[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Ленточный вариант форума
Новые сообщения
Валентина_КочероваДата: Пятница, Вчера, 19:51 | Сообщение # 1
Форум: О других интересных или важных событиях | Тема: МОСКВА, КОТОРОЙ НЕТ...
Группа: Администраторы
Сообщений: 6289
Статус: Offline
НОВОЕ О ПРОШЛОМ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ
Институт археологии РАН завершает начатые 2 года назад раскопки в Большом Кремлевском сквере, на участке, где в 2019–2020 гг. были открыты остатки фундаментов зданий Приказов, монументальных построек конца XVI–XVII в., в которых размещались органы центрального управления Московского государства. Главной задачей 3-го сезона раскопок стало исследование наиболее ранних отложений, предшествующих времени строительства каменных приказных палат и залегающих на глубине 3–5 м между кладками фундаментов. Именно эти напластования, характеризующие исторический облик Кремля древнейшей поры, первоначально были главной целью исследовательского проекта, но оказались доступны лишь в последние месяцы, после расчистки и укрепления остатков зданий Приказов. Новый сезон раскопок добавил немало новых данных и к характеристике самих построек Приказов, некогда занимавших заметное место в кремлевском ансамбле.


Ступени Старых Приказов и остатки постройки XV в. с мельничными жерновами

Изучение кирпично-белокаменных конструкций, открытых в прошлом году, позволило установить, что это не опоры крыльца Новых Приказов, а сохранившиеся под землей фрагменты предыдущего здания Приказов, разобранного при начале строительства новых «дьячих палат» конца царствования Алексея Михайловича. Об этом здании до настоящих археологических работ было известно лишь по письменным и изобразительным источникам. Раскрытые в процессе раскопок кладки являются первыми материальными свидетельствами его существования.  

Старые Приказы – это первое каменное здание «правительства» и его канцелярских служб Московского царства XVI в. Начало ему было положено в 1565 г., когда, по свидетельству летописи, повелением царя Ивана Васильевича (Грозного) напротив «Ивана Святого под колоколы» была сооружена каменная Посольская палата, впоследствии ставшая Посольским приказом. За ней в восточном направлении вдоль Спасской улицы выстраивались деревянные «дьячьи избы», которые в 1591 г. были заменены каменными двухэтажными палатами, расположенными незамкнутым к Архангельскому собору и Соборной пл. каре. Открытые раскопками конструкции являются фрагментами восточного поперечного корпуса Старых Приказов – основаниями его западной стены и одной из внутренних перегородок. Располагая условным архивном чертежом 1660-х гг., на котором обозначены габариты Приказов, и археологическими кладками, можно с исключительной точностью реконструировать расположение здания в южной части Ивановской пл. Даже по небольшому раскрытому фрагменту можно заключить, что архитектура здания не была рядовой.

Попавшая в раскоп часть демонстрирует редкий в древнерусской архитектуре прием арочного фундамента, где арка, сложенная из белого камня и кирпича, несла на себе нагрузку от стены, одновременно разгружая массив фундаментной кладки. Прием говорит о высокой строительной культуре мастеров времени Б.Годунова и показывает разнообразие строительных приемов XVI в., среди которых были и такие изящные решения как фундаменты на арках. Внутри здания были настланы кирпичные полы – своеобразный кирпичный паркет, уложенный «в елочку». Со двора Старых Приказов внутрь здания вело белокаменное крыльцо с лестницей, ступени которой значительно стерты, демонстрируя длительность их использования. Несмотря на то, что Старые Приказы были разобраны перед строительством нового здания «дьячьих палат», фундаменты и цоколи стен XVI в. не были разобраны полностью и сохранились под землей в хорошем состоянии.


Под фундаментами здания Приказов XVII в. и жилых построек XIV–XVI вв.

Один из главных результатов нынешнего сезона раскопок – выявление остатков городских усадеб (или одной усадьбы?) с плотной застройкой XIV – 1-й половины XVI в. на территории, где позднее размещались административные здания. На небольших участках с культурным слоем этого времени, избежавших разрушения при строительстве, зафиксированы остатки печей и глубокие ямы-погреба с впущенными в них деревянными срубами, располагавшиеся под наземными постройками. Некоторые из этих погребов выделялись крупными размерами, со стороной сруба около 5 м, необычными для рядовых городских строений. Ранее остатки подобных погребов исследовались в раскопках на Подоле Кремля и на месте 14-го корпуса. Часть построек погибла в пожарах, о силе которых свидетельствует растрескавшиеся под воздействием огня белокаменные мельничные жернова, расчищенные внутри одной из построек. Постройки сменяли другу друга на одном и том же месте, при устройстве новых погребов прорубались деревянные стенки старых, пришедших в негодность и засыпанных.


Расчистка погребов с деревянными конструкциями

Находки из культурного слоя XIV – 1-й половины XVI в. (около 400 предметов) указывают на высокое благосостояние и социальное положение владельцев усадеб: здесь собраны обломки от нескольких драгоценных поливных чаш XIV в., привезенных из Золотой Орды и Византии, целый стеклянный перстень из столицы Волжской Булгарии, железная шпора и набор массивных железных предметов (сковорода, замок с цепью). Среди уникальных находок частично сохранившаяся поливная чаша XV в., украшенная оттисками штампов, на которых можно видеть лицо человека и стилизованное изображение какого-то фантастического животного.  У чаши нет аналогов, однако близкая по технологии изготовления керамика производилась в указанное время в Твери. За апсидами Архангельского собора «на месте» Старых Приказов историческая традиция помещает двор князя Владимира Андреевича Храброго, двоюродного брата Дм. Донского, одного из наиболее влиятельных представителей московского княжеского дома 2-й половины XIV – начала XV в. Не исключено, что раскопками затронут один из участков территории «большого московского двора» серпуховского князя.

  
Поливной сосуд – из разрушенной наземной постройки начала XVI в. Шпора происходит из слоя XVI в.

Раскопки показали, что участок вблизи высокого края коренной террасы Москвы-реки был плотно заселен и в более ранее, домонгольское, время, т.е. до 1237 г. И хотя культурные слои этого периода сохранились в непотревоженном виде только на небольших по площади участках, количество вещевых находок домонгольского облика весьма значительно. Это обломки стеклянных браслетов, стеклянные бусы, обломки византийских амфор, в которых на Русь привозилось виноградное вино. Полевые работы 2021 г. окончательно установили облик поселения раннего железного века, оставленного дославянским (финно-угорским) населением, с которым связана далекая предыстория Москвы. В нижних слоях раскопа собраны сотни образцов керамики железного века и характерные для той эпохи вещи (так называемые «грузики дьякова типа» и керамические бусы-колокольчики). Судя по обилию этих находок и присутствию их на значительной территории (от Соборной пл. до края коренной террасы Москвы-реки) можно полагать, что поселение раннего железного века существовало, с перерывами, длительный период времени, начиная с 2-й половины. I тыс. до н.э. и до IV–V вв. н.э. и представляло собой городище (укрепленное поселение). Подобно большинству других городищ дьяковской культуры, оно запустело за 500–600 лет до прихода на берега Москвы-реки славян. Раскопки наполняют историю Кремля новыми материалами, раскрывающими неизвестные факты прошлого и достоверный облик Москвы различных эпох.  После завершения раскопок белокаменные фундаменты Старых и Новых Приказов, лестница и кирпичный пол будут переданы реставраторам для консервации, укрепления и подготовки раскопа к экспонированию в качестве музейного объекта. 
Н.А. Макаров, В.Ю. Коваль, Р.Н. Модин
17.09. 2021. институт археологии РАН

https://www.archaeolog.ru/ru....askopok
Прикрепления: 2946784.jpg(24.2 Kb) · 4900431.jpg(27.4 Kb) · 5421383.jpg(10.9 Kb) · 6668795.jpg(11.3 Kb) · 9206959.jpg(27.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, Вчера, 18:33 | Сообщение # 2
Форум: Пост с молитвой сердце отогреет... | Тема: ИЕРОМОНАХ РОМАН (МАТЮШИН)
Группа: Администраторы
Сообщений: 6289
Статус: Offline
«НЕ ЗНАТЬ О БОГЕ, НО ИМЕТЬ В СЕБЕ!»
Вышла из печати новая книга иеромонаха Романа (Матюшина-Правдина), подготовленная к изданию Фондом творчества иеромонаха Романа и редакцией сайта «Ветрово». Это небольшой поэтический сборник «Блажени…», в который включены 10 стихотворений, посвящённых заповедям блаженства.


Они были написаны во время Великого поста 2021 г., когда отец Роман почти не общался с внешним мiром. В каждом стихотворении этого цикла автор постарался раскрыть смысл одной из заповедей, причём в основе его размышлений - не собственные открытия, а святоотеческие толкования. Чтобы сделать эту мысль более наглядной, расскажу о нашей переписке с отцом Романом во время подготовки этих стихотворений к публикации.

Прочитав строчки «Блажен, кто закипающую кровь // При помощи рассудка укрощает», я спросила: «Может быть, не “укрощает”, а “угашает”? Мне кажется, это более применимо к закипающей крови». На это отец Роман ответил: «Почитайте толкования свт. Григория Нисского».
У свт. Григория я нашла: «…блаженны не предающиеся вдруг страстным движениям души, но сдерживаемые разумом, - те, у кого помысел, подобно какой-то узде, останавливает порывы, не дозволяет душе вдаваться в бесчиние. Что достойна ублажения кротость, можно всякому видеть в страсти раздражения. Ибо как скоро слово, или дело какое, или предположение какой-либо неприятности, возбудит такую болезнь, кровь в сердце закипает, и душа готова подвигнуться к мщению; и как по баснословию иные снадобья изменяют наше естество в образ бессловесных, животных, так и тогда человек от раздражения делается внезапно вепрем, или псом, или барсом, или другим каким подобным зверем. А имеющий в виду блаженство при помощи рассудка укрощает болезнь, и выражает сие и спокойным взглядом, и тихим голосом, подобно какому-то врачу, который своим искусством врачует беснующихся до безобразия; то не скажешь ли и сам, сравнив одного с другим, что жалок и мерзок этот зверь; но достоин ублажения кроткий, кого и злоба ближнего не заставила утратить свое благообразие?».

Образ свт. Григория убедил в том, что слово «укрощает» стоит на месте, а заодно я открыла для себя то, что прежде почему-то было неочевидным: что слова «укрощать» и «кротцыи» («кроткие») - однокоренные. Вспомнился эпизод из книги «Старец Силуан Афонский». В нём рассказывается о том, как однажды в русский Пантелеимонов монастырь на Афоне приехал католический учёный, осмотрел библиотеку и, узнав, какие книги святых отцов читают монахи, удивился: «У нас читают их только профессора!». Прп. Силуан, услышав об этом, сказал: «Вы могли бы рассказать доктору, что наши монахи не только читают эти книги, но и сами могли бы написать подобные им… Монахи не пишут, потому что есть уже многие прекрасные книги, и они ими довольствуются, а если бы эти книги почему-либо пропали, то монахи написали бы новые».

Насколько понимаю, смысл слов старца в том, что монашество хранит и продолжает святоотеческую традицию, и каждый настоящий монах в состоянии донести до слушателей или читателей те же мысли, которые излагали святые отцы. Его слово будет продолжать их мысли точно так же, как слова святых отцов продолжают сказанное в Евангелии. А свт. Иоанн Златоуст говорил о ещё большем - о том, что нам надлежало бы вести настолько чистую жизнь, чтобы мы даже не имели нужды в Священном Писании: тогда вместо книг нам служила бы «Благодать Духа, и как те исписаны чернилами, так и наши сердца были исписаны Духом». Трудно представить себе ныне живущего человека, для которого этот идеал был бы достижим, но можно догадываться, что монашеская жизнь способствует тому, чтобы Господь отверз ум к уразумению Писаний (Лк. 24: 45).

В стихотворениях иеромонаха Романа очень часто явно или подспудно звучит то, что было сказано задолго до него. И порой именно его слово может быстрее найти путь к сердцу читателя, поскольку сказано нашим современником и облечено в поэтические строки, уровень которых не уступает признанным образцам классической литературы. Оглянувшись назад, мы увидим, что эта особенность была присуща и раннему творчеству отца Романа. Песнопения, которые принесли ему известность в 80-е-90-е годы, производили такое сильное впечатление ещё и потому, что в них звучало Божье слово - в первую очередь Евангелие и Псалтирь. Могу поделиться собственными воспоминаниями - когда я впервые услышала песнопения иеромонаха Романа, меня поразила красота этих строк:

И не станет меня, и река не замедлит движения,
Разольётся вовсю, затопляя чужие края.
Одинокий олень, лобызая свое отражение,
На коленях губами коснётся души моея.


И лишь гораздо позже расслышала перекличку этих строчек отца Романа со словами Псалтири: Имже образом желает елень на источники водныя, сице желает душа моя к Тебе, Боже (Пс. 41: 2). А известное песнопение отца Романа «Евангелист Божественной рукой…» можно было бы назвать просто поэтическим переложением евангельского рассказа о блуднице, омывшей слезами ноги Спасителя - если бы оно не было пропущено сквозь сердце автора и не увенчалось строфой о себе самом и о каждом из нас:…

Целу́ю пожелтелые листы,
Святые покаянные страницы.
Душе́ моя, блудница – это ты.
Да даст тебе Господь любовь блудницы!


Это обращение к собственной душе, заимствованное отцом Романом из церковных молитвословий (вспомните великопостное «душе́ моя, душе моя, восстани, что спиши»), навсегда закрепилось в его поэзии. Такое обращение завершает почти каждое стихотворение в книге «Блажени…», а одно из них вынесено на обложку:

Душе́ моя! Завещано тебе:
Не знать о Боге, но иметь в себе!


Это строчки из стихотворения «Блажени чистии сердцем», и ключ к их пониманию тоже можно найти у свт. Григория Нисского: «Господь не знать что-либо о Боге, но иметь в себе Бога называет блаженством, ибо блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят. Но не как зрелище какое, кажется мне, пред лицем очистившему душевное око, предлагается Бог; напротив того, высота сего изречения, может быть, представляет нам то же, что открытее изложило Слово, другим сказав: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17: 12), чтобы научились мы из сего, что очистивший сердце свое от всякой твари и от страстного расположения, в собственной своей лепоте усматриваете образ Божия естества».

На этом можно было бы закончить рассказ о книге отца Романа, если бы не одно последнее замечание. Митрополит Вениамин (Федченков) в воспоминаниях о своём духовном наставнике епископе Феофане (Быстрове) писал: «Он вёл дневник. Мне удалось почитать его… Чем дальше он вёл его, тем увеличивались выписки из Свв. отцов; так что в конце его Еп. Феофан выписывал одни выдержки из них. Но очевидно, они отвечали каким-то его личным переживаниям. Потом записи почему-то совсем прекращаются… Вероятно, он увидел, что эти выдержки несравненно авторитетнее, чем собственные мысли». Вот и отец Роман в своём позднем творчестве всё более явно обращается к слову Священного Писания. Почти все эпиграфы к стихотворениям последних лет взяты оттуда, и выбору этих кратких изречений отец Роман посвящает немало времени. Да и в его собственных строках всё чаще ощущаются более или менее явные отсылки к Писанию. Внимательный читатель обязательно узнает их - может быть, безотчётно, одним только сердцем, а может быть, откликнется на уже знакомые слова священных текстов. Думаю, такую работу со словом Божиим, которой занимается отец Роман, и можно назвать просвещением читателей, попыткой помочь им пролить свет в глубины собственного сердца. Только хочется попросить отца Романа, чтобы его «записи», в отличие от записей епископа Феофана, не прекращались, потому что он наделён подлинным поэтическим даром, и стихи - это часть его священнического служения. Хочется обратить к нему его собственные строки:

О ты, напоминающий о Боге,
Не умолкай!


Заказать новую книгу отца Романа можно на сайте «Ветрово», в разделе «Витрина».
Ольга Надпорожская, редактор поэтического сборника «Блажени…» и сайта «Ветрово»
18.07. 2021.

https://vetrovo.ru/poetry/razbor/ne-znat-o-boge-no-imet-v-sebe/
Прикрепления: 7035944.jpg(18.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, Вчера, 17:51 | Сообщение # 3
Форум: Новости и объявления | Тема: МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК А.С. ПУШКИНА "МИХАЙЛОВСКОЕ"
Группа: Администраторы
Сообщений: 6289
Статус: Offline
«ВО ВСЕМ ВИНОВАТ ПУШКИН»
Музей-заповедник «Михайловское» готовится к столетнему юбилею


В следующем году исполнится 100 лет со дня создания в Пушкинских Горах Государственного музея-заповедника, объединяющего усадьбы Михайловское и Тригорское и могилу Пушкина в Святогорском монастыре.

В 1742 г. императрица Елизавета Петровна пожаловала генералу Абраму Ганнибалу сельцо Михайловское, бывшее частью владений царской семьи в Псковской губернии. Затем имением владел его сын, Осип Абрамович Ганнибал, после него - Мария Алексеевна Ганнибал, затем - Надежда Осиповна Пушкина и, наконец, ее сын, Александр Сергеевич Пушкин. Поэт провел здесь 2 года ссылки, во время которой написал больше 100 произведений, потом приезжал сюда еще несколько раз. После его смерти имение захирело: оно было выкуплено императорской казной накануне нового, XX в., но оставалось без присмотра, горело, в послереволюционные годы было разграблено и снова горело. В 1922-м указом Совнаркома Михайловское и Тригорское были объявлены заповедными. Но 20 лет спустя оба имения снова пострадали: псковская земля была оккупирована немецкими войсками, которые разрушили усадьбы, а отступая, заминировали землю. И только в 1945 г. началось создание в этих местах Пушкинского заповедника.
Его хранителем стал Семен Степанович Гейченко — вчерашний фронтовик, прошедший через штрафбат, историк, краевед, писатель. Нынешний директор «Михайловского» Георгий Василевич рассказал, зачем стоит приезжать в заповедник и что нужно для его дальнейшего развития

- Георгий Николаевич, вы ведь не работали с Гейченко, но хорошо его знали. Сегодня это человек-легенда. Каким вы его увидели?
- Это был человек, создавший музей, какого в мире на тот момент не было, поскольку это был не музей экспонатов, не музей веревочек, это было пространство, в которое можно было войти, чтобы измениться. Вот это он сделал для всех для нас. В этом музее советское время уживалось с классическим пушкинским временем, и каждый, приходя, чувствовал себя в нем дома.

- Как образовалась ваша связь с этим музеем? Вы окончили Белорусский университет, преподавали в Минске политэкономию. Как попали в Пушкиногорье?
- Я приезжал туда просто добровольцем, да, нынче мы называем таких людей доброхотами, и работал там в свободное время.

- Вы слова «волонтер» принципиально избегаете?
- У этого слова есть много разных применений, поэтому я стараюсь его не использовать, как и слово «коллаборация», потому что для меня оно устойчиво связано с другой историей.

- Вы стали директором заповедника в 1994 г. В каком состоянии он вам достался?
- В состоянии 90-х годов. Семен Степанович был настолько плоть от плоти заповедника, что по мере того, как он умирал, умирало и все им созданное. Умирал заповедник, умирала страна, рушились все выстроенные до этого человеческие связи. Вот таким я его застал в 1994 г., в преддверии пушкинского юбилея, и было понятно, что это единственная возможность сделать что-то из того, что не успел закончить Семен Степанович. А он не успел многое .Он не успел провести реставрацию парков, вернее, даже взяться толком за них не мог, потому что не было такой возможности. Он не успел дополнить ансамбли усадеб теми постройками, которые там когда-то находились и были нужны для новой работы в новое время. Что-то из этого мы успели сделать.

- Когда вам было труднее на этом посту - в 90-е, когда ваша концепция развития музея-заповедника вызвала чудовищный спор в музейной среде, или в нулевые, когда вам пришлось бороться за его уникальный ландшафт, который вам удалось сохранить, несмотря на чудовищное давление? Я хорошо помню эти проекты строительства дач вплотную к заповеднику и уголовное дело, которое на вас завели, потому что вы не позволили их построить.
- Труднее всего работать в те времена, когда законодателям кажется, что они выстроили логичную, чудную систему, которую они меняли чуть ли не каждое заседание законодательного органа, но при этом требовали, чтобы все, от разумного до безумного, исполнялось до запятой.

- То есть все дело в законах, которые не учитывают реалий музейной жизни?
- Не совсем. Потому что сейчас ушло нормальное человеческое ощущение жизни и пришло ощущение скорости, с которой, как на слаломе, надо пройти какие-то мифические границы и вешки, вне зависимости от того, надо ли это делать в принципе.

- Представим, что сейчас, накануне столетнего юбилея «Михайловского», вы получаете карт-бланш на любые преобразования. Что бы вам хотелось сделать?
- Мне бы хотелось, чтобы Пушкинский заповедник, как это воспринималось и Семеном Степановичем, оставался местом, где время течет не по-московски и не по времени больших городов. Потому что это часть той жизни, которую Пушкин ее нам оставил, и она до сих пор такова. Только для этого необходимо дать себе зарок, что ты выберешься не на полдня, не на 3 часа… У нас есть такие звонки: «Я приеду на 3 часа. Можете показать мне Пушкинский заповедник?» Могу, на подлете. На самом деле это место сделано для того, чтобы жить и осознавать себя живущим. Потому что мы очень многое сегодня либо уже прожили, так и не заметив, либо еще и жить-то не начинали. Вот это удивительное состояние подлинной жизни Пушкину было дано как человеку городскому, почти современному. Он настолько был увлечен эпиграммами, ножками, ручками, глазками, всей той суетой, которая составляла светские взаимоотношения, что ему надо было из этого состояния выйти. И спасибо графу Воронцову, который вынул его из этой суеты и аккуратно поместил туда, где он, наконец, начал жить по-настоящему. А начав жить, понял, что у него есть ответственность перед своим талантом, перед соотечественниками и даже перед будущим. Заповедник до сих пор сохраняет эту возможность - жить подлинной жизнью. Но только если мы этого хотим, если мы себя осознаем как людей, ищущих ответы на самые сложные вопросы. Они у каждого поколения свои, каждое поколение приходит в эту жизнь с одними и теми же проклятыми вопросами, и они преломляются в нашей личной биографии.

Вот Михайловское - это то место, где на очень многие вопросы можно найти ответы. Именно для этого оно и сделано, потому что Пушкин, как классик, как создатель литературного русского языка, оперировал теми понятиями и тем языком, который сохраняет глубину, и прежде всего глубину смыслов. Приходя к Пушкину, вы приходите к себе в разном состоянии - молодым, зрелым, пожилым, каким Пушкин никогда не был. Но он настолько замечательно владел языком, что это не барьер, вы можете почувствовать, что он был в какой-то момент стариком, в какой-то момент ребенком, он был живой. Пушкиногорье - место, помогающее сохранить в себе живое ощущение себя самого и той жизни, в которую ты пришел, не растерять это все, променяв на какие-то модные современные мелочи, не потратить на игры и всякую прочую ерунду, которая уйдет и ничего не оставит, ну, кроме навыка быстро двигать руками и ногами.

- Мы с вами разговариваем на конференции «Музейные маршруты», у которой есть практическая задача - помочь развитию музеев, найти способ сделать так, чтобы люди в них возвращались, чтобы посещение музеев стало обязательной частью путешествия. Как вы считаете, что для этого нужно? Может быть, необходимы удобные и недорогие гостиницы? Рестораны? Ведь это тоже часть путешествия.
- Мы приучились к тому, что люди, которые приезжают в заповедник и на какое-то время задерживаются, с течением времени начинают чувствовать тягу, какую чувствуют птицы, летящие к гнезду. Кто-то из них талантлив в бизнесе, поэтому за последние годы у нас появилось много частных гостиниц, и они отчасти решают проблему. К сожалению, у нас есть еще сезонность, не позволяющая нормально распределиться гостиницам, потому что в летнее время их не хватает, а в зимнее - непонятно, как сохранить персонал. И тем не менее часть работы мы научились на кого-то перекладывать. Но есть вещи, которые не переложишь, например, работы, которые в деревянном ансамбле музея, в живых исторических парках надо проводить раз в 25 лет. На это сил музея не хватает. Чтобы люди могли приезжать к нам, участвовать в жизни музея, работать здесь, им необходимо добираться сюда быстро. Для этого нужно восстановить старую железнодорожную ветку, которая когда-то соединяла Остров и Витебск. Эта ветка позволяет нам получить ту же «ласточку», которая будет проходить недалеко от Пушкинских Гор, в 10–12 кмю, и привозить гораздо большее число людей, чем сегодня долетают самолетом или приезжают на автомобилях из Москвы, проводя за рулем 8–10 часов. Вот это сейчас самое главное. Вокруг железнодорожной ветки и станции, которая может появиться, развиваются все остальные проекты. Это сотрудничество с университетом, потому что мы потрясающая база для практических занятий. Это и ботанический сад, о котором мечтал Семен Степанович и который мог бы стать базой биофака или какого-то другого факультета. Это возможность разместить возле станции гостиницы, которые не построишь в Пушкинских Горах, поскольку они исторические, Пушкинские Горы, и там не многое можно себе позволить. И перехватывающие стоянки, и кафе, и рестораны. Но для этого люди должны иметь возможность быстро до нас добраться.

Я могу жить в Петербурге, условно говоря, и, приехав, поработав здесь, опять уехать на выходные домой, не чувствуя, что я отрываюсь от родного города, от родной среды. Но эти 5 дней будут совершенно иными в моей жизни, и за это время я смогу многое сделать. Нам давным-давно уже необходимо дополнить тот проект, который когда-то начинался строительством здания Научно-культурного центра. Сегодня в этом здании фондохранилище на 10 тыс. экспонатов, а у нас их уже 50 тыс., кабинеты на 100 человек, а у нас работают 400. Залы, которые были современными на момент открытия в 1992 г., уже давно не соответствуют никаким требованиям. Одним словом, у музея должен быть свой музейный городок, в котором будут размещены все новые функции. Это особенно важно потому, что у музея нет копилки специалистов. В районе живут меньше 10 тыс. человек, и выбора специалистов нет. Их подготовка происходит в больших городах, которые очень жадно глядят на хороших специалистов и редко отпускают назад.

- В Пушкинских Горах открыли музей Сергея Довлатова, который когда-то подрабатывал здесь экскурсоводом и написал об этом повесть. Сегодня возможно вот так же приехать в заповедник на лето, чтобы водить экскурсии?
- Конечно! Потому что мы своими силами не закрываем потребность в высокий сезон, не хватает людей. Мы только что выпустили, с моей точки зрения, очень знаковое, важное издание - 2 тома методических материалов для подготовки экскурсий. Это идеальное пособие для того, чтобы любой, кто хочет, мог прочесть список литературы, способ подачи материала и готовиться.

- Что вы думаете о программе «Пушкинская карта», которая стартовала в сентябре?
-  Для больших городов это идеальная ситуация: люди живут в городе, получают деньги и идут в музей. А для нашей провинции, деревни? Хорошо, у меня есть на счете деньги, которые я могу потратить на поддержку музеев и купить билеты, а как мне добраться, а где мне жить, а что мне есть? А если это люди, у которых зарплата на уровне минимума, тогда что? Мы сейчас пытаемся наладить переезды хотя бы на уровне области, потому что дети должны ехать на определенном транспорте, с сопровождением, и это все тоже не так просто решается. Только за позапрошлый и прошлый год мы потеряли, не из-за пандемии, а из-за совокупности всех этих вещей, почти 30% детских групп, потому что им в заповедник не доехать. Вот и получается, что карта вроде как стимулирует поездки, а начинаешь разбираться, и оказывается, что замечательная программа проваливается в то, что в ней не учтено.

- Вы упомянули пандемию, а ведь в первые дни карантина все сразу вспомнили о Пушкине, эпидемию холеры, из-за которой он был вынужден сидеть 2 месяца в Болдине.
- На самом деле я страшно не люблю выражение «Пушкин - это наше все», потому что его затерли до почти пренебрежительного. Но он действительно охватывает все сферы нашей жизни. Вот дороги плохие, кто виноват? Пушкин. Он написал: «Теперь у нас дороги плохи. Лет чрез пятьсот дороги, верно…» Почему через 500? Ну, написал бы «через 100» - мы бы уже по хорошим дорогам ездили. Так что он виноват во всем, и в карантине тоже.
Татьяна Филиппова
15.09. 2021. газета "Культура"

https://portal-kultura.ru/article....ubileyu
Прикрепления: 2360535.jpg(21.6 Kb)
 

  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: