Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

Вопросы по сайту
По вопросам проблем входа, регистрации и авторизации на сайте просьба обращаться на e-mail: Анастасия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
Статистика
 


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Отзывы о спектакле
Эмилия (г. Москва)

ЮРИЙ РЕШЕТНИКОВ
14 мая 2008 г. Камерный Зал Дома Ученых. Последний московский спектакль Юрия Александровича Решетникова в этом сезоне – о Сергее Есенине.
Про спектакли Юры становится трудно писать. Все хорошие слова давно сказаны. Но и не написать нельзя. Ах, какую красивую точку   (если можно так сказать) поставил Юра этим спектаклем! Хотелось бы написать, что этот спектакль – визитная карточка Юры. Ну, в общем-то, по большому счету, это так и есть. Но что тогда «Казак» Чехова, «Ананасы в шампанском» Северянина, «Граф Нулин» Пушкина? А что тогда спектакли «Русский Сатирикон» и спектакль по рассказам Чехова «И смех, и слезы, и …»? И все остальное? Когда оглядываешься назад и вспоминаешь все работы Юры, то понимаешь, насколько Юра талантлив, насколько широк его диапазон. Я смотрела все московские спектакли Юры. И когда после первых «серьезных» спектаклей Юры – «В своей стране я словно иностранец», «Евгений Онегин, Валентина объявила, что будет «Русский сатирикон» - это было несколько неожиданно. Но как же мы смеялись на этом спектакле! Юра показал, что и юмор ему подвластен. А после этого спектакля «на бис» Юра показал в первый раз «Казака» и опять удивил нас. Только что все смеялись до слез, а когда Юра играл «Казака» в зале была необыкновенная тишина.
Теперь немного о вчерашнем спектакле. Каждый спектакль Юры мы ждем, как праздник. А то, что последний спектакль был в Доме Ученых, еще более усилило праздничную атмосферу. Удивительно уютный Дом, удивительно уютный зал. Народу много, много новых зрителей, среди них много молодежи. Мест всем не хватает, приходится Валентине «изворачиваться», добывать стулья. Наша Настенька на своем «посту». Забегая вперед, скажу, что с музыкой все было в порядке. Спектакль опять был другой, не такой лиричный, как предыдущий. Каждый раз спектакль разный, но каждый раз это - ЕСЕНИН. К тому же, сцены разные в разных залах, и Юра, естественно, все находящееся на сцене обыгрывает каждый раз по-разному, иногда очень неожиданно, но всегда здОрово.  И каждая «версия», конечно, нравится. На «бис», конечно, «Граф Нулин», ведь очень много новых зрителей, и они «Графа» не видели. А ведь спектакль стал уже легендарным. Конечно, Юра, как всегда, «выложился» до предела, конечно, он имел огромный успех, конечно, были цветы, подарки, овации. Конечно, с удовольствием зрители раскупали диски и все информационные материалы о Юре. Как всегда, Валентину тоже не отпускали, все спрашивали о Юре, просили номер ее телефона, чтобы заранее можно было узнавать о спектаклях Юры.
В общем, все было отлично, и дорогих Юрия Александровича  и  Валентину Васильевну можно  поздравить с  БЛЕСТЯЩИМ окончанием сезона! Еще раз спасибо Валентине, ведь это благодаря ей мы узнали такого необыкновенного талантливого артиста! Спасибо Юре, этому необыкновенному солнечному человеку, что за полтора года он подарил нам столько минут счастья!
Как жаль, что теперь мы долго не увидим спектаклей Юры! Желаем Юре и Валентине  хорошо отдохнуть, а мы будем  ждать новых спектаклей!!!

Маргарита (г. Омск)
Эмилия Александровна! Большое спасибо за столь искренние, глубокие мысли о творчестве Юрия Решетникова, за подробные рассказы о его спектаклях! Многие  из жителей отдаленных городов именно благодаря Вам познакомились с его творчеством и радуются вместе с Вами, что не оскудела талантами Русская Земля.

Анастасия (г. Королёв)
    Верите ли вы в приметы? Говорят – битье посуды на счастье. На прошлой неделе я разбила свою любимую чашку, подаренную мне много лет назад. Я ведь и так счастлива, что же тогда такое хорошее со мной произойдет? Концерт Олега пропустила, на Романтику Романса не попала, в Петербург не рванула. Но вот приближается выступление Юрия Решетникова. Или, быть может, все дело не в концертах? А в чем? Что же такого хорошего произойдет, из-за чего я пожертвовала своей любимой чашкой?
Так я говорила себе еще 13 мая, накануне выступления Юрия Александровича в Центральном Доме Ученых. Не знаю, дело в чашке или нет, но этот день был одним из самых счастливых за последнее время. 
    Вот и наступил долгожданный день 14 мая. За несколько недель к выступлению Юрия Александровича я пыталась искать людей, которые пришли бы на спектакль: высылала так называемые приглашения людям, интересующимся творчеством Сергея Александровича Есенина. И надеюсь, что хоть маленькая часть из них пришла. Также надеюсь, что они были не разочарованы. 
В этот раз я снова была на звуковом сопровождении. Но, слава Богу, уже не надо было так бежать, как в прошлый раз, и я смогла спокойно подготовиться к началу выступления Юрия.
 
"В своей стране я словно иностранец...":
эти слова стали для меня значительно бОльшим, чем просто строка из стихотворения поэта, - это для меня огромное количество воспоминаний; ярких, светлых, добрых, теплых эмоций; и просто радости и любви к Артисту, к Валентине, да и, пожалуй, ко всем людям, сумевшим выкроить время в будний день и придти в Дом Ученых. 
До последнего момента я очень боялась, что меня не отпустят с работы, так много всего нужно было сделать, да и к тому же руководство как-то не очень благосклонно относится к моим "преждевременным уходам с работы". И все же я пришла, и это было уже огромным и безграничным счастьем. 
Еще накануне я знала, что людей будет много, но я не ожидала, что будет ТАК много: переаншлаг, зал полон, нет свободных мест, все билеты проданы. Я ликовала. Ура, неужели сегодня будут зрители, которые, я абсолютно уверена, впервые видят Юрия, и которые, дай Бог, придут еще на его выступления в Москве!
Ну вот, зрители расселись, свет приглушен, действие начинается. Артист вышел из-за ширмы, остановился у края сцены, внимательно взглянул на зал и начал:
    Мечтая о могучем даре
    Того, кто русской стал судьбой,
    Стою я на Тверском бульваре,
    Стою и говорю с собой.

Эти строки начинают действие, и я жду их с особым нетерпением. Украдкий смотрю в зал и боюсь видеть реакции зрителей. Но постепенно успокаиваю себя мыслью, что все будет хорошо. Уже первые слова, первое стихотворение, обращенное Александру Сергеевичу Пушкину, – уже наполнено иными интонациями, новыми чувствами. 
Да, и сегодня мы увидим что-то новое, Есенин будет сегодня другой, не тот, который предстал перед нами в прошлый раз, и не тот, которым он был раньше.
    Но, обреченный на гоненье,
    Еще я долго буду петь…
    Чтоб и мое степное пенье
    Сумело бронзой прозвенеть.


И тут вдруг прозвучали аплодисменты. Я чуть не упала со стула, когда услышала, что зрители хлопают артисту. Украдкие, короткие, нерешительные, впоследствии понимающие, что хлопать здесь и сейчас не стоит. Потом я поняла, что в зале много новых людей, которые не знают, что будет далее. Как иногда на концертах Олега, когда наши дорогие музыканты играют «Чардаш», в пьеске есть паузы, во время которых новые слушатели аплодируют, думая, что действие пьески закончилось. К счастью, далее, во время моноспетакля, таких прерываний уже не было. 
    «Ничего! Я споткнулся о камень,
    Это к завтраму все заживет!»


И вот уже здесь я начинаю понимать, каким будет сегодняшним вечером Есенин: будет экспрессивным, импульсивным. Сегодня больше нервов, чем было прежде. Уже сейчас нервы натянуты, как струны, готовые порваться, а спектакль еще только начался, еще не было тех моментов, когда все на пределе, когда сердце останавливается от жестокости и боли происходящего с героем, именно героем, а не артистом. 
    Гой ты, Русь моя родная,
    Хаты – в ризах образа…


Вот сейчас я на минуту взяла томик Есенина, открыла это стихотворение. Эти строки можно прочесть по-разному, но подобрать именно нужные ударения, паузы, акценты мог, наверное, только Юрий Александрович. Здесь все пронизано радостью, воспоминаниями о родимом доме, родных полях, деревне. Артист где-то читает быстрее, в каких-то моментах уменьшая темп, а иногда делает такую паузу, что забываешь обо всем на свете. 
    Мне нравится, когда каменья брани
    Летят в меня, как град рыгающей грозы.
    Я только крепче жму тогда руками
    Моих волос качнувшийся пузырь.


Голос почти переходит в крик, топот ногой, прыжок на сцене со ступеньки, будто переходя невидимую грань, понятную только ему. 
    Хромой красноармеец с ликом сонным,
    В воспоминаниях морщиня лоб,
    Рассказывает важно о Буденном,
    О том, как красные отбили Перекоп.
    "Уж мы его - и этак и раз-этак, -
    Буржуя энтого... которого... в Крыму..."


В этот раз артист очень интересно передал голосом настроение сельчан, сильно изменившихся, с другими взглядами, мыслями, убеждениями. И становится понятно, насколько чужды они поэту, рассказчику. 
    Заметался пожар голубой,
    Позабылись родимые дали.


Уже в сотый раз переслушиваю диктофонную запись, а улыбка не сходит в моего лица. Ярко, задорно, быстро – именно так, как надо, ни тени грусти и усталости, волнения. 
    "Германия… Что сказать мне вам об этом ужасающем царстве мещанства, которое граничит с идиотизмом? Здесь, кроме фокстрота, ничего нет. Здесь жрут и пьют, и опять фокстрот".

Я снова вглядываюсь в зал, насколько могу, не привлекая к себе внимания. И вижу… улыбки: люби улыбаются, смеются, и тогда я вздохнула с облегчением: люди, пришедшие в зал, приняли Юрия. Иначе не было бы такой реакции. А когда он начал читать письма сестре, то мне стало по-настоящему страшно. Они сами по себе не легкие, но такого отчаяния я еще не видела. Мысленно ждала, что Юрий подойдет к роялю, и возьмет пару нот, но никак не ожидала, что сыграет нам «Собачий вальс». Юра, Браво. 
А мое любимое «Письмо к женщине». И оно было прочитано иначе, совершенно иначе. Я сидела и не могла узнать – неужели это мои любимые «Вы помните, вы все, конечно, помните…»? Нет, это что-то совсем другое, но не подвластно моему пониманию. 
«Персидские мотивы»: «Улеглась моя былая рана…», «Я спросил сегодня у менялы…», «Шаганэ ты моя, Шаганэ!», «Никогда я не был на Босфоре…», «Золото холодное луны…», «В Хороссане есть такие двери…». Огромное чудо, радость и счастье, что Артист вставил их в свой Моноспектакль. Без них Есенин был бы не Есенин.
    Пой, ямщик, вперекор этой ночи, -
    Хочешь, сам я тебе подпою
    Про лукавые девичьи очи,
    Про веселую юность мою.
          Эх, бывало, заломишь шапку,
          Да заложишь в оглобли коня,
          Да приляжешь на сена охапку, -
          Вспоминай лишь, как звали меня.
    И откуда бралась осанка!
    А в полуночную тишину
    Разговорчивая итальянка
    Уговаривала не одну.


Мимо этого момента я пройти не могу. У меня создалось впечатление, что если еще чуть-чуть немного громче – то артист совсем сорвет голос.
     "Черный человек!
    Ты прескверный гость.
    Это слава давно
    Про тебя разносится".
    Я взбешен, разъярен,
    И летит моя трость
    Прямо к морде его,
    В переносицу...

Великая поэма «Черный Человек» - и вновь новое прочтение. Я вся обратилась в слух, и еще чуть-чуть, и забыла бы про все на свете. Если в начале спектакля струна была натянута, то теперь она была уже порвана, вместе с чистыми листками бумаги, разорванными в клочья. 
После завершения Моноспектакля зрители невероятно сильно аплодировали. Я не могла понять, что неужели все? Так быстро? Конец? Что теперь мы не увидим Юрия так долго, до следующего сезона. Грустно заканчивался спектакль. Я ждала, что Артист прочитает что-нибудь на Бис: и вдруг моему счастью не было конца.
    Свищет ветер, серебряный ветер,
    В шелковом шелесте снежного шума,
    В первый раз я себе заметил –
    Так я еще никогда не думал.


И еще последнее, «Граф Нулин». Я уже не буду ничего говорить, кроме как: эх, ну, люблю я «Графа Нулина» и не могу с этим ничего поделать. Я иногда бросала взгляд на зрителей, наблюдала за реакцией людей. Все улыбались, и мне было от этого еще приятней. 
Валентина и Юрий, хочу поблагодарить Вас за то, что дали возможность москвичам вновь увидеть Есенина, пусть в последний раз в этом сезоне. И дай Вам Бог, чтобы в следующем сезоне у Вас все было благополучно! Творчес.ких успехов Вам, удачи! Спасибо за все.
 
Станислав Жиляков (г. Москва)
Я никогда не упускаю счастливой возможности попасть в Дом учёных. Смотрите, какая красота:

  

  

  

  

  

А вот и публика... Сколько среди них погудинцев, мне неведомо, но в зале очень  много молодых лиц, мне всегда от этого приятно.

Узнав, что Юрий Решетников будет выступать со своей лучшей программой в Доме учёных и что билеты поступили в свободную продажу, я ни секунды не сомневался в том, что мне не удастся попасть на спектакль.
Для меня слишком жестокое наказание - больше года читать отзывы о выступлениях, рассматривать фотографии, но не иметь возможности услышать голос артиста. Но всё-таки перед спектаклем я подготовился и послушал доступные аудиозаписи. Где в наше время можно услышать лирику Есенина? На поэтических вечерах? В концертных залах, когда по большим праздникам исполняются 2-3 романса на его стихи? Самый простой, доступный и главное - приятный способ - попасть на спектакль Юрия Решетникова.

Есенина (за исключением 2-3 романсов) я не читал со школьной скамьи  и для меня вдвойне приятно было узнать, что Юрий Александрович подаёт свой спектакль не только как смысловой  набор стихотворений, а опирается на биографию поэта и его переписку, таким образом, я компенсировал мои пробелы в знаниях от творчестве поэта, а слушателю, впервые посетившему спектакль, становится понятен его замысел: повествование ведётся с детства и отрочества поэта, когда начала формироваться его творческая личность, период становления и признания (Петербург), трагедия и метания в период революций, скитания за границей, травля и доведение до самоубийства у себя на родине. Так что задумка авторов моноспектакля понятна даже неподготовленному слушателю.
Теперь о том, как всё это было обыграно. Манеру и стиль подачи материала Юрием Решетниковым я бы назвал очень смелой, не каждый артист может найти такую грань воплощения своих замыслов, чтобы в течение 1.5 часов держать зрителя в оцепенении, когда время застывает, а слушатели боятся шелохнуться, а в паузах слышно лишь собственное дыхание да стук сердца. С другой стороны, найдена та грань, чтобы у зрителя не создалось впечатления, что артист переигрывает. Для героя важна каждая деталь: предмет одежды, стул, крышка рояля, занавес, блокнот, листы бумаги, впоследствии скомканные и разорванные в клочья - каждый обыгранный предмет помогает артисту подчеркнуть и обнажить значимость той или иной сцены, помогает зрителю понять её и усиливает эффект от её восприятия.
Я не могу написать, что Юрий Решетников - Есенин сегодня, пусть и на непродолжительное время. Есенин для каждого свой, кто-то, наверное, чувствует: да, пред нами предстал великий поэт, кто-то наблюдает лишь за актёрской игрой. Главное - что артис ощущает себя в этом образе, переживает, пропускает через себя трагическую судьбу поэта и пытается донести её до зрителей своей игрой. Удаётся это или нет, говорят сами за себя нескончаемые овации в концовке и букеты от благодарных поклонников.
Артист не боится обратиться к слушателю в зале с вопросом, не боится спрятать своих чувств за занавеской, не боится пройтись вдоль рядов, вскочить на стул или распластаться перед зрителями, сидящими в первом ряду, не боится выдержать огромную смысловую паузу - в этом я вижу гениальные находки авторов моноспектакля и гениальность их воплощения. Уверен, что с такой манерой подачи лирики и прозы, артистов у нас очень и очень мало. Что мне в манере Юрия Решетникова понравилось больше всего? Это блестящее сочетание многочисленных образов: от трагично-иступлённого до задорного и удалого. Понравились не столько жесты (например, гениальная игра рук при описании гардероба графа Нулина), сколько мимика. Создалось впечатление, что если бы убрать всё и оставить только одно лицо артиста, то театр получился бы не менее впечатляющий. В этом удивительном молодом обаятельном лице, кажется, сплелись все человеческие чувства, но мне особенно понравилось, как Юрий улыбается.

Вот интересно, в день спектакля артист просыпается у себя дома, и вот, он уже Есенин (Пушкин, Чехов - по обстоятельствам) или ему, как мастеру, достаточно для перевоплощения нескольких минут?
Финал Есенина, как известно, трагичен, и очень чувствовалось, как дорого этот финал, кульминация, обходятся: столько сил, эмоций, переживаний им затрачивается, и оставить образ, выйти из него также необъяснимо тяжело, как и его поймать. И удивляться тут нечему, если артист в течение пары минут не может отойти от того, что он пережил за последние полтора часа.
Честно признаться, в первый раз "Графа Нулина" слушать тяжеловато, если не знаешь его содержания - просто сидишь заворожённый игрой артиста. Если в Есенине практически всё повествование ведётся от лица поэта, то в "Графе Нулине" приходится играть множетсво ролей. Поражает, с какой невообразимой лёгкостью артисту это удаётся, недаром все говорят про театр одного актёра в исполнении Юрия Решетникова.
В заключение не могу не поблагодарить организаторов  спектаклей Юрия Решетникова в столице, если бы не их  усилия, ещё не известно, как скоро услышали и увидели бы мы в Москве уникального по своему таланту актёра из Санкт-Петербурга.




Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz