[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ПАМЯТИ САВВЫ ЯМЩИКОВА
ПАМЯТИ САВВЫ ЯМЩИКОВА
Валентина_КочероваДата: Четверг, 20 Июл 2017, 00:23 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6134
Статус: Offline
19 ИЮЛЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ САВВЫ ЯМЩИКОВА


На что вам, братья, земная слава?
Эх, жизнь – шалава! Не стало Саввы!
Мне жизнь – подруга, А смерть – сестренка,
Ну что, сеструха! Взяла миленка?

Потешься, право, Мужчина видный.
А коли в жилу, так не обидно!
Не повернутся вспять реки Пскова,
Мабудь, без Саввы, без Ямщикова.

Крученый дядька, куда уж круче!
Застили солнце мне злые тучи!
Десятки, сотни изображений
Донес до нас он без искажений...

Гуляй, стихия! Рыдай, держава!
Россия стала бедней на Савву!..

Андрей Краденов

ОХРАНИТЕЛЬ НАСЛЕДИЯ


Савелий Васильевич Ямщиков - искусствовед, крупнейший знаток культурно-исторического наследия, основатель и бессменный президент Ассоциации реставраторов России, заслуженный деятель искусств, академик РАЕН. Благодаря энергии и гражданской позиции Савелия Васильевича тема сохранения и защиты памятников истории и культуры, а также возвращения на Родину перемещенных в годы войны культурных ценностей стала крупноформатной на нашем ТВ и радио, получила большой общественный резонанс.

Не о каждом человеке, которого встречаем на жизненном пути и о ком вспоминаем с теплом и благодарностью, можем сказать - он изменил мою жизнь, наполнил ее новым пониманием смысла бытия и ответственности за все, к чему ты причастен. Именно таким человеком был и остается С. В. Ямщиков для множества его учеников и ревнителей, рассеянных по российскому небосклону неповторимыми созвездиями: псковским, карельским, новгородским, ярославским, рязанским, владимирским, орловским, уральским...

Никто не сосчитает, сколько нас - обожженных могучей ямщиковской энергией и неуемным темпераментом, принявших его негромкую, но очень нужную помощь и поддержку в делах творческих и житейских. Сила его личного примера огромна, был он великим тружеником, держал в голове массу самых неотложных проблем, постоянно организовывал, пробивал и добивался, сводил для общего дела многих полезных людей, писал от руки десятки предисловий к книгам, художественным атласам и буклетам, каталогам музеев и выставок, подготовленным его друзьями -реставраторами и художниками, вел огромную, обстоятельную личную переписку со своими читателями, телезрителями и радиослушателями.

Впервые я увидел Савву на телеэкране в 1970-е годы - тогда он часто выступал в различных программах. В 1980 году вышла его первая крупная телевизионная работа - док. фильм “Необходимая случайность”, созданный совместно с великим телевизионщиком Л.Н. Николаевым. Савва был тогда в великолепной форме, настоящий русский богатырь в образе исследователя-реставратора. Он рассказывал о провинциальных российских музеях с такой любовью, знанием дела и азартом, что возникало желание все бросить и мчаться в Ярославль, Кострому. В годы перестройки часто выступал по телевидению и радио в качестве члена президиума Советского фонда культуры. К этим своим обязанностям он относился предельно серьезно и очень много сделал, чтобы фонд действительно состоялся и работал для людей.

С первой “экранной" встречи Савва произвел на меня сильнейшее впечатление. Хотелось познакомиться, поговорить, помочь ему. Случай такой представился только в 1989 году - мы встретились на совещании у нового министра культуры СССР впоследствии нашего общего друга Н.Губенко. Когда собрание закончилось, я подошел к Савве. Потом он часто со смехом вспоминал, как спросил меня: “Чем могу быть Вам полезен?” - а я, смутившись, ответил: “Вообще-то я из Гостелерадио и хотел бы быть полезен Вам". Это и было начало нашей дружбы и многолетней совместной работы. Даже в годы его затворничества и длительной тяжелой болезни (несколько лет!), вызванной полным неприятием всех “прелестей" 1990-х, Савелий Васильевич не прерывал своих занятий, рядом с ним всегда были коллеги по ГосНИИ реставрации, другие друзья, оказавшие большую помощь и в творчестве, и в борьбе с недугом. Савва победил болезнь, снова заработал с большой мощью и размахом. Он оставил нам серьезное духовное наследство. Яркий пример - его работа на телевидении и радио.

Недавно директор Гостелерадиофонда России В.И. Осколков составил каталог всех работ Ямщикова на советском телевидении - получилась солидная брошюра на 23 страницах. Здесь и телефильмы “Необходимая случайность”, “Групповой портрет с Кижами", "Лик нашей памяти", “Две судьбы" (о поэтах В.Соколове и И.Бродском), и несколько очерков на литературно-художественном т/к ЦТ “Слово”, в цикловой передаче “Очевидное - невероятное”, альманахе “Памятники Отечества", и большой телецикл из получасовых телепередач “Служенье муз не терпит суеты" о деятелях нашей культуры, и многочисленные отдельные сюжеты в информационных программах ЦТ. В каталог не вошли телевизионные работы Савелия Васильевича в постсоветский период, созданные при активной поддержке руководства ВГТРК. Их очень и очень много - шесть полноформатных док. фильмов: “Спасенная красота", “Советский архимандрит” (о настоятеле Псково-Печерского монастыря Алипии), “Тихая война Василия Пушкарева" (о многолетнем директоре и хранителе Русского музея), “Загадка Андрея Рублева", “Я пришел дать Вам сказку” (о художнике Ефиме Честнякове), “Мой Псков”; несколько крупных работ на канале “Культура", десятки получасовых бесед по актуальным историко-культурным вопросам на телеканалах “Россия" и “Вести-24”. В последний год жизни Савва неоднократно выступал на РТ как публицист в защиту разрушающихся памятников Пскова, народного, неглянцевого юбилея Н.В. Гоголя, подвергавшегося административному давлению хранителя пушкинских мест на Псковщине Г.Н. Василевича. Не все работы Саввы на телевидении были закончены производством при его жизни. Три фильма о русской иконе канал “Культура” показал уже без него. Замечательный питерский телевизионный мастер B.C. Правдюк в этом году завершает 8-серийный проект, основанный на беседах с Савелием Васильевичем. Готовятся к показу и другие телепередачи, посвященные Савве.

Мы часто говорили с Саввой о нашем телевидении и радио, одинаково полагая, что его главная задача - содействовать сбережению народа. Спорили, серчали друг на друга - не во всем и не всегда были согласны. Обсуждали мы медийные проблемы и в кругу членов общественного совета газеты “Слово”, руководимой известным журналистом В.Линником. Совет этот был создан тоже по инициативе Савелия Васильевича. Савва любил и умел “сдруживать” людей. Радовался, когда получалось. Мы любили и гордились им.

8 октября 2008 года он красиво и достойно отметил 70-летний юбилей. На праздник в Дом Пашкова пришли сотни людей, среди которых были герои его необычной книги “Созидающие”. В этой книге собраны беседы Савелия Васильевича с друзьями и соратниками о главном, что его волновало (перед выходом книги целый год эти беседы передавало “Народное радио”). Гости радовались и желали юбиляру многие лета. Перешагнув возрастной рубеж, Савва опять вгрызся в большую общественную и творческую работу. Было тяжеловато, но он ни от чего не отказывался, старался все успеть... Успел много, оставил большое литературное наследие, созданное в основном уже после болезни, в последние годы жизни. Уже после кончины Савелия Васильевича оно пополнилось еще тремя хорошими книгами. Недавно вышла и первая книга о нем, изданная в его любимом Пскове. Там же, во Пскове, в годовщину его смерти  пройдет церемония вручения национальной премии “Хранители наследия", учрежденной при его активном участии. Теперь эта премия носит имя СВ. Ямщикова. Псковская земля была Савве родной при жизни и навеки приняла его. На 2009 год были большие творческие и общественные планы, собирался он в несколько поездок по России. В начале лета уехал на Псковщину, в свое любимое Пушкиногорье. Там при информационной поддержке телевидения и радио России готовил очень серьезную и крупную акцию “во спасение Пскова". Она была назначена на 25 июля. Попал в больницу - открылась язва, потерял много крови. 18-го, в субботу, утром мы говорили по телефону. Савва собирался в понедельник - вторник выписаться и снова включиться в работу. Утром 19 июля остановилось сердце. 22 июля Савелий Васильевич был погребен на городище Воронич, в Пушкиногорье.


Телерадиожурналисты любили Савву искренне, как своего старого и доброго коллегу. На его уход из жизни телевидение и радио России откликнулись с болью, проводили в последний путь достойно, с особыми эфирными почестями. И не забыли -ВГТРК создало пронзительный поминальный фильм “Числюсь по России”, телеканалы часто повторяют фильмы и освещают события, связанные с творческим наследием Савелия Васильевича, по просьбам слушателей радиостанции вновь транслируют записи его бесед...Жизнь СВ. Ямщикова на телевидении и радио продолжается.
Валентин Лазуткин, ректор Гуманитарного института телевидения и радиовещания им. М.А. Литовчина
http://www.broadcasting.ru/articles2/others/ohranitel-naslediya

САВЕЛИЙ ЯМЩИКОВ: ОСТАНОВИТЬ РАЗРУШЕНИЕ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ!
Выступление на конференции «А.С.Пушкин как мировоззренческое явление национальной традиции» (Москва, 10.05. 2009 г.)

- Прошлым летом, когда готовилось телешоу «Имя Россия», была проведена подготовительная передача «Национальный интерес». Её целью было обсудить, как лучше это шоу построить, чтобы нанести как можно меньший вред России, ее именам, ее истории. Я предложил Пушкина в список обсуждаемых кандидатур не включать. Как на фестивалях, когда присваивается звание «За заслуги» по совокупности. Но меня не послушали. И вы видели, что происходило. Я знал, во что выльется это обсуждение. Я знал, что Зюганов будет представлять Ленина и одновременно будет говорить, какой Достоевский хороший писатель, забыв о том, что Достоевский написал «Бесов». Я знал, что Черномырдин, вместе с Ельциным доведший нашу Россию до того состояния, в котором она находится, будет выступать «державно».

Наиболее страшным из итогов 25-летнего нашего так называемого «постперестроечного» времени я считаю то, что за это время нас заставили потерять память. С этого началась вся эта бархатная революция, которая стоила нам не меньше жертв, чем война и революция не бархатные. Помните, с чего всё начиналось? Кого они прославляли на страницах журналов? Бухарина. Бухарина, который сказал, что большевикам имя Есенина вспоминать не нужно, что если мы будет хвалить Есенина, то не дай Бог и до Тютчева «докатимся». Это было продолжение той же самой троцкистско-ленинской революции. Чего было ждать от этих подразгулявшихся ребят? «Московские новости» Егора Яковлева говорили о демократии, а он в то же время продолжал снимать 90-серийный фильм о Ленине, обобрав все Останкино за свой сценарий. А был уже 1989 год… Уже вовсю звучали призывы к демократии – их демократии. Лиля Брик, Бухарин, прочие - социально близкие им люди.

Месяца полтора тому назад в подмосковной усадьбе в Люблино, где мы представляли книгу о русской усадьбе, у меня произошла одна встреча. Книга эта, кстати, совершенно замечательная: об усадьбах преимущественно не дворянских, а промышленников – Мамонтовых, Морозовых, Рябушинских. Там я повстречал Бориса Евгеньевича Пастернака, внука поэта, и меня потрясли его слова. Он сказал, что за последние 25 лет все усадьбы вокруг Москвы, которым посвящен этот альбом, уничтожены. Я думал, что такое происходит только в Пскове, что рядом с Москвой уничтожено только Абрамцево, а оказывается, что и другие подмосковные уничтожены.

Не буду рассказывать вам о наших бедах во Пскове. Могу сказать, что все это делается людьми, которые хотят уничтожить не Пушкинский праздник, а нашу память. У этих людей нет совести. Они могут действовать через прокуратуру, через что угодно, но самое главное - я это официально заявляю и не только с этой трибуны – речь идёт о целенаправленном разрушении, целенаправленном уничтожении памятников культуры! В течение четырёх лет со страниц всех газет, по телевидению мы говорили, что Абрамцево уничтожается по специальному плану. Удар был осуществлён руками поставленного туда директором выпускника иезуитского ватиканского колледжа г.Пентковского. Придя на царствование, он заявил: «Духа мракобеса Гоголя в Абрамцеве не будет». Они уничтожали Абрамцево и уничтожили под корешок. Мы создали общественное движение в защиту Абрамцево, провели конференцию, где выступило более 40 человек – искусствоведы, реставраторы, священники, филологи. Что через «Московские новости» нам отвечал г.Швыдкой? «Через полгода там будет все в порядке». Сейчас мы снимаем репортаж для РТ с Аркадием Мамонтовым. Слезы выступают на глазах, когда видишь, во что превратилось Абрамцево, о котором Павел Флоренский в 20-е годы писал дочери Мамонтова: «если будет цело хотя бы одно бревнышко, Абрамцево, Россия не умрет».

Я официально заявляю, что наш бывший министр культуры Швыдкой делал и делает все для уничтожения нашей памяти и нашей культуры. Разве может быть министром культуры человек, который проводит провокативную программу «Культурная революция»? Её темы: «Пушкин устарел», «Музеи – кладбища культуры»…. И это министр говорит об этом! Он доболтался до того, что заявил: «русский фашизм страшнее немецкого». Мы сейчас объявляем движение о привлечении его к ответственности. Уже стало гулять это выражение – «русский фашизм». В России однозначно не может быть фашизма! Россия – православная страна. Я сказал-таки ему, что, вам нравится немецкий фашизм? А про печи Дахау и Освенцима вы помните? Никто ничего не слушает. Он поет и пляшет на всех каналах. А мы продолжаем терять памятники нашей культуры.

4 года мы боролись за то, чтобы достойно отметить юбилей Н.В. Гоголя. Нас кто-то в этой борьбе поддержал? Нас поддержал председатель СП Ганичев? Нас поддержал председатель Российского фонда культуры Михалков? Нас поддержали другие творческие союзы? Нас поддержал прежний министр культуры Швыдкой? Нет, он нас обвинил в том, что не Гоголь нас интересует, а материальная корысть. Какой может быть Пушкинский праздник в провинции, если в Москве Гоголевский юбилей прошел если не сказать страшно, то печально. Если идёт торжественное заседание в Малом театре, а одновременно дают премьеру фильма «Тарас Бульба» в кинотеатре «Октябрь» - значит это кому-то надо. Я, как говорится, нелюбимое дитя тоталитарного режима, но помню, как мы слушали по радио в 1952 году заседание в Большом театре по поводу 100-летия со дня смерти Гоголя. Четыре часа, и диктатор сидел все это время на сцене. У нас это все прошло более скромно. Один только новый министр культуры пришел и всё. Первый канал в этот день в программе «Время» не сказал, что сегодня юбилей Гоголя. Зато 15 минут чествовали 75-летие г.Познера. Разве показали посвящённое Гоголю заседание в Малом по телевидению? А Жванецкого юбилей три с половиной часа транслировали. И растяжка висела в зале Чайковского «Жванецкий – это Россия». Если Россия это Жванецкий, то это не моя Россия. Россия – это Пушкин, это Гоголь, это Достоевский.

Президент Путин учредил свою литературную премию 5 лет назад. Кто ее получает? Распутин, Астафьев, Белов? Нет. Жванецкий. Что вы хотите? Вот у нас вчера был круглый стол в газете «Известия» по поводу музея-заповедника «Михайловское». Я сказал, обращаясь к нынешнему министру культуры, что ему надо быть 6 июня в Михайловском. Потому что не должно быть так, чтобы общероссийский праздник вытаскивали на своих плечах только псковичи - Георгий Николаевич. Василевич, новый советник губернатора по культуре Игорь Валерьевич Гаврюшкин. А скажите, кто у нас представляет Россию на книжных ярмарках? Одни и те же писатели: Ерофеев, Быков, Попов... У нас что, берут на эти книжные ярмарки Курбатова, Золотусского, Распутина? Нет. Они только между собой встречаются. И когда мы подписали несколько месяцев назад письмо президенту по поводу того, кому предоставляется телевидение, нам ответил г.Лошак, редактор «Огонька». Он написал: не дождетесь, господа, ваше время прошло, мы указываем, что главное. Знайте, они будут уничтожать нашу культуру! Они радуются, что Псков уничтожают. Они радуются, что идут скандалы вокруг Пушкинского заповедника. Что канала «Культура» как действительного проводника культуры нет.

Помню 4-ый общеобразовательный канал в советские годы. Если там выступали люди, то только те, кто в своем деле был № 1. Если литературоведение – Лотман, если археология – Янин, история – Рыбаков. Что такое канал «Культура» сегодня? Это «Культурная революция», это пошлейшая болтовня в «Апокрифе» Ерофеева, человека, который написал, что русская литература – это отстой, что о ней говорить невозможно. Или же абсолютно откровенно русофобская передача г. Архангельского, в которой на вопрос газеты, почему он приглашает людей одной национальности, он ответил: «я не виноват, что они умные». Один из его умников, выдаваемый за великого знатока древнерусского искусства, г.Лившиц, договорился до того, что сказал о своей благодарности революции за то, что она позволила ему увидеть подлинный лик Владимирской Богоматери и «Троицы» Рублева. Я бы еще две тысячи лет ждал, чтобы увидеть подлинный лик Владимирской Богоматери и «Троицы» Рублева, но только бы не было революции, которая уничтожила сколько церквей! А сколько икон было сожжено, скольких священников казнили! Если речь заходит об опере или балете, то «Культура» показывает только спектакли западных театров. А разве дождешься, чтобы канал «Культура» приехал осветить какую-нибудь серьёзную выставку?

Нас замучили современным, так называемым «посмодерновым» искусством. Всякими «пожираниями» сделанного из шоколада тела Ленина, как это делал Марат Гельман, всякими «новыми памятниками», которыми «унавожена» Москва. Вам не страшно от этих отрубленных рук, от этих «петров»? Посмотрите, во что Москва превратилась! Нет у нашей новой «элиты», так она себя называет, совести. Они настоящую русскую культуру или ненавидят, или не знают. И если мы вместе с руководителями нашего государства и вместе с Александром Сергеевичем Пушкиным не поставим на их пути заслон, мы канем в бездну.
http://pskov.novchronic.ru/253.htm


ЧАС ПАМЯТИ САВВЫ ВАСИЛЬЕВИЧА ЯМЩИКОВА
Программа приурочена к 8-ой годовщине преставления - 19 июля 2009 г. Заслуженный деятель искусств России, художник-реставратор, искусствовед, историк, писатель, член президиума Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, лауреат многих наград, организатор множества выставок, Савва Ямщиков известен своим неизмеримым вкладом в сохранение и восстановление отечественной культуры. За сорок лет работы ему удалось возродить более 400 икон, многие годы он работал у архимандрита Алипия (Воронова) в Псково-Печерском монастыре, о чем впоследствии написал фундаментальный труд.
В передаче о С.В. Ямщикове вспоминают дипломат А.А. Авдеев и критик и публицист В.Я. Курбатов.
Слушать: http://radonezh.ru/radio/2017/07/18/23-00.html

«МУЗЕЙ. РЕСТАВРАТОР. РЕСТАВРАЦИЯ»
Научная конференция памяти С.В. Ямщикова

п. Пушкинские Горы, Псковская область
19 - 20 июля 2017 г.


ПРОГРАММА:
19 июля, среда
МЗ НКЦ
9:30 - Открытие конференции. Утреннее заседание
Приветственное слово: Г.Н. Василевич, к.э.н., лауреат Госпремии РФ, член Совета по культуре и искусству при Президенте РФ, директор Пушкинского Заповедника

1. Реставрация Исаакиевского собор Ю.В. Мудров, вице-президент Российского Комитета Международного Совета музеев (ICOM UNESCO), член Европейского Общества культуры (SEC), член Союза художников РФ, член Президиума Правления и Председатель Отделения искусствоведения и критики СПб СХ, член Международной Ассоциации искусствоведов, искусствовед, директор Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения культуры «ГМП «Исаакиевский собор» (Санкт-Петербург)

2. Архитектурные модели сохранения (реставрации) и приспособления объектов промышленного наследия Т.П. Кудрявцева, канд. архитектуры, академик Академии Архитектурного наследия, член СА России, доцент Московского архитектурного института (МАРХИ), главный архитектор проектов ООО «Сервисэкспо», аттестованный эксперт ГИКЭ (Москва)

3. Фотоальбом «Товарищество наследников Красносельской писчебумажной фабрики К.П. Печаткина» (СПб, 1909?) как уникальный источник фактографической информации для возможной реконструкции и реставрации частей комплексов Красносельской и Царскославянской бумажных фабрик И.И. Фадеева, к. пед. н., доцент, начальник Научно-информационного центра Санкт-Петербургского госуниверситета промышленных технологий и дизайна (Санкт-Петербург)

4. Восстановительные этапы архитектурных объектов в Петровском – мемориальной усадьбе Пушкинского Заповедника Л.В. Козмина, к.ф.н., хранитель музея-усадьбы Ганнибалов «Петровское» (Пушкинские Горы)

5. «Доказательства очевидного» В.И. Васильев, ведущий архитектор ОАО институт «Псковгражданпроект» (Псков)

6. А.А. Оль – архитектор, реставратор, художник А.Ю. Мудрова, старший научный сотрудник Госмузея истории Санкт-Петербурга, член ИКОМ, АИС, искусствовед (Санкт-Петербург)

13.10 – 13.40 Панихида на могиле С.В. Ямщикова на городище Воронич

7. Презентация док. фильма о С.В. Ямщикове. В.С. Правдюк, режиссёр док.фильмов и телепрограмм, журналист, историк, публицист (Санкт-Петербург)
http://pushkin.ellink.ru/museum/konf/konf145.asp
Прикрепления: 6513052.jpg(12.5 Kb) · 8765150.jpg(5.2 Kb) · 2879036.jpg(14.9 Kb) · 5892840.jpg(9.9 Kb) · 4126935.jpg(27.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 26 Июл 2018, 22:08 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6134
Статус: Offline
К 75-летию Саввы Васильевича Ямщикова, великого защитника русской культуры

.

Его имя на протяжении нескольких десятилетий было символом борьбы за сохранение памятников культуры. Он отыскивал и реставрировал иконы, восстанавливал собрания русского портрета, выводил из небытия имена незаслуженно забытых художников и иконописцев. Ямщиков обладал высоким авторитетом, имел репутацию бескомпромиссного защитника исторического наследия. Среди его друзей было немало известных художников. Подаренные ими картины и рисунки составили выставку «Музей друзей», которая открылась в столичной галерее «Нагорная».


худ. В.Вдовин. Портрет С.Ямщикова

Подарки от друзей-художников Ямщиков получал на протяжении всей жизни. Пейзажи, натюрморты, портреты - в его коллекции их несколько сотен. «Мне посчастливилось писать портрет Савелия с натуры. Человек занятой и крайне экспрессивный, и позировать долго мне не мог, но в течение получаса позировал у себя в студии, и, к моему счастью, портрет получился. Савелий признал его портретом, который стал обложкой его выставки», - рассказывает куратор выставки, художник В.Вдовин.

За 40 лет работы Ямщиков спас сотни памятников. Он реставрировал иконы, восстанавливал храмы и монастыри. В его мастерской на Пречистенке часто бывали А.Зверев, Б.Мессерер, М.Шварцман. Их картины-подарки можно увидеть на выставке. Например, работу Т.Назаренко, написанную в начале 80-х, из окна той самой мастерской. «Работа ценна тем, что здесь запечатлены исторические места, где жили художники. Поливановская гимназия, а это флигели, и во флигелях были мастерские художников. Это конюшни, и в конюшнях были мастерские, то есть это целый двор был художников. Все друг к другу ходили, дружили - вот такая работа. Это вид из окна папиной мастерской», - показывает дочь С.Ямщикова Марфа. С каждой картиной связана отдельная история. Работы Ларисы Лукониной – эскизы к фильму-балету «Галатея» Савва Васильевич отмечал особо.
«Ларисы Лукониной у нас очень много, но я не могу все их сюда выставить. Так как он любил Катю Максимову, ценил эту художницу, мы решили их показать», - объясняет вдова С.Ямщикова Валентина Ганибалова.

На выставке представлены и фотографии, в том числе со съемок фильма «Андрей Рублев». С Тарковским Ямщиков познакомился в 60-х, тогда режиссер пригласил молодого специалиста быть консультантом в картине. «Он не отказывался, но говорил, что я еще такой молодой. На что Тарковский сказал: "Мне нужен единомышленник"», - вспоминает Марфа Ямщикова.
Эту выставку Савва Васильевич задумывал еще при жизни. Мечтал сделать экспозицию передвижной и показать картины по всей России.
http://tvkultura.ru/article....3

Фрагменты из мемуарного очерка Б.Гущина, одного из старейших сотрудников музея-заповедника «Кижи», писателя, драматурга, члена СТД России. Полный вариант текста можно прочесть на сайте «Проза.ру» http://www.proza.ru/2013/07/03/1816

САВЕЛИЙ-САВВА. КАКИМ ЕГО ПОМНЮ.


Более сорока лет работы С.Ямщикова было связано с Заонежьем и музеем-заповедником «Кижи». Он здесь часто бывал, любил Кижи и внес большой вклад в сохранение и реставрацию коллекции кижских икон.
Стоял светлый солнечный сентябрь 1967 года. Туристический сезон заканчивался, моя жена Виола уже уехала в Петрозаводск, вскоре собирался ехать в город и я. Надо было закончить дела с инвентаризацией и консервацией экспозиции на зиму. Я продолжал жить в большой комнате с плитой и не предполагал никаких переселений и особых задержек на острове. Но из-за хорошей погоды на Кижи вдруг собралось достаточно много туристических групп, и мне было предложено остаться ещё на пару недель для проведения экскурсий. Как-то с утра заходит ко мне в тёмных очках директор В.И. Смирнов и говорит:
Переселяйся в маленькую комнатку без плиты. Проживёшь как-нибудь пару дней.
- Владимир Иванович, какие пара дней?! Самое меньшее я ещё буду здесь недели две. Как я без плиты?
- Тебе что сказано?! Переселяйся и всё!

Надо сказать, что полковник в отставке, бывший военный журналист Смирнов, как администратор был этаким барином-либералом. Но не с похмелья. Чёрные очки - признак похмелья. Здесь иногда случались лёгкие кратковременные заскоки самодурства. А вообще-то к Владимиру Ивановичу мы относились хорошо. Он, военный до мозга костей человек, люто ненавидел армию ненавистью сугубо штатского интеллигентного человека с гуманитарным образованием. Пришлось мне переселяться. В соседней комнате жили московские иконные реставраторы Кирилл Шейнкман, Вадик Зборовский, Витя Белов и их бригадир - мощного сложения Савелий Ямщиков со своей очаровательной, очень простой и милой в общении женой Сармой Холцман, манекенщицей из демонстрационного зала на ВДНХ. Когда изящная Сарма устраивалась на коленях у Савелия, то называла его: «мой диванчик». Образ той Сармы навсегда сохранился в фильме «Трын-трава», где бешеный сельский механизатор (С.Никоненко), поругавшись в очередной раз с женой (Л.Федосеева-Шукшина), едет в город, встречает по городскому писаную красавицу и сгоряча говорит ей: - Поедем со мной в деревню. Та и говорит ему: - Поедем! А механизатор-то перепугался и убежал. Так вот, эту красавицу играет Сарма.

Нас, естественно, усадили за стол. Владимир Иванович довольно-таки быстро договорился с Савелием об издании нового путеводителя «Остров Кижи», где Савелию предназначалась глава о кижских иконах. Книга вышла к следующему туристическому сезону. Авторами стали В.Смирнов, В.Крохин, В.Пулькин и С.Ямщиков. К редактированию рукописи были привлечены и мы с Виолой. Реставраторы работали в Кижах уже второй сезон. Мы с Виолой - первый. Мы составляли коллекционные описи на кижские иконы, и Савелий нам очень помогал своими консультациями. Он был потрясающе многогранен. Кроме реставраторства, он читал П.Муратова «Образы Италии» (редкое дореволюционное издание), писал статью для кижского путеводителя, одну из статей для Петрозаводского «Комсомольца» (о Фальконе) и готовился к выступлению на карельском телевидении. Кстати, в 1960-е гг. на нашем телевидении не пускали на экран бородатых - Савелий был единственным исключением. Он никогда не отказывался от бесед с экскурсоводами музея на тему древней иконописи Карелии. А однажды меня поразил тем, что, когда приехали какие-то болгары с плохим знанием русского языка, он взялся провести с ними экскурсию на болгарском. И провёл. Первая жена Савелия Велина Братанова была болгаркой. При всей колоссальной общительности Саввы он всё-таки был достаточно избирателен. Помню, как наш зав. отделом этнографии В.Пулькин, будущий карельский писатель, постоянно обращался к нему или «маэстро Ямщиков», или «месье Ямщиков». И вот однажды Савелий обратился к нему так: «Ситуаэн (гражданин) Пулькин». Виктор Иванович задумался, обиделся, и больше они никогда уже не разговаривали друг с другом.

К Савелию в гости приехали скульптор Гена Ланкинен с балериной Петрозаводского музтеатра В.Дорощенко и журналистами из «Комсомольца» Г.Малышевым и В.Сёминым. Савелий предварительно договорился о рыбе с одним рыбаком, и тот привёз полную лодку-кижанку лососей, сигов, хариусов и судаков. Только мы забрали часть рыбы, Сёмин начал снимать рыбака с его трофеями, рыбак жутко перепугался и рванул мотор. Больше мы его не видели, но рыбки поели вдоволь. Через несколько дней реставраторы, кроме Савелия с Сармой, уехали в Москву, а мы всей этой компанией приехали в Петрозаводск. Савелий выступал на карельском телевидении. А на следующий день этой же компанией с утра ходили по гостям: были у Владимира Ивановича, были у нас с Виолой, были в мастерской у Г.Ланкинена и вечером завалились в Дом актёра, куда нас не пустили по очень простой причине - мы были уже хороши. И напрасно Савелий доказывал, что он член, мол, четырёх творческих союзов. Не пустили, и всё тут.

К началу нового сезона вышел путеводитель, а Савелий приехал на остров, а заодно и в Петрозаводский музей изобразительных искусств с прекрасной задумкой - сделать в Москве большую выставку, посвящённую живописи древней Карелии. Савелий начал становиться тем будущим Саввой Ямщиковым, который прославит старинное русское искусство на весь мир. Имя Савелий, по-моему, казалось мелковатым для его друзей и коллег, и они ещё тогда частенько называли его Саввой, а за глаза Савкой. Он приехал с фотографом-художником С.Зимнохом снимать для каталога кижские иконы. Здесь мы столкнулись с одной сложностью. Огромные тяжеленные иконы местного ряда иконостаса Преображенской церкви нужно было вынуть из рамы иконостаса, вынести на крыльцо, провести временную линию электричества и только после этого снимать. Днём это было невозможно. Туристы. Оставалась ночь. Савелий моментально договорился с электриком, пожарными, плотниками-реставраторами. Со мной можно было не договариваться - я был дежурным по музею. Мы все быстро сняли иконы, сфотографировали и поставили на место. После этого нас ждал отличный фуршет на крыльце Преображенской церкви, который устроил Савва. К выставке был подготовлен не только каталог, но и набор диапозитивов. В начале декабря 1968 г. иконы в Москву пришлось везти мне. Лёд был достаточно толст, чтобы по нему прошла лошадь с санями, но тонок, чтобы на него сел самолёт АН-2. Поэтому пришлось везти иконы на лошади в Сенную Губу, где самолёт садился на поле. Как сейчас помню эту поездку по прозрачному гладкому льду, под которым, как в аквариуме, была видна жизнь обитателей озера.

В Москве - неожиданное приключение. Меня с иконами встретила машина с рабочими из выставочного зала на Кузнецком, которые погрузили иконы в машину, а мне предложили самому добираться до Кузнецкого. Что я и сделал. Меня там ждали. Стали ждать и иконы. А их нет и нет, хотя прошло уже несколько часов. Директор выставочного зала и главный хранитель в панике. Звонят по всему городу. Нигде нет машины, где она могла бы быть. Я звоню Савелию. Так, мол, и так.
- А ты документы у них видел?
- Видел.
- Ну и ждите.

Уже стемнело. Дело осложняется ещё и тем, что завтра праздник - День Конституции. Ещё той, сталинской. И, о счастье, около 18 часов приходит машина. Грузчики вдрызг пьяные. Сгрузив иконы, обращаются ко мне:
- Пойдём с нами в ресторан «Берлин». Отметим.
- Вы что, с ума сошли? Кто вас таких пустит?
- А мы не в западный, а в восточный.

Оказывается «восточным Берлином» они называли пельменную рядом с рестораном «Берлин». Пришлось пойти. Выставка намечалась на 28 декабря 1968 г. Перед отъездом я зашёл к Савелию в мастерские им. Грабаря на Большой Ордынке, туда, где перед самой революцией была Марфо-Марьинская обитель. Помните финал рассказа И.Бунина «Чистый понедельник»? По-моему, его забыть невозможно. А теперь там реставраторы. Савелию ещё оставался ряд деловых визитов к чиновникам. Реставрационные дамы рекомендовали ему надеть голубую рубашечку с цветочками и слегка завиться. Что Савелий и сделал. С Богом! Все визиты увенчались успехом. Мы с Виолой в конце декабря вышли в отпуск и приехали на открытие. Выставка стала крупным событием в художественной жизни страны. И это сделал Савелий. Он принимал гостей. Рядом стояла Сарма, нарядная, как новогодняя ёлка, о чём я тут же ей ляпнул, ничуть не обидев девушку: - А как же иначе? Ведь на днях Новый год, - ответила мне Сарма. Весь цвет Москвы был на открытии. Мы познакомили Савелия с выдающимся реставратором, основателем нашего музея А.В. Ополовниковым. Знакомство это Ямщиков поддерживал до трагической гибели Александра Викторовича.

О выставке много писали. Сам Савелий написал о выставке в начале 1969 г. в петрозаводской газете «Комсомолец» в форме интервью со зрителями. Мы тоже были в этом интервью. Было очень приятно оказаться в одной компании с кинооператором В. Юсовым, актрисой И.Печерниковой и др. А назавтра мы с Виолой были в гостях у Савелия с Сармой в их маленькой квартирке на Симферопольском бульваре. Мы ели какое-то вкусное запеченное мясо с маринованной черемшой, а прямо перед глазами у нас на стене висели два портрета, сделанные Кириллом Шейнкманом: Савелий с первой женой и Савелий со второй женой. А в Петрозаводске в Музее изобразительных искусств разгорался скандал. Пропала икона из фондов, и директриса, ставленница, естественно, обкома КПСС, обвинила в этом, без всяких оснований, реставратора Ямщикова, работавшего в этих фондах летом. Прошло некоторое время, и икона была найдена в недрах музейного фондохранилища. Главный хранитель музея была уволена с работы, и Савелий, вроде бы, оказался полностью реабилитирован, но, по-моему, именно из-за этого случая он надолго стал невыездным.

Почти каждое лето Савелий приезжал в Кижи. Жил он не на острове, а напротив, в материковой деревне Ерснево у своего друга Б.Ёлупова. Там же жили и его друзья, которых он привозил. Мы жили на острове, и к нам он заходил всегда. Ещё на острове он заходил к нашим реставраторам древнерусской живописи. С музейным начальством после Владимира Ивановича дружбы никакой не было больше никогда. Возможно, это случилось где-то году в 1970, когда директором в Кижах был Вилхо Арвидович Ниеми, при котором, по мнению большинства кижан (по моему тоже) был «золотой век». У Савелия же случилось вот что. Он договорился с зам. директора по научной части музея о реставрации икон церкви Лазаря Муромского частным порядком. Отец заместителя был рабочим в музее и по просьбе сына увёз иконы в Москву. Директор же об этом и слыхом не слыхивал. Когда же он получил договор от своего зама, тот только узнал, что на реставрацию икон нет ни копейки денег, то есть иконы нужно срочно возвращать в музей. Отказался. После некоторых размышлений в командировку решился поехать я. Конечно, мне было больно и неприятно ехать с мыслями, что после этого я, возможно, навсегда потеряю расположение крутейшего в подобных ситуациях Саввы. Естественно, что Савва обругал всех музейщиков-кижан по-фамильно. К счастью, скальпель реставратора ещё не коснулся икон. Они были только сфотографированы. Мне хотелось как можно быстрее убраться из подвала во Всеволжском. Савелий кое-как упаковал иконы, вызвал такси и кроме того сказал мне, где я могу на Ленинградском вокзале найти рабочих, которые по-нормальному упакуют иконы, и сколько это будет стоить. Я понял, что с Саввой мы не поссорились. На душе стало легче.

Вскоре Ниеми сменила Валентина Матвеевна, дама тоже из партийных кругов, подружка директрисы музея ИЗО. Я как-то пошутил, что ей всё равно, чем руководить - музеем или столовой. Свою трудовую деятельность Валентина Матвеевна и впрямь кончила на посту директора столовой Дома политпросвещения. Хорошая, кстати, при ней столовая была. Савелий приехал снимать наши иконы снова для нового издания и попросил меня представить его директрисе. Он приехал с того берега в довольно-таки экстравагантном наряде, и мы пошли в кабинет к Валентине Матвеевне. Она писала какие-то бумаги, похоже, была не в настроении и, не отрываясь от документов, кивнула нам, приглашая сесть. Савелий сел прямо напротив неё довольно-таки близко. Разговор был коротким, пожалуй, только официальное представление московского реставратора. И вот он встаёт и идёт к выходу. Валентина Матвеевна вдруг как-то странно возмущённо закудахтала. Она увидела, что на Савелии короткое красное японское кимоно выше колен, а на спине огромный чёрный иероглиф, похожий на паука. Возмущению её внешним видом наглого москвича не было предела. Дружбы не получилось. А снимать надо. К счастью, она на несколько дней уехала в Петрозаводск, и мы той же компанией в тёплую грозовую ночь всё сняли, что было надо. Большинство Саввиных гостей на острове заходили к нам: иногда вместе с ним, иногда по его рекомендации.

Тепло и радостно всегда бывало в подвале у Саввы. Здесь собиралась вся элита тогдашнего Советского Союза. И элита эта была самая настоящая, а не полуграмотная охлократная нынешняя. Я с удовольствием вспоминаю сидение за одним столом с такими людьми, как журналист Ю.Рост, художники: С.Алимов и Б.Мессерер, Б.Ахмадулина; кинорежиссёры Д.Евстигнеев и Ю.Файт; директор Русского музея В.А. Пушкарёв, солист балета театра «Эстония» Тийт Хярм, хоккеист В.Старшинов. Постоянно за столом сидел коллега Саввы - реставратор С.Галушкин. В этом подвале я был свидетелем и некоторых драматических моментов. Я зашёл к Савелию, когда тот говорил по телефону, сел и обратил внимание на некую необычность телефонного разговора. Обычно разговор Саввы по телефону - это длинный монолог, который жутко интересно слушать невольному, а иногда и вольному свидетелю. Здесь же он не проронил ни слова, только слушал, багровея и мрачнея. Потом рявкнул одно слово: - Вешать, - и хрястнул трубку на телефон. Савва сделал великолепную выставку о работе советских реставраторов, которая должна была демонстрироваться в Париже. Кого только не напихали в делегацию. Как выразился Савва: «Одни кэгэбэшники». Его конечно же, не пустили, ведь он не выездной. - И вот, ты представляешь, эти чекисты звонят мне сегодня из Парижа и спрашивают: «Савва, что делать с иконами?»

Вскоре Савва со своим неразлучным коллегой С.Галушкиным перебрались в новую мастерскую на Кропоткинской во двор бывшей Поливановской гимназии (теперь там музыкальная и художественная школа) на второй этаж бывшего каретного сарая. Конечно же, это никакой сейчас не сарай. Мне хотелось, чтобы Савелий-Савва перебрался в соседний Савельевский переулок. И переименовывать не пришлось бы. С.Галушкин рассказал: - На днях у Саввы был день рождения. Гидон Кремер приходил со скрипкой. Он играет, а Савва говорит:
- Мужики, давайте окно откроем.
- Савва, холодно ведь.
- Ничего пусть они (соседи) хорошую музыку послушают. Им это полезно, сыграй им, Гидон.

Савва решил похудеть. Худел он грамотно. По рекомендациям Института питания. Не пил, не курил, ел творог и, кажется, гречку. Похудел. На телевидении выступал красавец писаный. Но, как мне кажется, именно после похудания он тяжело заболел и лет на десять был выключен из всякой общественной жизни. Общался он с ограниченным количеством людей. Я, приезжая в Москву, всегда звонил ему домой, он выспрашивал кижские и петрозаводские новости, но к себе домой не приглашал, говоря, что он очень плохо себя чувствует, но будет всегда рад, когда, будучи в Москве, я позвоню ему. Что я и делал много лет подряд. После многих лет физических и психологических страданий всё-таки выздоровел. Ему и его больному брату (да и дочь Марфа была не совсем здорова) очень помогала мама, которая до конца своих дней была с ними. Воссоединилась с ними и его жена, известная балерина В.Ганибалова. За последние пять лет жизни Саввы я не видел более счастливой семьи: Савва, Валя и Марфа. И если до болезни Ямщиков был пропагандистом русской культуры, то после болезни его радение за судьбы не только русской, но и мировой культуры (вспомним историю с «балдинской коллекцией») приобрело подлинное величие в истории нашей страны. Его совершенно заслуженно и справедливо называли «реставратором всея Руси».

А нам с Виолой в Москве теперь стало несколько сиротливо. Там не стало нашего обаятельного, доброго, умного, широко образованного и внимательного коллеги и друга. (Он же - ниспровергатель всяческих авторитетов). Савва присылал нам пригласительные билеты на все открываемые им выставки. Мы получали от него, если не все, то большинство каталогов и альбомов, издаваемых им; красивейшие открытки, которые издавали его друзья, в частности Саша Быков, и вырезки из газет с его статьями. Савва очень хотел, чтобы мы были вместе с ним и поддерживали его во всём.

А теперь о самом главном.
После смерти С.В. Ямщикова подобного борца за сохранение культурного наследия России в его первозданной чистоте (это касается не только живописи) в нашей стране нет. И это сознают многие люди искусства. Я бы мог написать подробно о содержании его деятельности, но не делаю это по простой причине. В 2010 г. в издательстве НО «ИЦ Москвоведение» вышла книга воспоминаний о С.В. Ямщикове, которые собрала и издала журналист «Известий» Гузель Агишева. Савва в них живой, интересный, неприукрашенный. А о его значении в нашей истории говорит само название книги: «РЕСТАВРАТОР ВСЕЯ РУСИ».
Татьяна Николюкина
Газета «Кижи», №9, октябрь 2013

http://kizhi.karelia.ru/info/about/newspaper/115/9051.html


https://youtu.be/I5UyY52YLu0



«ТАК ЛЮБИТЬ, КАК РУССКАЯ ДУША...»
“РЕСТАВРАТОР ВСЕЯ РУСИ”. У книги, посвященной С.Ямщикову, не могло быть другого названия. Этот титул он заслужил всей своей жизнью, насыщенной свершениями. Он не давал себе передышки, "служа по России", хотя любой на его месте мог бы сложить руки и спокойно доживать свой век, считая свои болезни достаточным основанием для подведения итогов. Но, как заметил Ю.Люкшин, Савва Васильевич “...был рождён для великой жизни. Жизни, сочетающей в себе небесное и земное, глубокую веру и активную деятельность...” Савва Васильевич благодарил Бога за каждый новый день, за каждого нового человека, единомышленника, с которым его сводила судьба. Как пишет В.Курбатов, эти люди были "детьми одной страны и одной культуры, и потом передавали его имя, как пароль единства". Поэтому не удивительно, что оглавление книги воспоминаний о С.Ямщикове большей частью воспроизводит список его собеседников в цикле бесед "Созидающие". Умение дружить, собирать вокруг себя людей - уникальное качество Ямщикова. “Нынешние” так дружить не умеют. А о Савве Васильевиче можно сказать словами его любимого Гоголя: “Нет, братцы, так любить, как русская душа, - любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе... Нет, так любить никто не может!”

“Никто не сосчитает, сколько нас, обожжённых ямщиковской могучей энергией и неуёмным темпераментом, получивших от Саввы пинка под зад (не отсиживайся, когда Отечество в опасности!), принявших его негромкую, но очень нужную помощь и поддержку в делах творческих и житейских. Сила его личного примера огромна, поскольку был он великим тружеником. Держал в голове сотни неотложных дел - не личных, а “общества”, постоянно организовывал, пробивал и добивался, сводил для общего дела многих полезных людей, писал от руки предисловия к книгам, каталогам музеев и выставок, подготовленных его друзьями, вёл обстоятельную переписку со своими читателями, телезрителями и радиослушателями”.- говорит В.Лазуткин Очень показательны слова Саввы Васильевича, запомнившиеся Аркадию Мамонтову: “Я... вдруг спросил: “Савва Васильевич, зачем вам это нужно?” Он сказал: “Раньше я на всех выступлениях, встречах говорил про Россию неоптимистично, а сейчас думаю - мы поднимемся. Молодёжь идёт, ко мне на выступления по пятьсот человек приходит, и они через наркоту, водку, пьянку идут к нашей истории. К “Абрамцеву” идут, к вере, и они всё равно пробьются. Потому что без исторической памяти нет государства”. Он так сказал это, что меня пробрало, потому что в этом была его сущность: быть ответственным за страну, за её народ, как ни высокопарно это может прозвучать”.

Г.Агишева, редактор-составитель, не ставила перед собой задачу создать парадный портрет искусствоведа, реставратора, публициста, просветителя С.Ямщикова, - ей хотелось, чтобы между строк читателю виделся образ живого, многогранного человека. Не только громогласного, стремительного и безапелляционного, не ищущего лёгкого пути в поисках справедливости "буйного праведника", как охарактеризовал его И.Гаврюшкин, но и "большого ребёнка с искренней, уязвимой, чистой душой", каким увидел Савву П.Пожигайло.
Это ей вполне удалось, тем более, что здесь, для полноты картины, говорят о Ямщикове и те люди, с которыми он дружил, но кого, по той или иной причине, вычеркнул из своей жизни. Объединяет этих рассказчиков благодарность за годы дружбы, ощущение потери и осознание, насколько преходящи обиды, насколько хрупки и дороги человеческие отношения. Когда уходят такие люди, как Ямщиков, понимаешь, что этот уход, скорее новое рождение, отмежевание от суеты и многословия. Попрощавшись с ним, мы видим, как постепенно уходит вся шелуха, наша память вычленяет главное и отбрасывает несущественное, чуткой кистью рисуя легенду. “При жизни у человека есть плюсы и минусы. Но вот он уходит, и ты невольно анализируешь, сколько “за” и “против”. Он оставил после себя много позитива. Много сделал для культуры России. Сейчас его нет, и вроде бы нет этого его радикализма, но уже не хватает неистовства, человека, который может сказать в лицо кому угодно, что он думает по тому или иному поводу. При жизни был перебор, а теперь - не хватает...” - размышляет В.Васильев. “Жить без него - это значит всем сообща делать то дело, которое делал он. Это будет лучшей памятью о нём и самым верным способом заглушить пустоту и отчаяние, что образовались с его уходом” - говорит В.Линник.

Когда-нибудь, открыв эту - самую первую - книгу о Савве Васильевиче, читатель не поверит, что он таким был. Здесь ещё слишком много боли, обид, слёз - здесь Савва земной, не всегда справедливый, резкий и неудобный. Такой, каким описал его И.Найвальт: “С Саввой было и сложно, и просто. Сложно из-за его детского максимализма, он не признавал нюансов: или чёрное, или белое. И просто по той же причине: если ты свой - безмерная любовь, если чужой - безмерная ненависть”. Эту безмерную любовь, неистощимую энергию души С.Ямщикова, ощущает и И.Золотусский: “Он и сейчас продолжает кого-то из нас опекать, кому-то помогать. Начатое им отзывается то в одной, то в другой жизни”. Создаётся впечатление, что Ямщиков не всё ещё сказал - и поэтому вчерашние его собеседники продолжают разговор, обращаясь к нему, как к живому, ожидая ответа или совета, руководства к действию. И совершенно не вызывает удивления тот факт, что ответ -приходит…
Ольга Сапожникова
газета "Московский литератор", март 2011.

http://www.moslit.ru/nn....o]https
Прикрепления: 3720106.jpg(8.9 Kb) · 1069815.png(53.7 Kb) · 8202428.jpg(9.5 Kb) · 3438535.jpg(12.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 26 Июл 2018, 22:29 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6134
Статус: Offline
Вспоминая Савву Ямщикова...
"РАДОСТЬ ОТКРЫТИЯ" ПУШКИНСКИХ ГОР
IV международный конкурс художественного творчества «Радость открытия» прошел в Пушкинских Горах.


Ежегодный смотр талантов посвящен памяти и творческой деятельности известнейшего российского реставратора, общественного деятеля С.Ямщикова, много сделавшего для защиты Пушкинского заповедника. Конкурс проводится уже четыре года, и всегда одними из самых активных участников были коллективы из Петербурга. Многие из них становились победителями и призерами. Вот и в этом году отмечен наградами уже хорошо известный в нашем городе театр пантомимы «Дверь», в составе которого слабослышащие актеры. В числе победителей и юные петербургские артисты, отмеченные в номинации «Хореография», Настя Герасимова и Александра Колойденко.

- Савелий Ямщиков много сделал для защиты исторических, архитектурных памятников, заповедников в Пскове и Псковской области. Наряду с Кижами Пушкиногорье было его любимым местом работы и отдыха. В этих местах, как и в целом в российской провинции, он открыл много неизвестных ранее имен живописцев и великолепных художественных произведений, редких образцов русской иконографии. Эту радость открытия, как называл Савелий встречу с новым талантом, и продолжает этот конкурс, - рассказала одна из организаторов конкурса, вдова реставратора, известная балерина Кировского театра советского времени Валентина Ганибалова.

На время проведения смотра из Петербурга выезжала на пленэр в Псковскую область группа живописцев. Они готовят произведения для выставки, посвященной 80-летию со дня рождения С.Ямщикова, которая откроется осенью в Союзе художников в Петербурге.
Олег Рогозин.
28.05. 2018. газета "Санкт-Петербургские ведомости"

https://spbvedomosti.ru/news....1416803

НУ ЛАДНО, МИЛЫЙ, ОТДЫХАЙ...


19-го утром умер Ямщиков. И хотя все уже знали, что он в Пскове "загремел" в больницу, этого никто не ожидал, оттого осознать событие не получалось. Писала о нем в номер и, уже сдав текст, подумала, что надо бы позвонить Валентину Распутину, нежнейшему его другу.
Телефона Валентина Григорьевича под рукой не было, и я решила позвонить Савве, спросить. И сама же себе поразилась - что это я, Савва-то умер. Никогда ему уже не позвонить. Он никогда больше не позвонит. До сего дня каждый день по нескольку раз созванивались, и вот все закончилось. Не будет уже его вечернего: "Ну ладно, милый, отдыхай"... Кто утром рассыплется с благодарностями за заметку в защиту Пскова?..
- Вы единственный, кто всегда благодарит, - сказала ему недавно. Он засмеялся довольный: - У меня хорошее барачное воспитание.

Поздно вечером пошла на канал. Захотелось к воде, к прохладе, и чтоб последний солнечный луч скользнул по изумрудной голове селезня прежде, чем он ее спрячет в теплых пушистых боках. Стояла и вспоминала, как впервые увидела Савву. В другой совсем жизни. В совершенно иной стране.
Выставка "Шедевры реставрации. Ефим Честняков". Здоровый дядька, стриженный под ежик. Зеленый свитер-самовязка, потертые вельветовые брюки. Голос сильный, взгляд цепкий. "Идемте, я вас с Ямщиковым познакомлю, - говорит Александр Романов, мой начальник и редактор отдела культуры журнала "Наука и религия".
- Толковый искусствовед и реставратор от Бога. Но он такой..."
- "Какой?"
- "Резкий".

Недавно с Саввой мы вспоминали некоторые эпизоды. Он вдруг сказал:
- И зачем тебе Египет, поехали лучше в Тригорское к Василевичу.
Потом вздохнул.
- Завидую. Мечтаю посмотреть пирамиды. Но это мечта несбыточная.
Почему же, говорю, несбыточная?
- С моими-то ногами?! Ну, ты понимаешь... А то поехали в августе в Кижи, я август всегда там у друзей провожу. В Кижах я много работал. Они мне в прошлом году к семидесятилетию устроили вечер, показали слайды сделанных работ. Я был поражен: мы столько гуляли, пили - когда же все это сделали?! А там белые ночи, не спится. Встал, распахнул окно. И глянул на икону, над которой работал, потом в окно - те же краски: синее небо, желтые листья, вода блестит. Я много жил и в Суздале, наблюдал за людьми в компаниях, на базаре, в пивных - они все похожи на святых со своих икон. Там же равнина кругом - и речь у них плавная, характер ровный. И доску они левкасят как стекло, так зашлифуют, что смотреться можно. И пишут послойно - оттого и говорят "будто дымом писано".
Или вот Новгород и Псков - вроде совсем рядом, всего 200 км между ними. Новгород - богатый, основательный, храмы - с ровными стенами. А у псковских церквей стены - что куличи: здесь неровно, тут просело, там вздулось... А отойдешь - все там живет и клубится, это же чистой воды импрессионизм.

Сейчас вот думаю: какой был хрупкий в общем-то человек, даже столь мощный с виду. Ходил с трудом, с палочкой, все больше опираясь на кого-то. Давление шкалило, страшно болели ноги, он без конца их лечил. Когда спрашивала, что с ним, усмехался: "Пить надо было меньше". Десять лет практически был выключен из жизни, потом "воспрял подобно Илье Муромцу" - кто-то так о нем сказал. И заторопился, заспешил жить. Хитрил даже в этой своей ненасытности: не успеем что-то обговорить, он уж удочку на следующий "проект" закидывает - мол, хорошо бы вот это еще сделать, а потом вот это, а уж после... "Ямщиков, не гони лошадей!"- говорила я ему про себя.
Любил знакомить со своими друзьями. Редкое, между прочим, качество в наше время. Обычно люди тяжело колются, когда просишь их даже о такой мелочи, как сообщить чей-то мобильный для дела. Как бы и не уверены, входишь ли ты в число тех, кому можно его шепнуть. Господи! Савва сам предлагал: "Давай я тебя с Георгием Василевичем познакомлю, директором Пушкинского заповедника. Вы друг другу понравитесь". Или: "Позвони Володьке Сарабьянову, сыну академика. Я тебе сейчас телефон дам. Он чудный реставратор и симпатичный человек".

А сколько я слышала о Гаврюшкине, "моторе" питерских карнавалов? Я его еще ни разу не видела, но относилась к нему чуть ли не как к родственнику - Савва как молитву и заклинание повторял его имя. "Гаврюшкин сказал", "Игорь обещал"... А другой Игорь? Игорь Петрович Золотусский? "Порядочнейший, деликатнейший человек"... А Валя Курбатов? А Валя Лазуткин? Нанизывал нас всех как жемчуг на нитку, считал, что себя нужно окружить надежными людьми, близкими по крови. И пусть они меж собой общаются.
Жду его звонка. Какое неприятное слово "никогда". Вычеркнуть бы его из лексикона.

Высокопарных слов не надо опасаться...
Георгий Василевич, директор Пушкинского заповедника:
Савелий Ямщиков и Норберт Кухинке (иностранец из фильма Казалось, смерть и Ямщиков - вещи несопоставимые. Но он ушел. На той земле, которую любил, славил, защищал, воспевал. И умер он так и там, где, наверное, и хотел бы. И, даст Бог, упокоится в одном из красивейших мест России - возле Георгиевской церкви на городище Воронич близ Тригорского. Именно здесь он хотел быть похороненным и говорил об этом стесняясь, как о величайшей награде за все труды, что связаны с Псковской землей. Он был человеком XIX и XX веков. В веке XXI что-то серьезное происходит с нами, потому что основополагающие понятия, для Ямщикова абсолютно ясные, превращаются в вещи для дискуссионных передач.
В пору советскую он успел спасти "факультет ненужных вещей" - те же иконы уникальные, памятники, за которые надо было биться, подставляться под неудобные ситуации, под выговоры, под неприятие. И то же самое он делал в наше время, когда подлинная культура все чаще становится объектом продажи. В этом смысле жизнь его, несмотря на все сложности, была счастливой. Он сам ее так воспринимал - как возможность выполнить работу, сверху данную ему, которую, кроме него, выполнить некому. Поэтому это огромная потеря даже для тех, кто его не любил, порою даже ненавидел, потому что с уходом такого противника жизнь становится беднее. Настоящая жизнь состоит из таких вот настоящих людей.


Игорь Золотусский, писатель:
Савва Васильевич Ямщиков шефствовал над огромным российским пространством: начиная от восстановления монастырей и реставрации икон до сохранения Абрамцева, Суздаля, Пскова... Его усилия во время гоголевского юбилея были огромны. Если бы не он, может, вообще бы ничего не было, не было бы нашего фильма о Гоголе, который был сделан только благодаря тому, что Ямщиков познакомил меня с Добродеевым, привел к нему, и Добродеев нашел деньги на фильм. В Плесе, куда мы ездили недавно, устраивал судьбу священника, который вынужден покинуть свой приход не по своей воле. Устраивал его в монастырь неподалеку от Плеса. Мы с Саввой колесили по Волге, чтобы забрать его с берега и свести с настоятелем. Там большая обитель, 400 детей-сирот спасаются и учатся. Вот Савва, которого заменить нельзя. Это зияющая рана на сердце России. Я считаю, что это всероссийская национальная утрата.

Валентин Курбатов, писатель:
Смерть не дает осмотреться в словах. Савва всегда жил минутой, господним сейчас, и от нас требовал того же. Он всегда летел, легко наживая врагов и теряя друзей, он был по сложению Санчо Панса, но душою и сердцем Дон Кихот. Духовно он был всегда верен в камертоне и не потакал времени, как умеем это делать сегодня мы. Подлинное дитя добра и света. По нему и было видно, какая это обуза - свобода, и как она много требует от человека. Хотя всего-то и требует искренности во всякий час жизни, но это и есть много. И оказалось, что такая отвлеченность, как реставрация, где все далеко, все в прошедшем, все в истории - и требует особенной искренности и всего сердца. Он умел читать историю как сегодня и сегодня как историю. Если мы научимся у него этому, мы будем всесильны и непобедимы. Спасибо, Савва.

Ирина Антонова, директор ГМИИ имени Пушкина:
Моя скорбь по Савве Васильевичу искренна. Он принадлежал к людям, которых, к сожалению, сейчас мало осталось в моем поле зрения. Те, кто отдавал бы себя, свою энергию, сердце свое, свою душу, всю свою жизнь сохранению художественного наследия, что в конечном счете и составляет самое существенное в жизни. Он был настоящий. Сейчас многие так себя берегут, сохраняют, боятся сказать слово. Ведь ему всего-то 70 лет было! Смею сказать "всего-то", поскольку мне много больше.
Он был сложный человек, вы знаете. С ним можно было не соглашаться и даже где-то яростно противостоять некоторым его взглядам, которые, скажем, не совместимы с моими взглядами, но вот его самобытность и его безусловная честность по отношению к тому, что он считал правдой и неправдой, заслуживают уважения. Я его любила и знаю, он меня тоже любил
.
http://www.peoples.ru/art........o]https


https://youtu.be/Fs4uQ_QRUUY

Авторская программа Игоря Золотусского «Прощай, ХХ век. Реставратор Всея Руси Савва Ямщиков»

https://www.youtube.com/watch?v=Rr54pmX0htY
Прикрепления: 5837638.jpg(12.2 Kb) · 5286762.jpg(9.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 09 Окт 2018, 21:35 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 6134
Статус: Offline
К 80-летию со дня рождения Саввы Ямщикова


80 лет назад родился знаменитый искусствовед, реставратор, пламенный публицист, подвижник - миссионер и служитель, поразительный знаток иконописи Савва Васильевич Ямщиков, эталонный русский интеллигент, посвятивший себя сохранению и восстановлению отечественной культуры.
Человек, фактически в одиночку осуществивший ревизию русского православного искусства - и "открывший" его народу, неестественным образом оторванному от своих корней.

С.Ямщиков, без преувеличения, положил себя на алтарь русской культуры. Он вновь открыл многих забытых отечественных художников и иконописцев жанра русского провинциального портрета XVIII-XIX веков, отреставрировал более 400 икон, консультировал А.Тарковского во время съемок фильма "Андрей Рублев"… и ведь тогда ему было всего 28 лет! Он не просто принадлежал к феноменально талантливому "поколению 1937-1938 года": Бродского, Высоцкого, Маканина, Распутина, Вен. Ерофеева, Успенского, Вампилова, Крапивина, Ахмадулиной, Проханова и Битова; он был лучшим из лучших, ярчайшим из ярких. Он появился на свет в семье, далекой от искусства: - дед был кузнецом, отец - военным. Любовь к реставрационному делу родилась у Ямщикова в Марфо-Мариинской обители, где в то время располагались мастерские.

Он открывал для советского человека мир иконы: с трудом получив разрешение, в 60-е годы он устроил уникальную выставку "Живопись древнего Пскова": иконы выставляли тогда впервые с 1917 года . А потом пошли выставки икон одна за другой - из Онежья, Ростова Великого, Кижей. Даже в "атеистическом" Советском Союзе люди искали свои корни, чувствовали потребность в красоте, тянулись к ней, и Савва с его тонко чувствующей душой помогал обрести ее. А еще он возвращал в Россию увезенные в годы войны православные святыни. "…Я работаю и живу для того, чтобы это все осталось людям", говорил он.
8 октября мы вспоминали Савву Васильевича и низко кланяемся его памяти.
Мария Воронова,
09.10. 2018. РГ

https://rg.ru/2018....va.html


https://www.youtube.com/watch?v=1Xiqw6D9_-Q


ВЫСТАВКА «МУЗЕЙ ДРУЗЕЙ. 80-ЛЕТИЮ САВВЫ ЯМЩИКОВА ПОСВЯЩАЕТСЯ»
Десять лет спустя, на восьмидесятилетие Саввы, кто-то возможно уже встретился с ним по ту сторону жизни, а кто-то еще творит и пополняет «Музей друзей» новыми «свидетельствами уважения» к нему – через меня и нашу дочь Марфу.
И сегодня в своих работах, посвященных памяти Саввы, художники как бы связаны невидимой объединяющей нитью с его образом. Этот образ ассоциируется прежде всего с его профессиональной деятельностью в области древне-русского искусства, где особо ярко проявилась его любовь к людям творческим, «созидающим», вышедшим из повелецких бараков, как он сам, и из глубокой провинции, которую он любил, защищал и которой посвящал свои труды.

«Русская провинция... Как много значит это понятие не для одной только России, но и для всего человечества!... – убеждает в изначальности нашей провинции, давшей возможность становления русской нации, сотворения ее образа, утверждения самосознания и культурной мощи.
У каждого русского человека свой идеальный образ России, свои наиболее близкие места, свое представление «с чего начинается Родина».
 (Савва Ямщиков)

Человеческий диапазон натуры Саввы был необычайно широк. Он, как могучий былинный дуб, собирал под своей кроной людей неравнодушных к болезненным ранам своей страны, людей, на глазах которых гибнет святая святых – наш отчий дом. Некоторые его увлечения, от спортивных до театральных, тоже нашли свое место в его огромном сердце. Его душа отражается в нашей выставке и вдохновляет ее. В этой выставке участвуют не только друзья Саввы, с которыми его связывает не один десяток лет – корифеи нашей художественной школы, индивидуальный почерк которых сложился в эпоху соцреализма, но и те, чье время пришлось на перепутье эпохи перемен, когда веками создаваемое прекрасное накрыла волна пошлости и стяжательства, и которым Савва вовремя протянул руку помощи.


Я благодарна тем людям, которые поддержали меня в подготовке к этому непростому и очень важному сегодня для нас празднику – юбилею С.В. Ямщикова. Это дает надежду на то, что в сегодняшнем, сугубо материальном мире, еще теплится неподвластный времени огонек духовного и прекрасного.
Валентина Ганнибалова
http://pushkin.ellink.ru/2018/exh/exh18/exh26.asp#prettyPhoto


https://www.youtube.com/watch?v=toi5gH6HQsc

Док.фильм (2009). В фильме принимали участие: В.Серебровский, В.Вдовин – художники, А.Проханов, В.Курбатов, И. Золотусский – писатели, В.Васильев – народный артист СССР, И.Антонова – директор ГМИИ им. А.С. Пушкина, П.Чулков – протоиерей, В.Лазуткин – ректор Госинститута телевидения и радиовещаний им. М.А. Литовчина, М.Ямщикова – дочь, В.Ганибалова – вдова, П.Пожилайло – председатель Попечительского совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Наблюдатель. Савва Ямщиков. К 80-летию со дня рождения. Эфир 08.10.2018
Гости: С.Бархин, театральный художник; Б.Мессерер, театральный художник; Марфа Ямщикова, реставратор, главный искусствовед Межобластного Научно-реставрационного художественного управления Минкультуры РФ; А.Горматюк, реставратор.
Ведущая: Фекла Толстая


https://www.youtube.com/watch?v=ANv-aeLv7O8
Прикрепления: 1863825.jpg(21.5 Kb) · 2679762.png(4.4 Kb) · 3697456.jpg(10.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 20 Июл 2020, 22:26 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 6134
Статус: Offline
11 ЛЕТ БЕЗ САВВЫ ЯМЩИКОВА...
Ровно 11 лет во Пскове на 71-м году жизни скончался известный искусствовед, реставратор и публицист С.В. Ямщиков. И что печально, просмотрев всю палитру новостей сегодняшнего дня, я не нашёл ни единого слова об этом, поистине уникальном человеке. Даже – в новостях, посвящённых культурной сфере! Что ж, сочту своим долгом восполнить этот пробел.

Воскресным утром, 19 июля 2009 года, перестало биться сердце ВЕЛИКОГО МАСТЕРА – Саввы Васильевича Ямщикова. Почему-то я ни разу не слышал, чтобы словом «великий» наделяли кого-либо из представителей той профессии, которой С.Ямщиков посвятил всю свою жизнь. Без тени сомнений и долгих раздумий я устраняю сегодня эту несправедливость. И дело здесь не только в том, что Савва Васильевич возглавлял Ассоциацию реставраторов России; не только в том, что он был академиком и Заслуженным деятелем искусств РФ, художником-реставратором высшей категории и обладателем многих других регалий и наград. Дело не только в том, что за полвека своей работы он вернул к жизни сотни произведений иконописи, а также уникальные собрания русских портретов XVIII-XIX веков; не только в том, что он – первый реставратор, получивший за двухсотлетнюю историю Российской Академии художеств её Почётную медаль. Но дело ещё и в том, что во всех сферах своей многогранной деятельности он занимался возрождением культуры и духовной памяти соотечественников, ибо всю жизнь был убеждён, что одной из главных духовных ценностей человечества является Память.

Друзья и почитатели называли его «реставратором всея Руси». И это было верно не только в отношении его основной работы, но и в отношении его мировоззрения. С.Ямщиков был одним из тех людей, чьё имя ещё за несколько десятилетий до его кончины ассоциировалось в обществе с борьбой за сохранение культурного наследия России. Реставрируя произведения искусства, он не жалел ни сил, ни времени на сохранение и укрепление, готового вот-вот надломиться, духовно-нравственного стержня современной России, на реставрацию её первозданного лика, изрядно изуродованного новоявленными вандалами. Сам мастер говорил о них так: «Лучшие годы моей жизни ушли на борьбу с чиновниками. Мне один начальник от культуры сказал: «Смотрю я на тебя – в прежние времена ты боролся с начальством и сейчас борешься». А я ему отвечаю: «Я же не виноват, что вы и тогда были чудаками на букву «М», и сейчас всё те же. Тогда мы вас побеждали, и сейчас будем побеждать. Иначе России с колен не подняться. Честно скажу, я таких чиновников не могу ненавидеть, они этого не достойны. Я их просто презираю», – добавил Савва Васильевич. Мне известны фамилии этих персонажей, но считаю неуместным их упоминание здесь. Высокопарных слов не надо опасаться, поэтому без всяких сомнений скажу, уверен, что светлое имя Саввы Ямщикова ВЕЛИКОГО ПОДВИЖНИКА и ПАТРИОТА навсегда останется в сердцах тех, кто так же влюблён в свою Отчизну и так же обеспокоен её будущим, как был влюблён и обеспокоен он сам.
Вечная Вам память, Савва Васильевич!
Николай Холявченко
19.07. 2020.

https://maxpark.com/community/4765/content/7174703


«Непонятно, к кому теперь будут прислушиваться сильные мира сего.То, что потеряла Россия с уходом Саввы Ямщикова, в двух словах не расскажешь. Россия потеряла человека, который всю жизнь положил на дело реставрации, сохранения памятников. Он был стоический человек, для которого это было главной задачей - вся его деятельность от начала и до конца, от «А» до «Я», была посвящена одной глобальной цели. Таких людей, про которых можно сказать, что они всю жизнь отдали служению одной идее, принципиально важной для человечества, очень мало - единицы. А если говорить детально, про Савву Васильевича можно целую книгу написать, и даже не одну. Он был очень многогранный человек. Я с ним общался 30 лет - всю свою сознательную реставрационную деятельность, и она вся прошла под знаком общения с Саввой Васильевичем. Он был человек веселый, жизнерадостный, очень принципиальный, а иногда категоричный и даже чересчур. От него вообще доставалось всем. Он никогда не смотрел на должность, звание - рубил с плеча. Иногда кому-то доставалось чрезмерно. Но в вопросах культуры и охраны памятников доставалось очень по делу всем.

Министр перед ним, или его заместитель, депутат или видный политик - он этого не боялся. Если он считал, что человек делает и говорит неправду, он прямо ему об этом говорил, и порой в очень категоричных формах. Однако такая форма выражения находила отзвук, так как была доступной. Он не был человеком политкорректным - не думал о каждом слове, чтобы кого-то не обидеть. Он многих обижал, но по делу, обижал за какие-то действия, которые противоречили его идеалам. А идеалы у него были вполне абсолютны - он не заботился о выгоде, а думал о сохранении культуры. Это была главная его задача. У него была выработанная форма довольно резкого озвучания слов, и таким образом он  часто добивался результата. Это было совершенно замечательное его качество. И нам его не то что будет не хватать, а просто непонятно как теперь многие проблемы будут без него развиваться. Потому что очень многое держалось именно на нем - на его личности и авторитете. Он был глашатай проблем, к нему многие сильные мира сего прислушивались и непонятно, к кому будут прислушиваться теперь. Ему замены нет»,
- сказал известный реставратор и искусствовед В.Сарабьянов, комментируя вклад, который внес заслуженный деятель искусств России, председатель Ассоциации реставраторов России, академик РАЕН Савва Ямщиков в дело сохранения русской культуры.

С.В. Ямщиков скончался на 71-м году жизни утром 19 июля в Псковской областной больнице, куда поступил 15 июля и был прооперирован. Отказало сердце. Он не дожил несколько дней, как его любимый город Псков отмечал бы 1106-летие с момента первого упоминания в летописи.
ПНЛ
https://pln-pskov.ru/society/66623.html


Фигура С.В. Ямщикова для Пскова знаковая, без сомнения вызывающая общественный консенсус в положительной оценке того, что он сделал для сохранения культурного наследия в нашем регионе. Теперь эта фигура получит зримое воплощение. Рядом с Покровской башней появится монумент «стоявшему за Псков духовному воину». Как и положено воину, с оружием в руках - деревянным посохом, что вырезал для него С.С. Гейченко. С этим посохом в последние годы жизни С.Ямщиков отстаивал по чиновничьим кабинетам псковскую старину. Место у Покровской башни выбрано не просто так, оно знаковое для памяти С.Ямщикова .Зампредседателя регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры И.Голубева вспоминает его слова, обращенные к Андрею Турчаку: «Восстановишь Покровскую башню, сохранишь Псков». И говорит, что работа по восстановлению сгоревшего в 90-е шатра Покровской башни началась при деятельном участии Саввы Ямщикова. Были найдены чертежи предыдущего реставратора объекта В.П. Смирнова. Работа завершилась летом 2010 года, через год после того, как Саввы Васильевича не стало.

Вспоминает она и случай, как в 2007 году никто из администрации не явился на устроенную С.Ямщиковым конференцию, на которой поднимали проблемные вопросы сохранения исторического облика Пскова. Высшая справедливость видится в том, что теперь чиновники своими руками увековечивают его память. Скульпторы памятника - братья Михаил и Антон Плохоцкие. Их авторству, принадлежат памятники Столыпину в Челябинске и в Москве (на него премьер Путин предложил членам правительства скинуться по одной зарплате), Поддубного в Ейске. Архитектор псковского проекта - А.Асафов. «Приятно было работать над образом Саввы Ямщикова. Долгое время он отстаивал памятники древнерусской архитектуры, мы хотели вписать нашу скульптуру в контекст исторической среды Пскова. Хотим повернуть ее таким образом, чтобы она стояла на фоне башни» - сказал М.Плохоцкий.

Первоначально планировали открыть памятник к 19 июля, в этот день в 2009 году С.Ямщикова не стало. «Я испросил благословение владыки Тихона, он сказал, что лучше перенести открытие на неделю позже, ко Дню города. Было бы символично включить открытие памятника в программу праздника, чтобы это было торжество не для узкой группы людей, а для всех псковичей, для кого Савва Васильевич сделал немало» - сказал И.Гаврюшкин.
Юлия Магера
01.07.2020. ПНЛ

https://pln-pskov.ru/culture/383912.html
Прикрепления: 0751028.jpg(11.8 Kb) · 5079022.jpg(58.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 08 Окт 2020, 13:50 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 6134
Статус: Offline
К 82-летию Саввы Ямщикова...
МУЗЕЙ САВВЫ ЯМЩИКОВА ПЛАНИРУЮТ ОТКРЫТЬ В ПУШКИНСКИХ ГОРАХ 8 ОКТЯБРЯ
Музей появится в здании бывшей Пушкиногорской типографии, которое сейчас ремонтируются. Рабочие трудятся в постоянном режиме. А 8 октября в областном центре в полдень состоится народное открытие памятника Савве Ямщикову  - сообщила Псковскому агентству информации жена реставратора В.Ганибалова.

 
А возле Покровской башни в Пскове состоится народное открытие памятника С.Ямщикову,
Скульптура будет находиться в конце улицы Воеводы Шуйского. Инициаторы установки - фонд изучения наследия Столыпина и Фонд им. Серафима Вырицкого. Савва Ямщиков одним из первых в СССР стал заниматься вопросами реституции культурных ценностей, вывезенных в годы Великой Отечественной войны. Во многом благодаря его усилиям возвращена в Псков из Германии православная святыня икона Богородица Псковско-Покровская. С.Ямщиков смог собрать уникальную выставку ста икон "Живопись древнего Пскова", которая экспонировалась в Москве и Ленинграде. Иконы, отреставрированные во Всероссийском реставрационном центре находятся в псковской музейной экспозиции.
Памятник выполнен из бронзы скульптором М.Плохоцким. Вдова и дочь Саввы Васильевича одобрили идею создания в Пскове памятника и его проект. «Очень радостно, что этот памятник появился. Это была инициатива его друзей, когда в 8 году мы поняли, что через год исполнится 10 лет со дня ухода Саввы Васильевича. И решили, как-то так Господь управил, что познакомились с этими замечательными ребятами скульпторами из Москвы», - И.Гаврюшкин, актер, друг С.Ямщикова.
Марина Михайлова
06.10. 2020. «Вести-Псков»

https://www.gtrkpskov.ru/news-fe....vu.html

ВСТРЕЧИ НА МОХОВОЙ: САВВА ЯМЩИКОВ

https://youtu.be/CRLFJnkk048


https://youtu.be/bzZzjXQfZ2o
Прикрепления: 4778736.jpg(18.1 Kb) · 8449059.jpg(17.5 Kb)
 

Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ПАМЯТИ САВВЫ ЯМЩИКОВА
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: