[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ИВАН ДМИТРИЕВИЧ СЫТИН
ИВАН ДМИТРИЕВИЧ СЫТИН
Валентина_КочероваДата: Суббота, 29 Ноя 2014, 22:02 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6066
Статус: Offline
ИВАН ДМИТРИЕВИЧ СЫТИН *
(24.01. 1851 - 23.11. 1934) 


"За свою жизнь я верил и верю в одну силу, которая помогает мне преодолевать все тяготы жизни... Я верю в будущее русского просвещения, в русского человека, в силу света и знаний". (Иван Сытин)
***
 «Издателей можно разделить лишь на два типа: одни работают на существующий спрос, другие создают новых читателей. Первых много, вторые редки. И.Д. Сытин принадлежит к числу широте размаха и культурному значению – явление исключительное. (А.Игельстром)
 «У Сытина русским духом пахнет и мужика покупателя не толкают в шею». (А.П. Чехов)
 «Он принял книгу как товар... навсегда, на всю жизнь поверил в ее «меновую» материальную ценность». (Л.Андреев)


Если вам доведется прогуливаться в Москве по Тверской, то обратите внимание на старинный дом, как бы вписанный в белые стены нового корпуса "Известий". Там на мемориальной доске в бронзе отлито имя еще одного величайшего из мужей России – И.Д. Сытина. Крестьянский сын с тремя классами сельской школы - крупнейший русский книгоиздатель начала XX в. Миллионер-просветитель, друг народа и настоящая акула бизнеса. Личность Сытина столь же уникальна, сколь и противоречива. Так кем же на самом деле был первый народный издатель?


Родился в 1851 г., еще при крепостном праве, в семье экономических крестьян из Костромской обл. Единственным отличием этой семьи от многих было то, что отец Дмитрий Герасимович был волостным писарем, стало быть, знал грамоту. В 12 лет Ваня - старший из 4 детей, был отдан в люди. Свой трудовой стаж подросток начал на прославленной Нижегородской ярмарке, где подвизался учеником маляра и скорняка. Последнее, видимо, Ивану глянулось больше - спустя 3 года он выдвинулся в Москву наниматься к скорняку. Но место, как на грех, оказалось занято, и Ваню определили «мальчиком» в книжную лавку. Ее владельцем был купец-старообрядец П.Н. Шарапов, издатель самой что ни на есть народной «литературы» - лубочных картин, песенников и сонников. Искренне полагая, что «так оно положено», целых 4 года купец держал Сытина на положении Ваньки Жукова. «Мальчик» должен был исполнять любое поручение мастера, не гнушаясь черной работы, а хозяин даже не платил ему жалованья. Выказав настоящий костромской характер, Иван не только снискал доверие клиентов, став постепенно правой рукой престарелого купца, но и сумел заменить бездетному Шарапову сына. Такое положение на правах «почти сына Шарапова» позволило 25-летнему Ивану выгодно жениться на дочери купца-кондитера Е.Соколовой и взять в приданое 4 тыс. руб. Любопытно, что, даже когда Сытин уже стал миллионером, его супруга и сама не думала перестраиваться на буржуазный лад и всю семью, где, кстати, было 10 детей, не баловала. Аскетичная Евдокия Ивановна каждый день подавала за обедом щи, жаркое и компот. Ужин - из остатков от обеда. Если хозяин хотел днем попить чайку, то шел в соседний трактир... Но вернемся в 1876 год. Прибавив к приданому жены еще 3 тыс. руб., занятых у Шарапова, Сытин купил первую литографскую машину, что и стало точкой отсчета в создании крупнейшего в России издательского комплекса МПО «Первая образцовая типография», да и всего огромного холдинга ИД «Сытин и Ко».


Начиная торговлю в тесной лавке у Дорогомиловского моста (5 аршин в шир., 10 в дл.) с лубков о Бове-королевиче, календарей, пасхальных картинок и прочего, за 30 лет купец второй гильдии Иван Дмитриевич превратился во владельца собственной 4-х этажной типографии на Тверской улице - издателя беллетристики, учебных пособий, детской литературы и др. - все миллионными тиражами. Владельца сети книготорговых и писчебумажных магазинов Москве, Петербурге, Киеве, Харькове, Варшаве, Екатеринбурге, Воронеже, Ростове-на-Дону, Иркутске, а также в Варшаве и Софии (совместно с Сувориным). Сытин был близко знаком с Горьким и Чеховым, который, по легенде, и подсказал издателю приобрести газету «Русское слово» (журнал «Вокруг света» и несколько детских изданий Сытин догадался купить сам). И сам Л.Толстой к нему в лавку захаживал, взглянуть на народного просветителя, застрельщика литературной серии «Посредник». В общем, история Сытина и сама по себе смахивает на лубочный рассказ. Возможно потому, что в ней не хватает главного - захватывающей биографии Сытина-предпринимателя.

«Осенью 1884 г. в лавку Сытина на Старой пл. зашел красивый молодой человек. «Моя фамилия Чертков», - представился он и вынул из кармана 3 тоненькие книжки и одну рукопись. Это были рассказы Н.Лескова, И.Тургенева и толстовские «Чем люди живы». Чертков представлял интересы Л.Н. Толстого и предложил для народа более содержательные книги. Так начало свою деятельность новое издательство культурно-просветительского характера «Посредник». Только в первые 4 года фирма «Посредник» выпустила 12 млн. экз. изящных книжек с произведениями известных русских писателей, рисунки на обложках которых выполняли художники Репин, Кившенко, Савицкий и другие...». Это цитата из книги о Сытине. И не надо быть 7 пядей во лбу, чтобы усомниться, как вообще хозяин одной лавки с литографией мог освоить 12-ти миллионный тираж?

«Сытин - фигура не только крупная и интересная, но и демонстративная в глазах теоретика-экономиста. В ней воплотились те свойства, которые делают настоящего, пролагающего новые пути «предпринимателя» особым психологическим типом и особой фигурой в политэкономии», - писал о своем современнике экономист П.Б. Струве. Наверное, это ближе к истине, но все равно не ясно - что такого нового в книгоиздательском бизнесе мог сделать этот вчерашний крестьянин? И лишь немного углубившись в реальную биографию Сытина, понимаешь - да практически все.

Иван Дмитриевич «с нуля» создал в России отрасль промышленности, которой ранее здесь не было - массовое книгоиздательство и книготорговля. Как это ни дико, но вплоть до начала XX в. на родине «русской интеллигенции» не существовало планомерной издательской деятельности. Не было единого закона о печати - только «временные правила», согласно которым, к примеру, владельцем газеты или журнала мог быть только человек, максимально далекий от писательства и журналистики. На открытие типографии требовалось личное разрешение губернатора, плюс ортодоксальная цензура и массовая безграмотность населения. Из 2032 отечественных акционерных компаний книжными были только 89. Но и они выпускали в основном пресловутый лубок, календари, портреты членов семей царствующих домов, картинки. «Кругом была пустыня, девственный лес. Все было окутано мраком бескнижия и безграмотности...» - писал о состоянии книжного рынка образца 1880-х гг. сам Иван Дмитриевич.

Завоевание «пустыни» Сытин начал с создания сети распространителей. Торговцы книгой тогда назывались ходебщики, книгоноши или офени. Таких-то офень и привлек к себе издатель невиданным тогда новшеством - кредитованием. Избранным распространителям, зарекомендовавшим себя как трезвые и толковые люди, Иван Дмитриевич выдавал литературу авансом. Торговали они с коробов - Сытин не только целенаправленно формировал ассортимент короба, но и учил книгонош как лучше раскладывать товар на «прилавке». Неграмотным рассказывал содержание книг, учил книгонош хитростям и приемам торговли. За короткое время он создал сеть сбыта своей продукции, которая теперь проникала в самые отдаленные уголки России. В 1906-ом, на волне «закручивания гаек» после стачечных волнений, институт офень был ликвидирован, как социально опасный. Сытин и тут не растерялся, а приобрел контрольный пакет «Контрагентства А.С. Суворина», владевшего сетью киосков на железнодорожных станциях по всей стране и откупил у Московской горуправы более 50% точек для продажи газет. Еще одним его креативным прорывом было издание бесплатных каталогов. Удивительно, но до него такого в России просто не было! Рассылку он начал с потребителей детской литературы - в каталоге значились сказки, детская литература, подарочные издания и общий перечень под названием «Что читать?».
«Ни родители, ни учителя, ни составители школьных библиотек не имели никаких указаний при выборе книг для детей. Они терялись в огромной лавине книг и часто должны были судить о книге по ее названию», - писал издатель в воспоминаниях.

«Дешево и сердито» - говорим мы сегодня. «Дешево и качественно» - было девизом фирмы Сытина. Огромные тиражи давали возможность вести бизнес без займов и не снижаться во времена катаклизмов вроде экономического кризиса начала XX в. или I Мировой войны. Его «смешные» цены поражали современников. Известен случай, когда ему предложили издать полное собрание сочинений Гоголя по 2 руб. за книгу тиражом 5 тыс. экз. Иван Дмитриевич выслушал, что-то высчитал на бумажке, потом сказал: «Не годится; издадим 200 тыс. по полтиннику». И снова оказался прав. Для своего «дешево и качественно» Сытин не жалел средств. Он покупал только лучшее типографское оборудование, привлекал к сотрудничеству лучших наборщиков, художников, писателей, метранпажей. В его типографии была самая высокая рабочая ставка и самые мягкие штрафы за брак. Еще одной находкой Сытина-издателя стали книжные серии. «Книгу надо выпускать не «одиночкой», а группами, сериями, библиотеками; отдельная книжка даже при самой животрепещущей теме может затеряться среди массы книг, а при выпуске группами книгу скорее заметит читатель»...

Впрочем, и это все можно считать лирикой. Сытин, возможно, и сам того не ведая, укрупнял свой бизнес по всем правилам ведения рыночных войн. Он, неутомимо отслеживая конъюнктуру, безжалостно расправлялся с конкурентами и неустанно «дружил» с властями, прекрасно понимая, что живет и работает в малограмотной стране. Следовательно, «лубок» никуда не исчез - «ванькина литература» стабильно удерживала 3-е место в книжном портфеле фирмы. Затем со здоровым цинизмом предпринимателя использовал в своих интересах разные общественно-политические катаклизмы. Так, еще в начале своей деятельности, во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он начал выпускать карты с обозначением боевых действий с надписью «Для читателей газет. Пособие и батальные картины». Карты расхватывали как горячие пирожки и к 1878 г. литография, где печатались эти карты, перешла в собственность Сытина, а еще через год он ее расширил…

С конкурентами он расправлялся безжалостно, сбивая им цены, а затем и «съедая» их фирмы, немыслимо занижая цены на свой товар, Сытин легко обанкротил и перекупил «лубочное» издательство Коновалова. А вот к войне с крупным издателем Гатцуком, монополистом на рынке календарей, он готовился аж 5 лет. Закупил за границей новейшие ротационные машины и целый ряд приспособлений для размножения календарей в неслыханных для России масштабах, не меньше 6 млн. экз. в год. Напечатал и опять принялся сбивать цены, доведя оптовую книготорговую скидку до небывалых 55% (значит, календарь с себестоимостью в 9 руб. продавал за 13 против 20 у Гатцука). И снова победа. Фирма Гатцук была съедена фирмой Сытина, как и «Московское издательство» (его газеты мешали продвижению в провинции сытинского «Русского слова») В 1914 г. пал главный сытинский конкурент  «Товарищество Маркса» опытнейших издателей Вольфа и Маркса.

«И.Д. Сытин создал универсальное предприятие с собственными типографиями и массой розничных магазинов. Его основной капитал составлял 3,5 млн. руб., годовые обороты достигали в 1915 г. громадной по тем временам цифры - 18 млн. руб. в год. Имея свои типографии, Сытин прибегал к таким видам кредита, как бумажному и подписочно-читательскому. Бумажные фабрики оказывали ему кредит до 6 мес. Что касается подписчиков, то они давали Сытину значительные оборотные средства, поступающие в кассу до начала года», - писал о Сытине его коллега, издатель М.В. Сабашников.

Не просто удачливого купца, но предпринимателя от Бога в Сытине выдает и то, что он никогда не почивал на лаврах. «Бумага для издателя - то же, что хлеб для желудка», - полагал Сытин и в 1913 г. создал синдикат «Акционерное общество Российской писчебумажной фабрики». Задачей предпринимателя было снизить цену бумаги с 3 руб. за пуд до 80 коп. Компаньона и инвестора для этого Иван Дмитриевич по традиции нашел не в отечестве своем, а в Германии. И только было собрался «дружбу распрекрасную завести» с крупнейшим немецким промышленником Гуго Стиннесом - грянула Первая мировая. Примерно то же получилось и с другим прогрессивным начинанием Сытина - концерном «Дом книги», который издатель думал построить под Москвой. «Дом книги» состоял бы из учебного комбината, университета книжного дела для подготовки книгопродавцев, ментранпажей, наборщиков, печатников, техников. Там же располагалось бы НИИ, где разрабатывались бы новые сорта бумаги, краски, машины, но и планам первого, по сути дела, российского наукограда не суждено было материализоваться…

В 1916 г. Москва с помпой отмечала полвека книгоиздательской деятельности Сытина. В Политехническом музее Ивана Дмитриевича чествовал весь цвет творческой интеллигенции 2-х столиц, а выпущенный специально по случаю иллюстрированный литературно-художественный сборник «Полвека для книги» (1866 -1916) подписали Горький, Куприн, Рерих, Бирюков и др. Один из экземпляров этого издания был подарен Сытиным Ленину при их личной встрече в Смольном в 1918 г. c подписью «Глубокоуважаемому Владимиру Ильичу Ленину. Ив. Сытин». Кстати, верный правилу дружить с властями издатель выпустил в 1913 г. великолепный фолиант «Три века» - о 300-летней династии Романовых. Увы, ни то ни другое не уберегло издателя от беды. В 1918-ом была закрыта либеральная газета «Русское слова», в том же году в ходе уличных боев сгорела типография на Тверской. Чуть позже Ивана Дмитриевича посадили без объяснений в допр, но вскоре отпустили. Ценя заслуги Сытина перед пролетариатом, его сделали бесплатным консультантом Госиздата, затем «бросили» на бумажную промышленность, внешнеторговые переговоры, дали поруководить маленькой типографией. В 1928 г. за Сытиным закрепили персональную пенсию в 250 руб. и квартиру в одну комнату - через дом от здания-громады его былой типографии.

В 1904 г. Сытин арендует, а после и покупает у Л.Г. Лукутиной владение на Тверской, где должны разместиться типография и редакция «Русского слова», контора газеты и сам издатель с семейством - Сытины жили на 4-ом этаже. Перестройкой главного дома руководил архитектор А.Э. Эрихсон. Он надстроил дом двумя этажами с мезонином, придумал арки-проезды. При реконструкции Эрихсон применил техническую новинку своего времени - железобетонные перекрытия, опирающиеся на железные несущие балки. Это и позволило сделать огромные окна, игра форм которых - венецианских, прямоугольных, круглых - делало проект неповторимым. В 1918 г. в это здание на Тверскую переехали «Известия» и «Правда», чьим ответсеком была сестра вождя М.И. Ульянова. В «Правде» публиковались Горький, Маяковский, Бедный, Серафимович, и все они бывали в кабинете «у Ильинишны», как и К.Цеткин, А Барбюс и др. В конце 40-х здание занял «Труд», а в 1979 г. само Сытинское здание «переехало», ввиду реконструкции Тверской его передвинули на 33 м ближе к Кремлю.
http://yspeh.argumenti.ru/img/pdf/2.pdf

• В 1879 г. Сытин покупает собственный дом на Пятницкой и оборудует литографию на новом месте (ныне - Первая образцовая типография).
• 1 января 1883 г. открыл свою 1-ую книжную лавку на Старой пл., в феврале основал товарищество на вере "И.Д. Сытин и К°" (основной капитал 75.000 руб.). Получил достаточную известность как издатель лубочных картин и книжек, распространяя свой товар через бродячих торговцев-офеней по России.
• С 1884 г. Сытин начал работать с Л.Н. Толстым для издательства "Посредник", выпуская дешевые книги для народа.
• В конце 1884 г. отпечатан первый сытинский "Всеобщий календарь на 1885 год".
• В 1884 г. Сытин открывает второй книжный магазин на Никольской ул. в Москве.
• В 1889 г. учреждено книгоиздательское Товарищество под фирмой И.Д. Сытина с капталом 110 тыс. руб.
• В 1893 г. зарегистрировано "Товарищество Печатания, издательства и книжной торговли И.Д. Сытина" с уставным капиталом 350.000 руб.
• В 1894 г. - получил звание купца II гильдии.
• В 1890-е гг. он превратился в крупнейшего издателя, выпускавшего дешевые и хорошо изданные учебники, детские книги, сочинения классиков, православную литературу, журнал "Вокруг света" (его Сытин купил в 1891 г. и журнал становится излюбленным чтением русского юношества, в качестве литературных приложений журнал печатал классиков мировой литературы М.Рида, Ж.Верна, А.Дюма, В.Гюго, А.Конан-Дойла и др.), газеты "Русское Слово" (с 1895 г., к 1917 г. ее тираж достиг 1 млн. экз. - фантастической цифры для того времени), иллюстрированное приложение к "Русскому слову" журнал Искры". С 1895 г. он стал издавать "Библиотеку самообразования". Всего в ней было выпущено 47 книг по истории, философии, экономическим наукам, естествознанию.
•В 1904 г. по проекту А.Э. Эриксона на Пятницкой было выстроено большое 4-х этажное здание типографии с современным оборудованием. Во время московской смуты декабря 1905 г. сытинская типография была сожжена после боя солдат русской армии с левыми боевиками, соорудившими баррикаду на Пятницкой. Перед этим бригада печатников под охраной вооруженных боевиков выпустила на оборудовании незаконный тираж газеты "Известия Московского совета рабочих депутатов" - бумага и типографская краска была "позаимствована" у Сытина, разумеется, бесплатно.
• В 1911 г. вышло великолепное издание "Великая реформа", посвященное отмене императором Александром II крепостного права.
• В 1912 г. выходит многотомное юбилейное издание "Отечественная война 1812 г. и русское общество. 1812-1912".
• В 1913 г. издается великолепнейшее историческое исследование "Три века" (к 300-летию Дома Романовых). Огромное культурно-просветительное значение имел выпуск Сытиным дешевых изданий собраний сочинений Пушкина, Гоголя, Толстого и др. писателей-классиков. К 1916 г. фирмой Сытина было издано 440 учебников и пособий только для начальной школы. А его "Букварь" переиздавался на протяжении 30 лет. Также для детей Сытин издавал азбуки, сказки русских и других народов, кроме народных он издавал авторские сказки: Пушкина, Жуковского, братьев Гримм, Ш. Перро и др.; хорошо проиллюстрированные повести, рассказы, сборники стихов. Кроме этого он издавал научно - популярную литературу для детей. Издательство Сытина выпускало целый ряд детских журналов: "Друг детей", "Пчелка", "Мирок".
• К 1916 г. издавался 21 вид календарей, тираж каждого вида превышал 1 млн. экз. Сытин издал целый ряд популярных энциклопедий: "Военную энциклопедию" - 18 томов, "Народную энциклопедию научных и прикладных знаний" - 21 том, "Детскую энциклопедию" - 10 томов. Распространение изданий происходило через сеть собственных книжных магазинов по всей России: в Москве, Петербурге, Киеве, Харькове, Варшаве, Екатеринбурге, Воронеже, Ростове-на-Дону, Иркутске. Народная школа и учительство составляли предмет его особого внимания, в 1911 г он выстроил на М.Ордынке, 31 "Учительский дом" с педагогическим музеем, кабинетами, библиотекой, большим зрительным залом. Свои типографии Сытин оборудовал новейшей техникой, имел школы для подготовки специалистов. При типографии на Пятницкой в 1903 г. была основана школа технического рисования и литографического дела. Особо талантливых мальчиков посылали потом в Московское училище живописи, ваяния и зодчества для получения высшего образования. К 1914 продукция Сытина составляла четверть книжных изданий России.
Прикрепления: 3803302.png(46.5 Kb) · 5832348.png(38.8 Kb) · 3710738.jpg(9.1 Kb) · 2279410.jpg(11.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 29 Ноя 2014, 22:56 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6066
Статус: Offline

«Я верю в будущее русского просвещения, в русского человека, в силу света и знания. Моя мечта, чтобы народ имел доступную по цене, понятную, здоровую, полезную книгу. Чтобы книга стала лучшим другом крестьянина и стала близка ему» (И.Д. Сытин)

Издания, принадлежавшие И.Д. Сытину, либо финансировавшиеся им (в качестве частного лица или через "Товарищество И.Д. Сытина")
Журналы^
• "Вокруг света" (1892-1917), Москва, еженедельный, иллюстрированный. 
• "Заря" (1913-1916), Москва, ежемесячный, иллюстрированный.
• "Для народного учителя" (1907-1916), Москва, 20 номеров в год. 
• "Друг детей" (1902-1903; 1905-1907), Москва, 2 номера в неделю, иллюстрированный. 
• "Пчелка" (1906-1907), Москва, 2 номера в месяц, для детей. 
• "Нужды деревни" (1907), Санкт-Петербург, еженедельный, иллюстрированный. 
• "Мирок" (1911-1916), Москва, ежемесячный, для детей.
• "Нива" (1916), Санкт-Петербург, еженедельный, иллюстрированный.
• "Война с Японией" (1904), Москва, еженедельный, иллюстрированный. 

Специальные и литературные журналы:
• "Просвещение" (1907|, Москва, 2 номера в неделю. 
Библиотека "Русского слова" (1913-1914), Москва, еженедельный, литературные серии. 
• "Вестник книжного, учебного и библиотечного дела" (1907-1911), Москва, 31 номер в год. 
• "Вестник школы" (1914-1916), Санкт-Петербург, еженедельный, для учителей. 
• "Северное сияние" (1909), Москва, ежемесячный, литературный.
• "Голос минувшего" (1913-1916), Москва, ежемесячный.

Газеты:
• "Книговедение" (1906-1907), Москва, ежедневная. 
• "День" (1912), Санкт-Петербург, ежедневная. 
• "Дума" (1906), Санкт-Петербург, ежедневная. 
• "Раннее утро" (1916-1917), Москва, ежедневная. "Русская правда" (1906), Москва, ежедневная.
• "Русское слово" (1897-1917), Москва, ежедневная. "Воскресный день в (1901-1916),
• Москва, еженедельная.
• "Телефон "Русского слова" (август 1904), 
• "Правда Божия" (1906), Москва, ежедневная. 

Иллюстрированные приложения:
• "Журнал приключений" (1916), Москва, ежемесячное приложение к журналу "Вокруг света".
• "Модный журнал" (1904 1905), Москва, ежемесячное приложение к журналу "Вокруг света". 
• "Вестник спорта и туризма" (1914), Москва, ежемесячное приложение к журналу "Вокруг света".
• "На суше и на море" (1911-1912; 1914), Москва, ежемесячное приложение к журналу "Вокруг света".
• "Искры" (1901-1917), Москва, еженедельное приложение к газете "Русское слово". 
• "Мировая война в рассказах и иллюстрациях" (1915), Москва, ежемесячное приложение к журналу "Вокруг света".

В 1917 г. большевиками были национализированы сытинские типографии, закрыты газеты (в частности, "Русское слово" было закрыто за резкое принципиальное осуждение захвата власти в Петрограде). В апреле 1918 г. Сытина без суда был ненадолго заключен в тюрьму. Ему пришлось работать консультантом Госиздата, новая власть использовала его мировой авторитет для приобретения оборудования, материалов и новых технологий. Большевики продолжали печатать книги под маркой издательства Сытина (прежде всего, брошюры с коммунистической пропагандой). После перехода к нэпу возродил лишь малую часть былого издательского гиганта ("Книжное товарищество 1922 г."), которая смогла просуществовать до 1924. С 1927 г., лишенный дела всей своей жизни, Сытин жил на персональную советскую пенсию (250 руб.).

Награды:
• бронзовая медаль Всероссийской промышленной выставки (1882 г.);
• золотая медаль Всероссийской выставки печати (1895 г.).
• В 1916 г. к 50-летию Сытина был выпущен литературно-художественный сборник "Полвека для книги (1866-1916 гг.) ", объем его составил 600 страниц.

И.Д. Сытин имел 10 детей. Похоронен на Введенском (Немецком) кладбище, на могиле установлен памятник с барельефом (скульптор Ю.С. Динес, арх.М. М. Волков).

\
На доме, где расположена последняя квартира Сытина (ул. Тверская, 18), установлена мемориальная доска. Открыта Музей - квартира И.Д. Сытина (Тверская ул., д. 12, кв. 274). О Сытине на студии "Центрнаучфильм" был снят док. фильм "Жизнь для книги.И. Д. Сытин"
http://www.zamos.ru/dossier/s/4271


Автор этой книги известен читателям по ранее вышедшим повестям о деятелях русского искусства - о скульпторе Ф.Шубине, архитекторе Воронихине и художнике-баталисте Верещагине. Книга повествует о жизни и деятельности замечательного русского книгоиздателя И.Д. Сытина. Повесть о нем - не обычное жизнеописание, а произведение в известной степени художественное, с допущением авторского домысла, вытекающего из фактов, имевших место в жизни персонажей повествования, из исторической обстановки.
Читать: http://lib.ru/MEMUARY/ZHZL/sytin.txt

P.S.: От себя хочу добавить, что с мая 1913 по май 1914 в типографии Товарищества И.Д. Сытина работал С.Есенин - сначала грузчиком в экспедиции, а затем помощником корректора.


Группе работников типографии «Товарищества И.Д. Сытина». 1914 год.
Прикрепления: 1573440.jpg(8.3 Kb) · 7185331.jpg(16.5 Kb) · 4389189.jpg(9.5 Kb) · 5317359.jpg(13.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 03 Сен 2019, 09:57 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6066
Статус: Offline
ИВАН СЫТИН: «ЕДИНСТВЕННОЕ БЛАГО ЧЕЛОВЕКА - БЫТЬ ГРАМОТНЫМ»


Со своими тремя классами образования он был известным на всю страну просветителем, водил дружбу с Толстым, Чеховым, Буниным, Репиным и мн. др. блестяще образованными людьми. Беседовал о делах гос. важности с С.Витте и П.Столыпиным, хотя в полицейских кругах слыл фигурой «неблагонадежной, замаранной либерализмом». Не раз хаживал на приемы в Зимний дворец и к Александру III, и к Николаю II, а в 1918 г. в Смольном подписал свою книгу Ленину, назвав того «глубокоуважаемым» . И все это - о выдающейся, парадоксальной фигуре отечественной истории - И.Сытине. До революции это имя знал каждый грамотный россиянин. По выпущенным стараниями Ивана Дмитриевича книгам обучались миллионы русских школьников.

«Жил был Иванушка Дурачек у родителей средней деревенской семьи. Грамота ему не давалась, да и учение в его годы было очинь не увлекательное. В начальной школе, главные учебники Славянскои азбуки, псалтыр, чесослов зубрили наизусть. Выучивши еле разбирать по складам и кое как безграмотно писать окончил свою грамоту Иван. Ну теперь брат иди с богом послужи добрым людям научист своим трудом добивать себе хлеб. Благословили родители хлопса и отправили в Москву с провожатым збыть срук куда нибудь в учение мальчиком. А бабуся дала накрест талисман на счастье. Береги Ванюшка его тебе даст счастье сказала она. И вот Ванушка в Москве в лавке купца торговца книшками».

Это строчки «Автобиографической притчи», написанной Сытиным на закате дней. Да-да, до конца жизни знаменитый поборник просвещения писал с чудовищными грамматическими ошибками. Кому адресовал свое сочинение - под заголовком «Какие бывают случаи. Сказка» - Иван Дмитриевич и почему бросил повествование на полуслове, уже не узнать. Но мы с благодарностью и почтением вспоминаем человека, которому в свое время было настолько неинтересно в учебе, что впоследствии он делал все от него зависящее, дабы последующие поколения мальчишек и девчонок занимались с интересом и пользой...

5 февраля (24 января) 1851 г. в с. Гнездиково Солигаличского уезда Костромской губернии в семье волостного писаря Дмитрия Сытина родился первенец, названный Иваном. Отец прослыл в округе человеком образцового поведения и для сына всегда оставался примером. Только вот учиться Иванушке довелось лишь до 12 лет. Грамоту, а главное - счет, освоил, и родитель, желая для него лучшей доли, решил определить подростка «по меховой торговле», благо у Ваниного дядьки на знаменитой Нижегородской ярмарке была своя лавка. А тот вскоре отправил племянника в Москву. В 1866 г. 15-летний паренек приехал в Первопрестольную с рекомендательным письмом к знакомцу и компаньону дяди, купцу П.Шарапову, который держал у Ильинских ворот уже не одну, а две лавки - меховую и книжную. И так бы, возможно, на всю жизнь остался И.Сытин торговцем мехами, если бы не воля случая: вакансия у Шарапова была только в той, где продавали книги.

«Хотя Ванушка с отвращением смотрел на книжки... Но другава места не было надо и за то благодарить что взяли мальчиком. 4 года торговой школы около книг имели хорошее влияние, дурак возмечтал что книги страшно нужны решительно всем и что единственная благо человека быть грамотным и не только знать наизусть Чесослов и Псалтырь а учитса по хорошым покупным книгам чтобы понять смысл жизни», - говорил много позже Иван Дмитриевич. Самая бойкая торговля в лавке шла песенниками, сонниками и лубками. Первое время мальчику на побегушках приходилось выполнять всю черную работу, в том числе ставить самовар, чистить сапоги хозяину и приказчикам. Потом Иван стал камердинером и служил в покоях Шарапова. Работал без жалованья, лишь за еду, кров и приобретение навыков, причем не только в торговом деле. Бездетному купцу-староверу пришелся по нраву расторопный, исполнительный, почтительный, а главное, тянущийся к просвещению паренек, и Петр Николаевич на долгие годы стал для Ивана наставником и советчиком. Блюдя древнее благочестие, по праздникам Шарапов ходил к заутрене в сопровождении свиты из доверенных работников, Ваня - в их числе. Богобоязненный хозяин знал за собой грешок (не на все его лубки Ванюшке по малолетству дозволено было смотреть), а помощнику своему наказывал: «Вот вырастешь, Иван, и так, как я, не делай. Торгуй с разбором. Ведь не любая деньга от Бога, не любая на пользу идет».


И.Д. Сытин. 1873.

По достижении совершеннолетия Сытин стал получать жалованье в 5 руб. и начал наконец работать в полную силу. И хитринку купеческую не забывал проявлять. Бывало, припрячет один из дорогих томов собрания сочинений под прилавок, а потом винится: не усмотрел, мол, украли книгу, готов оплатить пропажу по начальной стоимости, скажем, в 1 руб. 20 коп. Чуть переждав, и остальные некомплектные тома по сниженной цене выкупал - рублей за 5. А как оказывался на руках полный комплект, относил книги на Никольский рынок и продавал местным книготорговцам за 15 целковых - заработок за 3 месяца! Барыш не прогуливал, копеечку к копеечке собирал, мечтал о собственном деле. В лавке его уважительно называли по имени-отчеству, а благодетель поручал ему сопровождать обозы с лубочными изданиями по России и Украине, посылал в Нижний Новгород помощником заведующего книжной лавкой, с надеждой, что в торговой столице России его 20-летний любимец сможет развернуться. Но Нижний - все ж не Москва, особо ходким товаром книги там не являлись. Малограмотным крестьянам и ремесленникам ближе и понятнее были лубочные картинки с религиозными сюжетами да с традиционными Бовами-королевичами, Ерусланами Лазаревичами, Прекрасными Королевишнами.

Иван понял: узкое место - доставка товара к покупателю. В ту пору вверх по Волге суда еще таскали бурлаки. В каждой артели имелся старшина, водолив. Он и на барже командовал, и за сохранностью груза следил, и являлся судовым плотником, мог исправить любую неполадку. А главное, выполнял обязанности расходчика (казначея) артели, счет деньгам знал и расплачивался со всеми по совести. Несмотря на изнурительный труд в условиях многозадачности, богачами водоливы не слыли, да и работа была сезонной - покроется льдом Волга-матушка, и на что тогда прикажете жить? Вот и предложил им И.Сытин хороший приработок. Доброхотов нашлось много, а молодой купчик товар давал в долг, под честное слово, хотя и понемногу. Проверенным продавцам - особые условия, оптовые скидки. Потом такие везунчики уже своими «сетями» обзаводились. На следующий год желающих стать офенями и торговать «святыми картинками» оказалось еще больше. Одна беда с неграмотными продавцами - о достоинствах книг они судили по яркости обложек. И тем не менее первая в России сеть «многоуровневого маркетинга» принесла хорошую прибыль. А новгородская лавка Шарапова превратилась в крупный оптовый склад печатной продукции. Петр Николаевич почин сметливого помощника оценил, призвал обратно в Москву, где тот аналогично внедрил свой прогрессивный метод. Хозяин часто повторял: «Работай, хлопочи, все твое будет». Ценя благосклонность Шарапова, Иван решил испросить у него благословения на женитьбу, и старик сосватал ему дочку купца-кондитера Е.Соколову, с приданым в 4 тыс. рублей. Было тогда Ивану 25 лет. Деньги невесты, богатый свадебный подарок-взнос благодетеля и полученную в банке при поручительстве последнего ссуду Сытин вложил в покупку литографской машины - самой лучшей, французской.

Шел 1876 год. Основным заказчиком в новой литографии был, конечно же, купец Шарапов. Его торговля стараниями сметливого управляющего процветала, тот чуть свет бежал в лавку и добросовестно трудился там до вечера, а после 6 час., когда хозяин отправлялся в церковь к вечерне, мчался самолично разрезать свежеотпечатанные оттиски лубков. Крошечная литография близ Дорогомиловского моста выпускала поначалу лишь картинки. Но в маленькой лавке были и книги, а всего товара - на 5 тыс. рублей. Иван быстро смекнул: конкуренция на рынке требует того, чтобы издания были лучшего качества и разнообразнее по сюжетам. Принялся сам выискивать таланты. Так, простой рисовальщик М.Соловьев станет впоследствии директором-распорядителем всего сытинского дела.

В 1877 г. началась война с Турцией. Газеты, рассказывавшие о событиях с театра военных действий, скупались мгновенно. Военные новости шумно обсуждались и в дворянских собраниях, и в городских лавках, и на деревенских завалинках. Тысячи русских добровольцев рвались в бой. Казалось, вся Россия была едина во мнении: наше дело правое, мы ведем святую войну за освобождение братских славянских народов от турецкого ига. Но как же далеки Балканы... Сытин начал выпуск иллюстрированных карт с надписью: «Для читателей газет. Пособие и батальные картины». Такая наглядность понравилась читателям, товар скупался молниеносно. Быстро росли и доходы издателя. К концу войны (1878) литография полностью перешла в руки Сытина, а в следующем году он приобрел дом на Пятницкой ул., оборудовал новое производство.


Типография на Пятницкой

В 1882 г. сытинские военные лубки заметили на Всероссийской промышленной выставке, наградили бронзовой медалью. Могли бы и золотую дать, если бы издатель картинок происходил из благородного сословия, а не из крестьянского. Зато здесь же он познакомился с академиком живописи М.Боткиным, а тот, оценив высокий уровень печати, предложил издавать репродукции картин известных художников. Сытина вновь не подвело коммерческое чутье, он согласился. В январе 1883 г. открыл на Старой площади книжную лавку, а в феврале создал «Товарищество Сытин и Ко». Картинки пользовались спросом: купцы и офени спорили не за цены, а за количество отпускаемого товара - просили больше, чем издатель мог предложить. Изредка захаживал сюда и сам Толстой, вел с покупателями разговоры «за жизнь», приглядывался то ли к товару, то ли к хозяину. Книги Иван Дмитриевич выпускал в угоду невзыскательной публике.


Общий вид типографии Товарищества И.Д. Сытина

Обивавшие пороги издательств авторы бульварных романчиков, детективных историй и мистики не гнушались плагиата, с легкостью перелицовывали, по-своему переписывали известные произведения, зато и просили за свои старания сущие копейки. И вот появились на рынке «Князь Золотой», списанный с «Князя Серебряного» А.Толстого, «Страшные игры» с сюжетом пушкинской «Пиковой дамы», «Месть колдуньи», повторявшая гоголевского «Вия». Как вспоминал те годы Сытин, «и етому яду покровительствовала цензура никогда никакова замечания не делала хотя относилась брезгливо». Был и у него серьезный прокол. Начинающий и дерзкий автор из студентов Влас Дорошевич уговорил выпустить леденящее кровь повествование. Как оказалось, автора вдохновила на сей «труд» «Майская ночь, или Утопленница». Сытин пообещал стереть его в порошок, если он еще к нему заявится.

В 1884 г. издатель познакомился с В.Чертковым, поверенным в делах Л.Толстого. Владимир Григорьевич убедил Сытина выпустить серию книг для народа, включив туда лучшие произведения русских писателей - Лескова, Тургенева и самого Толстого. Проникнувшись идеей Льва Николаевича о создании поистине народной книги, богатой внутренним содержанием, но дешевой по цене, Сытин согласился стать ее издателем. Но просил инициаторов договориться с авторами, чтобы те не требовали гонораров за участие в благом деле. Так возникло издательство «Посредник». Познавательные и недорогие издания нашли своего читателя. «И ваш мужичек почуял носом свежие книжки и охотно потянулся за ними», - вспоминал Сытин. За первые 4 года «Посредник» выпустил 12 млн экз. Герцен, Чернышевский, Тургенев, Куприн, Толстой и др. гонораров не получали, а многие готовы были заплатить сами, лишь бы напечататься в престижном издательстве. Обложки книг оформляли И.Репин, А.Кившенко, К.Савицкий. В 1885 г. Сытин купил типографию Орлова с 5-ю машинами, шрифтом и инвентарем. Расширялась торговля в Москве, его книги можно было купить и в Гостином дворе Петербурга. За 2 года доход возрос с 270 тыс. вдвое. Вслед за лубочными картинками и недорогими книгами русских писателей в дома простых россиян пришел первый сытинский «Всеобщий календарь». Потом появился еще и «Малый всеобщий», а также сельскохозяйственный, старообрядческий, киевский, общеполезный, домовой, военный, медицинский, «Царь-колокол». Выпускались и отрывные ежедневники.

Богато и ярко иллюстрированные, внешне напоминавшие всеми любимый и каждому понятный лубок, эти издания несли информацию в разных областях знаний. Сытин помещал в календарях обращения к читателям, спрашивал у них совета. Покупатели голосовали рублем, тиражи календарей были миллионные. В 1889 г. возникло книгоиздательское товарищество его имени. Сытин печатал не только произведения русской классики, но и близкого народу крестьянского поэта А.Кольцова, былины. Хорошо продавались книги по медицине, вопросам воспитания детей. Да и сами маленькие читатели не были обойдены вниманием - для них выходили красочные книжки русских сказок, собранных А.Афанасьевым, а также произведения иностранных писателей. Уважаемого издателя частенько приглашали на заседания Московского комитета грамотности, в котором решались вопросы народного просвещения. Вскоре Иван Дмитриевич приступил к выпуску научно-популярных брошюр и картин этого комитета, серии народных книжек под девизом «Не в силе Бог, но в Правде», школьных учебников.

Став в 1890 г. членом Русского библиографического общества при Московском университете, он финансировал журнал «Книговедение» и печатал его в своей типографии, хотя проект был вовсе не коммерческим. В 1892 г. товарищество Сытина приобрело у братьев Вернеров право на выпуск журнала «Вокруг света». Тираж поначалу был менее 5 тыс. экземпляров, но через год утроился. Чтобы улучшить издание и привлечь заинтересованного читателя, для работы в редакции пригласили уже известных писателей Д.Мамина-Сибиряка, К.Станюковича, художника Н.Каразина и др. В качестве завлекательных приложений к журналу публиковались произведения мастеров приключенческого жанра: А.Дюма, Ж.Верна, В.Гюго, М.Рида, Ф.Купера. Рост доходов позволял расширить дело. В 1893 г. вместо Товарищества на вере возникло «Высочайше утвержденное товарищество печатания, издательства и книжной торговли И.Д. Сытина». Его капитал - 350 000 руб., в каталоге продукции - 896 наименований. Иван Дмитриевич начал строить новое здание типографии на Валовой ул. Здесь же работали мастерские типолитографии. А книжная торговля по-прежнему ширилась - новые точки открылись в Москве, в здании модного ресторана «Славянский базар», и в Киеве, в Гостином дворе на Подоле. Бизнес Сытина развивался стремительно. К 1896 г. в каталоге его издательства уже насчитывалось 1225 названий. Начался выпуск «Библиотеки для самообразования». Для издания серьезной научно-популярной литературы Иван Дмитриевич привлек известного библиографа и писателя Н.Рубакина. С его подачи печатались «Основы психологии», «Основы социологии» Герберта Спенсера, «История французской революции» Л.Гейссера, «Фабрика, что она дает населению и что она у него берет» Е.Дементьева. Тогда же впервые вышел букварь В.Вахтерова и задачник А.Гатлиха, выпускались многотомные энциклопедии - Народная, Детская, Военная...

Комитет грамотности создавал бесплатные библиотеки, Товарищество снабжало их своими изданиями. Сытинский каталог книг и учебников для школьных библиотек на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде получил диплом первой степени! Еще в 1895 г. Иван Дмитриевич открыл торговлю в самой западной точке империи - Варшаве. В 1899-м все книжные новинки издательства можно было купить и на юге, в Одессе, и на востоке, в Екатеринбурге. В 1903-м основной капитал Товарищества достиг 1 млн. руб. По проекту модного архитектора А.Эрихсона Сытин построил новое здание типографии. Открыл торговые отделы в Иркутске и Ростове-на-Дону. Создал школу технического рисования и технического дела при своей типографии, чтобы готовить кадры. Приоритет при поступлении - детям своих рабочих и служащих. Принимались и крестьянские дети с начальным образованием. Для желающих - вечерние классы. Все 4 лет учебы учащиеся состояли на полном обеспечении Товарищества.


Рабочий кабинет И.Сытина

В декабре 1905-го делу Сытина был нанесен серьезный урон: ночью разгромили и подожгли типографию, или, как называл ее сам владелец, фабрику на Пятницкой ул. В пожаре сгорели все клише, готовые тиражи изданий, запасы бумаги, оборудование. Иван Дмитриевич принимал соболезнования, но держался стойко. Все силы Товарищества были брошены на восстановление утраченного, преподаватели и учащиеся художественной школы воссоздавали клише. В 1911 г. Сытин открыл магазины в Саратове и в столице Болгарии, Софии. К 1914 г. каждая 4-ая книга, выпущенная в России, была издана им.

Случайная встреча с Чеховым в доме у М.Саблина в 1893 г. вывела «Товарищество Сытина» на новый виток развития. Антон Павлович попросил Ивана Дмитриевича напечатать небольшой сборник рассказов. Так началось знакомство, переросшее в крепкую дружбу. Мечтой Л.Толстого было издание народной книги, Чехов мечтал о народной газете, горячо убеждал начать ее выпуск. Однако это было совсем непросто. В 1897-м Сытин, прослывший «либералом» и «мужиком», вместе с издателем газеты «Русское слово» А.Александровым отправился на прием к всесильному К.Победоносцеву. Александров просил разрешения передать коллеге права на свою газету. Посмотрев на ходатаев сквозь знаменитые очки, обер-прокурор Св. Синода заявил: «Ну, Сытину-то я не желаю помогать. Вы нам наделали массу зла. Вы вывели нам писателей в народ. Толстого, Гаршина, Короленко. Все, все - Вы!» (Именно на этом драматическом моменте Иван Дмитриевич обрывает повествование своей «сказки про Иванушку-дурачка».) Он стал действовать хитрее: открыл через подставных «благонадежных» лиц газету со звучным названием «Россия». 2 года дела редакции шли ни шатко ни валко, а потом Сытин перекупил ее практически у самого себя и переименовал в «Русское слово». Но тираж упал до 30 тыс. экз. В 1901 г. после чехарды кадровых перестановок на пост гл. редактора пришел известный фельетонист В.Дорошевич - тот самый, запомнившийся Сытину проныра.


Как оказалось, подобные черты характера весьма кстати настоящему газетчику. Теперь маститый журналист был вправе предъявить свои условия. Договор работодателя и исполнителя таков: «Уволить всех реакционных сотрудников; Сытин не должен вмешиваться в редакционную деятельность; Дорошевич в течение 3-х лет обязуется давать для «Русского слова» 52 воскресных фельетона в год, а также отдельные статьи по текущим вопросам общественной жизни. Числом не менее 52 в год». С момента подписания Влас Михайлович становился самым щедро оплачиваемым журналистом России - оклад 50 тыс. руб. в год. Но условия договора выполнялись не строго. Дорошевич, даже живя по принципу «ни дня без строчки», не мог совмещать творческую работу с организаторской. Сытин ввел в редколлегию своего зятя Ф.Благова. Штатными сотрудниками редакции стали фельетонист А.Амфитеатров, новостник И.Потапенко, репортер В.Гиляровский. Сотрудничали с газетой В.Немирович-Данченко, М.Горький, И.Бунин, А.Куприн, Л.Андреев, В.Иванов.

Дорошевич руководствовался девизом: «Прекрасно быть мечтателем. Прекрасно быть поэтом. Но рецепты больным не пишутся в стихах, там, где речь идет о бытии народа, быть практичным - долг». И хотя кабинет заседаний редколлегии украшал портрет писателя-мечтателя, певца размеренной русской жизни Чехова, газетчики работали в лучших традициях американской прессы: круглые сутки у телефона в редакции дежурил секретарь, любое сообщение могло стать сенсационной новостью, любой совет читателя принимался с благодарностью. Гл. редактор, остроумно подметив, что в Москве случаются лишь происшествия, а события происходят в Петербурге, открыл в тогдашней столице корреспондентский пункт со штатом в 100 человек. А потом впервые в истории русской журналистики возникли корпункты «Русского слова» по всей стране - Харьков, Киев, Варшава, Хабаровск. Тираж газеты с первоначальных 13 тыс. поднялся (к 1916 г.) до 700 тыс. экз. В 1904-м редакция переехала в дом 18 на Тверской, устроенный на манер парижских издательств. Газета проводила телеграфные анкетирования, как сказали бы сегодня - соц. опросы, касавшиеся всех сторон общественной жизни. Премьер-министр Витте не без зависти констатировал: «Такой быстроты собирания сведений нет даже у правительства!» На что главред гордо ответствовал: «Так на то мы и газета!»

«Русское слово» величали в народе «фабрикой новостей», а фабриканту Сытину так понравилось чувствовать себя «четвертой властью», что он приступил к выпуску иллюстрированного приложения «Искры». В 1903 г. купил права на журнал «Друг детей» и пригласил к сотрудничеству в нем Куприна, Мамина-Сибиряка и других прекрасных писателей. Через год выпускал еженедельник «Война с Японией». В 1906 г. открыл газеты «Правда Божия» и «Русская правда». В 1907-м финансировал «Вестник книжного, учебного и библиотечного дела» и журнал «Для народного учителя». В 1913 г. выпускал журналы «Заря» и «Голос минувшего». Через 3 года скупил контрольный пакет акций главного русского журнала «Нива».У Ивана Дмитриевича работали самые грамотные рабочие, их производительность труда была самой высокой, благодаря техническим новшествам, передовым технологиям, за которыми всегда следил Сытин. В начале 1913-го экспедитором в типографию «Товарищества И.Д. Сытина» нанимался никому доселе не известный поэт из Рязани С.Есенин. Позже он занял должность подчитчика (помощника корректора). Весной 1913-го молодой буян и повеса примкнул к революционно настроенным рабочим типографии, распространял нелегальную литературу, участвовал в забастовках и демонстрациях протеста. В документах охранки его кличка -Набор. За ним устанавливали слежку, в его квартире проходил обыск. В типографии же начался служебный роман Есенина с корректором А.Изрядновой, а несколько позже у них родился сын Юрий.


В 1916-м пышно отмечалось 50-летие трудовой деятельности И.Сытина, к этой дате «Товарищество» подошло с солидным списком побед: 26 медалей и дипломов всероссийских и международных выставок. Но главное - к этому моменту у издателя и медиамагната практически не было конкурентов в России (Сытин уверял, что в Европе - тоже). Еще в 1903 г. его товарищество скупило типографию Васильева, в 1904-м - Соловьева, в 1905-м - Орлова. В 1909-м выкуплен контрольный пакет «Контрагентства А.С. Суворина». В 1913-м стал сытинским писчебумажный синдикат, и можно уже было не беспокоиться о цене на бумагу. Тогда же в империю Сытина вошел торговый дом Коноваловой, а в 1914-м - Кудинова. В 1916 г. «Товарищество в нефтяной промышленности» помогло стать независимым от цен на энергоносители. Одновременно было выкуплено «Московское товарищество издательства и печати Н.Л. Казецкого» и основной пай издательства Маркса, выпускавшего «Ниву».

Юбилей своей трудовой деятельности Сытин хотел ознаменовать открытием в Москве «Дома книги» -не только торгового предприятия, но академии книжного производства, университета печатного дела. Оставшись на вершине успеха в гордом одиночестве, Иван Дмитриевич продолжил мечтать о большем: открыть собственную писчебумажную фабрику под Москвой, а при ней - городок печатников, в котором - свои школы, больницы, почта, телеграф, театр и церковь; создать на богатом лесами Русском Севере гигантское бумажное производство; учредить всероссийскую сеть газет с собственными типографиями, телефонно-телеграфической связью, агентством новостей с выходом за рубеж. Мысля уже в гос. масштабе, Сытин понимал, что пришло время открывать в России тысячи профессиональных училищ, школ, оборудовать их по последнему слову техники, снабдить хорошими учебниками. Намеревался создать для учителей народных школ дворец-университет, а детское образование и воспитание начинать с… кустарной игрушки, популяризировать народные промыслы и ремесла, сделать, таким образом, обучение более наглядным, прививать практические трудовые навыки, чтобы у нового поколения россиян были не только светлые головы, но и умелые руки. Собирался открывать новые библиотеки. Наверное, замысливая все это, вспоминал свое детство и жалел, что не пришлось ему когда-то вдосталь наиграться и вдоволь поучиться. Увы, те планы не были реализованы - 1917-й поставил на них крест.

Многие промышленники и фабриканты думали, как бы вывезти из страны капиталы и вырваться самим. Иван Дмитриевич продолжил трудиться на благо Отечества. Вначале стал уполномоченным своей бывшей типографии или, как сам он писал, «бесплатным работником», потом отправился в Германию - договариваться о поставках бумаги в Советскую Россию. По заданию Наркоминдела организовал советскую художественную выставку в США. На заре НЭПа Иван Дмитриевич вместе с повзрослевшими сыновьями зарегистрировал в Моссовете «Книжное товарищество 1922 г.», но оно просуществовало менее 2-х лет. Сытину предлагали возглавить Госиздат - отказался, ссылаясь на свою малограмотность. На эту должность назначили В.Воровского, а Иван Дмитриевич стал при нем консультантом. Через 5 лет служения советской власти 75-летний труженик отошел от дел. Особым постановлением Реввоенсовета его квартиру освободили от уплотнения как у человека «много сделавшего для социал-демократического движения». Ему оставалось лишь предаваться воспоминаниям и тревожиться за судьбы детей.

Овдовел он в 1924-м. В 1927-м был репрессирован его старший сын Николай - за подготовку «идейно незрелого альбома», посвященного Красной Армии. Заступничество М.Горького не дало результатов. Другой сын, Василий, гл. редактор семейной фирмы, умер молодым, раньше отца. Еще один, Петр, эмигрировал в Германию. Иван долгое время работал в Главлите. Младший, Дмитрий, был красным командиром, служил в штабе М.Фрунзе, ушел в отставку в начале 30-х годов.
Ольга Жукова
17.09.2019. Журнал "Свой"

https://portal-kultura.ru/svoy....a-byt-g
Прикрепления: 2870870.jpg(10.3 Kb) · 5987477.jpg(6.8 Kb) · 1187508.jpg(14.3 Kb) · 3041186.jpg(20.4 Kb) · 0178781.jpg(8.0 Kb) · 4913545.jpg(18.2 Kb) · 8033102.jpg(15.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 20 Фев 2021, 21:45 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 6066
Статус: Offline
К 170-летию Ивана Дмитриевича Сытина

 
О нем можно сказать: удивительный человек, и это не будет преувеличением. «И.Д. Сытин - книгоиздатель, меценат, просветитель», - написано в любой справочной статье. А за этими словами -глубокий ум, подлинный коммерческий талант, тонкая деловая интуиция и незаурядный характер. И.Д. Сытин - человек, сумевший предвидеть, что книга, доступная для каждого, - ключ к богатству большему, чем просто состояние. Проекты, реализованные Сытиным, вызывают уважение современных маркетологов, как и его способность оставаться человеком и гражданином.

   
Горький писал ему: «Хорошего русского человека, любящего свою родину, знающего её и желающего служить посильно её великим нуждам - такого человека не часто встретишь, а встретив - радуешься и уважаешь его. Вот моё отношение к Вам… Вы - исключительный человек!»


50-летний юбилей издательской деятельности И.Д. Сытина
(лист журнала «Искры», №9, 1917)


Современник, начинающий писатель, вспоминает: как-то он получил приглашение от Сытина, пришёл в гостиницу «Пале-Рояль» в Петербурге. Довольно скверная меблирушка. Где его встретил невидный мужчина с некрасивым лицом, одетый невзрачно. Угощение было более чем скромное. И это - человек, о котором ходили легенды, миллионер!.. Но вот что сразу отметил автор - глаза Сытина, блестящие, лукавые, смекалистые. Очень умный взгляд. Сытин сразу взял быка за рога, предложил автору выгодный контракт на его книги. Молодой писатель был в восторге: вот это деловитость, это хватка. И только Россия, необъятная Россия могла породить такого человека, незаурядного, талантливого, дерзновенного. И только в России он мог жить…


Привокзальная книжная торговля. Магазин И.Сытина в Нижнем Новгороде. 1900-е гг.

- Иван Дмитриевич - гений, -  говорили о Сытине. - Ведь неграмотный почти, а что разделывает! У него чутьё вернее, чем гири в аптеке. Принесут ему книжицу, возьмёт на руку, тщательно полистает -и изречёт решительно: «Печатать скорее. В столько-то тысячах экземпляров»…
Ему: - Не ошиблись ли?
Он, безоговорочно: - Хм, книга пойдё-ёт, ходкая книга…
- И что же бы вы думали? Никогда не ошибался.


Получив однажды от Сытина сельскохозяйственную энциклопедию в несколько книг, Горький воскликнул: «Чудеснейшее издание! Славную работу вы осуществили. Да будет так и впредь». И Сытин продолжает работать. Талант его развернулся во всю мощь. А творческое кредо его было таково: «Человек - это величайшая и могущественная сила. Но только наука, знание и опыт дают ему благополучие».  Его фирма «Товарищество» была передовой по организации производства, при ней находились: школа рисования для рабочих, прекрасная библиотека, столовая и даже продовольственный кооператив.

 
Наборный цех сытинской типографии. 1905.

С трогательной заботливостью относился Сытин к своим сотрудникам. Да, работу спрашивал, но слыл внимательным и справедливым. Своих рабочих-печатников считал лучшими в Европе, «замечательными умельцами». Мечтал: «Эх, если б этим рабочим дать настоящую школу!»

...Мечтал: а что же это будет, когда вся Россия начнёт читать, и все русские дети побегут в школу?Верил, что эпоха безграмотности придёт к концу, власть тьмы пройдёт, как наваждение. И радовался: «Я всю жизнь прожил, как праздник. Каждый день моей жизни был настоящим торжеством, великолепным духовным праздником».
Игорь Фунт. 05.02. 2021.
https://klauzura.ru/2021....h-sytin
Прикрепления: 2699851.jpg(15.1 Kb) · 2363959.jpg(15.2 Kb) · 3275936.jpg(21.4 Kb) · 5846811.jpg(19.2 Kb) · 7591705.jpg(18.4 Kb) · 3946715.jpg(16.7 Kb) · 2934706.jpg(19.9 Kb) · 9366278.jpg(27.7 Kb) · 2504086.jpg(21.5 Kb) · 1764608.gif(21.5 Kb)
 

Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ИВАН ДМИТРИЕВИЧ СЫТИН
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: