Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ДОХТУРОВ
ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ДОХТУРОВ
Валентина_КочероваДата: Вторник, 23 Янв 2018, 21:23 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 6073
Статус: Offline
ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ДОХТУРОВ
(1759 – 1816)

Герой войны 1812 года


Портрет мастерской Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Один талантливый афорист как-то сказал: «Героизм – это вершина неорганизованности». Дмитрий Сергеевич Дохтуров был из тех полководцев, которым удавалось предотвратить такой героизм среди своих подчиненных. Сам он, однако, вынужден был не раз и два проявлять беспримерную храбрость «благодаря» вышестоящим чинам.

Отличительные черты Дохтурова, одного из самых старших по возрасту участников Отечественной войны, – мужество, выдержка и самообладание в наиболее трудные минуты жизни, наряду с большой скромностью и высоко развитым чувством долга. Небольшого роста, тучный, слабого здоровья, он, но словам современника, «в слабом и малом теле имел душу, недоступную слабостям».

Дмитрий Дохтуров происходит из семьи мелкопоместных тульских дворян, родословная которых началась с Кирилла Ивановича Дохтурова, переселившегося в Россию ещё при Иване Грозном. Наименование профессии – доктор – исказилась в «дохтур», дав начало фамилии.

Родился Дмитрий Сергеевич 12 сентября 1759 года в селе Крутое Каширского уезда Тульской губернии. С детства он удивлял родителей умом, смекалкой и тягой к знаниям. Удивлял настолько, что отец непременно решил представить маленького Дмитрия императрице Екатерине II. Трудно сказать, могло ли мелкопоместному дворянину хватит сил, времени и связей на то, чтобы добиться аудиенции по личному вопросу у самой государыни, но, так или иначе, в 1771 Дмитрий Дохтуров был определен в одно из самых элитных учебных заведений своего времени – Пажеский корпус. Пройдя жесткий отбор, он, в числе 16 лучших, был зачислен в камер-пажеский класс.
В 1781 году начал службу поручиком Семеновского полка. К 1788 получает чин капитана, уже в Преображенском полку.

Первым боем, долгой и блистательной военной карьеры Дохтурова, стало сражение на острове Куцаль-Мулин. Там же он получил первую боевую рану – пуля попала в плечо. Несмотря на это уже через 8 дней вместе с десантом высаживается на остров Геванланд.
Весть о храбрости молодого офицера дошла до самой императрицы и по возвращению в Петербург Дохтуров получает золотую шпагу из рук Екатерины II. Жалованная шпага недолго прослужила Дмитрию Сергеевичу. В мае 1790 года в бою за остов Карсегир пролетающее ядро, буквально вырвало шпагу из рук. Императрица, узнав об инциденте – заменила жалованное оружие.

После заключения мира со Швецией Дохтуров продолжает нести службу в гвардии, а в 1795 принимает командование над Елецким пехотным полком.

С воцарением Павла I, в отличие от многих других талантливых полководцев, в немилость не попал. В 1797 году Дохтуров, продолжая взбираться по лестнице армейской иерархии, получает чин генерал-майора и Софийский пехотный полк в подчинение. В 1799 году произведен в генерал-лейтенанты. С началом правления Александра I – в 1801 – вновь возглавляет Елецкий полк, затем переводится командующим Московского пехотного.

Военный талант Дохтурова в полной мере проявился в эпоху наполеоновских войн. В 1805 году сражении под Кремсом Кутузов доверил Дмитрию Сергеевичу руководство обходным маневром против корпуса Мотьера – одного из виднейших полководцев Наполеона. 30 октября Дохтуров, обойдя французов по склонам Богемских гор, без артиллерии ударил с марша в штыки. В упорном бою корпус Мотьера был разбит. Потери французов только пленными составили 1500, так же оказались потеряны 5 орудий и полковое знамя. За это сражение Дмитрий Сергеевич получил орден св. Георгия 3-й степени.

В том же 1805 году, уже под Аустерлицем, Дохтурову удается реорганизовать остатки трех колонн левого крыла, пойманного Наполеоном в ловушку, и прорвать окружение французов. Во время боя Дмитрий Сергеевич появлялся на самых опасных участках, унимая панику, и поднимая боевой дух солдат. За свои действия при Аустерлице удостоен ордена св. Владимира 2-й степени. Кутузов, препровождая ему боевую награду за этот подвиг, писал: «Я твердо в душе моей убежден, что ею облекается один из отличнейших генералов, особенно заслуживший любовь и уважение всей армии».

Главные сражения Четвертой коалиции так же стали страницами личной военной славы Дохтурова. В битве при Прейсиш-Элау войска Дмитрия Сергеевича выстояли против кавалерии Мюрата и гвардии Наполеона. Дохтуров получил контузию в этом бою, но до конца не покидал сражения, отдавая приказы войскам.

Под Фридландом Дохтурову вновь досталась нелегкая миссия – командовать арьергардом, прикрывая отступление союзных войск. С задачей он справился, вновь, блестяще. Сохранились сведения о том, как Дохтуров, переправился на другой берег реки Алле, унял назревающую панику в одном из батальонов, а затем вернулся к своим полкам, прикрывавшим отход.

За кампанию 1806-1807 года Дмитрий Сергеевич был дважды ранен и удостоен трех орденов, в том числе 1 прусского, а также второй золотой шпаги с алмазами и надписью «За храбрость».

В 1810 году Дохтуров получает чин генерала от инфантерии, а Отечественную войну встречает в должности командира 6-го пехотного корпуса в составе 1-й армии Барклая-де-Толли.

Уже в самом начале войны Дмитрий Сергеевич в очередной раз проявляет блестящие тактические способности. Стремительный марш наполеоновской армии отсекает его 6-й корпус, располагавшийся в Лиде, от основных сил 1-й армии. Чтобы не оказаться в окружении Дохтуров несколькими длинными переходами успевает пройти между смыкающимися силами французов и увести вверенные войска на соединение с основными силами в Дриссе.
Чуть позже в Смоленске Дохтуров принял сводный отряд, защищавший город, под свое командование. Перед смоленским сражением Дмитрий Сергеевич заболел горячкой, Барклай-де-Толли лично интересовался самочувствием генерала и его возможностью руководить войсками. На это Дохтуров отвечал, что предпочитает почетную смерть в бою позорной в постели.

Все атаки французов были отбиты, а русские войска покинули город только когда защищать кроме, неспособных гореть, каменных стен, было уже нечего.

В самом грандиозном сражении эпохи – при Бородино – Дохтуров командовал резервом, расположенным в центре 2-й армии Багратиона, между деревней Горки и батарей Раевского.


Бородинское сражение (командный пункт Дохтурова)

Активного участия в сражении резерв не принимал, но после ранения князя Багратиона, Дохтуров, по приказу Кутузова, принял командование войсками 2-й армии. Прибыв на место расположения, Дмитрий Сергеевич нашел войска в очень расстроенном состоянии и тут же принял меры к укреплению позиций. Итогом стало то, что французы на этом направлении больше не достигли сколько-нибудь значимых результатов. Солдаты под командование Дохтурова не отступили ни на шаг.

После сражения, оставив позицию у Бородино, русская армия отступила в укрепленный лагерь недалеко от села Тарутино. Как только было получено сообщение о том, что Великая армия выступила из Москвы, Дохтурову было поручено убедиться в передвижение Наполеона.
К тому моменту стало понятно, что мародерство и разложение в армии не позволит французам остаться на зимние квартиры в первопрестольной. Южное направление на Калугу считалось самым вероятным, однако точное направление движения известно не было.

18 октября под Тарутино обнаружился, как предполагалось, авангард Великой армии под командованием маршала Мюрата. Французы заняли достаточно невыгодную позицию, ввиду чего российскими полководцами было принято решение атаковать. В этом бою французы потерпели поражение, но из-за несогласованности действий в атаке и личной храбрости самого Мюрата, в разгром оно не переросло. Дохтуров в этой операции командовал 7 тыс. пехоты, составляющими центр русских войск.

Поражение Мюрата и новые разведданные позволили сделать вывод, что корпус французов был отвлекающим маневром, а основные силы Наполеона двигаются к Малоярославцам. Узнав об этом, Дохтуров принимает решение силами своего корпуса занять стратегически важную позицию, отправив, одновременно срочное донесение фельдмаршалу Кутузову.

Ранним утром 24 октября дивизия Дохтурова вышла к Малоярославцам и обнаружила, что городок уже занят противником. Решительными действиями, выбив французов из города, генерал стойко оборонял переправу через реку Лужу до подхода свежего корпуса Раевского. Ожесточенность этого сражения, несмотря на то, что длилось оно целый день, неизменно нарастала. К вечеру, в битве за городок с населением в 1500 сражались войска, общей численностью с обеих сторон порядка 40 тыс. Малоярославцы 8 раз переходили из рук в руки. Ценой потерь в 7 тыс. человек русским удалось удержать армию Наполеона до подхода основных сил и вынудить его к отступлению по разоренной Смоленской дороге. Усилиями Дмитрия Сергеевича Дохтурова оказался достигнут главный стратегический успех компании 1812 года. И эту заслугу трудно переоценить.


худ. В.Доронин

«Смело можно сказать, что судьба второй половины Двенадцатого года была решена беспримерным подвигом Дохтурова в дни 12 и 13 октября под Малоярославцем» – так охарактеризовал деятельность Дохтурова один из историков Отечественной войны.

Будучи блестящим тактиком и храбрым командиром, немолодой уже генерал прекрасно показал себя и в сражениях Заграничного похода русской армии 1813-1814 гг. Дохтуров отличился при Дрездене и в «битве народов» под Лейпцигом. Во время боев под Парижем, блокировал французов в Гамбурге. После того как русские войска заняли город отправился в отпуск по болезни – старые раны давали о себе знать.

С началом знаменитых 100 дней Наполеона, Дохтурову было доверено командование правым крылом русской армии, перешедшим через Рейн и выдвинувшимся на Париж.

1 января 1816 года Дмитрий Сергеевич с почетом вышел в отставку из-за резко ухудшившегося здоровья. 24 ноября 1816 года в Москве, прославленный русский генерал, кавалер многих орденов, скончался. Погребен в Вознесенской Давидовой пустыне.



Награжден орденами: российскими – Св. Владимира 1-й и 2-й ст., Св. Александра Невского и алмазными знаками к ордену, Св. Анны 1-й ст., Св. Георгия 2-й и 3-й ст.; прусским – Красного Орла 1-й ст.; дважды золотым оружием «За храбрость», одно из которых с алмазами.

Станислав Пошелюжный

https://topwar.ru/17073-g....ov.html
http://www.museum.ru/1812/Persons/RUSS/t_d22_vg.html



Часть 2, глава XV

...из партизанского отряда Дорохова, ходившего налево от Тарутина, получено донесение о том, что в Фоминском показались войска, что войска эти состоят из дивизии Брусье и что дивизия эта, отделенная от других войск, легко может быть истреблена. Солдаты и офицеры опять требовали деятельности. Штабные генералы, возбужденные воспоминанием о легкости победы под Тарутиным, настаивали у Кутузова об исполнении предложения Дорохова. Кутузов не считал нужным никакого наступления. Вышло среднее, то, что должно было совершиться; послан был в Фоминское небольшой отряд, который должен был атаковать Брусье.

По странной случайности это назначение - самое трудное и самое важное, как оказалось впоследствии, - получил Дохтуров; тот самый скромный, маленький Дохтуров, которого никто не описывал нам составляющим планы сражений, летающим перед полками, кидающим кресты на батареи, и т. п., которого считали и называли нерешительным и непроницательным, но тот самый Дохтуров, которого во время всех войн русских с французами, с Аустерлица и до тринадцатого года, мы находим начальствующим везде, где только положение трудно.

В Аустерлице он остается последним у плотины Аугеста, собирая полки, спасая, что можно, когда все бежит и гибнет и ни одного генерала нет в ариергарде. Он, больной в лихорадке, идет в Смоленск с двадцатью тысячами защищать город против всей наполеоновской армии. В Смоленске, едва задремал он на Молоховских воротах, в пароксизме лихорадки, его будит канонада по Смоленску, и Смоленск держится целый день. В Бородинский день, когда убит Багратион и войска нашего левого фланга перебиты в пропорции 9 к 1 и вся сила французской артиллерии направлена туда, - посылается никто другой, а именно нерешительный и непроницательный Дохтуров, и Кутузов торопится поправить свою ошибку, когда он послал было туда другого. И маленький, тихенький Дохтуров едет туда, и Бородино -лучшая слава русского войска. И много героев описано нам в стихах и прозе, но о Дохтурове почти ни слова.

Опять Дохтурова посылают туда в Фоминское и оттуда в Малый Ярославец, в то место, где было последнее сражение с французами, и в то место, с которого, очевидно, уже начинается погибель французов, и опять много гениев и героев описывают нам в этот период кампании, но о Дохтурове ни слова, или очень мало, или сомнительно. Это-то умолчание о Дохтурове очевиднее всего доказывает его достоинства.

Естественно, что для человека, не понимающего хода машины, при виде ее действия кажется, что важнейшая часть этой машины есть та щепка, которая случайно попала в нее и, мешая ее ходу, треплется в ней. Человек, не знающий устройства машины, не может понять того, что не эта портящая и мешающая делу щепка, а та маленькая передаточная шестерня, которая неслышно вертится, есть одна из существеннейших частей машины.

10-го октября, в тот самый день, как Дохтуров прошел половину дороги до Фоминского и остановился в деревне Аристове, приготавливаясь в точности исполнить отданное приказание, все французское войско, в своем судорожном движении дойдя до позиции Мюрата, как казалось, для того, чтобы дать сражение, вдруг без причины повернуло влево на новую Калужскую дорогу и стало входить в Фоминское, в котором прежде стоял один Брусье. У Дохтурова под командою в это время были, кроме Дорохова, два небольших отряда Фигнера и Сеславина.

Вечером 11-го октября Сеславин приехал в Аристово к начальству с пойманным пленным французским гвардейцем. Пленный говорил, что войска, вошедшие нынче в Фоминское, составляли авангард всей большой армии, что Наполеон был тут же, что армия вся уже пятый день вышла из Москвы. В тот же вечер дворовый человек, пришедший из Боровска, рассказал, как он видел вступление огромного войска в город. Казаки из отряда Дорохова доносили, что они видели французскую гвардию, шедшую по дороге к Боровску. Из всех этих известий стало очевидно, что там, где думали найти одну дивизию, теперь была вся армия французов, шедшая из Москвы по неожиданному направлению -- по старой Калужской дороге. Дохтуров ничего не хотел предпринимать, так как ему не ясно было теперь, в чем состоит его обязанность. Ему велено было атаковать Фоминское. Но в Фоминском прежде был один Брусье, теперь была вся французская армия. Ермолов хотел поступить по своему усмотрению, но Дохтуров настаивал на том, что ему нужно иметь приказание от светлейшего. Решено было послать донесение в штаб.

Для этого избран толковый офицер, Болховитинов, который, кроме письменного донесения, должен был на словах рассказать все дело. В двенадцатом часу ночи Болховитинов, получив конверт и словесное приказание, поскакал, сопутствуемый казаком, с запасными лошадьми в главный штаб.

http://www.magister.msk.ru/library/tolstoy/wp/wp13.htm
Прикрепления: 7152425.jpg(19.0 Kb) · 9366308.jpg(41.0 Kb) · 5299261.jpg(40.4 Kb) · 5101134.jpg(28.5 Kb) · 8189531.jpg(39.3 Kb)
 
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ДОХТУРОВ
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2018
Сайт управляется системой uCoz