[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » О других интересных или важных событиях » ПОСЛЕДНИЙ РОМАНС НИКОЛАЯ ХАРИТО (Размышления на могиле автора знаменитого романса)
ПОСЛЕДНИЙ РОМАНС НИКОЛАЯ ХАРИТО
Валентина_КочероваДата: Пятница, 21 Ноя 2014, 22:52 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Online
Последний романс Николая Харито

Его имя неразрывно связано с этим романсом. Ему пророчили колоссальную славу и счастливое будущее. Но преждевременная смерть на дуэли оборвала его жизнь в самом расцвете...



Судьба отвела Николаю Харито (1886-1918) всего 32 года земной жизни, а талант подарил бессмертие. Автор множества романсов, он известен, прежде всего, пленительно-трогательным:

Отцвели уж давно
Хризантемы в саду,
Но любовь все живет
В моем сердце больном...


Наверное, нет на постсоветском пространстве такого человека, который бы не знал старинного романса с удивительно-трогательным названием «Отцвели уж давно хризантемы в саду». Да и не только в России знают и поют этот чудный романс, ведь он с такой же нежностью исполняется, во многих русскоязычных семьях, разбросанных по воле судеб в лихолетье по всему миру…

Говоря о жизни и творчестве Николая Ивановича никогда нельзя забывать, что он был «дитя своего времени» - времени революций, реформ, преобразований, разлома общественного бытия и т.д.

Николай Харито родился 19 декабря 1886 года в Ялте. Отец, Иван Петрович Иванисов, был горным инженером из семьи состоятельных русских дворян с армянскими корнями. В 1884 году он был направлен в Ялту для строительства дорог на южном побережье, в том числе и для прокладки трассы к будущему дворцу последнего российского императора – Ливадию. По причине «особо важного задания» он был вынужден надолго оставить в Санкт-Петербурге семью. Именно там, в Ялте, Иван Петрович встретил красавицу-гречанку, и это решило его дальнейшую судьбу.

Мать будущего маэстро, Надежда Георгиевна Харито, была гречанкой и происходила из балаклавских мещан, Официально жениться на ней при живой законной супруге Иван Петрович не мог. Оставался только один вариант – внебрачное сожительство, или, говоря современным языком - гражданский брак. И в этом счастливом, но неузаконенном браке, кроме Николая, родилось еще четыре дочери, сестры Николая - Вера, Лида, Елена и Надежда. В связи с тем, что официально Иван Петрович и Надежда Георгиевна не были женаты, все дети получили фамилию матери.

Иван Петрович был весьма состоятельным, имел в Ялте роскошный особняк, а в Алупке купил сосновый лес площадью 22 гектара. В этом лесу он хотел открыть частный санаторий для больных туберкулезом, поскольку и сам страдал этим недугом, что, со временем, сказалось и на Николае.

Но отец будущего композитора, был не только состоятельным человеком, но и уважаемым. В его доме постоянно бывали именитые гости из Москвы и Санкт-Петербурга. Достаточно сказать и то, что в их доме бывал с семьей и сам Николай II, а юный Коленька исполнял для августейших особ фортепианные пьесы.

Надежда Георгиевна Харито была образованной женщиной, хорошо разбирающейся в искусстве. Ее музыкальные наклонности перешли к детям, которые с малых лет обучались игре на фортепиано. Самым одаренным из них оказался Коля. Юный Николай Харито виртуозно исполнял произведения Баха, Бетховена, Шопена, Чайковского и любимого Сергея Рахманинова, что отмечалось гимназическим начальством похвальными грамотами. Но была у него одна особенность - играл он не по нотам, а по своей музыкальной памяти. А его школьными друзьями по гимназии были будущий детский писатель и поэт Самуил Яковлевич Маршак и Пинхус Лазаревич Вайнер - будущий революционер Павел Войков. Через годы Николай Иванович посвятит своему ялтинскому другу романс «Минувшего не воротить» на стихи Татьяны Строевой.

Вообще, та ялтинская гимназия, была «роддомом» многих талантов для России, ведь членами опекунского совета ее были Екатерина Пешкова (жена Максима Горького), Антон Павлович Чехов, а музыкальными наставниками – Федор Шаляпин и Сергей Рахманинов. Так что нет ничего удивительного в том, что Ялта, как тогда, так и сегодня, рождает таланты.

Правда, ещё никто не знал, что через несколько лет он будет исполнять знаменитые «Отцвели хризантемы» Николая Харито под аккомпанемент Сергея Рахманинова.

В 1907 году, по служебной необходимости, семья Иванисова - Харито переехала в Киев, и Николай становится студентом Киевского университета, а точнее, Императорского университета Святого Владимира. Как один из лучших выпускников Ялтинской гимназии, он сначала становится студентом физико-математического факультета, но затем переводится на юридический.

Славный Киев, древний Киев и мать городов русских, стал настоящей духовной консерваторией для будущего «короля романса».

Но, оставаясь студентом, Николай Иванович жил и своей студенческой жизнью. В это время он примыкает к той части студенчества, которая участвует в политических забастовках и антиправительственных демонстрациях, за что попадает в «черный список». Как всякий порядочный студент того времени, не раз бывал на грани отчисления за участие в «революционной деятельности». Один раз это было демонстративное исполнение «Марсельезы» при намеренно раскрытых окнах. В другой - волнения, связанные со смертью Льва Толстого. Тогда в агентурных донесениях говорилось, что студент Харито протянул по коридору полог с надписью «Вечная память Льву Николаевичу Толстому».

Только заступничество известного ученого, профессора кафедры международного права Отто Эйхельмана не столько спасло, сколько отсрочило наказание. В те годы по университету гуляло четверостишие:

Не все хорошее забыто,
Не всюду царствует обман.
Среди студентов есть Харито,
А в профессуре - Эйхельман.


В университете Николай Харито постоянно находился в центре студенческой жизни. Все обычные студенческие музыкально-поэтические вечера всегда проходили с его участием. Он играл на рояле, пел, читал свои и полюбившиеся стихи других поэтов.

Ему неоднократно и настоятельно советовали сочинять романсы, заполонившие тогда всю музыкальную жизнь страны. И вот осенью 1910 года он написал первый и, как оказалось впоследствии, свой самый знаменитый романс «Хризантемы».



Существует очень красивая легенда об истории создания самого популярного романса Н.Харито: «Появился этот изумительный шедевр после такого случая. Капельдинер передал в ложу № 5 Киевского оперного театра, где сидел Николай Харито, открытку от незнакомки с надписью: «Какой вы интересный! Вы выделяетесь среди всей этой толпы!»

Записка, действительно, была. Она даже сохранилась в архиве покойной сестры поэта Надежды Лавровской–Харито. Но написана она была через восемь лет после создания романса, то есть в 1918-м.

Несмотря на достаточное финансирование, Николай подрабатывал тапером в кинотеатре, располагавшемся на Фундуклеевской улице в здании театра Бергонье.


Так выглядел театр Бергонье в 1910 году

Там впервые и прозвучал пленительный романс, моментально ставший популярным. А уж когда в 1913 году по сюжету романса сняли «фильму» «Отцвели уж давно хризантемы в саду» с участием в нём тогдашних звёзд немого кино - актёров Ивана Мозжухина и Карабановой, Николай Харито стал настоящей знаменитостью.

Но, конечно же, первыми слушателями романса в исполнении самого автора и его текста слов, были его друзья по студенческой жизни. И, как только, слава о молодом композиторе и исполнителе и его душевном романсе прошла по Киеву, известный киевский издатель Владислав Леонтьевич Идзиковский издал романс.

Николая Иванович был еще молод и далеко не сведущ в таких делах, чем, собственно и воспользовались его покровители. Да, действительно, молодого и неизвестного автора встретили приветливо, а после, когда романс был проигран и спет самим автором, Идзиковский взял его к изданию. Но для издания необходимо было отредактировать текст. И тогда издатель попросил известного и весьма популярного тогда в Киеве исполнителя русских и цыганских романсов Василия Шумского, внести свои поправки. Шумский с удовольствием это сделал, но при этом не постеснялся объявить себя соавтором. Так и был издан романс, где рядом с именем композитора был указан Шумский как автор текста.

Николая продолжал подрабатывать в «Доме Бергонье». Там же он встретил свою любовь - Марию. Счастье пришло к Николаю полной мерой.

За этот первый в своей жизни романс композитор получил и свой первый гонорар - 15 рублей, что по тем временам было суммой немалой. А после, Николай Иванович серьезно занялся сочинением романсов. В киевской прессе того периода (весна – осень 1911-го) часто печатались такие сообщения: «Вчера в Художественном театре миниатюр В. Шумским с большим успехом были исполнены новые романсы киевлянина Н. Харито: «Кончилось счастье» и «Тихо, тихо дремлет». Романсы очень красивы и мелодичны, в них много настроения».

После «Хризантем» очень известными и широко исполняемыми были такие его романсы, как «Тени минувшего», «Астры осенние», «Минуты счастья» и другие. После оглушительного успеха «Хризантем» он продолжает сочинять с удвоенной энергией. Его романсы звучат повсюду; часто он пишет их на свои собственные стихи. В те годы стихи и ноты печатались на красочных листках с виньетками и распространялись, помимо подписки, обычными разносчиками. Иметь в доме ноты романсов Харито стало уже модным.

Но, к сожалению, даже «уйдя с головой» в музыкальную деятельность, Николай Иванович не оставил своей прежней студенческой привязанности – политической борьбы.

События 2 – 5 сентября 1911-го в Киеве, когда был смертельно ранен российский премьер-министр Петр Аркадиевич Столыпин, самым трагическим образом повлиял на судьбу автора «Хризантем», несмотря на его известность.

Резонанс в самой России и мире после покушения на Столыпина, был огромен. Имя убийцы Столыпина – Дмитрия Богрова, было проклято. Полиция искала всех друзей Богрова, среди которых оказался и Николай Иванович Харито.


Н.Харито (на заднем плане в центре в белой фуражке) вместе с друзьями по кружку «эсеров». Предположительно, в первом ряду - Дмитрий Богров…

Были арестованы все друзья Богрова. С учетом известности автора романсов и того, что прямой вины Харито не было доказано (хотя вспомнили ему все похождения в университете) он в феврале 1912-го был выслан под надзор полиции в поселок Пинегу Архангельской губернии на три года. В качестве трудовой повинности назначили валку и обработку леса.

Николай Харито к тому времени был уже женат, и его молодая супруга Мария Олимпиевна Федорович последовала за ним в Пинегу. Он и здесь, на севере, не переставал писать стихи, сочинять музыку. Одна из мелодекламаций этого периода - «Третью ночь бушует вьюга» - посвящена друзьям-ссыльным.

В Пинеге Харито заболел - врачи нашли у него начальную стадию туберкулеза, сказалось наследственность по отцовской линии. Имя Харито продолжало ласкать слух российского общества и правительство выдало разрешение на выезд «для специального лечения» в Швейцарию с зачетом срока лечения в общий срок ссылки. Благосостояние семьи Харито позволило воспользоваться этим шансом, и Николай после года работ на севере оставшиеся два проводит в Швейцарии, где вольнослушателем посещает консерваторские занятия - вот и все его музыкальное образование.

После возвращения из Швейцарии в Киев Николай Харито был вынужден искать работу, ибо на восстановление в университете рассчитывать не приходилось. Недолго думая он отправился туда, где впервые прозвучали «Хризантемы», ставшие его талисманом. Главному режиссеру Театра миниатюр Матвею Тимофеевичу Строеву сразу же пришелся по душе этот молодой человек, многое умеющий и готовый хоть работать тапером, хоть оформлять музыкальные спектакли, хоть писать музыку к театральным постановкам. Да и имя 27-летнего композитора, бывшее тогда уже у всех «на слуху», служило своеобразной визитной карточкой.

Вскоре Николай Харито стал другом семьи Строевых. Через некоторое время он стал получать авторские отчисления от публикации своих произведений: его романсы пользовались огромным спросом, тиражи их нот постоянно возрастали. Харито обрел, наконец, материальную независимость, но расстаться с семьей Строевых уже не мог, влюбившись в юную дочь Матвея Тимофеевича Татьяну. Между тем в огромной киевской квартире Строева поселилась и Надежда Георгиевна Харито с дочерьми, сняв несколько комнат. Матвей Тимофеевич видел в Николае преемника своего театрального дела. Николай и Татьяна переехали в отдельную квартиру, на Пушкинской, 10. Сочетаться официальным браком они не могли – жена Мария не соглашалась на развод. Николай, таким образом, повторил судьбу своего отца.

Период с 1913 по 1915 год - самый счастливый и плодотворный в недолгой биографии композитора. В это время им были созданы большинство его лучших романсов, фортепианных пьес, мелодекламаций.

Он был необыкновенно красив и талантлив. В него нельзя было не влюбиться. Его обожали завсегдатаи модных дворянских салонов и фешенебельных гостиных.

С началом Первой Мировой войны из-за болезни легких Николай Иванович не прошел медицинскую комиссию и на фронт не попал. В феврале 1915 года он вновь восстановился в университете, но получить высшее образование так и не смог: несмотря на заключение медицинской комиссии его все же призвали в армию. А 1915 год стал для него судьбоносным.



Самое характерное и бесспорное доказательство всенародной любви к романсам Николая Ивановича Харито. Обратите внимание на подпись «Любимые романсы и песни, исполняемые с громадным успехом». Из 108 романсов и песен, в «Золотой граммофон 1915 года» вошли 15 романсов Харито.

В октябре 1916-го Николай Харито был призван в армию и стал юнкером Николаевского Киевского пехотного военного училища. Пройдя ускоренный курс, прапорщик Харито, ставший таковым в марте 1917-го остался в Киеве и служил в запасном полку на Соломенке. Но, как и многие революционеры студенческого толка, Октябрь 1917-го он не принял. Более того, когда формировалась Добровольческая армия Деникина, он не уклонился от службы в ней и попал на Кубань…, остановившую его жизнь и творчество.

В ряде некоторых исследований, касательно трагической гибели композитора, указано, что он погиб на дуэли. Лишь последние исследования дали точный ответ на вопрос – что произошло 9 ноября 1918-го.

Николай Иванович служил при штабе Антона Деникина в Екатеринодаре (ныне Краснодар). И в один из дней начала ноября 1918-го он был приглашен своим соучеником по институту Козачинским на свадьбу в город Тихорецк. Конечно, присутствие именитого автора, да еще и его собственное исполнение всеми любимых романсов, превратили в душу общества. Обворожительный, красивый, галантный Николай Иванович был в центре внимания. О роковом выстреле указано в исследованиях Льва Кудрявцева, Татьяны Чайки и Ноны Козловой, поэтому я объединил их рассказы в один. Но самые главные воспоминания предоставила сестра Николая Ивановича – Надежда, жившая все эти годы в Киеве и умершая в 1992-м.

Последние часы жизни автора «Хризантем» приведу языком оригинала, т.е. сестры:

«За неделю до происшедших трагических событий Козачинский познакомил Николая со своей будущей женой и ее сестрой Верой, которая, видимо, сильно заинтересовалась Николаем. А он, как всегда, стал душой общества, в центре внимания. И когда Николай с вдохновением исполнял на свадьбе на фортепиано свои произведения, не забыв и свой замечательный романс «Отцвели хризантемы», то все женщины собрались вокруг него, но особенное внимание к нему проявила Вера. Но дело в том, что Вера со своим другом - блестящим офицером, бароном Бонгарденом, приехавшим из Петрограда. Бонгарден заметил охлаждение отношений к себе с ее стороны и решил, что причиной этому было знакомство с Николаем. За свадебным столом между мужчинами возникла пикировка, приведшая к серьезной ссоре. К тому же, ревнивый барон уж слишком «перебрал».

У Николая была такая особенность в характере, что он никогда не выпивал более одной рюмки вина. Был он трезв и в полном рассудке. Мать Веры, заметив происходящее между ними, предложила Николаю вместе с ней выйти в сад. Вслед за ними вышел окончательно захмелевший Бонгарден и, догнав их на аллее, одним выстрелом в упор убил Николая. Пуля попала в область правого легкого, а потом рикошетом ударила в сердце. Это было настоящее, необъяснимое и подлое убийство ни в чем невиновного человека.

Не было никакого поединка - «суда чести», когда оскорбленный офицер, барон или князь вызывал своего противника на дуэль, как это было принято в те времена, но запрещалось. Говоря об этом, следует вспомнить подобные случаи, которые привели к гибели великих поэтов А. Пушкина, М. Лермонтова. Нет, ничего подобного здесь не было. Просто зверское неосознанное убийство из-за ревности обезумевшего офицера. На крик женщины сбежались люди, пытаясь оказать помощь Николаю, но она уже была не нужна ему. Так трагично ушел из жизни, не доживший до возраста Иисуса Христа, талантливый композитор и поэт. Стоит только подумать - сколько десятков новых романсов не увидели в мире наша культура и искусство. Тело убиенного перенесли в дом и положили на стол, а вокруг его изголовья рассыпали белые хризантемы из букетов невесты.

Над Бонгарденом хотели устроить самосуд, но ему удалось скрыться. Впоследствии стало известно о том, что барона судили, но он был оправдан, так как деникинский суд, разбираясь в происшедшем случае, посчитал, что убитый Николай Харито был революционером… Перед похоронами композитора положили в гроб в военном мундире. Он лежал в нем тихий, огорченный и красивый, как в жизни. Николай был погребен 12 ноября на местном кладбище в Тихорецке. Родные проститься с ним не приезжали. Время было тревожное».


Ровно через год, мать и сестра Надя забрали его тело в Киев. Гроб с телом композитора простоял ночь перед повторным погребением в церкви Иоанна Златоуста, и всю ночь рядом с ним была 15-летняя сестра Надя. Она вспоминала, как пробыла около любимого брата целую ночь и как все гремело, когда отскакивали от железных стен храма пули. Девушка вздрагивала от звука выстрелов, то и дело пронизывавших тишину. Ей казалось: это снова и снова стреляют в брата, ведь шла гражданская война, и ночью борьба между враждующими силами обострялась. Отпевали Николая Ивановича во Владимирском соборе. Мать похоронила сына на Лукьяновском кладбище, рядом с дочерью, сестрой Николая – Еленой, умершей от испанки.

Долго стоял на их могиле большой деревянный крест, привезенный еще из Кубани. Впоследствии он отрухлявел, надписи стерлись, и немногие знали, кто под ним отдыхает вечным сном. Потом какой-то почитатель заменил деревянный крест на железный, более четко вывел буквы.

Удивляться нечему. Для «новой власти» Николай Харито был выходцем из «непролетарской» семьи, к тому же, служивший в Белой гвардии. А его романсы в «лихие тридцатые» считались мелкобуржуазным пижонством старорежимного искусства… И только в далеком эмигрантском зарубежье помнили и исполняли «Отцвели уж давно хризантемы в саду». Но, тем не менее, и на родине композитора были люди, которые делали все возможное и невозможное, чтобы вернуть имя Николая Харито из небытия. Можно только в ноги поклониться всем, кто по крупицам собирал сведения о композиторе, сохранив, тем самым, память о нем.

Старинное киевское Лукьяновское кладбище. Сколько может оно рассказать об истории Киева, о тех личностях, которые упокоились на его погосте. Достаточно сказать только то, что герой не менее известного романса, поручик Голицын погребен здесь же, совсем недалеко от Николая Харито… В 1948 году мать автора Надежда Георгиевна и сама обрела вечный покой рядом с сыном и дочерью, пережив славу и забвения Николая.

Сегодня, приходя на кладбище, ставшее Государственным историко-мемориальным Лукьяновским заповедником, еще больше ощущаешь необходимость возврата нашей памяти к истории прошлого.

И нашлись в Киеве истинные патриоты нашего прошлого, которые не только сохранили память об авторе «Хризантем», но и восстановили его могилу.



Украинская певица Анжела Черкасова, школьный учитель и страстный поклонник русского романса, известный коллекционер Виталий Петрович Донцов, бывший военнослужащий Лев Кудрявцев, Оксана Петровна Борисюк изучали жизнь и творчество Николая Харито, собирали по крохам его биографию, но, в конце концов, хоть и с трудом, но разыскали его заброшенную могилу на Лукьяновском кладбище.

Надо вспомнить и Людмилу Анатольевну Проценко, сделавшую все, чтобы киевские некрополи стали заповедниками. И по завещанию, она похоронена также на Лукьяновском кладбище, недалеко от Николая Ивановича.

Благодаря истинным почитателям таланта автора всемирно известных романсов, могила «короля» романсов приобрела тот вид, который и должна иметь...

Несмотря на то, что все могилы укрыты снежным покрывалом там всегда есть место для хризантем.

В 2006-м, к 120-летию со дня рождения, поэту, музыканту и композитору, сотрудники Донецкого ботанического сада передали на могилу хризантемы сорта «Харита» и «Осенний романс». Цветы крепко укоренились в киевской земле. Отныне они всегда будут цвести на могиле мастера, который опоэтизировал цветок прощания с летом, сделав его символом неувядающей любви.

И стоя перед могилой мастера, я задаю вопрос, а все ли мы сделали, чтобы и впредь не забывать этого великого человека...

Сергей СМОЛЯННИКОВ, историк, писатель, публицист.

http://www.velykoross.ru/1756/
Прикрепления: 3271268.jpg(14.3 Kb) · 8424561.jpg(76.9 Kb) · 8279570.jpg(16.1 Kb) · 1423398.jpg(54.9 Kb) · 8179035.jpg(27.3 Kb) · 8109238.jpg(15.1 Kb)
 

Форум » Размышления » О других интересных или важных событиях » ПОСЛЕДНИЙ РОМАНС НИКОЛАЯ ХАРИТО (Размышления на могиле автора знаменитого романса)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: