[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 5 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » МАСТЕРА РУССКОЙ СЦЕНЫ
МАСТЕРА РУССКОЙ СЦЕНЫ
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 21 Фев 2021, 17:35 | Сообщение # 61
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
АЛЕКСЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ КОНСОВСКИЙ
(28.01. 1912 - 20.07. 1991)


Советский актер театра и кино, мастер озвучивания и дубляжа. Заслуженный артист РСФСР (1964). Народный артист РСФСР (1976). Лауреат госпремии РСФСР им. братьев Васильевых (1966).

Из огромного массива иностранного фольклора в нашей стране больше всего прижились д2 сказки – о Золушке и о Красной Шапочке. Идея экранизировать сказку Ш.Перро, придав ей новое звучание, появилась в СССР, когда еще шли бои с нацистами. На худсовете «Ленфильма» сценарий драматурга Е.Шварца читали 29 мая 1945 г., в обстановке невероятного счастья и огромных надежд на будущее. Текст утвердили без единой правки и отправили на утвержде -
ние в Москву. В декабре того же года решение о постановке было утверждено окончательно. Вышедшая на экраны в 1947 г. «Золушка» вошла в золотой фонд советского кино. Ее полюбили и в других странах, где считают советскую постановку одной из лучших .А ведь «Золушка» получилась весьма нетривиальной, местами хулиганской и даже провокационной. Чего стоит одна только фраза, ставшая вечно актуальной: «Когда-нибудь спросят: а что вы, собственно говоря, можете предъявить? И никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, душу - большой, а сердце - справедливым».


Принц в «Золушке» выглядит по-настоящему юным и сказочным, но на самом деле, партнеру Я. Жеймо А.Консовс -
кому на момент съемок было 34 г. Когда Жеймо и Консовский спустя много лет встречались где-нибудь, окружающие неизменно начинали улыбаться - Принца и Золушку искренне любила вся страна. Но у человека, создавшего роман -
тический образ, была весьма непростая жизнь. Над ним многие годы довлела трагическая судьба брата.

Алексей родился в Москве. Его родители не имели отношения к искусству, и первым в семье по этой стезе пошел его старший брат Дмитрий.


Он решил стать актером, увидев однажды спектакль Мейерхольда. Потрясенный новизной революционного театра, Дмитрий захотел творить сам. И преуспел - к началу 1930-х годов стал одним из ведущих актеров театра Вахтангова, сыграл в целом ряде кинокартин, среди которых «Земля жаждет», «Дезертир», «Восстание рыбаков». В декабре 1934 г. его арестовали по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде. Приговор - 5 лет лагерей. 3 года спустя актера вновь обвинили по той же статье. Как потом выяснится, на него написал донос коллега, вместе с которым они играли в лагерном театре. В январе 1938 г. Дмитрия приговорили к расстрелу. До казни он не дожил - не выдержало сердце.

Когда брата осудили, Алексей делал свои первые самостоятельные шаги в том самом театре Мейерхольда, когда-то потрясшем Дмитрия. Его брат стал одним из любимцев режиссера, прочившего ему большое будущее. Но сразу после ареста Димы Алексей пишет заявление об уходе: «Я принял решение уйти из театра на следующий день после ареста брата. Я постоянно бывал у него дома на Дмитровке, забегал к нему на студию, мы говорили, и я знал многое из того, что волновало его. Не было сомнений, будет и мой черед». Даже спустя многие годы Алексей Анатольевич очень неохотно говорил о том, что пережил в те дни, недели, месяцы. Он действительно ждал, что за ним тоже придут, однако стука в дверь не раздалось. Он вернулся на театральную сцену, правда, уже не у Мейер -
хольда, а в 1936 г. дебютировал в фильме «Последняя ночь», получившем Гран-при на Международной выставке в Париже.


Карьера развивалась, ролей становилось все больше - «Семья Оппенгейм», «Член правительства», «Принц и нищий». В 1943 г. была снята лента «Лермонтов», в которой Консовский сыграл главную роль. Фильм получил отрицательную оценку и до широкой публики не дошел. К самому актеру претензия была довольно странной: «Лермонтова в фильме жалко».


Когда встал вопрос о постановке «Золушки», Консовский оказался в числе одного из первых кандидатов на роль Принца. Его юная внешность, не соответствовавшая возрасту, была ему в помощь. И хотя скептики из худсовета поначалу морщились, но затем согласились, что лучше Консовского Принца не найти. А вот вокруг кандидатур на роль Золушки разгорелась настоящая война. Кандидаток было много, и Жеймо поначалу оказалась среди аутсайдеров. Консовский же, глядя на некоторых претенденток, внутренне содрогался - некоторые барышни в перерывах курили, аки бывалые моряки, и представить их в роли сказочных героинь можно было только в кошмарном сне. Кстати, сам актер бросил курить как раз на съемках «Золушки» - просто поймал себя на мысли, что Принц с сигаретой выглядит максимально неромантично.

.Несмотря на успех картины, новых главных ролей в кино у Консовского не было без малого 20 лет. Сказочный образ, закрепившийся за ним, поставил настоящий барьер у режиссеров. Да и как иначе, если его даже на улице воспринимали как Принца. Алексей Анатольевич со смехом вспоминал один случай: он возвращался после спектакля, когда за ним увязался некий громила не самой дружелюбной внешности. Незнакомец преследовал его так настойчиво, что артист решил, что сейчас его будут грабить. Наконец, громила пошел в атаку. Настигнув Консовского, он хлопнул его по плечу и громко произнес:
Принц?
Что, простите? - опешил артист.
Да, принц же, - радостно заявил громила и пожав Консовскому руку, он с детским восторгом в глазах удалился.


Артисты театра им. Моссовета - А.Консовский, Р.Плятт и В.Марецкая поздравляют с 70-летним юбилеем С.Маршака. 1957.

В 1964 году А.Консовский получил новую главную роль в фильме «Обыкновенное чудо», который стал экранизацией пьесы, которая к тому времени уже много лет успешно шла в театре, поэтому Гарин многих актеров приглашал на те же самые роли. Консовский стал Волшебником, превращающим медведя в прекрасного юношу.


Больших работ в кино у Консовского больше не было. С поправкой, если говорить о появлении на экране. В действительности он незримо оставался в лучших лентах, выступая в качестве актера дубляжа. Он озвучивал коллег из Прибалтики (например, во «Всаднике без головы» говорил за Аарне Юкскюлу), иностранцев (голос Питера Финча в «Красной палатке») и, конечно, за сказочных героев. Во множестве радиопостановок, киносказок, мультфильмов он брал на себя роль рассказчика. В «Приключениях Буратино» его голосом говорит мудрый сверчок, и, кажется, в этого персонажа актер вложил весь собственный опыт пережитого. Сверчок говорит с Буратино так, как может говорить тот, кто лично испытал, насколько несправедливой и жестокой бывает жизнь.


А.Консовский в роли Петра в спектакле театра им. Моссовета «Третье желание» В.Блажека. 1961.

Свое личное счастье он искал долго. О женщинах, которых любил и с которыми расстался, всегда говорил уважительно и спокойно, вне зависимости от того, как они с ним поступали. С актрисой Верой Алтайской они прожили около 10 лет, в браке родилась дочь Светлана.  Алтайскую запомнили как Асырк из «Королевства кривых зеркал», Тетушку-Непогодушку из «Марьи-искусницы» и, конечно, как вредную старуху из «Морозко».

  
Вера Владимировна любила снимать стресс алкоголем, а для Консовского, человека почти непьющего, подобное было невыносимо. Поняв, что справиться с этим не сможет, Алексей решил расстаться с женой. Затем был брак с актрисой Центрального детского театра А.Елисеевой, который также не принес большого счастья.
Прикрепления: 4993591.jpg(7.4 Kb) · 6515764.jpg(12.4 Kb) · 2809698.jpg(6.4 Kb) · 0522182.jpg(9.8 Kb) · 5833423.jpg(9.3 Kb) · 9321336.jpg(18.6 Kb) · 6255504.jpg(8.6 Kb) · 7101448.jpg(12.1 Kb) · 4770216.jpg(7.2 Kb) · 3282903.jpg(5.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 21 Фев 2021, 17:50 | Сообщение # 62
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline

Еще в 1930-х годах начинающий актер познакомился с дочкой директора Дома отдыха Малого театра М.Колумбовой.
Тогда ни о какой романтике речи не шло - ему 20 лет, а ей всего 10, на уме куклы и игры со сверстниками. Но почему-то Марине из всего артистов, среди которых она росла, запомнился именно Алексей. Она выросла, сама стала актрисой, вышла замуж, родила сына, но потом понял, что супруг - это не тот человек, с которым она хотела бы провести всю оставшуюся жизнь. Алексей был постоянно где-то рядом, но о любви речи не шло, у каждого был свой круг интересов. Но однажды в середине 1960-х будто кто-то щелкнул тумблером в голове, и они по-новому взглянули друг на друга. Алексей стал часто бывать у Марины, и вскоре они поняли, что никого другого им не надо.

Когда они пришли в ЗАГС, Консовскому было 58 лет, а Колумбовой - 48. Но судьба подарила им 21 год совместной счастливой жизни. Сыну Марины Владимиру Михайлову было уже под 30, когда у него появился отчим, но он признавался, что Алексей Анатольевич очень серьезно на него повлиял. Он научил его тонкостям профессии артиста дубляжа, собранности и ответственности. Владимир первым обратил внимание на тревожные симптомы. В конце 1980-х актер все чаще начал жаловаться на усталость, отказывался от прогулок с женой, которые прежде очень любил. Врачи говорили, что ничего страшного не происходит, просто возраст, но симптомы очень напоминали онкологию. Актер ни на что не жаловался и очень не хотел расстраивать любимую жену. Он ушел из жизни летом 1991. Коллег на похоронах было немного, поскольку артисты к тому времени разъехались по отпускам. Последним приютом для народного артиста РСФСР стало Ваганьковское кладбище. Марина пережила мужа на 28 лет, ее не стало в 2019-м.



Андрей Сидорчик
28.01. 2021. АИФ

https://aif.ru/culture....sovskiy

75 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АНДРЕЯ МИРОНОВА
NK:
08 Мар 2016 г.  исполнилось 75 лет со дня рождения А. Миронова.


Сегодня по каналу "Культура" было несколько программ ему посвященных. Ссылки есть вот на эти:
http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/29042/episode_id/212742/ - Док. фильм, посвященный А. Миронову, актеру, ставшим выразителем своего времени. "Смотрите, я играю"

http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/29781/episode_id/972860/ - АНДРЕЙ МИРОНОВ. БРАВО, АРТИСТ! Кино-концерт (удачно смонтированные избранные фрагменты из разных фильмов).

Мария_L:
Надежда, спасибо за память об А.Миронове! Казалось бы, - так легко запомнить дату его рождения, но каждый раз почему-то забываю...Стыдно. Хотелось бы поделиться замечательной (на мой взгляд) работой, посвященной Андрею Александровичу. Автор клипа - Ю.Наумко. Большое ей спасибо за это видео!



К слову, в данном клипе присутствуют кадры из фильма " Сказка странствий". Это удивительный фильм! Один из лучших, на мой взгляд. Сказка, но не только да и не столько для детей. Если кто-то не видел, очень советую выделить время и обязательно посмотреть. Лучшая и самая добрая память о человека, как мне кажется, вот так его вспоминать - снова и снова прикасаясь к тому, чему он посвятил свою жизнь...смотреть его фильмы, слушать его голос...Для артиста это продолжение жизни. 

Марина_Левшина:
Цитата Мария_L ()
Это удивительный фильм! Один из лучших, на мой взгляд. Сказка, но не только да и не столько для детей.
 
Совершенно согласна с Вами, Мария! Фильм удивительный, необыкновенный, резко отличающийся от обычных киносказок. Несколько раз смотрела его в детстве, но, к сожалению, плохо помню сюжет... Наверное, и правда, надо пересмотреть. Зато помню ощущения и отдельные кадры: тёмная, мрачная обстановка Средневековья, детское личико Т.Аксюта и свет, исходящий от героя А.Миронова, - свет разума, добра и самопожертвования. (Особенно запомнилась сцена, где герой борется с чумой и погибает). И конечно, необыкновенная, "нереальная" музыка А.Шнитке!

Память об Андрее Миронове живёт, но было бы хорошо, если бы фильмы и спектакли с его участием появлялись на телеэкране чаще, не только в день рождения...

Ольга_М:
Надежда, спасибо за напоминание!
Мария, Марина, «Сказка странствий» - да, конечно!

А.Мироновым было освещено все мое детство. Но фильм этот, очень страшный и недетский, почему-то тогда не увидела. Пришла к нему много позже через музыку А.Шнитке. Это было одно из моих сильнейших художественных потрясений. А встреча с совершенно удивительным и непривычным А.Мироновым стала радостной неожиданностью, как будто удалось, наконец, пройти по не пройдённым когда-то закоулкам прошлого.



И хотя мы и забываем о памятных датах, но сама память об этом человеке, безусловно, жива. Встречаюсь с ним очень часто, проходя с работы мимо театра, носящего его имя. Совсем небольшой, очень уютный театр, где в фойе перед спектаклями звучит его голос. Нашла вот такой виртуальный тур по театру:
http://www.mironov-theatre.ru/виртуальный-тур/ 

А это внешний вид – «Дом с башнями» К.И. Розенштейна:

Прикрепления: 6594180.jpg(6.9 Kb) · 9116361.jpg(19.7 Kb) · 7116064.jpg(8.7 Kb) · 2292817.jpg(21.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 08 Мар 2021, 13:57 | Сообщение # 63
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
К 80-летию со дня рождения
АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ МИРОНОВ
(07.03. 1941 - 16.08. 1987)


Андрей Менакер появился на свет в родильном доме им. Грауэрмана, в семье известных эстрадных артистов А.С. Менакера и М.В. Мироновой. Хотя он родился 7 марта, однако родители указали в качестве даты рождения 8 марта. На тему этой даты родители даже исполнили репризу: «Андрей - подарок женщинам в Женский день 8 марта».
Брат (по отцу) - балетмейстер К.А. Ласкари (1936-2009). Троюродные братья - режиссёры А.А. Белинский и Л.И. Менакер.

Уже через несколько месяцев после рождения Андрея грянула война. Театр миниатюр эвакуировали в Ташкент. Там он серьезно заболел. Врачи подозревали у него тропическую дизентерию. «Это были бессонные ночи, когда я слушала, дышит он или нет, и мне казалось, что уже не дышит. Он лежал на полу, на газетах, не мог уже даже плакать. У него не закрывались глазки. Я жила тем, что продавала с себя все», - вспоминала М.Миронова. Помогла жена знаменитого летчика М.Громова, которая достала для больного мальчика лекарства. В 1948 г. Андрей пошёл в 1-й класс 170-й мужской школы г. Москвы. В 1950 году началось известное «Дело врачей».


Родители Андрея поменяли сыну фамилию с отцовской на материнскую, и в 3-й класс он уже пошёл, будучи А.Мироновым. По воспоминаниям матери, в детстве он ничем не увлекался, одно время собирал марки, потом бросил. Почти каждое лето он отдыхал с родителями в Пестове в Доме отдыха Художественного театра. Андрей поддерживал теплые отношения с единокровным братом Кириллом Ласкари. Их любимым развлечением было изображать джаз-бенд - Кирилл играл на рояле, а Андрей на кухонных принадлежностях. Первая попытка сняться в кино (в фильме «Садко») состоялась летом 1952 г. Попытка оказалась неудачной - Андрей был забракован режиссёром А.Птушко. В 7 классе Миронов дебютировал на школьной сцене, сыграв роль фон Краузе в спектакле «Русские люди» по К.Симонову. В 9 классе он записался в школьную театральную студию, а позже в студию при Центральном детском театре. Летом 1958 г. окончил школу и поступил в Училище им. Б.Щукина при Театре им. Вахтангова. Среди своих однокурсников Андрей выделялся своей маниакальной аккуратностью - всегда в идеально отглаженной одежде, благоухающий хорошим одеколоном. Из училища домой возвращался исключительно на такси, хотя для этого ему нередко приходилось занимать деньги. В 1960 г. Миронов получил роль в своём 1-ом фильме - «А если это любовь?» режиссёра Ю.Райзмана. 19 марта 1962 г. состоялась премьера фильма. Фильм был резко принят критикой, которая обвинила его в безнравственности. Однако картина имела успех в прокате. В июне Андрей закончил Щукинское училище с красным дипломом и был принят в труппу Московского театра сатиры, где проработал 25 лет. Первая роль на этой сцене - роль Гарика в спектакле «24 часа в сутки» О. Стукалова в постановке А. Крюкова. В этом же году Миронову поступает предложение сняться в кинокомедии «Три плюс два».


12 ноября на экраны выходит фильм «Мой младший брат», спокойно встреченный критиками. Актёр сыграл в этом фильме роль физкультурника Юрки. Хотя кандидатура Миронова вызывала нарекания членов худсовета, в том числе из-за фактуры, он был утвержден достаточно легко. 1963 г. - Миронов всё больше и больше занят в спектаклях театра, гастролирует с труппой в Горьком, Саратове, Кисловодске. 23 декабря, на дне рождения Н.Фатеевой, Андрей познакомился с Л.Голубкиной.


С 21 августа по 20 сентября 1964 г. он находился на натурных съёмках фильма «Год как жизнь» в ГДР (Потсдам, Наумбург) в роли Ф.Энгельса. 12 мая 1966 г. в свет выходит новая картина с участием Миронова - «Берегись автомобиля», собравшая множество призов на иностранных кинофестивалях. В апреле-мае Андрей выступает в роли ведущего в 2-х выпусках телепередачи «Добрый вечер!», послужившей прообразом «Кабачка "13 стульев"». Летом театр гастролирует по Прибалтике. 13 мая 1967 г. - день премьеры спектакля «Интервенция» Л.Славина, на фестивале «Московская театральная весна-67» ему была присуждена 3-я премия за роль Селестена в этом спектакле. 18 августа состоялась премьера спектакля «Доходное место» по пьесе А.Н. Островского, где Миронов играл роль Жадова. Постановка стала заметным театральным событием и подняла актуальные вопросы - герой старался «жить не по лжи», но терпел крах. В ноябре при полном аншлаге прошёл первый персональный творческий вечер артиста в Доме актёра. В 1968 г. состоялось присуждение 1-й премии за роль Жадова и Селестена на Смотре театральной молодёжи Москвы, посвящённом 50-летию Великой Октябрьской Социалистической революции.


Первый серьёзный роман актёра с Т.Егоровой не закончился свадьбой. 24 октября 1968 г. они подают заявление в ЗАГС, но 15 декабря свадьба не состоялась - у отца Миронова случился инфаркт. 4 апреля 1969 г. - премьера спектакля «Безумный день, или Женитьба Фигаро», собравшего аншлаг. 28 апреля 1969 г. состоялась широкая премьера фильма «Бриллиантовая рука», привлёкшего рекордное число зрителей - 76 млн. 700 тыс. человек.


Именно роль Козодоева сделала Миронова любимцем публики. Позднее он так отзывался об этой роли: «Мне очень горько и трудно смириться с мыслью, что для зрителей, я это знаю, высшее мое достижение в кино - это фильм «Бриллиантовая рука». Мне действительно это очень больно». Именно в «Бриллиантовой руке» состоялся дебют Миронова как певца. Он исполнил песню «Остров невезения». И в мае вышла его первая грамзапись  - на пластинке «Музыка и песни из к/ф "Бриллиантовая рука"» артист исполняет ставшую сверхпопулярной песню «Остров невезения».
В июне 1971 г. А.Миронов отпраздновал своё 30-летие в ЦДЛ. В мае он знакомится с актрисой Е.Градовой и 29 июня делает ей официальное предложение. В сентябре проходят съёмки в телефильме «Малыш и Карлсон, который живёт на крыше» в роли вора Рулле. 30 ноября состоялась свадьба Миронова и Градовой.


Е.Градова вспоминала: «Наш брак был заключен по большой любви. Он был коротким, но не все, что коротко, не имеет своих следов и продолжения. Бывает, что одно мгновение прорастает в вечность, а десятки прожитых лет остаются на земле. Наш брак был увековечен рождением дочери Маши. Андрей был очень консервативен в браке. Воспитанный в лучших традициях «семейного дела», он не разрешал мне делать макияж, не любил в моих руках бокал вина или сигарету, говорил, что я должна быть «прекрасна, как утро», а мои пальцы максимум чем должны пахнуть - это ягодами и духами. Он был нежным мужем и симпатичным, смешным отцом».

1972 г. - 28 апреля на экран выходит фильм «Достояние республики», быстро завоевавший зрительские симпатии. Критик К.Рудницкий отзывался о роли Миронова в этом фильме следующим образом: «Эффектную, красивую роль Миронов и сыграл очень эффектно и красиво, вполне оправдывая в финале те симпатии, которые Маркиз так легко и картинно завоёвывал с момента первого же появления на экране...». В конце мая были гастроли театра в Болгарии. 10 августа вышел фильм «Старики-разбойники»,  В этом же году Миронов дебютировал в качестве театрального режиссёра со спектаклем «Маленькие комедии большого дома». В 1974 г., 18 марта, на широкий экран выходит картина «Невероятные приключения итальянцев в России», в к\т «Россия» состоялась встреча зрителей с творческой группой фильма. 29 апреля прошла премьера телеспектакля «Безумный день, или Женитьба Фигаро».

16 октября А.Миронову присуждается звание заслуженный артист РСФСР. В октябре несколько неудач: Миронов не проходит на роль Жени Лукашина в фильме Э.Рязанова «Ирония судьбы, или С лёгким паром!», произошёл разрыв с Е.Градовой. В ноябре Миронов был с театром на гастролях в Италии. В декабре он приступил к съёмкам у А.Эфроса в телеспектакле «Страницы журнала Печорина» (роль Грушницкого). В 1975 г. на телевидении был показан водевиль «Соломенная шляпка», где Миронов играл Фадинара.


Критик А. Демидов писал, что Миронов создал в этом фильме одну из лучших своих ролей и наверное впервые сыграл Фадинара грустным. 10 декабря 1976 г.состоялась премьера спектакля «Горе от ума» с Мироновым в роли Чацкого. Л.Фрейдкина замечает, что Миронов не отождествлял Чацкого с Грибоедовым. А.Вислова считает, что эта роль стала для него переломной: «Весёлого, неунывающего и дерзкого Миронова мы уже не увидим никогда, лишь его отблески будут вспыхивать то в одной, то в другой роли. Отчасти этот перелом объяснялся естественным переходом от молодости к зрелости, но в гораздо большей степени сменой общественных настроений...».
Прикрепления: 1658774.jpg(8.5 Kb) · 2126063.jpg(5.6 Kb) · 9723689.jpg(17.8 Kb) · 3133867.jpg(12.5 Kb) · 7756014.jpg(18.5 Kb) · 7780945.png(41.1 Kb) · 0504656.jpg(5.4 Kb) · 8375611.png(35.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 08 Мар 2021, 14:31 | Сообщение # 64
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline

1977 г. начинается с показа т/ф «12 стульев». Аудиторию фильм разочаровал, однако критик В.Кичин пишет: «Получился же в фильме, и это бесспорно, - Бендер. Миронов играет здесь - при всём наборе лёгких и комедийных красок - драму очень талантливого человека».

Летом состоялось бракосочетание с Л.Голубкиной. Голубкина, на тот момент была актрисой Центрального театра Советской Армии, известной на всю страну по роли Шурочки Азаровой в фильме «Гусарская баллада», Андрей познакомился 23 декабря 1963 г. в Москве на дне рождения Н.Фатеевой - с которой у него в то время были отношения. Позднее Голубкина рассказывала: «И вот удивительно, он переключился на меня. Нельзя сказать, чтобы родилась какая-то безумная любовь, любил он Наташу, но отношения с ней зашли в тупик, все казалось безнадежным, а я тоже была очень известной артисткой в тот момент, не хуже Фатеевой. По популярности. Роман выходил у нас смешной. Он тут же решил на мне жениться, немедленно, и в 1-й раз сделал предложение, когда я училась на последнем курсе. Ему было 22 года, а мне - 23. Андрей дарил мне корзины цветов. Он мне делал предложение 4 раза на протяжении 10 лет. А я говорила: «Нет!» Потому что не хотела замуж. Я ему говорила: «Зачем мы женимся? Я тебя не люблю, и ты меня не любишь». Он говорил: «Потом полюбим. Вот поженимся и полюбим». Тогда, в 1963 г., этот брак не состоялся. Но он добился своего... Я вышла за Андрюшу, когда мне было уже за 30, но я считаю, что это мой 1-й брак. Все, что происходило до этого, - просто несерьезно».

  

В январе 1978 г. вышла грампластинка «Поёт Андрей Миронов». В ноябре по телевидению был показан «Творческий вечер Андрея Миронова в концертной студии "Останкино"».



1 января 1979 г. на экраны выходит новый фильм с участием Миронова «Обыкновенное чудо». 4 мая состоялась премьера фильма «Трое в лодке не считая собаки».


23 мая Миронов выступил на сцене Театра на Малой Бронной в спектакле А.Эфроса «Продолжение Дон Жуана» в главной роли. А.Вислова пишет о спектакле: «Новый Дон Жуан не хотел быть больше баловнем судьбы, вечным любимцем женщин. Он испытывал страшную опустошительную усталость от этой навязанной ему роли...». В октябре по итогам фестиваля «Московская театральная весна-79» Миронову была присуждена 2-я премия за роль Лёни Шиндина в спектакле «Мы, нижеподписавшиеся». В октябре прошли гастроли театра Сатиры в Болгарии, Миронов записывается в новогодней программе болгарского телевидения. В ноябре - гастроли в Венгрии. Август 1980 г. Миронов проводит с женой, Л. Голубкиной, в Голландии. 14 ноября он был награждён медалью «За трудовую доблесть», 18 декабря указом Президиума Верховного Совета РСФСР Миронову присвоено почётное звание «Народный артист РСФСР».


6 марта 1982 г. умирает отец, Александр Менакер. 9 декабря приказом по Госкино были остановлены съёмки фильма А.Германа «Мой друг Иван Лапшин», где Миронов играет роль журналиста Ханина. Начинаются съёмки док.фильма В. Виноградова «Я возвращаю Ваш портрет...», где Миронов занят в роли Ведущего.



Перед Новым годом вышел диск-гигант А.Миронова «Ну чем мы не пара?». Худсовет «Ленфильма» не принял «Блондинку за углом» - следуют пересъёмки и перемонтаж, далее уже не принимает Госкино - опять пересъёмка и переозвучивание. В марте 1984 г. выходит миньон «Старые друзья. Андрей Миронов. Раймонд Паулс». 21 мая на экранах появляется «Блондинка за углом», получившая негативные отзывы критики (позже Миронов замечал, что фильм оказался дискредитирован многочисленными редакциями и изменениями первоначального замысла).


В сентябре выходит картина «Мой друг Иван Лапшин», в которой Миронов порывает со своим кинематографическим образом, сложившимся в предыдущие годы. В 1985 г. он выступает в ЦДА им. А. Яблочкиной на презентации книги своих родителей под названием «...В своём репертуаре». В сентябре А.Сурикова начинает сценарий картины «Человек с бульвара Капуцинов», несмотря на занятость в театре, Миронов соглашается на главную роль в этом фильме, найдя предложенный материал «симпатичным». В декабре участвует в творческом вечере Э.Рязанова «В кругу друзей» в ГКЦЗ «Россия».

С 31 мая по 10 июня Миронов в составе культурной делегации находился на чемпионате мира по футболу в Мексике. В августе на гастролях с театром в Томске. Осенью актёра пригласили в жюри Высшей лиги КВН. В 1987 г., 15 июня, Миронов сыграл свою последнюю роль (роль Клаверова) в здании Театра Сатиры, в спектакле «Тени» Салтыкова-Щедрина. 27 июня был последний спектакль в Москве: «Женитьба Фигаро» в Зеркальном театре сада «Эрмитаж». 13 августа - последний сольный концерт Миронова в Риге.


Первые серьезные признаки болезни у Миронова обнаружились в конце 70-х годов. Осенью 1978 г. во время гастролей в Ташкенте у него произошел первое кровоизлияние в мозг. Его положили в больницу, где врачи поставили внезапный диагноз - менингит. В начале 80-х у него внезапно по всему телу пошли страшные фурункулы. Болезнь была настолько тяжелой, что актеру было трудно двигаться. «В «Ревизоре», когда он падал, мы с Шурой Ширвиндтом пытались изловчиться и поймать его так, чтобы не дотронуться до больных мест под коленками, под мышками. Он страшно мучился. Дорогой парфюм заглушал аптечный запах разных мазей, которыми он спасался. Ему делали переливание крови, аутогемотерапию. Но ничего не помогало...», - вспоминал М.Державин.

Миронов решился на сложную операцию - лимфаденектомию: под общим наркозом ему удалили лимфоузлы в тех местах, где была хроническая инфекция. Операция была тяжелой, но он перенес ее мужественно. После нее ему стало немного легче. 14 августа 1987 г., во время гастролей театра в Риге Миронов играл на сцене Рижского оперного театра в спектакле «Женитьба Фигаро». Представление началось без опозданий и ровно двигалось до 3-го акта, 5-й картины, последнего явления. Далее произошло неожиданное. А.Ширвиндт вспоминал: «Фигаро: Да! Мне известно, что некий вельможа одно время был к ней неравнодушен, но то ли потому, что он ее разлюбил, то ли потому, что я ей нравлюсь больше, сегодня она оказывает предпочтение мне...». Это были последние слова Фигаро, которые он успел произнести. После этого Фигаро стал отступать назад, оперся рукой о витой узор беседки и медленно-медленно стал ослабевать. Граф, вопреки логике, обнял его и под щемящую тишину зрительного зала, удивленного такой «трактовкой» этой сцены, унес Фигаро за кулисы, успев крикнуть «Занавес!».

«Шура, голова болит»
, - это были последние слова Андрея Миронова, сказанные им на сцене Оперного театра в Риге и в жизни вообще. Миронов потерял сознание. Его доставили в нейрохирургическое отделение местной больницы Гайльэзерс, где диагностировали обширное кровоизлияние в мозг. В течение 2-х дней проводились мероприятия по поддержке дыхания и сердцебиения под косвенным руководством прославленного нейрохирурга Э.Канделя. Несмотря на это, актёр скончался 16 августа в 5:35 утра в результате обширного кровоизлияния в мозг (у него оказалась врожденная аневризма сосудов головного мозга).


А.А. Миронова похоронили на Ваганьковском кладбище в Москве (участок № 40). В октябре 1987 года вышел 3-й диск-гигант А.Миронова с песнями Я.Френкеля «Эта песня для близких друзей».


https://stuki-druki.com/authors/Mironov_Andrey.php

К 80-летию Андрея Миронова
БАЛОВЕНЬ В ПЛЕНУ У ГАМЛЕТА


Дети вначале видят и любят в актере героя, персонаж, образ, а потом уже собственно актера. Вероятно, А.Миронов, которому сегодня исполнилось бы 80 лет, был 1-м или одним из 1-х актеров, которого я в сознании выделил из образа и полюбил. Папа повел меня, второклассника, на премьеру «Бриллиантовой руки», на любимого Никулина, которого я уже знал по Цирку на Цветном, а вышел я из зала с любимым Мироновым. Очень скоро я увидел его в Театре Сатиры и пересмотрел всего, что-то по нескольку раз. Частично эту счастливую возможность имел возможность имел весь Советский Союз. В 70-х телеверсию «Женитьбы Фигаро» с Мироновым в главной роли регулярно повторяли по 1-й программе. И я никогда не упускал этой возможности, даже после 5-6 походов на спектакль. Именно в этой роли ему стало плохо на сцене Рижской оперы, а очень скоро его не стало.

Он был не просто величайший актером, но и блистательным выразителем актерской профессии. Не только на сцене и на экране - в жизни. Не в смысле наигранности, как раз, наоборот - в смысле естественности своих актерских проявлений. Он жил актерством, наверное, даже во сне. И это трудно было не разглядеть. А для кого-то и занятость во всем репертуаре с ежедневным выходом на сцену не станет подтверждением, что он туда призван. Если только осветителем, по недоразумению, попавшим под огни рампы. Да, Миронов был призван, был признан, был обласкан. «Надо жить играючи», как пел его герой Черный кот в мультике «Голубой щенок». Казалось, он так и жил. Хотя жил он в постоянном поиске сил для жизни, на которые скупилось здоровье. В самоистязании для игры. Играл в теннис, обмотавшись полиэтиленом, чтобы сбросить лишний вес, как в день последнего спектакля. Не говоря уже о собственно профессиональном перфекционизме. В искусстве он любил и жалел своего зрителя, ограждая от собственных болей настолько, что на время забывал о себе.

Прерогатива великих: вконец ослабшая, измученная, сгоравшая от смертельного недуга О. Андровская вдруг полностью «исцелялась», ступая на мхатовские подмостки за недели до ухода. Мне в детстве почему-то казалось, что Миронов обязательно доживет до возраста М.Прудкина (если мы уж вспомнили о МХАТе) и будет похож на него. Ведь Прудкин тоже играл Фигаро, еще до войны… Его жизнь кипела, вскипала, взрывалась в профессии. В ней же пряталась, подстерегала смерть.Смерть от аневризмы, с которой эта профессия несовместима. И вот однажды он буквально сыграл на разрыв аорты. Своего рода «харакири» актера, хотя чего уже доказывать? К счастью, до этого доходят немногие. К несчастью, среди них оказался А.Миронов. На одном из вечеров, его спросили: «Как надо жить?». Он ответил: «Жить надо честно».

Обаяние – главный актерский дар, все остальное прорастает и прирастает только внутри него. «Не верю» – значит, «не обаял»! Ведь даже у последнего злодея была возлюбленная, как минимум, любящая мать. А обаяние – это след влюбленности и любви. Гений обаяния Миронов шел по этому следу во всех своих ролях. За игривым, провокацион - ным обаянием проглядывает грусть, все резче нагнетается драматизм, перерастающий в трагизм. Но без утраты обаяния. Баловень может стать Гамлетом. Полоний, конечно, имел в виду совсем другое, рисуя Гамлета дочери Офелии в образе «баловня судьбы», юного прохвоста – «несносный старый дурень» и шпион от его руки и пал… «“Гамлет» давно держит меня в плену”», – говорил Миронов в одном из интервью. Он так и остался в плену у Гамлета. И в любви миллионов, в чью жизнь он играючи зашел, чтобы остаться любимым.
Владимир Кузнецов, доктор психологических наук, профессор кафедры ЮНЕСКО
07.03. 2021. газета "Вести образования"

https://vogazeta.ru/articles/2021/3/7/person/16614-

ВЕЛИКИЙ БАЛОВЕНЬ СУДЬБЫ
А.Миронов родился и начал актерскую жизнь баловнем судьбы. В полном смысле дитя театра, он знал все его запахи и повадки и потому не придавал им большого значения, как воздуху, которым дышал. Его врожденная музыкальность (не абсолютный слух, а именно растворенность в потоке) легко позволяла ему импровизировать. Его первые роли в спектаклях Театра Сатиры "Гурий Львович Синичкин", "Клоп", "Проделки Скапена", "Женский монастырь" демонстрировали легкость, очарование, грациозность жеста.


Легкий поворот судьбы едва наметился в спектакле 1965 г. "Над пропастью во ржи" Сэлинджера. Кажется, он сам впервые взглянул на себя иначе. В Холдене Колфилде он играл юношу, сына богатых родителей, убегавшего из дома в поисках иной доли. Важнейшая для поколения книга оказалась и для него поворотной. Благодаря Холдену и режиссеру спектакля А. Шатрину Миронов, кажется, впервые соединил лирическое и драматическое начало роли с собственным мироощущением. Из баловня эстрадной семьи он постепенно превращался в актера-личность, взявшего на себя таинственную и до поры скрытую боль своего века.

К 1967 г. это чувство времени обнаружилось в нем в полную силу. Миронов сыграл Жадова в спектакле М.Захарова "Доходное место", вскоре закрытом по обвинению в антисоветчине. Оттепель была на излете, все возвращалось на круги своя. Миронов играл Жадова с чувством горечи, с интонацией, не допускавшей пафоса, с пониманием того, что жизнь не оправдает тех надежд, которые на нее возлагались. Он принес в спектакль молодого режиссера ощущение своего поколения, которое не хочет жить по старым законам. Он стал, по признанию Захарова, безусловным соавтором спектакля и сильно способствовал тому, чтобы главный конфликт пьесы читался ясно и бескомпромис -
сно: до какой степени можно пятиться, до какой степени можно оставаться кристально чистым человеком, когда жизнь вынуждает ежечасно идти на компромисс? На последнем монологе Жадов-Миронов обращался в зал и улыбался, будто извиняясь за внезапно прорвавшийся пафос.

Год спустя Миронов сыграл Фигаро в спектакле В.Плучека и окончательно стал символом поколения. Тема Жадова, ясно понимающего, перед каким выбором стоит, тут была закамуфлирована под стиль рококо. Несколько поколений советских людей выросло на этом спектакле (в 1974 г. спектакль был записан для телевидения), слушая горькую, полную безнадежности исповедь Фигаро. Умный и деловитый, в меру циничный, пытавшийся бороться за свои права, но внутренне осознающий неминуемое поражение, Фигаро превращался у Миронова в отчаявшегося героя времени. Подобно своему недавно запрещенному Жадову, он горько и ясно смотрел в зал, и веселая музыка Моцарта становилась контрапунктом к удушенной свободе.

Когда А.Эфрос делал телеспектакль по "Герою нашего времени" ("Страницы журнала Печорина", 1975), то в пару к Далю-Печорину он пригласил Миронова-Грушницкого. "В нем есть мягкость, есть как бы фактура пластилина, которая, на мой взгляд, очень заманчива и в кино, и в театре, особенно когда изнутри актерская природа освещена умом. Миронов  может лепить из себя многое. Вполне вероятно, в другом фильме он бы вылепил Печорина. Но у меня, повторяю, был Олег Даль. И ни малейшей царапины по этому поводу я от Миронова не почувствовал". - вспоминал потом Эфрос. Интересно, что в 1979 г., когда во время репетиций пьесы "Продолжения Дон Жуана" от Эфроса ушли Любшин и Даль, он позвал А.Миронова. Даль и Миронов и вправду будто образовывали контрастную пару отечественной культуры эпохи брежневского удушья. У Миронова отчаянье было глубоко скрыто под радостным доверием к жизни. Но оно проступало с годами все сильней. И в этом был его парадокс и тайна его игры.

Веселый, эксцентричный и виртуозный "везунчик" и любимец всех, к 37 - 40 годам Миронов как будто слышал уже роковую поступь судьбы. Сыгранный им Фарятьев, вместе с героями Даля, Любшина и Янковского, стал символом десятилетия, предшествовавшего перестройке. Но по-настоящему трагический размах его дар обрел в фильме Германа "Мой друг Иван Лапшин" в роли журналиста Ханина. Смерть его - неожиданная, на 47-м году жизни, в разгар перестройки и гласности, - стала и символическим завершением эпохи, которой нужна была особая духовная структура. 14 августа 1987 г., не доиграв последнюю сцену в спектакле "Безумный день, или Женитьба Фигаро", на сцене Рижской оперы, он потерял сознание. Спасти его было уже невозможно.Танцуя и забавляясь, он все сильнее входил в пике. Его веселая наука была замешана на боли. До разрыва аневризмы, как сказали врачи.
Алена Карась
07.03. 2021. РГ

https://rg.ru/2021....et.html
Прикрепления: 1993172.jpg(14.1 Kb) · 8454046.jpg(17.5 Kb) · 4339124.jpg(6.7 Kb) · 9409451.jpg(12.8 Kb) · 8883424.jpg(10.3 Kb) · 0440753.jpg(21.1 Kb) · 6316990.jpg(21.9 Kb) · 6232165.jpg(14.1 Kb) · 1872539.jpg(9.0 Kb) · 8902611.jpg(15.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 01 Апр 2021, 09:28 | Сообщение # 65
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
ЛЮДМИЛА МИХАЙЛОВНА САВЕЛЬЕВА


24 января знаменитой актрисе, народной артистке РСФСР Людмиле Савельевой, которая стала известна во всем мире как лучшая исполнительница роли Наташи Ростовой из «Войны и мира». - исполнилось 79 лет. Эта работа принесла ей славу и признание, но не гарантировала ей счастливой творческой судьбы. Почему одна из самых популярных и красивых советских актрис так мало снималась в кино и так рано пропала с экранов?


В ее судьбе было немало испытаний, она не раз оказывалась перед сложным выбором, после чего ее жизнь менялась кардинально. Ради роли Наташи Ростовой Людмила оставила балет, которым занималась с 11 лет. Это решение было вынужденным – ее организм попросту не выдержал нагрузок. Актриса родилась в блокадном Ленинграде, чудом выжила, но ее здоровье с детства было слабым.
В ее рационе постоянно был столярный клей, только так можно было спастись от голодной смерти. Вкус шоколада Люда узнала в три года, и попала в больницу от отравления, ее организм не научился принимать деликатесы. С ранних лет Люду привлекало искусство, но первое, что она освоила, была азбука. Когда ей исполнилось 11, родные привели ее в балетный класс, и как вскоре выяснилось, сделали правильный выбор. Прошло немного времени, и Люда уже демонстрировала чудеса пластики и умение держаться на сцене. Преподаватели в один голос утверждали, что она очень талантлива, и прочили ей большое будущее в хореографии. Впервые девочка вышла на сцену в 11 лет, в постановке «Щелкунчик».


Получив школьный аттестат, Людмила решила продолжить обучение в Ленинградском хореографическом училище. Диплом об окончании училища Людмила получила в 1962-м, и сразу была зачислена в труппу Мариинского театра. Девушка показывала выдающиеся результаты, поэтому имела все шансы стать примой этого театра. Она не верила своему счастью, ведь попасть в этот театр было практически невозможно, а ее взяли, без всяких знакомств и рекомендаций. Савельеву сразу задействовали в спектакле «Жизель», потом она получила партию в «Спящей красавице». Этот балет даже экранизировали, и демонстрировали по ТВ. Карьера складывалась очень успешно, и вскоре мир наверняка заговорил бы о новой приме Мариинки, но одно событие изменило всю ее биографию.

В 1956-м в США вышла экранизация романа Л.Н. Толстого «Война и мир» с Одри Хепберн в главной роли. Руководители компартии Советского Союза приняли решение снять свой фильм, но лучше, чем американский. В 1964-м режиссеру С.Бондарчуку была поставлена задача снять «картину-реванш», и он немедленно приступил к подготовке. В картине были задействованы лучшие и известные актёры, но самой большой головной болью режиссера оставалась Наташа Ростова. Ни одна из претенденток не подходила. Он пробовал в этом образе самых красивых и успешных – А.Вертинскую, Н.Фатееву, Н.Кустинскую, но все было не то. Тогда внимание ассистентки режиссера привлекла Людмила Савельева, которую она увидела в телеверсии «Спящей красавицы». Её как раз показывали по телевизору.


Бондарчук очень предвзято относился к балеринам, считал, что актрисы из них никудышные, но ассистент его уговорила посмотреть на Людмилу. Первая проба Савельевой провалилась, она даже внешне не была похожа на свою героиню. Люда была невысокой блондинкой с голубыми глазами, а Ростова брюнетка с черными глазами. Режиссер остался недоволен, но помощница уговорила его посмотреть еще раз. Тогда Людмиле надели парик и платье Наташи, и она сама почувствовала, как входит в образ. Она сыграла сцену в паре со Смоктуновским, и у него по щеке побежала слеза. Вслед за ним заплакала Савельева. Бондарчук понял – перед ним Наташа Ростова. Позже он признался: «Вначале ей даже отказали в фотопробе: столь невыразительной и «не Наташей» показалась она внешне. Я ее принял, в сущности, для того, чтобы смягчить горечь отказа».


После того, как однажды в павильоне «Мосфильма» она упала в обморок от истощения, стало ясно, что дальше совмещать съемки и выступления на сцене Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова просто невозможно. Людмила сделала свой выбор в пользу кино. 


Первая же роль в кино – Наташа Ростова в «Войне и мире» – принесла ей не только всесоюзную, но и мировую популярность. Л.Савельева влюбила в себя весь мир. Ею восхищались Ф.Феллини и Д.Мазина, ее портрет украсил обложки зарубежных газет и журналов. В Европе многие мамы называли новорожденных дочерей Наташами. После триумфа в СССР фильм прошел по экранам 117 стран мира и в 1968 г. получил высшую награду Американской киноакадемии – «Оскар», в номинации «Лучший иностранный фильм».


IV Международный кинофестиваль. А.Вертинская, С.Бондарчук, В.Тихонов, Л.Савельева, Б.Захава и И.Скобцева. 1965-й год

Режиссер на вручении премии отсутствовал – он был занят на съемках другого фильма, и «Оскар» получила Л.Савельева. Позже она вспоминала: «Я сидела в зале, дрожала, и когда объявили, что премию получает наш фильм, взлетела на сцену и думала, что непременно упаду оттуда». 
На пике популярности Людмила вдруг обнаружила, что последние 5 лет жила только жизнью своей героини, забыв о себе самой. Внутри нее будто что-то оборвалось. Съемки, продолжавшиеся целых 5 лет, закончились, со многими членами съемочной группы за это время она сроднилась. Актриса растерялась: «И я представить себе не могла, как же дальше быть-то, что дальше делать, неужели мы расстанемся на всю жизнь? Было очень тяжело». Она даже начала жалеть о том, что ушла из балета. Во время съемок Людмила познакомилась со своим будущим мужем, актером А.Збруевым. Девушка покорила его, когда он увидел ее в образе Наташи Ростовой.


Зарубежные продюсеры и режиссеры были уверены: Савельева – настоящая звезда, ее нужно снимать не только в СССР. Итальянский режиссер Витторио де Сика в один из приездов в Москву выступил на телевидении, заявив, что он специально приехал в СССР, чтобы пригласить на съемки Л.Савельеву. И она действительно снялась в его фильме «Подсолнухи», где ее партнерами по съемочной площадке стали Софи Лорен и Марчелло Мастроянни. Однако на премьеру фильма советскую актрису в Италию не выпустили. 


Наверное, ни одна из советских актрис до этого не имела такого громкого успеха за рубежом, у нее был шанс стать звездой мирового уровня. В Японии 1972 г. был объявлен годом Л.Савельевой. Фильм «Война и мир» там показывали ежегодно. «Подсолнухи», «Бег» и «Чайка» там тоже пользовались большим успехом. Но в СССР об этом признании Савельевой за рубежом широкой публике почти ничего не было известно. Советские режиссеры тоже засыпали ее новыми предложениями, но чаще всего Савельева отвечала отказом. «Мне казалось, что я должна сыграть роль, совершенно не похожую на Наташу. А мне все предлагали играть наивных смешных девочек», – рассказывала актриса. Время шло, паузы в ее кинокарьере затягивались, но она стояла на своем: либо будет сниматься в том, что ей нравится, либо не будет сниматься вообще.


Подарком судьбы Савельева считала главную роль в фильме «Бег» по роману М.Булгакова. Наконец ее героиня ни по возрасту, ни по характеру, ни внешне не была похожа на Наташу Ростову. Вдова писателя, Е.Булгакова, была так впечатлена работой актеров, что пригласила Л.Савельеву и В.Дворжецкого к себе в гости. Благодаря «Бегу» и «Подсолнухам» Савельевой удалось доказать, что она – не актриса одной роли. Однако перерывы между съемками все так же длились годами, зрители постепенно начали забывать об актрисе. Но Савельева по-прежнему очень щепетильно относилась к выбору ролей. Она терпеливо ждала хороших сценариев, а их предлагали все меньше. В середине 1980-х гг. актриса совсем перестала сниматься, решив, что, очевидно, ничего хорошего в ее творческой судьбе уже не случится. Эта пауза затянулась на 11 лет, в 2000-х гг. Савельева сыграла еще в 4-х фильмах, а после 2009 г. новых работ с ее участием больше не выходило. «Кино – это искусство для молодых. Я жалею о том, что меня почему-то не использовали кинематографисты как балерину, не написали сценарий, где я могла бы что-то станцевать»», – говорила актриса. 

Режиссер С.Соловьев о ней говорил: «Это хрупкое создание на самом деле – человек колоссальной силы воли, колоссальной закрытости. Не оттого, что она сознательно закрывается от каких-то контактов, а потому что в этом состоянии закрытости ей легче осуществлять те самые волевые поступки, которых требует от нее жизнь». Л.Савельева действительно ведет очень замкнутый образ жизни, не посещает светских мероприятий, не ездит на кинофестивали. Она не любит рассказывать о себе и пускать журналистов в свой дом, объясняя это так: «Когда актер работает над хорошим материалом, тогда он действительно счастлив. И если он чего-то добился, то пусть это останется легендой. Нельзя совершенно обнажать актеров, у актера должна быть тайна. А у нас сейчас пошла такая мода: снимают актрис и особенно актеров, мужчин, на кухне, где они стоят за плитой и что-то там чистят, варят, готовят. Лично у меня это совершенно не совмещается с образом тех героев, которых они создавали. Повторяю, в актерах должна быть какая-то тайна!».
https://kulturologia.ru/blogs/240120/45274/
Прикрепления: 9974275.jpg(14.4 Kb) · 5128828.jpg(10.4 Kb) · 8960861.jpg(18.8 Kb) · 1206128.jpg(17.9 Kb) · 3440098.jpg(15.1 Kb) · 7171075.jpg(9.4 Kb) · 7574912.jpg(14.0 Kb) · 8707497.jpg(12.1 Kb) · 2573299.jpg(16.1 Kb) · 8252081.jpg(19.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 26 Май 2021, 22:36 | Сообщение # 66
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
К 80-летию со Дня рождения...
ОЛЕГ ИВАНОВИЧ ДАЛЬ
(25.05 1941 - 03.03. 1981)


Его называли неудобным, чужим, лишним. Одни считали, что он страдает манией величия. Другие говорили о мании… совершенства. Каким артист был на самом деле, не знали, кажется, даже близкие. Очевидно одно: в искусстве он не сделал и десятой доли того, на что был способен. Талантлив-то был от Бога… 25 мая ему могло бы исполниться 80. Могло бы. Но не должно было. Судьба ведь всё и всегда знает наперёд. Даль не был тем артистом, которому подошли бы немощь, морщины, седина. Морщин, впрочем, к 39 годам было в избытке. А как иначе – он же работал лицом. Да и вообще мимика была подвижной, как у человека с тонкой душевной организацией. Словом, представить его в роли 80-летнего дедушки не получается – ну не бывает таких стариков. Неслучайно спустя годы артиста часто сравнивали с Высоцким – ставили в один ряд, проводили параллели. Тот ушёл в 42, Даль - спустя 7 месяцев, в 39.

Олег Даль был одной из самых ярких и противоречивых фигур советского театра и кино. Этот человек был очень тонкий и ранимый, даже иногда задиристый. Он мог начать репетировать, а потом, решив, что фильм или спектакль недостаточно хорош, взять и отказаться от роли. Он был «неудобным» актером и человеком - чересчур честным, чересчур принципиальным, чересчур прямым. Он не был отмечен ни одной из кинематографических наград. С горькой иронией актер называл себя не народным, а «инородным». Но ему прощали многое: резкость, максимализм, а порой и срывы.


Он родился в Люблино, в семье железнодорожного инженера Ивана Зиновьевича и учительницы Павлы Петровны. В школьные годы начал заниматься баскетболом, но очень скоро оставил эти занятия из-за обнаружившихся проблем с сердцем. После этого его увлечениями стали поэзия, литература и живопись. Как и любой мальчишка, выросший в военные годы, он мечтал о героической профессии летчика или моряка. Но детским мечтам не суждено было сбыться из-за проблем со здоровьем. После прочтения произведения Лермонтова «Герой нашего времени» Даль загорелся идеей стать актером, чтобы когда-нибудь сыграть Печорина. Есть сведения, что по некоторым данным Олег Иванович приходится правнуком известному составителю словаря. Вполне естественно, что родители считали сцену несерьезным занятием для своего сына. К тому же у Олега был дефект речи, он картавил с детства, но  постоянно старался преодолеть это, занимался в центральном доме детей железнодорожников в студии худ. слова. В результате этого родилась его необычная манера речи, структура фраз, паузы.


В 1959 г. после окончания средней школы Олег принимает решение поступить в театральное училище. Он подготовил монолог Ноздрева из Гоголевских «Мертвых душ» и отрывок из «Мцыри» любимого Лермонтова. После успешной сдачи экзамена талантливый юноша был зачислен на курс Н.Анненкова Щепкинского театрального училища. Его однокурсниками стали В.Соломин, М.Кононов, В.Павлов. Его кинодебют состоялся в знаковом фильме начала 60-х - "Мой младший брат". Режиссер А.Зархи из множества кандидатов отобрал 3-х счастливчиков. Ими стали А.Миронов, А.Збруев и О.Даль. Картина имела оглушительный успех, а молодые актеры привлекли к себе внимание режиссеров. Также Даль очень удачно снялся в фильме Л.Аграновича "Человек, который сомневается" .В 1963 г. после окончания учебы он был принят в труппу знаменитого "Современника". Роли в те времена ему давали второстепенные, но он был рад уже тому, что находится в труппе этого молодежного театра, руководимого в то время О.Ефремовым. Даля все чаще и чаще приглашали сниматься в кино, однако, через определенное время такой ход событий его начал раздражать.


Драматически складывалась и личная жизнь актера. Тогда вся Москва говорила о том, что влюбленная в Ефремова актриса Н. Дорошина все же дала согласие влюбленному в нее Далю выйти за него замуж. И вот, в день свадьбы Ефремов перед всеми посадил Нину на колени и обратился к ней со словами "А любишь ты меня…" Это был серьезный удар по личности Даля. Потом у него был еще один краткосрочный и неудачный брак с Т.Лавровой.


Олег начал выпивать. Но в кино актера снимали регулярно. Он снялся в картине И.Анненского "Первый троллейбус", а в середине 60-х В.Мотыль пригласил Даля на главную роль в своем фильме "Женя, Женечка и "катюша".


Фильм этот был фантастически популярен и во многом благодаря О.Далю, хотя он уже сильно выпивал и часто срывал съемки, но Мотылю все же удалось в некоторой степени мобилизовать актера и завершить съемки. Потом были съемки в фильме "Хроника пикирующего бомбардировщика" режиссера Н.Бирмана. Благодаря работам в этих картинах О.Даль стал одним из самых востребованных и популярных актеров в стране.

Он уходил из "Современника", потом на некоторое время вернулся, сыграл Ваську Пепла в "На дне". Сыграл восхитительно, но все же, он раскрылся во всем своем актерском величии в те времена, когда сотрудничал с великим режиссером А.Эфросом. Судьба свела Даля с Эфросом, когда он, устав от диктата бездарных режиссеров, сам решил учиться на постановщика и поступил в Высшие режиссерские курсы во ВГИК, где его мастером был великий И.Хейфиц. В нескольких телепостановках Эфроса Даль играл главные роли и делал это гениально. Но к тому времени его характер сильно испортился. В подпитии он мог себе позволить многое - и даже подтрунивал над таким гениальным актером, как И.Смоктуновский. По воспоминаниям Эфроса, он делал это так бестактно, что Анатолию Васильевичу было стыдно смотреть Смоктуновскому в глаза, а Даль уже на следующий день ничего не помнил. Тем не менее, актер становился все более известным. Его заметила и привлекла в свою индустрию "сказочных фильмов" великий мастер этого жанра Н.Кошеверова. Он блистательно сыграл в ее вечном фильме "Старая, старая сказка".


Сразу после этого Г.Козинцев приглашает Даля на роль шута в свою экранизацию шекспировского "Короля Лира". Как он изумительно точно создал образ шута! Как был филигранно точен - не только в тональности, но и в ритмике своих движений. Гениальная работа О.Даля.


Именно на съемках этого фильма он познакомился со своей третьей женой Лизой Эйхенбаум, которая работала монтажером. Она сумела оказать позитивное влияние на него, и он перестал пить, а чтобы наверняка - взял и зашился. Одно время все, казалось бы, шло хорошо. Актер время от времени срывался, но все же продолжал удачно сниматься. Очень придирчиво и требовательно относительно не только к другим, а в первую очередь к самому себе. Мог с ходу отказаться от перспективного предложения, твердо считая, что это не его роль. Л.Гайдай, у которого Даль снимался в фильме "Не может быть!", мечтал снять экранизацию гоголевского "Ревизора" и в роли Хлестакова видел Олега, но он отказался, объяснив, что не подходит для этой роли. Этот так и не реализовался. Точно также он объяснил Э.Рязанову свой отказ от роли Жени Лукашина в "Иронии судьбы". Вот так крайне требовательно Даль относился к своим актерским возможностям. Терпеть не мог халтуры, и именно этим объясняет его конфликт с руководством фильма "Земля Санникова". Он и Вл.Дворжецкий считали, что режиссеры делают из этой картины дешевое шоу с песнями. Конфликт был настолько серьезен, что режиссеры не захотели, чтобы Даль спел знаменитую песню "Есть только миг", а пригласили для этого О. Анофриева.

Но были и фильмы, где актер был доволен и своей работой, и работой постановщика. Был безупречен в таких ролях, как Ученый и Тень в "Тенях" Н.Кошеверовой, Лаевского в "Плохом хорошем человеке" И.Хейфица. Доволен был и своими работами в фильмах "Горожане", "Военные сороковые". Успешно сотрудничал с режиссером Е.Татарским в его 2-х телевизионных проектах: "Золотая мина" и "Приключения принца Флоризеля". Одной из самых лучших работ актера является роль советского разведчика Скорина в многосерийном телефильме "Вариант "Омега". Его дуэт с вальяжным И. Васильевым, который играл противника Скорина - немецкого аристократа и разведчика Шлоссера, был восхитителен. Сам Даль в своих интервью признавал, что Скорин больше похож на него самого, чем все персонажи, которые он когда-либо воссоздавал. Актер зорко следил за тем, чтобы творческая группа не скатилась на халтуру, и этого не произошло. Фильм этот имел колоссальный успех, а Даль сыграл в нем одну из своих лучших ролей.

Даль испортил отношения С Эфросом. Ему не нравилось, что мэтр увлекается фаворитизмом, имея ввиду его отношения с О. Яковлевой. Когда Эфрос предложил ему роль Гамлета, Даль отказался, объяснив это тем, что все равно этот спектакль будет про Офелию, которую должна была сыграть Яковлева. Актер ушел из Театра на Малой Бронной и оказался в Малом театре. Его доставали чиновники, не желающие мириться с его демаршами. В общении с Далем они частенько употребляли унизительные для него слова, говоря о том, что он посредственный актер и не надо ему ставить из себя незаменимого. Все это было крайне унизительно для душевной инфраструктуры Даля. Он тяжело переживал…После смерти Высоцкого Даль начал часто говорить о том, что настал его черед. Месяца за полтора до своей смерти орн напишет стихо­творение «В.Высоцкому. Брату». И этим многое объяснит.

Сейчас я вспоминаю…
Мы прощались… Навсегда…
Сейчас я понял… Понимаю…
Разорванность следа…
Начало мая…
Спотыкаюсь…
Слова, слова, слова.
Сорока бьёт хвостом.
Снег опадает, обнажая
Нагую холодность ветвей.
И вот последняя глава
Пахнула розовым кустом,
Тоску и лживость обещая,
И умерла в груди моей.
Покой-покой…
И одиночество, и злоба.
И плачу я во сне и просыпаюсь…
Обида – серебристый месяц.
Клеймённость – горя проба.
И снова каюсь. Каюсь. Каюсь,
Держа в руках разорванное
сердце…


Они не были близкими друзь­ями, не упоминали друг друга в дневниках, интервью, видеозаписях. Они были близкими по духу. А свёл их на съёмочной площадке фильма «Плохой хороший человек» 


И.Хейфиц, разглядев в Дале и Высоцком чеховских антиподов, антагонистов. Две яркие личности, Лаевский (О.Даль) и фон Корен (В.Высоцкий) – каждый со своими принципами. Такими были артисты и в жизни. Непохожие внеш­не, чем-то они всё же походили друг на друга. На некоторых фотографиях можно даже заметить общие черты. И характеры у обоих были непростые. Не любили артисты приспосабливаться да подстраиваться. Играть под чужую дудку – этого от них никто никогда не добился бы. Всегда и везде они предпочитали делать то, что сами считали нужным. Не устраивало что-то – разворачивались и уходили. Без сожаления.
Его стали называть неудобным, записали в списки опальных актёров. Да ещё «Отпуск в сентябре» Мельникова положили на полку. В двухсерийной картине, снятой на «Ленфильме» по мотивам вампиловской «Утиной охоты», Даль сыграл инженера Зилова, находящегося в душевном кризисе и помышляющего о добровольном уходе из жизни. Потом уже, когда артиста не будет на этом свете и фильм выйдет на экраны, критики назовут Зилова одной из лучших его работ. Он и впрямь тут как никогда естественный, настоящий. Не играет – живёт, дышит в унисон с Зиловым. Очевидно, герой оказался близок актёру с его душевными метаниями, неприкаянностью...


Даль уходил из театров. Мог неожиданно покинуть уже начавшиеся съёмки. В последнее время он выглядел уставшим и нездоровым. Проблемы с серд­цем преследовали его с юности. Нервная система (это про таких говорят: человек без кожи) не выдерживала конфликтов с режиссёрами и работы на износ. А бороться с национальной болезнью, сгубившей не одного русского актёра, получалось неважно. Хотя зашитые в тело «торпеды» и позволяли Олегу хоть ненадолго почувствовать себя в строю. Тогда он вновь становился энергичным и работо­способным: с удовольствием снимался, писал стихи.

Помоги и спаси,
О, Господи.
Сбереги и укрой,
О, Господи.
Мягким снегом меня занеси, 
Господи.
И глаза свои не закрой, 
Господи.
Погляди на меня,
О, Господи.
Вот я весь пред тобой,
О, Господи.
Я живу не клянясь,
О, Господи.
Подари мне покой,
О, Господи…


Спустя 3 месяца после ухода Высоцкого Даль запишет в дневнике: «Стал думать часто о смерти. Удручает никчёмность...» Высоцкий ещё на съёмках «Плохого хорошего человека» предупреждал Олега о пагубности увлечения алкоголем. На похоронах Даль обмолвился: «Следующим буду я». А кто-то из коллег сказал о нём: «Может, хоть это его отрезвит». Отрезвлять было поздно, организм актёра был изношен. Не однажды потом Даль говорил близким: «Володька Высоцкий приснился. Зовёт меня...». Семья сделала попытку «подлечить» Олега. Последнюю зиму он с Лизой провёл в загородном домике в Монине, арендованном по знакомству на выгодных условиях. Много гулял, читал, писал. Весь быт был на Лизе. Она ездила с мужем на съёмки и целиком подчинила ему жизнь. Единст­венная из 3-х жен она смогла справиться и с тяжёлым характером, и с вредными привычками. Они прожили 10 лет, Лиза считала – счастливо. Однако разгадать загадку необыкновенного человека не получилось и у неё. Но, наверное, и не надо было. Не всё же должно быть постижимым. Тем более когда речь о большом таланте.

И ломать меня ломали,
И терзать меня терзали,
Гнули, гнули до земли,
А я выпрямился...


Так писал зимой 1981-го О.Даль. Тихая загородная жизнь пошла ему на пользу. Супруги планировали прожить в Монине до апреля с перерывом в марте, когда актёр отлучился на несколько дней в Киев. Однако накануне отъезда домой он сказал коллегам в гостинице: «Пошёл к себе умирать». И не обманул...
https://az.sputniknews.ru/columni....be.html
https://aif.ru/culture....v_zemly
Прикрепления: 3232389.jpg(10.9 Kb) · 6466393.jpg(9.9 Kb) · 4817933.jpg(10.2 Kb) · 3268661.jpg(9.5 Kb) · 3861102.jpg(9.9 Kb) · 5238405.jpg(13.5 Kb) · 3084163.jpg(10.9 Kb) · 2051967.jpg(8.4 Kb) · 8117071.jpg(9.2 Kb) · 1981687.jpg(9.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 26 Май 2021, 23:02 | Сообщение # 67
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline

«Он был болен одной из самых прекрасных и трагических болезней - манией совершенства. Он знал, как это играть надо, но нельзя было на этом безумном темпераменте, на этой беспредельной боли и нерве, на этих слезах в горле провести всю роль - так можно было только умереть…» - писал о нем Э.Радзинский в книге «Дневники. Письма. Воспоминания». Он всегда был немного отстраненным. Поклонники отмечали его неземной, проницательный взгляд, близкие и друзья - тонкую творческую натуру. Даль часто совершал импульсивные поступки, мог неожиданно замкнуться или внезапно уйти из театра и бросить постановку за несколько дней до премьеры. «Я не был близким другом Олега. Но в нем существовала какая-то тайна, которая притягивала меня к нему. Я тянулся к нему гораздо больше, чем он ко мне, - пытался хотя бы прикоснуться к этой тайне», - рассказывал об актере В.Гафт.

Загадки и тайны Олега Даля не перестают тревожить и после его смерти. Актер скончался на 40-м году жизни в номере гостиницы «Студийная» в Киеве во время командировки. До сих пор спорят, что стало причиной сердечного приступа актера. Было ли это употребление спиртного после «вшитой» противоалкогольной капсулы или просто сердце артиста не выдержало нагрузок? После смерти последовали сложности с похоронами. Знаменитого актера без нужных регалий вдруг отказались хоронить и на Новодевичьем, и на Ваганьковском кладбищах. Объяснение было простое - мест нет. Тогда руководство театра обратилось в Союз кинематографистов. Только после этого директору Ваганьковского дали указание во что бы то ни стало пристроить могилу актера на центральной аллее кладбища. По решению комиссии ВТО О.Даля решили положить в могилу к балерине императорского театра Любови Рославлевой. Она умерла в 1904 г, и уже было возможно подзахоронение. Однако, копая могилу, рабочие наткнулись на красный саркофаг покойницы. Было принято решение не тревожить память балерины, доставать и сжигать гроб не стали.

На холсте пейзаж намалеван,
Кровь струится в поддельной реке,
Под раскрашенным деревом клоун
Одиноко мелькнул вдалеке...

(Из стихотворения О.Даля)

В итоге яму для гроба Даля вырыли чуть дальше. Но мраморную плиту с именем актера пришлось установить рядом с крестом балерины на пустом участке. Место было огорожено, вот только настоящая его могила оказалась за пределами этой территории. Вдова актера Елизавета Даль хотела перенести ограду и памятник на место захоронения, но суммы, которую запросили за эту работу, у нее не нашлось. Так и остался лежать О.Даль в стороне от собственной могилы...


Теща актера Ольга Борисовна любила зятя как сына, страшно горевала о его кончине и поэтому попросила после смерти развеять ее прах над могилой Олега. Ее завещание было исполнено, и в землю захоронили лишь практически пустую урну. В мае 2003 г. умерла и сама Елизавета. Так образовалась семейная могила: муж, жена и теща. Только О.Даль снова остался немного в стороне от всех.
Елена Тихановская
24.05. 2021. газета "Невские новости"

https://nevnov.ru/878542-....era-net

ОЛЕГ ДАЛЬ.
ДНЕВНИКИ. ПИСЬМА. ВОСПОМИНАНИЯ



Читатьhttps://www.litmir.me/br/?b=190354&p=1
Прикрепления: 0338397.jpg(10.2 Kb) · 9246287.png(74.2 Kb) · 6131579.jpg(8.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 13 Июн 2021, 23:42 | Сообщение # 68
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
ВАЛЕНТИНА ГЕОРГИЕВНА ТОКАРСКАЯ
(03.02. 1906 - 30.09. 1996)


Советская и российская актриса театра и кино, звезда Московского мюзик-холла 1930-х годов. Народная артистка России.
Актрису, бывшую звездой Советского Союза, знали и любили в свое время все. Она по праву считалась одной из лучших артисток современности и наиболее красивых женщин. В числе ее поклонников имелось много именитых людей.


Родилась В.Токарская в Одессе. Ее отец был актером, мать - домохозяйкой. Училась в Киеве в Фундуклеевской женской гимназии. С 13-и лет брала уроки в киевской частной балетной школе Чистяковой. С 14-ти начала сама зарабатывать деньги, танцуя в кино перед сеансами. Во время гражданской войны, когда в Киев вошли немцы, Токарские перебрались в Ташкент. Там Валентина поступила в оперный театр танцовщицей. Вышла замуж за певца этого театра, исполнявшего главные партии в «Пиковой даме» и в «Паяцах». В 1920-е годы пара переехала в Москву, где Токарская работала в оперетте. Муж уехал в поисках работы в другой город, и пара рассталась. Во время выступлений в Баку вновь вышла замуж. После ареста мужа-хозяйственника вернулась в Москву. В квартире нового супруга поселилась ее мама. В столице Токарская играла оперетты в Парке культуры, где ее заметил режиссер мюзик-холла Н.Волконский.


В Московском мюзик-холле работала с Б.Тениным, С.Мартинсоном, В.Лепко, Р.Зеленой, М.Мироновой. Спектакли ставились как на Бродвее - ежедневно на протяжении 3-х месяцев давалось одно и то же представление. В 1934 г. сыграла главную роль в фильме Я.Протазанова «Марионетки». После закрытия «чуждого советскому человеку» мюзик-холла вместе с бывшими коллегами служила в Московском театре сатиры (1936-1941). В сентябре 1941 г. выехала в составе фронтовой концертной бригады в расположение армии Рокоссовского. Артисты попали в окружение, Токарская и раненный в ногу Рафаил Холодов спаслись, но вскоре попали в плен к немцам, выступали на оккупированных территориях. Отступали вместе с германской армией до Берлина. В ноябре 1945 г. вернулась в Москву, где была арестована и приговорена к 4-м годам лагерей по ст. 58-3 (пособничество врагу). Была этапирована в Печорлаг. Работала на лесозаготовках - вытаскивала бревна из реки, после ледостава - работала в санчасти. Затем была переведена в Воркутлаг, играла по заявке из Воркутинского театра. Там же познакомилась с драматургом А.Каплером, сидевшим «за антисоветскую агитацию». После освобождения вышла за него замуж.


До 1953 г. работала в театре Воркуты. Затем вернулась в Москву в театр Сатиры, где выступала в эпизодических ролях. В 1993 г. получила звание народной артистки России. В 1996 г. на сцене театра Сатиры состоялся бенефис Токарской, отметившей свое 90-летие. Через 6 месяцев В.Токарская скончалась.Похоронена на Новом Донском кладбище.


В 1930-е годы считалась одной из самых красивых и богатых артисток Москвы, ездила по городу в собственном автомобиле. В шахматном турнире ей без боя сдался сам Хосе Рауль Капабланка. С сатирической комедией «Марионетки» В.Токарская объехала весь Советский Союз. После многих лет забвения в начале 1990-х про нее неожиданно вспомнили. К юбилею О.Аросевой (1995) она блестяще сыграла в спектакле «Как пришить старушку» по пьесе Дж.Патрика. В роли страхового агента, переделанную с мужской на женскую, появлялась на сцене настоящим пугалом, показывая, что не боится выглядеть смешной и нелепой. В следующем году сыграла в бенефисе В.Васильевой «Священные чудовища». Старейшая актриса труппы появлялась там за полминуты до поклонов, срывая аплодисменты зала.

В Воркутинском драмтеатре Токарская играла все главные роли и сама ставила спектакли. Она была Дианой в «Собаке на сене», Елизаветой в «Марии Стюарт», Софьей Ковалевской, выступала в спектаклях «Мадемуазель Нитуш» и «Вас вызывает Таймыр». Помимо игры на сцене, поставила в Воркуте 2 оперетты: «Баядеру» и «Одиннадцать неизвестных». После освобождения в 1949 г. осталась работать в этом театре - в Москву выезжать актрисе было запрещено. Получила большую комнату в общежитии и жалованье. В отпуск ездила в Ессентуки, Крым, Прибалтику. После смерти Сталина в 1953-м поехала в столицу, где ее сразу оформили в родной Театр Сатиры.
После мюзик-холла всегда играла в основном отрицательные роли - иностранок, шпионок и просто эксцентричных особ. В роли Секлетиньи в спектакле «По 206-й» критика сравнивала ее с «великими старухами» Малого театра Рыжовой и Блюменталь-Тамариной. «Я очень люблю эту роль. Там можно и почудить, и характер есть у этой бабушки», - признавалась Токарская. В больших киноролях актриса снялась всего 2 раза. Это «Марионетки» и «Дело №306».


Свою главную отрицательную роль сыграла, вернувшись только что из заключения. В первом советском кинодетективе ее героиня была опасной шпионкой, работавшей в аптеке под именем Марии Николаевны Карасевой. Звали же ее Магда Тотгаст.

В старости актриса осталась одна. После 3-х неудачных браков детей у нее не было, родственников в старости тоже не осталось.
В 1993 г., когда Валентине Георгиевне было 86 лет, она стала народной артисткой России. В следующем году о ней вышел док. фильм. В 88 лет получила 2 небольшие роли в театре, о Токарской писали в газетах, снимали телесюжеты. Валентине Георгиевне была назначена президентская пенсия. На волне популярности в 1990-х Токарская вновь почувствовала вкус к жизни - подолгу задерживалась у витрин роскошных магазинов на Тверской, вновь полюбила покупать себе новые красивые вещи.
https://polit.ru/news/2017/02/03/tokarskaya/

НЕУВЯДАЕМАЯ


В Московском театре Сатиры идет спектакль-концерт «Молчи, грусть, молчи!». На сцене – А.Ширвиндт. Он объявляет: «30-е годы. На этих подмостках существует Московский государственный мюзик-холл. Очаровательное, неповторимое, обаятельное время. Свидетельница этого периода жизни нашей сцены – актриса нашего театра Валентина Георгиевна Токарская. Мы так всуе произносим иногда имена, фамилии, а возникает целая легенда – Валентина Токарская, героиня знаменитой протазановской кинокомедии „Марионетки“... Валентина Токарская – звезда Московского мюзик-холла 30-х годов...»

На сцену в сопровождении самого пластичного актера театра сатиры Ю.Васильева выходит ОНА, и каждый зритель, сидящий в зале в тот момент, верит, что перед ним – настоящая Звезда, настоящая Примадонна тех далеких лет. Сколько в ней женственности! Сколько кокетства! Сколько величия! Пока на дворе – 1990 г. В.Токарскую уже почти никто не помнит, и еще почти никто не знает, как бы парадоксально это не звучало. Новый виток ее славы впереди. За этой женщиной стоит история отечественного театра, история Москвы. В 30-е годы Токарская была популярнейшей актрисой столицы, ее считали самой красивой и чуть ли не самой богатой женщиной города. У нее были толпы поклонников, она выступала с джазовыми оркестрами на различных сценах, по всей Москве были развешаны афиши кинокомедии «Марионетки» с портретом именно Токарской, несмотря на участие в фильме Кторова, Мартинсона, Климова, Радина, Жарова.

Мюзик-холл, Театр сатиры, война, фронтовая бригада, плен, следом – репрессия, возвращение домой лишь в 53-м. Снова – театр Сатиры. И вот она перед нами. Элегантная, грациозная, уставшая от жизни.


– Между прочим, скоро будет 72 года, как я на сцене. Почему-то все это пропускают мимо ушей, не понимая, что это за цифра, – начинает наш первый разговор Токарская.

- Валентина Георгиевна, а с чего началась ваша творческая жизнь?
- Она началась с того, что меня мама родила и не стала кормить грудью. И мне наняли кормилицу, у которой было очень хорошее молоко, какого сейчас не делают. Поэтому я так долго живу.

- Это было уже начало творческой жизни?
- Именно творческой!

- Вы коренная москвичка?
- Нет. Родилась я в Одессе. Мой папа был актером, он возил нас из города в город. Училась я в Киеве в Фундуклеевской гимназии, основанной императрицей Марией Федоровной. Она к нам иногда приезжала, и я запомнила ее лицо, красивое, но «неживое» – оно было все покрыто специальной эмалью, из-за чего императрица даже улыбнуться не могла. А я на балах читала «Не образумлюсь, виноват...» в 7-летнем возрасте. Нас выводили на встречу с ней в рекриационный зал, правда, не всех. Только тех, кто по блату. Я как раз была блатной, так как не хотела и не любила учиться и со мной занималась сестра нашей классной дамы. А классная дама сама отбирала учениц, которые пойдут приветствовать царицу, – каждой отводилось место, где кто будет стоять, делать реверанс, и я благодаря ее сестре всегда была среди избранных.

- А ваша мама работала?
- Нет, она никогда не работала, поэтому мне пришлось с 13-ти лет зарабатывать. Я в балетной школе училась, и впервые вышла на сцену в балетной массовочке в опере. Где-то сзади, как бы у воды, я выбегала, пробегала через сцену, но ужасно волновалась. Мне казалось, что весь зал смотрит только на меня. А потом я уже стала солисткой балета и танцевала в кино, чтобы заработать какие-то деньги. Была гражданская война, и надо было просто питаться. В Киеве мы меняли вещи, потому что их было много, а денег мы не хранили. Ездили в деревню, ведь в то время деревня была богатой и там брали все, вплоть до рояля. Мы сдавали вещи и взамен получали муку, сало, пшено. Сейчас меня спрашивают: «Вот вы долго живете, а приходилось ли вам переживать такое голодное время, как сейчас, в начале 90-х?» Я говорю: «Приходилось переживать чуть-чуть похуже». Потому что тогда был настоящий голод, когда сосало под ложечкой. Второй раз мне выпало такое же испытание во время войны, когда я попала в плен.

- Какими были сценические площадки тех лет, что они из себя представляли?
- Я привыкла видеть только своего папу, а он играл в театре миниатюр. Это были одноактные комедии, оперетта и сольные выступления – то есть балетная пара, куплетист какой-нибудь с гитарой или без, цыганские романсы. Вот такого сорта был театр, где выступал папа. Единственное, чем такие труппы отличались, так это репертуаром куплетистов. Одни пели за белых, другие – за красных. А так как власть каждый день в Киеве менялась – то белые придут, то красные, то зеленые, а то и поляки, – куплетистам постоянно приходилось прятаться. Был у нас такой довольно забавный артист Смирнов-Сокольский (однофамилец Н.Ф. Смирнова-Сокольского), который выступал в босяцком, рваном костюме и пел политические, антибольшевистские куплеты. Так его поймали и расстреляли в Мариинском парке. Когда пришел Деникин, в Киеве был настоящий парад. Солдаты въехали на лошадях, их встречали дамы в белых платьях, в огромных шляпах, кидали цветы и обнимали лошадей. Пробыли белые в городе какое-то количество дней и все время пьянствовали. Вообще все, кто приходил, обязательно пьянствовали. И, конечно же, по всему городу шли погромы. Нам это страшно надоело, и когда в Киев пришли немцы, мы с мамой уехали в Ташкент.

- Там вы продолжали выходить на сцену?
- Да. Я довольно хорошо танцевала там в опере. Помню, была очень смешная оплата труда – появились сначала миллионы, потом миллиарды, и каждый день деньги менялись. У меня даже сохранилась афиша, на которой написано, что она стоит пять миллиардов. Если у тебя появлялись деньги, их тут же надо было потратить, потому что завтра все будет стоить дороже. И так было до 24-го года, пока не ввели червонец, который стал «конвертируемым рублем». В Ташкенте я вышла замуж за оперного певца, он был тенор, а я - солисткой балета. Мы поехали в Москву, на биржу труда. Она находилась где-то на Рождественке. Туда приезжали актеры разных жанров. Они собирались в коллектив и разъезжали по всей стране. Так и мы поехали на следующий сезон в Новониколаевск. Наша опера была чуть побольше подобных коллективов – все-таки с нами работали хор и оркестр. А в 25-м я навсегда покончила с балетом. Муж позвал меня играть в оперетке – ну совсем маленькая труппка, действующие лица и рояль. А я всегда мечтала петь, ведь мой папа был опереточным актером. Голоса у меня никогда не было, зато танцевала я хорошо.

- Значит, правду о вас говорит со сцены Ширвиндт, что критик того времени писал: «Когда смотришь на танцующую Токарскую, кажется... что она хорошо поет».
- Конечно, Ширвиндт несколько переиначил эту фразу, но доля правды в этом есть. И играла я не героинь, не певиц, а так называемых субреток. Там я и задержалась, пристрастилась к оперетте. А мой муж все никак не находил место. Потом куда-то уехал, что-то нашел и прислал письмо, чтобы я ехала к нему в оперу. Я ответила, что «ни за что не оставлю оперетту, не буду больше танцевать и, видимо, мы больше не встретимся». Так я ездила-ездила, а качество этих оперетт все повышалось и повышалось. Меня звали из одной труппы в другую, и в конце концов я «допрыгалась» до большой, солидной оперетты с хором, оркестром, жалованьем и известным режиссером Джусто. Во время выступлений в Баку я вышла замуж вторично. У него была своя квартира, и мама в этой квартире «осела» – все-таки появилось уже что-то свое. Муж мой был каким-то хозяйственником, и его в конце концов арестовали за то, что он умел делать деньги. Вновь – дороги... В Ленинграде меня «нашел» знаменитый кинорежиссер Протазанов – он искал героиню для своих «Марионеток» и приехал смотреть меня. Я со своим партнером по оперетте сыграла ему сцену, исполнила танец с веером и спела песенку из оперетты «Розмари» по-английски. Он записал песенку на пленку и уехал. А через некоторое время мне позвонили и пригласили на кинопробу. Когда я приехала в Москву и вошла в студию «Межрабпомфильм», то первое, что услышала, была моя песенка. Ее гнали по радио по всей студии.

- А говорили, что пели плохо. Получается, что в кино вас взяли из-за песни?
- Я думаю, что Протазанову понравилось то, что я спела именно английскую песенку. Он же ставил заграничный фильм. Это первое. А во-вторых, ему просто надоело смотреть актрис. Он же пересмотрел их такое количество, всех примадонн московских и немосковских, что я представляю, как он устал. И почему-то взял меня, хотя я была совсем неопытной в кино. Я ничего не понимала в съемках, а там ведь все надо учитывать, где камера, где свет: тебе отведут маленькое местечко, и дальше не заходи. Можно сказать, что в «Марионетках» я совсем неинтересно сыграла. Протазанов потом мне так и сказал: «Я с вами мало работал».

- Каким предстал вашему взору легендарный Протазанов?
- Это был очень жесткий режиссер, требовательный. Он всегда ходил с палкой и вместо «стоп!» кричал «halt!». Я его боялась. И вдруг однажды он дал мне 20 коп. за одну сцену, которую мы разыгрывали с Мартинсоном: «Возьмите! Хорошо сыграли».

- Я видел вас еще в 2-х фильмах – «Дело № 306» и «Осенняя история»...
- В больших ролях я, действительно, снялась 2 раза. Это «Марионетки» и «Дело № 306». А в «Осенней истории» что за роль... Так, бабушка и бабушка, ничего интересного. Зато в «Деле» я играла шпионку, которая работала в аптеке как обыкновенная советская служащая. Я как раз только вернулась из заключения, и режиссер, видимо, решил, что я буду правдива в этой роли. Очень интересная работа, тем более что я очень люблю детективы, а это был 1-й советский детектив. У меня была большая сцена с М.Бернесом, и он перед съемкой подсказывал мне, что и как можно лучше сделать. Мы с ним были приятелями. После выхода картины всех ругали, а хвалили почему-то только меня. И даже на улицах узнавали, подходили, говорили теплые слова.

- И на этом ваша кинокарьера закончилась?
- Да ей и трудно было начаться. Тогда же ничего не разрешали! 3-4 картины в год – это все, что мы имели. А после «Марионеток» в моем жанре работал только Александров и снимал Орлову. Так что мне не в чем было сниматься, я не умела играть «девушек полей». Мне нужна была какая-то эксцентрично-нахальная особа с шармом, женщина-вамп, если хотите. Короче – артистка варьете. Тогда это было нельзя. А совсем недавно, меня пригласили сразу 3 молодых кинорежиссера. В одном фильме я должна была сыграть старуху-убийцу из ХVI в., на съемки другого надо было ехать в Одессу, и я отказалась из-за дороги. Третий фильм – по Бредбери, «Вино из одуванчиков». Везде – главные роли. Но вышло так, что на первой же съемке после 8 часов непрерывной работы у меня от перенапряжения лопнули глазные сосуды, и я чуть не умерла. Так что все режиссеры перепугались: «Помрет старуха на площадке, потом за нее отвечай».. На съемках «Вина из одуванчиков» я попросила разрешения надеть очки – у меня опять было плохо с глазами. Мне не разрешили, пришлось отказаться. Так что эпизод какой сыграть – пожалуйста, а главную роль я не потяну.

- Валентина Георгиевна, а какие пути привели вас в Московский мюзик-холл?
- Из Ленинграда мы приехали в Москву в Парк культуры играть свои оперетты. Это был 31-й год. На одно представление пришел режиссер мюзик-холла Волконский. Он посмотрел мой танец с веером и пригласил к себе. Я ввелась в спектакль «Артисты варьете» на роль, которую целый год играла Миронова, а затем стала репетировать в следующей постановке. Так с 32-го года я осталась в Москве.

- Что представлял из себя Московский мюзик-холл?
- Это была очень небольшая труппа: Тенин, Мартинсон, Лепко, Миров, Чернышова – впоследствии актриса детского театра, Р. Зеленая, которая вскоре ушла в театр миниатюр, Миронова, Александрова и комическая старуха, фамилию которой я забыла. Все веселые, озорные, поющие и танцующие. Оркестром дирижировал Покрасс со своей огромной шевелюрой. Знаменитые 30 гёрлз под руководством Голейзовского! Кроме того, приглашали заграничные номера: 4 американки «Менжен Спир» делали свою чечетку во фраках, был человек с лошадью из Германии и 2 немца-клоуна.Волконский был худруком, но труппа почему-то его не признавала. Труппе нравилось работать с пришлыми режиссерами. Вот у нас Корф и Каверин ставили «Под куполом цирка». Акимов ставил «Святыню брата», которую делал у себя в Ленинградском театре комедии. А Волконский ставил «Артисты варьете» и начал «Севильского обольстителя», когда его труппа отринула, и спектакль доделывал Горчаков из Сатиры.

- Какая атмосфера царила в театре?
- Такая же сумасшедшая, как и сами спектакли. Ну представьте: когда мы каждый день играли «Под куполом цирка», посреди сцены стоял фонтан – якобы холл в отеле, и в этот фонтан все падали, потому что кто-то из персонажей бил всех входящих в этот холл палкой по голове. Все летели в этот фонтан, и так каждый день. И это до того уже стояло в горле, что нужна была разрядка. И Лепко нашел выход из положения: когда в этом самом фонтане скапливалось энное количество человек, Лепко доставал кастрюльку с пельменями и чекушку водки и всех угощал. Не знаю, было ли видно это с галерки, ведь театр-то почти тот же самый – Театр сатиры. Правда, нет лож, где сидел Горький и плакал от хохота, достав огромный белый платок. Это была правительственная ложа, но из правительства у нас никого никогда не было. Кинорежиссер Александров приходил на спектакль «Под куполом цирка» перед тем, как поставить свой фильм «Цирк» – пьеса ведь та же. Он несколько раз смотрел наше представление, чтобы не дай Бог хоть что-то повторить у себя.


А я играла ту самую иностранку, которую в «Цирке» играла Любовь Орлова. Только там ее звали Марион Диксон, а у нас она называлась Алиной. И все-таки наш спектакль был смешнее. В сцене со Скамейкиным, которого играл Мартинсон, у нас были не настоящие львы, а собаки, одетые в шкуры львов. Эти замшевые шкуры застегивались на молнии, в последний момент надевались головы, и собаки были безумно возбуждены. Они выбегали, лаяли, кидались на Скамейкина, и это было так смешно, что зрители падали со стульев. Всего в мюзик-холле было поставлено 5 вещей. Это были самые счастливые мои годы, время шуток, веселья, розыгрышей, смеха! Мы с Машей Мироновой были в центре театральной публики, нас приглашали на все премьеры, просмотры, банкеты. Меня окружали писатели, художники. Когда мы репетировали «Под куполом цирка», я подружилась с авторами пьесы Ильфом, Петровым и Катаевым, а затем с Олешей, Никулиным, Зощенко. Это была дивная компания, которая приняла меня, потому что я была примадонной мюзик-холла и как-то украшала их компанию. А сколько писем шло! Писали, писали, писали... В моей уборной был прибит большой толстый гвоздь, я на него эти письма и нанизывала. Были смешные, малограмотные письма, были очень тонкие и изысканные. Один человек писал даже до недавнего времени: начал с мюзик-холла и продолжил тогда, когда я вернулась в Москву из Воркуты.

- Мюзик-холл все-таки закрыли в 1936 году. Чем это было мотивировано?
- Закрыли нас, когда мы начали репетировать «Богатую невесту». Кричали, что мы иностранцы, что это не советский театр, кому он нужен! Извините, каждый день зал был битком набит. Полные сборы! И по воскресеньям 2 раза аншлаги! Бешеная прибыль государству! Никого это не интересовало. Помещение отдали театру народного творчества, который через год закрылся, так как никто туда не ходил.

-  А вы сразу же перешли в Театр сатиры?
- Сразу. Получила приглашение и пошла. Театр сатиры – это комики: Хенкин, Корф, Поль, Курихин, Кара-Дмитриев, Лепко – блестящие актеры! Но это было не для меня. Мне требовался репертуар такой, какой сейчас у Л.Гурченко. Тогда ах как он мне нужен был! Но ведь ничего подобного нельзя было сделать, ничего!

- Но вы все равно много играли.
- Да, я вошла во все старые спектакли. Потом стала играть в «Слуге двух господ» Беатриче, в «Пигмалионе». В Театре сатиры шли тогда более легковесные комедии, Шкваркина много ставили – «Чужой ребенок», «Страшный суд», старинные водевили.

- То есть вы стали драматической актрисой.
- И это мне не очень нравилось. Но в 1934 г. вышла картина «Марионетки», и я с ней ездила в отпуск по городам, зарабатывала деньги. В то время не было ставок, и каждый брал, сколько хотел. Причем, если бы он того не стоил, ему бы не давали, так что все зависело от публики. Я тогда много зарабатывала. А потом сделали твердые ставки. Кто-то наверху все за всех решал, и прием публики никого не волновал.

- Как складывалась ваша судьба в военные годы?
- Сначала на фронт поехал Хенкин. Возвращается и говорит: «Боже мой! Там затишье. Никто не стреляет». Действительно, какое-то время под Москвой так и было. А здесь мы каждый вечер ездили на дачу Театра сатиры в Зеленоградское, так как очень боялись бомбежек, которые начинались ежевечерне ровно в 11 часов. Немцы в этом отношении были очень пунктуальными.Так вот, Хенкин приехал с фронта и стал нас агитировать: «Сидите тут, терпите. А жизнь-то там! В лесу тихо, мирно, слушают, угощают». И мы поехали. 13 сентября, бригада № 13, 13 человек с 13 рублями суточных. От Театра сатиры нас было четверо: Рудин, Корф, Холодов и я, остальные из цирка, из Театра Станиславского и Немировича-Данченко 2 певца, директор ЦДРИ и пианист (причем пианист совершенно напрасно поехал, так как пианино не было, а он при бомбежке погиб). Прибыли мы в 16-ю армию Рокоссовского. Поставили 2 грузовика – наша импровизированная сцена. Выступали в лесу. И действительно, до 2-го октября было тихо, а потом вдруг появились самолеты, а 3-го нам из штаба сказали: «Кое-где просочились немецкие танки. Хотите, мы отправим вас домой? Или в 20 армию, в тыл?»  Мы молчали. Я лично до того трусихой была, что на фронт-то через силу поехала. Конечно, я домой хотела. А Корф, самый старейший из нас, самый мудрый, заслуженный, говорит: «Неудобно как-то. Что ж мы уедем. Мы уж свой месяц доработаем и тогда поедем». И отправились в так называемый тыл. И вот ведь как бывает: мхатовцы повернули домой и хоть пешком, хоть ползком, но вернулись живы-здоровы. А нас в ту же ночь подняли в землянках, посадили в грузовики и повезли куда-то, вроде как домой. Но из кольца вырваться мы уже не смогли. Корф и Рудин погибли, Холодов был 2 раза ранен в ногу. Остальные растерялись во время обстрела. В конце концов собралось нас человек 5: мы с Холодовым и 3-е из цирка – Макеев с женой и клоун Бугров.

Вот тут-то опять в мою жизнь ворвался голод. Копали мерзлую картошку. Старушка, которая нас сначала приютила, теперь выгнала: «Надоели вы мне тут! Сидите у меня на шее! Нечем мне вас кормить, убирайтесь!» Пошли на другую квартиру. А когда вывесили объявление о всеобщей регистрации в управе, мы решили сказать, что работаем артистами – есть же театр в городе. Можно и с концертами выступать, хоть что-нибудь заработаем. Зарегистрировались. На следующий день пришел немец русского происхождения – из тех, кто уехал сразу после революции – и предложил показаться ему, представить возможный репертуар. Мы говорим, что нам и надеть-то нечего. «У нас здесь склады есть. Мы дадим вам записку, берите, что найдете». Пошли мы на склад, а там уже кроме марли ничего нет.  Я себе подобрала какие-то 3-х копеечные босоножки, Валя Макеева помогла сшить из марли бальные платья. Случайно встретили в Вязьме танцевальную пару Платоновых, которая тоже с бригадой попала в окружение. Вместе с ними сделали небольшую концертную программу. Я пела французскую песенку, которую исполнял Мартинсон в «Артистах варьете», Макеев играл на гитаре. А Холодов был страшно цепким к языкам, поэтому он немецкий уже почти освоил и вел у нас конферанс. Выспрашивал, какие у них шутки, выяснял особенности их юмора. Под конец мы все хором пели «Волга-Волга, мать родная» – эту песню они знали. Посмотрели нас и разрешили выступать.

- Все-таки немцы отнеслись к вам доброжелательно?
- Да. Со временем мы даже подружились. Они приходили к нам в гости, сочувствовали. Эти немцы были прекрасны. Это были первые немцы, которые шли воевать, красивые, высокие. Один из них как-то показал нам портрет Ленина – дескать, он партийный, но скрывает. Приносили хлеб, какие-то продукты. Вскоре весь этот цвет погиб, остались хлюпики. В конце концов, к нам присоединился немец-артист, знаменитейший берлинский конферансье Вернер Финк, взял над нами шефство. Его призвали в армию и самым откровенным способом пользовались его популярностью: достать бензин, боеприпасы. Отказать ему никто не мог – как наш Хенкин. Этот Вернер съездил в Берлин, привез мне концертное платье, В.Макеевой – аккордеон и ксилофон, Макееву – саксофон. А клоун Бугров был у нас за аккомпаниатора – сидел за роялем. Ну и примкнувшая к нам балетная пара. Такая у нас сколотилась бригада. С Финком было хорошо. Он устроил нам паек, и раз в день мы получали пищу. Выступали и в русском театре для русской публики, получали русские деньги. Купили теплую одежду. Потом Финк уехал в Берлин и не вернулся. Мы решили, что его арестовали, так как он ничего и никого не боялся, болтал что хотел и ругал Гитлера. Мы попали к другому немцу, который уже смотрел на нас, как на рабов. Началась муштра. И погнали нас в Смоленск, затем в Могилев, в Гомель, в Барановичи, а потом все дальше и дальше до самой Германии. Там нас устроили в учреждение под названием «Винета», где работали все иностранные артисты, выступая перед своими соотечественниками. Нам дали небольшой джаз-оркестр. Я и Холодов делали вдвоем всю программу для наших военнопленных, которые были расселены в небольших городах и работали по хозяйству на владельцев земель.

Война шла к концу.И в конце войны на Холодова кто-то все-таки донес, что он еврей. Его пришли арестовывать. К тому времени мы с ним были уже, по сути, мужем и женой. На все мои вопросы отвечали: «Не ждите, он не вернется». Я тут же начала бешено действовать: одну свою знакомую русскую девушку, очень хорошенькую, говорящую по-немецки, попросила мне помочь разузнать, где он, что может сделать для него жена. Наконец выяснили, что Холодов в больнице. А попал он туда, потому что был жестоко избит, избит до полусмерти, до неузнаваемости. Начала подавать бесконечные петиции, пыталась убедить их, что Холодов русский, просто он был прооперирован в детстве, что он по происхождению ростовский донской казак. Этой же версии придерживался и Холодов – мы ее заучили еще в Вязьме. В конце концов мы привели 2-х так называемых свидетелей – одну старую актрису из Смоленска и эстрадника из Москвы Гарро (все почему-то в Берлин попали). Они засвидетельствовали, что знали деда и бабку Холодова, его родителей, что он самый настоящий донской казак – слава Богу, у немцев смутное представление о казачестве! И в апреле 45-го его все-таки выпустили.

- Это же самое настоящее чудо! Сколько сил надо было приложить для того, чтобы такое случилось! А как вы встретили Победу?
- Победу я встретила в Польше, в вонючем подвале. Мы уже ехали в грузовике по направлению к нашей границе. На ночь мы остановились в каком-то польском городе, и вдруг повсюду началась стрельба. Я, конечно, побежала в подвал. Любопытный Холодов пошел посмотреть, в чем дело. Вернулся: «Выходи! Это наши палят в воздух. Победа!» Так закончилась война. И вы думаете, нас отпустили домой? Нет. Мы должны были обслуживать своим искусством тех, кто возвращался в Россию. Пока они ожидали транспорт, пока их допрашивали – где были, что делали, – мы давали концерты. Так и просидели в Загане до ноября. Уезжая, получили премии: Холодов – пианино, а я – аккордеон. Правда, пианино пришлось отдать в Бресте какому-то начальнику, чтобы он нас посадил в вагон, так как сесть в поезд было невозможно – ехали на крышах. Приехали в Москву, сразу пришли в Театр сатиры. Труппа была в Иркутске. Нас приняли замечательно: «Слава Богу, вы вернулись! Что же вы пережили! Подождите работать – мы вас на курорт отправим, отдохнете». На следующий день нас арестовали.

- За измену Родине?
- Трудно было понять.. Следователь говорит стереотипную фразу: «Ну, расскажите о ваших преступлениях». Каких преступлениях? О чем он? Что я могла в плену сделать? Я же не героиня. Партизан искать? Я не знаю, где они могли быть. Ни одного партизана в глаза не видела. Кушать мне как-то надо было, у меня есть профессия, вот я этой профессией и занималась, чтобы не умереть с голоду. Так я и отвечала на допросах: «Если виновата, значит виновата» – тихо, мирно себя вела, во всем с ними соглашалась. Суда не было, была тройка. Приговорили к 4-м годам – самый маленький срок. Все так и говорили – значит, ни за что. А Холодову дали 5 лет, потому что ершился: «Как же вам не стыдно? Я столько вытерпел! Меня били!» Ему в ответ: «Но ведь отпустили же? Милый, так просто не отпускают! Не может быть, чтобы тебя не завербовали». Ну и докричался до того, что получил лишний год. Конфискации имущества у меня не было. Одному из тех, кто проводил в моей квартире обыск, приглянулся мой аккордеон, и он в надежде на конфискацию его забрал. Теперь же, когда меня привезли на вокзал для отправки на этап, этот человек прибежал к поезду и притащил мой аккордеон. Поехали. Кормили только селедкой с хлебом – так почему-то было принято. В Вологде посадили в пересыльную тюрьму, набили нами большие пустые комнаты. Воровки тут же украли у меня еду и теплую одежду, остался только аккордеон. Увидев его, начальство обрадовалось: «Будешь для нас играть!» – «Но я не умею. Я только на рояле играю». – «Ничего-ничего, все наши музыканты такие!» Так и оставили меня в этом маленьком лагере, отправили на общие работы – вытаскивать на берег огромные бревна, которые приплывали по реке. После такого непривычного времяпрепровождения я приходила и падала без сил. Но одна женщина-врач устроила меня в санчасть медсестрой – все-таки полегче. Научила выписывать по-латыни лекарства, и даже делать подкожные впрыскивания.

- С Холодовым вы больше не встретились?
- Как ни странно, именно там мы и встретились. Перед тюрьмой был двор, где ожидали дальнейшей участи приехавшие эшелонами из Москвы. Я каждый день туда бегала посмотреть, не привезли ли Холодова. И дождалась. Летом 46-го я увидела его, печального и бритого наголо. «Сиди здесь! Никуда не уходи!» – крикнула я ему и побежала к начальству. «Вот приехал человек, который вам нужен! Он придумает и поставит совершенно роскошный спектакль, создаст невиданную художественную самодеятельность! Снимайте скорее его с этапа и придумайте для него какую-нибудь должность!»  Они засуетились и оставили его заведующим этой самой самодеятельности. Так судьба опять свела нас вместе.

- Вы вновь выжили благодаря своей профессии?
- Да. Тем более что вскоре на нас пришла заявка из Воркутинского театра. Именно этот театр и стал шансом выжить, не погибнуть среди миллионов, умиравших от лагерных работ. Вновь – дорога. Перед тем как рассадить нас по вагонам, опять попадаю в комнату без мебели, где сидят воровки. Вижу главную – черненькая, хорошенькая, вокруг нее шестерочки бегают. Я уже ученая, знаю, как надо себя вести: «Девочки, возьмите меня к себе в компанию. У меня есть еда, давайте покушаем вместе». На меня выпялились, как на сумасшедшую, – что это, фраер так себя ведет! С другой стороны, раз сама предлагает, почему бы не пообедать? Сели в кружок, поели. Они остались страшно довольны. Во всяком случае, сапоги не украли. Так и поехали с этой девкой: если на каких-либо остановках укладывались на ночлег на нарах, она спрашивала: «Валь, где хочешь спать, наверху или внизу?» Конечно, говорю, наверху – вниз вся труха сыплется. Она тут же сверху сгоняла какую-нибудь воровку, и мы залезали спать. Играли в самодельные карты, в «66» – я всегда была заядлой картежницей, но если видела, что моя «подруга», проигрывая, начинала злиться, я незаметно поддавалась ей от греха подальше. Так мы добрались до Воркуты.

- Да, с вашими новыми знакомыми надо было держать ухо востро...
- Это еще что. Я как-то сломала ногу, лежала в больнице опять же с воровкой. Но эта была посерьезнее и поопаснее. Ее муж ходил на грабежи и обязательно убивал. Если он пришел грабить человека, он не мог оставить его живым, потому что считал, что этот человек на него донесет. А она шла за мужем и выкалывала жертве глаза, так как оба были уверены, что последний увиденный при жизни человек как бы фотографируется в зрачках навсегда. Представляете? Но тут появилась другая девка, которая влюбилась в ее мужа и решила избавиться от нее, – она подлила ей в вино кислоту и тем самым сожгла ей весь пищевод. Наш хирург, тоже заключенный, пришивал ей этот пищевод кусочками ее же кожи, делал операцию поэтапно. Изумительная операция! Вот эта мадам тоже со мной дружила. Жуть!

- Весь оставшийся срок вы проработали в Воркутинском театре?
- Да. Нас с Холодовым привезли в одну зону и разместили по баракам. А на следующий день уже повели в театр знакомиться. Вскоре получила пропуск и стала ходить из зоны в театр без конвоя – это составляло 2 км. В театре под сценой мне дали маленькую комнатушку с электрической печкой, я там готовила и до спектакля никуда не выходила, а после шла домой к крысам.

- ???
- Да-да. Они жили с нами на равных, не боялись никого. Мы их даже по именам звали. Особенно хорошо запомнили одну – здоровую рыжую крысу без хвоста, самую наглую. Ночью надо было накрываться одеялом с головой, потому что они прямо по головам ходили. Вскоре в этом же бараке мне, как большому театральному деятелю, выделили отдельную кабинку со столом, кроватью и табуреткой. После срока я так и осталась там работать – в Москву-то ехать мне не разрешалось. А куда я еще поеду? В Воркуте меня все уже знали, дали большую комнату в общежитии, платили жалованье. В отпуск можно было поехать куда угодно, я и ездила в Ессентуки, в Крым, в Прибалтику...

- Вы были довольны воркутинским репертуаром?
- Очень. Судите сами: я играла Диану в «Собаке на сене», Елизавету в «Марии Стюарт», Софью Ковалевскую, в спектаклях «Мадемуазель Нитуш», «Вас вызывает Таймыр». Там же я поставила сама 2 оперетты: «Баядеру» и «Одиннадцать неизвестных».
Прикрепления: 5549658.jpg(5.4 Kb) · 4346341.jpg(8.8 Kb) · 5313281.jpg(8.6 Kb) · 8738211.jpg(10.3 Kb) · 6937869.jpg(10.6 Kb) · 3900054.jpg(9.6 Kb) · 0305201.jpg(6.1 Kb) · 8490851.jpg(9.6 Kb) · 4371609.jpg(8.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 14 Июн 2021, 00:11 | Сообщение # 69
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
За это начальство дало мне сухой паек: сахар, крупу, чай и кусок мяса. А еще я любила роль Ванды в оперетте «Розмари», из-за которой меня взяли в мюзик-холл. Были роскошные костюмы! А после премьеры в местных газетах выходили рецензии, но без фамилий: «Великолепно справилась с ролью актриса, исполняющая того-то...» Я не могу пожаловаться, публика меня любила. Там же, в Воркуте, я познакомилась с А.Каплером. Он числился в «придурках» – целыми днями бегал по городу и всех фотографировал. У него была мастерская, в которую любили захаживать многие и я в том числе, зная, что могу поплатиться за это пропуском. В Каплера нельзя было не влюбиться. Он стал моим мужем. Но судьба нас разлучила. Отсидев свои 5 лет, он отправился в Москву за фототоварами, но не удержался и решил заехать к родным в Киев. На первой же станции его арестовали и дали еще один срок. Отправили в Инту на общие работы. Встретились мы только в 53-м, когда умер Сталин. Теперь можно было ехать куда угодно. Я – прямо в Москву, в свой театр. Меня тут же оформили на работу, правда, числюсь я теперь здесь не с 36-го, а с 53-го года почему-то.

- Но главных или значительных ролей у вас больше не было?
- В общем-то, я не могу сказать, что какие-то роли меня особенно радовали с тех пор, как я вернулась. Мы тут же начали репетировать «Клопа», я ввелась в старые спектакли. С другой стороны, и в мюзик-холле я ничего такого не сыграла. Я была героиней, а мне хотелось чего-то каскадного, как было в оперетте. Я всегда играла так называемые отрицательные роли – иностранок, каких-либо красиво одетых дам. У меня была когда-то хорошая фигура, во мне не было никакого быта, а была своя манера, несколько изломанная, что ли. Я знала свои особенности, и когда работала в той же оперетте, брала у балетмейстера то, что мне нужно по моим данным, а остальное доделывала сама. Может, это и называлось утонченностью. Во всяком случае, когда я смолоду играла какую-нибудь деревенскую девку, надо мной все хохотали. Поэтому, сыграв Секлетинью в спектакле «По 206-й», я сама себе не поверила – какой был успех!

- Театральная критика сравнивала вас в этой роли с «великими старухами» Малого театра Рыжовой и Блюменталь-Тамариной.
- Да, помню. Я очень люблю эту роль. Там можно и почудить, и характер есть у этой бабушки.

- А кроме нее что вы играете сейчас?
- По большому счету ничего. «Молчи, грусть, молчи» – пою свой «шансон», да раз в месяц – «Последние». Я не люблю роль в этом спектакле. Играю няньку, которая все в доме знает, все помнит и заканчивает все картины. Мне хотелось сделать ее вечно бурчащей старухой, знаете, есть такие: «Бу-бу-бу, бу-бу-бу...» Но в нашем театре жуткая акустика, и это невозможно, зрители ничего бы не услышали.

- «Последних» поставил А.Папанов. Это была его единственная режиссерская работа. Интересно было с ним работать?
- Папанов – это особенная личность. Совершенно неожиданный человек, ни на кого не похожий. У него постоянно возникали какие-то странные образные выражения, и когда он выступал на худсовете, вся труппа от хохота лежала. Но был он довольно грубым, не всегда выбирал приличные слова. И вдруг, получив разрешение на собственную постановку, стал совсем другим – сама нежность, душевная открытость. Он обожал всех, кто у него репетировал, боялся кого-то из нас обидеть. И в конце концов остался безумно доволен своим спектаклем. Вообще профессия режиссера очень трудная и страшная. Я это поняла, когда сама поставила в Воркуте две оперетки.

- Однажды в одной из телепередач проскочила фраза, что вы сейчас находитесь за так называемой чертой бедности.
- Я не жалуюсь. У меня потребности маленькие. Это раньше нужна была масса денег, а сейчас я ничего не покупаю, есть-пить мне много не надо. Каждый день приносят комплексный обед из «Макдональдса» – это у них программа такая, кормить пенсионеров, живущих в округе. Правда, я это все раздаю в театре коллегам.

- Валентина Георгиевна, а чем вы занимаетесь вне театра?
- Добыванием пищи. С утра. И я быстро от всего устаю, поэтому не могу проводить много мероприятий. Приду домой, полежу, почитаю, посмотрю телевизор. Потом немножко уберусь. Раньше за мной ухаживала женщина, которая даже ездила ко мне в Воркуту, но она умерла. Потом появилась вторая и состарилась. Я на нее составила завещание. Теперь мне помогают изредка, в основном пришлые. Все реже играем с подружками в преферанс, да и подружек-то уже не осталось. Пельтцер Татьяна тяжело больна... Скучаешь, никуда не денешься...

* * *
Вот такая беседа состоялась в феврале 1992 г. Токарская на сцене в «Молчи, грусть, молчи!» и Токарская в жизни оказались практически несопоставимыми фигурами. Статная, эффектная примадонна вне возраста ничего общего не имела с сухонькой, грустной старушкой, которой уже ничего не хочется, и которую уже мало что интересует в этом мире. Вскоре Валентина Георгиевна позвонила и сообщила горькую для нее весть – сняли с репертуара спектакль «По 206-й», где она с блеском исполняла роль бабушки Секлетиньи. Теперь ей играть вообще нечего. Летом Токарскую надолго положили в больницу – осложнение, связанное с глазами. Находясь на лечении, она вынуждена была на день прервать процедуры, пойти на похороны близкой подруги Т.И. Пельтцер. Казалось, жизнь вновь испытывает ее. Наступил 1993-й год. Указом президента В. Г. Токарской присвоено звание Народной артистки России... Сразу! Без заслуженной! В театре праздник. Валентина Георгиевна – в полном недоумении. Но расправляет плечи, начинает чаще улыбаться. К тому же получает приглашение сняться в кино. Правда, кино необычное, документальное. О ней. Снимает фильм однофамилица актрисы, режиссер Вероника Токарская. Съемки идут тяжело. Вероника знает свое дело – она подняла массу архивных документов, отыскала редкие кадры почти забытых кинолент. Валентина Георгиевна капризничает, но режиссер спорит, требует, добивается. В результате родился замечательный фильм «Валентина Георгиевна, ваш выход!».

После успешной премьеры женщины задумываются о постановке спектакля по А.Кристи – Валентина Георгиевна, влюбленная в детективную литературу, лелеяла мечту сыграть мисс Марпл.Близился юбилей Театра сатиры. Токарская готовит музыкальный номер. Она вновь в форме, она расцвела, распрямилась, помолодела, повеселела. Ее номер блещет юмором, искрится. Она – Нинон, знаменитость Парижа. Он – танцовщик кабаре, мулат в красном фраке. У них страсть. Быстротечная, бешеная и обреченная на трагический финал страсть, которую виртуозно разыгрывают 89-летняя В.Токарская и 25-летний М.Дорожкин. Вскоре Валентине Георгиевне была назначена знаменитая президентская пенсия, ее стали разрывать журналисты и администраторы телепередач, готовилась к печати книга «Театр ГУЛАГа», включающая ее статью о жизни в плену и лагере. Московский Дом Ханжонкова вручил ей приз под названием «Неувядаемая», а российское дворянское общество присвоило титул баронессы. У нее вновь возник интерес не то чтобы к жизни, нет, он у Токарской никогда не пропадал. Ей захотелось вновь жить красиво, талантливо. Она могла позвонить своей подруге Ирине Михайловне и предложить поехать на «какую-то новую ярмарку в Коньково, которую стали часто рекламировать по телевизору» – и они ехали. И Валентина Георгиевна неутомимо шествовала по бесконечному ангару, примеряя каждую приглянувшуюся «шмотку» от соломенной шляпки до брюк, невзирая на нытье уставшей более молодой подруги.

Наконец, Токарской дали роль впервые за почти 10 лет! Как она волновалась! К юбилею О.Аросевой было решено поставить спектакль «Как пришить старушку». Режиссер М.Зонненштраль предложил Валентине Георгиевне роль Страхового агента, переделанную с мужской на женскую. Токарская моментально «загорелась». Это же эксцентрика! Гротеск! Лицедейство! Начала что-то придумывать. Старуха стала глуховатой, медлительной, но в то же время кокетливой и плутоватой. Она была не прочь позаигрывать с мужчиной и подчеркнуть старость другой женщины. Она появлялась на сцене настоящим пугалом, вызывая восторженные аплодисменты зрителей и лишний раз доказывая, что не боится выглядеть смешной и нелепой. Валентина Георгиевна волновалась, как девочка, и была счастлива, получив хвалу из уст главного режиссера театра В.Плучека. Не прошло и года, как состоялась премьера спектакля «Священные чудовища» – бенефиса В.Васильевой. Токарская появлялась в нем на мгновение, за полминуты до поклонов. И вновь та же история. Все газеты иронизируют, ругают, критикуют, и все в один голос заявляют, что смысл и шарм всей пьесы проясняется лишь за минуту до ее окончания, с появлением на сцене старейшей актрисы труппы.

В канун 90-летнего юбилея Токарская получает орден Дружбы. Первая и последняя правительственная награда актрисы. Валентина Георгиевна всерьез задумалась о бенефисе. Приятельницы Токарской пытались отсоветовать ей заниматься юбилеем: «Ну кому вы сейчас нужны? Зачем вам это? Кто придет? Давайте лучше встретимся в кругу друзей, коллег. И потом, у вас же по всем документам день рождения аж в декабре, и всю жизнь мы отмечали его в декабре, а тут вдруг вам стукнуло в голову собирать именно в феврале...» Действительно, в театре было записано, что Токарская родилась в декабре 1906 года, но настоящий день ее рождения – 3 февраля, и актриса отмечала его в домашнем кругу именно в этот день. Теперь она твердо заявила, что 90 лет хочет отпраздновать в феврале официально: «До декабря я могу не дожить!» В конце концов решили собраться в Доме актера. Зал был переполнен. В проходах стояло с десяток телекамер. Море цветов. Вечер все никак не начинается. Как оказалось, Валентина Георгиевна перед выходом на сцену обнаружила, что забыла накрасить ногти. Она вновь села к зеркалу и с достоинством принялась за дело. «Я тебя убью!» – закричал режиссер шоу А.Ширвиндт, но она не обращала ни на кого внимания – не могла себе позволить оскорбить Зрителя столь немаловажным упущением. Как только актриса совершила последний мазок, ее подхватил на руки кто-то из местных «богатырей» и помчался по узенькой лестнице к сцене, а Токарская всю дорогу кричала: «Осторожно, не смажьте мне лак!»

Заиграла музыка, молодежь театра запела песенку про Парагвай из «Марионеток», из-за занавеса вышла Токарская в белом платье от В.Зайцева, грациозная и женственная. Зал встал. Она рассказывала, пела и танцевала весь вечер. Такого 90-летнего юбилея еще никто не видел. «Я очень благодарна всем, кто пришел на эту встречу, – сказала Валентина Георгиевна, прощаясь с залом. – Поскольку это мой последний юбилейные вечер, я хочу признаться, что я вас очень люблю, люблю всех зрителей и надеюсь, что еще что-нибудь да сыграю». – «Почему это твой последний вечер? – спросил А.Ширвиндт. – А куда ты собралась? Помнится, 10 лет назад, когда мы отмечали ее 80-летие, она тоже обещала, что это последний раз...»

Но все вышло именно так. В.Токарской не стало в ночь с 30 сентября на 1 октября 1996 г. Бог дал ей эти последние 3 года, чтобы она вновь почувствовала себя в какой-то степени счастливой. Что такое счастье для старой актрисы? В первую нашу встречу, в феврале 92-го, Валентина Георгиевна ответила: «Если у меня что-то очень сильно болит, так болит, что я не могу терпеть, и вдруг эта боль меня отпускает – для меня это счастье». И как она расцвела: новые роли, новая слава, внимание, уважение. Она ощутила себя нужной. А что еще требуется Актрисе? Что еще надо настоящей Женщине?
Сергей Капков
https://culture.wikireading.ru/54410
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 14 Ноя 2021, 19:32 | Сообщение # 70
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
ОЛЬГА ВЛАДИМИРОВНА ГЗОВСКАЯ
(10.10. 1883 - 02.07. 1962)


Русская актриса, режиссер, педагог. - имя которой было известно всем любителям театра и кинематографа в начале XX в. Вершиной ее творческой жизни была работа в Художественном театре п/р К.С. Станиславского. А.Блок пригласил ее на одну из главных ролей в своей пьесе «Роза и крест». Беспокоясь, хорошо ли сыграет Гзовская Изору, поэт писал своей матери в 1916 г.: «Гзовская очень хорошо слушает, хочет играть, но она очень любит И.Северянина и боится делать себя смуглой, чтоб сохранить дрожание собственных ресниц». В 1920 г. эмигрировав, она выступала с чтением стихов Северянина, встречалась с ним в Берлине. Поэт называл актрису «лазурной художницей». В посвященных ей стихах он воспел ее крылатый голос и небесную душу. Из «Сонета Ольге Гзовской» (1921):

Ее раздольный голос так стихиен,
Крылат, правдив и солнечно-звенящ.
Он убедителен, он настоящ,
Насыщен Русью весь, - он ороссиен.


Стихи «У Гзовской» и «От Гзовской чуть не к Кантемиру» И.Северянин хотел поместить в сборник «Классические розы». Но в окончательный текст сборника они не вошли.

Ольга Владимировна родилась в семье чиновника московской таможни польского происхождения. В 1905 г. окончила театральное училище при Малом театре (педагог - А.П. Ленский) и 1 сентября 1905 г поступила в Малый театр (первая - роль Ариэль в «Буре» У. Шекспира, октябрь 1905), служила в театре с 1905 по 1910 г. Играя в Малом театре брала уроки у Станиславского. В июле 1908 г. вышла замуж за В.Нелидова, управляющего труппой Малого театра. В 1908-1909 гастролировала по городам России. В 1910 г. перешла в МХТ, в 1917 г. вернулась в Малый (1917-1919). С осени 1919 г. преподавала в Шаляпинской студии и в Оперной студии Большого театра, концертировала. Летом 1920 г. выступала на фронте с концертной программой. В ноябре 1920 г. со своим мужем - актёром В.Гайдаровым и ещё с несколькими артистами МХТ уехала за границу. Это произошло довольно неожиданно, никто из актёров не готовился к отъезду. Они гастролировали по Украине, но Гражданская война в 1919 г. отрезала их от Москвы. Люди стали пытаться как-то выжить, постепенно к ним присоединялись другие московские артисты, оказавшиеся также отрезанными в других частях страны, в том числе несколько актёров труппы Синельникова. В итоге возникла довольно многочисленная группа известных театральных деятелей, куда входили, помимо Гзовской и Гайдарова, А.К. Тарасова, В.И. Качалов, его супруга Н.Н. Литовцева, О.Л. Книппер-Чехова, М.Н. Наблоцкая, её муж актёр Путята, Н.О. Массалитинов, М.Н. Германова, Е.Н. Рощина-Инсарова и мн. др. Решили держаться вместе. Об этом эпизоде из жизни родителей и истории МХТ писал В.Шверубович, сын Качалова и Литовцевой.

Н.Вагапова, историк театра, автор книги «Русская театральная эмиграция» в Центральной Европе и на Балканах»:
Каким образом образовалась эта группа, известно, но напомню, что во время Гражданской войны группа актёров, в которую входили такие видные люди, как Массалитинов, Качалов, Книппер-Чехова, Крыжановская, просто поехали подкормиться в Киев. Потом они оказались, в результате перипетий Гражданской войны, отрезанными от Москвы, и стали путешествовать по югу России. Когда они достигли Тифлиса, теперешнего Тбилиси, и гастролировали там с огромным успехом, поступило предложение от некоей итальянской киностудии снять фильм с их участием в Италии. Фирма даже оплачивала путешествие на пароходе. И думая, что они не только сделают эти съёмки в Италии, но и смогут гастролировать по родственным славянским странам, а у них были связи, в частности, с болгарами, многие из которых в 1910-е годы стажировались в МХТ, они решились на эту авантюру. По правде говоря, другого выхода и не было, потому что Москва была отрезана, было совершенно непонятно, как возвращаться, что играть. Таким образом, эта качаловская группа выехала в 1919 г. и прибыла сначала в Стамбул, а потом уже в Софию. И так началась эта эпопея, которая продолжалась до 1921 г., когда, списавшись со МХТом, который к тому времени уже стал играть, им стало понятно, что многие из присутствующих тогда в Берлине нужны во МХТе, и советское правительство очень хотело бы их заполучить обратно, в частности, таких людей, как и некоторые другие актёры, их просто приглашали персонально. Другие или не получили приглашения, или после длительной переписки поняли, что их не ждут, что их репертуар нежелателен или не востребован. Работала в Эстонии, Латвии и Литве, Чехословакии, Югославии, Польше, Германии, где совместно с мужем организовала киностудию. В берлинском Городском оперном театре в 1926 г. Гзовская поставила «Пиковую даму» П.И. Чайковского.
Вот что написала Ольга Владимировна  про отъезд за границу в 1920 г.: "Часто мы с Гайдаровым корили себя за опрометчивый шаг. Но он был сделан!.. За него, как показали дальнейшие годы, мы заплатили дорогой ценой".

   

После возвращения на Родину в 1932 г.  надежды на то, что театры распахнут перед ней двери, не оправдались. Вместе с мужем работала в концертных организациях Москвы. В ноябре 1934 г. переехала в Ленинград, где продолжила концертную деятельность и постановила несколько лит. композиций. Качества, избыточные для драматической сцены – пластическая выразительность, чувство жеста, ритма, музыкальная одаренность, раскрывались в концертной деятельности Гзовской. В 1939 г. она пришла в ленинградский Ленком, но в связи с началом войны эвакуировалась в Новосибирск, где продолжала театральную работу, поставив спектакли «Самодуры» К.Гольдони и «Домик в Черкизове» А.Арбузова. В марте 1943 г. поступила в Ленинградский академический театр драмы им. Пушкина, где работала до 1956 г.. Кроме того, руководила кружками худ. самодеятельности Дома учёных, Клуба моряков и др. Перешла в конце жизни на педагогическую работу. Ушла из жизни в Ленинграде в возрасте 78 лет.


Похоронена в Москве на Введенском кладбище (участок № 11).
https://ru.kinorium.com/name/264703/info/

ОЛЬГА ГЗОВСКАЯ: ПУТИ И ПЕРЕПУТЬЯ


- Мне важно было хотя бы для предстоящих 2-х спектаклей найти общий язык с исполнителями таллинского театра, и во чтобы то ни стало добиться единого звучания текста в спектаклях. Параллельно я занималась пластическими упражнениями, особенно с молодежью: пластическая выразительность крайне важна в «Саломее», хотя не менее она важна во всяком спектакле, в том числе и в «Хозяйке гостиницы», ведь там действие происходит в XVIII в., а это требует овладения костюмом той эпохи! Между тем не всегда актеры (я не говорю уж о массовке!) могут правильно двигаться в костюмах. Каждой эпохе свойственны особенные движения, особая пластическая выразительность, на которую обычно, к сожалению, мало обращают внимания. И в костюмных спектаклях получается какой-то движенческо-пластический «воляпюк», «смесь французского с нижегородским». Все идет будто пластически правильно, и вдруг какое-то движение нарушает творческое восприятие зрителем спектакля и разрушает ранее создавшееся худ. впечатление. Так рушится построенное здание роли и всего сценического зрелища. Занимались мы также и дикцией. Приблизительно через 2,5 недели мы были готовы. Сперва состоялась премьера «Саломеи», а потом через несколько дней и «Хозяйки гостиницы». Оба спектакля прошли неплохо.

Я позволю себе привести несколько выдержек из отзывов тогдашних газет об этих спектаклях.«Vaba Маа» (1920. № 288) в статье «Гзовская в роли "Саломеи"» писала: «После того как занавес опустился, случилось что-то неожиданное. Зрители поднялись с мест и застыли в мертвой тишине. Полученное впечатление было столь потрясающе сильным и необыкновенным, что, видимо, зрители считали обычные способы похвалы слишком слабыми и незначительными. Царившая в зале тишина была более убедительным показателем впечатления, чем самая громкая буря аплодисментов. В короткой статье невозможно передать все те чувства, которые сумела передать в "Саломее" О.Гзовская...»

В заключение мне хочется привести еще 2 отзыва. Они, правда, написаны значительно позднее, в 1929 г., при моих повторных гастролях в Прибалтике, в Риге. Так, в «Театре и жизни» критик пишет: «Русскому зрителю, как и читателю, "Хозяйка гостиницы" давно знакома. Впервые она была переведена для неповторимого (и единственного) ежемесячного журнала "Артист" почти 40 лет тому назад. Театральному зрителю пьеса памятна по постановке Ф. Ф. Комиссаржевского. Через 50 лет напишут то же самое: "Пьеса давно знакома, ее когда-то играла..." И назовут имя: "О.В. Гзовская"».

Интересен был и другой отзыв. Дело в том, что одно время в театральных кругах Москвы ожесточенно спорили, к какой школе - «представления» или «переживания» - меня отнести. Этот спор, как я уже писала, отразился на мне в момент участия в спектакле «Братья Карамазовы». Вот как решил для себя этот вопрос критик: «Гзовская... явилась причиной долгих и страстных пикировок русской театральной "Белой" и "Алой розы". И никто из врагов и друзей, порицателей или апологетов не рассмотрел только самого главного - саму Гзовскую, которая была и оставалась сама собой и в Катерине Ивановне ("Братья Карамазовы"), и в "Клеопатре", и в "Хозяйке гостиницы", проявляя всякий раз ту "изюминку" поэтической душевности, которой недоставало ни "голым" техникам, ни неистовым "нутрянникам", но отпускалась лишь артистам "милостью божьей"»..

Многое в моих выступлениях в 1920-1921 гг. в Эстонии и Латвии заслуживает, без сомнения, и критики, но такова уж природа актера - ему хочется вызывать в памяти приятные воспоминания и подавлять неприятные. Мы пробыли в Эстонии до 20-х чисел января 1921 г. и получили приглашение на гастроли я Ригу. По дороге в поезде мы встретились с И.Северяниным, ехавшим на свои поэзоконцерты. За прошедшие несколько лет с тех пор, как я видела его в последний раз на одном из выступлений в Политехническом музее, он не изменился. Разве только молодая женщина, как выяснилось - его жена, сопровождавшая его, казалась чем-то непривычным: привычнее было видеть Игоря в окружении многочисленного эскорта девушек и женщин. Очевидно, что-то произошло в жизни поэта, окружавший его обычно женский «штаб» свелся к единице. На следующий дань в Риге нас буквально вытащили из вагона и поселили в квартире из 3-х комнат, с видом на Западную Двину, но и с крепкой стужей, которая нагонялась сюда свирепым ветром, дувшим с реки и со стороны моря.

Мы очень скоро сговорились об условиях наших 2-х спектаклей. Цены на билеты были высокие. Тем не менее, почти все билеты на оба спектакля продали в первый же день. Ввиду большого интереса публики к нашим выступлениям нам предложили выступить еще 2 раза. Цены на билеты были подняты еще больше! Почти в 5 раз по сравнению с ценами на премьеры оперного театра. После первых 2-х спектаклей объявили продажу билетов на последние 2 выступления. Несмотря на то что на дверях помещения, где происходила продажа билетов, кто-то дважды начертал мелом: «Обираловка», - и на эти выступления билеты быстро разошлись. Мы действительно, что называется, «обобрали» рижскую публику. И.Северянину запретили его поэзо-концерты: довольно, мол, гастролеров, а то вывезут все деньги из Латвии! Тогда рассерженный поэт написал и поместил в газете «Сегодня» сонет:

Я заедаю мой гриот сосиской
И, извинясь, продолжу разговор.
Правительство республики Латвийской
Не переносит слово «гастролер».

... Издав приказ, правительство забыло,
Что есть еще народ и молодежь,
И эти-то власть разорвут на части,
Коль против них ты, глупая, пойдешь!


Несмотря на гневные стихи, разрешения на поэзо-концерты Северянин так и не получил и уехал в «свою» эстонскую деревню, на «реку форелевую в северной губернии». В конце гастролей к нам явилась делегация от труппы русских драматических актеров с просьбой выступить еще раз, а сбор от этого выступления передать в пользу их, русских актеров. Мы согласились. Билеты расхватали в короткий срок: на этот раз сами актеры способствовали их распространению. Прошел и этот, последний, спектакль.
http://severyanin.lit-info.ru/severya....tya.htm
Прикрепления: 0716156.jpg(6.1 Kb) · 9703349.jpg(11.8 Kb) · 2436365.jpg(11.7 Kb) · 8857336.jpg(9.4 Kb) · 4804611.jpg(29.4 Kb) · 4410074.jpg(8.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 24 Ноя 2021, 19:48 | Сообщение # 71
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
К 92-летию со дня рождения
ВИКТОР ИВАНОВИЧ КОРШУНОВ
(24.11. 1929 - 18.04. 2015)


Советский и российский актёр театра и кино, театральный режиссёр и педагог, народный артист СССР.  Один из немногих актеров Советского Союза, которого занесли в Книгу рекордов Гиннесса. На протяжении 30 лет он 850 раз появлялся на сцене Малого театра в спектакле «Иван Грозный» в образе Бориса Годунова.

Мог ли мальчишка, переживший военное время, мечтать об известности и славе. Кажется, что сама судьба вела Виктора навстречу актерскому счастью, давая встретить на жизненном пути проницательных педагогов и талантливых коллег в театре и кино. Его мать и отец познакомились в Москве, куда прибыли с родных сел в надежде на хорошую жизнь. Они работали в торговле и были далеки от искусства. По словам актера, тягу к прекрасному ему привили еще в школе. Виктор Иванович в интервью с благодарностью отзывался о школьных педагогах, восхищался их добротой и порядочностью. Когда в 1941 г. началась война, отец Виктора отправился на фронт. Сын старался помогать матери, пытался облегчить ей жизнь. Несмотря на сложности того времени, юноша увлекся театром и пришел в драмстудию Дома пионеров. В компании таких же увлеченными мальчишек и девчонок посещал больницы и госпитали, выступая с программами перед больными и ранеными. Руководитель студии, профессиональная актриса В.И. Стручкова, была душой детского коллектива, старалась передать детям навыки актерского ремесла. После выступлений подростки не разбегались по домам, а оставались помогать медсестрам и няням у в уходе за ранеными. По словам Виктора Ивановича, таким образом он познакомился с редкой гуманитарной наукой - человековедением.


В 1947 г. Коршунов поступает в Школу-студию МХАТ. Студенческая жизнь стала одним из лучших периодов в биографии. Учился он легко. Куратор курса А.Карев собрал талантливых педагогов. Благодаря их стараниям студенты получили классическое фундаментальное образование, основанное на высокой морали и нравственности. Вместе с Виктором на одном курсе учились О.Борисов и Е.Еланская. После завершения учебы молодого актера принимают в Центральный театр транспорта. Здесь ему сразу доверили серьезные роли. Благодаря яркой игре и таланту Виктор завоевал признание театральной общественности Москвы. Коршунов получил приглашение стать артистом Малого театра, которое определило творческую судьбу. В его фильмографии 15 худ. кинолент. Впервые Виктор появился на экране в 1956 г. в дилогии молодого режиссера В.Басова. «Первые радости» и «Необыкновенное лето». 


Самой главной и важной ролью своей жизни Коршунов считал быть главой семьи. С женой Е.Еланской познакомился во время обучения в Школе-студии МХАТ. Она из потомственной актерской семьи. На протяжении всей жизни оставалась единственной любимой женщиной, музой творчества. Они поженились в 1953 г. и до самой смерти хранили друг другу верность.


Их сын Александр продолжил актерскую династию. Снимается в фильмах, занят в спектаклях Малого театра. Руководит театром «Сфера», который создала Е.Еланская. Внуки В.Коршунова – Клавдия и Степан – тоже стали актерами. О личной жизни Виктор Иванович не любил распространяться. Самое главное, что дома все хорошо. В актерской семье царила творческая атмосфера, основанная на уважении и любви друг к другу. Старшему поколению Коршуновых нравилось собираться вместе с младшими и обсуждать творческие планы, разбирать роли и постановки. Екатерина Ильинична умерла в 2013 г.Коршунов любил спорт, фаворитом являлся футбол. В студенческие годы подружился с известным спортивным комментатором Н.Озеровым, и они создали футбольную команду МХАТа. 


До последних дней Виктор Иванович не терял связи с коллегами Малого театра. За день до смерти, словно предчувствуя, что больше никого не увидит, разговаривал с ними по телефону. «Словно с нами прощался», - позже рассказывал худрук театра Ю.Соломин. Причиной смерти актера стала продолжительная болезнь. Умер он в кругу семьи, которой так сильно всегда дорожил. Прощание с В.И. Коршуновым прошло в Малом театре, которому он отдал 63 года жизни. Виктора Ивановича здесь помнят не только как актера и режиссера-постановщика, но и как гендиректора. Похоронили его на Новодевичьем кладбище рядом с женой.


Много времени и сил Виктор Иванович отдавал ученикам театрального Щукинского училища. Его фотография размещена в галерее актеров Малого театра, которые уже ушли в мир иной, оставив после себя вклад в развитие театрального искусства и родной сцены.
После себя артист оставил добрую память. Творческий и активный, с открытой душой и добрым сердцем - таким его запомнили коллеги. 
https://24smi.org/celebrity/21942-viktor-korshunov.html

ВИКТОР КОРШУНОВ - ИГРАЮЩИЙ ДИРЕКТОР


Свое 70-летие гендиректор старейшего театра Москвы, актер, а еще и педагог, руководитель курса в Щепкинском училище В.И. Коршунов не захотел отмечать пышным официальным юбилеем. В день рождения он выступил на сцене в 800-ом по счету спектакле «Царь Федор Иоаннович», где в 800-ый же раз сыграл роль Бориса Годунова. Это своего рода актерский рекорд: В.Коршунов - бессменный исполнитель роли Бориса в течение вот уже более четверти века!

- Виктор Иванович, почему так сложилось, что вы, артист, воспитанный в мхатовских традициях, всю жизнь проработали в Малом театре?
- В молодости мы все люди горячие, эмоциональные. И когда у нас в Школе-студии МХАТ кто-то «взрывался», начинал с надрывом и пафосом «выступать», наш педагог А.М. Карев говорил: «Ну вот, опять пошел Малый театр». Мне доставалось больше всех. Ребята часто подтрунивали надо мной: «Ох, Малый!» Но это было все в шутку, мы готовили себя к сцене Художественного театра. Шутки шутками, но так сложилось, что я не попал во МХАТ, а с 1952 г. работаю в Малом. После окончания студии я выбрал Театр транспорта. Я там сыграл роль Васьки Окорока в спектакле «Бронепоезд 14-69», который был выдвинут на соискание Сталинской премии. Принимала спектакль комиссия, в составе которой были Царев и Зубов из Малого, через некоторое время я получил приглашение в Малый театр.

- А с вашей женой вы познакомились в Малом?
- С Екатериной Ильиничной мы учились на одном курсе. А поженились, когда уже вместе работали в Малом театре.

- Сейчас вы с ней работаете в разных направлениях: классическом и авангардном. У вас бывают творческие разногласия?
- Я не считаю, что наши направления столь уж разные. Я принимаю ее почерк, пусть и несколько другой, отличный от моего. А общее в нашем творчестве - доброта, которую мы с ней исповедуем. Но, конечно, мы спорим, и, конечно, мне от нее больше достается. В Катиной творческой биографии сказались ее корни: она дочь замечательной актрисы Клавдии Еланской и режиссера Ильи Судакова. Она сама задумала и создала новый театр «Сфера». Это достойно всяческого уважения.

- Вы рады, что ваши сын и внук стали актерами и работают в вашем театре?
- Рад, так как считаю, что они имеют на это право по своим творческим данным. Саша уже доказал это, став народным артистом России. Степан, окончив в нынешнем году Щепкинское училище, тоже начал успешно выступать на сцене.

- Как в вас уживаются совершенно разные профессии - актер и директор театра?
- В силу своих возможностей работаю и как актер, и как директор. Но сегодня в директорстве я больше понимаю, чем 15 лет назад, когда меня только назначили. Впрочем, к нему я уже был немного подготовлен: занимался профсоюзной работой в театре, был парторгом. А это все одни и те же вопросы: хозяйство, репертуар, занятость труппы, передвижения по службе, надбавки к зарплате. А кому-то нужно, чтобы его просто выслушали. Но честно скажу: не дай Бог актеру почувствовать себя директором. У меня был страшный момент, когда меня только назначили на должность. Шел по коридору, увидел глаза некоторых моих коллег (они смотрели на меня с пиететом, снизу вверх, как на человека, от которого многое зависит) и вдруг понял, что если буду соответствовать тому, как на меня смотрят, то я кончен как актер. И лучше бы мне в этом случае, дойдя до кабинета, положить заявление об уходе. Но этот первый мучительный период скоро закончился, потому что я старался, чтобы актеры видели во мне своего товарища.

- Артисты - это те редкие люди, которые хотят работать как можно больше. В Малом - традиционно большая труппа. Как вы решаете проблему занятости?
- Да, у нас в труппе более ста артистов, и все или, во всяком случае, большинство из них талантливы. Вы не представляете себе, какие мучительные разговоры бывают и у Ю.Соломина, и у меня с артистами, которые хотят играть. У режиссера есть свои пожелания относительно выбора актеров, а у зрителя - свои: он хочет видеть звезд. И вместе с тем у нас нет ни одного актера, ни одной актрисы, которые не были бы заняты, не имели бы возможности себя проявить. Но кроме артистов в Малом театре работают сотни людей самых разных профессий - от врачей до сапожников. У нас в штате есть такие редкие специалисты, как, например, суфлеры. Они не в каждом театре есть, равно как и собственный оркестр. Но и то и другое - в традициях Малого. Оркестр - возможность всегда иметь в спектакле живую музыку и послушать перед спектаклем или в антракте маленький концерт классической музыки. Нужно сказать, что все профессии одинаково важны для театра. У нас во многих цехах работают классные специалисты - золотые руки. И мы ими очень дорожим, хотя платим, увы, немного.

- Ваши самые яркие встречи с режиссерами?
- Многим режиссерам я благодарен за работу, но при всем том должен выделить Б.И. Равенских. Он был очень своеобразным, талантливым художником, со своей школой и пониманием режиссуры. По-своему мыслил: музыкально, пластически. Мучился сам, прежде чем найти образ, и актера мучил. Нам всем доставалось от него, особенно молодым. Со мной он любил работать, наверное, потому, что я мучился с удовольствием. Вспоминается, как однажды мы с театром поехали на гастроли на Волгу. Поехала и жена Катя с маленьким Сашей. Все артисты в свободное от спектаклей время купаются и загорают, а мы с Борисом Ивановичем репетируем. Наконец я взмолился: «Давайте хоть раз на речку пойдем!» «Давай», - говорит. Пошли. Тут и жена с сыном на бережку, я раздеваюсь, бросаюсь в воду... Вдруг слышу, он кричит мне: «Текст давай!» «Что?», - не понял я. «Текст давай!!» Я плаваю и говорю текст. «Громче, - кричит он, - громче!» Вот так я отдохнул.

- Виктор Иванович, вы ведете курс в Щепкинском училище. Вам нравится узнавать себя в своих учениках?
- Я об этом не думаю. Я просто радуюсь, когда они становятся хорошими актерами. Главное - воспитать ребят. Дать им хорошую школу, верное направление и в жизни, и в творчестве, что неразделимо. А дальше - проявление характера. Ведь не случайно из двадцати талантливых выпускников только два-три становятся хорошими артистами. Для этого нужно уметь отказаться от соблазнов (деньги, легкий успех), выстоять, не упустить свой шанс.
Беседовала Татьяна Семашко
02.12 .1999. РГ

https://www.maly.ru/news/4348
Прикрепления: 3135938.jpg(8.2 Kb) · 5391520.jpg(7.8 Kb) · 0959956.jpg(12.7 Kb) · 3892308.jpg(8.6 Kb) · 5936166.jpg(14.0 Kb) · 0711744.jpg(23.6 Kb) · 8548416.jpg(11.2 Kb)
 

Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » МАСТЕРА РУССКОЙ СЦЕНЫ
  • Страница 5 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Поиск: