Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ЕСЕНИН-ВОЛЬПИН
АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ЕСЕНИН-ВОЛЬПИН
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 28 Мар 2016, 12:28 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5141
Статус: Offline
АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ЕСЕНИН-ВОЛЬПИН



http://reshetnikov-yu.ucoz.ru/forum/7-48-1

Его отец – поэт Сергей Есенин – погиб, когда Есенину-Вольпину был год от роду. Родители были друзьями по литературному цеху, но в браке не состояли. В 1933 году вместе с матерью, Надеждой Вольпин, переехал из Ленинграда в Москву, где в 1946 году закончил с отличием механико-математический факультет МГУ (в армию призван не был из-за психиатрического диагноза); в 1949 году, окончив аспирантуру НИИ математики при МГУ и защитив кандидатскую диссертацию по математической логике, уехал работать в Черновцы.
В то же время он писал стихи, которые читал в кругу друзей; в том же 1949 году за "антисоветскую поэзию" был помещён на принудительное лечение в Ленинградскую спецпсихбольницу, в сентябре 1950 года как "социально опасный элемент" выслан в Карагандинскую область сроком на пять лет.

Амнистирован после смерти Сталина в 1953 году, вскоре после чего стал известен как математик, специализирующийся в области интуиционизма. В 1959 году вновь помещён в спецпсихбольницу, где проводит около двух лет.

Свои стихи, распространявшиеся в самиздате и публиковавшиеся на Западе, подписывал фамилией Вольпин. В 1961 году в Нью-Йорке вышла книга Есенина-Вольпина "Весенний лист", в которую кроме стихов вошёл его "Свободный философский трактат".

Основу математических и философских взглядов Есенина-Вольпина составляет крайний скептицизм – отрицание всех принимаемых на веру абстрактных понятий (Бога, бесконечности и т. д.); из этого вытекает необходимость строгого соблюдения формально-логических законов. С начала 1960-х годов этот принцип он применяет к сфере права, первым из советских диссидентов выдвигая идею возможности и необходимости защищать права человека путём строгого следования советским законам и требования соблюдения этих законов от властей. Это правило становится одной из основополагающих концепций правозащитного движения.

В 1965 году Есенин-Вольпин становится организатором "Митинга гласности", прошедшего 5 декабря на Пушкинской площади в Москве – первой в послевоенном СССР публичной демонстрации протеста. Основным лозунгом митинга, в котором приняло участие около 200 человек (включая оперативников КГБ), было требование гласности суда над арестованными незадолго до этого Андреем Синявским и Юлием Даниэлем; митингующие также держали плакаты с призывом "Уважайте Советскую Конституцию". На митинге раздавалось в качестве листовки составленное Есениным-Вольпиным "Гражданское обращение", до этого распространявшееся организаторами митинга и сочувствующими. Прямо с площади Есенин-Вольпин был увезён на допрос.

В феврале 1968 года Есенин-Вольпин вновь заключён в спецпсихбольницу. В связи с этим ряд известных математиков подписали так называемое письмо 99 с протестом против насильственной госпитализации Есенина-Вольпина.

В 1969 году перевел на русский язык и написал предисловие к книге П.Дж. Коэна "Теория множеств и континуум-гипотеза", излагающей доказательство независимости гипотезы континуума от остальных аксиом теории множеств.

После освобождения, в 1970 году, он вступает в Комитет прав человека в СССР, сотрудничая с Юрием Орловым, Андреем Сахаровым и другими правозащитниками.

В мае 1972 года по настоятельному предложению советских властей эмигрировал в США, где работал в университете Буффало, затем – в Бостонском университете. Автор теоремы в области диадических пространств, получившей его имя (теорема Есенина-Вольпина).

К 80-летнему юбилею Вольпина в 2004 году диссидент Владимир Буковский внёс предложение наградить Вольпина премией имени Сахарова за его заслуги в правозащитном движении. При этом Буковский сказал:

"Честно говоря, это Андрей Дмитриевич должен был бы получить премию имени Есенина-Вольпина. Алик был его учителем (в правозащитной деятельности)
Буковский также сказал, что "болезнь" Есенина-Вольпина, от которой его "лечили" в психиатрических больницах, называется "патологическая правдивость".


Жил в Бостоне (штат Массачусетс, США). С 1989 года неоднократно приезжал на родину.
Есенин-Вольпин – один из героев документального фильма 2005 года "Они выбирали свободу", посвящённого истории диссидентского движения в СССР.

Письмо девяноста девяти – коллективное открытое письмо, подписанное рядом известных советских математиков в защиту своего коллеги Александра Есенина-Вольпина, принудительно помещённого в психиатрическую больницу в связи с его диссидентской деятельностью. Письмо стало важным событием как в истории советской математики, так и правозащитного движения.

КГБ специально настаивал на недопущении участия Есенина-Вольпина в Международном математическом конгрессе, проходившем в Москве 16 августа 1966 года, опасаясь передачи с его стороны неприятной для властей информации иностранным участникам конгресса.

http://www.hro.org/node/19368

Александр Есенин-Вольпин «Памятка для тех, кому предстоят допросы»

http://www.zavolu.info/59.html
Прикрепления: 2798539.jpg(13Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 28 Мар 2016, 13:32 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5141
Статус: Offline
Одно из последних интервью А.С. Есенина-Вольпина

Дожить до ста двадцати. Александр Есенин-Вольпин



Сын поэта Сергея Есенина, Александр Есенин-Вольпин - единственный оставшийся в живых из его детей. Он известен как крупный ученый в области логико-математической теории. Философ, поэт, диссидент, он с 1972 года живет в вынужденной эмиграции, в американском Бостоне.

Его считают идеологом правозащитного движения. Несмотря на возраст, Александр Сергеевич продолжает работать в повышенном темпе - публикует работы по логико-математической теории, ездит с лекциями по университетам США, активно сотрудничает с диссидентским движением. Возраста он не чувствует, живет своим делом. Вот и сейчас главная его цель - доказать правомочность своей математической теории.

А позади - полная нелегких приключений жизнь политически преследуемого ученого, ставшего на путь диссидентства в силу своего характера и убеждений.

- Александр Сергеевич, вас часто приглашают читать лекции в американских университетах. Вы интересуете их как математик или правозащитник?

- В последнее время больше второе. Недавно меня пригласили сделать основной доклад в Колумбийском университете на Григоренковских чтениях, организованных Общественным фондом Григоренко и Гарримановским институтом. Пригласил меня Андрей Григоренко, президент фонда, сын и соратник диссидента, генерала Петра Григорьевича Григоренко.

Чтения в этом году были посвящены 40-летию правозащитного движения. Я вспомнил о важности выступлений покойного Григоренко еще до начала нашего движения. На демонстрации 5 декабря 1965 года я не был с ним знаком. А вот в следующем году он уже сидел в моей квартире, и мы не могли выйти: дом был окружен гебистами.

- За 33 года вашей жизни вне родины о вас написано многое. А как бы вы сами определили свою роль в правозащитном движении?

- Как не очень большую.

- Поясните?

- На самом деле немалую роль играла моя физиономия, фамилия моего отца. Может быть, она помогала мне получить слово, но мешала говорить по существу. К борьбе за судебную гласность отец не имел никакого отношения: в те годы, когда он жил, ее просто не было. Эта тема возникла после смерти Сталина. И при любом выступлении я всегда сводил разговор к гласности, а от меня хотели слышать другое.

На той самой первой демонстрации 5 декабря 1965 года мы требовали гласности суда над Синявским и Даниэлем. Это был мой лозунг. Я его взял его из статьи УПК, где было записано: "гласность", "публичность", "открытость". А если "гласность" записана в законе, то мы и требуем соблюдения закона. Так за 20 лет до Горбачева мы заговорили о гласности.
А другой лозунг я сформулировал так: "Соблюдайте Конституцию!". Но почему-то наши объявили: "Уважайте!". И на том спасибо.

- О вашей "Памятке для тех, кому предстоят допросы" ходят легенды...

- Она написана тоже исходя из позиции гласности и требования соблюдать процессуальные законы. А я их хорошо знал. Мой дед со стороны матери был известным адвокатом, оставил много литературы. Кроме того, я сам проштудировал все советские кодексы. Много занимался этим в ссылке. Плюс мой личный опыт и умение выводить следователей из себя. В "Памятке" я советовал допрашиваемым проверять каждую фразу написанного следователем протокола. С самого начала советовал уточнить: "А по какому делу вы меня вызвали?". А дальше на любой вопрос задавать встречный: "А какое это имеет отношение к данному делу?" и так далее.
Думаю, что если "Памятку" переписать применительно к сегодняшним законам, можно использовать и нынче. Ибо суть проблемы та же.

- На ваш взгляд, есть ли политзаключенные в нынешней России?

- Иногда трудно провести границу между преследованиями по чисто политическим и по иным основаниям. Официально считалось, что в СССР политзаключенных нет; арестованным предъявлялись уголовные обвинения вроде "нарушения общественного порядка", "клеветы". После горбачевской перестройки, в 90-е годы, политзаключенных в России, насколько мне известно, действительно не было. Сейчас, видимо, снова появляются люди, оказавшиеся в тюрьме именно по политическим мотивам безотносительно к тому, по какой статье они обвиняются.

- Как вы лично пострадали от властей?

- Да я особенно и не страдал. Два раза попадал в питерскую психушку. Да еще два с половиной года в ссылке, потому что при Хрущеве напечатал за границей "Весенний лист", где в стихах касался и темы репрессий. А к моменту начала движения мне было за 40, а той молодежи - за 20. Естественно, они прислушивались ко мне. В 60-е годы я уже и стихов не писал, а занимался математикой. Вот и только что свою последнюю работу отослал своему ученику в Голландию для публикации. Я говорю то, что думаю.

- Вы сейчас говорите уже о науке?

- Обо всем. Нужно говорить правду. А люди не особенно заботятся о правде.

- А если сравнить время 60-х и сегодняшний правовой беспредел в России и в постсоветских республиках?..

- Я хочу конкретно знать, в чем это выражается. Я знаю о деле Ходорковского, но не знаю сути бизнес-законодательства. Может, он и вправду нарушил какие-то запреты. Конечно, плохо, что он сидит. России нужны бизнесмены. А мне нужны факты. Вот я собираюсь ехать в Россию и, думаю, кое-что увижу. Конечно, если дадут визу.

- А вы удовлетворены, например, американской судебной властью?

- Я не имел с ней столкновений по гражданской линии. Я удовлетворен тем, что она не вмешивалась в мои дела.

- Но вы наблюдаете жизнь вокруг себя. Как вы считаете, в этом государстве человеку легче или труднее?

- Думаю, что не идеально. Голосую я за Демократическую партию. При ней несколько лучше, чем при республиканцах. А вообще здесь, конечно, лучше. Не столь уж многие стремятся отсюда уехать. Но имеющихся преимуществ недостаточно, чтобы оказать заметное влияние на Россию.

- Политику Белого дома по отношению к Ираку одобряете?

- По-моему, Белый дом проиграл Ирак. Америка могла бы поумнеть. Я против того, чтоб гибли люди с обеих сторон. Нельзя было так грубо начинать войну. И с Саддамом можно было расправиться иначе. Боюсь, что республиканцы доведут до беды. Хотя я не консерватор, не реакционер. Большинство русских иммигрантов связывают себя с республиканцами. Мне этот выбор чужд. Я - беспартийный.

- А еще говорят, что вы безбожник.

- Я - формалист. Если и отводить какое-то место мистике, это не значит, что нужно отказаться от идеи постижения мира разумом. Правда, я не делаю из этого мировоззрения. Сегодня можно доказать, что существует не один, а много миров. Отсюда следует, что я не верю в Творца как Единого создателя единого мира. Ибо таким образом мы сужаем восприятие Вселенной.

- Скажите, жизненный опыт меняет мировоззрение человека?

- В молодости я любил повторять собственное изречение: "Жизнь - старая проститутка, которую я не брал себе в гувернантки". Постарел - понял, что опыт может и должен быть учтен. Главное - противостоять противонормальному опыту.

- Давайте немного о личном. Видел ли вас когда-нибудь ваш отец Сергей Александрович Есенин? Ведь вам был год и семь месяцев в декабре 1925 года, когда его не стало.

- Видел. Лет так через двадцать после своего рождения я посетил дом в Ленинграде, где когда-то жил, свою квартиру. Так соседи по этажу рассказали, что Есенин приходил в отсутствие мамы посмотреть на младенца, то есть на меня, но я его не запомнил (смеется).

- А ваша мама не вышла замуж после этой любви?

- Вышла. Мой отчим - известный химик Михаил Волькенштейн. В последние годы он жил один в Ленинграде, дожил до конца советской власти и умер в 1992 году.

- Вы поддерживали родственные связи со своими братьями и сестрой?

- Да. С Костей, правда, особой близости не было, ибо он был членом партии. Он умер накануне чернобыльского взрыва, 25 апреля 1986 года. Татьяна жила в Ташкенте, умерла в 1992 году. А вот с Мариной, дочерью Кости, собираюсь встретиться в декабре в Москве. (Константин и Татьяна - дети Сергея Есенина от брака с актрисой Зинаидой Райх, позже женой Мейерхольда).

- А с Георгием?

- Он же рано погиб, в годы ежовщины... (Георгий - внебрачный сын Сергея Есенина и Анны Изрядновой)

- Вы могли бы дать самому себе характеристику? Какой вы человек?

- Скептик.

- "Все подвергай сомнению"?

- По крайней мере, стараюсь.

- А в быту вы уживчивы?

- Когда мне не мешают - уживчив. А мешают - не особенно.

- Если не секрет, кто ваша жена?

- У меня их было четыре. С последней, Галей, мы сейчас разъехались. Она не выдержала моих безбожных взглядов.

- А какие из ваших работ для вас важнее всего?

- Конечно, по математике. Я больше известен в области оснований математики как фундаменталист, хоть некоторые и любят повторять, что, прежде всего, я сын Есенина и диссидент. А вот последняя работа, которую я только что выслал для печати, очень эффектна. Уверен - пойдут разговорчики. Я ее всерьез намерен продвигать!

- Как же вам хватает на все это времени? Ведь уже за восемьдесят перевалило?

- Времени у меня достаточно. Если мама прожила почти сто лет, то я собираюсь сто пятьдесят, а уж сто - сто десять-сто двадцать - это наверняка!

29.11. 2005. Лидия Корсун

http://www.peoples.ru/family/children/alexander_esenin-volpin/

Умер Александр Есенин-Вольпин



5 марта в Бостоне (США) на 92-м году жизни скончался Александр Сергеевич Есенин-Вольпин - сын великого русского поэта Сергея Есенина и поэтессы Надежды Вольпин. О смерти математика, поэта и советского диссидента Александра Есенина-Вольпина сообщают американские СМИ.

В воскресенье 20 марта в Бостоне, в бруклинском похоронном доме Станецкого, состоялось прощание с А. С. Есениным-Вольпиным.

Последние годы он болел и жил в старческом доме, но я его запомнила едва переступившим 80-летний рубеж, ещё вполне бодрым, сохранившим благородство осанки и пронзительную синеглазую цепкость взгляда. Он разъезжал с лекциями по американским университетам и охотно нараспев читал стихи своего прославленного отца.

В юности Алек (так на протяжении всей жизни звали его близкие и друзья) очень походил на Сергея Есенина – был восхитительно кудряв и звонок. Помню, поэтесса Надежда Павлович, близко знавшая поэта и в соавторстве с ним даже написавшая киносценарий «Зовущие зори», уже на рубеже 80-х рассказывала, что испытала мистическое чувство, когда накануне войны обозналась, увидев в бегущем навстречу ей по подмосковному лугу самом младшем, 17-летнем, сыне Есенина давно погибшего отца.

Ставший учёным в области логико-математической теории, философом, поэтом, идеологом правозащитного движения в Советском Союзе, реанимировавшим спустя столетие популярное в пореформенной России слово «гласность», Александр Сергеевич Есенин-Вольпин после нескольких лет, проведённых в тюрьме, психиатрических больницах и карагандинской ссылке, в 1972 году обосновался в США. Одно время он преподавал математику в Бостонском Северо-Восточном университете, в непосредственной близости от знаменитого «Симфони-холла», сцена которого до сих пор помнит скандал, эпатировавший добропорядочную американскую публику, – развевающийся красный шарф в руках Айседоры Дункан, Сергея Есенина в экзотической черкеске, меховой папахе, с серебряным кинжалом у пояса и их совместное пение Интернационала.

Естественно, в дни празднования в России юбилея Сергея Есенина, я не могла не воспользоваться случаем и не задать сидевшему за столом президиума Александру Сергеевичу вопрос о его отношении ко всё чаще высказываемой в последнее время идее возобновить уголовное дело по факту гибели его отца. Тогда этот вопрос вновь был поднят на пресс-конференции в Рязани, на родине поэта, его племянницей Светланой Петровной Есениной и актёром, режиссёром и писателем Виталием Безруковым, автором книги «Есенин» и сценаристом приуроченного к юбилею поэта одноимённого телесериала.

«Я поддерживаю решение обратиться с официальным запросом к властным структурам по поводу расследования смерти Сергея Есенина, – горячо откликнулся Есенин-Вольпин. – Слишком много осталось вопросов, на которые так и не получены ясные ответы. В частности, почему в номере ленинградской гостиницы «Англетер», где остановился отец, всё оказалось перевёрнуто вверх дном, точно была какая-то драка? Вызывает сомнения и длина шнура, на котором висело тело. Что за странные вмятины и гематомы были у него на лице? Часто в качестве доказательства его самоубийства приводят переданные им накануне другу поэту Вольфу Эрлиху прощальные стихи «До свиданья, друг мой, до свиданья». Но ведь теперь известно, что эти строки были написаны Есениным задолго до декабря 1925 года!

И словно в качестве ещё одного аргумента в защиту версии о том, что у большевиков могли быть свои счёты к поэту, Александр Сергеевич вдохновенно прочёл полные обличительного пафоса стихи Есенина «Снова пьют здесь, дерутся и плачут»...

«Если решение российских властей окажется положительным и расследованию будет дан законный ход, я непременно приеду на эксгумацию», – продолжал развивать тему уже в кулуарах заседания Александр Сергеевич...

Остаётся только сожалеть, что при жизни Есенина-Вольпина так и не было возбуждено уголовное дело и объективно, на уровне Генпрокуратуры, не была рассмотрена версия об убийстве Сергея Есенина с последующей инсценировкой его повешения. Как и, увы, искренне жаль, что парадоксальный, «не от мира сего», учёный не завершил свой многолетний труд «Теория доказательств», который надеялся издать в США и России. Правда, речь в нём должна была идти о доказательствах не юридических и криминально-процессуальных, а логико-математических...

Инна Симонова, 28.03.2016.

https://versia.ru/aleksan....va-otca

Есенин-Вольпин читает свои стихи



«Никогда я не брал сохи»



Прикрепления: 9388322.jpg(21Kb) · 0900767.jpg(13Kb) · 1026449.jpg(23Kb)
 
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ЕСЕНИН-ВОЛЬПИН
Страница 1 из 11
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz