Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ФЕДОР СОЛНЦЕВ (10. 2016. журнал "Русский мир")
ФЕДОР СОЛНЦЕВ
Валентина_КочероваДата: Пятница, 09 Дек 2016, 22:58 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5144
Статус: Offline
СОЛНЕЧНЫЙ МАСТЕР

«Карамзин русской живописи» – так оценивали Федора Солнцева современники. он прошел путь от крепостного до потомственного дворянина, застал четырех императоров и пережил многих вдохновленных его творчеством младших коллег.

Кажется, сама фамилия предопределила выдающийся талант художника, реставратора, археолога Федора Григорьевича Солнцева...


1890. (Фото предоставлено автором)

Он родился в селе Верхне-Никульское Мологского уезда Ярославской губернии 14 апреля 1801 года. Солнцевы числились крепостными графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина – известного историка и собирателя старины.



Семья Солнцевых была для своего круга весьма нестандартной: мать, Елизавета Фроловна, знала грамоту, выучив тому и своих детей. Отец, Григорий Кондратьевич, отпущенный на вольный оброк, вскоре после рождения Федора уехал в Петербург, где работал кассиром при императорских театрах. Постижение азов чтения и письма будущему художнику давалось тяжело, тем более что старался он не особо. Настоящей страстью ребенка было рисование: уже в шестилетнем возрасте он пытался писать пейзажи, но особенно маленький Федор любил рисовать различные старинные предметы и копировать лубочные картинки. Заметив дарование мальчика, граф Иван Алексеевич освободил Солнцевых от крепостной зависимости, что позволило Федору уехать к отцу в Петербург. В 1815 году он поступил в Императорскую Академию художеств и был определен на казенное содержание по классу портретной живописи. Его учителями стали С.Щукин, А.Егоров, А.Варнек. В 1824 году Солнцев блестяще оканчивает учебу с аттестатом первой степени и золотой медалью. Оставшись пансионером академии, он был зачислен в нее на службу «по части археологической и этнографической».

В пансионерские годы Федор активно занимается церковными росписями. Молодой художник принимает участие в росписи петербургского храма Святых праведников Захарии и Елизаветы



пишет образ евангелиста Матфея в Казанском соборе. В 1827 году для Троицкой церкви родного Верхне-Никульского Солнцев создает несколько икон и эскизы росписи стен. В том же году он пишет свою итоговую пансионерскую работу, удостоенную золотой медали первого достоинства, – «Спаситель с фарисеями по евангельской притче о монете». Совет академии предложил художнику заграничную поездку, но не в Италию, как обычно бывало, а в Пекин! Однако тот от нее отказался.


Село Верхне-Никульское. Крестьянское семейство перед обедом. Дипломная работа Ф.Г. Солнцева. 1824. (Фото предоставлено автором)

Еще во время его учебы на работы Солнцева обратил внимание Алексей Оленин – президент Академии художеств и по совместительству директор Императорской Публичной библиотеки.



Знакомство с Олениным, который становится покровителем Солнцева, круто изменило судьбу Федора Григорьевича. Знаток древностей, эрудит, стоявший у истоков русской художественной археологии, Алексей Николаевич привлекал художника к выполнению соответствующих заказов, способствуя его становлению как исторического живописца. Частый гость в доме Олениных, Солнцев встречался с И.Крыловым, В.Жуковским, Н.Гнедичем, А.С. Пушкиным, своим однокашником по академии К.Брюлловым и другими известными лицами того времени.

Однажды в 1829 году в кабинете Оленина произошел следующий эпизод: «Алексей Николаевич, – вспоминал Солнцев, – предложил мне нарисовать «рязанские древности». Я принялся за работу. Между прочим, у меня нарисована была бляха, рисунок этот и лежал на столе. Однажды приехал к Алексею Николаевичу профессор перспективы М.Н. Воробьев. Заметив на столе ­бляху и приняв ее за настоящую, он хотел рукою сдвинуть ее, но, увидев свою ошибку, сказал: «Не­ужели это нарисовано!» По этому случаю Алексей Николаевич заметил: «Да, уж лучшей похвалы искусству нельзя сделать». И действительно: первая известность пришла к Федору Григорьевичу после публикации в 1831 году его рисунков предметов из Рязанского клада, выполненных специально для исследования Оленина.

Уже в мае 1830 года Солнцев принялся за следующий грандиозный по масштабу проект, идея которого принадлежала Оленину, – создание исторического атласа, в который бы вошли рисунки российских древностей.

Федор Григорьевич участвовал в многочисленных экспедициях по старинным русским городам, церквям и монастырям, целью которых была фиксация культурно-исторических памятников, старинных предметов, традиционных костюмов. Экспедиции побывали в Москве, Киеве, Новгороде, Пскове, Ладоге, Белозерске, Чернигове, Смоленске, Владимире, Суздале, Юрьеве-Польском, Коломне, Звенигороде, Твери, Торжке, Старой и Новой Рязани, Ярославле, Костроме и многих других городах.

Немало времени художник отводил работе с рукописями. В Москве его работе содействовал митрополит Филарет (Дроздов). Рисуя с натуры древности, Солнцев не просто копировал, но по сохранившимся документам старательно проверял время создания предмета или храма. В ходе этой работы им был сделан ряд хронологических открытий. При этом следует учитывать, что в то время еще не было ни четкого представления об отечественной древности, ни безусловного осознания ее ценности, а потому значимость работы была очевидна далеко не всем, и художника нередко поджидали всевозможные казусы. Например, в некоторых местах его принимали за ревизора и часто прятали (а в ряде случаев даже уничтожали!) имевшиеся описи предметов старины. Так что Федору Григорьевичу нередко приходилось скрывать свои истинные намерения и играть роль странствующего богомольца. Менее чем за двадцать лет, начиная с 1830 года, Солнцевым было создано более 3 тысяч высокоточных эскизов. Работу мастера по выявлению и зарисовкам предметов старины сначала патронировал Алексей Оленин, а после его смерти – лично император Николай Павлович.

В 1836-м, благодаря работе над эскизами и присвоению звания академика за картину «Свидание князя Святослава Игоревича с греческим императором Иоанном Цимисхием на Дунае в 971 г.», Солнцев приобретает широкую известность как один из талантливейших мастеров своего времени и непревзойденный знаток художественных древностей. С тех пор и до конца жизни он был обеспечен массой самых престижных заказов.

«Охранитель древностей русских» – так после его смерти назвал Николая I известный археолог и архитектор-реставратор Алексей Мартынов. Не случайно, что именно Федор Солнцев становится не просто одним из любимых художников императора, но, по сути, его фаворитом. Фактически Федор Григорьевич выступил главным проводников правительственной политики в сфере культуры, отмеченной повышенным интересом к византийскому и древнерусскому наследию. Одним из плодов данной политики, отражавшей триаду графа Уварова («православие, самодержавие, народность»), стало издание результатов художественно-археологической деятельности Солнцева – «Древности Российского государства». Издание включало в себя 508 хромолитографий, сделанных по рисункам Федора Григорьевича, и пояснительные статьи.


1849. (Фото предоставлено автором)

В 1836–1837 годах по рисункам Солнцева в Московском Кремле были возобновлены Грановитая палата, царские терема и дворцовые храмы. Нико­лай I, поблагодарив его за проделанную работу, представил художника императрице; а в другой раз, взяв того под руку, прогуливался с ним по реставри­руемым помещениям, Солнцев же рассказывал монарху о той или иной интересовавшей его вещи.

В 1837–1839 годах по эскизам художника был изготовлен роскошный Кремлевский сервиз, предназначавшийся для торжественных императорских обедов.


Тарелка из Кремлевского сервиза. 1837–1839. (Фото предоставлено автором)

В 1838–1849 годах для возведенного по проекту Константина Тона Большого Кремлевского дворца Солнцев, назначенный главным художником, спроектировал паркеты и парадные двери орденских залов (Георгиевского, Александровского и Екатерининского), лепнину потолков, люстры, камины, шпалеры, ковры, шторы, сервизы. На рубеже 1840–1850-х годов Федор Григорьевич руководит художественными работами в новом здании Оружейной палаты, также созданном по проекту Тона. В 1846–1848 годах по случаю бракосочетания великого князя Константина Николаевича ему было поручено сделать рисунки для различной утвари: золотых, серебряных и бронзовых изделий, фарфора и хрусталя в русском стиле, что для того времени было весьма необычно.

С конца 1830-х годов и вплоть до своей кончины художник также пишет иконы, разрабатывает эскизы окладов, крестов, иконостасов и росписей многочисленных храмов: Святителя Митрофана Воронежского на Митрофаньевском кладбище Санкт-Петербурга, Рождества Христова на Рождественской улице, Вознесения Господня в Вознесенском проезде, Исаакиевского собора, Троицкого собора Александро-Невской лавры. Помимо этого Федор Григорьевич занимался также и реставрацией.


Храм Святителя Митрофана Воронежского (1839–1847) на Митрофаньевском кладбище Санкт-Петербурга (утрачен). Фото 1900-х годов ( предоставлено автором)

Федор Солнцев принял участие во всех реставрациях памятников средневековой живописи, начатых по инициативе Николая I в 1840-х годах. Так, в 1842 году он восстанавливал стенопись новгородского Знаменского собора. В 1843-м им были открыты знаменитые фрески и мозаики Софии Киевской и Успенского собора Киево-Печерской лавры.

Протоиерей Иван Скворцов вспоминал: «Когда в алтаре придела преподобных Антония и Феодосия после случайного опадения штукатурки оказались следы фресковых изображений, бывший по некоторому делу в Киеве академик Ф.Г. Солнцев возымел мысль о существовании подобных изображений по всему Ярославову храму. Мысль эта и подтвердилась, <…>, доложено было Государю Императору, и Его Величество изволил указать священному Синоду изыскать средства как для открытия, так и возобновления древних фресок на всех стенах и столпах Киево-Софийского собора. <…>, согласно с Высочайшей волей, часть живописная вся поручена главному надзору академика Солнцева».

В ­1844-м под руководством художника была начата расчистка фресок и их последующая «заправка», отмеченные рядом конфликтов: между Солнцевым и киевским митрополитом, митрополитом и подрядчиками, подрядчиками и Солнцевым. Так, еще до начала работ митрополит Филарет (Амфитеатров) выступил вообще против каких-либо попыток раскрытия старой живописи, поскольку считал, что это укрепит позиции «раскольников», однако, поскольку за Федором Григорьевичем стоял административный ресурс в лице самого императора, владыке пришлось отступить. Художником были также открыты фрески Успенского и Дмитровского соборов во Владимире, а также церкви Покрова на Нерли. Именно Солнцев был и их первым реставратором.

Весомую лепту художник внес и в искусство традиционной рукописной книги. Более того, именно работы Солнцева вновь возродили интерес к данному жанру среди профессиональных художников. Книгописное наследие мастера насчитывает не менее 14 высокохудожественных манускриптов. В отличие от современных ему старообрядческих книгописцев, копировавших позднесредневековые и отчасти барочные образцы, Федор Григорьевич объединял в своих работах средневековые мотивы с элементами западноевропейского академизма.

Выдающимся его творением является лицевая книга «Праздники в Доме Православного Царя Русского», хранящаяся в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки. Манускрипт, созданный Солнцевым в 1850 году, – уникальный памятник славянорусской книгописной культуры XIX столетия. Это сборник роскошно оформленных молитв и фрагментов церковных служб, приуроченных к семейным торжествам императора Николая I и его ближайших родственников.

Среди книгописных работ Солнцева выделяется и «Молитвослов с Месяцесловом», написанный в 1850-х годах для княгини Марии Волконской, жены князя Дмитрия Волконского.


Молитва «Царю Небесный». «Молитвослов» княгини М.Волконской. 1850-е годы (Фото предоставлено автором)

Мария Волконская была дочерью крупного мецената и ценителя искусств, статс-секретаря Александра I Петра Андреевича Кикина, одного из основателей Общества поощрения художеств. Княгиня и сама была не чужда искусству – «прекрасно рисовала орнаменты и архитектурные украшения, особенно в старинном русском стиле». Вокруг Марии Петровны даже сложился своеобразный художественный кружок. Так, в создании рукописи «Молитвенника», выполненной на пергамене, помимо Федора Солнцева и самой заказчицы принимали участие известный художник Петр Басин и еще несколько друзей княгини.


Петр Басин

Все листы манускрипта были украшены миниатюрами и орнаментами. Расположенный в конце книги месяцеслов заслуживает особого внимания: лишь употребив увеличительное стекло, можно по достоинству оценить всю тонкость и изящество образов ежедневных святых. Написанный для личного пользования Марии Волконской «Молитвослов» бережно хранился в ее семье и на момент октябрьских событий 1917 года принадлежал внучке княгини, графине Софии Ивановне Граббе – дочери директора Эрмитажа обер-гофмейстера Ивана Всеволожского и супруге генерала Михаила Граббе. Сегодня эта книга также находится в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки.
Прикрепления: 7887063.jpg(29Kb) · 4334217.jpg(19Kb) · 7617947.jpg(22Kb) · 0551308.jpg(40Kb) · 7517276.jpg(19Kb) · 3203826.jpg(47Kb) · 4220508.jpg(59Kb) · 9925067.jpg(32Kb) · 4225052.jpg(41Kb) · 8387716.jpg(11Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Суббота, 10 Дек 2016, 12:01 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5144
Статус: Offline

София Ивановна Граббе

В 1854 году Федор Григорьевич пишет уникальное по красоте Евангелие от Иоанна – заказ княгини Леониллы Николаевны Меншиковой



над которым вместе с Солнцевым трудились художники Григорий Гагарин (троюродный брат Меншиковой)



и Луиджи Премацци



а также анонимные французские мастера. В 1887 году, после смерти Меншиковой, манускрипт, согласно завещанию княгини, был передан в Отдел рукописей Императорской Публичной библиотеки (сегодня Российская национальная библиотека).

Солнцевым были также созданы: «Молитвослов» для императрицы Александры Федоровны, супруги Николая I; «Молитвослов» для великой княгини Марии Александровны (будущей императрицы); молитвенники ангелам-хранителям для великих княжон Марии Николаевны, Ольги Николаевны и для великой княгини Марии Александровны; «Жития избранных святых»; «Житие Сергия Радонежского»; «Служба св. Марии Магдалине»; «Русские святые, предстатели перед Богом за царя и святую Русь»; «Знаменательные дни в Доме Императора Александра III»; «Знаменательные дни в семье Михаила Ивановича Семевского».

Большой заслугой Федора Григорьевича в сфере книгописного искусства являются и его многочисленные работы по копированию старинных заставок, орнаментов и инициалов. Не менее яркий след он оставил и в истории печатной книги. В 1885 году с его иллюстрациями (400 рисунков!) вышло подготовленное архиепископом Черниговским Филаретом (Гумилевским) издание «Жития святых, чтимых Православной Церковью». Кроме того, художник проиллюстрировал книги «Изъяснение на Литургию» Ивана Дмитриевского и «Размышления о Божественной Литургии» Николая Гоголя.

С 1844 года Солнцев преподает иконописание в Санкт-Петербургской Духовной семинарии. В 1852-м он становится членом Императорского Русского археологического общества, а в 1859-м – Императорской Археологической комиссии, способствуя становлению российской археологии как самостоятельной науки. С 1858 года ему поручен надзор за учениками академии из бывших государственных крестьян. Пять лет спустя Императорская Академия художеств избирает его в почетные вольные общники.

В 1876 году академик Солнцев «в уважение отличных познаний в искусстве» был возведен в звание профессора. Художнику была вручена Большая золотая медаль, на одной стороне которой был портрет Федора Григорьевича, а на другой – дарственная надпись «в память 50-летней археологической его деятельности». Во время празднования издатель авторитетного в те годы исторического журнала «Русская старина» Михаил Семевский произнес: «Рисунки Солнцева в научном и художественном отношениях – живописная летопись Древней Руси, источник возрождения отечественного стиля. И если Карамзин в летописях и других археографических памятниках нашего Отечества обрел живые краски для слога своей истории; если Пушкин в народных сказках нашел живую свежую струю, которой он обновил язык отечественной поэзии; то художник Солнцев произведениями своими пробудил в русских художниках чувство народного самосознания и уважения к образам, завещанным нам предками».


Изображение Креста с предстоящими святым царем Константином, святой царицей Еленой, царем Алексеем Михайловичем, царицей Марией Ильиничной и патриархом Никоном. Хромолитография Ф.Дрегера по рисунку Ф.Г. Солнцева. 1851. (фото предоставлено автором)

Десять лет спустя, в ­1886-м, в честь 50-летия присвоения звания академика, Федор Григорьевич получил чин действительного статского советника. За свою жизнь он был награжден орденами Святого Владимира 4-й степени, Святого Станислава 2-й степени, Святой Анны 2-й степени и Святого Владимира 3-й степени. Кроме того, Солнцеву неоднократно жаловали бриллиантовые перстни, золотые медали, выплачивались крупные премии.

С детства впитав в себя размеренный деревенский быт и сопутствующую ему любовь к старине, Федор Григорьевич соединил в своем творчестве сакральные начала традиционной культуры и светские черты академического образования. Все это он старался передать и своим подопечным. Среди учеников Солнцева выделялся известный впоследствии своими работами на историческую тематику Андрей Рябушкин.

Состоятельным человеком Солнцев стал уже в молодости, но продолжал вести скромную и строгую жизнь, полную непрестанных трудов, отличался унаследованной от деревенских предков набожностью. Художник нередко посещал службы даже в обычные дни и всегда подавал нищим, которые буквально каждое утро осаждали его особняк на Песках: выстроившись в шеренгу, они ожидали хозяина, дававшего им по гривеннику.

Сохраняя завидную работоспособность вплоть до последнего дня, академик живописи, действительный статский советник Солнцев скончался в Санкт-Петербурге 3 марта 1892 года и был погребен на Волковом (ныне Волковском) кладбище.


Надгробие Ф.Г. Солнцева на Волковском кладбище Санкт-Петербурга. (фото предоставлено автором)

После смерти Федора Григорьевича, несмотря на неизменную популярность русско-византийского стиля, его фигура довольно быстро забылась. Тем более наследие художника не нашло понимания в среде пришедших к власти после Октября 1917 года. Однако семена, посеянные Солнцевым на ниве художественного ремесла, дали обильные и прекрасные всходы.

На работах мастера взрастало творчество художников Андрея Рябушкина, Виктора Васнецова, Михаила Нестерова, Елизаветы Бём, ювелира Карла Фаберже, архитекторов Федора Горностаева, Ильи Бондаренко, Владимира Покровского, Алексея Щусева и многих других представителей русского искусства второй половины XIX – начала XX века.

Сегодня труды Федора Григорьевича хранятся в Российской государственной и Российской национальной библиотеках, в Библиотеке Конгресса США, в музее-заповеднике «Московский Кремль»...

С апреля 2004 года в поселке Борок Некоузского района Ярославской области функционирует музей, посвященный жизни и творчеству выдающегося мастера – живописного летописца русской истории.

http://www.museum.ru/M3169

Алексей Гудков

http://russkiymir.ru/media/magazines/article/215569/
Прикрепления: 9443830.jpg(23Kb) · 1292319.jpg(14Kb) · 7897058.jpg(9Kb) · 4622216.jpg(16Kb) · 9956353.jpg(36Kb) · 2521270.jpg(32Kb)
 
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ФЕДОР СОЛНЦЕВ (10. 2016. журнал "Русский мир")
Страница 1 из 11
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz