[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
СЕРЖ ЛИФАРЬ
Валентина_КочероваДата: Четверг, 03 Апр 2014, 20:46 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6969
Статус: Offline
СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ЛИФАРЬ
(15.04. 1905 - 15.12. 1986)


Французский артист балета, балетмейстер, теоретик танца, коллекционер и библиофил украинского происхождения.
Последним его желанием было увидеть букет белых лилий. Именно эти цветы он держал в руках всякий раз, когда исполнял одну из своих коронных партий – принца Альберта в «Жизели». Даже в последние минуты жизни он хотел видеть то, что напоминало ему о сцене и танце. Его имя вернулось на Родину уже после его смерти. Осталось очень мало людей, которые не просто видели, а лично знали Сергея Михайловича. Один из немногих - известный французский кинорежиссер Доминик Делуш, снявший фильм «Серж Лифарь Мусагет»., но док. кадров танца Лифаря почти не сохранилось.


Родился он в Киеве, на Тарасовской ул. в зажиточной киевской семье чиновника Департамента водного и лесного хозяйства Михаила Лифаря и его жены Софьи Марченко - дочери владельца старинного имения в Каневском уезде Киевской губернии. Семья имела казацкое корни. Позже Сергей Михайлович вспоминал, как гостя у своего деда в Каневе, слушал рассказы о героическом прошлом Украины и рассматривал пожелтевшие выцветшие грамоты с восковыми печатями, которыми награждали ростовщиков украинские гетманы и кошевые атаманы великого Войска Запорожского.

С детства Сергей пел в церковном хоре Софийского собора, брал уроки игры на скрипке у профессора Воячека, посещал класс фортепиано в Киевской консерватории. Многие критики пытались разгадать его феномен. То, что он стал танцовщиком, причем экстра-мастером, можно назвать невероятным зигзагом судьбы. Ведь учиться танцевать он начал поздно, в 14 лет. В своих воспоминаниях Лифарь писал, что однажды увидев в Киеве урок классического танца, он почувствовал, что балет - его призвание. Хотя педагог Бронислава Нижинская, сестра легендарного танцовщика поначалу дала Сержу убийственную характеристику, считая его неперспективным, - упорные репетиции, тренинг, фантастическая влюбленность в балет дали свои прекрасные всходы.


В разгар Гражданской войны 18-летний Лифарь практически без денег добрался до Парижа. Там он нашел антрепренера «Русских сезонов» С.Дягилева и, проявляя настойчивость, сумел доказать, что может быть полезен его труппе. Очень скоро одаренного молодого человека, почти не имевшего профессиональной подготовки, заметили, а благодаря упорной работе над техникой и выразительностью танца Лифарь стал звездой «Русского балета». То, что Серж впоследствии стал тонким знатоком музыки, живописи, литературы, обладал прекрасным вкусом, во многом заслуга именно С.П. Дягилева. Этапным в творческой жизни артиста стал 1929 г. Именно тогда проявился талант Лифаря-хореографа, но этот же год забрал его друга и наставника - он скончался на его руках. В 24 года Лифарь стал перед дилеммой: кто продолжит дело Дягилева?


Эту тяжелую миссию ему пришлось взвалить на себя: Серж возглавил балет Парижской оперы, совместив 3 функции - гл. балетмейстера, хореографа и ведущего танцовщика. Это был отчаянный шаг, ведь Лифарю пришлось возрождать французский балет, который в XVIII—XIX вв. являлся законодателем моды: французские педагоги и хореографы перенесли балет в Россию, а расцвет Императорского балета был связан с именем легендарного Мариуса Петипа. Но молодость и смелость может горы свернуть, и Серж, объединив молодых энтузиастов, репетируя по 8 час., сумел создать талантливую труппу.


Очень популярными у публики стали «Балетные среды». Восторженно зрители приняли его балет «Прометей», поставленный на муз. Бетховена. Звездами («этуаль») были О.Спесивцева и сам Лифарь. В своей труппе он стал проводить тренинги, передавая секреты мастерства, обучая дуэтным танцам, добиваясь, чтобы балет нес мысль, а не только развлекал публику. Лифарь внес в исполнительскую манеру артистов лиризм и выразительность (когда мужественность сочеталась с изяществом); возвысил роль танцовщика. Его мастер-классы дали прекрасный результат - на сцене появились такие замечательные балерины, как Иветт Шовире, Н.Вырубова, Лисетт Дарсонваль и танцовщики Ю.Алгаров, А.Калюжный, Ролан Пети. По воспоминаниям современников, Лифарь был очень красивым мужчиной, как танцовщик он восхищал музыкальностью, элевацией, совершенством и одухотворенностью, зажигая энергетикой и артистизмом. Как хореограф умел выявить максимум возможностей каждого артиста. Его обожали коллеги и публика. Например, Поль Валери назвал Лифаря «поэтом движения».

Одной из вершин творчества мастера стал балет «Икар» (1935 р.). Критики отмечали, что эта постановка стала «замечательным достижением в драм. и пластическом планах, образцом четкого, емкого неоклассического стиля».
Шедеврами Сержа Лифаря стали его балеты «Миражи», «Федра», «Сюита в белом», «Ромео и Джульетта». Он танцевал в собственных постановках, воплощая образы героические или поэтические; он был Аполлоном и А.Македонским, Давидом и Энеем, Вакхом и Дон Жуаном. Создавая свои балеты, хореограф использовал классическую музыку или музыку современных композиторов - Стравинского, Прокофьева, Равеля. Сценографию для лифаревских постановок делали такие знаменитые художники, как Пикассо, Бакст, Бенуа, Кокто, Шагал.


Лифарь создал новое направление в балете - неоклассицизм. Благодаря ему академический танец приобрел новые, модерновые черты. Его хореографию можно назвать продолжателем традиций М.Фокина. Благодаря тонкому вкусу, сформированному Дягилевым, Лифарь сумел поднять свой талант на большую высоту. Он представлял французский неоклассицизм, как Баланчин - американский. Это были два гения хореографии, которые вписали яркие и самобытные страницы в балет ХХ в. За возрождение французского балета Лифарю было присвоено звание «Кавалер ордена Почетного легиона». Он был избран членом Института Франции («бессмертным» академиком), ректором Университета танца. К 20- летию творчества Сергею Михайловичу вручили первый танцевальный «Оскар» - «Золотую балетную туфельку», которая ныне хранится в Киеве, в Музее исторических драгоценностей Украины (эту реликвию передала на Родину вдова танцовщика, графиня Лиллан Алефельд).


Благодаря кипучей деятельности Лифаря французы полюбили балет. Он выступал как лектор, написал несколько книг о балете, основал Университет танца, кафедру хореографии в Сорбонне, Международный институт хореографии. Сергей Михайлович добился, чтобы на доме, где жил и умер гениальный певец Ф.Шаляпин, была установлена мемориальная доска. Он принял участие в перенесении праха знаменитого танцовщика В.Нижинского из Лондона на кладбище Монмартра. Проводил вечера памяти С.Дягилева. Как талантливая и харизматичная личность, он имел армию поклонников, но и немало людей, которые Лифаря не любили. Недруги появились из-за его неосторожных полит. высказываний. Во время Второй мировой войны Лифарь подписал письмо, в котором приветствовал фашистов, видя в них освободителей от «большевистской чумы» (Он не принял советскую власть и эмигрировал во Францию).

Лифарь был знаковой фигурой, и то, что он не отвернулся от оккупантов Парижа, впоследствии принесло хореографу массу неприятностей, хотя он не сотрудничал с гитлеровцами, уклонился от личной встречи с фюрером, когда тот посетил дворец Гранье (здание Парижской оперы), отказал Геббельсу передать портрет Вагнера, написанный Ренуаром. В воспоминаниях Сергей Михайлович писал о том периоде: «Моя общественная деятельность главным образом была направлена к спасению от разгрома немцами, временными оккупантами Франции, Парижской оперы - французского национального достояния, музея и библиотеки шведского магната Rolf de Mare, Русской консерватории им. Рахманинова, балетных школ, и, наконец, моей личной библиотеки и коллекции»... Но слух о том, что Лифарь сотрудничал с гитлеровцами, привел к тому, что бойцы французского Сопротивления приговорили его к смерти, и хореографу пришлось на несколько лет перебраться в Монако.

«Я думаю, что Лифарь ошибся, но его полит. близорукость - это было скорее импульсом творческого человека, не разобравшегося в ситуации. Серж не был французом, и как эмигрант мечтал вернуться на свою Родину, в Киев, и думал, что советский строй рухнет благодаря нацистам. Он был артистом и жил в своем мире. Очень скоро он понял, что поторопился с восторгами, но его слова многие не забыли, укоряли, и довольно резко, и это очень отравляло жизнь Лифарю». - считает Делуш.
Только после войны Национальный французский комитет по вопросам чистки, тщательно изучив вопрос, полностью опроверг все обвинения и офиц. извинился перед Лифарем. В 1947 г. Серж вернулся в Париж. Шарль де Голль (политик, военачальник, возглавивший французское Сопротивление, а затем президент Франции) дружил с хореографом, восхищался его талантом. А антиподом Лифаря в балете являлся знаменитый танцовщик Р.Нуриев, не скрывавший, что не любит его хореографию. Он категорически отказывался выступать в лифаревских балетах. Нуриев входил в группу людей, которые принципиально не общались с Лифарем, так что влиятельных врагов и друзей у него было, наверное, поровну а творчество нескольких поколений артистов и хореографов.

Мир балета был не единственным увлечением Сергей Михайловича, он дружил со многими художниками, среди которых были П.Пикассо, Ж.Кокто, Кассандр (Адольф Мурон), М.Шагал, оформившие многие его спектакли. В свое время сотрудничество ему предлагал С.Дали, однако его сюрреалистический проект декораций и костюмов к знаменитому «Икара» (с костылями вместо крыльев) был отклонён. Уход из театра подтолкнул Лифаря профессионально взяться за кисть. В 65 лет у него проявился талант художника. Он рисовал и раньше: на программках, афишах, записках — карандашом, помадой, гримом. В 1972—1975 гг. выставки его картин пользуются большой популярностью: Канны, Париж, Монте-Карло, Венеция. Хотя сам Лифарь достаточно сдержанно относился к своему увлечению.

«Эти графические, почти пластические работы я посвятил своему другу П.Пикассо. Он был настолько любезным, что удивился, залюбовался и горячо посоветовал мне продолжать. Только я не художник, а хореограф, рисующий», — писал он в последний автобиографической книге «Мемуары Икара». Он оставил после себя более сотни оригинальных картин и рисунков. Основной сюжет — балет, движения, драматургия танца.

Второй его страстью были книги. Началось все с личного архива С.Дягилева, который состоял из коллекции театрального живописи и декораций и библиотеки (около 1000 наименований). Лифарь выкупил её у французского правительства за деньги, полученные за год работы в Гранд-Опера. Как позже вспоминал хореограф: «Деньги на покупку дягилевского архива я заработал ногами».
Лифарь собрал одну из самых интересных в Европе российских библиотек, состоявшей из старопечатных XVI—XIX вв. Особое место в его библиотеке занимала и «Пушкиниана», самым дорогим сокровищем которой были 10 оригиналов писем поэта к Гончаровой, редкие издания, другие пушкинские раритеты.

Невероятно, но факт: такой знаменитый человек, как Лифарь, никогда не имел своего дома, а жил в отеле. Кроме балета, его страстным увлечением было коллекционирование, которое он перенял от Дягилева, завещавшего Лифарю свою коллекцию. Обладая раритетными сокровищами он не научился думать о «черном» дне, к деньгам был равнодушен, и все, что зарабатывал, раздавал на благотворительность и пополнение своей коллекции, поэтому, когда ушел со сцены, то жил бедно. Несмотря на кипучую деятельность в Опере, Лифарь принимал активное участие в культурной жизни русской эмиграции, одно время был директором консерватории им. Рахманинова, членом общества сохранения русских культурных ценностей, членом "Общества друзей Толстого", участвовал в подготовке книги "Вклад русской эмиграции в мировую культуру". В 1937 г. он был одним из организаторов замечательных торжеств в память 100-летия смерти Пушкина. Пушкинскому дому он подарил рукопись поэта - предисловие к "Путешествию в Арзрум", музею в Пятигорске - картину Лермонтова.
Именно отсутствие средств заставило его продать на аукционах часть коллекции. Если бы не встреча с Лиллан Алефельд, возможно, Сергей Михайлович умер бы беспризорным. Она была богатой дамой и стала доброй феей для Лифаря. Их союз нельзя назвать полноценным браком, это скорее был дружественный союз.


Серж обожал Лиллан за красоту, молодость, она стала для него путеводной звездой в творчестве. Лиллан можно сравнить с Надеждой фон Мекк. Это были высокие отношения, которые возможны, наверное, только в мире искусства.

Сергей Михайлович умер от рака в Лозанне (Швейцария) и был погребен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа возле Парижа. На его могиле выгравирована лаконичная надпись «Серж Лифарь из Киева»...


http://dance-composition.ru/publ....1-0-194

ПОЭТ ДВИЖЕНИЯ. СЕРЖ ЛИФАРЬ


Балетная труппа на главной лестнице парижской оперы. 1947. На переднем плане С.Лифарь

«Я стал танцором, еще не умея танцевать, еще не зная танцевальной техники, но я знал, что овладею ею и что ничто, никакие препятствия не остановят меня. Даже прекрасный, блестящий Париж не смог заставить меня, киевлянина, забыть мой широкий, величавый Днепр»…» - признавался выдающийся танцовщик, почти всю жизнь проживший в эмиграции во Франции.
После эмиграции он только однажды побывал в Киеве - в 1961 г., и это было для него большим счастьем. А когда, вручая Орден Почетного Легиона за возрождение французского балета, Шарль де Голль предложил Лифарю стать гражданином Франции, Лифарь ответил: «Я украинец, и этим горжусь». Он так и остался персоной без гражданства. Ежедневная самоотверженная работа и огромная увлеченность танцем сделали из скромного юноши первого солиста «Русского балета». После его триумфов знаменитый Поль Валери назвал Лифаря «поэтом движения», а сам Дягилев сказал: «Лифарь ждет собственного подходящего часа, чтобы стать новой легендой, самой прекрасной из легенд балета».

«Его искусство восхищало. Он был первым танцовщиком XX века, все остальные придерживались эстетики XIX. Меня ослепляла его красота, дивные мускулы и такой размах, порыв танца. Мне было всего лет 13, когда я впервые увидел его на сцене в роли Александра Великого, и я был потрясен. Позже в разных странах я видел некоторые балеты, которые ставил Лифарь, но это уже жалкие подделки. В его же пластике были важны детали внутри пластического текста, благородная манера, акценты, движения музыки, на которые откликается тело. Особая точность деталей и создает стиль. Балеты с участием Лифаря сейчас кажутся мне сном». – вспоминал русский художник, историк искусства, художественный критик А.Бенуа.
http://odnarodyna.com.ua/node/8162
Прикрепления: 6914555.jpg (3.5 Kb) · 0290072.jpg (6.6 Kb) · 5738382.jpg (6.6 Kb) · 5973338.jpg (7.0 Kb) · 0046050.jpg (8.4 Kb) · 0303312.jpg (7.8 Kb) · 5917779.jpg (9.6 Kb) · 2172061.jpg (24.3 Kb) · 8252946.jpg (59.5 Kb) · 5466933.jpg (8.9 Kb)
 

  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: