Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » С НЕЙ УШЛА МЕЧТА... (к 85-летию Руфины Нифонтовой)
С НЕЙ УШЛА МЕЧТА...
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 18 Апр 2016, 14:51 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5013
Статус: Offline
С НЕЙ УШЛА МЕЧТА...

Выставка памяти Народной артистки СССР Руфины Нифонтовой



Выставка, посвящённая 85-летию со дня рождения Народной артистки СССР Руфины Нифонтовой открыта в Доме-музее М. С. Щепкина, филиале Театрального музея им. А. А. Бахрушина.

В экспозиции выставки — редкие фотографии Руфины Нифонтовой в созданных ею образах и в жизни, аудио и видеозаписи выступлений и интервью актрисы, её авторские статьи; рецензии, афиши и программы.

У Руфины Нифонтовой была своя актёрская тема – душевной бескомпромиссности, нравственного максимализма. Вся её жизнь – это полная отдача себя искусству и людям. Когда актрисе задали вопрос, почему она пришла в театр, она ответила: «Чтобы раскрепоститься, освободиться от всего того, что меня сдерживает, ограничивает, для того, чтобы воплотиться в десятках, в сотнях людей, для того, чтобы рассказать о нас с вами, об этом человеке, которого я играю, о нашей Родине и о чуде любви и материнства».


Кинематограф раскрыл богатство артистической индивидуальности Нифонтовой, многозначность, глубину и щедрость её души, её проникновенный лиризм, женственность и притягательную красоту. Об актёрской игре Нифонтовой режиссёр Григорий Рошаль сказал: «Меня иногда удивляет, как эта актриса может быть эмоционально полна, как легко она отдаётся тому или иному чувству: слёзы, смех, гнев – они возникают мгновенно…».

Народный артист СССР Юрий Соломин, худ. руководитель Малого театра:



- Я пришёл просто потому, что нельзя не прийти. Во-первых, в этот дом, во-вторых, когда речь идет о Руфине Нифонтовой, человеке талантливом и необыкновенном.

Это очень хорошо, что вы храните память. Спасибо вам большое. Руфина достойна того, чтобы о ней помнили. Она прожила жизнь хорошо, мощно. Ушла из неё очень трагично.

Я услышал о ней в 1956 году, будучи студентом. Вера Николаевна Пашенная, у которой я учился, часто приходила к нам после репетиций «Каменного гнезда», где они играли вместе с Руфиной. Она рассказывала: «Вот, взяли молодую артистку из ВГИКа, снялась в „Вольнице“…». Руфина произвела такое впечатление на руководителей театра, что её пригласили играть вместе с Пашенной, человеком очень серьёзным.

Надо отметить, Пашенная, как и другие актёры «старой школы», любили смотреть фильмы, но сниматься в кино не любили. Однажды мы спросили Веру Николаевну, почему её можно увидеть всего в двух-трёх фильмах? В ужасе, передёргивая горжетку, она ответила: «Я не понимаю кино! Снимается сначала как кто-то умер, потом как кто-то родился…я этого не понимаю!».

Так вот, каждый раз, приходя к нам, Вера Николаевна что-нибудь рассказывала о Нифонтовой, больше смеялась: «Какая-то она странная, как-то себя ведёт…» Но, видимо, её что-то зацепило в Руфине, а та, наверное, стеснялась. Несмотря на то, что Нифонтова казалась очень откровенной, громкой, быстрой в ответах на вопросы, на самом деле в ней скрывалась очень тихая, скромная и удивительно добродушная натура, которую, как опытный человек, Вера Николаевна увидела и поняла. А по сюжету пьесы у их героинь конфликт. И однажды Пашенная (она иногда делала такой трюк со студентами) пригласила Руфину к себе домой на чай. Руфина пришла, позвонила в дверь, Пашенная открыла и говорит:

— Проходи. Чай будешь?
— Буду, — ответила Руфина.

Много лет спустя Нифонтова рассказывала: «Мы говорили с Верой Николаевной, может быть, час. В середине разговора я вдруг понимаю, что вроде как знаю, что я должна отвечать; говорю свой текст из „Каменного гнезда“.

Вера Николаевна начала репетировать с ней роль с самого открытия двери. На мой взгляд, это гениальный подход. Больше я не встречал, чтобы кто-то применял такой ход: человека напрочь успокоить и пить чай, не говоря о театре. Конечно, Руфина потом тоже говорила, что Вера Николаевна очень хороший человек, великая актриса.

Если говорить о наших отношениях с Руфиной, я даже сам не понимаю, какие они у нас были: хорошие или плохие. Я-то произвожу впечатление спокойного человека, но это я так, наигрываю. Я могу быть беспокойным, а тогда я даже был агрессивным в смысле защиты себя или кого-то из друзей.
В конце 1970-х годов у меня было очень тяжёлое положение – негде было жить, а Руфина тогда была у нас в профкоме председателем жилищной комиссии. И вот однажды она подошла ко мне и говорит:

— Ты знаешь, что Царёв переезжает?
— Знаю.
— Пиши заявление!
— А что писать?
— Ну, что ты живёшь чёрт знает где, в дыре какой-то. Напиши заявление!
— Нет, я не буду.
— Дурак, что ли? Пиши заявление!

В общем, мы поругались. Я отказывался писать заявление, потому что знал, кто ещё хочет переехать в квартиру Михаила Ивановича. Не мог я! Я вообще просить не могу и не научился до сих пор. В общем, мы поругались. Она швырнула мне листок бумаги со словами „Ну, идиот! Подпиши!“. В результате, я подписал бумагу. Я живу в этой квартире уже почти 30 лет. Понимаете, какая штука?

В 1988 году был первый в истории случай, когда мы выбирали художественного руководителя. Были выступления и я, наверное, на повышенных тонах что-то выкрикнул. Руфина вскочила и сказала: „Так вот будешь кричать и на других тоже? Вот ты, оказывается, какой!“. Я говорю: „А тебе что?“.
Все на нас смотрят. Я на сцене, она – в зрительном зале. Продолжаю: „Ты, что, хочешь, чтобы я с тобой ласково говорил?“ Она ответила: „Чёрт с тобой!“, подняла руку и засмеялась.

В конце жизни Руфина была одиноким человеком. Её муж, с которым они были в очень хороших отношениях, умер раньше. У дочки была своя семья.

Руфина погибла трагически. Она не могла позволить себе домработницу, поэтому сама занималась домом. Так случилось, что у неё стало плохо с сердцем, а вода была включена. Она собиралась заняться домашними делами. Её не стало.

Когда ее хоронили, никто, за редким исключением, не видел её лица. А ведь у неё было прекраснейшее лицо и глаза, которых я больше не встречал. Разве что иногда, на улице, можно встретить такой голубизны взгляд, среди актёрской братии – нет.

Руфина была очень простым человеком. Даже после „Хождения по мукам“, после всех графинь, которых она сыграла в театре, всех телевизионных ролей (а какой она была красавицей в телеверсии „Вишнёвого сада“ Хейфеца!), она не думала о том, как на неё смотрят, вела себя, как ей было удобно.

Руфина очень любила своего внука. А у меня в кабинете всегда жили либо кошки, либо птички. Гуляя с внуком, она могла в валенках зимой зайти. Открывалась дверь, она заглядывала: „Шеф, можно?“ Я кивал. „Проходи“, — говорила она внуку и обращалась ко мне: „Я рассказывала ему, что у тебя птичка есть, он очень хотел посмотреть“. Таких вещей можно массу вспомнить.

Она не гнушалась никакими ролями, никакой работой. Могла в свои сорок лет играть глубокую старуху в пьесе Друцэ „Птица нашей молодости“, и даже мы, актёры, зная Руфину со всех сторон, удивлялись, как это возможно. У неё потрясающая сцена с Дорониным, она его мать играла… Я играл с ней „Нас где-то ждут“, „Палата“, но более интересные работы — „Любовь Яровая“ и „Царь Фёдор“. Причём, она ввелась в эту роль и очень хорошо её играла. У неё был прекрасный голос.

Вот, что такое перевоплощение? Одни знают, что это — переодеться или раздеться, это сейчас модно. Я не могу сказать, что с Руфиной происходило, но она была абсолютно другим человеком в каждой роли, очень пластичной. Откуда всё это? Очевидно, это „откуда“ даётся очень редким людям нашей профессии. Она могла играть всё – и комедию и очень большую трагедию.

Наши отношения, прямо скажем, не были лирическими. Мы и поругаться могли. Она меня могла обозвать, а я, интеллигентный человек, не мог ответить ей: „Сама дура“. Но что-то в наших отношениях было другое, то, что я не могу объяснить.

Когда я, прочитав книгу „Человек с Луны“, решил снимать фильм о Миклухо-Маклае, не знаю почему, изначально стал писать сценарий на Нифонтову, на мать Миклухо-Маклая. Никого, кроме неё, не видел. И хотя много было „порезано“ потом, я считаю, что Нифонтова — украшение фильма, в котором снялись наши замечательные актёры Евгений Самойлов, Всеволод Сафонов, Игорь Горбачёв…

В роли матери она была не так многословна, но её очень хорошо снял оператор. Я не знаю, что она вложила в эти небольшие сцены, но, очевидно, к этому времени она ушла в себя. Там есть один крупный план, когда она сидит за столом с детьми и говорит — я не знаю, кто бы сыграл лучше! Оказалось, это последняя работа в кино замечательной русской актрисы. Спасибо вам за то, что устроили её выставку.

Жаль, что куда-то уходит профессия артиста драматического театра. Хотя некоторые говорят: „Вот, театр! Кому он нужен? Сейчас нужны новые формы!“, — но о новых формах я слышал ещё 30 лет назад. Вон, у Чехова было в „Чайке“, кстати, про новые формы. Новые формы хороши, но не даром зарубеж и по сей день учится у традиционной русской театральной школы.

Вы знаете, что очень трудно сохранить всё это и, заканчивая своё выступление, я бы хотел поблагодарить вас за то, что вы даёте возможность всё это здесь увидеть.

Выставка «С ней ушла мечта…» продлится до 29 мая 2016 г.

Адрес музея: Щепкина ул., 47.стр. 2. м. "Проспект Мира"

Пятница, суббота, воскресенье: 12.00 — 19.00
Часы работы кассы: 12.00 — 18.30

Среда, четверг: 13.00 — 21.00
Часы работы кассы по средам, четвергам: 13.00 — 20.30

Выходные дни: понедельник, вторник
Санитарный день: последняя пятница месяца

http://www.gctm.ru/branches/dmsch/ex/nifontova_/

Вишнёвый сад (1976)

Прикрепления: 4159825.jpg(20Kb) · 8932313.jpg(62Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 11 Сен 2016, 20:58 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5013
Статус: Offline
К 85-летию со дня рождения

Нифонтова Руфина Дмитриевна



- Народная артистка СССР (1978)
- Приз за лучшую женскую роль на МКФ в Карловых Варах за роль в х/ф «Вольница» (1956)
- Лауреат Всесоюзного кинофестиваля в номинации «Первые премии для актеров» за роль в х/ф «Хождение по мукам. Сестры» (1958)
- Лауреат Всесоюзного кинофестиваля в номинации «Первый приз за женскую роль» за роль в х/ф «Хождение по мукам. Восемнадцатый год» (1960)



Руфина Нифонтова родилась 15 сентября 1931 года в Москве.

Ее отец Дмитрий Питаде был помощником начальника станции «Москва-Сортировочная», а мама Дарья Семёновна работала на ткацкой фабрике. Двое братьев Руфины - Александр и Борис - погибли во время Великой Отечественной войны, а третий брат, Вячеслав, остался жив. Позже Руфина Нифонтова рассказывала: «В детстве я знала, что у меня есть братья, которые всегда защитят. Но война многое у меня отняла. И тогда я поняла, что женщина тоже должна быть сильной. Сжала кулаки и стала такой».

Во время учебы в школе Руфина занималась актерским мастерством в драматическом кружке школы. Позже она рассказывала: «Я никогда и не думала о кино. Мечтала о театре. Я родилась в семье железнодорожника. У нас все любили искусство: отец пел в самодеятельности, мать участвовала в драматических кружках, братья играли в самодеятельном оркестре. После седьмого класса я стала участницей драматического кружка. Первая роль - горничная Аннушка в пьесе Островского».



После окончания школы Нифонтова подала заявление в театральное училище, но ее туда не приняли. В Щепкинском училище за ее поступление проголосовала вся приемная комиссия, но председатель, актриса Вера Пашенная, сказала: «Эта рыжая и тощая будет учиться в Щепке только через мой труп. Она же все время басом читает! Кого она у нас играть будет? Мужчин? Так давайте лучше мальчиков талантливых наберем!» «Но девочка еще изменится!» — попытался убедить председателя один из членов комиссии. «Вот когда изменится, тогда пусть и приходит!» — ответила Пашенная.

Тогда расстроенная Нифонтова попробовала поступить во ВГИК, но туда ее также не приняли. Заплаканную девушку заметил в коридоре ВГИКа профессор Борис Бибиков и взял её на свой курс, где она училась в одной группе с Изольдой Извицкой, Юрием Беловым, Надеждой Румянцевой и Майей Булгаковой. Нифонтова позже рассказывала: «Мама не отходила от меня ни на шаг -боялась, что я с собой что-нибудь сделаю. А потом буквально за руку отвела меня во ВГИК. Правда, там меня тоже не хотели брать… Помню, выбежала в коридор, завернулась в портьеру и давай рыдать. Рядом проходил профессор Борис Бибиков, услышал меня и сказал: «Ты станешь актрисой!»



На втором курсе Руфина вышла замуж за Глеба Нифонтова, который учился на режиссерском факультете и был старше ее на 10 лет.



Позже он начал снимать научно-популярное кино. В браке с Глебом Нифонтовым у Руфины Дмитриевны родилась дочь Ольга, позже окончившая ВГИК, и так же, как ее отец, ставшая режиссером научно-популярного кино.

В 1955 году Нифонтова окончила Всесоюзный государственный институт кинематографии и была принята в Театр-студию киноактера. Юрий Соломин рассказывал: «Она была очень хорошей трагической актрисой, глубокой. У нее было очень красивое лицо, потрясающие глаза. Впервые, когда я увидел фильм «Вольница», меня поразили именно глаза этой актрисы. Она, по-моему, тогда еще была студенткой ВГИКа. Поразили ее глаза, какие-то необыкновенные, глубокие, а потом оказалось, что глубина глаз зависит от глубины чувств. Я узнал о ней, когда учился на 4 курсе, а она репетировала уже в Малом театре главную роль вместе с Верой Николаевной Пашенной в «Каменном гнезде». Вера Николаевна, когда приходила к нам в училище на курс, всегда рассказывала о молодой актрисе, которую она как-то не приняла, потому что Руфина была своеобразным человеком в жизни. Потом она очень нежно к ней относилась.

Вера Николаевна очень долго принимала людей. У Руфины был характер жесткий. Она никому не поддавалась, у нее было свое личное мнение. Мне не так много с ней пришлось играть, но 3-4 спектакля мы играли вместе. Хотя бы «Любовь Яровую», где она играла Любовь Яровую, а я - Ярового, «Нас где-то ждут», «Палата». Она не боялась в искусстве некрасивости. Она могла играть в спектакле Друце старуху. По-моему, ей было лет 40, когда она играла старуху, замечательная эта работа была - «Птица нашей молодости».




Одновременно с поступлением в Театр-студию киноактера начала складываться карьера Нифонтовой в кино. В 1955 году она снялась в главной роли в фильме «Вольница», и вскоре новые предложения сниматься стали следовать от режиссеров одно за другим. В 1957 году Руфину Нифонтову пригласили в труппу Академического Малого театра, куда она пришла, будучи известной актрисой после съемок в трилогии «Хождение по мукам».



Актриса рассказывала: «Когда на «Мосфильме» шли съемки «Хождения по мукам», там же снимали спектакль Малого театра «Пигмалион». Однажды в коридоре ко мне подошел Михаил Иванович Царев и приветливо так спросил: «А не хотели бы вы, девушка, поиграть в Малом театре?» Но я, помня свою обиду, с вызовом спросила: «А что вы там ставите? И кто у вас там занят?» Михаил Иванович был человеком воспитанным и, на мое счастье, сделал вид, что не заметил вызывающего тона. Спокойно объяснил, что Малый театр ставит «Каменное гнездо». А моей основной партнершей будет... Вера Николаевна Пашенная. Так в 1957 году я пришла в Малый театр».

Актриса Нина Веселовская, сыгравшая роль Даши в фильме «Хождение по мукам», рассказывала: «Когда мы приступили к съемкам, Руфина уже была опытной киноактрисой. А я, в отличие от нее, полный новичок в кино. Камера, свет - все пугало, было непонятно, как себя держать на площадке. Нифонтова оказалась внимательным, чутким партнером. Знаете, далеко не все актеры любят раскрывать секреты мастерства, а Руфина мне очень помогла на первых порах своими профессиональными подсказками. Это дорогого стоит». Всего Руфина Нифонтова сыграла более двадцати ролей в фильмах и более десяти ролей в телеспектаклях.

Благодаря своему таланту и твёрдости характера Нифонтова смогла создать много интересных театральных образов на сцене Малого театра: Катерина в «Грозе» и Комиссар в «Оптимистической трагедии», Варвара Михайловна в «Дачниках» и тетушка Руца в «Птицах нашей молодости», Любовь Яровая в одноименной постановке и Царица Ирина в спектакле «Царь Федор Иоаннович» - разные характеры, эпохи, женские судьбы. Актер Василий Бочкарёв говорил о совместной работе с Руфиной Нифонтовой: «Я ее воспринимал, прежде всего, как очень красивую женщину. Когда я был мальчишкой, я увидел ее в «Хождении по мукам». Это было для меня какое-то откровение, и правда, я по-мальчишески влюбился в нее. Потом, будучи студентом Щепкинского училища, я очень любил спектакль «Каменное гнездо» и замечательный спектакль «Браконьеры». Потом я узнал историю этого спектакля, в котором главную роль играл Борис Бабочкин. Очень много для этого сделала Руфина Дмитриевна. Её инициатива, ее правда в той ситуации позволили ей пойти в руководство и попросить, чтобы играл именно Бабочкин. В 1981 году мы встретились с ней в работе над спектаклем «Фома Гордеев». Я только пришел в театр, сыграл роль Бальзаминова и сразу попал в работу над спектаклем «Фома Гордеев». Встретился с ней. Партнер для артиста, наверное, - это самое главное. Как происходит взаимное погружение друг в друга, рассказать может только артист. Нифонтова удивительно работала над этой ролью, искала какой-то жестокой свободы и раскрепощения. Она как-то была на концерте на заводе «Серп и молот», с которым в свое время Малый театр очень дружил, и ей задали вопрос: «Зачем вы пришли в театр?». Она приблизительно так сказала: «Я пришла в театр для того, чтобы раскрепоститься, освободиться от всего того, что меня сдерживает, ограничивает, для того, чтобы воплотиться в десятках, в сотнях людей, для того, чтобы рассказать о нас с вами, об этом человеке, которого я играю, о нашей Родине, и о чуде любви и материнства».

Руфина много работала на радио, принимала участие в многочисленных радиопостановках с Ростиславом Пляттом, Николаем Плотниковым, Георгием Менглетом, Татьяной Пельтцер, Олегом Стриженовым и Евгением Матвеевым. О своей профессии актрисы Руфина Нифонтова в интервью рассказывала: «Передача традиций настоящего русского драматического искусства, в котором бы сочетались высокая нравственность, гражданственность и художественный реализм, - это нить, тянущаяся от М.С.Щепкина к нашему поколению актеров. Старшее поколение заложило в нас святое отношение к сцене. Теперь ситуация изменилась.

В театре много откровенной халтуры, безответственности, бездарности. Держать марку театра может и, главное, хочет отнюдь не каждый, и мне становится грустно от этого равнодушия вокруг. Время Щепкиных прошло, из старшего поколения остались в Малом только Е.Н.Гоголева и Н.А.Анненков. На них, прекрасных старых мастеров, в свои 90 лет выкладывающихся фантастически, и стремится публика. К сожалению, в нашем театре не очень ценят хороших режиссеров: так, мы потеряли Б.А.Львова-Анохина, который поставил у нас много прекрасных, интеллигентных спектаклей — «Рядовых», «Утреннюю фею», «Фому Гордеева», «Холопов». В результате мы не имеем ни его последней работы (не понятых театром «Сказок Голливуда»), ни самого режиссера. Зато в недавнем прошлом мы легко допускали, что бывший главный режиссер театра В.Андреев мог взять «на свою ответственность» сырую, недоделанную премьеру — «Гостей» Л.Зорина. Мы не возражали против очевидных творческих неудач. Поэтому, когда я слышу, что другие театры приглашают на постановки интересных режиссеров, когда я вижу их работы, мне обидно за себя, за свой театр. Уходит время, уходят наши актерские годы, а мы ничего не успеваем сделать. Ведь если есть Королевский шекспировский театр в Англии, почему Малый не может быть театром Русским национальным, представляющим классическую драматургию? Складывающаяся в стране духовная атмосфера отражается на искусстве сцены, на его взаимоотношениях с публикой. Исчез окружавший театр ореол, зрители идут в него не на встречу с прекрасным, а для того, чтобы забыть об окружающих их в жизни проблемах. Изменяются и люди театра: молодые актеры стали рациональней, они проще относятся к профессии. Такова цена нашего унизительного быта, глупостей, совершавшихся с благословения чиновников от культуры. Актеру в нашей нищей, пропитанной традициями казарменного социализма стране непросто сохранить в себе художника. Есть горькая ирония в том, что советские актеры - академических ли, студийных ли театров, - возвращаясь с зарубежных гастролей, ощущают себя как-то по-другому. И для них уже невозможно писать в графе анкеты «род занятий» - «служащий». Он - не «служащий», он артист!»


В начале 1990 годов умер из-за проблем с сердцем брат Руфины Нифонтовой Вячеслав. Вскоре после смерти брата погибла дочь Вячеслава, занимавшаяся коммерцией. Ее ограбили, увезли в лес и убили. Нифонтова болезненно переживала эти трагические утраты. К этим переживаниям добавились проблемы с дочерью. Ольга вышла замуж против воли родителей, так как будущий зять категорически не понравился ни Руфине, ни ее супругу. Но Ольга родила сына Мишу, и ее родителям пришлось смириться с замужеством дочери, хотя их конфликты с зятем не прекращались. После одного из скандалов, случившегося на даче, разозлившийся Глеб Нифонтов сел в машину и уехал в Москву. Но в дороге у него случились проблемы с сердцем, и его автомобиль врезался в грузовой МАЗ. Глеб погиб на месте. Последние годы жизни Руфина Нифонтова жила одна. Ее дочь с семьей жили отдельно. Несмотря на то, что у Нифонтовой самой проявились проблемы с сердцем, актриса продолжала играть в спектаклях и репетировала новые роли.

27 ноября 1994 года Руфина Нифонтова приехала с дачи, сильно продрогла и хотела погреться в ванной, чтобы позже лечь спать. Вода показалась актрисе прохладной: она включила горячую воду, но через несколько минут потеряла сознание. Заметив потеки на потолке, соседи с нижнего этажа начали стучать в дверь, а потом позвонили дочери Нифонтовой. Когда Ольга с мужем приехали и открыли квартиру, на лестничную площадку хлынул кипяток. Помочь Руфине Нифонтовой было уже невозможно.

Актриса была похоронена на Ваганьковском кладбище.



http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=49
Прикрепления: 0569725.jpg(27Kb) · 0298368.jpg(21Kb) · 0721467.jpg(15Kb) · 5970529.jpg(21Kb) · 7076286.jpg(24Kb) · 3044257.jpg(17Kb) · 4570812.jpg(23Kb) · 2033930.jpg(55Kb)
 
Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » С НЕЙ УШЛА МЕЧТА... (к 85-летию Руфины Нифонтовой)
Страница 1 из 11
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz