[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
СОФЬЯ ЮНКЕР-КРАМСКАЯ
Валентина_КочероваДата: Среда, 20 Апр 2016, 12:30 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6988
Статус: Online
СОФЬЯ ИВАНОВНА ЮНКЕР-КРАМСКАЯ
(21.08. 1867 - 1933)


Портрет этой девушки известен каждому ещё со школьной скамьи. Эту Незнакомку зовут Софья Крамская, она дочь художника И.Н. Крамского. И мало кто знает об удивительной и трагической судьбе Незнакомки.

Софья, единственная девочка среди своих братьев (и потому, наверное, отцовская любимица), родилась в Выползово Переславского уезда Владимирской губернии. Училась в обычной гимназии, но благодаря творческой атмосфере, царившей в родном доме, рано почувствовала интерес к живописи. Отец старался развивать худ. навыки дочери и стал ее первым учителем. В детские годы Соня среди знакомых считалась некрасивой, но в юности, как это случается со многими девочками, похорошела. Однако для отца она всегда была самой любимой моделью. Даже когда девочке из-за болезни обстригли волосы и у нее на голове отрастал неровный ежик (Соня пыталась прикрыть его кружевной косынкой), и тогда на полотнах отца дочь-подросток представала настоящей красавицей с бездонными глазами.


И.Крамской. Портрет Сони Крамской

Будучи ровесницей дочерей П.М. Третьякова Веры (в замужестве Зилоти) и Сашеньки (в замужестве Боткиной), Соня с ними очень дружила. Вера позже вспоминала: «Соня была некрасива, но с умным, энергичным лицом, живая, веселая и необычайно талантливая к живописи. В 16–17 лет она похорошела, волосы отросли. Фигура у нее стала длинная, тонкая. Она прекрасно танцевала. Ее веселость, остроумие и entrain (притягательность, обаяние) привлекали к ней много поклонников».


Соня действительно была очень изящной - Репин, ученик Крамского, восхищался ее фигурой, А.Бенуа всерьез ухаживал за ней, но в свои 30 лет он казался 16-летней Соне слишком старым. У нее появился другой жених - С.С. Боткин, молодой врач, представитель известной мед. династии. Родственники торжественно отметили помолвку молодых, Крамской на радостях написал великолепные парные портреты жениха и невесты… Но человек предполагает, а Бог располагает. Боткин неожиданно для всех влюбился в подругу своей невесты А.Третьякову. Помолвка оказалась расторгнутой, и вскоре Саша вышла замуж за бывшего жениха подруги. Соня нашла в себе силы сохранить с ней приятельские отношения, но происшедшее надолго повергло ее в тоску. Спасла Софью живопись. Она с головой ушла в работу и стала демонстрировать по-настоящему профессиональные успехи.


Автопортрет (Крамской пишет портрет дочери Софьи)

«Между Соней и ее отцом была редкостная дружба, переходившая в обоюдное обожание», - писала В.Зилоти. В 1884 г. Крамской, чтобы отвлечь дочь от душевных терзаний, вместе с ней отправляется в заграничную поездку (заодно и свое сердце подлечить - он был уже очень болен). Путешествуя по Франции, Софья пристрастилась к живописным этюдам на плэнере. Спустя год после путешествия Крамской писал: «Дочка моя, известная ветреница, начинает подавать мне серьезные надежды, что уже есть некоторый живописный талант».
Он понимал, что умирает, а дочь еще не встала на ноги и не нашла себя. Незадолго до смерти Иван Николаевич, тревожившийся за судьбу Софьи, сказал: «Девочка, а как сильна, как будто уже мастер. Подумаю иногда, да и станет страшно… личная жизнь грозит превратиться в трагедию».
Софья действительно долго не могла оправиться от удара, ни в кого не влюблялась и не выходила замуж.


Только в зрелом возрасте, в 1901 г., когда отца уже давно не было в живых, она заключила брак с петербургским юристом финского происхождения Г.Юнкером. Крамской, несмотря на простое происхождение (он был сыном писаря из городка Острогожска), был принят при дворе и даже стал там своим человеком, не раз выполняя портреты членов императорского семейства. Александр III был большим демократом и предпочитал общение с обычными людьми, особенно талантливыми, общению с романовским кланом. Художник давал уроки живописи дочерям императора. Своими при дворе стали и его дети. Софья тоже выполнила ряд работ, запечатлев императора, императрицу, их детей, прежде всего цесаревича, и др. родственников. Но почти ничего не сохранилось. Что-то было уничтожено либо пропало в годы революции, что-то из собственных работ было передано ею в Острогожский музей, на родину отца, вместе с его картинами, и, когда в 1942 г. в музее вспыхнул пожар, погибло вместе с большей частью его коллекций.


Вел. князь Константин Константинович в роли Гамлета в любительской постановке, акварельный портрет Софьи Крамской (музей ИРЛИ – Пушкинский дом)

Его история остаётся непроясненной. Портрет поступил в музей в 1927 г. через гос. музейный фонд из Мраморного дворца, не датирован, имеет подпись: «Софiя Юнкеръ». Возможно, что Юнкер-Крамская присутствовала на единственном представлении «Гамлета» в 1899 г. или на репетициях спектакля, так как художница и ее старший брат были близки ко двору. А возможно, что портрет вел. князя был исполнен позже – по известной фотографии, воспроизводимой не раз в литературе (близость фотографии и акварельного портрета очевидна). В биографии Юнкер-Крамской известны случаи исполнения портретов по фотографиям, которые затем художница предлагала моделям приобрести или принять в дар.


С.Крамская. Портрет актрисы Савиной

История создания этого портрета прояснена благодаря письму И.Репина, который выступал посредником при его приобретении. Первый вариант портрета актрисе не понравился. Другой вариант с черным веером, остался висеть в ее особняке, который по завещанию перешел в собственность Дома-интерната ветеранов сцены им. М.Г. Савиной. Софья была признанной портретисткой, ее просто осыпали заказами. Увы, судьба многих работ, находившихся в частных руках, в домах и усадьбах, разгромленных в период революции, также осталась неизвестной. Софья Ивановна неоднократно и с большим успехом принимала участие в различных худ. выставках самого высокого уровня - в АХ, в Обществе живописцев-акварелистов, в худ. отделе Всероссийской ярмарки в Нижнем Новгороде. Была она известна и как книжный иллюстратор, оформляя издания к юбилею Пушкина. Замечательными были и ее жанровые картины. После замужества Юнкер-Крамская много помогала своему мужу, который собирал материалы о декабристах и готовил книгу-исследование об этом периоде истории. Книга так и не была опубликована…

Муж Софьи Ивановны скончался в 1916 г. А вскоре начались и другие беды - революция, гражданская война, смерть матери в 1919 г. Но Софья Ивановна, которой было уже далеко за 50, старалась приспособиться к новой жизни. С 1918 г. она работала в художественно-реставрационных мастерских Главнауки. Ей, глубоко верующему человеку, пришлось стать организатором антирелигиозного музея Зимнего дворца и иллюстрировать «Историю религии» в издательстве «Атеист». Ей, дочери Крамского, прославленного мастера религиозной живописи, автора росписей купола храма ХС и великих христианских полотен! Свою веру Софья Ивановна особо не скрывала, как и не скрывала христианское желание помочь ближнему. В Ленинграде мучилось много ее знакомых из прошлой жизни - смолянок, фрейлин, просто лиц дворянского происхождения. Лишенные всего - жилья, имущества, службы и каких бы то ни было доходов, многие буквально голодали. Дочь художника помогала им устроиться на работу, пусть с самым скромным жалованьем, достать переводы, уроки, перепечатку на машинке, чтобы как-то выжить. Все это и вменили пожилой женщине в вину - и то, что была очень религиозной, и то, что помогала друзьям…

Юнкер-Крамская была арестована 25 декабря 1930 г., обвинялась по статье 58-II УК РСФСР в контрреволюционной пропаганде. Ей вменялось в вину создание  «контрреволюционной группировки из бывшей знати, ставившей себе целью проведение своих людей в разные советские учреждения на службу для собирания сведений о настроениях…».
Все проходившие по делу говорили о религиозности художницы, что усложняло ее положение. Она была приговорена как «чуждый элемент» к трем годам ссылки в Сибирь, но из-за нервного потрясения у нее случился инсульт. С тяжелым параличом Софья Ивановна была отправлена в тюремную больницу ДПЗ. Ее кое-как подлечили и через 4 мес. все же послали по этапу в Иркутск. Полупарализованная женщина добралась до Иркутска, но через 3 недели ее перевели в Канск, через месяц, с ухудшившимся состоянием - в Красноярск.

15 октября 1931 г. Юнкер-Крамская из красноярской больницы написала письмо Е.П. Пешковой, оказывавшей помощь политзаключенным. Она рассказала о тяжелой болезни, о перенесенных во время ссылки 2-х операциях, пыталась доказать, что приносит пользу, что всегда, несмотря на состояние здоровья, работала: в Иркутске - как иллюстратор учебников и колхозных журналов, в Канске - как фотограф и ретушер в местной газете. В Красноярске с ней случился второй удар, отнялась левая часть тела. Ее просьба состояла в смягчении участи: если нельзя вернуться домой в Ленинград, то пусть ее хотя бы оставят в Красноярске до поправки здоровья и обязательно предоставят работу, ведь правая рука действует, не разбита параличом: «Я пишу и портреты, и плакаты, лозунги, афиши, вывески, иллюстрации, знаю фотографическую ретушь, раскраску фотографий, языки, я работать могу, люблю. О моей рабочей жизни Вам может подтвердить Е.Д. Стасова, с отцом которой был так дружен мой покойный муж. О музее Крамского Вам тоже могут дать сведения и она, и товарищ Луначарский…»

В конце письма отчаянные строки: «Я могла делать ошибки в своих суждениях, могла что-нибудь не так правильно оценивать, могла криво судить о положении вещей, но преступления я не совершала никакого - и сознательно так горячо любя свою страну, после смерти мужа (он был финляндским подданным) - переменила свои бумаги на русские, подписав тогда уже отказ от каких бы то ни было претензий на имущество. Было даже смешно поступить иначе. Помогите мне! Я написала просьбу о помиловании М.И. Калинину. Я прошу Вашего содействия. Я оправдаю милость, если мне она будет дарована, могу уверить в этом Вас. Я честно проработала 40 лет. Тяжко последний, быть может очень короткий срок - чувствовать себя так наказанной. Я собрала последние силы, чтобы написать Вам все это…»

28 февраля 1932 г. было возбуждено ходатайство о пересмотре дела Юнкер-Крамской в связи с неизлечимой болезнью, а также в связи с тем, что ссыльная «не представляет соц. опасности».
25 марта София Ивановна вернулась в Ленинград, а 31 июля она написала благодарственное письмо Е.П. Пешковой, сообщив, что собирается работать и дальше, насколько позволят силы. Художница умерла при странных обстоятельствах. Якобы она уколола палец, когда чистила селедку, и, по словам брата, «умерла от рыбьего яда». Реабилитировали ее за отсутствием состава преступления только в 1989 г. В Гос. архиве РФ сохранилось ее письмо: «Высокоуважаемая Екатерина Павловна, Вы разрешите мне послать Вам эти несколько строк. Меня освободили! Если бы Вы только знали, каким чувством глубокой благодарности полны мои мысли и душа. Я не знаю, простите, право не знаю, полагается ли мне писать вообще о моем чувстве признательности, но я следую своей внутренней потребности это сделать. Вы не посетуйте на то, что я делаю это, если это не полагается, я не знаю, но не последовать душе этой потребности было невозможно! Я снова здесь, в Ленинграде, где прошла моя длительная рабочая жизнь - и теперь я снова, быть может, буду в состоянии начать работать хоть немного, насколько позволят мне мои силы, которые восстановятся во мне с сознанием возможности снова работать! Я не знаю даже, кому мне говорить о том, что я чувствую и как я признательна. Но, думая, что сделалось все это через Высокое учреждение, которого являетесь Представительницей, - я пишу Вам. Ну, это даже ни Вам, никому не будет нужно, пусть это не принято, пусть это не полагается - я все же повторяю: я беспредельно благодарна, что поверили и моему искреннему раскаянию, и моей порядочности старого общественного работника, и моему горячему желанию загладить работой мои какие бы то ни было оплошности и несознательные заблуждения. И хотя я, конечно, очень больна еще и слаба, но, сколько мне позволят воспрянувшие силы - то оставшееся мне время до неизбежного конца я смогу употребить на реабилитацию моего рабочего имени, как самой по себе, так и как дочери Крамского. Еще раз прошу простить меня, если я делаю что-либо, выходящее из рамок допускаемого.
С глубоким уважением,
Художница С.И. Юнкер-Крамская»

http://pikabu.ru/story....4050957
Прикрепления: 2217198.jpg (6.7 Kb) · 4931889.jpg (6.4 Kb) · 6430629.jpg (6.3 Kb) · 1586864.jpg (9.2 Kb) · 3501080.jpg (10.4 Kb) · 6907390.jpg (9.0 Kb) · 5712330.jpg (11.0 Kb)
 

  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: