Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » АННА АНДЕРСОН
АННА АНДЕРСОН
Валентина_КочероваДата: Вторник, 18 Июл 2017, 22:22 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5325
Статус: Offline
АННА АНДЕРСОН



16 декабря 1896 года родилась женщина, известная под именем Анна Андерсон. Были у неё и другие имена, но сама она чаще всего представлялась великой княжной Анастасией — чудом выжившей при расстреле дочерью последнего императора Николая II. История Анны Андерсон (это не её настоящее имя) стала одним из самых запутанных и загадочных дел всего ХХ века. Почти 40 лет она вела судебные разбирательства, требуя признать её Анастасией Романовой и таким образом сделать её единственной наследницей царского золота, которого, как позднее выяснилось, не существовало.

Люди, выдававшие себя за Романовых, спасшихся из революционной России, стали появляться с начала 1920-х годов и регулярно объявлялись вплоть до начала XXI века. В общей сложности самозванцев насчитывается около 200 человек. Это стало возможным благодаря тому, что долгое время о судьбе императорской семьи ничего не было известно. В Европе и России ходили самые разнообразные слухи.

Большевики сразу же сообщили, что император был ими расстрелян в Екатеринбурге, однако про его семью говорилось, что она находится в «безопасном месте». Лично Ленин вплоть до начала 20-х годов в беседах с иностранными журналистами неизменно подчёркивал, что императорская семья не была расстреляна, однако их настоящее местонахождение ему неизвестно.



Тот факт, что в подвале Ипатьевского дома была расстреляна вся семья, большевики признали только ближе к середине 20-х годов. Однако местонахождение захоронения было тайной до 90-х годов, поэтому предприимчивые авантюристы, а то и просто психически нездоровые люди выдавали себя за чудесно спасшихся детей императора.

Это была наиболее удобная легенда, поскольку любые нестыковки и несовпадения во внешнем облике можно было объяснить взрослением, а также трудной жизнью в условиях подполья. Все они рассказывали самые невероятные истории своего спасения. Одни из них могли убедить только несколько самых легковерных людей, тогда как другие водили за нос даже своих европейских «родственников», получая от них приличные суммы на жизнь.

Особняком стоит история Анны Андерсон, которая расколола русских эмигрантов и даже некоторых родственников Романовых на тех, кто верил в её чудесное спасение, и тех, кто считал её самозванкой. В суде она пыталась доказать, что является Анастасией Романовой и таким образом стать главной наследницей дома Романовых, на что потратила почти всю свою жизнь.

Анна появилась в Берлине буквально ниоткуда февральской ночью 1920 года. Её заметил на Бендлерском мосту дежуривший полицейский, которому показалось странным ее поведение, будто бы намеревавшейся прыгнуть в воду. Он задержал её и доставил в участок, где она рассказала путаную и сбивчивую версию: якобы она приехала из России к своей берлинской родственнице Ирене Гессен-Дармштадской (которая приходилось тёткой дочерям последнего российского императора), однако родня её не признала и она от отчаяния решила наложить на себя руки.



Её доставили в психиатрическую клинику. При осмотре у неё обнаружили несколько шрамов от огнестрельных ран. Кроме того, девушка говорила с отчётливым акцентом, поэтому её сочли полькой или русской. Документов у неё не было, своё имя она отказывалась назвать, а врачи сочли её психическое состояние неудовлетворительным и оставили в клинике.

Так прошло полтора года, неизвестная фрау так и не спешила открыть своё настоящее имя, проводя дни в печальной меланхолии. Всё изменил случай. Кто-то принёс в клинику свежий выпуск одной из берлинских газет, в которой выдвигалось предположение, что как минимум одной из царских дочерей удалось бежать.

Одна из находившихся в клинике на лечении женщин, в прошлом шившая платья для императорских фрейлин и позднее бежавшая от большевиков, интересовалась новостями из России и прочитала статью, которая была сопровождена фотографией царской семьи. Эту женщину звали Мария Пойтерт, и именно она первой обратила внимание на сходство загадочной незнакомки с одной из царских дочерей.

Пойтерт попыталась выяснить взволновавший её вопрос непосредственно у нее, но та отказалась с ней разговаривать. Стоит отметить, что Пойтерт после бегства из России страдала манией преследования и поведение девушки только укрепило её в подозрении, что перед ней одна из выживших дочерей императора.

Вскоре Пойтерт выписалась из клиники и поделилась своим открытием с несколькими представителями русской эмигрантской диаспоры в Берлине. Её знакомый по фамилии Швабе в своё время служил в лейб-гвардии Кирасирском Её Величества Государыни императрицы Марии Феодоровны полку и неоднократно имел возможность видеть членов императорской фамилии.

Швабе приехал в больницу и попытался побеседовать с девушкой, но выяснил, что она не знает русского языка или делает вид, что не понимает. Кроме того, она всё время закрывала лицо одеялом. Тем не менее, диалог со Швабе взволновал её, что было заметно, поэтому он решил приехать ещё раз, теперь уже в сопровождении тех, кто близко знал царских детей.

В следующий визит он взял с собой Зинаиду Толстую — подругу царских дочерей, с которыми она переписывалась, даже когда они ещё были в ссылке. Им снова ничего не удалось добиться от больной, которая прятала от них лицо и не отвечала на вопросы, зато Толстая вдохновилась этой встречей. Ей показалось, что девушка внешне очень похожа на одну из царских дочерей — Татьяну.

По Берлину среди русских эмигрантов стали распространяться слухи о чудесном спасении одной из дочерей Романовых. Все нестыковки желавшие верить в чудо эмигранты объясняли шоковым состоянием девушки после побега из России и перенесённых там лишений. Вскоре в больницу прибыла фрейлина императрицы София Буксгевден, очень близкая к императорской семье и прекрасно знавшая всех её членов.

Фрейлина сочла девушку похожей на Татьяну Николаевну, однако, когда ей наконец удалось рассмотреть её повнимательнее, уже без закрытого одеялом лица, она пришла к выводу, что она не та, за кого себя выдаёт.

Через некоторое время одна из поклонниц забрала девушку из больницы к себе в дом. Поскольку её имени так никто и не знал, её называли Анной. Именно тогда Анна и сделала сенсационное признание: она — чудесно спасшаяся великая княжна Анастасия Николаевна. Спас её солдат, охранявший её, — некто Чайковский. С ним вместе они бежали в Румынию, где она родила ребёнка, а потом Чайковский погиб, а она, опасаясь преследований, бежала в Берлин. Так она превратилась в Анну Чайковскую.


Слева направо: Принцесса Гессенская Ирен, родная сестра императрицы Александры Федоровны. Великая княжна Татьяна Николаевна.

Вскоре она повздорила со своими благодетелями и стала скитаться по домам эмигрантов. Один из них, некто Грунберг, был знаком с Ирен Гессенской, приходившейся тёткой Анастасии и уговорил её приехать и посмотреть на «племянницу». Та посмотрела на неё и сочла её немного похожей на Татьяну, но никак не на Анастасию и в конце концов уверенно заявила, что это не её племянница.

Анна продолжила свои скитания и в конце концов осела в доме прибалтийской немки фон Ратлеф, которая стала её самой преданной сторонницей. Тем временем слухи об Анастасии распространялись в эмигрантских кругах по всей Европе. Вскоре о ней узнала «бабушка» — вдовствующая императрица Мария Федоровна, супруга Александра III. Она решила проверить девушку ещё раз, чтобы точно убедиться, что она не её внучка.

Она отправила к девушке камердинера Волкова, который прекрасно знал всю семью и даже был с ними в ссылке, но по счастливому стечению обстоятельств избежал расстрела. Волков дважды встретился с Чайковской и категорично заявил, что она не имеет никакого отношения к Романовым.

Все близко знавшие императорскую семью и имевшие возможность посетить девушку сделали это, но практически никто из них её не опознал. Учителя царских детей Жильяр и Гиббс уверяли, что она не похожа ни на одну из царских дочерей даже внешне, не говоря уже о том, что её родным языком, судя по всему, является немецкий, тогда как русского и английского она не знает. Между тем реальная Анастасия, наоборот, не знала немецкого, но с детства говорила на английском и русском.


Чарльз Сидней Гиббс - учитель наследника

Ольга Александровна (тетя Анастасии) до последнего хотела верить в чудо и сомневалась в свидетельствах камердинеров, фрейлин и учителей, поэтому решила сама повидать Анну. Однако её ждало огромное разочарование: о том, что перед ней её племянница, не могло быть и речи.

Чайковская всё сильнее входила в роль Анастасии, начинала откровенничать с журналистами, причём так, что это стало угрожать репутации некоторых представителей аристократических кругов. Так, она утверждала, что помнит, как во время Первой мировой в Петроград приезжал её дядя по материнской линии, герцог Гессенский Эрнст Людвиг.



Если учесть, что в то время шла война между Германией и Россией, герцог оказался в затруднительном положении и его могли посчитать предателем.

Неосторожными откровениями «Анастасия» нажила себе врагов, главным из которых стал как раз Эрнст Людвиг, который затратил огромные усилия, чтобы выяснить ее настоящую личность, называющую себя его племянницей.

Он нанял лучших детективов, которые выяснили, что никаких Чайковских в последние годы в Бухаресте не было зарегистрировано и легенда «Анастасии» является ложью. Им также удалось выяснить личность девушки. По их предположениям, в действительности её звали Франциска Шанцковская. В прошлом она работала на оборонном заводе, где получила серьёзные травмы, уронив боевую гранату. Именно этим и объяснялись её многочисленные шрамы на теле. Её жених погиб на войне, а её саму в 1916 году отправили в психиатрическую больницу. Следы Шанцковской теряются как раз за несколько месяцев до внезапного появления «Анастасии» на мосту.

Расследование стало угрожать Чайковской, и она перебралась в США, где жила под именем Анны Андерсон. Первоначально у Ксении Георгиевны Романовой, дальней родственницы Анастасии, которая была одной из немногих Романовых, признававших подлинность Анастасии. Правда, Ксения Георгиевна в последний раз видела настоящую Анастасию, когда ей самой было всего 8 лет.

В США она познакомилась с Глебом Боткиным, сыном лейб-медика императорской семьи Евгения Боткина, расстрелянного вместе с царской семьей. Боткин вместе с сестрой Татьяной стал одним из самых активных сторонников её царского происхождения и до самой смерти поддерживал Анну.

В Америке «Анастасия» жила в роли экзотической знаменитости, уехав подальше от Европы, где остальные Романовы стали публично заявлять, что та является самозванкой, и где был опасный герцог Гессенский, начавший против неё крестовый поход.

Боткин развёл очень активную деятельность по подготовке судебной кампании, которая должна была окончательно расставить все точки и признать девушку Анастасией Романовой. По миру тогда ходили слухи о невероятных богатствах царя, якобы оставшихся в каких-то банках. Слухи о романовском золоте будоражили не только русских эмигрантов, но и многих иностранных авантюристов.

Легенды о романовском золоте передавались из уст в уста, из-за чего суммы становились совсем уж фантастическими, говорили едва ли не о сотнях миллионов долларов. Легенды о «романовском золоте» существуют до сих пор, что уж говорить про те времена, которые от революции отделяли несколько лет.

Поисками баснословных романовских денег сразу же после революции занялась чрезвычайная следственная комиссия, созданная Временным правительством. Комиссия очень старалась, но почти ничего не нашла. Как вспоминал позднее первый глава Временного правительства Львов: «Их личные средства были выяснены. Они оказались небольшими. В одном из заграничных банков, считая все средства Семьи, оказалось 14 миллионов рублей. Больше ничего у Них не было».

В действительности до войны денег было чуть больше, но с началом военных действий царь решил показать пример подданным и перевёл все свои деньги в Россию, истратив их на обустройство госпиталей. Аналогичным образом поступили с вкладами дочерей царя, лишь небольшая часть этих средств осталась в немецких банках, поскольку перевести их было невозможно из-за войны. Но и эти деньги после немецкой революции обесценились, инфляция в Веймарской республике был огромной, и реальная ценность сохранившихся вкладов была незначительной.


Николай II на охоте. Середина 1890-х.

Большая часть банков отрицала наличие у них романовских депозитов, однако часть банков отвечала, что сообщит информацию о счетах только законным наследникам вкладчиков, что только подогревало интерес и давало надежду на существование золота.

Боткин был уверен, что царские миллионы всё же существуют, и ему удалось заразить своей убеждённостью нескольких предприимчивых, но легковерных американцев. Он создал акционерную компанию, обещая выплачивать дивиденды акционерам с будущих «романовских миллионов». Вложение казалось выгодным, ведь точного размера вкладов никто не знал, все думали, что речь идёт о десятках и даже сотнях миллионов долларов. Ему также удалось убедить адвоката заняться этим делом за свой счёт, компенсируя все затраты внушительным процентом от будущей прибыли. В конечном счёте это привело к разорению адвоката.

Несколько лет готовился процесс, разыскивались свидетели, которые смогут быть полезными для «Анастасии». Очевидно, их также заинтересовывали дележом будущих миллионов. Работа была проделана колоссальная, даже удалось найти бывшего военнопленного из австро-венгерской армии, охранявшего Ипатьевский дом, который был согласен подтвердить, что он лично спас Анастасию вместе с неким чекистом из России, фамилию которого было решено не называть «в целях безопасности».

Однако, пока был жив Эрнст Людвиг, сторонники «Анастасии» опасались выступать, он был весьма влиятелен и к тому же достаточно много раскопал о прошлом Анны-Анастасии-Франциски.

В 1937 году он умер и через несколько месяцев начался судебный процесс, который должен был подтвердить право девушки на имя Анастасии Романовой. Процесс начался в Германии, сторонники Анны заручились показаниями бывшего военнопленного Свободы, якобы помогавшего спасти девушку, обоих Боткиных, а также братьев и сестер Шанцковской, большинство из которых её не признали за родственницу и тем самым сыграли в её пользу. Впрочем, если бы они сделали это, её бы сразу же начали судить за мошенничество, и забывчивость родни Шанцковской в данном случае легко объяснима.

Судебный процесс превратился в эпопею всей жизни Андерсон — Шанцковской — Чайковской. Вскоре после начала процесса началась война, потом психическое состояние женщины неоднократно ухудшалось. В итоге процесс, а точнее практически непрерывная череда процессов, затянулся на четыре десятка лет.

В итоге судьи пришли к очевидному решению: Анденсон не является Анастасией Романовой. Слишком много аргументов было против их тождества. За время длительного процесса Анна — Анастасия стала самой настоящей знаменитостью в западном мире. Её история стала популярным в западной культуре сюжетом.

По мотивам истории в Голливуде в разные годы было снято как минимум три фильма, а также написано несколько книг. Однако она не смогла сполна насладиться своей популярностью, после окончания Второй мировой войны предпочитая вести затворнический образ жизни, кроме того, её болезнь не отступала и периодически ей приходилось лечиться в психиатрических клиниках. В конце 60-х она вышла замуж за американского друга Глеба Боткина и взяла его фамилию — Манахан, после чего именовала себя только так.

Анна Манахан умерла в 1984 году, предположительно, в возрасте 87 лет.

Хотя суд в конце концов так и не признал ее Анастасией, эта история действительно оказалась из ряда вон выходящей на фоне остальных лже-Романовых. Слишком многие хотели верить в нее. Уровень развития науки тогда не позволял провести простой ДНК-тест и выяснить истину, поэтому полагаться надо было на свидетельства и косвенные факты.

Сторонники «Анастасии» приводили ряд аргументов в пользу того, что девушка является подлинной Романовой:

* внешнее сходство с одной из царских дочерей;
* врожденная вальгусная деформация стоп, которая была у настоящей Анастасии;
* наличие шрамов от ранений;
* знание некоторых деталей быта царской семьи.

У противников аргументов было больше:

* некоторое внешнее сходство имелось с Татьяной Романовой, однако называла она себя Анастасией, на которую совсем не была похожа;

* говорила на немецком, но совсем не знала английского и русского. Реальная Анастасия с детства свободно говорила и по-русски, и по-английски, а вот немецкого, напротив, не знала, за исключением нескольких слов;

* никто из близкого окружения семьи, а также близких родственников не признал в ней Анастасию;

* обе истории её чудесного спасения выглядят невероятно и неправдоподобно;
* она не узнавала людей, которых Анастасия знала очень хорошо, или путала их с другими;
* знания о быте царской семьи были поверхностны и могли быть взяты либо из открытых источников либо пересказаны некоторыми приближёнными ко двору особами, признававшими девушку Анастасией;

* демонстрировала незнание православных обрядов и в храмах молилась, как католичка, что было невозможно в случае Анастасии;
* слепки зубов Анны совершенно не соответствовали слепкам Анастасии, что засвидетельствовал дантист царской семьи;
* хозяйка дома, в котором в своё время снимала жильё девушка, уверенно опознала её как Франциску Шанцковскую.



Уже в начале XXI века, после обнаружения останков царской семьи, по просьбе потомков Боткиных были проведены ДНК-тесты, и сохранившийся от Андерсон генетический материал был сравнен с ДНК родственников царской семьи, а также потомков Шанцковских. В случае с царской семьёй тест показал отсутствие родства. А вот в случае с Шанцковскими — подтвердил.

Казалось бы, в деле можно поставить точку, подозрения оказались обоснованными и «Анастасия Романова» на самом деле является Франциской Шанцковской. Но сторонников «подлинности» Анастасии это ничуть не поколебало. Они по-прежнему считают её настоящей Романовой, а ДНК-тест ошибочным. Непризнание Анны Андерсон в качестве Анастасии Романовой они объясняют либо кознями герцога Эрнста Людвига, либо Кирилла Владимировича Романова, которому якобы живая наследница мешала провозгласить себя главой императорского дома в эмиграции.

Евгений Антонюк, историк

Коллажи © L!FE. Фото: © wikipedia.org

http://historylost.ru/2016/12/16/anna-anderson/
Прикрепления: 8929704.jpg(8Kb) · 7025968.jpg(48Kb) · 2778652.jpg(48Kb) · 4445283.jpg(42Kb) · 7754300.jpg(6Kb) · 4173546.jpg(14Kb) · 2974135.jpg(56Kb) · 6354989.jpg(46Kb)
 
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » АННА АНДЕРСОН
Страница 1 из 11
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz