Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

Вопросы по сайту
По вопросам проблем входа, регистрации и авторизации на сайте просьба обращаться на e-mail: Анастасия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
Статистика
 


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
ВПЕЧАТЛЕНИЯ О СПЕКТАКЛЯХ

27 февраля 2010 г. Музей литературы Серебряного века
«Солнечный удар»


Такую красивую программу по Серебряному веку, конечно же, нужно играть в зале, который обязательно соответствовал бы тематике самой программы. И в этом случае, ничего лучше, чем особняк В. Брюсова, где находится музей Литературы Серебряного века, подобрать трудно. Здесь своя, особая атмосфера, которая дает почувствовать веяния новаторских идей начала прошлого века, побывать в том пространстве, где творили Блок, Северянин, Цветаева, Ахматова – да разве всех перечислишь?...

Так что, особых раздумий, где показывать «Солнечный удар», у меня, в общем-то, и не было. Единственный момент, который создавал серьезные неудобства, как для артиста, так и для зрителей, если их будет много – так это то, что сцена в музее расположена с боку. Вот это очень странно: такое я вижу впервые, но, что делать? Вероятно, он рассчитан на очень небольшое количество зрителей. Помню, как в том году, мне пришлось даже изымать билеты из театральных касс, потому, что размещать людей было попросту уже некуда….
Придется как-то выходить из положения, тем более, что Юра в этом смысле, как показал уже многочисленный опыт, умеет великолепно приспосабливаться к любой площадке: выстроить все сценическое действие так, что это всегда будет выглядеть органично и весьма интересно, а иногда даже и неожиданно. Помню, когда мы впервые решились показать Есенина в Доме Ученых, я совершенно не представляла, как это вообще возможно? – слишком мала сцена. И как же я была поражена, увидев, как замечательно артист сумел обыграть эту небольшую площадку.

Мне нравится работать с администрацией музея: все вопросы решаются быстро и нам здесь всегда идут навстречу. В этот раз мы решили показать программу в субботу, и я еще радовалась, что все так удачно складывалось. Уже и билеты вовсю продавались и в театральных кассах они вот-вот появятся… Но, радость была преждевременной: откуда я могла знать, что эта суббота будет объявлена рабочим днем? И когда мне позвонили и сказали об этом, то поначалу я была просто в шоке, ведь спектакль назначен на 15.00 и к этому времени, уже точно никто не поспеет. Что делать? Надо как-то выходить из положения…
Пришлось звонить директору музея и переносить спектакль. Михаил Борисович Шапошников, человек совершенно замечательный: он сразу все понял и дал добро. Оставалось только уладить этот вопрос с дирекцией театральных касс.

Разные неожиданные моменты бывают на площадках: вперед ведь никогда не знаешь, как сложатся обстоятельства, какие проблемы могут возникнуть там, где ты их совсем и не ждешь. И порою это бывает не так уж и плохо… В этот раз на сцене перегорела одна лампочка, которой не было в наличии музея, а куда-то идти покупать и устанавливать ее было просто уже некогда. Играть же на полутемной сцене было решительно невозможно. И в этом случае оставался один единственный вариант, как выйти из создавшегося положения: Юрий будет играть непосредственно в самом зале. Все вместе, включая директора музея, мы переставили стулья и перед зеркальной стеной оставили пространство для артиста. И получилось очень даже и неплохо.

Хотя в Москве мы работаем уже четвертый сезон и все наши постоянные зрители пересмотрели по несколько раз все спектакли, но, тем не менее, еще ни разу не было, чтобы в зале я не увидела своих. Вот и сегодня их было около пятнадцати человек. И это всегда очень приятно. И я даже не знаю, на что они больше идут: на саму программу или же на артиста?
Народу много – я выставила все имеющиеся в зале стулья. Зрители все больше незнакомые, а вкусы у всех разные и никогда не знаешь, как они воспримут неизвестного им артиста.

Не буду подробно рассказывать о самой программе – она не претерпела особых изменений, просто вспомню свои ощущения от того, как я услышала ее в этот раз, ведь она никогда не звучит одинаково: все зависит от сегодняшнего внутреннего состояния артиста, от его настроения, от его самочувствия, наконец – да тут множество факторов, которые накладываются на работу актера.
Как всегда программа началась с Игоря Северянина. И в качестве предисловия…

Мои стихи туманный сон,
Он оставляет впечатленье…


А потом и знаменитая «Увертюра»

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо и остро!
Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!


Несомненно, Юра здесь просто неотразим в своей изысканности, в этой полубогемной манерности, которая так присуще была Королю Поэтов. Это идет почти что наравне с «Графом Нулиным» - ставшим за эти годы просто визитной карточкой артиста. Вот только сегодня, на последней строчке стихотворения: «Из Москвы - в Нагасаки! Из Нью-Йорка - на Марс!» - мне показалось, что его неотразимый жест, такой яркий, стремительный, уходящий куда-то далеко ввысь, которым он сопровождает эти строки, и который я всегда так жду, настолько он мне нравится - в этот раз получился несколько другим, мягче что ли? Но, опять таки, это даже хорошо, что артист всегда играет по-разному и, скорее всего, я не совсем права. Работая с Юрием Решетниковым уже не первый год и пересмотрев по много раз все его программы, наверное, уже трудно причислять себя к роли обычного зрителя. Думаю, что на все его работы, я смотрю уже несколько другими глазами…

В зале абсолютная тишина: глаза зрителей устремлены на артиста. Я же сегодня нахожусь не в первом ряду, как обычно, а в самом конце зала, чтобы обеспечить порядок, ведь постоянно подходят опоздавшие зрители, а это, как всегда, хлопанье дверью и ходьба по залу. Так что, приходится выбирать между удовольствием и работой…

Прежде, по его словам, Блок, для Юры давался очень сложно: он не совсем свободно ощущал себя в его поэзии. Но, вот сегодня, слушая артиста, я совершенно отчетливо понимаю, что этой преграды больше не существует: судя по всему, он нашел для себя ту отправную точку, с которой он очень органично входит в поэзию Александра Блока и уверенно себя чувствует в ней. Во всяком случае, я не уловила в чтении Юрия никакой натяжки, и мне очень понравилась его манера исполнения блоковских стихов.

За городом вырос пустынный квартал
На почве болотной и зыбкой.
Там жили поэты – и каждый встречал
Другого надменной улыбкой…


Причем, это даже и чтением в обычном смысле трудно назвать, это скорее был рассказ о жизни поэтов, и тут очень интересно было смотреть на самого артиста: все действие сопровождалось определенными движениями, интонациями, жестами, которые, просто идеально ложились на данный материал. И такая выразительная и красочная получалась картина…
А вот «Незнакомка» прозвучала в совсем иной тональности: в ореоле загадочности, некой таинственности, устремив задумчивый взгляд в далеко… Для себя это стихотворение я восприняла именно так.

И каждый вечер, в час назначенный,
(Иль это только снится мне?)
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне…


Но, что меня сегодня больше всего зацепило, да так сильно, что и до сих пор я часто вспоминаю эту часть программы - так это то, как Юрий читал Цветаеву.
Вот то, как он это делает – это абсолютно мое: я принимаю его исполнение безоговорочно. Причем сегодня, он начал свое исполнение несколько по-другому и это было еще сильнее, еще пронзительнее, хотя внешне это особо и не проявлялось. Все шло изнутри актера, из его души - и чем тише он читал, вроде бы даже спокойно, без особого накала, тем больше холодела у меня душа от понимания того, какую неподъемную чашу страданий довелось испить Марине Цветаевой. А лицо Юры – сплошная, сдерживаемая боль, а в глаза смотреть неимоверно тяжело, столько там горечи…
Первое отделение закончилось и, судя по характеру аплодисментов, зрители по достоинству оценили поэтическую часть программы.

В перерыве можно было походить по залам музея, а тут есть, что посмотреть…

В прозе же Юрий Решетников настолько силен, что я даже не знаю, с кем на сегодняшний день я могу сравнить его…

«Солнечный удар» Ивана Сергеевича Бунина прозвучал, как всегда, великолепно: я всегда заслушиваюсь этим рассказом, причем, перед зрителем, как наяву предстает во всем своем обличии и вот эта прекрасная незнакомка и вот этот, бывалый в своих любовных приключениях, поручик. И зритель, сам того не замечая, постепенно начинает принимать живое участие в их судьбе, переживать за героев рассказа – ведь он их так зримо уже представляет себе…
Ну, про «Казака» я даже и говорить не буду. Это что-то совсем необыкновенное. Сколько раз я слушала его – даже и сосчитать не могу, но всякий раз испытываю огромное удовольствие! А что тогда говорить про зрителей, которые его слышат в первый раз?

Конечно, мне всегда интересно отслеживать состояние зала: интересна ли ему программа, работа актера или же он сидит с отсутствующим видом? - а это всегда можно понять. И то, что я сейчас наблюдаю – мне нравится. У Юры очень сложно заскучать, он просто не дает зрителю такой возможности.
Последний рассказ-притча «Студент» завершает сегодняшнюю программу. Очень хорошие, от души звучат сейчас аплодисменты. Цветы от зрителей. Никто не встает и не уходит: что-нибудь еще…
Обычно, на «Солнечном ударе» Юра никогда ничего не читает на бис: после «Студента», это просто неуместно, но сегодня, впервые, он решил исполнить пушкинское стихотворение и, скажу я вам, это было просто превосходно!

Зима. Что делать нам в деревне? Я встречаю
Слугу, несущего мне утром чашку чаю,
Вопросами: тепло ль? утихла ли метель?
Пороша есть иль нет? и можно ли постель
Покинуть для седла, иль лучше до обеда
Возиться с старыми журналами соседа?..


И теперь я с нетерпением жду пушкинской программы, чтобы послушать изумительные пушкинские строки в таком замечательном исполнении…



 Отрывок из присланного мне письма:


Юра, действительно, каждый раз удивляет. Спектакль был великолепный! С трепетом и предвкушением жду Пушкина!
Я предполагала, что моему знакомому понравится Юра (иначе не пригласила бы), но даже я не ожидала такой яркой реакции. Он пока не может внятно описать свои чувства (да и мы с тобой, наверное, не сразу могли это, а он, к тому же, молод ещё), но я видела, как он буквально оцепенел после первого же отделения и потерял дар речи. Мне пришлось подождать, пока он сможет говорить. И первое, что он сказал, он спросил,как зовут артиста, хотя я неоднократно называла ему имя исполнителя. Я назвала ещё раз, и он записал. А потом сказал, что даже не думал, что такое бывает. "Это же настоящее! Этого сейчас никто не делает!" Да, для него это было потрясением. Мне так радостно было видеть это! Ещё одна душа приобщилась к Прекрасному, смогла воспринять и окликнуться...

Валентина К. - директор Юрия Решетникова

Отзывы о спектакле
Lada (г. Москва)


Я не первый раз на спектакле Юрия, но первый раз слушала этот.
Серебряный век… Любимый мною Северянин; знакомые с детства ещё по школьной программе стихи Блока; Цветаева, Чехов, Бунин… «Солнечный удар» - одно из самых любимых произведений Бунина, перед спектаклем даже перечитала его. Все произведения, звучавшие в спектакле, знакомы, любимы… Но…
Что же такое произошло?
Полночи я не могла заснуть и всё думала:
что это за сила такая таинственная, неуловимая? Как выразить словами, как назвать то, что происходит с душой на спектаклях Юрия Решетникова, на концертах Олега Погудина..? И почему этого не происходит, когда сам читаешь эти прекрасные стихи и прозу великих авторов, когда слышишь те же самые песни и романсы в исполнении других певцов или поёшь сам? Откуда берётся этот трепет, это счастливое щемящее чувство, которое завладевает тобой помимо твоей воли, помимо твоего участия, наполняя силой, и уносит из будничного мира «в обитель дальнюю трудов и чистых нег»? Нет в русском языке пока этому адекватного названия, ибо сила эта выше нашего понимания, но, слава Богу, доступна нашим чувствам, нашим сердцам. Эта сила появляется, когда прекрасная литература, прекрасная музыка, оживляются, освящаются Божьей искрой чистой и светлой души Артиста, исполняющего их, доносящего до наших душ. И только тогда происходит это таинство, это священнодействие - когда душа с душою говорит…

Валентина (г. Москва)

Лада, СПАСИБО! Перечитала несколько раз просто с наслаждением. Ты умеешь так тонко, так красиво и так точно выражать свои чувства, что иногда мне кажется, что каким-то образом ты читаешь и мои мысли...

Lada (г. Москва)

Вот это да! Я и не знала, что удовольствием видеть и слышать Юру на расстоянии вытянутой руки мы обязаны перегоревшей лампочке! Ни за что не возвращайтесь на сцену в этом зале! Это было великолепно! Юра так потрясающе работает с залом, он успевает посмотреть каждому в глаза, он подходит вплотную к зрителям, от этого так тепло и уютно! Это непосредственное общение создаёт ни с чем не сравнимое ощущение общности, доверия, сопричастности происходящему, творимому артистом. Конечно, Юра и на сцене не менее великолепен. Но в этом зале такой вариант, как был на последнем "Солнечном ударе" - идеален и другого не надо.
Да, в зале была абсолютная тишина. Я не могла оторвать глаз от лица Юры, боясь пропустить хоть мгновение, и на моём лице отражались, по-моему, эмоции всех героев и мои переживания за них...

Валентина (г. Москва)
Да, Юра уже решил, что пушкинскую программу мы тоже будем играть прямо в зале, но вот тут, конечно, будет несколько сложнее: все-таки, на сцене мы выстраивали гостиную (естественно, не в этом зале), и это было очень уютно.


Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz