающим, что исторический ход развития России отличается от истории Европы.

Полностью оценить поэтический дар могли те, кто владел русским языком. Таким был саксонский посол барон Карл Лютцероде, литератор, историк. Он полюбил русскую литературу. Состоя в дружбе с Пушкиным, перевел на немецкий некоторые стихи его и Кольцова. Уже на второй день после дуэли, зная о смертельном ранении, он посылает первую депешу, где излагает трагическое событие и всё, что ему предшествовало. Для него Пушкин – первый поэт России. Более того, он утверждает, что ему принадлежит первое место в литературе после Гёте и Байрона. Посол сообщает, что тысячи представителей третьего сословия присутствием у дома умирающего выказывают любовь к национальному поэту. Он отмечает, как торжественно-печальным было прощание.



Баварский посол граф Максимилиан Лерхенфельд, знавший о Пушкине от Ф.И.Тютчева еще в Мюнхене, часто встречался с ним затем в Петербурге. Он отмечает, что эта смерть – колоссальная потеря для русской литературы.



Граф Бломе, посол Дании, пребывая в этом качестве 35 лет, владел русским. Он встречался с Пушкиным у Фикельмонов. В истории дуэли, считал он, поэт, отличавшийся неистовым африканским темпераментом и ревнивостью, сделался жертвой своих подозрений, за что и поплатился жизнью.

Самые подробные донесения у вюртембергского посла князя Гогенлоэ-Кирхберга. Это становится понятным, если иметь в виду близкие династические связи Романовых и князей Вюртемберга. Посол излагает все перипетии трагедии, предваряя их подробной биографией.

Секретарь шведско-норвежского посольства Густав Нордин, близкий знакомый Пушкина, в единственной депеше сообщает о Пушкине как о писателе «...высоких достоинств. Последние работы носят необыкновенную законченность. В отношении стиля Пушкин приближается к той благородной простоте, которая является печатью гения». Вот так – Гения!

В российских газетах известие о смерти Пушкина изложено кратко без фактических обстоятельств и без оценки его роли в русской литературе. Известно, как отчитал министр образования С.Уваров редактора Краевского за его некролог «Солнце нашей поэзии закатилось…».
В Европе же во многих крупных печатных органах, со ссылкой на дипломатические сообщения, излагаются события в России и впервые так широко упоминается имя русского поэта.

Во французском издании «Журнал дебатов» уже 2 марта 1837 года появилась большая обстоятельная статья литератора, историка, дипломата Франсуа-Адольфа Леве-Веймара. Он некоторое время в 1836 году жил в Петербурге, был женат на образованнейшей русской женщине Голынской. С Пушкиным они были так дружны, что поэт по его просьбе перевел на французский некоторые русские песни и свои сказки.

Статья Леве-Веймара подробна и очень доброжелательна. Дивные лирические стихи, по которым русские женщины выучили русский язык и декламируют их, как в Германии Шиллера. Леве поражало мужество Пушкина.

Тяжело раненный, он находит в себе силы в полулежачем состоянии выстрелить в противника. Как стойко переносил он страшные боли, как заботился о чести своей жены. Статья эта получила распространение во Франции и других странах. Одним из первых заинтересовался Пушкиным Проспер Мериме, который перевел на французский язык ряд его произведений, в их числе «Пиковая дама», «Цыгане», «Анчар», «Выстрел». Позднее И.С.Тургенев и Луи Виардо сделали перевод на французский «Капитанской дочки» и «Повестей Белкина».

Потом будет много попыток перевода, не всегда удачных. Русской прозе в лице Достоевского, Тургенева, Толстого, Чехова повезло с переводами больше. Передать гениальность всегда сложно, особенно стихов – их чувства, страсть, дерзость, юмор, чарующую музыкальность. «У него алмазный язык» – констатирует лучший современный переводчик Пушкина профессор боннского университета, славист, исследователь творчества поэта и автор блестящего перевода «Евгения Онегина» Рольф-Дитрих Кайль.



Поэзия Пушкина пришла на Запад через оперную музыку. Еще Ф.Лист в Веймаре ставил отрывки из «Руслана и Людмилы» Глинки, потом из «Бориса Годунова» Мусоргского. Звучат на оперной сцене «Русалка» и «Каменный гость» Даргомыжского, «Моцарт и Сальери», «Сказка о золотом петушке» Римского-Корсакова, «Алеко» Рахманинова. И, конечно, великий Чайковский: «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Мазепа».

Недавно на сцене в Нью-Йорке в переводе Джулиана Лоуэнфельда поставили «Маленькие трагедии». В Англии в переводе Даддингтон снят фильм «Пиковая дама». Режиссер Марта Файнес сняла фильм по «Евгению Онегину». В Штутгарте с большим успехом на музыку Чайковского (но не оперы) идет балет «Евгений Онегин», поставленный знаменитым европейским балетмейстером Джоном Кранко. Прекрасны хореография, сценография.



В Германии Пушкину установлены памятники в Веймаре, Йене, Гере, Хемере и Дюссельдорфе. Еду по улице Дюссельдорфа. Провокационно спрашиваю соседку, пожилую немку интеллигентного вида: «Кому памятник?» Отвечает: «Это известный русский поэт Пушкин».

A.C. Пушкин

К*** (Я помню чудное мгновенье)

Перевод Ludolf Müller, профессор Тюбинского университета (2000 г.)

AN***

Ich schwieg in seligen Entzücken,
Als ich zum ersten Mal dich sah,
Du standst, das Herz mir zu beglücken
In reiner Schönheit vor mir da.

In hoffnungslosen, schweren Tagen
Wie ich so oft sie damals sah,
War, wie vom Zauber hergetragen,
Dein Wort, dein Blick mir lange nah.

Dann wurde ich vom Sturm verschlagen,
Und andres, Fremdes kam mir nah,
Und ich vergaß, nach dir zu fragen,
Das Bild entschwand, dass eins ich sah.

Wie Lasten schwer das Herz bedrücken,
Floß träge in Exil die Zeit:
Kein Gott, kein schöpferisch Entzücken,
Kein Liebesglück, nur dumpfes Leid.

Doch jetzt, erneut mich zu beglücken,
Kam neu das Himmelsbild mir nah:
Du stehst vor dem beglückten Blicken,
In reiner Schönheit wieder da.

Nun schlägt das Herz mir in Entzücken,,
Der Geist vergießt den kalten Spott,.
Neu sind erstanden, neu beglücken,
Mich Liebe, Schöpfertum und Gott.

Мария Плисс (Штутгарт)

http://www.partner-inform.de/partner....ushkina
Прикрепления: 4709938.jpg(46Kb) · 2487649.jpg(18Kb) · 6145166.jpg(17Kb) · 3041170.png(138Kb) · 8381497.jpg(16Kb) · 4454511.jpg(11Kb) · 2647625.jpg(21Kb) · 2821541.jpg(26Kb) · 5817792.png(17Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Четверг, 09 Фев 2017, 15:46 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
И с вами снова я

Вторая часть трилогии фильмов по рисункам, стихотворениям и письмам Пушкина.

Союзмультфильм, 1980 г.
Режиссёр: Андрей Хржановский



https://www.youtube.com/watch?v=q3Rb_275L8Y

Лариса Черкашина:

ЗА НЕДЕЛЮ ДО НАТАЛЬИНА ДНЯ

Литературный музей имени А.С. Пушкина в Бродзянах - единственный за рубежами России и бывшего СССР мемориальный и историко-литературный музей имени Александра Сергеевича Пушкина. Открыт в 1979 году в отреставрированном старинном замке в местечке Бродзяны в Словакии, связанном с пребыванием вдовы поэта Натальи Николаевны.



И жив ли тот, и та жива ли?
И нынче где их уголок?


Александр Пушкин

Дорога на Нитру

Бродзяны могли бы стать местом паломничества пушкинистов. Однако в стране, еще недавно называвшейся Чехословакией, в знаменитом курортном городке Карловы Вары, где мне довелось побывать, о Бродзянском замке никаких сведений не было.

Это название преследовало меня давно — еще с тех пор, когда отец, известный пушкинист, работал над составлением генеалогического древа рода Пушкиных. Пушкинистом он стал после того, как свой первый бой в Отечественную войну принял под Полотняным Заводом, родовым гнездом Гончаровых... Тогда он дал себе зарок: «Если уцелею, буду заниматься Пушкиным». Так оно и случилось.

В Бродзяны добрались лишь к ночи. Подъехали к замку, ярко освещенному уличными фонарями.



И каково же было мое волнение, когда на мраморной доске, укрепленной у его входа, я прочла: «Литературный музей имени А.С.Пушкина». Вот, оказалось, как именуется ныне замок и почему так долго я не могла его найти. Музей, конечно же, был закрыт. Городок спал. Выраставший из темноты парка замок походил на мрачную средневековую крепость с узкими оконцами-бойницами.

« …Создавался замок на протяжении многих веков. Некоторые помещения нижнего этажа, по преданию, построены ещё в одиннадцатом столетии, главный корпус, вероятно, в семнадцатом, другая часть — в половине восемнадцатого, а библиотечный зал пристроен уже в девятнадцатом…»



Старинный ров, полукругом опоясывавший дом, как и некогда прекрасный каскад прудов в парке, густо поросли болотной ряской.
Полночь. Духота августовского дня сменилась ночной сыростью, крупные звезды выложили загадочный узор в небе над замком. Тени бывших владельцев Бродзян замерещились в сумраке аллей...

В лунном свете таинственно мерцал пушкинский бюст. Удивительно все же - где только не встретишь памятники поэту! В странах, где никогда он и никогда и не бывал: в Испании, Китае, Италии, во Франции, на тропическом острове Куба. Вот и в Словакии тоже есть свой Пушкин. При жизни поэту так и не удалось пересечь российскую границу, зато памятники его расселились по всему миру безо всяких на то виз и разрешений...

И еще думалось о том, как далеко развела судьба сестер Гончаровых от их родного Полотняного Завода: старшая, Екатерина, нашла свой последний приют на фамильном кладбище Дантесов во французском городке Сульце, средняя, Александра, — здесь в предгорьях Словацких Карпат, а младшая, красавица Натали, — на старом Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.

В пять утра рассвело, и замок не казался уже столь мрачным и угрюмым, да и сам парк — не таким позабытым.
До открытия музея времени оставалось предостаточно, и можно было обследовать окрестности имения. На одном из холмов, примыкавших к поселку, из-за верхушек елей едва пробивался островерхий купол.



Узкая тропка, изрядно попетляв по крутому склону, вывела к каменной часовне. По обе стороны от входа в нее — ряды мраморных досок с выбитыми латинским шрифтом знакомыми именами.



Вот и она, баронесса Александра фон Фризенгоф, урожденная Гончарова, владелица Бродзян, умершая 9 августа 1891 года, на двенадцать лет позже своего супруга барона Густава фон Фризенгофа.



Здесь же покоится их дочь Наталья, в замужестве — герцогиня Ольденбургская,



зять Антон Гюнтер Фридрих Элимар, герцог Ольденбургский, внучка Александрина Густава Фредерика, принцесса Ольденбургская, скончавшаяся в двадцатичетырехлетнем возрасте от туберкулеза.
Вся семья нашла свой вечный приют в этой бродзянской усыпальнице.

Жаркий и сухой август уже вызолотил верхушки деревьев, и резная листва платанов выстлала и крышу часовенки, и поляну перед ней...

Таким же августовским днем 1968-го одна из бродзянских жительниц, поднявшись к часовне по обыкновению помянуть умерших, застыла в ужасе. Сбежавшимся на ее крик людям открылась жуткая картина: на поляне, покрытой золоченой листвой, валялись человеческие кости, истлевшие фраки и обрывки кружев. Искали ли в склепе драгоценности или этот варварский акт был неким знаком протеста против ввода советских войск в Чехословакию, так и осталось неизвестным. Но вандализм есть вандализм, и оправдать его нельзя ничем.
Останки особ некогда владетельного семейства бережно собрали и замуровали в стены часовенки-склепа. Так надежней в этом неспокойном мире.

Бродзяны не случайно называют русским островком в Словакии. Александра Гончарова, приехав после замужества в это имение, расположенное в живописном краю Белых Карпат, постаралась захватить с собой как можно больше вещей, напоминавших ей о далекой России: книг, альбомов, нот, картин. Да и жизнь в Бродзянах во многом текла по давно заведенному в России порядку. Даже кушанья в доме готовились русские...

В 1834 году младшая, Наталья, пригласила своих незамужних сестер к себе в Петербург. Добрая Наташа вполне представляла всю тоску и безрадостность их деревенской жизни, да и они умоляли «вытащить» их «из пропасти». Пушкин неодобрительно отнесся к решению жены: «Не обеих ли ты сестер к себе берешь? эй, женка! смотри... Мое мнение: семья должна быть под одной кровлей: муж, жена, дети, покамест малы; родители, когда уже престарелы. А то хлопот не наберешься и семейного спокойствия не будет».

Предсказания поэта оправдались. Вольно или невольно беду в дом принесла старшая из сестер, Екатерина, став женой будущего убийцы поэта кавалергарда Жоржа Дантеса-Геккерна. Та самая, что восторженно писала брату Дмитрию о счастье, которое она впервые испытала, живя в семействе Пушкиных.

Александра же сумела стать добрым другом поэта, помощницей в делах, хранительницей его семейного очага. Ей было тепло в доме Пушкина, впервые о ней искренне заботились, ее любили и жалели. Особенно когда Азя, как ее звали в семье, болела.

«...Я не могу не быть благодарной за то, как за мной ухаживали сестры, и за заботы Пушкина. Мне, право, было совестно, я даже плакала от счастья, видя такое участие ко мне, я тем более оценила его, что не привыкла к этому дома».

И все это, несмотря на то, что характер у Ази Гончаровой был далеко не ангельский.
Долгое время считалось, что барышни Гончаровы получили весьма поверхностное образование, обычное для провинциальных дев своего времени: немного французского, немного музыки и светских манер. Однако в доме Гончаровых воспитанию детей, и духовному, и физическому, уделялось самое серьезное внимание: в имение приглашались лучшие учителя из Москвы, помимо французского, девочек учили русскому и немецкому языкам, живописи и музыке, с сестрами занимались и студенты Московского университета.

Доказательством тому и такой малоизвестный факт: Наталья считалась лучшей шахматисткой Петербурга, пробовала свои силы и в стихотворчестве. Александра слыла большой любительницей чтения, и, по свидетельству князя А.В. Трубецкого, еще до замужества младшей сестры знала наизусть все пушкинские стихи. Позже она просила Наташу передать мужу ее просьбу: «...не будет ли он так добр прислать мне третий том его собрания стихотворений. Я буду ему за это чрезвычайно благодарна».

Со своим будущим мужем, чиновником австрийского посольства в Петербурге бароном Густавом Фогелем фон Фризенгофом, Александра познакомилась, когда помогала ухаживать за его больной женой. Первой женой барона была Наталья Ивановна Иванова, приемная дочь Софьи Ивановны Загряжской, родной тетки сестер, и ее мужа, известного писателя и художника, француза по происхождению, Ксавье де Местра. (Граф Ксавье де Местр был дружен с родителями Пушкина, рисовал их и детей, он автор портрета матери поэта — Надежды Осиповны Ганнибал, миниатюры на кости.)



Наталья Ивановна умерла в октябре 1850 года, оставив сиротой десятилетнего сына Грегора Фризенгофа, в будущем известного словацкого ученого-метеоролога. Спустя полтора года овдовевший барон предложил руку и сердце Александре Гончаровой. Предложение было принято, свадьба состоялась 18 апреля 1852 года, и вскоре Александра Николаевна с мужем уехала в Австро-Венгрию, в его имение Бродзяны.

С собой увезла она и подаренную ей на смертном одре поэтом (через княгиню Веру Федоровну Вяземскую) золотую цепочку. Позже Александра Николаевна передала своей единственной дочери Наталье эту цепочку и кольцо с бирюзой. Бирюзовый перстень поэт однажды попросил у Александрины, носил его, а потом вновь вернул ей.

Весной 1938 года тогдашний владелец Бродзян граф Георг Вельсберг, правнук Александрины, показывал фамильные реликвии писателю Раевскому: «...В ящичке с драгоценностями герцогини, именно в ящичке из простой фанеры (Наталья Густавовна считала, что воры не обратят на него внимания), я увидел потемневшую золотую цепочку от креста, по словам хозяйки замка, тоже принадлежавшую Александре Николаевне. Доказать, конечно, невозможно, но быть может, это самая волнующая из бродзянских реликвий...»

Большую часть своей жизни после замужества — а прожила Александра Николаевна с мужем тридцать шесть лет, и супружество это, хоть и позднее, было, видимо, счастливым для нее — баронесса Фризенгоф провела в Бродзянах. Дочь Наталья посвятила стихи в честь серебряной свадьбы своих родителей, праздновавшейся в Бродзянах 18 апреля 1872 года.

Замок на берегах Нитры и его хозяйка, «тетушка Фризенгоф», славились своим радушием и гостеприимством. Не порывались связи и с отчим домом баронессы на берегах далекой калужской реки Суходрев. К своей сестре приезжали погостить братья Дмитрий, Сергей, Иван.
Часто бывала здесь и любимая младшая сестра со своими чадами — старшими детьми Пушкина и младшими девочками Ланскими. Сестры поддерживали теплые дружеские отношения. Племянница Натальи Николаевны маленькая Наташа Фризенгоф, любила сидеть на скамеечке у ног своей красавицы тетки.

Сохранилось письмо Александры Николаевны, отправленное ею в первые годы своей жизни в Бродзянах брату Ивану и его жене: «Я так глубоко сожалею, что не знаю никого из твоих детей. Мне очень тяжело, что я им совсем чужая, принимая во внимание мою любовь к вам обоим, мои дражайшие добрые друзья... Мы живем по-прежнему, очень довольные своей судьбой... Живя вдали от военных бедствий, мы страдаем только душою, когда какая-нибудь прискорбная неудача случается с русскими. Да ниспошлет им Господь помощь в их неудачных сражениях и дарует им славную победу в обороне Крыма».

Даже по этому отрывку легко представить, какой была в жизни Александра Гончарова, сколь изначально много было заложено в ее характере доброты и сострадания, воли и страсти. Ведь не зря так доверительно-дружески относился к ней сам поэт.



Когда-то Александрина увезла с собой альбом с видами Полотняного — дорогих ее сердцу мест. Ныне в экспозиции музея Бродзян всего лишь одна фотография калужского имения Гончаровых с запечатленными на ней въездными Спасскими воротами.

При жизни Александры Николаевны в замке была собрана богатейшая библиотека. И ныне в мемориальных залах дома теснится на полках книжных шкафов множество книг в старинных дорогих переплетах. В их числе — и книги из знаменитой русской библиотеки Смирдина.

Не менее страстно, чем чтение, Александрина любила музыку. Еще в 1835 году она признавалась в письме брату Дмитрию: «Ты, наверное, знаешь, что я беру уроки пиано... Это единственная вещь, которая меня занимает и развлекает. Только занимаясь моими заданиями, я забываю немножко мои горести».

В залах бродзянекого дома будто и по сей день ждут хозяйку раскрытые клавикорды, старинные немецкие фортепиано, помнившие теплоту ее рук. Как и прежде, на них — любимые ноты: Чайковский, Бетховен, Штраус, чьи мелодии часто звучали в стенах старого замка.
Прикрепления: 6497398.jpg(49Kb) · 6383708.jpg(49Kb) · 8497728.jpg(39Kb) · 7500584.jpg(49Kb) · 8042979.jpg(23Kb) · 2241740.jpg(30Kb) · 8432052.jpg(23Kb) · 4669486.jpg(23Kb) · 5737886.jpg(33Kb) · 4128992.jpg(29Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Четверг, 09 Фев 2017, 16:02 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
Давно предполагалось, что в Бродзянах хранились ранее альбом Пушкина с его стихами и рисунками, дневники Александры Николаевны и, возможно, письма поэта к ней.

В самом конце войны Пушкинская комиссия Союза писателей СССР направила генерал-лейтенанту Тевченкову, члену военного совета II Украинского фронта (в районе боевых действий фронта находились Бродзяны), письмо с просьбой: «Принять заблаговременные меры к сохранению находящихся в этом замке рукописей, книг и других культурных ценностей для того, чтобы обеспечить в дальнейшем возможность розысков среди них пушкинских материалов».
В начале 1945 года владелец Бродзян граф Вельсберг отправил из имения в Вену все, что представляло собой фамильные ценности. Три товарных вагона с багажом до станции назначения так и не дошли...

Кто знает, где и когда отыщутся бесценные пушкинские автографы? Помимо Бродзян, исследователи называют имение герцога Ольденбургского Эрлаа, чешский город Теплице, Вену, имения Граупен и Винздорф в Богемии, Будапешт. Но и Бродзянский архив хранит еще немало загадок и тайн.
И все же в замке непостижимым образом (в годы войны дом одно время занимали румынские солдаты) сохранились фамильные реликвии Фризенгофов. Одна из них — гербарий трав из Михайловских рощ и лугов, собранный в августе 1841 года.


фрагмент гербария

Тем летом в Михайловском жила с детьми вдова поэта Наталья Пушкина, гостила у нее перед отъездом в Вену и чета Фризенгофов. «Мы связаны нежной дружбой с Натой, и Фризенгоф во всех отношениях заслуживает уважения и дружеских чувств, которые мы к нему питаем», — сообщала об их приезде Наталья Николаевна брату Дмитрию.

Неистощимая на выдумки Наталья Фризенгоф, первая жена барона, и предложила тогда собрать гербарий, что было модным в то время увлечением. Собирали травы и цветы все: дети Пушкина, сестры Наталья и Александра, сама Наталья Фризенгоф. Под каждым гербарным листом, исполненным соразмерности и гармонии, указано, когда и кто нашел цветок.

«Где цвел? когда? какой весною?
И долго ль цвел? и сорван кем...»


Гербарий Наталья Фризенгоф увезла с собой в Бродзяны. Интересно, что именно по этому образцу, хранящему память о травах и цветах, ныне почти позабытых, — кореонсисе, гайлярдии, петунии, восстановлены цветники в мемориальных усадьбах Тригорского, Петровского и Михайловского.

В музейной экспозиции ныне михайловского гербария нет — слишком хрупки и недолговечны цветы и травы, да и возраст у них весьма почтенный — полтора столетия!
Гербарий помещен теперь в особое хранилище, а гости музея могут видеть его листы — композиции в видеофильме, посвященном истории усадьбы.

Немало в замке портретов друзей и родственников поэта, его детей. Карандашные зарисовки — Александра, Марии, Григория и Наташи Пушкиных выполнены Н.Ланским, племянником второго мужа Натальи Николаевны.

В одной из мемориальных комнат замка, закрытой от губительных солнечных лучей полотняными шторками, висит акварельный портрет Натальи Пушкиной работы Гау. Акварель запечатлела тридцатилетнюю Натали в период ее вдовства.



И еще одна, быть может, самая трогательная реликвия, чудом уцелевшая в Бродзянах: в дверном проеме гостиной, на косяке сохранились отметки роста Натальи Николаевны, ее детей. Карандашная отметка удостоверяет: избранница поэта имела рост 173 сантиметра, удалась в мать и младшая дочь Пушкина Наташа — у нее был точно такой же рост.

Наверное, это единственное место в мире, где старый паркет хранит след ног божественно прекрасной Натали. В мире, где ей пришлось претерпеть и самую тонкую лесть, и самую низкую хулу. Последний раз она, страдающая уже неизлечимым недугом, навестила Бродзяны в 1862 году, за год до своей кончины...



Я уезжала из Словакии домой, чтобы успеть на «Натальин день» — праздник, посвященный дню рождения Натальи Гончаровой, самой очаровательной женщины минувшего столетия. Этот день отмечался в Москве впервые, и я не могла его пропустить.

01.07.1996., Словакия, журнал «Вокруг света»

http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/1282/
https://ru.wikipedia.org/wiki....0%D1%85
Прикрепления: 8478721.gif(51Kb) · 6607002.jpg(23Kb) · 0174251.jpg(67Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Пятница, 10 Фев 2017, 11:36 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
Осень

Третий фильм биографического цикла по рисункам и текстам Пушкина.

Союзмультфильм, 1982 г.
Режиссёр: Андрей Хржановский



https://www.youtube.com/watch?v=7GIKQIB0Y4s

24 февраля 2010 г. в псковском храме Александра Невского состоялась беседа на тему «Последний путь А.С.Пушкина по Псковской земле».



Докладчик, кандидат педагогических наук, академик РАЕН (Российской академии естественных наук) Будылин Иосиф Теодорович представил собравшимся свою новую книгу «Пушкинский заповедник. Музей и жизнь», рассказал о ее создании, о новых исторических материалах, включенных в книгу.

Раскрывая содержание книги о последнем пути великого поэта, автор подробно описал дорогу от Луги до Святых гор, по которой везли гроб с телом А.С. Пушкина.

Одной их причин, побудивших И.Т.Будылина провести научные исследования и изложить их в указанной книге, стали многочисленные публикации, появлявшиеся в прессе, в которых авторы искажали действительность. В своем выступлении докладчик приводит любопытные подробности в описании местности, зимы 1837 года, детально описывает зимник, следы которого сохранились до наших дней, по которому везли гроб с телом поэта до места захоронения в Святогорском монастыре.

http://pskov.pobeda.ru/NEWS240210/new240210.html



Автор книги - научный сотрудник Пушкинского заповедника в Михайловском И.Т.Будылин, рассказывает о тесной связи творчества А.С.Пушкина с Псковским краем.

В книге собрано много интересных материалов, иллюстраций и документов, подчас неизвестных широкому кругу читателей, о пребывании поэта в Михайловском, Тригорском, Петровском, других местах Псковской губернии, о Святогорском монастыре, окружении поэта, о быте, культуре и нравах местного дворянства.

В книге много стихов, рожденных в Псковском крае - "стране родной", как называл его поэт. По существу, это маленькая энциклопедия и вместе с тем путеводитель по псковскому периоду жизни и творчества поэта. Приводятся схемы Пушкинского заповедника в Михайловском и Псковской области с указанием памятных пушкинских мест. Для широкого круга читателей, учащихся школ, всех любителей творчества великого поэта.

http://www.chtivo.ru/book/2372760/



В сборник включены рассказы, очерки, статьи, письма и документы XIX–XXI веков, выражающие общественную потребность в таком уникальном явлении, как Пушкинский заповедник.

Материалы двух веков, впервые объединенные в данном издании, являются памятниками нашей культуры. Современные статьи дают возможность понять смысл и пути создания пушкинских музеев сегодня.

Это документальный рассказ не только о Пушкинском заповеднике: в документах разных лет отразилась история и современная жизнь общества. Некоторые материалы публикуются впервые. Приводятся краткие справки об авторах.

http://www.chtivo.ru/book/1669976/



Книга представляет собой хронику жизни и творчества А.С.Пушкина в Псковском крае. Здесь представлены справочные материалы о Михайловском, Тригорском, Петровском, Святогорском монастыре, Ворониче, Савкиной Горке, о мемориальных захоронениях и памятных местах.

И.Т.Будылин повествует об опыте создания музеев, о практике экскурсионной работы, о создателях Пушкинского заповедника, а также о художественной литературе, в которой отражена его жизнь. Рассказы о заповеднике сопровождаются редкими фотографиями, в том числе из архива автора. Издание адресовано гостям Псковской земли и всем, кто интересуется ее прошлым и настоящим.

http://www.chtivo.ru/book/1487071/
Прикрепления: 4462256.jpg(30Kb) · 2111240.jpg(28Kb) · 3024513.jpg(22Kb) · 6670429.jpg(27Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Пятница, 10 Фев 2017, 12:23 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
Иосиф Будылин:

Последний путь А.С.Пушкина по псковской земле
(новые материалы)

Наши знания даже о важных событиях прошлого нередко переплетаются с преданиями, слухами и легендами. Относится это и к сведениям о пути траурного поезда с телом А.С.Пушкина из Петербурга в Святые Горы.

Даже в современных публикациях порой утверждается, что гроб с телом поэта якобы проследовал через «почтовую станцию» Врев. Некоторые авторы раскрашивают эту легенду упоминанием о знакомом поэту священнике Иларионе Раевском («попе Шкоде»), который будто бы встретил здесь процессию и «на руках» (!) нес его 17 верст, чтобы отслужить панихиду в приходской церкви деревни Воронич, а уж потом передал его в Святогорский монастырь.

При этом как-то забывается, что местное население в 19 и даже в начале 20 века мало что знало (за редким исключением) о «михайловском барине», а тем более о погребении поэта, которое, как известно, было тайным. А там, где тайна, — благодатная почва для слухов.

Что же на самом деле происходило на Псковской земле в трагические дни февраля 1837 года?

Известно, что сопровождать гроб с телом поэта из Петербурга в Святые Горы Николай I поручил Александру Ивановичу Тургеневу, близко знавшему Пушкина с детства. В 1811 году именно Тургенев посоветовал отдать мальчика учиться в Царскосельский Лицей. И на его же долю выпала печальная миссия сопровождать траурный поезд в далекую псковскую глушь — в Святые Горы.



«3-го февраля в полночь мы отправились из Конюшенной церкви Спаса Нерукотворного Образа с телом Пушкина в путь, — писал А.И. Тургенев своей двоюродной сестре, — а к 9-ти часам вечера того же дня уже во Пскове».

Здесь Тургенев встретился с губернатором А.Н. Пещуровым.



Алексей Никитич ознакомил его с официальным письмом, где объявлялась воля государя императора, «чтобы Вы воспретили всякое особенное изъявление, всякую встречу, одним словом, всякую церемонию, кроме того, обыкновенно исполняется при погребении тела дворянина». Указывалось также, что «отпевание тела уже здесь совершено».


А.А. Наумов. «Траурный возок несёт гроб с телом А. Пушкина в обитель». 1894.

С этим предписанием Александр Иванович вновь отправился в ночную дорогу. Траурный поезд благополучно миновал забытые сегодня почтовые станции Глоты, Орлы, и прибыл в г.Остров, где путников встретили исправник и городничий. Здесь к сопровождающим (жандарму, почтальону и «дядьке» Пушкина Никите Козлову) добавился чиновник. Таким образом, кроме А.И. Тургенева, за выполнение царского предписания отвечали три официальных лица, что исключало какие-либо отклонения от маршрута.



Выполняя волю императора, следовали быстро и кратчайшим, прямым путем. Поскольку участок Киевского шоссе между Островом и Опочкой был открыт только в 1849 году, старый почтовый тракт проходил по противоположному современной дороге берегу реки Великой. Дорога эта местного значения существует и сегодня. От Острова она идет в направлении старой дороги на Новоржев и вскоре, у д.Городище, поворачивает к югу. Старый тракт приводит из на берег Великой, где русло реки делает крутой поворот к востоку и через 5-6 км. вновь поворачивает на юг.

Старая дорога обрывается берегом Великой, где у впадения реки Синяя располагался погост Синское Устье. Деревня Синск и погост существуют и сегодня. Здесь находилась древняя, 16 века, каменная Покровская церковь (перестроена в 1878 году, ныне руинированная).

Далее путник продолжал путь по противоположному берегу, перебравшись к нему на пароме. Старая дорога на Святые Горы шла через деревни Огурцово, Вагали, Дарьино, Васильевское, Забоево. Сегодня прежний путь между Дарьино и Васильевским безлюден, но дорога эта еще просматривается. Только в середине 19 века ее заменила более надежное шоссе через Новгородку. (Не придавая этому значения, авторы путеводителей с начала 20 века обычно называют этот новый участок пути в 22 км. «старой пушкинской дорогой»)

В начале 19 века Синск был небольшой станцией на правом берегу Великой. Здесь к услугам проезжающих для смены должно было находиться шесть лошадей. А.С. Пушкин не раз останавливался здесь на пути в Псков. «Видел я в Синске некоторые нескромные гекзаметры и сердечно им позавидовал», - обмолвился он в письме к тригорскому приятелю Алексею Вульфу (7 мая 1826).

В декабрьские дни 1825, когда поэт мечтал быть с друзьями на Сенатской площади и тайно отправился в Петербург, разумеется, он не хотел привлекать к себе внимания на почтовой станции, а потому поехал окольными путями, через Врев, но, как известно, передумал и вернулся ….

Согласно последним данным, установленным сотрудником Пушкинского Дома С.В.Березкиной, в начале апреля 1836 Пушкин и сопровождавший его тригорский приятель Алексей Вульф,



везли через Синск в Святогорский монастырь гроб с телом Н.О. Пушкиной, матери поэта. Однако, вероятно из-за ледохода или весеннего разлива реки переправляться на другой берег было опасно, тем более, что далее дорога шла по низкому, а весной особенно топкому берегу Великой. Поэтому продолжить путь пришлось не по тракту и не на почтовых, а на «своих» лошадях. За ними послали слугу к Вревским, в усадьбу Голубово (вблизи старинной крепости и села Врев), находящуюся от Синска примерно 15 верстах к востоку. Дорога между Синском и Вревом как полевая показана и на современной карте.

По описаниям дорог тех лет, почтовой станции во Вреве не существовало, но здесь жили близкие друзья А.С.Пушкина и его родителей — Евпраксия Николаевна (упомянутая в «Евгении Онегине» «Зизи, кристалл души моей») и ее муж Борис Александрович. Гроб с телом Надежды Осиповны повезли через Голубово и далее по прямой дороге (часть её используется и сегодня) в Святые Горы.

«В ту зиму морозы стояли страшные», — вспоминала одна из тригорских знакомых поэта М.И.Осипова. Передвижение А.И.Тургенева в феврале 1837 года оказалось настолько срочным и быстрым, что после Синска одна из лошадей была загнана и пала. Зимний путь («зимник»), удобный и быстрый, прокладывался по замерзшей реке. По нему и следовала печальная процессия в Святые Горы.

Последней деревни на этом пути — Забоево — сегодня не существует. Однако на довоенной карте показана ведущая от нее к Вороничу и проходящая вблизи Тригорского дорога. Нужна она была потому, что при Забоеве находилась водяная мельница. Кроме того, весь правый берег Великой на интересующем нас участке представляет собой довольно высокий обрыв. Вблизи Забоева берега относительно пологие, возможно, искусственно срытые для переправы летом по мелководью. Поднявшись здесь на правый берег, путники через две версты рассмотрели впереди колокольню Георгиевской церкви на городище Воронич, возможно, приняв ее за монастырь. А.И.Тургенев подъехал к ближайшему дому, чтобы навести справки.

Дальнейшее мы знаем из рассказа дочери хозяйки Тригорского Екатерины Ивановны Осиповой: «Вдруг видим в окно: едет к нам возок с какими-то двумя людьми, а за ними длинные сани с ящиком. Мы разбудили мать, вышли навстречу гостям, видим, наш старый знакомый Александр Иванович Тургенев. По-французски рассказал Тургенев матушке, что приехали они с телом Пушкина, но, не зная хорошенько дороги в монастырь и перезябши, вместе с везшим гроб ямщиком, приехали сюда. Какой ведь случай! Точно Александр Сергеевич не мог лечь в могилу без того, чтобы не проститься с Тригорским и с нами. Матушка оставила гостей ночевать, а тело распорядилась везти теперь же в Святые Горы…».


А.К.Саврасов. «Могила А.С.Пушкина в Святогорском монастыре». 1873.

Здесь Пушкин погребен; он с музой молодою,
С любовью, леностью провел веселый век,
Не делал доброго, однако ж был душою,
Ей-богу, добрый человек.


Александр Сергеевич Пушкин.
1815.


Спору нет, легенды украшают жизнь. Но все-таки необходимо соблюдать границу между легендой и реальными событиями. Особенно когда дело касается заветных страниц нашей истории, связанных со священным для сердца каждого русского человека именем Пушкина.

стр.83-85

http://pskovpisatel.ru/wp-cont....%A3.pdf
Прикрепления: 6248769.jpg(30Kb) · 2596181.jpg(19Kb) · 8478850.jpg(17Kb) · 5640874.jpg(24Kb) · 8964055.jpg(57Kb) · 8006677.jpg(52Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Пятница, 10 Фев 2017, 12:29 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
Пушкин. Последний акт

Известный специалист по творчеству Александра Сергеевича Пушкина Валентин Непомнящий, хранитель музея Пушкина в Михайловском Семен Гейченко, писатель Андрей Битов и другие пушкинисты рассказывают о последних годах жизни великого поэта.



https://www.youtube.com/watch?v=rDpNn_06Ag0
 
Валентина_КочероваДата: Суббота, 11 Фев 2017, 13:49 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
Василий Иванович Качалов читает отрывок из стихотворения Э. Багрицкого "Пушкин".



https://www.youtube.com/watch?v=2XdvTVKdqAg

Ирина Лачкова:



https://vk.com/latchkova



https://www.youtube.com/watch?v=o1xrTnXQmRQ

Лариса Выгузова:

А мне приснился сон...

Знакомство Соболевского с Пушкиным играло весьма важную роль в биографии поэта. Во время дуэли с Дантесом Соболевский был в Париже, и многие считали, что только его влияние на поэта могло бы удержать его от рокового шага.

Автор музыки: Владимир Бохан
Автор текста: А.Дементьев
Исполнитель: Т.Долинина



https://www.youtube.com/watch?v=UxmUrBp1WJE
Прикрепления: 3266943.jpg(63Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Суббота, 11 Фев 2017, 17:58 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
Сегодня днем на канале "Россия 24" был этот небольшой интересный документальный фильм Алексея Михалева.

Фрагмент текста из фильма:

Человек судится, конечно, по своим последним словам. Его последние слова были слова конечно, христианина. Эти слова до того поразили священника Петра Песоцкого, исповедавшего и причастившего умирающего Пушкина, что он, герой войны 1812 года, не сдержал слез и, выйдя из этого кабинета, произнес историческую фразу: «Я стар, мне осталось немного, к чему мне обманывать, я хотел бы умирать так, как умирал этот человек».

 
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 12 Фев 2017, 09:49 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
Пушкин пуговицу потерял

180 лет назад не стало великого поэта. Почему в его судьбе сошлось столько роковых неслучайных случайностей?


худ. А.А. Наумов «Дуэль Пушкина с Дантесом»

Граф В.А. Соллогуб, знавший, о чем говорит, писал: "В сущности, Пушкин был до крайности несчастлив…". Написано это было за полгода до известных всем трагических событий, закончившихся смертью поэта.

Его, Пушкина, сестра в те же примерно время поражена была "его худобой, желтизною лица и расстройством его нервов". Пушкин был напряжён как пружина взведённого курка. Это сравнение потёрто от употребления, но тут оно больше всего у места.

Он не мог сидеть долго на одном месте. Не мог складно поддержать беседы. Мозги его были, как бы отключены. Со стола падала ложка - он вздрагивал. Так, будто падала она ему прямо на больные оголённые нервы. Особо жутким в этом описании показалось то, что Пушкина мучительно раздражал тогда даже детский смех. Смех собственных детей, младшему из которых было лишь два года. Письма распечатывал со страхом. Неврастения в крайней степени?

Жить так, конечно, было невыносимо. И нельзя было с этим жить долго. Но откуда же всё это взялось? Так ли должен себя чувствовать баловень небес, избранный счастливец, которого коснулся божий перст?

Конечно, гений уже по определению не может быть счастлив, потому что он обречён на одиночество. Одиночество это безысходно, его не с кем разделить. Но все условия жизни Пушкина только усугубляли это непростое обстоятельство.

К этому времени окончательно ясно стало, что семейного счастья ожидать ему уже не стоит. Абсолютная глухота молоденькой очаровательной женщины к настоящим достоинствам мужа сделала её поведение по отношению к нему едва ли не преступным. Во всяком случае, в глазах светского общества, во власти которого было могущественное право создавать репутации. Человек без репутации по правилам времени становился изгоем. Пушкин принадлежал к своему времени, и что бы там ни говорили, мнение света убило бы его гораздо ранее пули Дантеса. Против мнения света можно было восставать, но обходиться без света даже Пушкину было нельзя. Пушкин был гениальный поэт, но гением житейских обстоятельств он не был. Ему хотелось чувствовать себя в жизни легко и свободно. Кто без этого греха пусть первым бросит в него камень…

Итак, мы упомянули о глухоте.

Вот совершенно убийственная деталь. К Пушкину пришёл Баратынский и стал читать ему новые свои стихи. Увлёкся, стал говорить громко. Потом спохватился - не вышел ли из приличий. Взглянул вопросительно на Наталью Николаевну.

- Читайте, пожалуйста, я не слушаю…

Ещё вот что бывало. Не остывший от вдохновения, он, Пушкин, прибегал к ней со своими строчками. Ему немедленно требовалось разделить с кем-нибудь своё творческое счастье.

- Как ты надоел мне со своими стихами, - говорила она.

В это время его видели на Невском в какой-то бекеше. На ней неизменно не хватало пуговицы. В глазах постоянных обитателей Невского проспекта эта отсутствующая пуговица стала метафорой его семейного счастья. Его не было.

Тут началась история с Дантесом. Дело, наконец, дошло до того, что сам царь сделал Натали Пушкиной "дружеское" внушение" о том, что её поведение выходит за рамки приличий, а самому Пушкину за то, что мало уделяет внимания воспитанию своей юной жены.

Пушкин тяжело пережил участие царя. Это чушь, будто подобные эпизоды не могли никак влиять на духовное могущество Пушкина. Всё это глупости от профессионального политизированного пушкиноведения. Дело-то как раз легче всего объясняется тем, что Пушкин был, пусть более совершенным, но продуктом своего времени. Потому и более уязвимым, что более совершенным.

В самом начале этого года произошла нелепость, которая до сей поры не поддаётся никакому объяснению. К Пушкину пришёл некто Ефим Петрович Люценко. Нужда его заключалась в том, что он перевёл поэму не слишком популярного в России, впрочем, как и в других странах, немецкого поэта Виланда. Поэма называлась "Вастола или Желания сердца". Переводчик искал издателя. Не знаю, чем уж взял этот Люценко Пушкина, но поэма в его переводе скоро вышла. Скорее всего, Пушкиным руководило в этом деле отчаяние. Он мог надеяться подлатать постоянно и катастрофически худой семейный бюджет. Немецкий романтизм был тогда в моде, и это могло дать верный грош издателю. Ставка сделана была на невзыскательную публику.

Впрочем, это тоже не простительно. Я сомневаюсь даже в том, прочитал ли Пушкин это сочинение, прежде чем отправлять его в печать. Хотя и это, конечно, никакое для него не оправдание.
Чтобы пояснить всю остроту и пакость дальнейших событий необходимо привести хотя бы малый образец этого чистейшего образца бездарности. Надо сказать, что я долго искал эту литературную окаменелость. Предполагая, какую цену она может иметь для коллекционеров, я предпринял несколько походов по московским антикварным букинистическим лавкам, надеясь хотя бы увидеть это грустное чудо. И каким замечательным оказался тот факт, что цена оказалась доступной даже мне. Моё скромное собрание библиографических редкостей моментально стало бесценным. Хотя бы лично для меня.

Вот как описано в этой книжице одно из приключений главного героя. "Нечаянно в одной долине пред собою/ Он видит трёх девиц прередких красотою;/ На солнушке рядком/ Они глубоким спали сном./ Перфонтий наш свои шаги остановляет,/ Рассматривает их от головы до ног;/ Все части озирает/ И вдоль и поперёк./ То щурит на их грудь, на нежные их лицы/ Свои татарские зеницы,/ Как постник на творог;/ То вновь распялит их, как будто что смекает,/ И так с собою рассуждает:/ "Не жалко ль, если разберу,/ Что эти девки, как теляты,/ Лежат на солнечном жару!/ Ведь их печёт везде: в макушку, в грудь и в пяты…".

Необъяснимое же заключалось в том, что имя переводчика при издании выскочило. "Издано Пушкиным" - гордо заявлял титул. Можно было, ничтоже сумняшеся, принять, что и сам перевод сделан Пушкиным же. Нелепость подоспела как нельзя более кстати. Не Пушкину, конечно, а его врагам. Ещё до того Пушкин был объявлен исписавшимся. И вот оно налицо - неопровержимое доказательство оскудевшего дарования. В дело вступает лучший юморист своего времени Иосиф Сенковский. Прямо напасть какая-то эти юмористы в России. Вон когда ещё началось чтобы приобрести теперь размах настоящего стихийного бедствия. "Пушкин воскрес! - в непристойном шутовском упоении возглашал Сенковский, - я узнаю его. Это его стихи. Удивительные стихи". Всё это тиражировалось самыми читаемыми журналами того времени. Опять же скажу, что равнодушие к общественному мнению может существовать лишь в качестве мифа.

"Действие типографического снаряда есть самое разрушительное". Не помню, по какому поводу написал Пушкин эти слова. Он подвергался прицельному обстрелу типографского свинца задолго до пули Дантеса. Копаясь в каталогах бывшей "Ленинки", я обнаружил целый большой том таких свинцовых слов. Воспитанный исключительно школьным почитанием Пушкина, я и не предполагал, что к нему можно относиться иначе, чем, например, мой восторженный учитель литературы.

"Вместо звонких сильных прекрасных стихов читаем теперь его вялую ленивую прозу".
"Произведения Пушкина являются и проходят почти неприметно…".
"Почти непостижимо, что из такого драматического сюжета, как несчастный Пугачёвский бунт, поэт-автор не мог ничего создать, кроме сухой реляции".

"Полтава есть настоящая Полтава для самого Пушкина: ему назначено было здесь испытать судьбу Карла XII".

"Для гения не довольно смастерить Евгения".


С величайшим недоумением современниками было встречено решение Пушкина - издавать журнал. Для него самого журналистика с определённых пор представлялась занятием таким же мерзким и недостойным, как "золотарство" - чистка сортиров. Журналистов он называл "прохвостами", производя при этом слово "прохвост" от "профос" - военный парашник, полковой блюститель отхожих мест. Однако вот, поди ж ты. Он сам становился журналистом. Отчего бы это?

Ему нужны были деньги. Нужда в деньгах - одно из самых унизительных обстоятельств всей его жизни. Испытание нуждой невыносимо. Измена себе, в конце концов, не покажется слишком большой ценой, чтобы избавиться от неё. Пушкин мог, конечно, думать, что диктатуре бездарности надо противопоставить диктатуру высокого духа. Но мне опять же представляется это благонамеренными фантазиями официального литературоведения. Во всяком случае, нигде у самого Пушкина подобной программы нет. Зато в многочисленных письмах жене издательские задачи озвучены вполне недвусмысленно. Если в его доме не может быть счастья взаимности, то тем более необходимо счастье достатка. Юная, красивейшая женщина, которой только что открывались самые блестящие перспективы, пожертвовала всем ради него. Как же не оценить этой жертвы? Пушкин попытался "поверить" житейскую гармонию алгеброй. Выходило, что для полного счастья он должен иметь доходу ровно восемьдесят тысяч рублей в год. Сам же он государева жалованья за камер-юнкерство и должность официального историографа получал три с половиной тысячи в месяц. Дефицит семейного бюджета был налицо.

Первый номер своего журнала он под этот дефицит и подгонял. Тираж, по этой причине, вышел громадным по тому времени - две с половиной тысячи экземпляров. При цене двадцать пять рублей за штуку получалось более шестидесяти тысяч рублей прибыли. Ничего этого не вышло, конечно. Пушкин ещё раз поставил на публику, и опять проиграл. Долги только увеличились. Нужда подошла вплотную. Уйти от неё он больше не чаял. Тут ещё подсуетилась родня.

Вот ещё эпизод. Подобные в последний год были типичными в его отношениях с сестрой, племянником, родственниками со стороны жены и так далее и тому подобное. Голова Пушкина занята журналом, а ему, по капризам родни, надо давать отчёты в доходах по имениям, терпеть подозрения в утайке этих доходов, выслушивать и читать в письмах всякого рода вздорные претензии. Из письма сестры Ольги Сергеевны: "…у него разлилась желчь; я не помню его в таком отвратительном расположении духа: он до хрипоты кричал, что предпочитает всё отдать, что имеет (включая, может быть, и свою жену), чем снова иметь дело с Болдиным, с управляющим, с ломбардом и т. д. <…> Ему же не до того теперь: он издает на днях журнал, который ему приносить будет не меньше, он надеется, 60 000! Хорошо и завидно".

История с "Современником" заставила Пушкина разочароваться в читателе. У него не стало главной опоры. Ему не для кого стало писать. Оказалось, он делал своему читателю большую честь, считая ровней себе. Становилась ясной бессмысленность его таланта.

Где-то в середине того неблагословенного тридцать шестого года свидетели жизни Пушкина, каждый по своим причинам, начинают беспокоиться небывалыми проявлениями его характера. До сей поры несвойственным ему настроениям.

"Вспоминаю, как он, придя к нам, ходил печально по комнате, надув губы и опустив руки в карманы широких панталон, и уныло повторял: "грустно! тоска!..".

"…Ему хотелось рискнуть жизнью, чтобы разом от неё отделаться".
"…Сам сообщил… о своём намерении искать смерти".
"Он искал смерти с радостью, а потому был бы несчастлив, если бы остался жив".


Барон Геккерн, нидерландский посланник, хоть и смертный враг нам, но нельзя по этой причине отнимать у него свойственную умным дипломатам проницательность. Вот и он говорил: "Ему просто жить надоело, то-то он и бесится и смерти ищет…".

Поразительный разговор состоялся у него за три дня перед последней дуэлью. Не с кем-нибудь, а самим царём. Не кому-нибудь, а самому царю рассказал он своё дело с Дантесом. Выходит совсем невероятное - Пушкин рассказал царю о предстоящей дуэли. Они вместе обсуждали возможные исходы этой дуэли, и что будет, если роковой случай ожидает именно Пушкина. И вот ещё что плохо укладывается в голове - Пушкин в этом последнем разговоре с царём завещал ему позаботиться о судьбе своих детей. И царь обещал ему эту заботу. Не проще ли ему было позаботиться о том, чтобы эта дуэль не состоялась?

"Встретившись за несколько дней до дуэли с баронессой Вревской в театре, Пушкин сам сообщил ей о своём намерении искать смерти. Тщетно та продолжала его успокаивать, как делала при каждой с ним встрече. Пушкин был непреклонен. Наконец, она напомнила ему о детях его. "Ничего, - раздражительно отвечал он, император, которому известно всё моё дело, обещал мне взять их под своё покровительство".

Пушкин был всегда и глубоко суеверен. Он знал все приметы, знал все приёмы, которые помогали избежать их недоброго действия. "Он боялся примет, потому что они всегда исполнялись над ним", - пишет Владимир Даль. Уже сам факт этого напряжённого суеверия говорит о том, что он жил постоянным ожиданием беды. Столь же неприютно люди чувствуют себя на войне, накануне боя… Так вот, в последний свой день он демонстративно нарушал все обереги. Он, например, не надел кольца с бирюзой, которое подарил ему Нащёкин. Бирюза, по суеверным поверьям, хранила от насильственной смерти, и Пушкин никогда не расставался с этим кольцом. Отправляясь на дуэль, уже выйдя на крыльцо, он вдруг вернулся в дом, чтобы надеть шубу. Прежде, если забывал, например, часы, просил кого-нибудь вынести их, а то и вообще откладывал поездку до завтра. А тут вернулся сам…

Не могло быть это случайным. Казалось, он сознательно накликал на себя беду…

Его и хоронить должны были как самоубийцу. Убитый на дуэли и законом, и церковью считался наложившим на себя руки. Так определено было ещё Петром Великим. Выживших на дуэли приговаривали к смерти и вешали.

Лермонтова священник тоже, например, отпевать отказался, в дело пошли деньги. Взятка у нас всегда была выше Бога.

Ещё один жесточайший в этой истории момент. Данзас, выбранный поэтом в секунданты и Пушкин сели в сани и отправились к месту дуэли. Едут по направлению к Троицкому мосту. Навстречу, как чудесное видение, экипаж Натали Пушкиной. Данзас узнал её, надежда в нём блеснула, встреча эта могла поправить всё. Но жена Пушкина была близорука, а Пушкин смотрел в другую сторону и не увидел её. Это был последний беспощадный знак судьбы.

Из письма С.Н. Карамзиной - А.Н. Карамзину: "В субботу вечером я видела несчастную Натали; не могу передать тебе, какое раздирающее душу впечатление она на меня произвела: настоящий призрак, и при этом взгляд её блуждал, а выражение лица было столь невыразимо жалкое, что на неё невозможно было смотреть без сердечной боли. Она тотчас же меня спросила: "Вы видели лицо моего мужа сразу после смерти? У него было такое безмятежное выражение, лоб его был так спокоен, а улыбка такая добрая! - не правда ли, это было выражение счастья, удовлетворенности? Он увидел, что там хорошо".

Из письма А.И. Тургенева - А.И. Нефедьевой: "Смирдин сказывал, что он продал после дуэли П. на 40 т. его сочинений, особливо Онегина".

09.02. 2017. Евгений Гусляров, Российская газета

https://rg.ru/2017....na.html
Прикрепления: 9961201.jpg(27Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Вторник, 28 Фев 2017, 19:53 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline
Елена Яхонтова:

Один февральский день

10 февраля в Петербурге была на редкость ясная солнечная погода. Такая же, как и в день дуэли Пушкина, только тогда мороз был покрепче…

180 лет назад 8 февраля на Черной речке, прогремел роковой выстрел Дантеса… Сменились поколения, но память не померкла. «Закатилось солнце»… И мы до сих пор чувствуем именно так, как написала Карамзина. Это случилось 10 февраля в 14.45…

Может быть оттого, что этим летом я впервые так глубоко и незабываемо побродила по пушкинским тропам в Святых горах — эти воспоминания живы в сердце, может быть просто потому что я принадлежу России, и «пепел Клааса стучит в мое серце», но в такой день конечно же невозможно было оставаться дома. Впрочем многие петербуржцы подумали так же.

В тот день я хотела бы побывать в Пушкинском музее на Мойке 12, откуда поэт отправился на дуэль, и куда его привезли уже тяжело раненым. Мне хотелось побывать на месте дуэли — на Черной речке, побывать в храме Спаса Нерукотворного, где поэта отпевали, и еще хотелось побывать на могиле Натальи Николаевны Ланской — Гончаровой, что похоронена в Некрополе Александро-Невской Лавры.

Я понимала, что невозможно объять необъятное за один день, который в Петербурге и так короток — не успеешь оглянуться — уже смеркается… Но вышла из дома с надеждой, что все устроится и я непременно побываю хотя бы в одном из тех намеченных мест, что связаны с именем Пушкина.



Может быть День памяти - это тот день, когда не только хочется снизу вверх посмотреть на скульптурное увековечение, но заглянуть в себя, понять себя:

"На фоне Пушкина снимается семейство.
Как обаятельны, для тех, кто понимает,
Все наши глупости, и мелкие злодейства,
На фоне Пушкина..."


А он смотрит на нас... И вот уже оживает черно-белая память и краски жизни, пестрой и беспокойной, противоречивой, оживляют память и по-новому приоткрывают настоящее.



Этот памятник стоит во дворе дома на набережной Мойки 12 - адрес, петербуржцам знакомый. Здесь в 14.30 начнется собор- воспоминание - можно ли такое называть как-то иначе. Вот и микрофоны готовы, и репортеры на месте, однако главное - это люди, которые идут и идут с утра.



Традиционно в день памяти А.С. Пушкина музей-квартира открывает двери для всех желающих, каждый может побывать у Пушкина вот так, запросто, без билета. Однако, я не сомневаюсь, что если бы и нужно было приобретать билеты, очередь в квартиру поэта не была бы меньше. Побывать у Пушкина в этот день - давняя традиция.



Мне трудно было сфотографировать вход во двор дома, так чтобы дверь, хоть на секунду не впускала бы и не выпускала посетителей. Удалось с трудом.



А это вид с обратной стороны - со стороны двора. Вход в квартиру, которую снимала семья Пушкина был именно отсюда - из подъезда. Это было удобно. В Петербурге почти всегда дождь, морось, и здесь было легко выскочить из кареты и перейти прямо в прихожую. Однако именно в эту дверь внес на руках раненого поэта, его дядька Никита Козлов, и отсюда его выносили в последний путь.

Никита Козлов был крепостным, как и Арина Родионовна, был женат на дочери няни Пушкина Надежде Федоровне. В воспоминаниях есть эпизод, когда лицейский товарищ Пушкина Модест Корф, оскорбил слугу Пушкина и тот пожаловался хозяину. Пушкин был так разгневан, что вызвал Корфа на дуэль, но Корф отказался, назвав случившееся "безделицей". Да, Пушкин был горяч. Участвовал во многих дуэлях. Традиции, честь дворянина... Хотя дуэли и были уже запрещены.

«Грустно тебе нести меня?» — спросил Пушкин своего дядьку, превозмогая боль, когда тот нес его из кареты в дом... А через несколько дней именно Никита Козлов, вместе с А. И. Тургеневым выехал с телом Пушкина в Святогорский монастырь - ехал гроб обнимая...



Вот этот первый этаж - левая сторона, вместе с хозяйственными полуподвальными помещениями, а также конюшней и сараем и снимала семья Александра Сергеевича Пушкина. Этот дом когда-то принадлежал княгине Софье Григорьевне Волконской - матери декабриста Сергея Волконского, и был построен еще в XVIII веке. Пушкины переехали сюда в сентябре 1836 года.



В тот день музей приготовил несколько экскурсий. На одну из них - автобусную я тотчас купила билет, потому что именно так в этот день могла бы добраться с Мойки до места дуэли. Вторая часовая пешеходная экскурсия называлась "Последний путь Пушкина" , обозначая путь от дома до церкви Спаса Нерукотворного, где была отслужена панихида и откуда гроб Пушкина был отправлен в Михайловское. Вышли со двора и отправились по набережной реки Мойки к Конюшенной площади.

Останавливались, вспоминая жизнь поэта... "Петербург - город маленький" - кажется и сейчас так шутят, а в то время, действительно, даже на одной только набережной можно было услышать или самой вспомнить много интересного останавливаясь у разных домов.



Вот в этом доме Мойка дом 14 жил лучший друг поэта Иван Иванович Пущин. Случилось так, что приехавший в июле 1811 года в столицу вместе с дядей Василием Львовичем, Александр Пушкин поселился так же на Мойке недалеко от дома Пущиных (всегда считалось, что в гостинице «Демута», однако наша экскурсовод это опровергла). Оставим споры ученым. Интересно другое. В жизни Пушкина было множество совпадений, он очень внимателен был и к мистике числа... Писал об этом поэтически так: "Бывают странные сближенья"... И верно! Даже касаясь только Пущина... В лицее Пушкин жил в комнате № 14, а Пущин в комнате 13. Однако сосланный в ссылку он получил камеру под номером 14! И этот дом под тем же номером...



А этот дом, почти что напротив - дом в котором жил доктор Николай Федорович Арендт, который лечил Пушкина и который в то время сделал все, что смог для поэта.



До моста было далековато и он перебегал Мойку прямо по льду - постоянно был с умирающим, все 48 страшных часов. Сегодня его готовы обвинить в недогляде, неправильном лечении - это не так.
Прикрепления: 4661367.jpg(74Kb) · 1381343.jpg(57Kb) · 8976612.jpg(37Kb) · 6524531.jpg(29Kb) · 7175950.jpg(30Kb) · 9040853.jpg(34Kb) · 0956511.jpg(31Kb) · 0183291.jpg(38Kb) · 6508637.jpg(42Kb) · 4512035.jpg(17Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Вторник, 28 Фев 2017, 20:18 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline


А это дом, где располагалось конюшенное ведомство (тогда ведь были не гаражи, а конюшни). И вроде бы именно здесь поселился юный Пушкин с дядей, когда приехал поступать в лицей - здесь сдавались квартиры в наем...



Вот она - Церковь, освященная в честь Спаса Нерукотворного. Эта церковь имела статус придворной, поэтому отпевать там могли только по личному распоряжению царя. Царь не только разрешил этот вопрос, но и главный - возможность самого отпевания. Ведь тогдашний митрополит отказался отпевать Пушкина, как дуэлянта (дуэлянты приравнивались к самоубийцам). Однако Николай I разрешил этот вопрос: Пушкин скончался не на дуэли, а от ран...

Кажется сегодня церковь реставрируется (но очень долго). Внешний вид пока не впечатляет, но внутри все великолепно.



На стенах храма по обе стороны от извилистой лестницы - поэтому трудно фотографировать, расположены две картины - одна из них изображает момент отпевания поэта. На другой картине - момент исповеди.



Сейчас не хочется говорить об интерьере этого замечательного храма и об его славной, а иногда и трагической истории. Все это можно прочитать в интернете. Люди собиралась на панихиду... Конечно, не обошлось и без кинодокументирования, однако, ничто не помешало молитве.

Настоятель храма о. Константин Смирнов обратился к присутствующим с очень емким, спокойным словом, которое как-то очень естественно легло на душу и верующих, и тех, кто зашел едва ли ни случайно, завершая свой туристический маршрут, да так и остался.
Многое хотелось бы сказать и рассказать. Но прочитайте статью Владимира Соловьева, которая называется "Судьба Пушкина". А здесь - просто прислушаемся к совместной молитве собравшихся.

Я вышла из церкви с пониманием, что нужно спешить - в 14. 30 нужно было успеть снова но Мойку. Храм Спаса Нерукотворного смотрел на купола "Спаса на крови"... Пушкин еще не мог видеть этого красивого храма при жизни. Впереди у России было еще много-много самых разных событий, в том числе и кровавых, и трагических...

Вернулась на Мойку. Во дворе народу значительно прибавилось. С утра здесь звучала музыка и только теперь она замолчала и уважаемые гости начали... читать стихи Пушкина.



Конечно, были сказаны и соответствующие слова, но к счастью выступающие были тактичны и не устраивали "докладов". Были и иностранцы, но они как-то слились с собравшимися, ведь сюда пришли люди, которые хотели почтить память поэта, а это сближает людей разных национальностей.



Минута молчания. 14.45.

Автобусная экскурсия была не короткой - три часа. Но нам повезло - мы нигде не стояли в пробках! Место дуэли Пушкина на Черной речке.



Когда-то это было глухое место - березовая роща, а сегодня цивильный и очень неуютный район. Для того, чтобы заехать на стоянку, нужно продолжить движение дальше, потом вернуться через развязку на другую дорогу... Лично я ездила на это место или на туристическом автобусе, или на своей машине, поэтому не знаю - какой именно общественный транспорт может довезти до этого места. Можно дойти и пешком от станции метро "Черная речка", но дорога неблизкая.

Время от времени подъезжали люди - тихо зажигали свечи, возлагали цветы.

А дальше мы просто поехали по Пушкинским адресам, приостанавливаясь, вспоминая...



Вот это дом, где жили братья Тургеневы. Здесь после окончания лицея Пушкин бывал очень часто.



А это знаменитый Фонтанный дом... Целая история и не одна! Шереметьев, Паша Жемчугова... Сын Жемчуговой был известным меценатом. Вот здесь на втором этаже флигеля работал художник Крамской и сюда Пушкин приходил, чтобы позировать художнику для своего знаменитого портрета.



А это Обуховская больница. Сюда был помещен сумасшедший Герман, который только и шептал: "три карты, три карты"... Это мы едем лишь по Фонтанке! В Петербурге не менее 600!!! мест, связанных с именем и судьбою Пушкина.
Прикрепления: 1141971.jpg(47Kb) · 3577552.jpg(30Kb) · 7101111.jpg(45Kb) · 3749523.jpg(42Kb) · 0382771.jpg(42Kb) · 5641507.jpg(53Kb) · 5199240.jpg(41Kb) · 9851007.jpg(39Kb) · 6121173.jpg(48Kb) · 2500865.jpg(44Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Вторник, 28 Фев 2017, 20:23 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5186
Статус: Offline


А это знаменитая усадьба Державина. Отсюда он отправился на знаменитый лицейский экзамен, где Пушикин читал свое стихотворение.



"Мы будем счастливы - благодаренье снимку,
Пусть жизнь короткая проносится и тает.
На веки вечные мы все теперь в обнимку.
На фоне Пушкина..."


Только вот " в обнимку" в наше непростое время как-то не получается. Пушкин смотрит на нас, смотрит сквозь время и хочется спросить его словами Жуковского " Мнилося мне, что ему в этот миг предстояло как будто какое виденье, что-то сбывалось над ним, и спросить мне хотелось: что видишь?"

https://elenarossi.tourister.ru/photoalbum/31152
Прикрепления: 1907478.jpg(39Kb) · 3873788.jpg(58Kb)
 
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ЮБИЛЕЙ ПЕЧАЛЬНОЙ ДАТЫ. К 180-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ А.С.ПУШКИНА
Страница 1 из 11
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz