Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

Вопросы по сайту
По вопросам проблем входа, регистрации и авторизации на сайте просьба обращаться на e-mail: Анастасия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
Статистика
 


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
ВПЕЧАТЛЕНИЯ О СПЕКТАКЛЯХ

«Дни российской культуры в Кинешме»

В октябре в Ивановской области проходил XVIII фестиваль искусств «Дни российской культуры»,  в котором приняли участие наиболее яркие профессиональные коллективы России. Так получилось, что Ю.Решетников тоже получил приглашение приехать туда со своим спектаклем. Дело в том, что однажды главный редактор «Радио-Кинешма» Татьяна Аввакумова, которая многим знакома по нескольким рассказам о концерте Олега Погудина в Спасском-Лутовинове, увидела на кассете наш есенинский спектакль, который ей понравился, и она предложила Юре приехать к ним в Кинешму, где в это время будет проходить театральный фестиваль. Естественно, что и директор артиста тоже должен присутствовать там, и, надо сказать, это был мой первый серьезный опыт в таком мероприятии.

На дворе самый конец октября, и поэтому мы с Юрой даже не раздумывали, что мы повезем на фестиваль: конечно, «Есенина».

Честно говоря, до этого события я вообще плохо представляла себе, где находится этот городок и с какого вокзала надо туда уезжать.

Ночь в пути – и в 9 утра меня встречает Татьяна. Погода нам, как в подарок: тепло, солнечно и сухо. Мне все так интересно, как будто бы я попала в совершенно другой мир, где люди живут совсем иначе, чем мы, жители такого огромного мегаполиса, где все бегом и все куда-то спешат.

До встречи с Юрой у нас есть пара часов свободного времени: он едет из Питера «на перекладных» – прямого сообщения Северной столицы с Кинешмой нет. Татьяна ведет меня к себе в радиостудию, где я с интересом осматриваюсь. Все осталось еще с советских времен, но чистенько и хорошо. Конечно же, со стены на меня смотрит улыбающееся родное лицо: доброе утро, Олег! Видите, где мы с Вами встретились… Звучит любимый голос – «Отговорила роща золотая…». Нет, право же, куда ни поедешь, куда ни пойдешь, всюду встретишь людей, которые бесконечно любят Олега Погудина. Татьяна дает мне послушать анонс нашего спектакля, который каждый день звучит по радио. Здорово сделано – мне очень понравилось. В газете «Приволжская правда» я вижу фотографию Юры со спектакля, и мне это очень приятно: конечно же, два экземпляра газеты я беру с собой на память. Пьем чай и обсуждаем наши планы на те дни, пока мы будем гостить здесь. Когда Татьяна, позвонила мне в Москву и предложила на следующий день после спектакля очень интересную культурную программу, – я просто ахнула: да неужели я попаду туда? Но не все сразу, это пока секрет – про это потом…

Встречаем Юру и едем в лучший пансионат города, где он и будет жить. Да, действительно, все очень прилично, а уж номер у Юры – просто «люкс». Но на часах уже полдень, и надо бы, конечно, где-нибудь перекусить. Небольшой ресторанчик, где при нас готовят наш заказ, и надо сказать, что все было довольно вкусно.

Но у Татьяны еще дела на работе, а мы решаем прогуляться по городу и посмотреть его достопримечательности, благо даже погода к этому располагает.

  

В Кинешме, слава Богу, осталось немалое число храмов и церквей, и все они в хорошем состоянии. Вот один из них чем-то отдаленно напомнил мне Святогорский монастырь, и поневоле сердечко екнуло: мгновенно так захотелось сейчас же перенестись туда, хотя бы на несколько часов –  прикоснуться, надышаться тем невероятным воздухом пушкинского гения, который так невозможно сильно манит меня к себе…

Волга в этих краях довольно широкая: серая тяжелая вода медленно перекатывается небольшими волнами. Совсем недавно здесь ходили прогулочные пароходики, сюда заходили туристические теплоходы, но все постепенно сошло «на нет», и теперь Волга пустынна – только на другом берегу желтыми огоньками мелькают многочисленные деревенские домики. Какие заманчивые дали: интересно, что же там?..
 
  

По всей набережной расположены очень красивые старинные беседки: меня уже давно неотвязно преследует мысль, что я вижу кадры из «Жестокого романса», причем – с моим участием: я как бы сторонний наблюдатель. Вот сейчас, в следующей беседке, я наверняка увижу одинокую женскую фигуру… «Под лаской плюшевого пледа…»  Состояние чего-то немножечко не реального…
Центральная площадь города, как и в давние времена, отдана под торговлю: тут даже сохранились купеческие склады, амбары и дома. И, невольно вспоминая страницы книги, я уже вижу и подъезжающие подводы со всяким добром, и городской люд, спешащий поутру на базар, чтобы прикупить к зиме и яблочек антоновских, и хрустящих солёных груздей, и, с первого морозца, беловатых кочанчиков, и медку гречишного. Ну, просто по Гиляровскому…
Северные места, поэтому здесь и темнеет раньше, чем в Москве. В дверях квартиры меня встречает очень симпатичная и, мягко говоря, довольно упитанная хозяйка: не подумайте, что Татьяна, – она-то, как мне кажется, со своей работой приходит домой только ночевать да покормить эту пушистую «хозяйку». С любопытством осмотрев меня – чего это за гости тут пожаловали, на ночь глядя? – та, с некоторым неодобрением, не спеша прошла в комнату и легла на свое излюбленное место, все так же не спуская с меня любопытных глаз: ну-ну, посмотрим…
У Татьяны очень серьезная библиотека, подобранная с большим вкусом: мне кажется, что здесь нет ни одной случайной книги. Одно из моих любимых занятий в гостях – читать по корешкам книг их названия и жалеть, что нет времени даже на то, чтобы неторопливо полистать их.
После такого насыщенного дня мне казалось, что чашка горячего чая – и я тут же засну: ведь завтра спектакль, и надо быть в форме. Ну, да, конечно…
В гостях у не так уж очень знакомого тебе человека не всегда можно чувствовать себя комфортно: как правило, присутствуют чувства и стеснения, и какого-то, может быть, неудобства. Не знаю, но вот когда люди на одной волне, то, наверное, это многое меняет. Сколько было интересных тем для беседы, о чем мы только не говорили, но всегда возвращались к Олегу. И вот тут можно было говорить бесконечно: ведь Татьяна когда-то брала у него интервью, и оно где-то должно быть у нас – наверное, в «красной» Гостевой. Только во втором часу ночи мы поняли, что не мешало бы и поспать…
С утра хмурилось, но постепенно погодка решила еще все-таки побаловать нас. Начало спектакля в пять, поэтому идти куда-то в город не было решительно никакого смысла: в два часа дня надо было уже быть в театре.
 
Театр – это я так выразилась вообще: на самом деле, это был Дом Культуры, считающийся здесь очень хорошей площадкой. В самом начале нам предложили очень серьезный зал в центральной части города, но, к сожалению, к дням фестиваля там не успели с ремонтом крыши.
Осмотрев вестибюль, фойе и пообщавшись с тамошней администрацией, я пришла к выводу, что мне здесь довольно комфортно. Мне показали артистическую, где я и расположилась, приготовив все необходимое для того, чтобы погладить костюм артисту. Надо сказать, что все, что так или иначе могло мне понадобиться, вплоть даже до самовара, чтобы напоить Юру чаем, – все это было мне тут же предложено: очень доброжелательные люди работают здесь.
Нет, все-таки артист у меня просто замечательный: не поленился и еще в гостинице сам погладил себе костюм, тем самым освободив меня от «любимой» работы. Зал очень хорош: вроде и небольшой, но довольно вместительный – мест на 300, а больше и не надо – нам это как раз впору. Ряды ступенчато поднимаются наверх, и сцена отовсюду хорошо просматривается. Да, сегодня мы без Насти, поэтому Юра сразу включается в работу со звукорежиссером.

Надо сказать, что нам здорово повезло: попался очень толковый молодой человек, который смог совместить работу со звуком еще и с работой со светом, – а это очень важно. Я уже не раз писала, что ни один наш спектакль практически не повторяется. Вот и сейчас Юра ввел в есенинский новую музыку – и это был совершенно гениальный ход: у Юры просто талант на такие дела, а ведь подбор музыки – это очень не простое дело… Потом, по просьбе нашей дорогой Эмилии, к которой Юра относится с большой теплотой, он включил в программу «Письмо к матери». И опять прямое попадание: артист нашел свою точку соприкосновения с этим стихотворением, да ведь и не только… Надо было найти еще и такое сценическое решение, когда он наиболее ярко раскрылся бы и сам, показав при этом всю нежность есенинского сердца, и это у него получилось пронзительно: даже у меня защемило внутри, а ведь сколько раз я его уже слышала.

Я вернусь, когда раскинет ветви
По-весеннему наш белый сад.
Только ты меня уж на рассвете
Не буди, как восемь лет назад…


Зал заполнился довольно быстро, и публика была весьма разнообразная. Были здесь и представители творческой интеллигенции, и еще кто-то – я такие вещи просто не запомнила.
Женщина с букетом цветов – как выяснилось, представитель организаторов этого фестиваля – хотела перед самым началом подняться на сцену и, сказав короткую речь, подарить артисту цветы прямо перед спектаклем, что мне было довольно странно. Когда я попыталась объяснить ей, что артиста ни в коем случае нельзя сейчас трогать ни с какими речами, она в недоумении посмотрела на меня, даже, кажется, несколько обидевшись. Ну, как я могу ей объяснить, что сейчас его вообще нельзя сбивать: он уже в том состоянии, когда даже я стараюсь оставить его одного. Вот в таких случаях артисту и нужен директор, чтобы тот мог принять огонь на себя. А когда тебе дорог артист и ты стараешься максимально обеспечить ему нормальные условия, то сами понимаете, что никакого стеснения в таких вопросах здесь даже и быть не может. Так что представителю пришлось сказать свою речь  после окончания спектакля, и это, кстати, совершенно правильно.
На каждом нашем спектакле я всегда стараюсь незаметно смотреть на лица зрителей – а они сегодня внимательные, сосредоточенные, а то и удивленно-восхищенные. Когда есть возможность работать со светом, что бывает крайне редко, то спектакль получается еще более впечатляющим, я бы даже сказала – более драматическим. И вот это здесь произошло: звукорежиссер работал просто безупречно. Были, конечно, и некоторые шероховатости – в плане молодого поколения, что было довольно грустным зрелищем. Дело в том, что фестиваль – это еще, в некотором роде, дело и просветительское. Конечно, надо приобщать молодое поколение к поэзии, но все-таки, я думаю, это дело должно основываться только на добровольных началах. Поэтому несколько старшеклассников, не поняв серьезности моего предупреждения, второе отделение слушали уже в вестибюле. «Есенин» – это не веселый мюзикл: он требует особенной тишины.
Не могу сказать, что этот спектакль оказался легким для артиста: бывает так, что даже на хорошей удобной сцене играть гораздо сложнее, чем на мало приспособленной, и это зависит от многих факторов.  Другой город, другая публика, может быть, даже другое состояние души – и все, ты уже тратишь несоизмеримо больше сил, чем, предположим, в центре Чайковского в Москве или в «Бродячей собаке» в Петербурге, когда ты видишь и знакомые стены, и знакомые уже лица… И когда все это есть, то, наверное, и на душе становится спокойнее, и артист может сосредоточиться на самом главном.

Принимали очень хорошо: и спектакль, и сам артист очень понравились публике. Несколько зрителей со словами благодарности подходили ко мне, прося передать ему их огромное спасибо. Так это ж всегда с удовольствием! Конечно, чего греха таить, – я тоже очень волновалась за Юру, вернее, за его внутреннее состояние на сцене, и в который уже раз убедилась, насколько это волевой человек, обладающий к тому же в немалой степени чувством собственного достоинства, – что я очень ценю в людях.
Вот если с первого взгляда после спектакля посмотреть на него – трудно представить, что человек только что отыграл тяжелейший спектакль. И только потом, через какое-то время, когда мы уже сидели в местном ресторанчике, эта усталость начала давать о себе знать…
И, забегая вперед, скажу, что только что мне звонила Татьяна, сказав, что к ним в редакцию звонят зрители, побывавшие на нашем спектакле, которые уже совсем по-новому открыли для себя Есенина, и кто-то вновь взял с полки томик его стихов. Да и саму Татьяну не избежала эта участь… А ведь такое бывает после каждого нашего спектакля – будь то «Есенин», «Чехов» или «Поэзия Серебряного века».
Последний день нашего пребывания в Кинешме очень насыщен делами, которые обязательно нужно успеть сделать, а ведь у нас еще и культурная программа, от которой отказаться просто невозможно, поэтому надо заставить себя встать пораньше. В 9 утра в студии «Радио-Кинешма» Татьяна записывает интервью с Юрием Решетниковым. На всякий случай,  я включила свой диктофон, потому что поняла – текстового варианта здесь не будет.

  

Интервью получилось довольно большим: разговор длился больше часа, и, конечно, весь материал вряд ли войдет в эфирное время, но я постараюсь выложить полный текст интервью, на что уже получила согласие главного редактора.
Вот что мне всегда нравится в Юре – так это его независимость. Человек очень четко определяет свою позицию по всем предлагаемым ему вопросам, даже если это, может быть, идет вразрез с мнением его собеседника. Его всегда интересно слушать, потому что обязательно услышишь какие-то новые вещи, которые находят отклик и в тебе: как правило, я не могу с ними не согласиться.

Ну вот, а теперь настало время нашей культурной программы. Правда, погодка для такого случая могла бы быть и получше: уже с утра небо отяжелело, и серый дождик мелкими каплями заморосил по окнам домов. Но у нас другого времени для этого уже не предвидится, и поэтому мы садимся в машину и едем в село Щелыково – красивейший российский уголок,  где находится музей-усадьба А.Н.Островского.

  
 
С этим именем у меня связано все детство: это мой самый любимый драматург, чьи пьесы я могу и сейчас пересматривать сколько угодно раз и вновь получать истинное наслаждение.
Сюда, как мне кажется, едут по велению души: из праздного любопытства вряд ли кому захочется преодолеть такой сложный путь, потому что добраться сюда очень непросто. Два автобуса в день – и все. Или на машине – других вариантов нет. Сегодня 2 ноября, еще вроде бы даже осень, но на подъезде к усадьбе в воздухе закружились первые снежинки. Так, значит, все правильно: мы как раз и едем в гости к Снегурочке…

  

Тишина здесь удивительная и почти безлюдно, лишь только первый снежок, как будто взявшийся вдруг, ниоткуда, постепенно укрывает все вокруг своим невесомым белым покрывалом, и, на наших глазах, еще совсем зеленые поляны превращаются в одно белое поле. Это было так удивительно – как будто мы специально подгадали приехать под такое сказочное превращение, и куда? – именно к Островскому…  В этих местах была написана большая часть его произведений, и, когда ты ходишь по усадьбе, то невольно вспоминаются «Гроза», «Волки и  овцы», «На всякого мудреца довольно простоты», и, конечно же, –  «Лес».

  

  

Имение большое, с огромным парком: аллеи, пруд и живописные мостики, перекинутые через многочисленные овражки. Большие крутые лестницы, ведущие в прохладу лесных чащ: летом здесь можно бродить целый день. Здесь сохранилась подлинная обстановка, в которой прошли долгие годы жизни великого драматурга: деревянный дом, построенный в конце XVII века и в котором до сих пор еще нет электрического света: он впускает гостей только до окончания светового дня, потом здесь зажигают свечи – во всяком случае, нам так сказали работники дома-музея.

  

  

  

  

  

Вот здесь, в своем кабинете, и скончался Александр Николаевич. Очень жаль, что у нас совсем немного времени: хочется как следует побродить по этим местам, потому что здесь очень живописно и дух Островского: все, о чем он писал в своих пьесах, здесь ощущаешь в полную силу. Это, конечно, совсем нельзя сравнивать с Пушкинскими Горами: здесь все совсем иначе, но так хорошо…

  

  
 
Вон белочка, ухватив огромную шишку – чай зима уже на пороге, и тут не до скаканий – прямо по заснеженному полю перебегает к массивной ели: там есть, чем поживиться. И если бы не это белое одеяние, на котором она была, как на ладони, разве б мы увидели маленькую хозяйку  этого старинного парка?..

  


 
Когда я вышла на перрон Ленинградского вокзала, мне показалось, как будто я очень надолго уезжала из Москвы…

Валентина К. - директор Юрия Решетникова


Отзывы о спектакле
Ольга Васильевна (г. Москва)

Вот так, постепенно, мы и узнаем Россию! И все благодаря любимым артистам. Никогда не была в Кинешме, а теперь чуть чуть имею представление об этом городе. Во многом благодаря Юрию Александровичу в августе съездила в Пушкинские Горы, где Юрий собирался представить один из своих спектаклей на 4-м фестивале театральных коллективов ЛИК 2008. До этого собиралась много раз, но всегда что-то мешало. Так получилось, что Юрий приехать не смог , а я познакомилась с этим чудесным местом .
Валечка! Желаю Вам с Юрием расширить географию поездок с выступлениями и радовать нас весточками из новых незнакомых (и знакомых тоже) мест. Еще хочу поблагодарить Т.Аввакумову, во многом благодаря которой и состоялась эта поездка, и зрители Кинешмы смогли узнать и, надеюсь, полюбить нашего любимого Артиста:)



Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz