Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Размышления » О других интересных событиях » ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ КОКОРЕВ (Российские меценаты)
ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ КОКОРЕВ
Валентина_КочероваДата: Среда, 07 Дек 2011, 22:53 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 3895
Статус: Offline
Кокорев Василий Александрович - первый русский нефтепромышленник

Знаменитый русский предприниматель, благотворитель, меценат, видный общественный деятель и публицист.



Василий Александрович Кокорев умер в Петербурге 23 апреля 1889 года от болезни сердца. Приехавшие с его родного Севера поморы вынесли из роскошного особняка на Садовой дубовый гроб, долбленый, без единого гвоздя, и на руках донесли до Малой Охты. На общественные поминки кто-то принес самодельные плакатики с цитатами из Библии: «Видел ли ты человека проворного в своем деле? Он будет стоять перед царями… (Прит. 22,29)» и «…Как хорошо слово во время! (Прит. 15,23)». Вместо речей в качестве своеобразного завещания прочитали отрывки из знаменитой книги Кокорева , одного из самых успешных деловых людей России, со странным названием «Экономические провалы»: «Пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами Отечества, засорять насильными пересадками на родную почву; пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях свою силу».

ПОМОР. КУПЕЦ. СТАРООБРЯДЕЦ

Когда расходились после поминок Кокорева, кто-то сказал (по некоторым сведениям, это был Дмитрий Менделеев), что Василий Александрович, этот купец-старообрядец и нефтезаводчик, сделал для развития русской промышленности, торговли и просвещения значительно больше, чем многие государственные мужи нашего времени. Наступила деликатная пауза, поскольку кое-кто из этих самых «мужей» почтил своим присутствием проводы человека, которому в последние годы принадлежали заводы и гостиничные комплексы, железные дороги и пароходства, банки и страховые компании, нефтепромыслы и первое в России собственное телеграфное агентство. «Крупнейший винный откупщик, коммерции советник и купец первой гильдии встал у истоков нашего керосинового дела, первый в мире, на пять лет раньше американцев, оценил пользу нефти! Уже в 1857 году в 17 верстах от Баку им был создан завод для производства осветительного масла, а в 1859 году он же организовал первый в России нефтеперегонный завод! Чего ради интересы некоронованного короля виноторговли обратились от нашего привычного тогда питейного занятия к новому, а для многих и дикому, нефтяному производству? Присутствующие знают, бывало, спросишь его, а он, посмеиваясь, отвечает: “Хитрого ничего в том нету! Там гонишь – горилка, здесь гонишь – горючка, а на рубль-два у меня всегда накрут будет!”. Но, конечно, руководили им совсем не шутейные соображения. На то и дан был ему Богом купеческий талант, чтобы углядеть выгодное, перспективное дело и оказаться, как завещано в Библии, в нужное время в хорошем месте с обильным кошельком! И счастливое свойство это не изменяло Кокореву на радость России почти всю его длинную жизнь. Недаром в народе про него сложили такое четверостишие: Кокорев ! Вот имя славное. С дней откупов известно оно у нас, весь край в свидетели зову; в те дни и петухи кричали повсеместно: Ко-ко-ре-ву!!!» Фамильное захоронение Кокоревых в восточном углу малоохтинского кладбища сохранилось до сих пор. Все огромное состояние легендарного «откупщицкого царя» во избежание дробления было завещано жене, а не двум малоудачным его сыновьям, вот почему семье удалось сохранить свой фамильный бизнес до самой Октябрьской катастрофы.

«КРЕПАК». КОММЕРЦИИ СОВЕТНИК

Василий Александрович родился ровно за сто лет до этого печального события, в 1817 году, в городе Солигаличе. Его семья принадлежала к крайнему крылу древлеверия – беспоповского поморского согласия. Воспитывали здесь строго – в безоговорочном почтении к родителям и ревности к верованию. Отчего беспоповцев и звали «крепаками». И действительно, не было в России крепче купеческого слова, чем в старообрядческом торгово-промышленном бизнесе. Крепостной неволи Кокорев не знал: беспоповцы по круговой поруке ссужали друг друга деньгами на выкуп и на покупку рекрутских квитанций, освобождающих от службы в армии. Светского образования избегали, грамоту брали прямо из Священного писания, а дураками не слыли. Правда, потом, уже самоучкой, усердным чтением Василий Александрович восполнил некоторые свои пробелы, и в зрелые годы считался одним из самых образованных и глубоких людей своего времени.

Сначала Кокорев послужил поверенным у одного из знакомых виноторговцев, всесторонне проник в суть дела и понял главное, «что протиснуться в их сплоченные ряды капитала у него не хватит», а после того как в 1839 году закрылся от убытков и солеваренный завод, совладельцем которого вместе с родственниками по отцу он был, Василий «был вытеснен за рамки уездной жизни в Петербург для приискания откупных занятий». Там добрые люди пристроили его поверенным у винных откупщиков в Оренбургской и Казанской губернии. А губернатором в Казани (и негласным откупщиком!) в это время был известный славянофил Сергей Шипов. Именно он передал в знакомые правительственные «руки» Записку Кокорева о необходимых реформах в откупном хозяйстве. Питейный доход составлял в то время почти половину государственного бюджета, поэтому идея упорядочить хоть как-то эти самые доходы понравилась тогдашней финансовой администрации. Тем более что Записка имела целью «придать торговле вином увлекательное направление в рассуждении цивилизации», проще говоря, молодой, но разумный автор предлагал ввести систему акцизно-откупного комиссионерства, то есть торги! А главное, брался лично доказать преимущества новой системы. Проект запустили в дело по всей стране, а Кокореву дали откупное место в Орловской губернии, за которым тогда числилась фантастическая недоимка в 300 тысяч рублей серебром. Через два года с недоимкой было покончено. А еще через полгода в казну пошел доход: тогда тридцатилетнему Кокореву передали еще 16 из 53 «неисправных» откупов. После этих «передач» казна стала получать доход на 2 миллиона рублей больше, чем при прежнем, государственном, управлении. Ну и сам новатор тоже составил тогда огромное состояние, а в 1851 году в награду от государства получил еще и звание коммерции советника.

КАВКАЗ И НЕФТЬ

Вот так оно, кокоревское богатство, и пошло-покатилось и докатилось до Персии, где уже с 1850 года работал созданный Кокоревым Московский торговый дом, получивший право приобретать казенное железо и медь с уральских заводов по себестоимости. В 1856 году Кокорев с другими понимающими людьми создает «Закаспийское торговое товарищество», вывозившее из Средней Азии хлопок и шерсть, в 1857 году Кокорев вложил в очень рискованное тогда дело – учреждение Русского общества пароходства и торговли – огромную по тем временам сумму в 500 тысяч рублей. Василий Александрович участвует в учреждении одного из первых акционерных обществ России – Общества Волго-Донской железной дороги, а на следующий год присовокупил к своей империи еще одно акционерное общество в сфере коммуникаций – Волжско-Каспийское пароходство, знаменитый «Кавказ и Меркурий».

Между тем в начале 60-х годов вся винная откупная система стала приходить в упадок, поскольку в эти годы (сейчас, конечно, в это трудно поверить) в народе, получившем в 1861 году экономическую свободу, началось движение к трезвости. Доходы упали, и государство, естественно, решило, что делиться с частными лицами «крохами» с откупного стола ему больше невыгодно. Те сотоварищи Кокорева, что легкомысленно сидели только на откупах, стращая правительство банкротством казны, предложили государству сохранить откупы в частных руках, взамен обещая быстро, дешево и качественно построить на свой счет 2800 верст железных дорог. Но тут вмешались французы. Они знали, что для успеха любого дела и в России надо искать женщину, и они ее нашли! Да какую женщину! Княжну Долгорукову, последнее сердечное увлечение Александра Освободителя! «Увлечению» предложили акции, и концессию на строительство железных дорог отдали французам. Все это умный Василий Кокорев вычислил заранее, он уже давно искал более надежное место для вложения своих капиталов. Интуиция привела его туда, куда он мог доехать по своей железной дороге и на своем пароходе, – на бакинские нефтепромыслы.

Он первым сообразил все выгоды собственной водной транспортировки нефтепродуктов в промышленные районы России. Кокорев нанимает первоклассных специалистов, самолично изучает «курс горного искусства» капитана Корпуса горных инженеров Узатисса и приступает к делу – бурению собственных скважин на вовремя выкупленном собственном промысле. «С первой же скважиной повезло: после пройденного сплошного камня в три с половиной сажени пошел нефтяной грунт». Кокорев, в отличие от своих конкурентов, не спешил закладывать тут же как можно больше новых скважин «в мечтаниях о быстрой прибыли». Он методично скупал новые участки, «округляя свои нефтяные владения», чтобы иметь, так сказать, «долгую нефть».

В результате он обеспечил стабильно растущие объемы нефти, что было для него очень важно, так как кокоревская нефть шла не на продажу, как дешевое сырье, а на перегонку – для производства очень дорогого тогда керосина. На опять же собственном кокоревском заводе. С изобретением керосиновой лампы спрос на керосин в России повысился в пятнадцать раз. Повсеместно развивалось новомодное тогда городское уличное освещение. Новые светильники входили в частные дома и в общественные заведения. Лампы были привозные, а вот керосин для них – наш, кокоревский.

РУССКОЕ ЧУДО

Разумеется, как и в каждом новом деле, хватало проблем с квалификацией работающего люда, не считая множества технических трудностей и экономических нестыковок. Так что приходилось «где самому соображать, где умных людей слушать». Василий Александрович привлек к своему делу молодого, но уже известного доцента Петербургского университета Дмитрия Ивановича Менделеева, чтобы молодой доцент осмотрел предприятия купца-самоучки и подсказал, каким образом можно повысить их прибыльность. Вот тогда на основе рекомендаций Менделеева у Кокорева, впервые в мире, и была применена непрерывная круглосуточная перегонка нефти, налажены нефтеналивные морские перевозки, а также началась прокладка нефтепроводов к берегу моря. Не чурался Кокорев и более простых решений. Например, свой керосин, чтобы подчеркнуть более светлое, а стало быть, и более высокое качество кокоревского продукта по сравнению с импортным, американским, назвал «фотонафтиль» (этот, как бы теперь сказали, торговый брэнд оказался коммерчески очень удачным). Другой ход Кокорева тоже поверг его конкурентов в изумление: на все ключевые посты в своем новом бизнесе он назначил (а до этого обучил нефтяному делу) рабочих-мастеров только из России. Выигрыш был и при загрузке собственного продукта в собственную нефтеналивную флотилию, и при фрахте (тоже кокоревская новинка для России) на перевозку чужого мазута. «Чего тут удивляться! – однажды печально вздохнул один из московских воротил. – У этих поморов таинственным образом даже воробьи, случайно пролетавшие мимо, не отпускаются дальше в полет, если не поработают сначала на рост прибыли». Впрочем, всю остальную Россию интересовало в Василии Александровиче совсем другое.

Либералов тогдашнего розлива доводил до исступления знаменитый «золотой лапоть, демонстративно стоявший на письменном столе всемогущего предпринимателя». Славянофилы за неподдельную любовь к России чуть не молились на Кокорева и выдавали его за «русское чудо». Ученые восхищались широтой замыслов «верно зачатых», по выражению Менделеева, кокоревских дел. Достоевский изобразил магната в романе «Подросток». У Лескова в повести «Овцебык» хозяин разбойного двора хвалит водку: «У нас, брат, дорогая, кокоревская: с водой да со слезой, с перцем…».

«МИЛЛИАРД В ТУМАНЕ»

Власть беспокоило другое: зачем этот успешный человек лезет в безрадостные, и тогда бесприбыльные, общественные дела? Еще в 1856 году, по окончании злосчастной Крымской войны, Кокорев привлек к себе всеобщее внимание устройством торжественных встреч севастопольцев в Москве, на которых московские купцы «кланялись в ноги мужественным героям проигранной кампании». О том, как зарабатываются большие деньги, то есть о профессиональной деятельности Кокорева, широкая публика, воспитанная великой русской литературой, не знала толком ничего, да, по совести, и знать не хотела. Ибо во всем была убеждена заранее. Ей было интересно только одно: вот был человек – бедный, как мы с тобой. А стал – большой человек. Как стал? Какими трудами? Ясное дело: или убил какую сироту безответную, или женился на бабе-яге с железной дорогой в приданом. Разве может человек иначе заработать? Я же вот не смог, а он зачем смог? Власти как раз о предпринимательской деятельности Василия Александровича имели верное и очень положительное понятие. Но вот Кокорев в качестве известного российского публициста, общественного деятеля и благотворителя нравился им гораздо меньше. «На эти роли у тогдашнего общества были совсем другие кандидаты», – заметил современник Кокорева. Конкуренты это тут же поняли и написали донос куда следует: «В Москве завелось осиное гнездо… Гнездо это есть откупщик Кокорев ». А далее простодушно потребовали забрать у «осиного гнезда» лицензию и отдать им. В самом деле, что получалось? Бизнесмен, то есть человек городской, выступает в печати по крестьянскому вопросу. Он, видите ли, считает, «что экономические успехи России зависят от скорейшего введения вольного экономического труда».

Главным требованием Кокорева было немедленное предоставление крепостным личной свободы. «Прежде всего надобно дать крестьянам общечеловеческие гражданские права», – пишет он в своей знаменитой статье «Миллиард в тумане». Будучи яростным сторонником идеи выкупа земель у помещиков (ну, правильно, кричали враги, сам-то помор проклятый никогда людьми не владел, так ему легко не свое отдавать, а нам, тем, у кого ни винных откупов, ни нефти, ни его мозгов нет, а только крепостные, – нам-то как быть?!), Василий Александрович разработал проект организации выкупа земель для крестьян, который должен был обойтись крестьянам в тот самый «миллиард», точнее, в 1080 миллионов рублей, для чего предложил организовать частный банк, который мог бы пользоваться доверием и помещиков и крестьян (ну разве не утопия – чтобы и тех и других, – возмущались либералы). Помещиков выводило из себя, что по кокоревскому проекту они должны были получить живые, то есть наличные, деньги, хоть и с большими процентами, но не сразу, а постепенно, в течение 37 лет. А вот земли поступали на свободный экономический рынок немедленно. Общими усилиями либералов и помещиков идею Кокорева отклонили, а «миллиардом в тумане» обозвали в Москве самого Василия Александровича. «А послушали бы тогда этого толкового человека, глядишь, и от революции потом никуда бежать бы не пришлось…» – вздыхал потом в эмиграции, в 1926 году, один известный приват-доцент Московского университета, из тех, кто в свое время на кокоревскую стипендию получил замечательное высшее образование.

http://bishelp.ru/rich/Uspeh/otrasliRazv/0508kokorin.php

«Король откупщиков» - Василий Александрович Кокорев

Государственный бюджет России во все времена во многом зависел от продажи алкоголя. В середине XIX века доходы от продажи питей собирали не чиновники, а откупщики, которые имели монопольное право торговать спиртными напитками на определенной территории. Сами откупщики не могли присматривать за каждым сидельцем в кабаке, поэтому они действовали через управляющих. Таким управляющим и стал Василий Кокорев.

При Николае I Россия содержала самую большую в Европе армию - в 800 тысяч солдат. Деньги тратились не маленькие, а бюджет находился в извечном дефиците. Роль откупов по этой причине возрастала год от года.
Василий Кокорев, на собственном опыте познав все особенности откупного дела, пришел к выводу о необходимости перемен. Он пишет записку, в которой предлагает целую систему мер, направленных на увеличение дохода от продажи питий. Письмо провинциального "реформатора" доходит до тогдашнего министра финансов графа Вронченко и получает одобрение.
Кокорев предлагает, в частности, "придать торговле вином увлекательное направление в рассуждении цивилизации". Для того чтобы взять в казну больше денег, по его мнению, необходимо истребить всякую возможность покупать спиртное помимо откупа, сократить издержки на обслуживающий персонал и как можно больше продавать водки в разлив. Кокорев уверяет, что благодаря этим мерам возможно практически вдвое увеличить доходы и в доказательство своих слов просит дать ему один из самых "неисправных", то есть задолжавших казне, откупов.

Место для эксперимента ему предоставили в Орловской губернии, за винным откупом которой числился долг в 300 000 рублей серебром. Василий Александрович первым делом сменил большую часть вороватых откупных служащих и заменил их людьми честными, заявив, что настоящий водочный торговец должен трудиться "не из воровства... а из насущного лишь хлеба". Его ближайшим помощником стал Иван Мамонтов - выходец из московской купеческой династии. У Кокорева служили и выкупленные им у помещиков крепостные и сами помещики и купцы. Жалование своим работникам Кокорев платил хорошее, но при малейшей оплошности безжалостно их рассчитывал.

Орловский откуп в короткое время стал приносить доход. Кокореву предоставили в управление еще 23 откупа - от Оренбурга до Рязани и от Перми до Брянска. Со временем благодаря стараниям Василия Александровича казна получила 1800 тысяч рублей чистой прибыли. Проект Кокорева был положен в основу Закона 1847 года под названием "Положение об акцизно-откупном комиссионерстве", который просуществовал 16 лет. Сам Кокорев получил звание коммерции советника, полагавшееся за особые услуги перед отечественной торговлей, и приобрел немалое влияние в кругах высших чиновников, близких к Министерству финансов. Вронченко, как впоследствии и его преемники, советовался с ним во всех важнейших делах.
В последующие годы, объединив усилия и капиталы с богатейшим предпринимателем России Бенардаки, Кокорев создает своеобразный синдикат, который торгует водкой на Кавказе и в Новороссии. Казна получает более 137 миллионов рублей, а сам откупщик зарабатывает около 8 миллионов. Современники, правда, утверждали, что эти данные самим Кокоревым сильно занижены, а на деле он распоряжается тридцатью. Но даже с восемью миллионами тридцатитрехлетний мещанский сын к тому времени становится одним из богатейших людей империи.

Богатство не меняет характера Василия Кокорева. Он продолжает писать новые проекты и давать советы правительству. В частности, предлагает изменить порядок взноса денег в казну, сократить залоги по откупам и даже отменить все откупа. Министерство финансов отвечает отказом. Тогда Кокорев собирает у себя в доме российских откупщиков и диктует им, как они должны работать, какие цены объявлять и каких стандартов придерживаться. Савва Мамонтов полушутя-полусерьезно именует Кокорева "откупщицким царем".

Начавшаяся Крымская война привела к резкому буму в водочной торговле. Чиновники перестали следить и за качеством спиртного, и за его ценой. Водка в то время приносила почти половину дохода казны и, пользуясь этим, откупщики взвинтили цены. Кроме того, они начали повсеместно продавать худший сорт водки по цене лучшей. И тут произошло неслыханное. Доведенные до крайности русские мужики пошли громить кабаки и давать обеты не пить. Отмена откупов становится общим требованием. Но к тому времени Василий Кокорев оставляет откупное дело и увлеченно реализует новый проект.

http://elyik.blog.ru/98549043.html

Прикрепления: 7203459.jpg(22Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Среда, 07 Дек 2011, 23:18 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 3895
Статус: Offline

Сейчас больше на слуху другие имена. А он был одним из первых очень богатых людей середины 19 века, который широко занимался коллекционированием и меценатством.

Василий Александрович Кокорев родился в Вологде 23 апреля 1817 г. в семье небогатого мещанина. Никакого систематического образования он не получил, учился грамоте и арифметике у вологодских семинаристов. Семейство Кокоревых держалось старообрядчества поморского толка. С десяти лет Кокорев уже помогал отцу – сидельцу (продавцу) винной лавочки, а в девятнадцать - управлял солеваренным заводом своего дяди в Солигаличе, на севере Костромской губернии.

Безмятежное начало кокоревской карьеры было непродолжительно. Вскоре, в связи с отменой ввозной пошлины на соль, приходит в упадок и закрывается солеваренный завод. Василий Александрович поступает на службу управляющим винокуренного завода в Оренбургской губернии, а с осени 1842 года - приказчиком казанского винного откупщика И.В.Лихачева. До этого момента в судьбе молодого купца не обнаруживается ничего особенно примечательного.

Откупом в царской России называлось право, которое государство давало частному лицу на сбор различных платежей с ежегодным перечислением фиксированной, заранее оговоренной суммы в казну.

Процедура получения откупа в то время выглядела следующим образом. Ежегодно проводилось что-то похожее на тендер — купцы, желающие торговать хлебным вином, съезжались в губернский центр на откупные торги. Тот, кто мог посулить государству наибольший откуп, получал право торговли. Затем, естественно, следовало "поклониться казной губернатору", с тем, чтобы он, воспользовавшись своей властью, максимально снизил величину откупа. В общем, технология общения с местными властями с тех пор изменилась не сильно.

Головокружительный взлет обеспечили Кокореву его идеи по реформированию откупной системы. За семь лет работы в системе винных откупов Кокорев не только освоил дело, но и обдумал кое-какие мысли о том, как эту систему улучшить. В 1844 году он, будучи поверенным одного винного откупщика, подает в правительство записку о преобразовании откупов. В доказательство своих слов он просил дать ему один из самых «неисправных», то есть задолжавших казне, откупов.

В министерстве ему поверили и дали откуп орловский, за которым числился долг в 300 000 рублей серебром.

В результате головокружительного взлета Кокорев получил в 1851 году звание коммерции советника и приобрел немалое влияние в кругах высших чиновников, близких к Министерству финансов. Вронченко(тогдашний министр финансов), как впоследствии и его преемники, советовался с ним во всех важнейших делах. В кратчайшие сроки Кокорев нажил огромное по тем временам состояние: к началу 60-х гг., по некоторым оценкам, оно доходило до 7 миллионов рублей. Хотя современники считали, что намного больше.

Став богатым человеком, Кокорев дал полный простор и своей энергии и своей творческой инициативе. Он был большим меценатом и очень азартным и понимающим коллекционером.

Постепенно он отходит от откупов и становится одним из самых энергичных капиталистов-учредителей. Действуя смело и с размахом, он вкладывает средства в перспективные отрасли, используя принципиально только российские капиталы. Он установил обменную торговлю с Персией (1857), учредил «Закаспийское торговое товарищество «В.А.Кокорев и Ко», построил первый нефтеперегонный завод в Баку – 1857(1859?) (подробнее об этом – во 2 части). Кокорев — инициатор создания одного из первых в России акционерных обществ по сооружению Волго-Донской железной дороги, он содействует учреждению Русского общества пароходства и торговли, пароходного общества "Кавказ и Меркурий"(1859), акционерного общества «Сельский хозяин», предполагавшего поставлять во Францию мясные консервы и др.

В 1865 году был учрежден Московский Купеческий банк, главной задачей которого являлось кредитование торговых оборотов. Среди его учредителей — известнейшие к тому времени московские предприниматели: Н. П. Сущев, Т. С. Морозов, П. М. Третьяков, С. П. Малютин, И. А. Лямин, В. А. Кокорев, И.Ф.Мамонтов, М.А.Горбов. Пайщиками Московского Купеческого банка стали крупные столичные чиновники, в том числе министр финансов Е. И. Ламанский.

В. А. Кокорев был участником и учредителем многих капиталистических предприятий: «Волжско-Камский коммерческий банк», «Бакинское нефтяное общество», «Северное телеграфное агентство», «Уральская горнозаводская железная дорога». Кокорев первый из русских купцов, и раньше американцев, понял перспективу добычи нефти и производства керосина. В 1857 году он организовал первый нефтеперегонный завод в местечке Сураханы около Баку, по соседству с древним храмом огнепоклонников, а в 1873 году преобразовал это предприятие в бакинское нефтяное общество.

К устройству дела Кокорев привлек молодого Менделеева, по предложению которого здесь впервые применили непрерывную круглосуточную перегонку нефти, нефтеналивную морскую перевозку, прокладку нефтепроводов к берегу моря.

Много средств вложил Кокорев в московское строительство. Почти в 2 миллиона рублей обошлось здание «Кокоревского подворья» на Софийской набережной – огромная гостиница включала элементы городского общественного и культурного центра и была прообразом европейских «грандотелей».

Слева лабазы Бахрушиных, за ними громада дома князя Гагарина "Кокоревское подворье" и бульвар устроенный Василием Кокоревым. Бульвар - Одной из «заслуг» апрельского наводнения 1908 г. явилась большая серия открыток с видами пострадавших кварталов Москвы, которые при обычных обстоятельствах не были бы удостоены внимания фотографов.

Кокоревский бульвар на Садовническом острове. Вид от Лубочного переулка и Балчуга в сторону Лабазной улицы с Болотным гостиным двором, темностенным Кокоревским подворьем и домом Бесплатных квартир.

В 1862 г. на средства миллионера-промышленника Василия Александровича Кокорева был разбит липово-вязовый бульвар. Бульвар тянулся от Лубочного переулка до Болотной площади. Скромный и тихий, он украшал всю Болотную набережную. Это был один из немногих общественных бульваров и скверов Москвы, устроенных за частный счет. Бульвар носил имя своего устроителя вплоть до ликвидации в 1930-е гг., а ныне – тут автостоянка.

В глазах современников деятельность Кокорева не ограничивалась предпринимательством. Не меньший интерес представляли его многочисленные выступления и публицистические статьи, меценатская и филантропическая деятельность. Он явился инициатором торжеств, устроенных в честь встречи севастопольцев в Москве в феврале 1856 года. Сергей Аксаков писал по этому поводу сыну: "У нас теперь производится встреча и угощения черноморских матросов и офицеров. Зрелище в высшей степени замечательное и поучительное. Бывший откупщик Кокорев, обладатель тридцати миллионов, затеял представление народных сцен с энтузиазмом. Он положил истратить на это двести тысяч".

На многих обедах в честь севастопольцев Кокорев выступал от имени купечества с патриотическими речами, сравнивал подвиги черноморцев с подвигами Минина, Пожарского и Сусанина, спасших Россию.

Многие славянофилы с иронией отмечали раздражающую помпезность этих гуляний, страдавших купеческими излишествами, отсутствием чувства меры, из-за чего подлинный смысл встреч героев Севастополя часто затемнялся. Тем не менее самого Кокорева они оценивали весьма высоко. Иван Аксаков, например, писал Погодину: "Я не могу опомниться от Кокорева! Это вполне русское чудо!"

За его левые по тем временам взгляды на крестьянский вопрос и свободный нрав Кокорева недолюбливал тогдашний генерал-губернатор Закревский.

Кокорев одним из первых среди купечества обратился к меценатской и коллекционерской деятельности: вместе с купцами Солдатенковым, Мазуриным, Хлудовым начал собирать работы молодых русских художников. Он имел картинную галерею и собрание памятников прикладного искусства, устроил пансионат для молодых художников на реке Мсте в Тверской губернии (ныне Дом творчества имени Репина), задумывал постройку хранилища народного рукоделия.

А.Гребнев. Интерьер картинной галереи В.А. Кокорева. 1864 год
Его часто упоминает в своих воспоминаниях дочь П.М. Третьякова А.П. Боткина. Она пишет, что сначала к художникам в мастерскую заходил Кокорев, а уже потом они пускали к себе Третьякова.

Его коллекция была довольно большой по тому времени. В ней было свыше 500 картин, среди них полотна кисти Брюллова, Айвазовского, Боровиковского, Кипренского и других художников.

Из западноевропейской школы были картины таких мастеров, как: Ван Дейк, Я. Брейгель, Г.Терборх, Н. Пуссен, Ж.Б. Грез, К. Тройон.
Из русской школы: Д.К.Левицкий, В.Л. Боровиковский, А.Г. Венецианов, А.В. Тыранов, Н.А. Заваруев, Л.К. Плахов, Н.Е Сверчков, И.К. Айвазовский (24 работы), А.П. Боголюбов(11 картин), а К.П. Брюллова было свыше 40 произведений.

Он первый сделал свою галерею публичной. Т.е. в нее мог входить любой, купив только билет. В будние дни билет стоит 30 копеек, в выходные - 10.

Большой популярностью в среде русских предпринимателей пользовалась не очень большого объема книжечка рекомендаций для успешного занятия коммерцией – «Миллиард в кармане», которую Кокорев написал специально для начинающих. Или его больший по объему труд – книга «Экономические провалы», в которой он дал оценку экономическим событиям за полвека. Анализируя экономические неудачи России, Кокорев доказывает, что они являются, как правило, результатом слепого копирования зарубежного опыта.

Когда откупное дело стало сходить на нет, дела Василия Александровича пошатнулись. Многочисленные предприятия его, рассчитанные на перспективу, не давали скорой отдачи, казна требовала расчета по откупным операциям, в результате миллионер оказался на грани банкротства. Пришлось расстаться с «Кокоревским подворьем», отошедшим казне, и распродать картинную галерею. Основная часть собрания – 166 произведений русских мастеров – была приобретена Министерством Императорского двора, для Александровского дворца в Царском Селе и Аничкова дворца в Санкт-Петербурге. Позднее эти картины вошли в состав открытого в 1898 году Русского музея. Часть картин попала в собрание П. М. Третьякова. Много картин попало в собрание другого знаменитого коллекционера Д.П. Боткина в его галерею.

Однако уже в 1870 году Кокореву удалось поправить свои дела созданием Волжско-Камского банка, а после постройки в 1874 г. Уральской горнозаводской железной дороги начинается новое его обогащение.

Василий Александрович Кокорев умер в Петербурге 22 апреля 1889 года от болезни сердца. Приехавшие с его родного Севера поморы вынесли из роскошного особняка на Садовой дубовый гроб, долбленый, без единого гвоздя, и на руках донесли до Малой Охты, до кладбища.
Могила Кокорева сохранилась до наших дней.


С именем Кокорева связано еще и имение Мухолатка в Крыму.

Мухолатка расположена недалеко от Фороса. Часть земли в Мухалатке принадлежала Наталье Кирилловне Загряжской — тете жены А. С. Пушкина, Натальи Николаевны Гончаровой.

Наталья Кирилловна была старшей из дочерей графа К. Г. Разумовского. В 28 лет она вышла замуж за офицера Н. А. Загряжского.

Она была горбата и своих детей иметь не могла. Очень привязалась к племяннице Марии, дочери сестры Анны Кирилловны, вышедшей замуж за брата фаворита Екатерины II Василия Семеновича Васильчикова и в общем-то один раз украла ее из родного дома. Загряжская объявила, что в случае, если ей оставят Марию, она сделает её единственной наследницей своего громадного состояния. И родные решили не препятствовать счастью дочери.

В 1799 году она выдала ее за Виктора Павловича Кочубея. в 1799 году Павел I хотел женить его на своей пассии Лопухиной и возвел его в графское достоинство. В 1831 году он получил княжеский титул. В качестве приданного им было передано имение Мухолатка.

Виктор Кочубей был личностью известной, занимал высокие государственные посты. А. С. Пушкин написал на него эпиграмму:

Под камнем сим лежит граф Виктор Кочубей.
Что в жизни доброго он сделал для людей?
Не знаю, черт меня убей!


Семья Кочубеев редко посещала свое южнобережное имение. Впрочем, не только они — не случайно в 1842 году М. С. Воронцов для нерадивых хозяев издал жесткие новые правила пользования землями имений.
В период Крымской войны имение Васильчиковой и соседнее имение Иосифа Николаевича Шатилова было разграблено и разорено французами и в дальнейшем хозяевами не восстанавливалось.

Спустя 20 лет земли в Мухалатке приобрел Василий Александрович Кокорев. Его сын и наследник Сергей Васильевич женился на Евдокии Морозовой, наследнице богатейших московских фабрикантов-мануфактурщиков, чем спас семью от полного разорения.

В ноябре 1909 года в Мухалатке он построил дворец по проекту архитектора О. Э. Вегенера (среди его работ гостиница "Метрополь" в Ялте). Роскошный дворец, не уступающий царскому в Ливадии, называли чудом архитектуры... Говорили даже, что Николай II, когда увидел этот дворец пожелал в Ливадии иметь не хуже.
И. Левина

http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=582
Прикрепления: 0937129.png(116Kb) · 0135088.png(285Kb) · 7062678.png(504Kb) · 9911812.jpg(73Kb) · 4907804.png(438Kb) · 6745835.jpg(112Kb) · 3429599.jpg(68Kb) · 1583474.jpg(63Kb) · 1066563.jpg(99Kb)
 
Форум » Размышления » О других интересных событиях » ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ КОКОРЕВ (Российские меценаты)
Страница 1 из 11
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2016
Сайт управляется системой uCoz