Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО: «Я ВЕРЮ – И ВСЁ! ВЕРЮ!» (19.10. 2015. Православие.ру)
АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО: «Я ВЕРЮ – И ВСЁ! ВЕРЮ!»
Валентина_КочероваДата: Пятница, 24 Фев 2017, 10:55 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5196
Статус: Offline
АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО: «Я ВЕРЮ – И ВСЁ! ВЕРЮ!»

Монолог у черноплодной рябины



Алексей Петренко – один из немногих наших актеров, чье имя народная молва давно и крепко связывает с Православием. Все знают: Петренко не просто ходит в церковь, а живет как христианин. Воцерковлен, трудолюбив, по-настоящему – что сегодня редкость – глубок, одинаково любим коллегами и зрителями, при этом в желтых скандалах не замечен, в СМИ появляется редко. От интервью актер действительно часто отказывается – и времени нет, и искренне не считает себя достойным широкого внимания.

Нас Алексей Васильевич принимает в подмосковном селе Никольское на небольшой, но уютной веранде в стороне от скромного двухэтажного домика. Перед нашим приездом Петренко собирал черноплодную рябину – наполненный с горкой таз с ягодами стоит тут же, на покрытом клеенкой столе. Хозяин предлагает угощаться и разливает по кружкам горячий зеленый чай. Рябина с чаем – его любимый десерт. За ягодным чаепитием мы и слушаем рассказы актера о его встречах с Православием, о том, каково было ходить в церковь при советской власти, о смысле церковнославянского языка и многом другом интересном и сокровенном.

Как по слову отца Иоанна (Крестьянкина) не ушел в монастырь

- Был у меня такой период, когда я решил актерскую профессию оставить. Но потом у меня не хватило наглости овладевать еще какой-нибудь профессией – все-таки возраст. А выручил меня в этом случае Валерий Ивченко – замечательный, талантливый, прекраснейший актер, который работает в БДТ. Он тоже решил покончить с актерством и уйти в монастырь. А я тоже подумывал об этом. И вот он поехал в Псково-Печерский монастырь и попал к отцу Иоанну (Крестьянкину).



Батюшка его спрашивает: «Так, вам сколько лет?» Он говорит: «Мне скоро будет 60». «А что вы умеете? Вы в электрике что-нибудь соображаете?» – «Нет, не больно-то». – «Та-а-ак… А слесарное дело?» – «Нет», – отвечает Валера. – «Ну а ухаживать за скотиной, за коровами например, умеете? Когда-нибудь ухаживали?» – «Нет». – «Петь умеете, ноты знаете?» – «Петь умею, – говорит, – но нот не знаю. На слух». И батюшка ему говорит: «Вот скажите, пожалуйста, вы уже пожилой человек, и что же, вы придете иждивенцем к нам? У нас и так пожилых монахов много, а молодых мало. Кто будет трудиться? Кто всё будет делать? Что же вы, сядете им на шею? Занимайтесь своим делом! Только не делайте ничего скабрезного, противного Господу Богу. И это будет ваш настоящий вклад в эту жизнь».

Когда Валерий рассказал мне это, я стал перебирать в уме: что я умею? В электрике не понимаю. Слесарем работал давно. Копать умею, но не могу уже, тяжело. Дальше стал перебирать: это не могу, то не могу. Так кому я нужен в монастыре?!

Как мама отговорила идти в священники

Во времена моего детства было принято, что священники по большим праздникам объезжали на лошадях деревню и освящали дома. И им за это что-то давали. Они складывали это в воз и отправлялись дальше… Так получалось, что в такие дни я оставался дома один. Но мама перед уходом на работу мне говорила: «Алеша, придет батюшка, ты открой ему, прими его в доме, перекрестись, вместе с ним послушай молитву. Вот корзинка с продуктами – отблагодари его за то, что он приехал и освятил наш дом». Я это всё проделывал.

И вот однажды батюшка зашел, прочитал молитву, освятил дом. Потом начал со мной разговаривать, спрашивал, в каком я классе, как зовут. Я ответил. Он: «Хорошо, я буду молиться за тебя. А кем ты хочешь быть?» – «Я еще не знаю, хотел быть врачом, но сначала – военным». А он мне вдруг: «А ты не хочешь стать священником?» – «А как можно стать?» – спрашиваю. «Ну, нужно в школе выучиться, ходить в церковь, прислуживать, потом в семинарию поступишь, затем в академию, если захочешь. Вот как я». А он мне так понравился! Он такой красивый был: борода красивая, одежда красивая, говорил на церковнославянском, когда читал молитвы. В меня это всё вошло как-то так: я вдруг начал что-то понимать и чувствовать другое. И он уехал…

Ну, и я, когда заканчиваю 10-й класс, маме говорю: мол, так и так было когда-то, и я хочу в семинарию. И мама моя руками разводит: «Да ты что?!» А это же было советское время, все священники были не в чести, Церковь не в чести – всё это гонимо было. И она стала упрашивать: мол, ты же не знаешь ничего; а я-то, говорит, помню, как в 1933 году гоняли этих священников несчастных, а им есть нечего, их судили, убивали! Нет, нет, нет! И так она меня убедила. Я сдался и не стал поступать в семинарию. Пошел в артисты.

Об актерском деле и ролях, от которых пришлось отказаться

Когда-то в Древнем Риме, в Колизее, устраивались сражения. И там были аристократы римские. Они воспитывали своих молодых наследников таким образом: собирали их и собирали рабов. Напаивали рабов до свинского состояния и запускали в грязную жижу, и они, рабы, в этой жиже дрались, боролись, ползали… то есть в самом непотребном виде находились. И аристократы говорили молодым наследникам: «Смотрите, вы будете выглядеть так же, если будете злоупотреблять спиртными напитками». Так вот, актерское дело – это примерно то же самое, как эти рабы, которые напивались, валялись и были в непотребном виде. Мы, в общем, показываем всё через своих персонажей: как надо жить, каким должен быть человек, когда играем праведных и мудрых людей. Или – как не должен жить человек, как непотребно жить, когда играем отрицательные роли. Мы как рабы, такова профессия. Нельзя играть только положительные роли, это и неинтересно, потому что в самом тебе есть столько отрицательного, что ты можешь это использовать, чтобы сыграть и такие роли.

Мы являемся такой вот бумажкой лакмусовой для зрителя, поэтому приходится играть! Но не всегда. Вот у меня, например, не всегда хватает сил на это. Режиссер Элем Климов в фильме «Иди и смотри» приглашал меня сыграть полицая белорусского. А я помню, что на Украине, где я жил, это было самым позорным словом – «полицай». Это предатель. И я не согласился. Не хватило у меня духа.



А один раз болгарский спектакль у нас, в «Ленсовете», ставили. И мне предложили играть роль зоотехника, который в целях экономии должен отстрелять собак, стороживших стадо овец. И он приехал отстреливать этих собак, чтобы сэкономить. И я вот не смог этого зоотехника сыграть – отказался. Я говорю: не могу! Собак невинных, которые сторожат стадо от волков, выученные, такие прирученные, умелые, – их убивать ни за что ни про что?! Не буду! Так что бывают и такие случаи.

Я же продукт советский, нас же запугали всех, поэтому и в Ленинграде, где долго жил, я в храм редко ходил. Там знали меня. Ведь все докладывали, доносили: мол, ходит в церковь. Поэтому в церковь я ходил на гастролях. В других городах меня не знали, поэтому я спокойно ходил. А когда в другие города с театром приезжал, всегда ставил иконку и свечку на стол. И вот один зашел, посмотрел; второй зашел, увидел; третий… И меня вызывает парторг: «Как, вы у себя в номере держите иконы?! Как так?!» И такое бывало. Поэтому, к слову, к своему духовнику я пришел уже в возрасте.

Мой духовник, отец Евгений, батюшка замечательный. В нашем сельском храме служит. Церковь наша двухъярусная, красивая. Она никогда не закрывалась, ни на один день. Пришли ее закрывать в свое время, а чтобы ее закрыть, нужно сначала открыть, всё описать. Староста был очень умный и толковый мужик. Он подошел к дверям, по карманам постучал, говорит: «А где же ключи, батюшки, а где же ключи?» И начали они искать ключи. Он их водил-водил, и в сараях, и в доме искали – нет ключей. Они полдня проходили. И тем, которые приехали церковь-то закрывать, видимо, надоело, они ушли и сказали, что в следующий раз приедут. Больше не приезжали.



Поэтому церковь очень намоленная, раз не закрывали, и там, конечно, атмосфера потрясающая. Когда-то в эту церковь ходило много людей, так как в округе церквей не было больше. А сейчас построили. Поэтому прихожане распались на другие приходы, и церковь немного оскудела. Но всё равно этот храм пользуется большим уважением прихожан. Воскресная школа здесь хорошая.

Мой храм мне больше всего нравится, потому что он родной. А вообще, как говорил Подколесин – помните? – когда разговаривал с Агафьей: «В это воскресенье я был в таком-то храме, а в прошлое – в другом, а еще раньше я ездил в тот-то храм, а, впрочем, молиться всё равно где, в какой бы то ни было церкви».

Дело в том, что храмы – это вещь загадочная. Самый красивый тот храм, на который ты сейчас смотришь.

О том, почему надо учить церковнославянский

Я уже в зрелом возрасте стал изучать церковнославянский, по молитвам, по Святому Евангелию. И вспомнил, как он подействовал на меня, когда я в детстве-то захотел священником стать. Такой красивый язык! Его надо пропагандировать.



Я вот сейчас пример скажу. У меня дедушка и бабушка – родители моей мамы – жили в Лохвице Полтавской области. И когда стала свобода на Украине, после революции… кстати, свободу Украине дала именно революция, советская власть дала свободу Украине… и когда на Украине появился «Союз освобождения Украины», то появились церкви, в которых службы велись на украинском языке. Но в большинстве церквей служба велась на церковнославянском. Бабушка моя ходила в церковь, где служба велась на церковнославянском языке, а дедушка – где на украинском. Они дома очень сильно ругались между собой. Бабушка доказывала, что это всё бесовское, что так нельзя! А дед говорил: «Да ты же ничего не понимаешь, что говорят, а я стою и всё понимаю». И они – до драки. И наконец бабушка нашла аргумент.

Говорит: «Хорошо, на каком языке мы с тобой ругаемся?» Он отвечает: «На украинском». – «А скажи, разве можно говорить с Богом на том языке, на котором ты ругаешься?» С Богом нужно разговаривать на языке, где нет ругательств, а в церковнославянском языке нет ни одного ругательного слова.

Я читаю на церковнославянском, иногда, правда, какие-то слова не понимаю – проскакиваю. Ну, думаю, Бог управит, пойму когда-нибудь. Потом заглядываю в словари, в переводы. Есть Евангелие у меня, где на одной половине листа написано на церковнославянском, на другой половине – на русском. Я таким образом сравниваю и чего-то понимаю.

О своей вере и духовных книгах

Я верю в то, что написано в классических и не испорченных книгах. Я никогда не задумываюсь, не пытаюсь анализировать. Я верю – и всё! Верю! Отчего это происходит, почему, я не пытаюсь осмысливать. Есть люди, которые могут это делать и должны это делать, – они это делают, а я это читаю. В частности, мне нравится читать Паисия Святогорца. Можно сказать, настольные книги. Художественную литературу читаю очень редко. Пушкина люблю, Лермонтова, Юрия Казакова, Валентина Распутина, Евгения Носова. Хоть это и мирское, но есть у них что-то глубинное, духовное, благородное.

К концу разговора черноплодной рябины в тазу заметно поубавилось. А мы и не заметили, когда успели столько съесть. «Вот и хорошо, здоровее будете», – обещает Алексей Васильевич и говорит, что после нашего ухода займется хозяйством: «А то за поездками совсем всё забросил, перед соседями стыдно». И при нас намечает фронт работ: засохшее дерево спилить, дрова в баню нарубить, вымести листья с дорожек… «А что сделать с ягодами? – вдруг озабоченно спрашивает сам себя Петренко. – А из ягод мы с дочкой компот вечером сварим!»

На том и попрощались.

Алексей Петренко
Материал подготовил Максим Васюнов
19 октября 2015 г.


http://www.pravoslavie.ru/86891.html
Прикрепления: 8169949.jpg(39Kb) · 5927257.jpg(43Kb) · 5024263.jpg(37Kb) · 9100129.jpg(23Kb) · 1905574.jpg(36Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Суббота, 25 Фев 2017, 21:01 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5196
Статус: Offline
АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО: «С любовью и благодарностью прощаю всех»

22 февраля не стало великого русского артиста Алексея Петренко. Он ушел в небеса в русскую Масленицу, и это символично еще потому, что в фильме Никиты Михалкова «Сибирский цирюльник» Алексей Петренко снялся в сцене дореволюционной русской Масленицы, которая навсегда вошла в историю. Об этом празднике Алексей Михайлович рассказал в одном из последних интервью "ВМ".

- Что такое Масленица для вас лично?

- О русской Масленице знаю много и мало. Попробую коротенько рассказать о главном. В простонародье Масленица - прежде всего, блины. А знаете, какой это символ? Солнце. Наши предки имели глубокие познания о природе, о матушке земле. Умение жить в согласии с природными явлениями помогало русскому народу набирать силу, здоровье в теле.

- А с религиозной точки зрения?

- Ведь посмотрите, как все продумано до тонкостей. Восьмая неделя перед Пасхой, Масленица проходит перед великим постом и заканчивается Прощеным воскресеньем. Народ благодарит зиму, провожает ее и готовится к встрече весны. Что такое зима? Это внутренние невзгоды человека, его грехи и какие-то обиды на жизнь, недовольства, претензии, не так ли? И вот Масленица помогает расшевелить человека, встряхнуться и сбросить с себя лень и все болячки. Она напоминает, что жизнь прекрасна, щедра, полна изобилия, творчества и созидания. Прости себя и всех, кто тебя обидел, попроси сам прощения и приступи к очищению души и тела - вот что советует нам Русская Масленица. Раньше, я знаю, Масленицу называли честной, широкой, щедрой, отсюда и поговорка: "Жить как масле кататься".

- По сути, Масленица знаменует собой начало весны...

- А что такое Весна? Это возрождение нового, чистого. То есть, чистому семени необходимо помочь набрать силу с приходом весны, чтобы оно созрело мощным энергичным и обеспечило здоровое потомство..
Для невест и женихов это была пора ответственного выбора спутника жизни. Считалось, что тот, кто в масленичную неделю найдет невесту и получит благословения у ее родителей, да еще пройдет путь воздержания, Великий Пост, - тот заслужил счастливую благодатную жизнь.
А это, в свою очередь, способствовало созданию крепкой православной семьи и продолжению чистого, богатырского русского рода. Я думаю, что ценный смысл этой великолепной русской традиции заключается в преемственности поколений, навыков сохранения традиций почитания законов Божьих, сохранения семьи в чистоте и благодарности, сохранения природы и почитание матушки Земли.

- А в вашей семье праздновали Масленицу?

- В моей семье мы так широко не праздновали, как-то в советское время этот праздник не имел такой широты, но дома мама обязательно пекла блины - «налистники» в горшочке в печи. Ох, вкуснятина эти мамины блины! «Налистники» мама готовила так: домашний творожок обворачивали блином и заливали сметаной, а потом это все запекалось в печи. Этот вкус и радость души невозможно передать. Правда сейчас моя жена Азимушка тоже нас балует блинами. Причем она знает множество разных рецептов, и у нее это получается по-особенному, с яблочным вареньем, которое она варит сама.

- А какая Масленица вам запомнилась больше всего?

- Самая широкая и радостная масленица в моей жизни была в «Сибирском цирюльнике». Никита Михалков- гениальный режиссер, он сумел очень четко задать тему широкой русской души, поэтому и нам, актерам, удалось достоверно передать исконно русское настроение этой удивительной традиции. Как в той песне Шаляпина Еремки «Широкая масленица» - одна из моих любимых.

Дорогие мои москвичи, хорошей вам масленичной недели! Прошу прощения у всех, кого когда-либо чем-либо обидел. И я с любовью и благодарностью прощаю всех! Храни Вас Господь. Всем обновления, очищения. Плодородной теплой весны, наполненной силой и энергией любви. Здоровые люди – залог здоровой нации. Здоровая нация – залог здоровой, крепкой России.

Анжелика Заозерская
23.02. 2017., газета "Вечерняя Москва"


http://vm.ru/news....14.html
 
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 26 Фев 2017, 12:10 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5196
Статус: Offline
“Когда Алексей Васильевич пел, на втором куплете люди начинали плакать”



Только на днях мы сообщали, что 26 февраля в Москве состоится концерт «Четыре века русской духовной музыки» с участием Народного артиста России, члена Патриаршего совета по культуре Алексея Петренко. А 22 февраля Алексей Васильевич скоропостижно скончался. О своем друге, как о человеке и христианине, рассказывает старший регент Богоявленского кафедрального собора в Елохове Евгений Тугаринов.



С Алексеем Васильевичем Петренко мне посчастливилось познакомиться 17 лет назад. Это произошло в рамках подготовки фестиваля православной музыки и православного искусства, который проходил в Сибири, в городе Лесосибирск. Мало кто знает это название, но этот город – одна из малых столиц российского лесоповала. Тогда он представлял собой скопление одноэтажных зданий барачного типа, в которых жили ссыльные люди – труженики лесоповала или деревообрабатывающих заводов.

Организатором фестиваля был настоятель Крестовоздвиженского храма Лесосибирска протоиерей Андрей Юревич. В то время он был духовником Алексея Васильевича Петренко и пригласил свое духовное чадо на фестиваль. Туда же был приглашен и наш хор Православного Свято-Тихоновского института, в котором пела дочь отца Андрея (ныне – матушка Екатерина).

Во время подготовки к фестивалю мы встречались с Петренко в консерватории, где я тогда работал. Я знал, кто такой Петренко, смотрел многие его фильмы и, конечно, поначалу робел в общении с известным, выдающимся актером. Но как-то однажды мы встретились с ним в консерватории, чтобы отрепетировать песни, которые предполагалось петь ему с нашим хором. Мы пошли в класс, разговорились, и вдруг я услышал от него такие признания, которые сразу показали мне, что это не просто большой актер, но еще и большой человек. Человек именно христианского толка, христианского устроения.

Он рассказывал, что давно уже думает оставить театральную и актерскую деятельность и хочет сосредоточиться на своем внутреннем мире, чтобы подготовить себя к Царствию Небесному, к спасению. Конечно, можно по-разному относиться к словам людей о таких желаниях или намерениях. Иногда что-то бывает сказано в силу сиюминутного настроения. Но последующие годы знакомства, а поддерживали отношения мы постоянно, доказали мне, что те слова действительно были настоящим, правдивым размышлением. Нет, он не оставил театральную жизнь, потому что каждому из нас необходимо трудиться и зарабатывать кусок хлеба. Тем не менее, эти слова показали мне, что он серьезно думает о спасении.

На фестивале в Сибири мы пели с Алексеем Васильевичем патриотические и народные песни, церковные песнопения. Уже тогда я увидел, что это большой христианин. И для всех нас это было уроком и примером, особенно для молодежи – студентов, которые ездили с нами.

Вспоминаю, как мы уезжали из Лесосибирска и Алексей Васильевич, вместе с женой и своим другом – актером БДТ Валерием Ивченко, пришел на вокзал нас провожать. Представьте картину: хор уже сидит в поезде, студенты изо всех окон высунулись в сторону перрона, где стоит Петренко, и все вместе – хор и Алексей Васильевич – во всю мощь поют марш белогвардейского Алексеевского полка: «Пусть свищут пули, льется кровь, пусть смерть несут гранаты…» Люди на вокзале, пассажиры и провожающие, смотрели на это не столько с удивлением, сколько с восхищением. Потому что и у тех, кто был в поезде, и у тех, кто на перроне, текли в тот момент слезы – так сильно звучала эта песня. Петренко ее очень любил…

Потом случилось так, что в 2001 году я уехал работать в Англию и остался там на целых 13 лет. Дважды туда приезжал Петренко, чтобы выступить с английским хором, вернее – с русским хором в Лондоне. Мы тоже пели церковные вещи, народные и патриотические вещи. В оба визита по нескольку дней мы практически не расставались.

Сначала он приезжал по моему приглашению, заходил ко мне обедать, я его устраивал на постой к прихожанам, которых он очень полюбил. Вторая поездка состоялась по приглашению тогдашнего посла России в Великобритании. Помню, как посол просил меня, чтобы Петренко приехал пораньше, поскольку у посла заканчивалась государственная командировка и он должен был уезжать в Москву. Но Петренко приехал, когда смог, на две недели позже, чем рассчитывал посол. И посол, которого в Лондоне уже ничто не держало, специально остался в Англии, чтобы принять Алексея Васильевича, обеспечить его всем необходимым и иметь возможность поужинать с ним после одного из концертов.

С тех пор, как три года назад я вернулся в Россию, меня не покидала мысль о совместном концерте с Петренко. Не раз я говорил Алексею Васильевичу, что у меня теперь есть профессиональный хор в Богоявленском соборе, и мне хотелось бы с ним спеть. Но он отвечал: «У меня нет сил. Я болею, трудно мне сейчас». Действительно, ему было трудно физически. Он лежал в больнице, и прямо из палаты выходил на концерт с оркестром Федосеева, отрабатывая взятые на себя обязательства.

Еще месяца полтора назад Алексей Васильевич не соглашался на совместный концерт. Я приехал к нему вместе с настоятелем Богоявленского собора протоиереем Александром Агейкиным, и мы опять завели этот разговор: «Просим вас поучаствовать в концерте с хором». Но он и тогда сказал: «Хочу, но пока не соглашусь». И вот, недели три-четыре назад, Петренко согласился: «Готов. Давай выступлю, но только не полностью, а возьму себе маленький эпизод». Мы выбрали 10 минут – монолог, два произведения, стихотворение…

Он собирался читать Гоголя – монолог Тараса на костре, монолог о товариществе, это был один из коньков. А еще – читать стихотворение, посвященное Богу, петь с хором «Да исправится молитва моя» Чеснакова и замечательную песню о девушке, которая выходит замуж, уходит из дома и прощается с домом, родителями, воротами… 8 февраля у нас была репетиция с хором. И когда Алексей Васильевич пел эту песню, на втором-третьем куплете люди начинали плакать. А ведь там очень простые слова.

Мы обозначили программу, отрепетировали, наметили дату – 26 февраля. А 22 февраля он скончался. Я узнал об этом, когда ехал в Троице-Сергиеву Лавру, на отпевание архимандрита Кирилла (Павлова). Вдруг звонок от отца Александра Агейкина: «Вы знаете новость? Умер Алексей Васильевич Петренко». Как гром среди ясного неба. Я остановился на дороге, чтобы выслушать отца Александра. Потом позвонил жене Петренко, Азиме. И услышал рыдания.

«Азима, ты где?»«Я еду из Ташкента в Москву. Алексей Васильевич меня просто выслал из квартиры». Накануне она по каким-то делам полетела в Ташкент. Перед полетом позвонила мужу, они поговорили. Тот еще сказал: «Что ты, только уехала из дома и уже звонишь». А когда она прилетела в Ташкент, то получила смс: «Алексей Васильевич умер». И тем же самолетом она вернулась обратно. Вечером я заехал к ним домой. Там уже ощущается какая-то пустота. Алексея Васильевича нет дома, и мы знаем, почему его нет…



А концерт наш состоится. На место Петренко станет актер Николай Бурляев и прочтет стихотворение Державина «Бог». А жена Алексея Васильевича, Азима Петренко, споет песню «Дороги» – так, как они пели с мужем и как это намечалось с хором. Может быть, и душа Алексея Васильевича будет с нами, этого мы не знаем…

Только сейчас осознаешь, что дружба с таким человеком – это невероятное обогащение души. Сила у него было огромная во всем, но самая главная – сила духа, сила души, обаяние души, глубина и сила чувств. И все это не было оторвано от Бога.

Его уход – огромная потеря для меня. Потеря, которую никто не восполнит. Мне она знакома – восемь месяцев назад умерла моя жена, которую Алексей Васильевич хорошо знал, да и звали наших жен одинаково. Его жена, Галина Петровна, умерла три или четыре года назад, и он тоже тяжело это переживал. А как иначе можно пережить потерю человека, с которым прожил не один десяток лет?

На земле смерть человека – это потеря. А на небе – приобретение. Теперь у меня есть молитва за него и надежда, что душа Алексея Васильевича обретет покой, приобретет радость жизни с Богом. Потому что люди, всю свою жизнь, весь дарованный Богом талант посвятившие другим – чтобы сделать их чище, выше, благороднее, достойнее – такие люди, я думаю, в очах Божиих как миссионеры, как апостолы.

Большой человек от нас ушел. Но, может быть, и большого молитвенника за нас на небе мы приобрели. Надеюсь и верю в это.

Мы знаем, что в первые дни после смерти христианин идет на поклонение к Христу. И когда я сам уйду, я буду счастлив узнать, что душа Алексея Васильевича упокоилась в светлом месте, обрела радость, что ему хорошо. Надеюсь встретиться с ним когда-нибудь…

Записал Артем Левченко

http://www.pravmir.ru/kogda-a....-plakat

Прощание с Народным артистом России Алексеем Васильевичем Петренко состоится в понедельник, 27 февраля. В 11.00 – 13.00 в Доме Кино пройдет гражданская панихида, а в 14.00 – отпевание в Никольском храме села Никольского (Московская область), прихожанином которого был Алексей Васильевич.
Прикрепления: 4336866.jpg(26Kb) · 3356355.jpg(11Kb) · 7737647.jpg(65Kb)
 
Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО: «Я ВЕРЮ – И ВСЁ! ВЕРЮ!» (19.10. 2015. Православие.ру)
Страница 1 из 11
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz