[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Форум » Размышления » О других интересных или важных событиях » МОСКВА, КОТОРОЙ НЕТ...
МОСКВА, КОТОРОЙ НЕТ...
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 21 Янв 2019, 17:06 | Сообщение # 31
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline
Еще одно замечательное творение Ф.Шехтеля – особняк представителя богатейшей московской династии С.Рябушинского. Великолепное здание эпохи зрелого модерна, сооруженное в самом начале ХХ в., соседствует с храмом Большого Вознесения.


"Для любого архитектора решение строить дом, участвовать в проекте постройки, которая находится на углу, это всегда экзамен. Со своей задачей Шехтель справился совершенно безукоризненно. Дело в том, что ему надо было найти тот объем здания,который бы соотносился с объемом церкви Большого Вознесения. И вот эти 2 объема, практически равные по величине, друг другу не мешают, а дополняют и даже гармонируют.
Строительство особняка Рябушинского было завершено в 1902 г. Эта работа Ф.Шехтеля стала настоящей сенсацией. На фоне деревянных построек Спиридоновки того времени он выглядел просто фантастически. Дом делился на 2 половины: нижний, 1-й этаж был занят хозяином дома, а на 2-ом этаже обитали жена и дети. И своеобразная граница обозначена Шехтелем во внутреннем облике, интерьерах этого дома: если вы попадаете в столовую особняка, то на потолке видите ряску, то есть как будто мы находимся под водой; а 2-ой этаж и те керамические изразцовые цветы, которые мы видим на внешних фасадах, это уже земля; а соединено это все вместе изумительной, единственной в своем роде лестницей – "волна",
- рассказывает А.Мишин.

Особняк удивлял современников не только отделкой, но и своим техническим оснащением. В доме была проложена 1-я в Москве система кондиционирования. Блюда из кухни в гостиную доставлял лифт. При этом просторный 2-этажный дом был рассчитан на одну семью.


"С.П. Рябушинский, ему было 26 лет на тот момент, когда он мог позволить себе построить этот дом, был по образованию ученым-археологом, помимо того, что у них было наследственное их дело – хлопчатобумажное производство. Это были талантливые, образованные, высокодуховные люди. Это были предприниматели, люди нового класса", - говорит экскурсовод Музея-квартиры А.М. Горького Ю.Болховитинова. Есть в особняке и своя особая тайная комната – старообрядческая молельня, расположенная в мансарде северо-западной части дома. Стены и купол покрывает уникальная абстрактная храмовая роспись.


"Старообрядчество было под запретом до указа Николая II, до апреля 1905 г. Указ-манифест был об уравнении всех религиозных конфессий, а дом был построен раньше. Поэтому молельня тайная, секретная, ни с одной стороны ее не видно. Рябушинские туда поднимались, как минимум, 2 раза в день", - рассказывает Болховитинова. Октябрь 1917-го искалечил судьбы не одной семьи. Рябушинские, оставив процветающий бизнес, эмигрировали в Европу, а роскошная усадьба на Спиридоновке перешла во владение города.

"Здесь было гос. издательство, был отдел виз и паспортов, сюда приходил В.Сталин в качестве воспитанника, когда здесь был детский сад для правительственных детей. Здесь был психоаналитический центр с детским домом, лабораторией. И также здесь было общество по культурным связям с зарубежными странами", - объясняет Ю.Болховитинова.

В 1931 г. у особняка появился новый хозяин – М.Горький. Он еще размышлял, покидать ли ему прекрасный остров Капри, а из Москвы уже ползли слухи – для Горького готовят дворец. Пролетарский писатель слал в Россию гневные депеши: "Вопрос о вселении моем во дворцы не решать до моего приезда".  Бывший особняк Рябушинского дворцом, конечно, не был, но Горькому все равно не понравился. Он сказал так: "Величаво, грандиозно, улыбнуться не на что".
Но потом сказал, что работать можно. Дело в том, что особняк этот считался буржуазным, мещанским. Такое было отношение к этому прекрасному стилю – стилю модерн. Тем не менее, сад вокруг дома, и то, что в то время во флигеле, когда жил писатель, находились редакции журналов-газет, все это позволило ему здесь остаться. В этом доме писатель часто принимал гостей, иногда до 100 человек в день. Особняк превратился в своеобразный писательский клуб. В 1931 г. Горького здесь навещал Бернард Шоу, а 4 года спустя – Р.Роллан. Впрочем, по этой лестнице поднимались не только знаменитости, но и простые люди, которые привозили живому классику подарки.

"Например, приехали колхозники из Татарии, и действительно привезли интересный подарок. Они привезли ему живую корову. Дело в том, что писатель был болен. Он 40 лет болел туберкулезом, и парное молоко ему было необходимо для улучшения состояния его здоровья. Конечно, Горький был очень растроган этим подарком, но судьба коровы известна – она была отправлена в подмосковный детский сад", - рассказывает Ю.Болховитинова. В особняке на Спиридоновке Горький прожил 5 последних лет жизни. С.Рябушинского, 1-го хозяина особняка, он не знал, но с другими представителями знаменитой династии его не раз сводила судьба.
"Так получилось, что в Петрограде был убит Урицкий, а до этого с ним встречался Д.П. Рябушинский, один из братьев Рябушинского, который провел месяц в ЧК. И только благодаря хлопотам Горького был выпущен на свободу. Потом он уехал за границу", - говорит Болховитинова.


Дмитрий и Сергей Рябушинские

Горький был знаком и с младшим сыном знатной семьи – Николаем Павловичем, который в начале ХХ в. издавал в Москве популярный литературный журнал "Золотое руно". После революции особняк Тарасова, как и остальные усадьбы на Спиридоновке, был национализирован. Сначала здесь располагался Верховный Суд СССР, а после 1937 г. – Посольство Польши. С 1941 г. переименована и сама улица Спиридоновка. Она стала носить имя писателя А.Н. Толстого, который поселился во флигеле особняка С.Рябушинского.


"Дело в том, что у него было такое, как он считал, достаточно скромное требование для своего жилища – 2 большие комнаты. Одна – для того, чтобы работать, другая – для того, чтобы принимать пищу и принимать гостей. И как раз получилось так, что именно эта квартира, а предложила ее посмотреть Тимоша, так звали невестку Горького, Н.А. Пешкова, он посмотрел, здесь была совершеннейшая разруха, но наметанным глазом он понял, что если что-то разгородить, что-то подправить, получатся те самые требуемые две большие комнаты", - объясняет Инна Андреева. Писателю, действительно, была нужна для работы большая комната. В его рабочем кабинете стояли сразу 4 письменных стола. Это было необходимым условием для творчества.

"Этот принцип 4-х столов кабинетный железный у него совершенно. Он писал всегда стоя, потом переходил к столу с машинкой, перепечатав, потому что он физически не мог править свой текст, написанный от руки. Говорил так, что "рукой писателя водит некто свыше, и то, что написано мною, то гениальное, и исправлению не подлежит". Поэтому, перепечатав текст, он переходил к круглому столику у камина, закуривал одну из своих любимых трубок и тогда уже правил текст, представив себе, что это страничка из рукописи, присланная кем-то из молодых писателей", - рассказывает Андреева. С героями собственных произведений у А.Толстого тоже были особые отношения.

"Ведь об этом уже ходят легенды, что А.Толстой, особенно при написании "Петра Первого", так сжился со своими героями, а особенно с Петром Великим, что утверждал, что герои приходили к нему в кабинет, то есть он галлюцинировал героев, он каждому из этих героев придавал свой голос, свой тембр голоса и так далее", - утверждает И.Андреева. Часто из-за дверей кабинета писателя доносились женские, мужские и даже детские голоса. Толстой прекрасно имитировал чужую речь и был мастером розыгрышей.
"Иногда очень нехорошо разыгрывал друзей по телефону, звоня голосом или Микояна, или Сталина. Представляете, какие были реакции на том конце провода", - говорит Андреева. Квартиру на Спиридоновке А.Толстой тоже считал местом особым, связанным с легендой его древнего рода.


"Когда-то общий пращур всех Толстых, П.А. Толстой, сидя в семибашенном замке в Турции, готовился к повешению. Его должны были казнить наутро, и вот он всю ночь молился св. Спиридонию, чтобы тот спас его. И так случилось по всяким дипломатическим переговорам, его все-таки освободили, и с того времени все Толстые стали считать этого Спиридония покровителем рода Толстых", - объясняет И.Андреева.


А.Толстой умер в 1945-м, но улица еще долго носила его имя. Историческое название ей было возвращено только в 1994 г. Не только сама Спиридоновка, но и прилегающие к ней улицы и переулки представляют большой интерес для историков, в том числе и потому, что в этом районе жил всесильный министр внутренних дел и госбезопасности Советского Союза Л.Берия.
"Недалеко от Спиридоновки, на углу Вспольного пер. и Малой Никитской, находится представительный городской особняк начала ХХ в., особняк инженера Бакакина. Но самым известным жителем этого великолепного особняка был, конечно, маршал Л.П. Берия. Это его резиденция, которую он занимал с 1943-го до ареста в 1953 г.", - рассказывает А.Мишин.


В этом доме постоянно находилось несколько десятков чекистов-телохранителей. Однако известно, что неподалеку в Спиридоньевском пер. было еще одно здание, где тоже несли вахту охранники. 2 строения соединял специально проложенный подземный ход.
"Лаврентий Павлович прекрасно понимал, как к нему относятся его коллеги по ЦК партии, по Политбюро, и было от чего себя охранять. И те, кто задумали его арестовать и уничтожить, понимали, что пытаться арестовать его в этом здании – пустой номер", - говорит Мишин.

Берия был арестован 26 июня 1953 г. в Кремле и 5 мес. спустя по приговору суда расстрелян. Но и после смерти его последнее местожительство осталось местом действия самых жутких городских легенд. "И вот с тех пор уже на протяжении более чем 60 лет незримо дух Берии витает над этим домом. Рассказывают истории, что по ночам подъезжает черная машина, открываются двери, человек в пенсне и форме выходит, садится в машину, уезжает", - утверждает А.Мишин.

Спустя несколько лет после смерти Берии в особняке разместилось посольство Республики Тунис. За последние 60 лет его сотрудники призрак Лаврентия Павловича ни разу здесь не встречали.
"Да что вы! Это самое обычное здание. Духи, о которых люди говорят, игра воображения или какие-то оптические иллюзии. Мы ничего подобного не видели", - говорит посол Тунисской Республики в РФ Али Гутали.

И.Андреева, директор Музея А.Толстого, может часами рассказывать о Спиридоновке, ведь здесь буквально у каждого дома своя удивительная история. Так, на Спиридоновке чуть было не разыгралась еще одна любовная драма. А.Блок, приревновав супругу к А.Белому, вызвал коллегу по цеху на дуэль. В ситуацию вовремя вмешалась виновница конфликта Л.Менделеева. И лишь благодаря ее усилиям удалось утихомирить темпераментных друзей.

Спиридоновка и сегодня влечет художников и поэтов. Почти каждый вечер они собираются в небольшом клубе неподалеку от музея А.Толстого.
"Клуб у нас называется "Открытый", и он, действительно, открытый во всех смыслах, то есть открыт для любого человека с улицы и открыт для любых тем и обсуждений, лишь бы они к культуре какое-то имели, хотя бы косвенное, отношение", - объясняет директор галереи "Открытый клуб" В.Гинзбург.

Небольшими выставками и литературными вечерами здесь с помощью живого слова пытаются одолеть главного конкурента в борьбе за зрителя – телевизор.
"Телевидение побеждает. Сериалы побеждают. Иногда звонишь, говоришь: "Вот вечер поэта такого-то, приходи". – "Ты знаешь, я сейчас включил свой любимый фильм". – "Ну, купи диск". – "Я на диске и смотрю", - сетует Гинзбург. Однако бывают в "Открытом клубе" вечера, когда яблоку негде упасть. Здесь всегда с нетерпением ждут встреч с представителями старой школы: писателями, режиссерами, журналистами.
"Старейший театровед, например, российский Б.М. Поюровский, вот ему исполнилось недавно 80 лет, были серьезные чествования. Это человек, который придумал когда-то на телевидении "Театральные встречи", много лет их вел. То, что он здесь рассказывает, нельзя услышать нигде", - рассказывает В.Гинзбург.

Буквально в 500 м. от "Открытого клуба" на другом конце Спиридоновки тоже происходят удивительные и не слишком привычные для Москвы события. Мелодии древних племен и рисунки в стиле тинка-тинка. Сегодня в старинном особняке Тарасовых располагается Институт Африки РАН. Изучению культуры "черного" континента интерьеры в стиле модерн не мешают, даже напротив, способствуют.
"Очень красивые потолки. По всему зданию они сохранились. Не везде, но есть очень красивые фрагменты. Зеркало венецианское. Женщины и в прошлом, и в этом веке с удовольствием смотрят на себя в это зеркало, когда входят в институт", - рассказывает ученый секретарь Института Африки РАН М.Амвросова. Работники института признаются: особняк требует пристально следить за собой. Здесь хочется держать спину прямо.
"Внешнее воздействие, особенно на женщин, оно всегда немаловажно. В такие интерьеры входить в расхлябанном виде вроде бы и не пристало", - считает Амвросова. Разумеется, Африка – главная точка приложения сил сотрудников института, но и отечественная история им отнюдь не чужда. Каждый, кто оказывается в старинном особняке на Спиридоновке впервые, непременно услышит рассказ о трагической судьбе владельцев этого здания.
https://www.m24.ru/articles/mistika/23052014/45078

ПОД СЕНЬЮ МИДа
Исконные имена большинства столичных переулков происходят, как правило, от фамилий крупных домовладельцев. Так было и с Глазовским пер., расположенным в районе Арбата. В XVIII в. его именовали Несвицким и Струковым, позднее закрепилось название по фамилии генерал-майора П.М. Глазова – героя Очаковского сражения. Павлу Михайловичу покровительствовал сам Потёмкин, фаворит Екатерины. В 1790 г. Глазов по его протекции стал обер-полицмейстером в Москве, а затем в Санкт-Петербурге. Москвичи советских времён знали данную местность как ул. Луначарского. В Глазовском пер. находится один из известнейших памятников московского деревянного ампира начала XIX в. - усадьба Поливанова (дом № 6), но главный фасад усадебного дома выходит в Денежный пер.

 
В 1823 г. кавалергард А.К. Поливанов - участник войны 1812 г., купил двор в Денежном пер. Проект усадьбы был разработан архитектором А.К. Григорьевым (по некоторым данным, п/р известного зодчего О.И. Бове). В 1824 г. строительство было завершено. В усадебный комплекс также входил флигель и ограда с резными воротами. Дом представляет собой 1-этажное деревянное здание с мезонином, украшенное в центре 6-колонным портиком тосканского ордера. В соответствии с модой того времени, здание было отделано досками, имитирующим структуру камня. Дом выглядел снаружи как 1-этажный, а на самом деле он имел 3 этажа - 2, соединенные лестницей, и 3-й в мезонине, куда вела небольшая лестничка. В 1835-1836 годах в усадьбе жил С.П. Жихарев - член литобщества "Арзамас", знакомый с Пушкиным.
Прикрепления: 8102689.jpg(14.4 Kb) · 2304903.jpg(7.4 Kb) · 4357761.jpg(15.3 Kb) · 4381752.jpg(7.6 Kb) · 7320609.jpg(17.2 Kb) · 9507713.jpg(7.7 Kb) · 8063193.jpg(7.6 Kb) · 8595957.jpg(23.2 Kb) · 2450236.jpg(19.1 Kb) · 8095637.jpg(17.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 18 Апр 2019, 12:16 | Сообщение # 32
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline

Некоторые исследователи полагают, что поэт мог гостить в этом доме во время своего визита в Москву в мае 1836 г. После революции 1917 г. усадьба была передана под жилой фонд. Позже в её здании располагалось детская библиотека. В годы войны бывший усадебный дом занимала Всесоюзная школа связистов. С 1974 по 1996 г. в здании находился Всероссийский шахматный клуб, а с 1996 по 2002 г. - Ассоциация шахматных федераций. В 1977 г. в усадьбе снимались эпизоды советского сериала "Хождение по мукам". Специально для съемок дом был подремонти -
рован. Однако, вскоре после этого в здании случился первый пожар. Потом был ёщё один...

В январе 2001 г. из-за короткого замыкания проводки в доме Поливанова произошёл пожар. Зданию был нанёс огромный ущерб, и после пожара дом был заброшен. В 2002 г. дом был передан в долгосрочную аренду ООО НТЦ Энергосистемы. После того как усадьба была отреставрирована арендатором, разгорелся скандал в результате которого в 2007 г. здание было передано из региональной в федеральную собственность. В настоящий момент бывшую усадьбу Поливанова занимают службы МИД. Ещё из достопримечательностей Глазовского пер. стоит отметить миссию ООН в Москве, расположенную в д. №4.


В 1905–1906 г. здесь, на углу с Денежным пер., появляется 2-этажный особняк, заказчиком которого выступил крупный предприниматель П.А. Павлов, владелец «Товарищества мануфактур, основанных И.И. Скворцовым». Товарищество это Павлов унаследовал от своего тестя, И.И. Скворцова, создавшего в 1897 г. 1-ю в Костромской губернии механиче-
скую ткацкую фабрику. Семейное дело продолжил и сын Петра Александровича Николай Петрович, значительно расширивший производство. К строительству особняка Павловы привлекли архитектора С.Д. Кучинского. Относительно небольшое здание по композиции и декоративному оформлению ориентировано на венский модерн. Фасад целиком покрыт глазурованной плиткой 2-х тонов: ярко-бирюзового и тёплого песочного. Угловой объём украшен гранёным куполом, напоминающим по своей форме перевёрнутую чашу. Очень оригинально смотрится полностью застеклённый балкон эркера, размещённый на уровне 2-го этажа.

Известное недоумение вызывает стоящий рядом низенький флигель, нарушающий архитектурную композицию и загораживающий вид на здание со стороны обоих прилегающих переулков. Что это может быть? Согласно историческим фактам, дом входил в целый комплекс строений внушительной городской усадьбы Павловых. На данном участке находились конюшни, каретный сарай, кузница и сторожка (тот самый флигель). Сами же фабриканты, видимо, жили в особняке по Денежному пер., 16 – сейчас тут посольство Габона. В пользу этого говорит и то, что оба здания огорожены однотипной оградой. Ведь не могли же одни из богатейших людей той поры, пусть даже и обожавшие лошадей, обитать в угловом сооружении, включавшем и помещения для животных. Со временем здание надстроили и изменили до неузнаваемости. А некоторые части его и вовсе были разрушены.
Что касается интерьеров, то их изначальный облик был практически полностью утрачен в течение XX в. После революции национализированный дом отдали под гос. нужды, а с 1963-го здесь размещается Информационный центр ООН. Усадьба является объектом культурного наследия.
https://moscow-walks.livejournal.com/2665405.html
http://www.lgz.ru/article/-10-6682-13-03-2019/dom-azhurnoy-geometrii/

КАК ВЫЗЫВАЛИ «СКОРУЮ ПОМОЩЬ» В НАЧАЛЕ XX ВЕКА
История «скорой помощи» в Москве достойна отдельной экскурсии, и начинать ее следовало бы отнюдь не от Шереметевской больницы, ныне НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского. Надо сказать, до конца 90-х годов XIX в. ничего подобного ни в Москве, ни в России не существовало. Жертв болезней и травм городовой увозил на извозчике в полицейский участок, и там каждый раз долго думали, что с ними делать: то ли искать родственников, то ли везти в больницу для бедных. Во всем остальном мире дело обстояло примерно так же — вплоть до декабря 1881 г., когда в Вене, в театре комической оперы, случился пожар и погибли 479 человек. Обожженные люди, выпрыгивавшие из окон и ломавшие ноги, умирали прямо на снегу, потому что некому было развезти их по больницам. На следующий день в Вене была учреждена Станция скорой медицинской помощи. Новшество быстро распространилось по Европе, но только через 17 лет докатилось до Москвы.


Первые кареты «скорой помощи» вместо мигалок были оборудованы фонарями

И вот в 1898 г. при Сущевском и Сретенском полицейских участках на пожертвования благотворителей были открыты 2 первые Станции скорой помощи - для оказания мед помощи на месте происшествия и при необходимости - дос -
тавки в больницу. Каждая из них располагала одной каретой, запряженной парой коней. Вместо современной мигалки - зажженные даже днем фонари. В остальном все примерно так же, как и сейчас: бригада (врач, фельдшер и санитар), носилки, укладка (проф. чемоданчик) с медикаментами. Кареты выезжали только к тем, кто пострадал на улице, - забирать больных из домов строжайше запрещалось. А поскольку «скорая помощь» (в отличие от врача, которого приглашали на дом) была бесплатной, то, случалось, больных специально выносили на улицу.

Вызвать «скорую» мог не всякий, кому в голову взбредет, а только официальное лицо - городовой, дворник или ночной сторож. Впрочем, с вызовом вообще было много проблем - телефонных аппаратов на всю Москву насчитыва -
лось от силы 4 десятка. Зато все владельцы телефонизированных квартир по специальному распоряжению гор.
властей должны были предоставлять свои аппараты для звонка на Станцию скорой помощи в любое время дня и ночи.


Особым приказом обер-полицмейстер установил и очередность, в которой следовало принимать вызовы. В 1-ю очередь надлежало забирать пьяных, находящихся в бесчувствии. Остальных же пациентов, с переломами, ушибами, ранами, упавших с высоты, просто внезапно заболевших, по мнению обер-полицмейстера, в случае занятости кареты «скорой помощи» можно было по старинке доставить в больницу и на извозчике. 1-й «скоропомощной» автомобиль появился в Москве в 1914 г., но ненадолго - его вместе с 15 каретами мобилизовали на фронт Первой мировой, перевозить раненых, а Станции скорой помощи закрылись аж до 1919 г. И только при советской власти нашлось место для новой станции - на территории той самой Шереметевской больницы на Б.Сухаревской пл.

  
Странноприимный дом, где в 1919 г. разместилась станция «скорой помощи». Он же с другой стороны

Эту больницу в самом начале XIX в. основал граф Н.П. Шереметев по просьбе жены Прасковьи, в девичестве Ковалевой-Жемчуговой. Сначала предполагалось, что здание будет скромным, но тут графиня умерла, и безутешный граф решил превратить строящийся Странноприимный дом в грандиозный памятник усопшей. Он поменял архитек -
тора, пригласив самого Дж.Кваренги, не пожалел на строительство 2, 5 млн. руб., еще 500 тыс. отписал на содержание больницы. Современники, пораженные размахом и щедростью, прибавили к фамилии графа прозвание Милосердов. При больнице был и храм, а в одном из ангелов на фреске, украшающей купол, угадывается облик графини Прасковьи.

  
В Странноприимном доме графа Шереметева. Первый автомобиль «скорой помощи»

После революции в Шереметевской больнице отвели под единственную на всю Москву Станцию скорой помощи три крошечные комнатки. Автопарк был тот же, что и в 1914 году: пятнадцать карет плюс один автомобиль. Гараж для него нашли на Миусской площади. Каждый раз, получив вызов, врачу приходилось сначала дозваниваться на Миусскую, потом ждать, пока машина доедет до Большой Сухаревской, и потом только отправляться к больному. И все равно выходило существенно быстрее, чем на запряженной конями карете.

К 1923 г. у «Скорой» было уже 2 бригады и 2 автомобиля, а гараж для них оборудовали прямо во дворе Шереметев -
ской больницы (вскоре к ним прибавилась еще пара мотоциклов - для выезда на дом к внезапно заболевшим, что стало прообразом нынешней «неотложки»). Да и телефонных аппаратов на Станции стало целых 5. Они непрестанно трещали, взывая о помощи: «зарезали в драке», «попал под лошадь», «ребенок упал со 2-го этажа». Телефонистки, случалось, не справлялись и падали в обморок. Амбарные книги, куда записывались вызовы, переполнялись за неделю. Словом, Станция скорой помощи набрала солидности и даже стала навязывать приютившей ее Шереметевской больнице собственный стиль. Ведь госпитализировать больных «скоропомощники» предпочитали именно туда, чтоб не нужно было далеко возвращаться на Станцию. Так Шереметевская больница естественным путем превратилась в специализированную, экстренную. Дело кончилось тем, что ее преобразовали в НИИ скорой помощи им. Склифосовского. Со временем «Склиф» стал самым знаменитым медучреждением в стране. Обновив заодно и основательно угасшую к этому времени славу замечательного русского врача - Н.В. Склифосовского, очень много сделавшего для русской медицины вообще и для московской в частности - разве что не имевшего прямого отношения ни к «Скорой помощи», ни к Шереметевской больнице.


Ирина Стрельникова, автор проекта «Совсем Другой Город
http://drug-gorod.ru/karety-skoraya-pomosh/
Прикрепления: 7265844.jpg(17.5 Kb) · 8416692.jpg(12.4 Kb) · 9927344.jpg(10.0 Kb) · 4504702.jpg(8.0 Kb) · 5049496.jpg(18.3 Kb) · 5587916.jpg(11.8 Kb) · 0418501.jpg(12.8 Kb) · 6969475.jpg(12.3 Kb) · 1640105.jpg(11.4 Kb) · 0899945.jpg(6.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 30 Апр 2019, 19:39 | Сообщение # 33
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline
ПАТРИКИ
Все-таки он попался на глаза: черный, целеустремленный и бесстрашный. Только очень худой. Вот идет... нет - не идет, уверенно пересекает Большой Палашевский пер., невзирая на разморенные жарой и потому лениво взрыкивающие "мерседесы". Куда-то в сторону Спиридоновки.


Это неправда, что москвичи в мгновение ока вернулись к старым названиям улиц и площадей. Душа требовала - это да. Какая такая ул. Горького? Или - пл. Дзержинского? Конечно Тверская и Лубянка! А в обиходе нет-нет да и оговариваемся до сих пор. Держит прошлое за шиворот, непросто вывернуться. Было время, когда мы блуждали по тем самым "Горького" и "Дзержинского" и окрест. Бывало, в поисках нужного адреса спрашивали попавшуюся на пути барышню-пенсионерку в старорежимной шляпке, где, мол, тут дом такой-то по ул. Герцена. И нарывались.
- Может быть, - ответствовала дама, - по Большой Никитской, молодые люди? Но такое случалось крайне редко. Тем не менее, когда Герцена превратилась в Большую Никитскую, искренне радовались. Потому как интуитивно чувствовали наши пионерско-комсомольские души, что барышня права. Однако ж, повторюсь, прошлое отпускало не быстро. Впрочем, были в Первопрестольной места, которые любые поколения называли так, как было принято до первой эпохи переименований. О том, что Патриаршие пруды в пору моих детства-отрочества-юности назывались Пионерскими, узнал случайно и много позже. Патриаршие - они и есть Патриаршие. А для своих - Патрики.

М
Ст. м. "Маяковская" выплевывает пассажиров прямо к ногам самого Маяковского, застывшего на Триумфальной пл. в камне. Здесь не бывает тихо. Здесь - Садовое кольцо. 90 лет назад, когда в  д №10 по Б.Садовой жил М.Булгаков, тихо тоже не было. Сейчас ровный гул машин, рвущихся в горло подземного тоннеля, тогда скрежет и вой трамваев, травмирующих рельсы и слух. Михаил Афанасьевич с той поры трамваи терпеть не мог. А они преследовали его долгие годы, после Садовой - на Пироговке. Писатель вообще не любил шума. Что для писателей весьма характерно. И сейчас, окажись волею одного из своих персонажей во дворе Б.Садовой, 10, скорее всего, расстроился бы.


Коровьев, застывший во дворе "нехорошего" дома на Садовой

Двор Булгаковского дома в будничный полдень полон людей, со столь тонко высмеянным писателем плебейским любопытством взирающих на вертикальные ряды огромных окон, на броские афиши и всевозможные металлические изваяния созданных им персонажей великого романа. Люди, как известно, разные. Но тут, точно жвачка к подошве, прилипает ощущение, будто двор Булгаковского дома собирает всех тех, кто был его многочисленными прототипами. Особенно вот этот - с наглой мордой и руками в карманах мятых льняных брюк. Чем не Степа Лиходеев? Чем дальше, тем чаще убеждаюсь: фанаты и их божество - это как мухи и котлеты. В идеале - должно быть отдельно, а в жизни они зачастую вместе. С другой стороны, что удивляться? Михаилу Афанасьевичу история дома - никаким боком. Ну, осел тут с 1921 по 1924 г. с 1-й женой, Т.Лаппа, благодаря протекции товарища Крупской, так что предложили в одной из 1-х московских советских коммуналок, то и принял. А само здание тогда москвичи называли не иначе как "чертов дом". Основания? Кто ж теперь скажет. Известно лишь, что на этом самом месте хозяин табачной фабрики "Дукат" Пигит планировал соорудить очередной производственный корпус, дабы зелье плодить. Но московские власти воспрепятствовали, рядом как-никак стоял храм Св. Ермолая. В итоге возник огромный доходный дом. Мало ли таких строилось в Первопрестольной в начале ХХ в., но вот незадача - тут познакомились А.Дункан и С.Есенин. Беспокойный, надо признать, роман случился. И надо же: начался он в октябре 1921 г., а завершился в 1924-м, незадолго до гибели танцовщицы. Такие вот совпадения...

Этот кусочек Москвы, насыщенный историей и творчеством - благо сошлись на пятаке КЗ им. Чайковского, Театр эстрады, Театр Моссовета в саду "Аквариум", - всегда был с привкусом. В том же саду, аккурат напротив входа в театр, в 70-е ошивались фарцовщики. Для тех, кто помоложе, можно пояснить: сильно "пиленные" джинсы, скажем, Super Rifle, можно было укупить за 10 руб. Но очень сильно пиленные. То есть с натуральными дырками. Булгаков любил это место. До сих пор с западной стороны Патриарших стоит внушительное здание, некогда доходный дом Вешнякова, где жили супруги Крешковы. Чета Булгаковых посещала их довольно часто. Фельетон Михаила Афанасьевича "Спиритический сеанс" написан как раз в результате одного из визитов. Такое впечатление, что множество людей приходят сегодня на Патриаршие исключительно по одному поводу: вдруг снова на одной из лавочек удастся увидеть Того самого?


Лавочка Берлиоза находилась напротив этого подъезда в доме, что на Малой Бронной

Разумеется, в компании с Берлиозом и Бездомным. А если еще и силуэт Бегемота мелькнет неподалеку - абсолютная удача. Это ведь азы психологии: когда человек демонстративно равнодушен к окружающему, значит, он от этого окружающего ждет чего-то особенного. Что уж говорить о туристах с фотокамерами, вертящих головами на 360 градусов. Между тем входом в сквер, через который сюда и попали герои Булгакова, и тем местом, где был некогда проход в металлическом ограждении и где находился тот самый печально известный турникет имени Аннушки, пролившей масло. 2-я и 3-я лавки от входа - мест нет, не присесть даже на краешек. Даже Воланду.


На все это мрачно взирает монументальный памятник баснописцу И.Крылову, человеку глубоко практическому и с юмором. Доведись спросить самого Ивана Андреевича, что тут делает его изваяние, он бы уж нашелся что ответить. А мы - никак. Официально Крылов родился в Москве в 1769 г. Но есть и вполне убедительная версия, что не в Москве и не в 1769-м. Полвека назад на этом самом месте сидел другой классик в камне - А.Н. Толстой. Его пересадили к храму Большого Вознесения у Никитских Ворот.


Рядом с детской площадкой, на которую водили гулять маленькую М.Цветаеву. Площадка, понятное дело, выглядит иначе: во времена детства Марины Ивановны обходились как-то без пластмассы. Но место то самое... Кому как, а мне досадно, что Патриаршие сегодня - это булгаковские места. Не в том смысле, что булгаковские. А в том, что только булгаковские. А ведь здесь каталась на коньках Кити Щербацкая. И как раз тут не умевший владеть этим спортивным инвентарем Левин сделал ей предложение. А Лев Николаевич не слишком любил описывать места, в которых не бывал. Где Кити с Левиным, там, пожалуй, и Стива Облонский...


Про детство Цветаевой обмолвились. В "Доме со львами", что со стороны Ермолаевского пер., построенном в самом конце Великой Отечественной по указке Сталина, жили не только выдающиеся военачальники, но и их дети с внуками. А стало быть, на пруд бегали. Что до львов, то сегодня они - так себе, поистрепались на службе. Но смотрят куда положено: на белых лебедей на пруду, а главное, в сторону элитного ресторана на противоположном берегу, расположившегося в павильоне псевдоклассического типа.


Павильон построили в 1930-е. Был он деревянным, но с громадными красивыми окнами и с белыми колоннами. Почти Растрелли. Там была раздевалка и чайная для любителей покататься на коньках. Ныне - все такой же, правда, уже из камня или бетона? Само название - Патриаршие пруды - уже загадка. Во-первых, почему Патриаршие? Во-вторых, почему пруды? Ведь пруд-то один. Ответ довольно прост. Когда-то Москва была маленьким городом. И вот в начале XVII в. места на ее северо-западной обочине отошли к церкви. Патриарх Гермоген, тот самый, что так героически вел себя во время Смуты и погиб в польском плену в Чудовом монастыре Кремля от голода, устроил тут резиденцию. Прудов еще не было, а были испокон известные московскому люду болота, прозванные Козьими. По преданию, тут селилась всякая нечисть, чинившая козни москвичам. Кто знает, может быть, выбор патриарха был продиктован соображениями высшего порядка. Присутствие местоблюстителя должно было повлиять на местных обитателей не от мира сего. Как оно там случилось, но только в конце XVII в. другой патриарх, Иоаким, повелел болота осушить, а на их месте устроить 3 пруда и разводить в них рыбу к собственному столу. Интересно, что самые дорогие виды рыбы стали разводить в Пресненском пруду, том самом, что сегодня украшает столичный зоопарк и который к системе Патриарших водоемов не относился


Петр I патриаршество, как известно, ликвидировал. Высшая церковная власть переместилась в Сенат свежепостроенного Петербурга, московские церковные хозяйства начали хиреть. К XIX в. пруды рядом с Бронными слободами вновь превратились в болота. Городские власти решили вопрос радикально: 2 пруда помельче засыпали, а 1, главный, оставили. И земля, пребывавшая в запустении, вскоре стала обрастать всяческими строениями. Поначалу тут селился разный народ: наряду с бедными студентами то там, то тут - Потемкины, Суворовы, Гагарины, Орловы, Нарышкины, но к концу XIX в. места севернее Тверского бульвара окончательно набрали цену, и появились тут жильцы из богатого купечества и буржуа: Морозовы, Рябушинские, Беляевы, Тарасовы. О 3-х прудах, существовавших когда-то, напоминает сегодня название переулка - Трехпрудный. Гулять по переулкам Бронной слободы - дело хлопотное. Народ здесь нынче живет состоятельный, если не сказать больше. Живет так, как ему и положено: беззаботно. Все время отсутствует. А ежели присутствует, то перемещается между фитнес-центрами, ресторанами, бутиками и элитными медклиниками по большей части пешком. Как говорят современные риелторы - все в шаговой доступности. Посему все обочины забиты запаркованными машинами.

Есть на Трехпрудном дом № 8. Любопытный, красного кирпича, с балкончиком на высоте. Таких балкончиков в Москве - раз-два и обчелся, в отличие от Питера.  Это - жилой дом кооператива "Творчество", строительство которого началось в 1926 г. и достроили в 1948.. Интересно место, на котором воздвигли это "творчество". Тут стоял деревянный дом, в котором родилась и 20 лет прожила, вплоть до замужества - великая М.Цветаева. Многие исследователи ее жизни, описывая этот дом, принадлежавший в качестве приданого отцу Марины Ивановны профессору Цветаеву, говорят о скромном сооружении, столь характерном для старой донаполеоновской Москвы.


На этом месте стоял дом, в котором М.Цветаева жила первые двадцать лет жизни

Если смотреть на старые фото, то домик действительно не впечатляет: 1-этажный, компактный... На самом деле он насчитывал 11 комнат, 4 из которых были в мезонине, выходившем во двор. Имелся 7-комнатный флигель, каретная, погреба, собственный колодец с насосом, отдельная кухня с прачечной и... двор, заросший серебристыми тополями. Усадьба в центре Москвы, рядом с Тверской. Микромир, в котором родился и вырос талант. Зная это, легко понять, почему сама Марина Ивановна писала об этом времени так:

Высыхали в небе изумрудном
Капли звезд и пели петухи.
Это было в доме старом, доме чудном...
Чудный дом, наш дивный дом в Трехпрудном,
Превратившийся теперь в стихи.


И - еще:

Домики с знаком породы,
С видом ее сторожей,
Вас заменили уроды
Грузные, в шесть этажей...


После сноса родного дома Цветаева в Трехпрудном больше не появлялась. Почти напротив цветаевского места стоит здание - эталон столичного модерна. Глядя на него, трудно догадаться, что строилось оно по заказу некоего господина Левенсона под производственные нужды. А именно: под типографию. Или, как тогда говорили, под скоропечатню. В этой самой скоропечатне Цветаева в 1910 г. заказала первые сборники своих стихов: "Вечерний альбом" и "Волшебный фонарь".
Прикрепления: 0841020.jpg(22.2 Kb) · 1112411.jpg(23.9 Kb) · 6238800.jpg(28.3 Kb) · 7797200.jpg(29.5 Kb) · 0740571.jpg(38.3 Kb) · 1646022.jpg(31.8 Kb) · 7941678.jpg(30.4 Kb) · 7879555.jpg(28.2 Kb) · 7449935.jpg(21.1 Kb) · 6773364.jpg(30.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 30 Апр 2019, 20:35 | Сообщение # 34
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline

Скоропечатня Левенсона

Ну, хорошо, Цветаева - особый случай. Но места эти манили и других творческих людей, независимо от места рождения. Уже отмеченный Булгаков - в Киеве, но еще и коренной петербуржец А.Блок, нижегородец М.Горький, "красный граф" А.Толстой - из-под Самары, поэт И.Дмитриев - из-под Симбирска. А еще - архитекторы: петербуржец Шехтель и уроженец Пинска Жолтовский, художник из Вятки А.Васнецов...


Дом, в котором А.Блок прожил две недели в 1904.

Что уж о коренном москвиче Пушкине говорить! Он венчался с Натальей Николаевной в храме Большого Вознесения, в который упирается одна из главных улиц Бронной слободы - Спиридоновка.


Чуть наискосок - небольшой храм Феодора Студита, где в детстве пел на клиросе маленький москвич А.Суворов. Кто скажет, что не творческий человек? Памятник А.Блоку - там, где сливаются в одно русло Спиридоновка и Гранатный пер.


На родине поэта, кстати, полноценного памятника ему нет. Может быть, потому, что Блок и Петербург - суть одно и весь город на Неве ему памятник? А в Первопрестольной далеко не каждый знает, что стоит скромный монумент под сенью привычных столице лип и тополей рядом с домом, в котором А.Блок провел 2 счастливые недели после женитьбы на Л.Менделеевой. В 1904 г. они останавливались в Москве у родственников - братьев Марконет. Сюда в гости к Блоку приходили Бальмонт, Брюсов, Белый.


Памятная доска в честь А.Толстого, жившего в этом флигеле усадьбы Рябушинского

В соседнем доме жил в годы войны А.Толстой. Здесь сейчас его музей-квартира. Скромный флигель, относившийся когда-то к усадьбе Рябушинского, занятой после возвращения в Советскую Россию пролетарским писателем М.Горьким. Граф Толстой особыми притязаниями на роскошь не отметился. Просил об одном: дайте квартиру, в которой были бы 2 большие комнаты. Одна - кабинет, в котором поместится 4 письменных стола. Так уж он привык работать: блуждая от одной плоскости к другой. Горький же подарком власти - шикарным 2-этажным особняком знаменитого магната был не слишком доволен. Комплексовал от навязанного ему богатства. Первое время называл воплощенные в камне амбиции Степана Рябушинского "нелепым домом".


Однако ж жил. Страдая от избытка архитектурного модерна, а также всяческих изысков вроде огромного камина. И тяжкого свежеисторического наследия: после революции и до передачи дома Алексею Максимовичу тут помимо прочего располагался специальный психоаналитический центр. Напротив - одно из старейших светских зданий Москвы - палаты Гранатного двора, построенные еще в XVII в.


Здесь занимались русские оружейники производством тех самых гранат, которые дали имя знаменитым русским гренадерам. Выбор места для палат не удивляет. Ведь рядом - Бронная слобода, где мастера издавна работали кольчуги и панцири. От оригинала осталось немного: своды 1-ого этажа, межэтажные карнизы, окна. Здание взорвалось в далеком 1712 г., спалив заодно еще 200 дворов в округе. Но представление о допетровской московской архитектуре - полное. Думается, глядя из окон скромного флигеля на белокаменные стены палат, автор "Петра I" получал дополнительные импульсы. Известно ведь, что, работая над романом, А.Толстой, скажем так, утопал в галлюцинациях.

Были у Толстого и другие основания относиться к выделенному для житья месту с особым трепетом. Один из предков, сподвижник Петра I, руководитель Тайной канцелярии и Преображенского приказа, искусный дипломат П.Толстой стал первым послом России в Турции в 1710 г. И почти сразу угодил в тамошнюю тюрьму в Семибашенном замке Константинополя. В ожидании казни Толстой молился почему-то именно св. Спиридону Тримифунтскому. От казни Петра Андреевича Господь со святыми уберегли. И с тех пор святой Спиридон в роду был особо почитаем. А тут улица получила название Спиридоновки по имени храма, 1-ое здание которого было построено еще в XVII в. Церковь разобрали в 1930 г., за десяток лет до того, как Толстой тут поселился. Но родовая память крепче любых стен, даже храмовых. К слову, на месте храма возвели уродливое здание c не менее уродливым названием - дом треста "Теплобетон". Умели в советское время радовать креативом. На фасаде - барельеф, изображающий технику, искусство и науку. "Техника" — еще туда-сюда, "Искусство" по обыкновению нагое, а вот с "Наукой" совсем беда: склонила усталую голову к столу, на котором замер сосуд. Подозрительно напоминающий рюмку или бокал.
Если возвращаться по Спиридоновке назад к Патрикам, то модерн будет преследовать почти на каждом шагу. Особый случай - грандиозный дворец С.Морозова, который Горький, приглашенный на новоселье, обозвал "мавзолеем".


Шаляпин, также находившийся среди вип-гостей, говорил мало. Все больше пел. После самоубийства Саввы этот дворец приобрел другой Рябушинский - Михаил. Уже давненько и по сей день тут находится Дом приемов МИДа. И Спиридоновка, и Гранатный, и М.Никитская под прямым углом втекают во Вспольный пер., который идет параллельно Садовому кольцу и, в свою очередь, впадает в площадь, на которой разлился тот самый Патриарший пруд. Как там говаривал Воланд: причудливо тасуется колода?
В 1920 г. из Севастополя вышла в последний поход Черноморская эскадра русской армии барона Врангеля. Корабли бросили якоря в далекой гавани тунисского порта Бизерта. Как выяснилось спустя несколько лет - навсегда. Там же, в Тунисе, окончили жизнь и многие моряки Русской эскадры. Тунисская земля оказалась одной из немногих, что приютила русских людей. Посольство Тунисской Республики находится во Вспольном пер., на углу с М.Никитской. В доме, построенном в конце XIX в. по заказу городского головы Тарасова. С конца 30-х годов ХХ в. и вплоть до ареста в 1953-м в этом особняке жил Берия.


По-прежнему парит, как в тот самый "час небывало жаркого заката в Москве, на Патриарших прудах...". И опять-таки, как тогда на Патриарших, очень хочется броситься "к пестро раскрашенной будочке с надписью "Пиво и Воды". Но будочки на углу пруда давно нет. Да и пиво в нынешней Москве пить на улице в открытую не рекомендуется. Потому минуем М.Бронную, углубляемся в переулочки и проникаем в искусственную прохладу первого приглянувшегося кафе. Квас оказывается домашним и вкусным. И - без всякой обильной пены. На мягком кресле растянулся громадный кот. Даром что не черный.
-Как зовут? - спрашиваем официантку.- На "б"?
- Ну, - соглашается она и снисходительно поясняет: - Бонифаций...
Михаил Быков
фото - Александр Бурый
01.08. 2014. журнал "Русский мир"

https://rusmir.media/2014/08/01/ulochki

РЕСТОРАН «МАРТЬЯНЫЧЪ»
Первый в Москве, где отдыхали с семьями, а не только водку «кушали» 


П.Н. Мартьянов перебрался в Москву из Дмитровского уезда, что в Подмосковье, в 19-летнем возрасте вместе с отцом, который по приезде сразу открыл небольшой трактирчик на Валовой ул. Набравшись опыта в семейном бизнесе, в 1893 г. он приглашает посетителей уже в свой ресторан, разместившийся ни где-нибудь, а в Верхних торговых рядах (ныне – ГУМ). Конкуренция была страшнейшая, ведь неподалеку уже работали в то время популярные среди москвичей Славянский базар и рестораны Тестова, а также Большой Московский трактир. «Мартьянычъ». Так назвал свое заведение Петр Николаевич и приложил максимум смекалки, чтобы вывести его в число первых и привлечь сюда обеспеченную публику.
Прикрепления: 1427338.jpg(22.5 Kb) · 3067634.jpg(24.6 Kb) · 1462335.jpg(31.1 Kb) · 7072130.jpg(25.3 Kb) · 4124874.jpg(21.9 Kb) · 0735411.jpg(23.8 Kb) · 8434117.jpg(17.4 Kb) · 1218239.jpg(23.1 Kb) · 5702635.jpg(22.5 Kb) · 6765610.jpg(5.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 04 Май 2019, 11:14 | Сообщение # 35
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline

Главный зал ресторана

Место было не ахти: полуподвальное помещение, да еще и с малым естественным освещением. Мартьянов вложил огромнейшие средства на иллюминацию, очистку воздуха и дизайн помещений, которые он частенько менял, оформляя залы каждый раз перед грядущими большими праздниками (Пасха, Рождество и т.д.). Стоит отметить, что для этого он нанимал лучших московских зодчих, среди которых был и И.А. Иванов-Шиц.


Всего здесь было оборудовано 7 общих залов, а также 16 отдельных кабинок и 4 буфетных помещения со стойками. В конце XIX  в. посещение женщинами ресторанов и трактиров считалось моветоном. Сюда, по большей части, ходили мужчины и если даже с дамами, то обязательно легкого поведения. Петр Николаевич сумел сломать такое отношение к ресторанам и создал условия для приличного семейного отдыха в своем «Мартьяныче». Такой ход приносил ему огромные дивиденды, особенно в дни, когда женщины устремлялись в Верхние торговые ряды на распродажи.


На «дешевке» в Верхних торговых рядах. Рис. С.Мухарского, 1890–е годы.

«Дешевкой» называли распродажи, привлекательные для московских щеголей и щеголих. Дело шло преотлично и со временем в городе появилось еще несколько успешных заведений предпринимателя, среди которых рестораны на Павелецком железнодорожном вокзале, лавка в Замоскворечье по продаже колониальных товаров, винный погребок.
Трагически завершилась жизнь Петра Николаевича. Он был убит родным сыном в 1911 г. (всего в семье их было четверо да 5 дочерей). Отпрыск имел несносный характер еще с детских лет и создавал проблемы не только родным, но и прочим людям. За убийство отца был отправлен на лечение в Преображенскую психбольницу. Такова история купца Мартьянова, благодаря которому московские рестораны стали благопристойными заведениями, куда можно было приходить с женами и детьми.


Нынешний ГУМ, где некогда работал ресторан Петра Николаевича Мартьянова
https://zen.yandex.ru/media....38ab507

«НАКОНЕЦ ОНИ ВЫУЧИЛИ, ЧТО СНОСИТЬ НЕЛЬЗЯ». СЕМЬ ПАМЯТНИКОВ АРХИТЕКТУРЫ, КОТОРЫЕ МЫ ПОТЕРЯЛИ
Как, манипулируя терминами и законом, сносят уникальные здания, можно ли избежать разрушения и почему жителям не дадут решать, что на самом деле нужно охранять.


Об утратах памятников Москвы рассказывает один из основателей общественного движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин.

 
Парадный двор усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых до сноса. Парадный двор усадьбы Шаховских-Глебовых-Стрешневых до сноса 

– «Архнадзор» ведет «Черную книгу», перечисляя утраченные за последнее десятилетие памятники архитектуры. Разве раньше не сносили?
– Электронную «Черную книгу» мы завели с приходом в Москву С.Собянина, но вовсе не потому, что Лужков этого не заслуживал. Вандализму времени Лужкова мы посвятили бумажную «черную» книгу, охватывающую период с 1990 по 2006 г., когда она была издана. Идея электронной книги пришла с опозданием, в 2010 г. При рождении «Архнадзора» (2009) мы предпочли сначала сделать «Красную книгу» угроз. Уточню, что «Черная книга» – это книга утрат как объектов культурного наследия, так и исторической среды.
Справка: за период с декабря 2010 г. только по декабрь 2016 г. в столице было снесено 125 исторических зданий. Перечисленные в «Черной книге» «Архнадзора» здания либо обладали статусом памятника архитектуры, либо потенциально заслуживали охранного статуса, но, несмотря на протесты горожан, так его и не получили. Градозащитники убеждены: виной тому не только политика застройки города, но и отсутствие у Москвы статуса исторического поселения. Этот статус предполагает сохранение всех зданий, определяющих исторический облик города.

– Какие утраты считаете самыми обидными за последнее десятилетие?
– В 2011 г. на Б.Никитской, 19 мы потеряли усадьбу Шаховских-Глебовых-Стрешневых, ее дворовую часть снесли для строительства новой сцены «Геликон-оперы». «Архнадзор» противостоял сносу полгода, в том числе выходя на улицу. Но старое лужковское решение при Собянине продолжили проводить в жизнь, и усадьба была разрушена. Хотя что могло быть проще, чем предоставить для новой сцены новое место?
Справка: в 1886 г. княгиня Шаховская-Глебова-Стрешнева переделала родовой дом XVIII в. по проекту 2-х архитекторов. Ф.Кольбе перестроил уличный фасад, а К.Терский – двор и дворовый фасад. Уличный стал образцом европейской эклектики, двор – замечательным примером псевдорусской стилизации .Для хозяев это узорочье было памятью о времени возвышения рода: царь Михаил Федорович взял жену из Стрешневых. Для горожан – одним из самых ярких образов на Б.Никитской.


“Детский мир”. 1989 год

При Лужкове начали ломать, а в 2012 г. доломали интерьеры «Детского мира» на Лубянской пл.
Справка: здание универмага «Детский мир» построено по проекту выдающегося советского архитектора А.Н. Душкина в 1954–1957 г. Являясь характерным образцом архитектуры своего времени, здание было создано как один из важнейших символов победы над фашизмом ради будущего страны – ее детей.


В 2012 г. был снесен на ¾ стадион «Динамо» на Ленинградском проспекте.
Справка: стадион «Динамо» построен в 1927–1936 г. по проекту Л.Чериковера и А. Лангмана. В 1987 г. получил статус памятника архитектуры. Предмет охраны определен как «градоформирующая роль в системе застройки Ленинградского проспекта и окружающей среды, функциональное назначение, объемно-пространственная структура стадиона с архитектурно-художественным оформлением фасадов, трибуны и подтрибунное пространство».


Круговое локомотивное депо Николаевской железной дороги. 1850-е

В 2013 г. было снесено на 2/5 Круговое депо Николаевского вокзала – старейший памятник инфраструктуры русских железных дорог, работа архитектора Тона, строителя ХХС и Кремлевского дворца.
Справка: здание Кругового депо построено в 1850-х гг. представляло собой 2 завершенных, идеально выверенных кольца стен, внутри которых – арена для паровозов, словно реплика римского Колизея. Оно стало одним из первых подобных сооружений в мире, послужило образцом для строительства аналогичных депо в Западной Европе и США.
Прикрепления: 2587966.jpg(23.1 Kb) · 3841135.jpg(6.6 Kb) · 0907040.jpg(6.3 Kb) · 3309620.png(64.5 Kb) · 4857515.jpg(18.6 Kb) · 0633755.jpg(13.9 Kb) · 2954762.jpg(14.9 Kb) · 3979689.jpg(15.6 Kb) · 2630839.jpg(13.7 Kb) · 9442942.jpg(11.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 11 Май 2019, 21:43 | Сообщение # 36
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline
Соборную мечеть в Выползовом пер., 7, которая более 100 лет служила духовным центром московской мусульманской общины, снесли по желанию самой общины в 2011 г. Это беспрецедентный для Москвы случай утраты храма, впервые после советского времени. Снос мечети привел к конфликту между двумя Духовными управлениями мусульман. За сохранение памятника, в сущности, стояла старомосковская община.
Справка: Соборная мечеть построена в 1904 г. по проекту архитектора Н.Жукова. Была одной из 2-х сохранявшихся до наших дней исторических мусульманских молелен Москвы, службы в которой не прекращались с 1904 по 2011 г.


Московская соборная мечеть 1904 года

Большой потерей стал «дом Болконского» из «Войны и мира», то есть дом князя Волконского – деда Толстого. Роман «Война и мир», в котором фигурируют всего несколько конкретных домов, ввел образ Москвы в мировую литературу. Дому было отказано в охранном статусе, и он подвергся радикальной реконструкции со сносом части подлинных стен и надстройкой двумя этажами. Полгода нашей жизни мы защищали дом физически.
Справка: главный дом городской усадьбы по адресу Воздвиженка, 9 построен в XVIII в. С 1816 по 1821 г. домом владел генерал князь Н.С. Волконский – дед Л.Толстого. Дом перестраивался в 1890-1910-х гг., а также в 1990-х гг., но сохранял архитектурную и мемориальную ценность.


Особняк князя Волконского

В 2014 г. мы потеряли палаты Киреевского – надеюсь, это последняя утрата Москвы в номинации «палаты XVII в.». Это был памятник средневековой Москвы, расположенный перед Зачатьевским монастырем на Остоженке. Заказчиком работ, приведших к сносу, выступил сам монастырь, которому палаты принадлежали. В тайне, вручную, за непроницаемыми баннерами здание было разобрано по кирпичу.
Справка: палаты Киреевского на Остоженке, 19, стр. 2, возведены в конце XVII в. Предполагают, что строителем был петровский стольник А.Римский-Корсаков. Во 2-й трети XIX в. домом владел П.В. Киреевский, знаменитый славянофил и фольклорист.


Палаты Киреевского. 2005 год.ж

– Наверное, нельзя сохранить все, бывают же ветхие здания?
– Ветхость – не основание для сноса памятника, слова «снос» и «памятник» нигде в законе не стоят рядом. Например, усадьбу Шаховской сносили не под предлогом ветхости, а ради строительства нового помещения театра. Манипуляция, которая сопровождала процедуру, была примитивной, но циничной и неожиданной. Чтобы сделать приятное Лужкову, а потом и новой администрации, органы охраны памятников заявили, что адрес с дробью относится исключительно к угловому строению усадьбы. Таким строением оказался соседний театр Маяковского – бывший частный театр княгини Шаховской. Так памятник федерального значения, собственно усадьба, вмиг перестал быть памятником. По мнению начальства, разумеется.

– Такая уловка – распространенный прием?
– Нет, единичный. В случае с «Детским миром» прием был другой. Существует термин закона «предмет охраны». Им описывается то, что, собственно, охраняется в памятнике. Предмет охраны интерьеров «Детского мира» был описан как почти нулевой – внешний периметр здания, даже без упоминания материала стен. Он был подписан лично Лужковым, а при Собянине его не стали пересматривать, вопреки нашему требованию. Интерьеры «Детского мира» полностью уничтожили с помощью малой техники. В случае со стадионом «Динамо» был применен 3-й вид манипуляции – изменение категории охраны. Категория «памятник» заменена на «достопримечательное место». Законодатель ввел это понятие главным образом для защиты ландшафтов и других территорий.
«Достопримечательное место» превращает завершенное творение, каким и является всякий памятник, в незавершенное, в объект капитального строительства. Говоря юридически, «достместо» подпадает под действие Градостроительного кодекса, получает градостроительный регламент.

Градрегламент стадиона «Динамо» был написан так, чтобы снести ¾ здания. Снос Кругового депо Николаевского вокзала был, пожалуй, самым циничным. Он проходил под шапкой «реставрация с приспособлением» и даже сопровождался актом гос. историко-культурной экспертизы. «Реставрация» началась с работы экскаватора, который в одну ночь снес ⅖ памятника; у нас имеется видеозапись. В акте «экспертизы» покойный ныне «эксперт» писал, что поскольку все паровозные стойла одинаковые, а железной дороге нужен новый путь, то можно сносить. А если вдруг россиянам понадобятся снесенные стойла обратно, их не составит труда восстановить. Цитирую близко к тексту.

Теперь представьте себе торт, который вам дарят к празднику. Снимаете крышку, а там 9 кусков из 22 кто-то уже съел. Именно так выглядит «отреставрированное» депо. Манипуляция с адресом, с предметом охраны, с переменой вида объекта наследия, с «шапкой» работ и гос. историко-культурной экспертизой – все эти виды манипуляций Правительство Москвы исчерпало примерно к 2014 г. Мы предавали гласности и жесткой критике все эти виды. Остается угроза отказа в охранном статусе, а такой отказ бывает равнозначен манипуляции.

– Например?
– Например, уже упомянутые Соборная мечеть и «дом Болконского».

– Как можно было сохранить мечеть?
– Вопрос, как можно было ее НЕ сохранить. Посмотрите, в соседнем квартале построен кафедральный собор Армянской Церкви. Кто-то был против? Нет. Было ли трудно выделить участок для новой мечети рядом с существующей? Нет. Мы и сейчас видим огромный пустырь напротив театра Дурова.

– А если представить, что прокладывается транспортная магистраль, 3-е кольцо, например, а на пути встречается памятник. Что дальше?
– Существование памятника – исходное ограничение проектирования. Так по закону. А что на практике? Вдоль Казанской железной дороги запроектирована магистраль, из-за которой вырублена часть Кусковского парка, то есть всероссийски известной усадьбы Шереметевых Кусково. Сочинена подложная экспертиза. Спровоцирован уличный протест. Та же история с Круговым депо – пример нежелания РЖД перепроектировать дополнительный путь к Ленинградскому вокзалу. Притом функционально РЖД уже не было нужно старинное депо. Хотя это идеальное место для ретро-техники, для музея. Или можно было упереть дополнительный путь в депо, сделав его дополнительным вокзальным павильоном и соединив с главным зданием вокзала траволаторами (горизонтальными эскалаторами). Словом, если есть презумпция невиновности памятников, если «нельзя» означает «нельзя», как в игре «черный с белым не берите», – то возникает рамка, благодаря которой в голову приходят умные решения. Когда же всем нельзя, а кому-то можно, – получается снос. И теперь РЖД проектирует пути на месте другого статусного памятника – вокзала в подмосковном Одинцове, авторского произведения архитектора модерна Л.Кекушева.

– Хотите сказать, избежать разрушения можно всегда?
– Именно так.

– А есть ли примеры изменения градостроительного проекта ради сохранения памятников?
– Приведу масштабный пример. В 1986 г. на отрезке от Красносельской ул. до Госпитального моста шло строительство 3-го транспортного кольца. На пересечении трассы с Бакунинской ул. люди встали на защиту палат Щербакова (Бакунинская, 24) и группы зданий, стоявших за ними. Нам с координатором «Архнадзора» К.Михайловым было тогда лет по 20, это один из первых наших опытов градозащиты. Помимо обороны самих палат, люди стояли против дальнейшей прокладки магистрали открытым способом через Лефортовский дворцовый парк. Напомню: по первоначальному проекту 3-е кольцо пролегало не в туннеле, а перед фасадом Главного военного госпиталя и Екатерининского дворца, со сносом еще 4-х исторических домов в Лефортове, с постановкой церкви Петра и Павла на остров между тремя магистралями. На защиту Лефортова с нами встали генералы – руководство Военного госпиталя и Бронетанковой академии, занимавшей Екатерининский дворец. А палаты Щербакова мы физически заняли на несколько месяцев. Вскоре проект был заморожен, потом началось перепроектирование. При Лужкове 3-кольцо на этом участке прошло под землей. Да, это дороже, но если имеешь дело с памятниками, изволь соблюдать закон.

– А если я живу в выдающемся памятнике, но канализация прогнила и деревянные перекрытия в любой момент рискуют вспыхнуть, потому что дом газифицирован? Может, старое все-таки должно уступить место современному и удобному?
– Подавляющая часть памятников жилыми и многоквартирными домами не являются. Больше всего таких жителей в Петербурге, затем в Москве, но мы нечасто слышим от них про желание что-то снести. Чаще про желание переехать. Оппозиции «протекающий потолок или наследие» не существует. Закон о наследии не направлен против удобств, а ремонт – вид работ по сохранению памятников наряду с реставрацией.

– Но имеет ли житель право голоса? Положим, мне кажется, что полуразрушенное здание рядом с моим не памятным домом только портит общий вид.
– Закон устроен так, что чье-либо желание что-либо снести не учитывается при наделении здания охранным статусом, а тем более после наделения. Это экспертные вопросы, как и способы сохранения памятников, они не могут быть темами референдумов или электронных голосований. Мы же не решаем голосованием, как строить ракеты или делать любую другую профессиональную работу. Зато житель дома может заявить здание на охрану, такое право у него есть, как у каждого из нас. И мы знаем множество таких жителей. Тех, кто отстаивает свои дома средствами закона. Дома становятся памятниками по нашим с вами заявкам и по экспертным заключениям специалистов, которых мы как народ обучили в специальных заведениях. Окончательное решение принадлежит гос. органам.

Вынося суждение о здании, «обычный» человек может попасть впросак, как любой неспециалист в любом деле. Например, палаты XVII в. часто невидимы за поздними фасадами. До сих пор мы открываем палаты в Москве, примерно по одному зданию в год. Это в точном смысле слова научные открытия. Совсем недавно выяснилось, что дом Литинститута на Тверском бульваре, место рождения Герцена, – палаты XVII в., хотя памятник выглядел лишь как произведение классицизма. Сейчас фрагмент древнего фасада раскрыт со стороны Б.Бронной ул. Знаменитый ресторан «Арагви» также оказался палатами XVII в. Ресторан был посещаем и известен, но открытие сделано только в 2000-е годы.


Ресторан «Арагви».

Дом, не имеющий ярких архитектурных признаков, может быть мемориалом. Великий писатель или художник может родиться где угодно. «Дом хоббита», в котором родился Чехов в Таганроге, не за архитектуру сделан памятником. Терминология закона, к слову, более общая: «объекты культурного наследия». Архитектура – лишь один аспект ценности. Петр I, Суворов предпочитали жить в предельно аскетичных домах.Поэтому «простой» человек, при всем уважении, – не выносит экспертное суждение. В своей-то профессии он непрост и знает цену посторонним суждениям о своем деле.

– Какова тенденция сносов по вашей оценке?
– В 2009 г. у нас был лозунг, с которым мы вышли на первый свой митинг: «XVII в. ломают только в Москве». Тогда в столице действительно ломали древности любого времени, начиная с номинации «древнейшие гражданские здания». Утратой в этой номинации едва не стали палаты Гурьевых в Потаповском пер., 6 – один из знаковых адресов XVII в., которые защищает «Архнадзор». Городские власти пытались отказать палатам в госохране, а инвестору был выгоден поджог. Сейчас это памятник, но последствия пожара не устранены до сих пор.


Палаты Гурьевых. Пожар.

Ломали всё: барокко, классицизм, модерн, конструктивизм… Мы знаем утраты из «Альбомов партикулярных строений» великого зодчего М.Казакова, то есть из перечня лучших зданий XVIII в. Эта тенденция пошла на убыль с началом 2-го срока Собянина, или примерно с 2014 г., когда администрация взяла голову в руки и выучила, что памятники сносить нельзя, и даже узнала про статью 243 Уголовного кодекса об умышленном уничтожении объектов культурного наследия. Подчеркну, это произошло не само собою, а в результате огромных общественных, экспертных, журналистских и иных усилий. На этом рубеже – 2014 г. – стоят 2 памятника. Уже упоминавшиеся палаты Киреевского и Шуховская башня. Мэрия сама подалась в суд по поводу сноса палат. Что касается башни, угроза исходила от федерального уровня власти. Ведомства связи предложили «реставрацию на земле» и даже перенос на новое место, а по сути – снос башни. Мы все, в широкой коалиции, противостояли этому, и башню удалось отбить. Когда же мэрия вынесла судьбу Шуховской башни на обсуждение электронной системы «Активный гражданин», мы постарались ударить ее по рукам так, чтобы сохранение объектов культурного наследия раз и навсегда перестало быть темой игры в голосование. Согласитесь, это прогресс. О нем необходимо говорить, чтобы со стороны не казалось, будто градозащитники ходят по дурному кругу. Это не значит, что мы вовсе перестали терять объекты наследия; скорее зафиксировали тенденцию.

– Что теряем теперь?
– В 1-ю очередь деревянные памятники. Как правило, в рамках научно-методических, реставрационных решений. И, как правило, внезапно. Орган охраны наследия, его научно-методический совет, аттестованные эксперты Минкульта принимают к сведению техническую и химическую экспертизу. Действительно, сруб может быть в плохом состоянии; но общественность вполне способна услышать аргументы специалистов. Увы, госорганы так опасаются критики, что предпочитают принимать методические решения по дереву в закрытом или полузакрытом режиме. В итоге даже переборка деревянного сруба вызывает напряжение, а тем более его необоснованная замена кирпичом или бетоном. Но главное: как в минувшие, так и в нынешние годы остается проблемой утрата исторической среды. То есть зданий и ландшафтов, не защищенных охранными статусами. Но это тема для другого разговора.
Дарья Рощеня
10.05. 2019. Правмир

https://www.pravmir.ru/nakonet....teryali

НИКОЛЬСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК НА СТАРОМ АРБАТЕ


В.И. Нечаев. Вид Арбата

До революции знаменитый Арбат неофициально именовался ул. св. Николая. Конечно же, не случайно: когда-то здесь возвышались целых 3 храма в честь св. Николая – на Песках, в Плотниках и Никола Явленный. В 1930-х годах все они были уничтожены.


М.Гермашев. Улица Арбат (1912–1913 гг.)

Хорошо видна надвратная колокольня церкви Николы Явленного, снесенной в 1931 г., и ампирный особняк Оболенских-Трубецких, разрушенный немецкой бомбой в 1941. Храм, названный в честь чудотворной иконы св. Николая, которая «явилась» сама собой, числился приходской церковью стрельцов и располагался в центре их слободы. Рядом находилась полковая изба – штаб, где хранились казна и знамена. Именно здесь заседало стрелецкое начальство и оглашались царские грамоты. Сюда любила приезжать императрица Елизавета Петровна. Она подарила приходу список иконы Богоматери Ахтырской. Сегодня эта икона находится в храме Воскресения Словущего (апостола Филиппа) в Филипповском пер. В царствование Екатерины II эта церковь стала местом публичного покаяния преступников, совершивших наиболее жестокие и дикие злодеяния. Когда французы в 1812 г. захватили Москву, маршал Мюрат остановил свою конницу именно здесь, возле храма, и ждал донесений лазутчиков, побежавших к Кремлю. Это место упоминает в своем романе «Война и мир» Л.Толстой. Зная, что Наполеон будет входить в Москву по Арбату, Пьер Безухов разрабатывал план покушения на «супостата», остановившись на паперти храма. Прихожанами Николы Явленного были отец Н.В. Гоголя писатель В.Гоголь-Яновский († 1825)


и философ-славянофил А.Хомяков. Он был настолько пламенным и увлеченным спорщиком, что иногда не мог удержаться от обсуждения богословских проблем во время богослужения, за что священник выгонял его на крыльцо. Но и там он продолжал спорить со своими друзьями о разнице католичества и Православия, а также на другие философские темы. Колокольня храма считалась одной из самых красивых в Москве. Историк архитектуры И.Машков называл ее«верхом изящества и вкуса», с «изумительным, скульптурным шатровым верхом, … царскою шапкою большого наряда». В 1931 г. храм взорвали. От колокольни остался фундамент начала XVII в. (сейчас это нижняя часть стены). На Арбат выходила надвратная колокольня храма. Располагалась она между не сохранившимся домом во владении № 14 и д. № 16.


Церковь св.Николая в Плотниках

В документах 1625 г. эта церковь упоминается как давно существующая. Украшенная классическими колоннами изящная колокольня напоминала звонницы петербургских соборов. Неподалеку, в Кривоарбатском пер., жила семья Пушкина. Маленький Саша посещал этот храм вместе с родителями, исповедовался тут и причащался. В церковных исповедальных книгах сохранились записи с его именем. В этом же храме Н.Гоголь крестил сына философа А.Хомякова – маленького Николая. Еще один прихожанин этот храма – художник М.Нестеров, подаривший специально написанное для Николы в Плотниках «Распятие». Известен последний настоятель церкви Николая в Плотниках – протоиерей Иосиф Фудель.


Многие годы он издавал за собственный счет религиозно-философский журнал «Приходской листок». В нем публиковались как практические указания по церковной жизни, так и весьма серьезные дискуссии богословского характера. В 1932 г. храм снесли, и на его месте вырос престижный жилой дом с магазином «Диета». Селили сюда сотрудников НКВД и литераторов. Своды храма сохранились. Сегодня их можно увидеть в подвальном этаже кафе «Му-му». Храм стоял на месте нынешнего жилого дома № 45/24.
Прикрепления: 0900426.jpg(8.1 Kb) · 1079581.jpg(14.3 Kb) · 3058713.png(44.8 Kb) · 5523611.jpg(7.3 Kb) · 5899168.png(25.6 Kb) · 3117816.jpg(6.2 Kb) · 6377628.jpg(26.6 Kb) · 0403434.jpg(21.3 Kb) · 8643859.jpg(27.7 Kb) · 0241918.jpg(17.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 11 Май 2019, 21:59 | Сообщение # 37
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline

Церковь св.Николая на Песках

Один из самых древних московских храмов. Москвовед И.К. Кондратьев писал: «Архитектура храма отличается древностью и оригинальностью». Длительное время считалось, что именно в этой церкви в 1493 г. начался пожар, от которого сгорела вся Москва. С тех пор появилась пословица: «От копеечной свечи Москва сгорела».Рассказывая об этом страшном событии, летописцы впервые упомянули топоним Арбат. В этом храме отпевали композитора А.Скрябина, жившего напротив в д. № 11. В 1920-х годах здесь служил священник Н.Бруни – художник, поэт, музыкант, знаменитый спортсмен, авиатор времен Первой мировой войны. После революции церковный участок вместе со старым кладбищем передали под застройку кооперативу «Энергетик». Когда церковь ломали, обнаружили скрытые поздними переделками стены первой каменной постройки 1657 г. Однако это не остановило разрушителей, и в 1932 г. храм был уничтожен. Храм находился на месте современного 6-го дома по Малому Николопесковскому пер.
Одним из первых воспел Арбат А.Белый. Во втором томе своих мемуаров «Начало века» он посвятил улице целую главу. По существу, это ностальгически-лирический гимн – чуть ли не каждому ее дому и церкви, ее насельникам и гостям: «Сам Арбат – что, коли не Миколина улица?» «Микола – патрон, потому что он видел Арбат».
Анастасия Чернова
21.05. 2017. газета "Православная Москва"
http://orthodoxmoscow.ru/nikolskij-treugolnik-na-starom-arbate/
Прикрепления: 2504325.png(33.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 22:21 | Сообщение # 38
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline
И ТОЛЬКО ПУШКИНА НЕ ВСТРЕТИТЬ...
"Страна эта, по официальным известиям, лежит прямо против Кремля, по ту сторону Москвы-реки, отчего, вероятно, и называется Замоскворечье" - так, предельно сдержанно, представил публике свою малую родину великий русский драматург А.Н. Островский в "Записках замоскворецкого жителя".


На воскресные проповеди владыки Киприана в Скорбященской церкви на Б.Ордынке собиралась необычная публика. Привычных старушек в бесцветных платках и не разглядеть было в заполнявшей храм толпе из солидных мужчин в канадских дубленках и причудливо укутанных шалями дам. Среди каменных ликов номенклатуры частенько попадались узнаваемые лица популярных артистов. Мне почему-то более других запомнился Н.Михалков. Не потому ли, что той осенью, 1974 г., отгремела по кинотеатрам Союза премьера "Свой среди чужих..."?


Уже не вспомнить, кто и когда присоветовал потратить воскресное утро с умом. Подробностей не последовало, сказано было лишь одно - поехать на Ордынку и послушать владыку Киприана. Сам, мол, все поймешь. Спустя несколько месяцев регулярных визитов в храм во имя иконы "Всех скорбящих радость" кое-что, наверное, понял, потому как говорил архиерей с паствой простым и в меру образным языком. И что особенно важно, проповеди-импровизации связывались в общую логическую цепь, напоминая университетские циклы лекций. Но только не по физике или там, скажем, политэкономии, а по куда более масштабной теме - как жить. В том числе и мне, секретарю комсомольской организации 9-го "Б".

Этот храм на Ордынке - первый, куда вел не случай, не экскурсионный маршрут, а осознанное желание. Отсюда и возникшее тогда особое к нему отношение. В отличие от самой Ордынки вкупе с Замоскворечьем целиком. Надо признать, что в застойные годы подросткам и молодежи делать тут было особенно нечего. Третьяковская галерея, понятно, за скобками. Но не всякий юный москвич был без ума от живописи. Да и очереди за прекрасным были тогда сравнимы с очередями за дефицитными итальянскими сапогами в ГУМе. В остальном Замоскворечье не радовало: ни стадиончиков, ни киношек, ни парков с катками и аттракционами, ни кафе хотя бы с мороженым. Единственный к/т "Ударник", был в недоброй памяти Доме на набережной, очень дорогой и пафосный, да еще в месте, крайне неудобном для поклонников метрополитена. Филиал Малого театра в конце Ордынки открылся только в 1995 г., а Театр эстрады, тоже в Доме на набережной, театром, по большому счету, не был, а нормальным концертным залом еще не стал. Курица не птица - это про него.

Даже бесцельно болтаться по главным замоскворецким улицам - Б.Ордынке, Пятницкой, Б.Полянке, Новокузнецкой и Якиманке - было весьма затруднительно. Особенно по трем последним, сильно изуродованным в угоду ген. планам реконструкции и развития Москвы. К тому же в конце Полянки, при впадении ее в Садовое кольцо, в аляповатом особняке 1872 г. рождения, построенном купцом А.Алексеевым для Московского учительского института, располагался райком ВЛКСМ Советского района столицы, в который, по понятным причинам, ездить приходилось не реже, чем в Третьяковку, но с куда меньшим удовольствием. Так вот, с узкими тротуарами, пыльные, почти без деревьев, а по зиме вечно заваленные снегом, замоскворецкие улицы и переулки к гуляниям не располагали. Старинных особняков сохранялось в достатке, но подавляющее большинство выглядело не приведи господи. Давно приметил: чем красивей архитектура здания, тем заметнее следы неухоженности и разрушений, ежели за ним не следят по совести. А кому было следить? Наследниками купцов да дворян, обстраивавших Замоскворечье собственными и доходными домами, стали работники бесчисленных советских контор и обладатели коммуналок. Добрую половину имен тех достойных людей, что жили или бывали в Замоскворечье до Октябрьского переворота, после 1917 г. старались не упоминать. К 80-м список еще более увеличился. В редких книгах по истории Москвы и еще более редких путеводителях от богатого прошлого Заречья сохранилась одна "Островщина". Купеческое место, где Титы Титычи, малограмотные и вульгарные, вели торговую и иную жизнь за глухими заборами, окружавшими дома и амбары. И казалось, вот оно - темное царство Кабанихи и Дикого, из которого столь жутким способом вырвалась несчастная Катерина. Сейчас - иное. Секреты перестали быть таковыми. Нужные дома получили должное внимание и обросли памятными досками, в Ордынском тупике на подходах к Третьяковке появился сквер Шмелева и скромный памятник, посвященный Ивану Сергеевичу.


Открылись возвращенные РПЦ храмы, намоленные поколениями москвичей. Благо уничтоженных под корень церквей в Замоскворечье значительно меньше, чем в других районах старой Москвы. Даже тротуары сделали удобными. Только Ордынка еще мучается, терпеливо снося реконструкцию проезжей части. Ну да недолго осталось. Выходит, можно и прогуляться. За раз обойти всю территорию, традиционно называемую Замоскворечьем, включая Якиманку, Новокузнецкую, Татарскую с переулками, а также Овчинники, Балчуг, Садовники, - трудновато. Попробуем осилить в первой попытке Полянку и Ордынку.


Типичная усадьба Замоскворечья. Дом конца XVIII - начала XIX в., принадлежавший надворному советнику Травкину.

История Замоскворечья началась в XIV в. Симеоновская летопись сообщила, что в 1365 г. был на Москве пожар, который спалил все 4 части города: Кремль, Посад (Китай-город), Загородье (кварталы за рекой Неглинной) и Заречье. Справедливо начать с Б.Полянки, так как именно она выводила к единственной естественной переправе через Москву-реку. Мосты наладили только в следующем веке. Улицы тут возникли не сразу. Дороги вели через поля и огороды к Москве-реке. А меж ними строились слободы. Обособленные деревеньки, изрезанные узкими переулками и тупичками. Селились кадаши - умельцы по производству бочек, хамы - мастера ткачества, толмачи - переводчики по большей части с тюркских языков, овчинники, работавшие по шерсти и коже, стрельцы и казаки, охранявшие столицу от набегов энергичных южных соседей. И, само собой, торговый люд, владевший лавками на кремлевском берегу, но не имевший возможности втиснуть где-нибудь на Китай-городе еще и жилище. "Большая деревня", обиходное название Первопрестольной, считающееся почему-то обидным для москвичей, родилось именно здесь, среди курных изб и промысловых дворов Заречья.

Вплоть до 1933 г. стояла у истока Б.Полянки церковь Косьмы и Дамиана, строенная в середине XVII в. Первоначальное название улице дал этот храм. Но к XVIII в. Космодамиановская превратилась в Полянку, а в течение 4-х лет - с 1918-го по 1922-й - называлась... Советской. А как еще? Нынче от старой Полянки мало что осталось. Ее в ХХ в. перестраивали с особым энтузиазмом, равно как и соседнюю Якиманку, получившую временно имя болгарского правдоруба Г.Димитрова. Наберется от силы 4-5 особенных зданий.


Дом пушкинского друга Павла Нащокина на Б.Полянке.

Перво-наперво по левую руку после места, где Полянка и Якиманка растекаются, - дом Нащокина, Полянка, 11. "...Итак, я родился в Москве, в собственном доме на Полянке, в приходе Козьмы и Дамиана" -  так начал мемуары близкий друг Пушкина, офицер лейб-гвардии Измайловского полка П.Нащокин. Трудно представить, что Александр Сергеевич не навещал друга в родовом гнезде, но свидетельств тому никаких, в отличие от подтвержденных документально визитов в другое московское жилище Нащокина, в Воротниковском пер., что между Тверской и Малой Дмитровской. Сейчас в этом особняке располагается резиденция главы представительства Еврокомиссии в России, и, судя по всему, глава прекрасно себя там чувствует. Тут, в начале Полянки, куда ни кинь - места, связанные с талантами. Чуть ближе к Кремлю, в огромной "сталинке", построенной на месте снесенного храма Косьмы и Дамиана, жил начиная с 1943 г. Ф.Токарев, главной визиткой которого стал изобретенный им пистолет ТТ. А в доме напротив нащокинской усадьбы в середине XIX в. обретались 2 молодых человека с непривычными сегодняшнему уху именами Афанасий и Аполлон, к которым любили забежать на огонек такие люди, как Я.Полонский, И.Аксаков, С.Соловьев. Фамилия первого "А" была Фет, второго - Григорьев. Оба вошли в антологию русской поэзии, а вот дом не сохранился. Теперь вместо него сквер.


Собор Св. Климента в одноименном переулке. Мимо него и Б.Ордынка, и Пятницкая тянутся.


Самый главный детский травмпункт советской Москвы в Иверской общине Красного Креста.

Невдомек было тысячам и тысячам советских мальчишек и девчонок, поступавших в единственный в центре столицы детский травмпункт при Институте детской хирургии с различными переломами, растяжениями и ушибами, что когда-то в 100 м. по соседству А.Григорьев записал на листке бумаги сочиненный им "народный" цыганский романс:
"Поговори хоть ты со мной, подруга семиструнная!
Душа полна такой тоской, а ночь такая лунная!"

Несмотря на очевидный буржуазный декаданс, этот шансон в годы моего детства исполняли и в телевизоре, и на бесчисленных семейных посиделках. Так что слова и мотив были знакомы почти с рождения. Заведение с историей, между прочим. В конце XIX в. в этих зданиях Иверская община российского Красного Креста открыла больницу для бедных, при которой построили храм Иверской иконы Богоматери, сохранившийся доселе. Некоторое время помощницей попечительницы служила Н.Пушкина, внучка великого поэта. Из 4-х храмов, стоявших некогда на Полянке, сохранились 3. Упомянутая Иверская, церковь Успения Богородицы на углу с 1-м Казачьим пер. и церковь Григория Неокесарийского.


Церковь Григория Неокесарийского на Б.Полянке. 2-этажное здание оранжевого цвета рядом - церковная лавка, а ранее - пивной зал.

Всякий храм интересен, но этот!.. Средства на строительство каменной церкви рядом с древней деревянной, поставленной еще великим князем Василием II по возвращении из ордынского плена, выделил царь Алексей Михайлович Тишайший. Помимо денег государь отправил на строительство и обустройство лучших мастеров: К.Губу, И.Кузнечика, С.Полубеса и С.Ушакова. И дал наказ: "Прописать суриком в кирпич, стрелки у шатра перевить, и расписать бирюзой и белилами". Храм получился на загляденье, и московский люд прозвал ее "Красной". Не столько за цвет стен, сколько за удивительную красоту и яркость. Вопреки неписаному правилу царских венчаний, требовавшему проводить церемонию только в кремлевских соборах, Алексей Михайлович повел жену Наталью Кирилловну под венец здесь, на Полянке. И сына Петра привез крестить сюда же. Мистика, скажете? Но ведь именно Петр I поломал столько правил и традиций московской жизни...

В 1812 г. пожар палил Замоскворечье нещадно. Деревянных домов вовсе не уцелело. Облизывал огонь и каменные стены. По приказу Наполеона солдаты из Москвы-реки ведрами таскали воду к Неокесарийскому и поливали его красные бока, чтобы не дать погибнуть шедевру, про который французский император сказал так: "Жаль, что не могу поставить его на ладонь и перенести в Париж". В советское время церковь закрыли и разграбили. В пришитом к ней служебном домике открыли пивную. И все-таки - не уничтожили. Хотя при расширении Полянки руки чесались. Но ограничились тем, что пробили в нижнем ярусе проход и протащили по нему новый тротуар. И явилась на свет единственная в России колокольня, под которой можно пройти. В разные советские пивные заносила судьба. В той, на Полянке, был единственный раз. Сильно не понравилось. Непременные атрибуты подобных заведений, естественно, имелись. Но не грязь, не банки вместо кружек, не злая пена в пивных автоматах вызвали желание уйти поскорее. Воздух там был настолько пропитан безнадегой, что было не по себе.


Обложенное синим кафелем бывшее здание подворья Афонского Пантелеймонова монастыря, оно же - богадельня для ветеранов Русско-турецкой войны 1877–1878 г. Ныне - административное здание.

Чуть дальше в Полянку врезаются два переулка. Справа - 1-й Хвостов. В доме № 3, обшитом синеватой керамической плиткой, располагалось некогда подворье Афонского Пантелеймонова монастыря. С 1912 по 1917 г. здесь в богадельне жили ветераны последней русско-турецкой войны.


За окнами "Дома артистов" рождались сценарии и режиссерские задумки могучего советского кино.

Напротив - очередное многоэтажное чудовище, которыми утыкали Полянку в ХХ в. Тем удивительнее, что населили его людьми, попросту обязанными иметь чувство вкуса. В обиходе здание называют "Домом артистов", а жили тут М.Ромм, Ю.Райзман, Е.Дзиган, А.Птушко, Г.Рошаль, Б.Волчек, Д. Вертов, Р.Кармен... Дом сдали, к слову, в 1937-м.

Если перешагнуть через Полянку, ступишь в 1-й Казачий пер. Под № 8 стоит тут очаровательный деревянный домик, прикрытый старыми липами и постмодернистскими воротами. Нет-нет да и забредет сюда поклонник М.Цветаевой, знающий, что жила она на Полянке около года после того, как вышла замуж за С.Эфрона. Деревянное чудо - единственное жилье на Казачьем, которое можно принять за старый купеческий дом начала ХХ в. Но все куда прозаичнее. Его построили только в 1925-м. А в 1912-м Цветаева и Эфрон приобрели другой дом, на углу Казачьего и Щетининского пер. Вот что писала об этом сама Марина Ивановна: "...С мезонином, залой с аркой, садиком, мохнатым-лохматым двором и таким же мохнатым-лохматым дворовым псом, похожим на льва, - Османом. Дом мы с Сережей купили за 18,5 тыс., Османа - в придачу - за 3 р.". Сейчас нет не только этого дома, но и никакого другого под этим номером. Впрочем, Цветаева это жилье не любила и довольно быстро от него избавилась. С Казачьего можно выйти на Б.Ордынку, а далее по Иверскому пер. попасть на М.Ордынку. Вот тут-то писательский дом сохранился в отменном виде. Прямо по-цветаевски: с садиком, мохнатым-лохматым двором...
Прикрепления: 9734506.jpg(22.5 Kb) · 2776056.jpg(21.9 Kb) · 7326378.jpg(22.7 Kb) · 0835094.jpg(32.9 Kb) · 1555400.jpg(20.2 Kb) · 1470253.jpg(20.6 Kb) · 1789022.jpg(24.2 Kb) · 6348199.jpg(25.8 Kb) · 1813479.jpg(25.5 Kb) · 0571393.jpg(27.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 08 Июл 2019, 21:55 | Сообщение # 39
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline

Музей А.Н. Островского находится в доме, где в 1823 году родился великий драматург.

Вот только нет пса-льва в садике, где стоит скромный бюст драматурга А.Н. Островского. А вместо Османа перемещаются от одного розового куста к другому строгие служительницы дома-музея главного писателя Замоскворечья. На самом деле дом Островским не принадлежал. В 1823 г., когда будущий драматург появился на свет, родители снимали 3 комнаты в 1-ом этаже. На месте, где установлен бюст писателя, стояла до 1931 г. крохотная приходская церковь Покрова Богородицы в Голиках. В ней и служил хозяин дома, по совместительству -  арендодатель. Кстати, дед писателя был священником, а мать - дочерью пономаря. Когда Саше исполнилось 3 года, семья переехала, так как успехи в делах позволили стряпчему Н.Островскому купить собственный дом.


Храм Николая Чудотворца на М.Ордынке. Тот самый, Николы в Пыжах.

Через дорогу от музея стоит полная противоположность узорчатому и богатому красками храму Григория Неокесарийского - Никола в Пыжах. В допетровское время здесь квартировал стрелецкий полк Б.Пыжова. Вот и все объяснение названию местности. Белый храм берет другим - он словно залитый нежным кремом праздничный торт. А 5 куполов на стройных барабанах, точно именинные свечки, горят золотыми крестами. На Б.Ордынке и церквей в достатке, и писательских мест. Я бы даже сказал, писательских гнезд. Стояло в начале улицы подворье купца Куманина. Усадьбу построили с размахом, но, что важнее, очень качественно. 2-этажный дом с двумя крыльями надстроили еще тремя этажами, тяжелыми, из кирпича и бетона, а фундаменту хоть бы хны. В 1813 г. тетка Достоевского Александра Федоровна вышла замуж за владельца усадьбы А. Куманина.

"Петербург Достоевского" - это, благодаря гению писателя, не только литературное явление. Это и география, и социология, и, если угодно, метафизика. На этом фоне как-то забывается, что Достоевский родился в Первопрестольной и первые 16 лет жизни провел в ней. Он часто бывал в гостях у своей тетки, проходя в ее покои через ворота мимо белых колонн, сохраненных временем. Куманины помогли Федору Михайловичу получить образование и профессию военного инженера, участвовали деньгами в его издательских проектах. Есть версия, что и смерть писателя неким образом связана с теткой. В 1881 г., после смерти Александры Федоровны, Достоевский оказался среди наследников. Дележ наследства с родственниками проходил тяжело. После жесткого разговора с сестрой о судьбе рязанского имения Куманиной Федору Михайловичу стало плохо, и через 2 дня он скончался.


Парадные ворота Куманинского подворья. Они пропускали Достоевского и Ахматову

На Куманинском подворье Федор Михайлович "поселил" Парфена Рогожина из "Идиота", а образ тетки вывел в романе "Игрок". При советской власти подворье надстроили и превратили в многоквартирный дом. В одной из них в 1938 г. поселился писатель В.Ардов. Он был дружен с А.Ахматовой, и та, бывая в Москве, частенько останавливалась на Ордынке. Гостила подолгу. Ардов как-то заметил, что в Куманинском подворье Анна Андреевна провела не меньше времени, чем дома в Ленинграде. В свою очередь, уже к Ахматовой приходили на Ордынку в гости Пастернак, Зощенко, Раневская, Бродский, Солженицын. Здесь с ней познакомился приемный сын Ардова А.Баталов. Во дворе дома за историческим забором стоит небольшой памятник Ахматовой работы В.Суровцева.

За Скорбященской церковью от Б.Ордынки отваливается Ордынский тупик, упирающийся в сквер Шмелева, который, в свою очередь, выводит в Лаврушинский пер., к Третьяковке. "Тупик" - это наследие прошлого, сегодня из него выходы в обе стороны. Бронзовые глаза Шмелева смотрят в направлении роскошного дворца Демидовых, где уже много лет находится Научная педагогическая библиотека им. Ушинского.


Смотрят неслучайно: до революции во дворце, построенном в конце 1770-х г. М.Казаковым по заказу промышленника А.Демидова, много чего было. Пышные демидовские балы, известный всей Москве салон приобретших дворец графов Соллогубов, лазарет для душевнобольных солдат и офицеров в годы Первой мировой. А вот с 1882-го по 1915-й здесь работала 6-я мужская гимназия, в которой И.Шмелев и учился. Вместе с режиссером Пудовкиным и артистом Хмелевым.А за спиной Ивана Сергеевича - громада сталинского стиля, построенная в 1937-м и именуемая "Дом писателей".


Двор "Дома писателей", где стоят палаты стрелецкого полковника Титова.

Писатели тут на самом деле жили. И замечательные писатели, для которых Сталин распорядился создать литературный микромир в Замоскворечье: Пришвин, Паустовский, Катаев, Пастернак, Ильф и Петров... Но среди прочих затесался и начальник репертуарного комитета Осаф Литовский. Поэтому Маргарита-ведьма прилетала в Ордынский тупик крушить квартиру некоего критика Латунского, так навредившего ее обожаемому Мастеру. Во дворе писательского дома скрывается еще одно чудо старой Москвы - палаты думного дьяка Титова XVII в. Подвалы и подклет западной части маркируют 1650–1660 г. Поразительный факт: до 1975 г. в палатах, превращенных в 9-квартирный дом в начале прошлого века, жили люди. После долгой реставрации палаты попали было в руки коммерческой фирмы, сдававшей помещения под офисы. Но с недавнего времени памятник архитектуры передан Российскому военно-историческому обществу. Точнее, медиапалате РВИО, как фиксирует свежая вывеска. Согласитесь, что-то новенькое по части терминологии.


Если вернуться через арку писательского дома в Лаврушинский пер. - вот она, Третьяковка. Говорить о которой, равно как и о ее отце-основателе П.Третьякове, надо отдельно. Одно замечу: в начале Лаврушинского стоит внушительное здание красного кирпича без особых архитектурных изысков.


Если б не огромные окна полукружьями - так чистый завод или казарма. Но жили в нем отнюдь не солдаты с работягами. На завещанные Третьяковым средства тут в 1912 г. построили и открыли приют для вдов и сирот русских художников. Галерея галереей, а о людях великий благотворитель тоже не забывал. Если же вернуться на Б.Ордынку, то от поврежденного Маргаритой дома выйдешь аккурат к церкви во имя иконы "Всех скорбящих радость", которую строил в конце XVIII в. В.Баженов и восстанавливал которую в 30-е г. XIX в. О.Бове. Происхождение названия "Ордынка" трактуют по-разному. Кто-то считает, что местность названа потому, что здешняя дорога напрямую вела в Орду. Кто-то говорит о том, что в этих местах селилось много выходцев из Орды. Кто-то уверяет, что это были не столько выходцы, сколько вырученные из ордынского плена подданные московских великих князей. В любом случае от Орды никуда не деться. А что такое орда? По Далю - племя, народ. По Ушакову - палатка хана. По Ожегову - ставка хана, по сути -  столица, скопище. И ведь правда - скопище! Удивительных домов и удивительных людей. Среди непомянутых - Марфо-Мариинская обитель, ее основательница великая княгиня Елизавета Федоровна и М.Нестеров, расписывавший тамошний храм; Кадашевская слобода с церквами Вознесения Христова и Черниговских чудотворцев князя Михаила и боярина Федора, а также - с реставрируемыми нынче палатами XVII в.; скульптор Вячеслав Клыков и его мастерская.

Где-то здесь жил рожденный талантом Лермонтова удалой купец Калашников, вышедший биться на Москву-реку против обидевшего жену молодого опричника. Об этих местах писал знавший их Михаил Юрьевич в поэме "Сашка": "Давно когда-то, за Москвой-рекой, на Пятницкой, у самого канала, заросшего негодною травой, был дом угольный; жизнь играла меж стен высоких..."
Пушкин - это наше все. Судя по всему, сам он в Замоскворечье не бывал. Но висит в Третьяковской галерее самый знаменитый его портрет - кисти О.Кипренского от 1827 г. Писанный в Фонтанном доме графов Шереметевых на Фонтанке в Петербурге. А в Северной столице в Пушкинском музее на Мойке хранится портрет Александра Сергеевича, исполненный в Москве в том же, 1827 г. В.Тропининым. Музей художника по странному стечению обстоятельств находится в Замоскворечье, в старинной усадьбе купцов Петуховых в Щетининском пер., между Б.Полянкой и Б.Ордынкой. Да, Пушкин, он такой...
Михаил Быков
Фото - Александра Бурого
https://rusmir.media/2015/08/01/zamoskvorechye

КУДА ПРОПАЛ БРОНЗОВЫЙ ЛЕВ?
Семейное гнездо зодчего Кекушева полно таинственных загадок


Почитатели М.Булгакова считают этот готический особняк на Остоженке одним из наиболее вероятных претендентов на славную роль «дома Маргариты». О том же вам обязательно упомянут экскурсоводы. Но похоже, вопрос, где именно жила героиня знаменитого романа, так и останется открытым. А что известно совершенно точно? Возводился этот дом в 1901–1903 г. архитектором Л.Н. Кекушевым, и здесь его язык модерна предстал в наиболее совершенном прочтении.


Также известно, что это 2-ой дом, который Лев Николаевич спроектировал «исключительно под себя». 1-й, в Глазовском пер., вскоре после явления на свет продан был фабриканту Отто Листу – тому якобы настолько полюбилось детище Кекушева, что он уломал его уступить особняк за весьма высокую цену. Впрочем, более вероятна версия, что то здание изначально сооружалось на продажу, и даже среднестатическая цена на него была уже заранее озвучена в газетах.

Проект, ставший потом остоженским домом, Львом Николаевичем был составлен раньше (1899) – для одного из заказанных С.И. Мамонтовым особняков, которые предполагалось возводить его «Северным домостроительным обществом» в районе Тверского бульвара. Из-за банкротства Мамонтова проект масштабного строительства
«элитного» жилья в Москве не состоялся, и Кекушев использовал свои наработки в качестве исходного материала. Здание было выполнено в модном тогда готическом стиле и напоминало средневековый европейский замок: асимметричная композиция, разная высота объёмов, гранёная башенка с высоким шпилем. И вот сюда-то архитектор и переехал в 1903-м со всем своим семейством – супругой Анной Ионовной, сыном Николаем и дочками Татьяной и Екатериной. Жилище было на редкость удобным – просторным, снабжённым калориферным отоплением, холодным и горячим водоснабжением, канализацией, великолепно меблированным по авторским чертежам, с участком и хозяйственными корпусами. Однако период семейного благополучия и достатка у Кекушева продлился недолго. Уже в 1906 г. он по неясным причинам перебрался на съёмную квартиру, а дом на Остоженке оставил родным. Ну а поскольку данная недвижимость изначально была записана на Анну Ионовну, в старомосковской летописи дом так и называют – Особняк Кекушевой. А вскоре здание переходит к совершенно другому человеку, о чём свидетельствует фотоснимок, сохранившийся в архиве Л.Н. Кекушева с надписью рукою архитектора – «Дом Смитского».

Последние несколько десятилетий остоженский «замок» занимало Бюро военного атташе Арабской Республики Египет, и только в 2013 г. ГлавУпДК при МИД России, в чьём ведении находится дом, смогло приступить к капитальному ремонту с элементами реставрации. Работа здесь была проведена очень и очень кропотливая. Помимо обязательных для последующей эксплуатации пунктов – укрепления фундаментов и сводчатых потолков, гидроизоляции пола и стен, монтажа самых современных инженерных систем, – воссоздан целый ряд исчезнувших ранее декоративных элементов. Так, здание обрело исторически верное покрытие кровли, повторяющее по рисунку черепицу, но выполненное с применением передового материала – титан-цинка. Отреставрированы детали из шпиатра (сплава цветных металлов) на фасадах, а утраченные дымники над печными трубами восстановлены по аналогам на других постройках Л.Н. Кекушева. Самим фасадам также возвращён изначальный колер, сочетающий 5 различных оттенков кирпича; в укромных нишах на фасаде снова «поселились» фигуры орлов; великолепная лепнина (листья и плоды каштана, цветочные орнаменты) очищена от загрязнений.Также были открыты несколько заложенных дверных и оконных проёмов. А венцом наружных реставрационных работ и безусловным событием для любителей архитектуры стало в декабре 2017 г. возвращение на щипец главного фасада колоссальной (3х2 м) бронзовой скульптуры льва.

Пропавшая при неясных обстоятельствах ещё в начале прошлого века скульптура эта – символ творчества Кекушева, практически постоянно использовавшийся им в своих работах – была тщательно воссоздана по архивным материалам. Несмотря на то что лев поднят на 15-метровую высоту, он, по большому запасу прочности, способен выдерживать даже экстремальные погодные условия и вместе с тем не оказывает слишком сильного давления на конструкции здания. Разумеется, мастера не прошли мимо сильно пострадавших от времени паркетных полов, двух раритетных каминов (в кабинете Кекушева и в спальне), люстр и сохранившихся в некоторых помещениях медных калориферных решёток. Шарма фасадам гипотетического дома булгаковской Маргариты добавили тщательно отреставрированные, восстановленные металлические ограда и ворота. В перспективе особняк займёт, видимо, очередная дипломатическая миссия, но какая именно, пока не разглашается.
Александр Алиев

А.Очнев, архитектор ГлавУпДК: – Лев Николаевич строил дом для себя. Внутри всё достаточно скромно, однако полностью функционально и представляет типичное для Кекушева умелое сочетание дерева, камня и металла. Центром всей композиции является парадная лестница, вокруг неё сгруппированы остальные помещения. Ныне она отреставрирована, включая уникальное ажурное ограждение с виртуозно вписанными цветами подсолнуха и лунника.


Кстати, подобный мотив символизирует круговорот времени и отражает эстетику Серебряного века. Точное назначение каждой из комнат нам неизвестно, но можно предположить, что на 1-ом этаже находились кабинеты хозяина (с видом на двор) и хозяйки (с видом на улицу); на 2-ом  – столовая и гостиная (они отделены друг от друга раздвижной стеклянной перегородкой), а также спальня с гардеробной. 3-й же, мансардный этаж, возможно, был отдан детям. Помимо этого, внутри проходящей через все этажи башни расположены эркерные комнаты. При интерьерных реставрационных работах главное внимание мы уделили воссозданию подлинного колористического облика дверных блоков, стенных панелей, встроенной мебели. Они стали такими, какими и задумывал их Кекушев, – благородного тёмно-коричневого тона. Работая в здании, мы стремились применять технику и материалы начала ХХ в., однако для укрепления и защиты конструкций использовали и современные технологии инъектирования, цементации и торкретирования.
Александр Алиев
28.11. 2018, Литературная газета

https://lgz.ru/article/-48-6669-28-11-2018/kuda-propal-bronzovyy-lev/
Прикрепления: 4347120.jpg(26.5 Kb) · 1522428.jpg(24.5 Kb) · 0496901.jpg(25.5 Kb) · 6081591.jpg(18.5 Kb) · 9672889.jpg(18.7 Kb) · 1262213.jpg(21.9 Kb) · 3905651.jpg(23.9 Kb) · 6339966.jpg(14.4 Kb) · 8980513.jpg(4.8 Kb) · 6909073.jpg(13.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 19 Мар 2020, 14:40 | Сообщение # 40
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline
ДОМ АННЕНКОВЫХ
Особняк на углу ул. Петровки и Кузнецкого Моста в Москве сменил за свою долгую историю множество хозяев. Но в историю он вошел как дом Анненковых. Именно здесь родился декабрист И.Анненков, судьба которого вдохновила А.Дюма на создание романа «Учитель фехтования».  В конце XIX - начале ХХ в. в этом здании располагались знаменитый ресторан «Яр», гостиница, кондитерская и кафе «Музыкальная шкатулка».

  
Дом на Петровке, 5, в Москве построили в 1776 г. по заказу сибирского генерал-губернатора И.Якоби. Кто разработал проект - точно неизвестно, но искусствовед И.Грабарь приписывал авторство В.Баженову, одному из самых известных российских архитекторов того времени. Особняк выстроили в классическом стиле. На угол Петровки и Кузнецкого Моста выходил полукруглый фасад с куполом, парадный вход украшали колонны. С 2-х сторон к фасаду примыкали симметричные 3-этажные флигели, а позже к дому пристроили еще один корпус. В 1786 г. И.Якоби отдал московский дом как приданое своей дочери Анне, которая выходила замуж за отставного капитана Преображенского полка А.Анненкова. В 1803 г. Анна овдовела, тогда же умер ее отец. Она получила огромное наследство и осталась единственной полноправной владелицей особняка. За роскошь, в которой она жила, ее прозвали в Москве «королевой Голконды». Так называлась древняя индийская крепость, где добывали самые крупные, чистые и дорогие алмазы в мире, в том числе знаменитый Кохинур, который сейчас хранится в британской королевской сокровищнице. Кроме самой Анненковой и ее сыновей в доме жила огромная свита, в которую входило около 150 человек. Личные покои хозяйки занимали целое крыло особняка. Стены в них были обиты малиновым штофом - плотной шелковой тканью со сложным крупным рисунком. Материал красного и малинового оттенка в те времена ценился особенно: для него использовали очень редкие и дорогие красители. Несколько помещений занимал гардероб Анненковой, в который входило более 5 тыс. платьев. Комнаты в особняке были обставлены резной позолоченной мебелью. Однако в личных покоях не было кровати. Однажды Анне предсказали, что она умрет во сне, и с тех пор хозяйка дома только дремала по ночам, полулежа на кушетке и укрывшись меховой шалью. До утра рядом с ней находились около 40 служанок, которые должны были все время разговаривать вполголоса. Ее старший сын Иван в 1825 г. участвовал в восстании декабристов. В декабре 1826-го его осудили на 20 лет каторги и сослали в Читу. Вслед за ним в Сибирь поехала его возлюбленная - француженка Полина Гёбль. В Чите она добилась разрешения обвенчаться с Анненковым, для этого приняла православие и взяла имя Прасковья. Ее знакомый, учитель фехтования Огюстен Гризье, рассказал эту историю А.Дюма. Писатель так вдохновился, что создал роман «Учитель фехтования», прототипами героев которого стали Анненков и Гёбль.

Анна не управляла своим наследством сама. Все дела, связанные с имуществом, вели ее дальняя родственница М.Перская и приказчик по фамилии Чернобай, бывший крепостной. Работали они недобросовестно, и к концу жизни Анненкова осталась в нищете. Ее невестка П.Анненкова писала в своих мемуарах: «Беспорядок и воровство в доме были так велики, что под конец жизни Анны Ивановны все серебро, которого было немало, было заложено. Оно выкупалось из ломбарда, когда давался какой-нибудь обед, и на другой день снова закладывалось. После ссылки сына ее в Сибирь разорение пошло так быстро, что в 1830-х годах Анна Ивановна жила уже на квартире, продав свой пышный дом и дачу в Сокольниках, а когда она умерла в 1842 г., то нечем было похоронить ее». Особняк на Петровке Анненкова продала в 1820-х годах семье купцов Михалковых. С этого времени дом стал доходным: часть помещений в нем сдавалась в аренду. На 1-ом этаже расположились публичная библиотека и книжный магазин, где часто бывал Пушкин. Там же в 1830-х годах находился старейший и самый знаменитый московский ресторан «Яр», который принадлежал французскому повару Транклю Яру.


В нем подавали, согласно рекламным объявлениям в московских газетах, «самые лучшие устерсы (устрицы) по 60 руб. за сотню, анчоусы, паше-фроа и разных сортов пирожные». Пушкин упоминал этот ресторан в стихотворении «Дорожные жалобы»:

Долго ль мне в тоске голодной
Пост невольный соблюдать
И телятиной холодной
Трюфли Яра поминать?


В 1836 г. ресторан «Яр» переехал за город, в Петровский парк. С этого времени в нем стали выступать цыганские ансамбли. А дом Анненковых вскоре перестроили под гостиницу, которая сначала называлась «Франция», а затем «Тонини». В ней останавливались знаменитые русские писатели: И.Тургенев, Н.Некрасов, М.Салтыков-Щедрин. В этом же здании в разные годы располагались книжный магазин знаменитого издателя Маврикия Вольфа, цветочная и галантерейная лавки, фотоателье и редакция журнала «Родина». В начале ХХ в. часть дома Анненковых занимал кинотеатр «Мефистофель», а в ротонде работало кафе-кондитерская «Трамбле», которое было оформлено по образцу самых популярных кофеен Парижа и Вены. Московские аристократы приходили сюда не пообедать, а выпить чашечку кофе с изысканными сладостями и поддержать светскую беседу со знакомыми. Внешний облик здания к началу ХХ в. сильно изменился из-за новой архитектурной моды и обилия рекламы. Фасад заново отделали в популярном стиле модерн, у основания купола располагалась вывеска фотоателье, а над ней - реклама кинотеатра «Мефистофель», похожая на маленькое колесо обозрения с бегущими по кругу буквами.

После революции на месте кондитерской «Трамбле» открылось кафе «Музыкальная табакерка». Здесь читали свои произведения В.Маяковский, Д.Бурлюк, С.Есенин, В.Брюсов и др. известные поэты того времени. В 1920 г. «Музыкальная табакерка» закрылась, а на ее месте расположилась редакция «Большой советской энциклопедии». В 1946 г. началась реконструкция Петровки. Дом Анненковых снесли, несмотря на то, что в СССР его официально признали памятников культуры. На его месте разбили сквер по проекту архитектора М.Коржева. В 2002 г. вместо сквера на углу Петровки и Кузнецкого Моста построили офисно-торговый центр «Берлинский дом».


Ирина Кирилина
https://www.culture.ru/materia....nkovykh

"МОСКВА ЛЮДНА И ХЛЕБНА"


Гостиница «Метрополь». 1905.

Москва - одна из гастрономических столиц мира. Сегодня в городе действует около 12 тыс. общедоступных предприятий питания. Не случайно за Москвой утвердился эпитет «хлебосольная». И неспроста бытует поговорка:«Москва людна и хлебна». Согласно летописи, 4 апреля 1147 г. ростово-суздальский князь Ю.Долгорукий пригласил к себе в городок «Москов» своего союзника Святослава Ольговича. С этого события начинается летописная история Москвы. По прибытии гостей Ю.Долгорукий устроил для них «обед силен». Что ели князья во время застолья, мы можем только предполагать: летописцы не тратили драгоценный пергамент на перечисление яств и питий. Сведения о пище и напитках в древних кодексах крайне фрагментарны. Как, например, в описании нашествия хана Тохтамыша на Москву в августе 1382 г.: «Неции же недобрые человеци начаша обходити по двором, износяще из погребов меды господские и упивахсю даже и допьяна, и к шатанию дерзость прилагаху, глаголюще: “Не устрашимся поганых нахождения Татарского”». («Меды» здесь - хмельной напиток, приготовленный на основе меда.)

Более информативные источники по интересующей нас теме появляются в XVI–XVII в. Это монастырские и патриаршие расходные книги и обиходники, царские и боярские столовые книги. «Домострой» учит, «как пиво варить, как мед сытить, как вино курить, как готовить блюда постные и мясные». В «Росписях царским кушаньям» (1610–1613) упомянуты и «уха курячья шафранная», и «лососина муромская», и «сыр губчатый», и мн. др. Дополняют содержащиеся там сведения «Книги во весь год, что в стол ествы подавать»: в них, правда, нет рецептов, а просто перечислены блюда, рекомендуемые для постных и скоромных дней. Каких только изумительных наименований тут не встретишь! «Потрох лебяжий», «заецы сковородные», «горох битой», «мозг лосей», «вепревина», «осетрина косячная»… Поистине, напрасно сетовал литератор и ученый В. А. Левшин (1746–1826), что«история Русской Поварни <…> никогда не предана была ни описанию, ни тиснению».

Кое-что о кулинарных традициях Руси поведали иноземцы. Так, немец Адам Олеарий, посетивший Московию в 1-ой половине XVII в., сообщает: «У них есть особый род печенья, которое они называют пирогами, величиною в круг масла или с нашу сдобную булку, только несколько длиннее, и начиняют эти пироги мелко искрошенной рыбой или говядиной и луком, затем поджаривают в масле, а в постные дни в оливе; такие печенья довольно вкусны и ими угощают каждый своего гостя, если хозяин расположен к нему». Совсем немного мы знаем о столе простого человека -источники больше внимания уделяют пище аристократов. Поэтому свидетельства о предпочтениях людей из народа представляют особую ценность. Архидиакон П.Алеппский, побывавший в русских землях в середине XVII в., удивлялся употреблению «кислого хлеба»: «Мы видели, как возчики и другие простолюдины завтракали им, словно это была превосходнейшая халва. Мы совершенно не в состоянии есть его, ибо кисел, как уксус, да и запах имеет тот же». Вообще хлеб был самым распространенным продуктом питания. Как писал гораздо позже, в последней трети XIX в., этнограф С.В. Максимов: «“Хлеб да соль”, - говорит коренной русский человек, приветствуя всех, кого найдет за столом и за едой. “Хлеба кушать!” - непременно отвечают ему в смысле: “Милости просим, садись с нами и ешь”. Этим приглашением доказывается наше особенное русское свойство гостеприимства, которое по этой причине и называется чаще хлебосольством».

Самой большой популярностью пользовалась ржаная мука. Пшеничную позволяли себе едоки побогаче, а простолюдины - лишь по праздникам. Если муку в процессе хлебопечения просеивали через решето, получившийся хлеб, грубый и дешевый, звался решетным; если через сито - ситным; самый дорогой хлеб - крупчатый - пекли из хорошо просеянной пшеничной муки. Пекари при царе Алексее Михайловиче располагали более чем полусотней сортов муки! Изделий из теста было множество: калачи, ковриги, караваи, сайки… В старину к этому относились серьезно. Существовали даже «хлебного веса целовальники», то есть приставы, надзиравшие за пекарями, дабы те не совершали подмесов. Правда, в голодные года без подмесов не обходилось: из-за нехватки муки в дело пускали морковь, свеклу, желуди, дубовую кору, крапиву, лебеду и прочие «добавки». Наиболее ранними публичными местами, где москвичи могли собираться, чтобы выпить и закусить, были корчмы. Документы с описаниями данного типа заведений не сохранились. Письменные свидетельства о первом московском кабаке относятся к 1563 г. Если верить путеводителю 2-ой половины XIX в., этот кабак устроили по велению И.Грозного в местности Балчуг (ныне - одноименная улица). Пили там хлебное вино, мед, пиво. Водки в современном понимании Древняя Русь не знала (слово вошло в употребление в XVI в., но обозначало тогда лечебную спиртовую настойку; официально же термин «водка» применительно к продукту винокуренного производства существует с 1751 г.). Заводить кабаки разрешалось только на откуп. Иногда в качестве привилегии царь мог даровать право владения кабаком кому-либо из отличившихся подданных. При Михаиле Федоровиче таким человеком стал один из руководителей народного ополчения Кузьма Минин (правда, его кабак находился не в Москве).

Управлял заведением кабацкий голова, или целовальник, принимавший при заступлении на должность присягу (целовал крест). Он обязывался собирать «напойные деньги» с «великим радением» и по истечении года сдавал установленную сумму приказному начальству. За недобор «кабацких денег» целовальник расплачивался из собственного кармана, а в случае неспособности это сделать мог подвергнуться телесному наказанию, если родственники или друзья не вносили за него недоимку. Вот и приходилось ему всеми правдами и неправдами выбивать из клиентов монету - «плохих питухов на питье подвеселять и подохочивать, а кои упорны явились, тех, не щадя, и боем неволить». Кабаки открывались в бойких людных местах, чтобы обеспечить постоянный приток народа. Во время праздников, на ярмарках и торжищах действовали передвижные «гуляй-кабаки». В эпоху Петра I появляется новый тип общественного заведения - австерия, совмещавшая функции гостиницы и ресторана. В отличие от кабаков, вход сюда простой публике был заказан. Здесь собирались иностранцы, русские дворяне, состоятельные горожане - «кроме подлых и солдатства». Помимо спиртного, гос­тям предлагались еда, табак и карты. Устроение австерий отвечало потребностям самого царя, который, как известно, просыпался и начинал работать рано. Графику Петра Алексеевича поневоле следовали сотрудники госучреждений, прерывавшиеся на обед уже в 11‑м часу. Отсюда пошло выражение «адмиральский час» - время перекусить. Традиционно в эту пору для бодрости и куража выпивали водки.

В Москве австерия находилась у Воскресенских ворот. В силу близости к Казанскому собору ее так и называли - «казанская». Позднее на этом месте располагался Московский университет, учрежденный в 1755 г. Австерия перебралась на Никольскую ул., а после и вовсе исчезла. Однако память о ней осталась «в названии крайнего прохода по скорнячному ряду с Ильинки на Никольскую, слывущего “Истериею”». В начале 1720‑х годов другая австерия существовала у Красных ворот; там однажды «гулял» сам император с супругой (1722). «Подле Спасского мосту» в 1727–1729 гг. открылось заведение Киприянова «для продажи всякого звания людем чая и кофе»; имелись также «заморские напитки белое и красное и протчее, которые строятца из виноградных вин». В 1746 г. начинается эпоха трактиров - гербергов (от нем. die Herberge - постоялый двор). В 1770-м эти заведения разбили на 4 категории. Трактиры 1-го номера имели «стол, ночлег, продажу вейновой водки, виноградного вина, английского пива, легкого полпива, кофе, чая, шоколада, курительного табака». В трактирах 2-го номера ночлег не предоставлялся. Гости трактиров 3-го номера получали стол, ночлег, а также все перечисленные выше напитки, кроме водки. Трактиры 4-го номера торговали опять же всеми напитками, но не держали стол и не давали приют на ночь. Продолжали между тем существовать и кабаки.

В 1767 г. на территории Европейской России повсеместно ввели винные откупа. Кабаки императрица Екатерина II отныне велела именовать «питейными домами» и помещать над ними гос. гербы, «яко под нашим защищением находящихся». В 1724–1738 гг продажа вина в кабаках осуществлялась с помощью спец. устройств - фонтанов «копеешных» и «пятикопеешных», поэтому «целовальнику при мерянии питухам вина нельзя ни одной капли больше или меньше зделать». То есть любезный сердцу кабатчика недолив исключался, поэтому содержатели заведений фонтаны портили, и постепенно те вышли из употребления. Схожей по действию была «винная махина», придуманная механиком А.Нартовым. Она состояла из запечатанного куба определенной емкости (что лишало продавца возможности разбавлять вино водой, и приспособления для точного замера количества отпускаемого вина).

Узнаваемой приметой кабака стала еловая ветвь. Вероятно, так повелось с 1699 г., когда Петр I регламентировал празднование Нового года. В числе прочего император велел своим подданным «по большим улицам у нарочитых домов пред воротами поставить некоторые украшения от древ и ветвей». После смерти грозного монарха блюсти наказ перестали везде, кроме кабаков. К XIX в. еловая ветка сделалась непременным атрибутом питейного дома. В народе о визите в кабак так и говорили - «Под елку идти», а само заведение называли «Иваном Елкиным». Немало свидетельств тому имеется в худ. литературе - достаточно вспомнить «Историю села Горюхина» Пушкина или «Антона-Горемыку» Д.Григоровича. Или вот - из стихотворения М. Михайлова (1829–1865) «Кабак»:
У двери скрыпучей красуется елка…
За дверью той речи не знают умолка.
<…>
К той елке зеленой с воротит детина…
Как выпита чарка - пропала кручина!

По ревизии 1785 г. в Москве насчитывалось 302 храма, один театр и 359 кабаков. Достаточно подробные сведения благодаря раскопкам 1989 г. мы имеем о кабаке, находившемся в южной части Красной пл. В XVII–XVIII вв. там стояло здание под названием «Раскат», в котором размещались торговые лавки и питейное заведение. Название кабака в документах не зафиксировано, но московские старожилы 1840-х годов вспоминали, что именовался он «Под пушкой», так как на крыше здания стояли пушки. Другая версия - «Негасимая свеча», поскольку туда любили наведываться церковные певчие. Существовал кабак в 1720–1786 гг. Пол был деревянный, отапливалось помещение печами. Археологи извлекли из раскопа обломки столовой керамической посуды (горшки, миски), осколки стаканчиков из зеленого и коричневого стекла, бутылок и штофов. Культурный слой, образовавшийся на месте «Раската», изобиловал рыбными костями. Их анализ показал, что посетители кабака закусывали сомом, судаком, стерлядью, лещом, щукой, белугой, осетром. В меню входили и более ценные в те времена сорта рыбы - каспийский лосось, белорыбица, севрюга.

Судя по найденным артефактам (пуговицы, фрагменты курительных трубок), кабак посещали военные. Попадались бусы и бисер, очевидно, потерянные «гулявшими» в кабаке дамами, а также чернильницы, забытые мелкими чиновниками, которые подрабатывали здесь составлением деловых бумаг. Бывало, москвичей поили и кормили совершенно бесплатно. Подобный шанс им предоставлялся, например, в дни венчания на царство правителей или торжеств по случаю окончания очередной войны. Традиция устраивать общественные трапезы берет начало со времен Петра I. Так, в честь коронации Екатерины I (1724) «отдан был народу большой жареный бык, стоявший перед дворцом среди площади на высоком обитом красным холстом помосте, на который со всех сторон вели ступени. По обеим сторонам его стояли два фонтана, которые били вверх красным и белым вином, нарочно проведенным посредством труб с высокой колокольни Ивана Великого под землю и потом прямо в фонтаны для сообщения им большей силы. Народ и солдаты веселились при этом на славу, и его величество император сам несколько времени с большим удовольствием смотрел на них из окон».

Нередко из-за бесплатного угощения возникали потасовки. Вот как народ отпраздновал заключение Кючук-Кайнарджийского мира с турками (1774) в «урочище Ходынка»: «Для Государыни и знатных персон там приготовлен был обеденный стол, а на площади поставлены были 4 жареные вола с набором при них живности, хлебов и прочего, покрытые разных цветов камкою, наподобие шатров, на средине же подведен был фонтан с напитками вокруг, сделаны были круговые и раскрашенные 30 качелей. В полдня в 12-ом часу трижды выпалено из пушек, народ бросился к волам, рвали, друг друга подавляючи; смешно было со стороны смотреть. Из фонтана, бьющего в вышину, жаждущие старались достать в шляпы, друг друга толкали, даже падали в ящик, содержащий в себе напитки, бродили почти по пояс, и иной, почерпнув в шляпу, покушался вынести, но другие из рук вышибали. Между тем один снял с ноги сапог и, почерпнув, нес к своим товарищам, что видящие весьма смеялись. Полицейские принуждали народ, чтоб садились на качели и качались безденежно, пели бы песни и веселились. Народу было премногое множество, и, взволновавшись, кабаки разграбили, харчевые запасы у харчевщиков растащили, что продолжалось до самой ночи».

По-настоящему система общепита развилась в Москве в XIX в. Одних трактиров к концу столетия в городе насчитывалось порядка тысячи! А были еще многочисленные гостиницы, постоялые дворы, ресторации, кофейни, буфеты, столовые, палатки в местах общественных гуляний. В 1-ой половине XIX в. в Белокаменной славился трактир И.С. Печкина на Воскресенской пл. (ныне - площадь Революции). Заведение называли еще «железным», так как на 1-ом этаже здания располагалась лавка, торговавшая железом.


Лингвист Ф.Буслаев, вспоминая пору юности, писал, что облюбовавшие трактир Печкина студенты за неимением денег там больше читали и готовились к экзаменам, чем ели. В основном брали чай, даже табак свой приносили. «Особенную привлекательность имел для нас трактир потому, что в нем мы чувствовали себя совсем дома, независимыми от казеннокоштной дисциплины, а главное, могли курить вдоволь». Порой хватало средств на раковый суп, который «преимущественнее других придает силу, свежесть и полноту». Поэт Я.Полонский в бытность студентом захаживал к Печкину «и проедал 20 коп., заказывая себе подовой пирожок, политый чем-то вроде бульона». На рюмку коньяку в трактир, случалось, заглядывал другой поэт - А.Григорьев. Рядом с трактиром находилась кофейня. Здесь В.Белинский обсуждал с друзьями за столиком литературные новинки, А.Герцен толковал о политике, «выдавая целые фейерверки своих оригинальных воззрений», будущий корифей сцены П.Садовский внимал этим разговорам, играя на бильярде. Кофейня являлась своего рода «устным журналом». А.Писемский называл ее «самым умным и острословным местом в Москве».

В конце 1860-х трактир перешел в руки нового владельца - И.Д. Гурина - и стал именоваться «Большим Московским», привлекая посетителей наличием «оркестриона» - механического муз. инструмента. По воспоминаниям юриста Н.В. Давыдова, «у Гурина были интересные серебряные, иные позолоченные, жбаны и чаны, в которых подавался квас и бывшее когда-то в ходу “лампопо”». Напиток этот готовился «в большом открытом жбане: наливалось вино, коньяк, всыпался мелкий сахар и нарезанный лимон и, наконец, погружался громадный специально зажаренный обязательно горячий сухарь из ржаного хлеба, шипевший и дававший пар при торжественном его отпускании в жбан». На Ильинке действовал Новотроицкий трактир (до пожара 1812 года - Троицкий, или «Большой самовар»). «Во время Великого поста люди высшего общества не стыдятся приезжать сюда обедать, потому что здесь вы найдете лучшую рыбу, свежую икру и все, что только можете вздумать роскошного для постного русского стола. Здесь также за парами чаев постоянно собираются московские купцы и решают часто свои торговые обороты на многие тысячи, ударяя, как говорится, по рукам и спрыскивая свои сделки, как они выражаются, настоящим, т. е. шампанским». Из напитков предлагались также мадера, «Марго», пиво. Частично о будничных кушаньях, подаваемых в Новотроицком трактире, мы узнаем из пьесы А. В. Сухово-Кобылина «Свадьба Кречинского»: уха, расстегаи, поросята. В меню праздничного угощения гостей трактира во время чествования героев Севастопольской обороны (1854–1855) входили «отличная рыба всех сортов, свежая зернистая и паюсная икра, сочная ветчина, белая и нежная телятина, блины красные и гречневые, животрепещущие стерляди, можайские поросята под сметаной с хреном, кулебяки, расстегаи».


Достопримечательностью ул. Варварки являлся трактир Лопашова. «В верхнем этаже был большой кабинет, называемый “русская изба”, убранный расшитыми полотенцами и деревянной резьбой. Посредине стол на 12 приборов с шитой русской скатертью и вышитыми полотенцами вместо салфеток. Сервировался он старинной посудой и серебром: чашки, кубки, стопы, стопочки петровских и ранее времен. Меню - тоже допетровских времен. Здесь давались небольшие обеды особенно знатным иностранцам; кушанья французской кухни не подавались, хотя вина шли и французские, но перелитые в старинную посуду с надписью - фряжское, фалернское, мальвазия, греческое, а для шампанского подавался огромный серебряный жбан в ведро величиной, и черпали вино серебряным ковшом, а пили кубками». Стяжал кулинарные лавры и трактир «У Арсентьича» в Б.Черкасском пер., где превосходно стряпали рыбные щи, ветчину, белорыбицу.

В начале 1860-х годов француз Люсьен Оливье открыл на Трубной пл. трактир «Эрмитаж», из-за высокого качества обслуживания часто именовавшийся рестораном. Владелец, сам повар по профессии, пригласил к себе высококлассного коллегу Дюге. Однако «считалось особым шиком, когда обеды готовил Оливье, еще тогда прославившийся изобретенным им “салатом Оливье”, без которого обед не в обед и тайну которого он не открывал». Высока вероятность того, что знакомый всем сегодня салат «Оливье» мало похож на произведение хозяина «Эрмитажа». Об этом свидетельствует одна из самых ранних (возможно, 1-я) публикаций рецепта, куда входят жареные рябчики, оливки и раковые шейки. Трактир старообрядца С.С. Егорова в Охотном ряду был знаменит«блинами и хорошими сортами чая, для которого подавались чашки, а не стаканы. Блины выпекались не только на Масленице, но и во всю зиму». Ходили к Егорову купцы-охотнорядцы. Большую часть клиентуры трактира «Хлебная биржа» А.Т. Зверева в Гавриковском (ныне - Малый Гавриков) переулке составляли оптовики-мукомолы. В «Орле» на Б.Сухаревской пл. собирались антиквары, ювелиры, меховщики. Церковные живописцы облюбовали «Колокол» на Сретенке, студенты - «Русский трактир» на Моховой. Выбор в пользу того или иного заведения определялся «по территориальному, социальному и имущественному признаку, по составу кухни и даже по предпочтениям постоянных посетителей»…
Кирилл Жижкевич
05.07. 2019. Московский журнал

http://mosjour.ru/2019079946/
Прикрепления: 4421652.jpg(11.6 Kb) · 9958987.jpg(20.3 Kb) · 8194657.jpg(14.1 Kb) · 8440865.jpg(19.2 Kb) · 1048508.jpg(12.3 Kb) · 8760982.png(61.1 Kb) · 0915028.jpg(14.0 Kb) · 4377412.jpg(15.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 24 Мар 2020, 23:02 | Сообщение # 41
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline
Прогулка по старой Москве...
СОЛЯНКА, ЯУЗСКИЕ ВОРОТА И ВОРОНЦОВО ПОЛЕ
Своё путешествие начнём с выхода из станции м. «Китай-город» в сторону ул. Солянки. Выходов у этой станции целых 11 (!) и очень немудрено выйти куда-нибудь не туда. До 1993 г. она называлась «Площадь Ногина» - по одноимённой пл., получившей своё имя в честь революционера и большевика В.Ногина, бывшего в сентябре-ноябре 1917 г. 1-ым председателем Моссовета. Его бюст до сих пор можно увидеть при выходе из метро к Политехническому музею. А ещё раньше, до 1924 г. - площадь звалась Варварской. По ул. Варварка и Варварским воротам Китай-города (фрагмент башни можно увидеть в подземном переходе недалеко от гостиницы «Россия»). В 1990 г. Площадь Ногина переименовали в Площадь Варварские Ворота, а в 1992 году, когда в начале Ильинского сквера был открыт памятник славянским просветителям Кириллу и Мефодию (скульптор В.В. Клыков) – на месте Доски Почёта промышленных предприятий Московской обл. – часть площади выделили в отдельную Славянскую пл. Повернём к улице с интересным названием – Солянка. Но перед этим чуть-чуть задержимся возле древнего памятника – храма Всех Святых на Кулишках.

 
Храм Всех Святых на Кулишках.    В XIX веке. Фото из альбома Н.Найденова

1-ый деревянный храм был построен Д.Донским в 1380 г. в память о погибших воинах на Куликовом поле, в 1488 г. он был заменен каменным. Несколько раз храм перестраивался, а современный вид обрёл в 1687-89 гг. Небольшие изменения проводились и в XIX в., но, в целом, сейчас эта церковь выглядит практически так же, как и в конце XVII в. Даже по окраске – тогда она тоже имела вишнёвый цвет. При храме 2 придела: св.Николая Чудотворца и св.Пророка Наума. А ещё церкви принадлежала чудотворная икона Боголюбской Божьей Матери, находившейся в часовне близ Варварских ворот. Теперь она находится в храме Петра и Павла у Яузских ворот. В 1930-91 гг. храм был закрыт.  Поначалу его хотели взорвать (как и многие другие в 30-е г. прошлого века), но потом решили приспособить под нужды НКВД. В 1994 г. в подвале церкви были обнаружены останки расстрелянных и в память о них у стены подвала установили крест с изображениями новомучеников. В 1970-е годы храм передали в ведение Минкультуры, его как следует отреставрировали и собирались сделать в нём архив Министерства и филиал Музея и реконструкции Москвы, но так и не сделали. В 1991 г. церковь вернули верующим.

Название «на Кулишках» (или Кулижках) произошло от слова «кулига», что означает «влажное, болотистое место», «луг на берегу реки», «сенокосная равнина». Видимо, такая местность существовала здесь когда-то. А рядом с Кулишками, ближе к Москве-реке, находился Васильевский луг. Кулишки и Куликово поле – слова очень похожи друг на друга. По теории академика А.Т. Фоменко это синонимы. Он считает, что именно на Кулишках – на современной территории, простирающейся от Варварских ворот до реки Яузы - состоялась Куликовская битва. Желающие могут обратиться к трудам известного академика, бросившего вызов официальной истории. Всем знакомо выражение «у чёрта на куличках» - происхождение его связано всё с теми же Кулишками.

Глубокой осенью 1666 г. в богадельне, устроенной первым патриархом Московским Иовом при церкви Троицы на Солянке, произошло событие, смутившее своей несуразностью и невиданностью не только умы москвичей того времени, но и нарушившего душевный покой царя Алексея Михайловича – там «по действу некоего чародея вселился демон и живущим тамо различные пакости творяще». Этот демон делал старухам разные пакости: не давал им покоя ни днём, ни ночью, громко выкрикивал разные непристойности, сбрасывал людей с постелей и лавок, стучал и гремел на печи, на полатях и в углах. Многие священники пытались молитвами изгнать нечистую силу, но ничего не выходило – дьявол хулиганил и наводил страх ещё больше. Тогда царь Алексей Михайлович обратился с просьбой об изгнании демона к прп. Иллариону, оказавшегося в то время в Москве. Ценой неимоверных усилий, читая молитвы и освящая святой водой, Илларион избавил богадельню от полтергейста и возвратился в свой Суздальский монастырь как "царёв храбрый воин и в битве победитель, супостатом непреодолённый, нечистому духу страшный, а всему миру – явный и дивный чудотворец". В памяти народа сохранилось только место, где произошло это «нелогичное» событие, а содержание последнего оказалось вытесненным, возможно, ввиду того, что «логика» этого события вызывала непреодолимое сомнение. Отсюда значение выражения «у чёрта на куличках» - неведомо где.


Солянский проезд

Итак, дойдём всё-таки до Солянки. Это древняя дорога из Кремля во Владимир, Суздаль, Рязань известна с XIV в. Раньше Солянкой назывался нынешние Солянский проезд и ул. Забелина – она шла от Варварки к Ивановскому монастырю и стоявшему далее загородному дворцу Великого князя московского Ивана III. А нынешняя улица Солянка тянулась до моста через Яузу и звалась Яузской.


Название своё улица получила по царскому Соляному двору, который находился на месте огромного дома №1 в XVII-XIX вв. До 1733 г. торговля солью была монополией государства; добытчики сдавали её государству по существующим расценкам и она свозилась в амбары Соляного двора. Оттуда её получали торговцы и продавали по установленной цене. С правой стороны Солянского проезда сохранились небольшие 2-этажные домики, построенные после 1812 г. 1-ые этажи занимали различные лавки и магазины, а 2-ые были жилыми. Магазинов в них хватает и до сих пор, а вот в верхних помещениях не живут уже давно. На другой стороне раньше были такие же дома, но в 1888 г. д. №1 был надстроен (архитектор А.А. Никифоров) и стал 4-этажным. Дом № 3 надстроили ещё раньше, в 1858 г., а в конце 1990-х сделали ещё один этаж и открыли какой-то обувной магазин с иностранным названием.

После упразднения Соляного двора его корпуса перешли к купечеству, а в начале ХХ в. были снесены. На их месте в 1912-15 гг. Варваринское товарищество домовладельцев возвело большой комплекс 6-этажных многоквартирных доходных домов. После революции дома перешли в ведение Наркомата путей сообщения. В них жили русский военный историк и генерал от инфантерии А.М. Зайончковский, пианист и профессор Московской консерватории Л.Оборин.У последнего в 1921-24 гг. собирался кружок тогда ещё совсем юных музыкантов – В.Шебалин, М.Старокадомский и др. В 1924 г. здесь побывал Дм.Шостакович.

 
ул. Солянка                             Вход в подземелья

В 1-ых этажах корпусов, выходящих на Солянку находились магазины – продуктовый, спортивный, «Ткани». Не просто подземелья, а целый подземный город находится под Солянкой. Построен он был, видимо, вместе с домами – в начале ХХ в. – и в советское время использовался под хоз. и продсклады, а также под подземные гаражи. Среди диггеров подземелья Солянки хорошо известны и зовутся простым словом «система». Въезд в эти подземелья за металлическими воротами можно увидеть за аркой перед домом №3. Дом №2 в начале улицы с пробитым в угловой части пешеходном проходе в 1913 г. купил нефтепромышленник Лианозов и мечтал построить на его месте большой многоэтажный дом. Помешала революция. 3-этажные эклектические строения д.3, уходящие в Подколокольный пер., были построены в 1894 г. как доходные дома (архитектор И.Г. Кондратенко). Сейчас там помещаются банковские учреждения.


Между современными домами №4 и №6 когда-то стоял единственный в Москве храм святых бессребреников Кира и Иоанна. До него здесь находилась церковь Св. Троицы, каменное здание которой было освящено в 1653 г.. Во время пожара 1754 г. она сгорела и спустя 4 года была восстановлена и освящена митрополитом Тимофеем. Новый храм во имя св. Кира и Иоанна был воздвигнут по плану архитектора К.Бланка в честь коронования императрицы Екатерины II, состоявшегося 28 июня 1762 г. в Успенском соборе московского Кремля, в день памяти этих святых. Согласно Высочайшему указу церковь стала строиться в 1765 г., а освящение её митрополитом Амвросием происходило 11 января 1768 г. в присутствии самой Екатерины. Для посещения императрицы и в её честь устроили так называемое «царское место», которое хранилось здесь до революции. 12 мая 1873 г. личным Указом императора Александра II при храме было учреждено Сербское подворье – посольство Сербской Православной Церкви. В 1892 г. по проекту архитектора М.С. Шуцмана построили небольшую часовню в русском стиле, освящённую во имя св. Саввы Сербского. Подворье просуществовало до 1918 г., а сам храм закрыли в 1932 г.. В 1934 г. и церковь, и часовня были снесены, на их месте построили невзрачное 1-этажное строение, в котором долгое время был магазин кулинарии, а сейчас находится небольшой продуктовый магазинчик


Когда-то здесь стояла церковь Кира и Иоанна

На месте снесённых в 1976 г. домов №8 и №10 в 1983 году было построено административное здание, выходящее за красную линию улицы, в котором ныне размещается Фельдъегерская служба РФ.


На развилке Подколокольного пер. и Солянки обращает на себя внимание храм Рождества Богородицы, что на Стрелке. Он был построен около 1460 г. как деревянный, в XVII веке заменён каменным, а в конце XVIII в. построен заново. В 1800-01 гг. к нему были пристроены трапезная и 4-ъярусная колокольня. В церкви было 2 придела: апостола Иоанна Богослова и св. Дм. Ростовского. Закрыта она была в начале 1930-х г., но устояла, лишившись своих глав. Скульптурная мастерская, «Леспроект», рентгено-радиологический институт, медучреждения, салон красоты занимали помещение храма до 1991 г. Потом он снова был передан РПЦ. Следующее за церковью 3-этажное здание (д.7) с лепниной, львиными масками под карнизом и четырьмя бородатыми атлантами, подпирающими балконы, построено в 1883 г. для купцов Расторгуевых. До революции это был доходный дом, а затем его передали учреждениям здравоохранения и Академии Медицинских наук.
Напротив него – ворота бывшего Воспитательного дома, построенного в 1764-70 гг. для «приёма и призрения подкидышей и бесприютных детей» по инициативе известного просветителя и мецената И.И. Бецкого. К корпусу Воспитательного дома проложен так называемый «проспект» - липовая аллея, начало которой венчают 2 пилона с аллегорическими скульптурами «Милосердие» и «Воспитание».


В 1823-26 гг. было построено здание Опекунского совета (д.14). Это, пожалуй, самый красивый архитектурный памятник Солянки. Великолепный образец стиля ампир с 8-колонным портиком создан архитекторами Д.И.Жилярди и А.Г.Григорьевым. В 1846-49 гг. другой архитектор – М.Д.Быковский – построил 2-этажные переходы, соединившие главный корпус с боковым, и здание приобрело нынешний вид. Опекунский совет являлся органом административного управления Воспитательного дома, его кредитных учреждений и благотворительных заведений. В его ведении находились сиротские приюты, больницы, лазареты, богадельни, средние специальные учебные заведения. Для пополнения своего бюджета он имел право заниматься ссудно-залоговыми операциями, печатать и продавать игральные карты, фарфоровые, фаянсовые, кожевенные изделия и т.п. После отмены крепостного права в 1861 г. многие разорившиеся дворяне закладывали здесь свои имения. Бывал здесь и А.С. Пушкин, вынужденный заложить своё нижегородское имение для того, чтобы поддержать благосостояние семьи. В августе 1917 г. Опекунский совет был упразднён, а дела его были переданы в Министерство государственного призрения. В 1944 г. здесь разместилась Академия медицинских наук.
Прикрепления: 7344907.jpg(13.0 Kb) · 3797318.jpg(11.2 Kb) · 0377343.jpg(16.9 Kb) · 9634379.jpg(15.7 Kb) · 8844871.jpg(10.5 Kb) · 9802440.jpg(10.9 Kb) · 6881994.jpg(11.5 Kb) · 3150736.jpg(9.7 Kb) · 9479787.jpg(14.0 Kb) · 5694742.jpg(14.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 25 Мар 2020, 13:39 | Сообщение # 42
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline

Академия медицинских наук

О первом президенте АМН СССР, хирурге Н.Н. Бурденко напоминает мемориальная доска, установленная в 1977 г., а в ноябре 2001 г., при входе в Академию повесили ещё одну мемориальную доску - о том, что в этом здании в 1842-94 гг. размещалась первая Московская сберкасса. В советское время в помещении Академии находился избирательный участок. На месте сгоревшей в 1812 г. усадьбы А.И. Нарышкина для служащих Воспитательного дома всё в 1818-28 гг. было возведено строение №14. В середине XIX в. здесь находился Повивальный институт, а затем Николаевское сиротское женское училище. Потом  здесь располагались банки и различные спортивные учреждения, в том числе и Профессиональная футбольная лига. С улицы здание выглядит небольшим и невзрачным, но стоит зайти во двор и окажется, что площадь его далеко не маленькая. Доме №15, выходящий углом на Яузский бульвар был построен в начале XIX в. как усадьба купцов Боковых. Правда, раньше он был чуть выше, но почти за 200 лет вокруг него нарос слой грунта.


В самом конце улицы - здание бывшей усадьбы Боковых

Со стороны Солянки находился магазин - «Продукты». В конце 1990-х годов оба магазина закрыли, дом конкретно перестроили, вроде как под XIX в., но в современном, «лужковском» стиле – и в здание въехала Ассоциация содействия детективной и охранной деятельности "Сварог". Правда, вывески нет. В конце улицы открывается площадь Яузские ворота.


До середины XVIII в. здесь находились ворота Белого Города. Налево уходит Яузский бульвар – один из самых тихих и живописных на Бульварном кольце, направо – Устьинский проезд, ведущий к набережной Москвы-реки и к мосту на Замоскворечье, а прямо идёт Яузская ул. Ещё совсем недавно она была очень короткой и продолжалась только до моста через Яузу, теперь же она идёт почти до Таганки, поднимаясь на Швивую горку. За 70 лет эта улица изменилась до неузнаваемости. Нетронутой осталась только её левая сторона, а все дома на другой стороне были снесены осенью 1975 г. Перед войной, в 1938 г., через Москва-реку построили Большой Устьинский мост и площадь перед ним расширили, а в 1940 г. уже через Яузу построили новый Астаховский мост, названный так в честь убитого здесь, в феврале 1917 г., на мосту, 19-летнего слесаря завода «Гужон» (завод «Серп и Молот») И.Астахова, который шёл в 1-ых рядах рабочей демонстрации. Он был здесь убит помощником судебного пристава, похоронен на Калитниковском кладбище. На мосту осталась мемориальная доска с барельефом. В его честь назвали и мост, и близлежащий переулок, который теперь зовётся Певческим.

Часть строений снесли в 1930-40-е годы, а в 1975 – всё остальное. Яузскую ул. приподняли, сделав что-то наподобие эстакады, а на месте снесённых домов разбили большой сквер. В 1997 г. в центре сквера открыли памятный обелиск «Пограничникам Отечества». В конце 70-х – начале 80-х на сквере в дни больших праздников производили салют. Толпы мальчишек, кричащих «Ура!» при каждом выстреле, по окончании бежали собирать несгоревшие салютные патроны, чтобы потом в своих дворах устроить свой фейерверк. В XVII в. здесь поселились мельники, изготовлявшие крупчатую «кошельную» муку, просеиваемую через «кошели» - мельничные рукава. Из-за этого местность сию назвали Кошелями (по другой версии, слово «кошель» произошло от слова «кош» и означает складную корзину, плетёный или вязаный кулёк, короб; очень может быть – около устья Яузы когда-то находились большие заросли камыша). Водяные мельницы существовали здесь до конца XVIII в., затем Кошельную слободу стали заселять купцы и дворяне. В слободе был свой приходский храм – св.Николая Чудотворца в Кошелях (в самом начале улицы, с правой стороны, быв. д.2).


Каменное здание церкви было заложено в 1692 г., колокольню возвели в 1740-м. Сначала в храме имелся только придел св. Бориса и Глеба, но в 1877 г. построили ещё один – Божьей Матери Всех Скорбящих Радости. Церковь уничтожили в 1937 г. и остались от неё только редкие фотографии…На другой стороне Яузской ул. высится лазоревого цвета колокольня другого храма – Живоначальной Троицы в Серебряниках. Здесь в допетровские времена находилась слобода мастеров Государева денежного Серебряного двора. В 1768 г. купец А.Гончаров, прапрадед жены А.С.Пушкина, воздвиг на месте старой церкви XVII в. колокольню и храм - в нижнем её ярусе - во имя Иоанна Предтечи. В 1781 г. на средства купеческой жены Т.И. Суровщиковой основное здание церкви перестроили. Историки склоняются к мнению, что автором проекта колокольни был известный архитектор Карл Бланк. В храме были следующие приделы: Иоанна Предтечи (чудотворный образ Усекновения главы св.Иоанна Предтечи), Казанской Божьей Матери и св.Василия Великого. Церковь закрыли сразу после революции, какое-то время она использовалась как жилой дом, затем в ней разместили канцелярские помещения, а ещё позже – склад студии «Диафильм». В 1950-60-е годы колокольню (а позже и сам храм) отреставрировали и даже поставили на ней крест, но вернули церковь верующим только после 1991 г.

  
Яузская улица в начале XIX в.

Усадьба А.Гончарова соседствовала с церковным участком. Некоторые её строения сохранились до сего времени (д.1). Полагают, что в глубине двора находилась полотняная фабрика, основанная в 1718 г. и принадлежащая Гончарову. Из окон дома открывался замечательный вид на колокольню…Дом на углу с Яузским бульваром – с 6-колонным тосканским портиком и лепниной – построен в 1820-24 гг. для профессора права Московского университета С.А. Смирнова. Говорили, что он разбогател не благодаря своей преподавательской деятельности, а занимаясь совершенно другим. Профессор был опытным советчиком-ходатаем по коммерческим делам у крупных купцов… Во дворе до некоторых пор было несколько учреждений (в том числе Институт литосферы), мастерская скульптора М.Ильяева, ЖЭК. Ещё раньше почти все дома использовались под жилые помещения. В коммунальных квартирах ютилась куча народа, но в конце 1990-х годов все строения д. №1 выкупила некая фирма.


Попасть в церковь Троицы можно только с Серебрянического пер., но в сам переулок надо спуститься или по лестнице, или по асфальтовой дорожке, идущей от начала Яузской ул. Малоинтересные дома, тянущиеся по чётной стороне переулка и недавно отреставрированные, стоят на месте того самого Серебряного монетного двора (его строения стояли здесь до середины XIX в.), в честь которого и назван переулок. Если пройти в 1-ую арку справа, то можно увидеть дворик, в котором снималась одна из заключительных сцен фильма «Место встречи изменить нельзя» - когда арестовывают банду и Жеглов стреляет в убегающего Левченко. Правда, сейчас так всё изменилось, что это место почти не узнать. А ведь ещё недавно даже вход в тот самый подвал был цел и имел точно такой же вид, как в фильме…

За Серебряническим переулком идёт другой – Тессинский. Назван он так по фамилии жившего здесь коллежского асессора А.И. фон Тессина. Дочь этого самого обрусевшего шведа фон - Эмилия Андреевна - вышла замуж за Н.Ф. Островского, отца великого русского драматурга. Сам Александр Николаевич в 1840 г. приобрёл у сыновей Тессина большой участок, находящийся на горе (на месте современных домов №5, 7 и 9 по Б.Николоворобинскому пер., который круто поднимается налево от Серебрянического). Поначалу он жил в главном доме (№7), а со 2-ой половины 1849 г., вступив в гражданский брак, вместе с супругой Агафьей Ивановной переселился в небольшой деревянный домик, стоявший напротив Серебрянического пер. Здесь родилось первое прозаическое произведение Островского «Как квартальный надзиратель пустился в пляс, или От великого до смешного один шаг». И именно здесь им были созданы такие произведения, как «Гроза»,«Свои люди – сочтёмся», «Доходное место», «Не всё коту масленица», «Не в свои сани не садись», «Бедность – не порок» и др. Отсюда он ходил и на службу, в совестный и коммерческий суды, и к редактору журнала «Москвитянин» Погодину на Девичье поле, где подрабатывал корректором и автором мелких заметок. Здесь бывали у него писатели (Достоевский, Гончаров, Тургенев, Григорович, Писемский), актёры (Турчанинов, Пров Садовский, Косицкая-Никулина), музыканты, композиторы.

Островский вспоминал :«Воробинский дом был очень удобен для того, чтобы простудиться, и очень неудобен для того, чтобы писать и даже думать: у меня не было покойного угла, где бы такие операции могли совершаться без помехи». Этот дом стал свидетелем смерти 4-х детей и 1-ой супруги драматурга. В год её смерти – 1867 г. – владение стало постепенно распродаваться и застраиваться по-новому всевозможными зданиями. А в 1869 г. А.Н. Островский женился на актрисе М.В. Васильевой и вскоре со 2-ой женой и 6-ю детьми переехал в дом С.С. Голицына на ул. Волхонку. На месте дома драматурга сначала находился кабак, а в конце XIX в. его снесли и проложили Тессинский пер. Окна дома Островского выходили как раз на Серебрянические бани.


Тессинский пер. На этом месте находился дом Островского

В д.14 по Серебряническому пер., ранее принадлежавшем заводу, ныне располагается частная образовательная школа «Престиж». Неподалёку ещё одно учебное заведение - так называемая Традиционная гимназия (Тессинский пер., д.4). Когда-то здесь был детский сад, пустовавший после пожара лет 10, а в середине 1990-х годов здание отреставрировали, освятили и теперь издалека видны купола этой православной школы. Высокое здание из красного кирпича на углу Тессинского и Николоворобинского переулков принадлежало Московскому заводу электронной медицинской аппаратуры.


Круто вверх поднимается Б.Николоворобинский пер. Название своё он получил в честь церкви Николая Чудотворца в Воробине, располагавшейся в самом начале переулка, на углу с ул. Воронцово Поле. Каменное здание церкви было построено стрельцами полка С.Стрекалова в 1690-93 гг. Стрельцы сами собирали деньги на храм, но в честь «рождения царевича Алексея Петровича и за многия службы» им из казны было даровано 550 руб. на строительство. В 1697 г. здесь находился стрелецкий полк полковника Воробина, который, со своим полком во время стрелецкого бунта сохранил верность государю, и потому церковь эта в память их верности была наименована Воробинской. Другое название храма – «что на Гостиной горе». Так эта местность называлась ещё раньше, когда здесь селились купцы – так называемые «гости». При церкви было 2 придела: один во имя московских митрополитов Алексия (небесного покровителя царевича), Петра, Ионы и Филиппа, а второй – св.мученика Иоанна Воина, который считался покровителем стрельцов. Храм достоял до лета 1932 г., шатровую колокольню разрушили позднее. А на этом месте построили школу. Потом школу выселили, и здание отдали Министерству юстиции (ул. Воронцово Поле, д.4). Осталась только ограда, которую и сейчас можно увидеть с левой стороны переулка. От богадельни храма (она была между бульваром и переулком) не сохранилось ничего.

В приходе церкви Николая Чудотворца в 1778 г. приобрёл дом знаменитый архитектор В.И. Баженов, а на том месте, где сейчас стоит 14-этажное строение (д.3 по Яузскому бульвару), был дом, в котором в 1930-е годы жил писатель И.Бабель. В переулке сохранились домишки XIX в. Так дом № 6 был выстроен в 1816 г., а дом № 8 – в 1834-м. Внутри современного участка №5 в 1884 г. для богатых банкиров Марк выстроили особняк. В нём в 1916-23 гг. жил пианист И.А. Добровейн, которого Горький приглашал сыграть В.И. Ленину «Аппассионату» Бетховена. В доме №7 помещался Институт питания, в котором в 1930-52 гг. работал профессор М.И. Певзнер, основоположник теории лечебного питания. Рядом с 1930-х и до 1970-80-х годов находилось отделение милиции. Новое шикарное здание в глубине переулка (д.10) - 1-ый в постсоветской России официальный доходный дом - закончили строить только в 2003 г.


От Б.Николоворобинского пер. в сторону Яузского бульвара отходит очень короткий (62 м. всего) М.Николоворобинский пер. Сам Яузский бульвар, один из самых живописных в Бульварном кольце, начинается с дома №1, построенного для причта храма Николая в Воробине в 1911 г.. Много лет на его 1-ом этаже располагается местный ДЭЗ, "Булочная", "Ремонт обуви", на 2-ом - паспортный стол, бухгалтерия и т.п., ну а на последнем, 3-м, этаже - коммунальные квартир.
Прикрепления: 7076889.jpg(14.0 Kb) · 5060976.jpg(10.4 Kb) · 6657577.jpg(10.6 Kb) · 4155876.jpg(10.7 Kb) · 4358143.jpg(16.9 Kb) · 3439730.jpg(7.5 Kb) · 0772124.jpg(11.1 Kb) · 3563878.jpg(9.9 Kb) · 8005320.jpg(10.2 Kb) · 5056206.jpg(13.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 26 Мар 2020, 11:35 | Сообщение # 43
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline
  
Во дворах Б.Николоворобинского пер. Доходный дом со стороны Б.Николоворобинского пер.

Следующий дом - №3 - самое высокое здание Яузского бульвара, а, возможно, и всего Бульварного кольца. Построен он был в 1968 г. на месте дома, в котором когда-то жил писатель И.Бабель. В советское время здесь жили вместе со своими семьями иностранные слушатели Военно-инженерной академии им. Куйбышева, расположенной неподалёку. Академия готовила военных инженеров не только для Родины, но и для братских соцстран, а также для государств, шедших тогда по курсу социализма. Большинство же отечественных слушателей Академии им. Куйбышева вместе с семьями ютились в общаге, располагавшейся в доме №2/16, на другой стороне Яузского бульвара.


Яузский бульвар

Этот помпезный дом в стиле соцреализма был построен в 1936 г. По сторонам большой арки можно увидеть статуи того времени - рабочего с отбойным молотком и колхозницы с винтовкой и со снопом. Корпус дома, идущий вдоль бульвара, построен в 1941 г., а облицован в 1958-м. Эту арку со статуями можно увидеть во многих отечественных фильмах. Например, "Покровские ворота", "Розыгрыш", "Холодное лето 53-го". Коммунальные квартиры ещё остались в этом доме, но многие выкупили богатые граждане и устроили себе 5-6-комнатные жилища. Кстати, здесь живёт известный певец В.Сюткин. За небольшим садиком на углу с М.Николоворобинским пер. - немного необычное эклектическое здание (д.9) наподобие западно-европейского загородного коттеджа. Это особняк некой Ф.К. Рюхардт. Он построен в 1897-98 гг. архитектором С.Ф. Воскресенским. Позже здесь располагалась "лечебница по всем специальностям" доктора О.Г. Шимана. В советское время сюда поместили противотуберкулёзный диспансер, а сейчас здесь - НПЦ Медицинской радиологии.

  
Перекресток Яузского, Покровского бульваров и Подколокольного пер.Дом на углу Яузского бул. и Подколокольного пер.

На этой территории в 1867-76 гг. п/р инженера В.А. Бабина велись работы по бурению скважины на 532 м. для получения артезианской воды (у Гиляровского в книге "Москва и Москвичи" есть об этом статья "Под землёй"). Однако, в 1871 г. бур на глубине 454 м сломался и дальше дело не пошло. Вблизи артезианского колодца - в Тессинском пер. - в 1888 г. построили Серебряническую водокачку, обеспечивающую водоснабжением территорию от Семёновского до Таганки и городских скотобоен за Покровской заставой (ныне - Площадь Абельмановской заставы). Упразднена она была после ввода в эксплуатацию в 1902 г. Рублёвской водопроводной станции.

  
Яузский бул., д.13 Бывший доходный дом Болдыревых. Яузский бул. д.15

Дом №11 - самый старый на бульваре - построен в 1857 г. Богато декорированный дом №13 в стиле модерн возведён в 1908 г. как доходный дом миллионеров И.И. и И.Н. Болдыревых. В советское время он был обычным жилым, а 27 мая 1995 г. в нём открыли Центральный музей Федеральной пограничной службы России. Квартал, тянущийся до Яузской улицы (д.15), до революции принадлежал чаеторговцу И.Н. Филиппову и его наследникам. Особняк в романтическом стиле, похожий на замок, с итальянскими окнами и большим кокошником, украшенным мозаикой, построен в 1902-06 гг. Чего здесь только не располагалось в советские годы: и кафе, и ресторан, и пивной бар, и видеосалон (не такой, как устраивали в конце 80-х в каждом доме, а почти государственный и с репертуаром, мало отличающимся от репертуара кинотеатров). После реставрации дом приобрёл несколько искусственный вид. Мозаику закрасили (её частично восстановили, хотя и непонятно, что же там изображено), а помещение отдали различным фондам. Небольшой домик конца XVIII в. под №10 - на другой стороне бульвара - знаменит тем, что в нём с 1875 по 1878 год снимала квартиру семья Брюсовых и поэт В.Брюсов провёл здесь своё детство.


Соседний 2-этажный дом №12 построен в 1820-х годах, но многочисленные перестройки преобразили его до неузнаваемости и нынче он имеет довольно странный вид... Кирпичный дом №14 воздвигнут в 1929-30 годах жилищно-строительным кооперативом "Квартирохозяин". Дом 14-а был построен в 1817 г., но в конце 1990-х его заново перестроили для фирмы "Wimm-Bill-Dann" и теперь почти ничего общего с тем зданием он не имеет. А когда-то во дворе открывался удивительный вид на близлежащий храм. П.Сытин в своей книге "Из истории московских улиц" пишет, что в 1716 г. на нечётной стороне Яузского бульвара "было 3 двора богатых купцов Гостиной сотни, подворье Новоспасского монастыря, 2 двора капитанов, 3 двора подъячих и 9 дворов причта" церквей Троицы в Серебряниках Николы в Воробине. На другой стороне, "в приходе церкви Петра и Павла на Кулишках, находились двор вице-губернатора С.А.Колычева, 7 дворов стольников, 1 - стряпчего, 1 - дьяка, 2 - князя Ф.И.Юсупова и вдовы В.П.Еропкиной, 3 - подъячих, 2 - посадских людей и несколько дворов причта".

В 1738 г. с восточной стороны современного бульвара было 2 больших двора - адмирала и президента Адмиралтейств-коллегии Н.Ф. Головина и бригадира Ф.А. Лопухина, сына казнённого брата царицы Евдокии Фёдоровны, а у Яузских ворот находилась так называемая "рогатка", у которой дежурили местные обыватели, защищая ночью богатые дворы от "лихих людей". С бульвара хорошо виден храм Петра и Павла, что на Кулишках. По нему назван Петропавловский пер., соединяющий Яузский бульвар и Подколокольный пер.

 
Церковь Петра и Павла. XIX в.

Ныне существующая каменная церковь построена в 1700 г. в стиле "московское барокко", трапезная построена в 1702 г. Колокольня возведена в 1771-72 гг. Главный престол храма - во имя Знамения Божией Матери, южный придел - Казанской иконы, а северный - первоверховных апостолов Петра и Павла. Церковь известна по документам с начала XVII в., но находилась здесь значительно раньше. Она также называлась "Петра и Павла Высокого", "Петра Святого, что у Старых конюшен на Кулишках" (1677 г.) , "что у Яузских ворот на горке" (1679) и "в малой крутицкой певчей" (1796). В храме находятся такие святыни, как Боголюбская икона Богоматери, бывшая ранее в часовне у Варварских ворот Китай-города, Грузинская икона Божией Матери из разрушенной церкви у Воронцова поля, 36 частиц мощей святых в напрестольном кресте, частицы мощей св.Петра, митрополита Московского, прп. Нила Столобенского, икона Успения Богородицы, почитаемая икона Иоанна Предтечи с медным обручем. При храме также действует представительство Сербской православной церкви. В советское время храм не был закрыт. В Петропавловском пер. строение №5 - дом священника здешнего храма, построенный примерно в начале XIX в. Дом 2/1 - так называемый "Сухой овраг", а дом 1/12 - трактиры "Пересыльный" и "Каторга". Это известные ночлежки из рассказов В.Гиляровского о Хитровке.
Прикрепления: 8673215.jpg(11.5 Kb) · 5150567.jpg(12.0 Kb) · 1659512.jpg(14.8 Kb) · 5458079.jpg(12.0 Kb) · 8037722.jpg(11.1 Kb) · 8512178.jpg(12.1 Kb) · 4177403.jpg(12.4 Kb) · 1031495.jpg(10.3 Kb) · 5946365.jpg(12.2 Kb) · 1953183.jpg(12.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 26 Мар 2020, 12:46 | Сообщение # 44
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline

Петропавловский пер.


Знаменитая Хитровку - "дно" дореволюционной Москвы. Бывшую Хитровскую пл. теперь не узнать. Она практически исчезла в 1930-е годы, когда здесь построили здание школы (теперь - Электромеханический техникум). В начале XIX в. на этом месте располагались дворовые постройки вдовы коллежского секретаря А.И. Бажуковой и вдовы коммерции советника Сусанны Калустовой. Во время пожара 1812 г. постройки сгорели, а застроить участки вновь у нихне хватало денег. В 1823 г. эти участки купил отставной генерал-майор Н.З. Хитрово, владелец богатой усадьбы, находившейся неподалёку. Остатки усадьбы - особняк с колоннами - можно увидеть во дворе  дома со статуями рабочего и колхозницы (д.16/2). Особняк был построен в 1757 г. княгиней Н.С. Щербатовой на месте церкви Казанской Божией матери (упоминается в конце XVI в., когда она была построена неким бояриным Головиным). В 1785 г. дом отошёл полковнику Карнову и его жене Наталии Алексеевне, родственнице попечителя Московского учебного округа князя Оболенского. После пожара 1812 г. усадьба восстановлена и перестроена в стиле ампир, а в 1820 г. куплена Хитрово уже у вдовы Карновой.


Особняк Н.З.Хитрово

В большом зале особняка давались шикарные балы, на которых бывал и Пушкин. Хитрово был женат на 2-ой дочери самого фельдмаршала М.И. Кутузова - Анне. Мужем 3-ей дочери Кутузова - Елизаветы, которая была приятельницей Пушкина и очень почитала его, - был Н.Хитрово. Николай Фёдорович являлся троюродным братом Николая Захаровича. Оба они принадлежали к древнему дворянскому роду, ведущему своё происхождение от выехавшего во 2-ой половине XIV в. из Золотой Орды к великому князю рязанскому Олегу Иоанновичу Эду-Хана, по прозванию Сильно-Хитр, наречённого при крещении Андреем. Н.З. Хитрово был флигель-адъютантом (офицером в свите императора) у Павла I и Александра I, участвовал в войнах 1805-11 гг. против Франции и Турции, принимал участие в осаде Браилова и после ранения вышел в отставку. На этом его военная карьера и закончилась. Перед самой войной 1812 г. он был обвинён по делу М.М. Сперанского и сослан сначала в Вятку, а потом в своё имение под Тарусой. После изгнания Наполеона из России Николай Захарович благодаря Кутузову был прощён и уехал в Москву. В 1824 г. Хитрово добился у московского военного генерал-губернатора Д.В. Голицына разрешения на постройку неподалёку от своей усадьбы крытого рынка для мясного и зеленного торга. В течение 1824-25 гг. площадь была очищена от сгоревших построек, на средства Шестигласной думы её спланировали и замостили, построили каменные лавки для торговли. Планировалось также обсадить будущий рынок тополями, однако до конца осуществить свои планы Хитрово не успел - в 1826 г. он скоропостижно умер в возрасте 47 лет.

Перед рождественскими праздниками приезжали сюда крестьяне подмосковных деревень и прямо с возов продавали замороженное мясо, птицу и дичь. Усадьба же перешла сперва Московской первой гильдии купеческой жене А.Н. Немчиновой, а в 1887 г. вдове гвардии полковника Е.Д. Орловой, завещавшей особняк Императорскому человеколюбивому обществу комитета попечителей бездомных (Орловская богадельня). Часть усадьбы сдавалась в аренду: в 1829 г. - Обществу поощрения трудолюбия, в 1899 г. - Большевскому приюту. В 1922 г. здание передали фельдшерско-акушерской школе им. Клары Цеткин (ныне - медучилище №2 им. К.Цеткин). При постройке на месте усадьбы жилого дома в 1930 г. была разрушена домовая церковь, возведённая ещё княгиней Щербатовой.


В 1860-е годы Хитровская пл. стала своеобразной "биржей труда" сезонных рабочих. П.Сытин пишет: "Некоторым удавалось через рынок получить постоянное место; чаще устраивались на поденщину, а многие вовсе оставались без всякого заработка. В невольном бездействии они бродили или валялись летом на пыльной мостовой, осенью и в зимнюю стужу, не имея тёплой одежды, днём дрожали от холода, а ночью укрывались в душных и мрачных ночлежках. Некоторые нищенством по окрестным переулкам добывали себе насущный хлеб и меднй пятак на ночлег. Для сотен безработных, не имевших в Москве никакого пристанища, полуголодное, бесприютное пребывание на Хитровом рынке становилось роковым. Площадь окружали каменные дома с ночлежками. Ночлежных домов здесь было 4. Самым отвратительным был дом Кулакова. Он состоял из нескольких каменных корпусов; в нём было 64 ночлежных квартиры на 767 мест, а ночевало ежедневно не менее 3 тыс. человек. Люди спали, где только могли: под нарами, в проходах и т.д. В остальных 3-х ночлежных домах преобладали мелкие мастерские, жили торговцы вразнос и тому подобные люди с постоянным занятием. Но кулаковский дом населяли самые низшие слои Хитрова рынка. Здесь было много таких людей, которые промышляли тёмными делами. Обычным явлением было пьянство и открытый разврат. Можно сказать, что все занятия ночлежников имели целью добыть деньги на водку. Особенно интересна была профессия у 10-12 опустившихся интеллигентов. Сидя на нарах или стоя на коленях, они переписывали роли для актёров. "Хитровка" тем и привлекала их, что здесь можно было оставаться и днём, тогда как городские ночлежные дома утром выставляли ночлежников для проветривания помещения. Каждый переписчик зарабатывал в день 40-50 коп. и вечером их пропивал. Никто из них не мог собрать денег на одежду, и потому все они ходили в лохмотьях. Отправляя одного за получением заказа или с переписынными ролями, они наряжали его во всё лучшее, что имелось у всех, а сами сидели часто без самой необходимой одежды. В других домах Хитровки плели корзиночки для детских игр, завёртывали в бумажки дешёвые карамели."


Здесь под конец жизни обитал известный живописец А.К. Саврасов, автор картины "Грачи прилетели" и многих других великолепных пейзажей. В последние 15-20 лет жизни он тяжело болел, уже не появлялся на выставках, ютился в грязи и нищете и за бутылку водки, стоившую в те времена 25 коп., писал для "Сухаревки" - московского воскресного рынка - на скорую руку, по памяти, пейзажи, подписывая их "А.С." Зимой он в старой рваной бабьей кацавейке, в худых опорках, подвязанных верёвкой и в чёрной, похожей на воронье гнездо, шляпе подходил к прохожим и тихо говорил: "Подайте опохмелиться академику живописи". Трущобы Хитровки были приютом не только пропойц, неудачников, "лишних людей", но и воров, уголовников. Тот же Сытин пишет: "Из старожилов рынка всегда находились опытные субъекты, которые умели научить новичков, как произвести кражу, как ускользнуть от полиции, кому немедленно сбыть краденое и т.п. От краж переходили к грабежу. Ссоры и драки в трактирах, случалось, оканчивались убийствами. Даже человек, обладавший сильной волей, оказавшись в этой атмосфере, терял моральное равновесие".

Под предводительством дяди Гиляя, который очень красочно и подробно описал Хитровку, в 1902 г. сюда приходили К.С. Станиславский, В.И. Немирович-Данченко и художник В.А. Симов, ставившие во МХАТе "На дне" М.Горького. Театр тех дней стремился к максимальной жизненной правде и они хотели познакомиться с прообразами персонажей, которых им предстояло изобразить. Домом Кулакова (ранее - Ромейко) назывался современный дом №1/2 по Певческому пер. Он много раз менял своё название: Крутицкий, Свиньинский, Масляный, Астаховский. Певческим он звался по слободке певчих Крутицкого архиерея, находившейся в XVII - начале XVIII в. на Солянке. В конце XVIII в. здесь поселился флота капитан С.И. Свиньин. Но более известен его наследник - статский советник П.П. Свиньин.


Это был известный писатель, художник, географ, коллекционер и владелец частного музея. Среди его книг - "Достопамятности Санкт-Петербурга и его окрестностей", "Картины России и быт её разноплеменных народов" с иллюстрациями автора, романы "Ермак, или Покорение Сибири", "Шемякин суд". В 1818-23 гг. он издавал журнал "Отечественные записки", в котором поместил массу статей по русской истории, очерков путешествий. В журнале впервые было опубликовано около 200 интереснейших документов XIV-XIX в. Современники обвиняли Свиньина в том, что он описывает местности, им не посещённые, называли его "русским Мюнхгаузеном". Вот как охарактеризовал его поэт О.М.Сомов в 1823 г. в «Сатире на северных поэтов»:

Хвала, неукротимый лгун,
Свиньин неугомонный,
Бумаги дерзостный пачкун
Чужим живиться склонный!
Писатель, химик, астроном
И дипломатик славный,
Художник, врач и эконом,
Во всем нулю лишь равный.


Про Свиньина писатель А.Измайлов (1779 - 1831) написал басню "Лгун", а Пушкин эпиграмму под названием "Собрание насекомых"(1827 г.) и сказку "Маленький лжец"(1830 г.).

Какие крохотны коровки!
Есть, право, менее булавочной головки.

Крылов

Мое собранье насекомых
Открыто для моих знакомых:
Ну, что за пестрая семья!
За ними где ни рылся я!
Зато какая сортировка!
Вот Глинка - божия коровка,
Вот Каченовский - злой паук,
Вот и Свиньин - российский жук,
Вот Олин - черная мурашка,
Вот Раич - мелкая букашка.
Куда их много набралось!
Опрятно за стеклом и в рамах
Они, пронзенные насквозь,
Рядком торчат на эпиграммах.


С Пушкиным Свиньин был очень хорошо знаком, даже был его далёким родственником. Павел Петрович приходился родственником и другому великому русскому поэту - М.Ю. Лермонтову. В 1825 г. Свиньин и Пушкин вместе отправились в Бессарабию. Курьёзы и приключения, случившиеся там с Павлом Петровичем здорово позабавили поэта. Когда Н.В. Гоголь обратился к Пушкину с просьбой дать ему какой-нибудь сюжет, то Пушкин «подарил» ему живого героя, П.П. Свиньина, описав и его характер, и его похождения в Бессарабии, и дав даже черновой набросок. Идею Пушкина Гоголь прекрасно воплотил в своей комедии «Ревизор". Так что П.П. Свиньин - прототип Хлестакова. Ещё он был любителем и собирателем русских древностей и предметов искусства. Собрал богатый музей картин, портретов, монет, медалей, рукописей и книг - так называемый "Русский музеум". Он находился в его квартире в самом конце Покровки. В 1839 г. Свиньин умер и его обширная усадьба и барские палаты перешли к купцам Расторгуевым.

   
Хитровская пл. Слева - "Сухой овраг, справа - "Утюг"

Но вернёмся к  Хитровке. Угловое здание дома 1/2 по Певческому пер. звалось "Утюгом", корпуса по Петропавловскому пер. - "Сухим оврагом", а всё вместе -"Свиным домом". Владельцом дома во 2-ой половине XIX в. был инженер Ромейко, который и пустил его под ночлежки, перед революцией им владел потомственный почётный гражданин И.П. Кулаков, бывший буфетчик трактира "Каторга". Разбогатев, он купил усадьбу в селе Константиново, на родине С.Есенина. Дочь его, Лидия Ивановна Кашина, была знакома с поэтом. Ей он посвятил стихотворение "Зелёная причёска", а ещё она являлась прототипом главной героини поэмы "Анна Снегина". На другой стороне Петропавловского пер. в доме действительного статского советника С.С. Румянцева кроме ночлежек находились 2 трактира: "Пересыльный" и "Сибирь". В 1-ом собирались нищие и барышники, а во 2-ом - воры, картёжники и скупщики краденого. Другой трактир, прибежище воров и беглых, - "Каторга" - находился в доме Е.П. Ярошенко (д. №11 по Подколокольному пер). В начале XIX в. здесь находилась усадьба Боборыкиных, от которой остался единственный дом во дворе. Именно в ночлежки дома Ярошенко, где жили переписчики ролей, и привёл артистов Гиляровский. Хитровку много раз пытались перенести в другое место (например, на Конную пл. - рядом с Морозовской детской больницей) и закрыть, строили ночлежные дома; власти организовали "Попечительство о бедных Хитрова рынка" под председательством графини В.Н. Бобринской, но избавиться от трущоб "московского дна" так и не получилось. По данным переписи 1911 г. население ночлежек на Хитровской пл. составляло 5, 5 тыс. человек (а в некоторые годы - до 10 тыс.). После революции началось разрушение "Кулаковки" и "Утюга". Ночлежники отказались платить съёмщикам квартир за ночлег и те разбежались. В домах начался грабёж и анархия, по близлежащим переулкам страшно было ходить. В 1923 г. Моссовет принял решение о ликвидации Хитрова рынка и в течение недели площадь была очищена от притонов и трущоб, бывшие ночлежки отремонтировали и заселили рабочими и служащими. "Кулаковку" с "Утюгом" и "Сухим оврагом" снесли до основания и построили заново. В 1928 г. на месте площади Хитрова рынка открыли сквер, позже пустили по переулку трамвай, а в 1930-х построили школу, ставшую позднее Элетромеханическим техникумом (д.1), и жилой дом (д.13/2), в котором так же находились отделение Агентства печати Новости (АПН) и продовольственный магазин, известный в округе как "Серый". Теперь помещения АПН занимает Минэнергетики РФ. С 1935 по 1993 г. площадь носила имя М.Горького, а сейчас только название Хитровского пер. напоминает о московской достопримечательности 100-летней давности.


Подколокольный пер. Справа - здание электромех. техникума, построенного на месте Хитрова рынка

Подколокольный пер. когда-то являлся дорогой в царское село Воронцово. "В XIV в. здесь было окружённое лугами и лесами село, принадлежавшее боярам Воронцовым-Вельяминовым, - пишет П.Сытин в своём путеводителе. - Один из них был последним московским тысяцким (военачальником)". Фамилия этих бояр оставила значительный след в истории Московского княжества. Ещё во времена князя Даниила Александровича московскими ополченцами командовал верный ему тысяцкий, воевода городского полка Протасий Вельямин. Сан и обязанности тысяцкого перешли по наследству его сыну, Василию. Они честно исполняли свою работу и были в почёте не только у великих князей. После смерти в 1374 г. тысяцкого Василия Васильевича (внука Протасия) великий князь Дмитрий Иванович решил упразднить эту должность. Сын Василия Васильевича Иван, обидевшись, переметнулся на службу к тверскому князю и начал плести козни против Дмитрия. Через 4 года его схватили по обвинению в измене и попытке отравления великого князя и казнили на Кучковом поле. Земли же, в том числе и сельцо Воронцово, Дмитрий передал Андроникову монастырю.


Улица Воронцово поле

Однако род продолжал играть значительную роль в Московии. Брат Ивана Николай был женат на сестре великой княгини, а последнего сына Дм.Донского крестила мать братьев Вельяминовых. Возможно, что в эти годы старцы Андроникова монастыря не без содействия Вельяминовых основали рядом с сельским погостом и церквушкой Ильи Пророка небольшой скит (Ильинский монастырь), монахи которого содействовали хозяйственной деятельности своей вотчины. Почти через 100 лет великий князь Иван III выменял село Воронцово и прилегающие к нему земли у Андроникова монастыря и поставил здесь свой загородный охотничий двор. После пожара 1493 г. Иван III иногда жил в этом дворце, а в 1504 г. завещал его сыну Василию III, который "приехав в Москву, летовал в Воронцове на своем дворе". Деревянная церковь Ильи Пророка в 1476 г. была была обращена в приходскую и простояла до 1514 г., когда по распоряжению Василия итальянский архитектор Алевиз Фрязин, автор Архангельского собора Кремля, воздвиг каменный храм Благовещения Пресвятой Богородицы (в память дня рождения Василия III), именовавшийся "под сосенками". В честь бывшего здесь соснового леса назван и Подсосенский пер., начинающийся от этого самого храма.


Колокольня церкви Илии Пророка в XIX в. фото из альбома Н.А. Найденова

Постепенно вокруг загородного великокняжеского двора поднимались дома его приближённых и дворовых людей. Уже с XVI в. южнее села Воронцова встали дворцовые слободы - Мельничная и Садовническая, в которых жили мельники и садовники. Появился также сафьянный завод. С этого же времени округа стала местом летнего пребывания московского митрополита. Несмотря на то, что храм был во имя Благовещения, название его у местных жителей не прижилось: называли храм не иначе, как Ильинским. С 1639 г. на Воронцовом поле образовалась Чёрная слобода с "чёрными людьми" - пахарями, ремесленниками, мелкими торговцами. Однако они вскоре были оттеснены на Таганку стрельцами, образовавшими здесь свою слободу. В 1653 г. царь Алексей Михайлович по поводу чудесного избавления Москвы от смертоносной засухи, которое произошло в день памяти Илии Пророка, объявил свою волю - переименовать церковь в честь этого святого. К храму пристроили придел Параскевы Пятницы, а через год - Ильи Пророка. Не прошло и 12 лет, как к южной стене храма братья Гагарины пристроили большой пятиглавый храм.
Прикрепления: 9404826.jpg(11.2 Kb) · 3132406.jpg(11.9 Kb) · 7838552.jpg(13.0 Kb) · 2678925.jpg(8.5 Kb) · 6393043.jpg(8.4 Kb) · 4938606.jpg(11.6 Kb) · 6663638.jpg(14.6 Kb) · 4189099.jpg(11.2 Kb) · 1012010.jpg(13.8 Kb) · 4451179.jpg(9.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 28 Мар 2020, 18:04 | Сообщение # 45
Группа: Администраторы
Сообщений: 6299
Статус: Offline

Оформляя общую компоновку 2-х его зданий с приделами, зодчий возвёл над церковью Ильи Пророка 2 небольших декоративных шатра, напоминавших о былом величии шатровых завершений храмов прошлого. А уже в начале XVIII в. Гагарины застелили пол трапезной чугунными плитами с текстом на каждой плите: "1702 г. Се создали по милости Вышняго князя Иван Петрович да князя Матвей Петрович Гагарины". Тогда же в храме поставили богатый иконостас. В 1745 г., одновременно с обновлением храма, рядом с ним возвели колокольню. К сожалению, пламя пожара, вспыхнувшего на Кулишках 10 мая 1748 г., на 4-ый день достигло и храма Благовещения под Сосенками. Огонь уничтожил на нём кровлю и окружающие дома. В 1840 г. разобрали ветхую трапезную и на средства купцов-чаеторговцев Усачёвых построили новый храм в модном для того времени стиле ампир. Но в 1876-78 гг. архитектор П.П. Зыков, возводя колокольню, перестроил и храм, сменил главный иконостас и выстелил гагаринскими чугунными плитами паперть и дорожку к ней. Новая колокольня была возведена по линии улицы с тремя проездными арками внизу.


При церкви находилось кладбище, на котором были захоронены, например, П.Ляпунов и И.Ржевский, погибшие при освобождении Москвы в 1611 г., представители таких фамилий, как Голицыны, Воронцовы и др., многие священники. Здесь, на Воронцовом Поле, во время польской интервенции стояли с войсками князь Дм.Трубецкой и атаман И.Заруцкий. На поляне вблизи храма 20 июля, в Ильин день, собиралась большая ярмарка, куда съезжались для купли-продажи жители подмосковных деревень и сёл: Елохова, Красного, Рубцова-Покровского и др. Из Кремлёвского Успенского собора с крестным ходом приходил патриарх в сопровождении многочисленного духовенства и народа. После богослужения открывалась ярмарка и начиналось народное гулянье с хороводами, качелями и другими увеселениями. Ярмарку закрыли в середине XIX в. после проведения конки по Садовому кольцу, которая мешала гуляющим.


Здание храма Илии Пророка в наши дни

Храм Илии Пророка закрыли в 1928-м, колокольню и главы храма разобрали в 1932-35 годах, кладбище снесли. В помещение церкви въехал Музей восточных культур (с 1962 г. - Музей искусства народов Востока, д.16), бывший здесь до 1984 г. (сейчас тут располагаются хранилища музея и мастерские), а на территории, прилегающей к кладбищу, построили школу №397. О колокольне же ныне напоминают только столбики у входа на территорию музея с нарисованными чёрной краской крестами. Иван Грозный, организовав опричнину, "велел быть в ней слободам Ильинской под Сосенкой - Воронцовской". В своём духовном завещании 1572 г. он отдавал Воронцово старшему сыну Ивану. А в XVII в. Воронцово Поле принадлежало воспитателю царя Алексея Михайловича и его ближнему боярину Б.И. Морозову.

В XVIII в. по обе стороны улицы стоял 31 двор, 10 из которых принадлежали местным храмам - Николы в Воробине и Благовещения - и их причту, 6 - знати (графу Ф.И. Головину, адмиралу Н.Ф. Головину, князю Гагарину, стольнику Волкову, дьяку Щукину), 3 - офицерам, 2 - солдатам Преображенского и Семёновского полков, 2 - чиновников, 7 - купцам, один был незастроен. На месте царских садов был огромный парк сначала княжны Хованской, а затем князя Г.Потёмкина, тянувшийся до реки Яузы. Во 2-ой половине XVIII в. эту землю купил секретарь Екатерины II А.А. Безбородко. Свой дворец в Немецкой слободе он подарил Павлу I и в возмещение ему "пожалована была в вечное и потомственное владение" земля в этих местах. Безбородко заказал проекты нового огромного дома архитектору Дж.Кваренги, а парка - Н.Львову, но смерть владельца остановила все работы по строительству. Усадьба перешла к его брату, а потом разделилась на много частей. По некоторым утверждениям именно отсюда разглядывал Москву Наполеон. В память об этом событии в 1814 г. был возведён ампирный павильон под названием "Дача Наполеона", находящийся нынче на территории индийского посольства (д.6-8). Отчасти сад сохранился до наших дней.

В 1849-54 гг. церквам и причту принадлежало 11 дворов, знати (князю Багратиону и княгине Бибарсовой) - 2, чиновникам - 2, купцам - 12 и 1 - Практической академии коммерческих наук. В 1914 г. число дворов сократилось до 18: 3 принадлежали храмам, ещё 3 - учреждениям (той же Практической академии, Городской управе и Евангелической больнице), остальные - купцам. Здание на углу с Покровским бульваром занимает Военно-инженерная академия им. Куйбышева (построено в 1932 г.), одно из старейших в России военных учебных заведений, основанное в Санкт-Петербурге в 1819 году и переведённое в 1932-м в Москву.


На фасаде здания мемориальная доска, посвящённая генералу Д.М. Карбышеву, который в 1911 г. закончил эту академию, а потом преподавал в ней. Дома №6-8 построены в 1911-12 гг. 1-ый был возведён для известных егорьевских предпринимателей Бардыгиных, а другой - для коммерсанта Э.Г. Марк, одного из 1-ых торговцев автомобилями. Здание в глубине участка построено раньше - в 1897-98 гг. - архитектором С.Ф. Воскресенским для помещицы австрийского происхождения Адель Романовны фон Вогау, владелице сталелитейных заводов в Магнитогорске. Пышные приёмы устраивали здесь когда-то. На одном из них сам К.С. Станиславский играл гостям на рояле. Рядом в шикарном особняке жил известный русский библиофил, коллекционер, собиратель русской старины А.П. Бахрушин, двоюродный брат театрального историка и мецената А.А. Бахрушина. На 2-ом и 3-ем этажах своего дома он устроил домашний музей, в котором дважды в месяц собирались писатели, историки, любители старины (П.Бартенев, А.Васнецов, В.Гиляровский, И.Забелин, А.Орешников, М.Семевский). Картины, рисунки, гравюры, фотографии, иконы, книги, фарфор, финифть, изделия из бронзы... Библиотека Бахрушина насчитывала около 30 тыс. томов по 33 разделам. Алексей Петрович участвовал в работе Общества любителей древней письменности, Общества любителей художеств и др. После его смерти коллекцию, оцененную в 140 тыс. руб., согласно завещанию определили в Императорский Российский Исторический музей, где было создано 2 зала его имени. Сюда же поступило собрание портретов гос. деятелей и русского дворянства. Бахрушинская библиотека в конце 1930-х гг. была передана в Гос. публичную историческую библиотеку. В советское время бывшие купеческие дома заняли различные учреждения и институты. Институт экспериментальной биологии п/р знаменитого академика Н.К. Кольцова находился здесь в 1925-52 гг. В другом институте - океанографии - работали известные полярники П.Ширшов, И.Папанин и др. В 1952 году комплекс зданий домов №6-8 был передан посольству Индии.


Дом №10 построен в 1928 году архитектором С.Е. Чернышёвым для НИИ Физико-химического института им. Л.Я. Карпова. Между пилястрами под окнами верхнего этажа расположены 2 барельефа с изображениями М.В. Ломоносова и Д.И. Менделеева, а в цокольной части - цитаты из их произведений, выполненные шрифтом, стилизованным под древнерусское уставное письмо. Так же на здании установлены мемориальные доски в память работавших здесь учёных: А.Н. Баха, В.А. Каргина, Я.М. Колотыркина, И.В. Петрянова-Соколова, С.С. Медведева.


Дома напротив индийского посольства (№ 5-7) построены в самом начале XIX в. для Е.И. Вандышниковой. Перестраивались они много раз и владельцов у них было немало. Так в конце XIX в. хозяевами стали коммерсанты и купцы фон Вогау. Перед светло-голубым особняком стоит небольшая статуя, очень похожая на ту, которую в фильме "Формула любви" пытался оживить граф Калиостро...


В 1888-89 гг. архитектор Д.Н. Чичагов рядом возвёл жилой флигель и несколько строений в глубине двора. После революции здесь расположился НИИ гигиены труда и профзаболеваний, созданный по инициативе В.А. Обуха, профессора, медика, лечащего врача В.И. Ленина. Видимо, только из-за того, что он лечил когда-то советского вождя, Обух и стал известен. С 1934 по 1993 год улица носила его имя. А пер. Обуха существует до сих пор.


Он начинается между домами №10 и 12 по Воронцову Полю и проходит, изгибаясь почти под прямым углом, до Садового Кольца. Когда-то переулок звался Грузинским (и ещё Кривогрузинским).

  
По храму Покрова Божией Матери, в котором хранилась икона Грузинской Богоматери. В 1622 г. она вместе с другими священными предметами была вывезена шахом Аббасом из Грузии в Персию. Там через 7 лет икону приобрёл купеческий приказчик С.Лазарев и пожертвовал её в монастырь около Архангельска. Что касается храма, то впервые он упоминается в переписной книге 1620 г. С.Романюк в книге "Утраты" пишет, что перед тем её перенесли из-за линии крепостных укреплений, спешно возводившихся в связи с ожидаемым нашествием войск польского королевича Владислава. Каменное здание церкви было построено к декабрю 1693 г. стрельцами - она иногда носила название "в Стрелецкой слободе" или "в новой Воронцовской слободе". В 1712-14 гг. её перестроили заново и возвели колокольню, а в 1872-75 гг. на средства купца С.А. Капцова построили новую трапезную. В храме были приделы во имя Гавриила Архангела и св.Николая Чудотворца. Находился он на месте поворота бывшего Грузинского пер. В 1932 г. церковь снесли и на её месте построили типовое здание школы (№656). После выселения школы, помещения заняли находящиеся поблизости учреждения.

В доме №5 по пер. Обуха раньше располагалась Евангелическая больница, построенная в 1905 г. на средства членов немецкой московской колонии. Медперсонал составляли  почти исключительно немцы, но врачевали здесь людей любых национальностей и религий. Первоначально в больницу обращались преимущественно протестанты, но уже в начале XX в. около 70% пациентов не принадлежали к евангелическим общинам. Бедных лечили бесплатно и пользовались они бесплатными лекарствами. Ныне здание занимает Институт мозга РАН.

В доме №11 в 1950-е годы жила писательница Н.И. Ильина, у которой часто бывала во время приездов в Москву А.Ахматова. "Февраль- март 1956 г. Морозы в феврале до 35 градусов, - вспоминала Ильина. - Я живу на улице Обуха в очередной снимаемой комнате. Вокруг чужие вещи; легкомысленные, шатающиеся столики, за которыми трудно писать, расстроенное пианино, пыльные ковры, на стенах фотографии в затейливых рамках и расписные, с золотыми ободками тарелки. И все же я довольна. Тихо, толстые стены старого дома, соседей не слышно, можно работать. Хотелось, чтобы друзья за меня радовались, и я была очень огорчена словами своей в те годы близкой приятельницы... Оглядев тарелки и рамки, она воскликнула: "Как вы можете тут жить? Я бы не могла!" А Анна Андреевна, войдя, сказала: "Здесь божественно тепло!"
http://proekt-wms.narod.ru/moscow/1_1.htm
Прикрепления: 9447050.jpg(13.5 Kb) · 4880442.jpg(10.8 Kb) · 6085193.jpg(17.6 Kb) · 0162814.jpg(14.3 Kb) · 9717504.jpg(14.2 Kb) · 8497519.jpg(16.9 Kb) · 0845297.jpg(9.5 Kb) · 1557126.jpg(14.5 Kb) · 6598814.jpg(11.6 Kb) · 5353135.jpg(16.4 Kb)
 

Форум » Размышления » О других интересных или важных событиях » МОСКВА, КОТОРОЙ НЕТ...
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск: