[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ЛИХАЧЕВ
ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ЛИХАЧЕВ
Валентина_КочероваДата: Суббота, 28 Мар 2020, 21:14 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6146
Статус: Offline
ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ЛИХАЧЕВ
(28.11. 1896- 30.09. 1999)


Российский ученый-литературовед и общественный деятель, академик РАН Д.С. Лихачев родился в Санкт-Петербурге в семье инженера-электрика Сергея Михайловича Лихачева. Его детство пришлось на ту короткую, но блестящую пору в истории русской культуры, которую принято называть Серебряным веком. Большим увлечением родителей был балет. Ежегодно, несмотря на недостаток в средствах, они старались снять квартиру как можно ближе к Мариинскому театру, покупали два балетных абонемента в ложу третьего яруса и не пропускали почти ни одного представления. Вместе с ними с четырехлетнего возраста театр посещал и маленький Дмитрий. Летом семья отправлялась на дачу в Куоккалу. Здесь отдыхали многие представители артистического и литературного мира Петербурга. На дорожках местного парка можно было встретить И.Репина, К.Чуковского, Ф.Шаляпина, В.Мейерхольда, М.Горького, Л.Андреева... Некоторые из них выступали в любительском дачном театре с чтением стихов, воспоминаний.

«Люди искусства стали для нас всех если не знакомыми, то легко узнаваемыми, близкими, встречаемыми», - рассказывал Дмитрий Сергеевич. Через месяц после начала Первой мировой войны, Митя Лихачев пошел в школу. Сначала он учился в Гимназии Человеколюбивого Общества (1914–1915), потом - в Гимназии и реальном училище К.И. Мая (1915–1917), и наконец, - в школе им. Л.Лентовской (1918–1923). Уже перешагнув восьмидесятилетний рубеж жизни, Д.С. Лихачев напишет: «…человека создает средняя школа, высшая дает специальность». Те учебные заведения, в которых он учился в детстве, действительно, «создавали человека». Особенно большое влияние на мальчика оказала учеба в школе Лентовской. Несмотря на тяготы революционного времени и на значительные материальные трудности (здание школы не отапливалось, поэтому зимой дети сидели в пальто и в варежках поверх перчаток), в школе удалось создать особую атмосферу сотрудничества учителей и учеников. Среди преподавателей было много талантливых педагогов. В школе действовали кружки, на заседания которых приходили не только школьники и учителя, но и известные ученые и литераторы. Мите Лихачеву особенно нравилось участвовать в кружках литературы и философии. В это время мальчик начинает серьезно размышлять над мировоззренческими вопросами и даже продумывает собственную философскую систему. Он окончательно решает стать филологом и, невзирая на советы родителей избрать более доходную профессию инженера, в 1923 г. поступает на этнолого-лингвистическое отделение факультета общественных наук Петроградского университета.


Д.С .Лихачев. 1926.

Несмотря на начавшиеся уже репрессии против интеллигенции, 1920-е годы были временем расцвета гуманитарных наук в России. Д.С. Лихачев имел все основания говорить: «Ленинградский университет в 1920-е годы по гуманитарным наукам был лучшим университетом в мире. Такой профессуры, какой обладал тогда Ленинградский университет, не было ни в одном университете ни до того времени, ни после». Среди преподавателей было много выдающихся ученых. Лекции, занятия в архивах и библиотеках, бесконечные разговоры на мировоззренческие темы в длинном университетском коридоре, посещение публичных выступлений и диспутов, философских кружков все это увлекало, духовно и интеллектуально обогащало юношу. «Все кругом было интересно до чрезвычайности <…> единственное, в чем я испытывал острый недостаток, - это во времени», -  вспоминал Дмитрий Сергеевич. Но эта культурно и интеллектуально насыщенная жизнь разворачивалась на все более и более мрачневшем общественном фоне. Усиливались преследования старой интеллигенции. Люди приучались жить в ожидании ареста. Не прекращались гонения на Церковь. Именно о них Д.С. вспоминал с особой болью: «Молодость всегда вспоминаешь добром. Но есть у меня, да и у других моих товарищей по школе, университету и кружкам нечто, что вспоминать больно, что жалит мою память и что было самым тяжелым в мои молодые годы. Это разрушение России и русской Церкви, происходившее на наших глазах с убийственной жестокостью и не оставлявшее, казалось, никаких надежд на возрождение». В те годы, когда, по словам Д.С. «церкви закрывались и осквернялись, богослужения прерывались подъезжавшими к церквам грузовиками с игравшими на них духовыми оркестрами или самодеятельными хорами комсомольцев», в храмы пошла образованная молодежь. Литературно-философские кружки, во множестве существовавшие до 1927 г. в Ленинграде, стали приобретать преимущественно религиозно-философский или богословский характер. Д.С. Лихачев участвовал в кружке, — Космической Академии Наук. Деятельность этой шуточной академии, состоявшая из написания и обсуждения полусерьезных научных докладов, прогулок в Царское Село и дружеских розыгрышей, привлекла внимание властей, и члены ее были арестованы. Вслед за тем были арестованы и участники Братства святого Серафима Саровского (следствие по обоим кружкам было объединено в одно дело). День ареста - 8 февраля 1928 г. - стал началом новой страницы в жизни Д.С. После полугодового следствия он был приговорен к пяти годам лагерей. Через несколько месяцев после окончания Ленинградского университета (1927 г.) его отправили на Соловки, которые Лихачев назовет своим «вторым, и главным, университетом».

Соловецкий монастырь в 1922 г. был закрыт и превращен в Соловецкий лагерь особого назначения. Он стал местом, где отбывали срок тысячи заключенных (на начало 1930-х годов их численность доходила до 650 тыс., из них 80% составляли так называемые «политические» и «контрреволюционеры»). Навсегда Д.С. запомнился тот день, когда их этап выгрузили из вагонов на пересыльном пункте в Кеми. Истеричные вопли конвоиров, крики принимавшего этап Белоозерова: «Здесь власть не советская, а соловецкая», приказ всей уставшей и продрогшей на ветру колонне заключенных бегать вокруг столба, высоко поднимая ноги, - все это казалось настолько фантастическим в своей нелепой реальности, что Д.С. не выдержал и рассмеялся. «Смеяться потом будем», - с угрозой закричал на него Белоозеров. Действительно, в соловецкой жизни было мало смешного. Д.С.испытал ее тяготы сполна. Он работал пильщиком, грузчиком, электромонтером, коровником, «вридлом» (вридло – временно исполняющий должность лошади, так на Соловках называли заключенных, которых впрягали в телеги и сани вместо лошадей), жил в бараке, где по ночам тела скрывались под ровным слоем копошащихся вшей, умирал от тифа. Перенести все это помогала молитва, поддержка друзей.


Протоиерей Н.Пискановский

Благодаря помощи епископа Виктора (Островидова) и протоиерея Н.Пискановского, ставшего на Соловках духовным отцом Д.С. и его товарищей по Братству святого Серафима Саровского, будущему ученому удалось уйти с изнурительных общих работ в Криминологический кабинет, занимавшийся организацией детской колонии. На новой работе он получил возможность много сделать для спасения «вшивок» - подростков, проигравших с себя в карты всю одежду, живших в бараках под нарами и обреченных на голодную смерть. В конце ноября 1928 г. в лагере начались массовые расстрелы. Лихачев, находившийся на свидании с родителями, узнав, что за ним приходили, не стал возвращаться в барак и всю ночь просидел за поленницей, прислушиваясь к выстрелам. События той страшной ночи произвели переворот в его душе. Позже он напишет: «Я понял следующее: каждый день - подарок Бога. Мне нужно жить насущным днем, быть довольным тем, что я живу еще лишний день. И быть благодарным за каждый день. Поэтому не надо бояться ничего на свете. И еще - так как расстрел и в этот раз производился для острастки, то как я потом узнал: было расстреляно какое-то ровное число: не то триста, не то четыреста человек, вместе с последовавшими вскоре. Ясно, что вместо меня был „взят“ кто-то другой. И жить мне надо за двоих. Чтобы перед тем, которого взяли за меня, не было стыдно!»

В 1931 г. Д.С. переводят на Беломоро-Балтийский канал, а 8 августа 1932 г. он освобождается из заключения и возвращается в Ленинград. Заканчивается та эпоха в его биографии, о которой он в 1966 г. сказал: «Пребывание на Соловках было для меня самым значительным периодом жизни». Вернувшись в родной город Лихачев долго не мог устроиться на работу: мешала судимость. Здоровье его было подорвано: открылась желудочная язва, болезнь сопровождалась сильными кровотечениями. Месяцами он лежал в больнице. Наконец, ему удалось поступить научным корректором в издательство Академии Наук. В это время он много читает, возвращается к научной деятельности.


В 1935 г. Д.С. женился на Зинаиде Александровне Макаровой, а в 1937 г. у них родились две девочки -близнецы Вера и Людмила. В 1938 г. Лихачев поступил на работу в Институт русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР, где 11 июня 1941 г. защитил диссертацию на степень кандидата филологических наук по теме «Новгородские летописные своды XII века». Через одиннадцать дней после защиты началась война. По состоянию здоровья Д.С. не был призван на фронт и до июня 1942 г. оставался в блокадном Ленинграде. Он вспоминает, как проходил день в их семье. С утра топили книгами буржуйку, потом вместе с детьми молились, готовили скудную пищу (толченые кости, вываренные на много раз, суп из столярного клея...). Уже в шесть часов вечера ложились, стараясь накидать на себя как можно больше всего теплого. Немного читали при свете коптилки и долго не могли уснуть из-за мыслей о еде и пронизывающего тело внутреннего холода. Поразительно, что в такой обстановке Лихачев не оставлял занятий наукой. Пережив тяжелейшую блокадную зиму, весной 1942 г. он начал собирать материалы по поэтике древнерусской литературы и подготовил (в соавторстве с М.А. Тихановой) исследование «Оборона древнерусских городов». Эта вышедшая в 1942 г. книга стала первой книгой, изданной Д.С. Лихачевым.

После войны Д.С. Лихачев активно занимается наукой. В 1945–1946 гг. выходят в свет его книги «Национальное самосознание Древней Руси», «Новгород Великий», «Культура Руси эпохи образования русского национального государства». В 1947 г. он защищает докторскую диссертацию «Очерки по истории литературных форм летописания XI–XVI веков».  В 1950 г. подготовил к изданию в серии «Литературные памятники» два важнейших произведения древнерусской литературы - «Повесть временных лет» и «Слово о полку Игореве». В 1953 г. он избирается членом-корреспондентом Академии Наук СССР, а в 1970 г. - действительным членом АН СССР. Он становится одним из самых авторитетных в мире славистов. Наиболее значительные его труды: «Человек в литературе Древней Руси» (1958), «Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого» (1962), «Текстология» (1962), «Поэтика древнерусской литературы» (1967), «Эпохи и стили» (1973), «Великое наследие» (1975).


Д.Лихачев был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР (1953) и действительным членом (академиком) АН СССР (1970). Он являлся иностранным членом или членом-корреспондентом академий наук ряда стран: Академии наук Болгарии (1963), Сербской академии наук и искусств (1971), Венгерской академии наук (1973), Британской академии (1976), Австрийской академии наук (1968), Геттингенской академии наук (1988), Американской академии искусств и наук (1993).Лихачев был почетным доктором Университета имени Николая Коперника в Торуне (1964), Оксфорда (1967), Эдинбургского университета (1971), Университета Бордо (1982), Цюрихского университета (1982), Будапештского университета имени Лоранда Этвеша (1985), Софийского университета (1988), Карлова университета (1991), Сиенского университета (1992), почетным членом сербского литературно-научного и культурно-просветительного общества “Српска матица” (1991), Философского научного общества США (1992). С 1989 года Лихачев являлся членом Советского (позднее Российского) отделения Пен-клуба

Д.С. не только сам занимался исследованием древнерусской литературы, но и смог собрать и организовать научные силы для ее изучения. С 1954 г. до конца жизни он являлся заведущим Сектором (с 1986 г. - Отделом) древнерусской литературы Пушкинского дома, который стал главным научным центром страны по этой тематике. Ученый очень много сделал и для популяризации древнерусской литературы, для того, чтобы семь веков ее истории стали известны широкому кругу читателей. По его инициативе и под его руководством была издана серия «Памятники литературы Древней Руси», удостоенная Госпремии РФ в 1993 г. .В 1980–1990-х годах особенно громко звучал голос Д.С. Лихачева-публициста. В своих статьях, интервью, выступлениях он поднимал такие темы, как охрана памятников культуры, экология культурного пространства, историческая память как нравственная категория и др. Его духовный авторитет был так велик, что его справедливо называли «совестью нации». С 1986 по 1993 гг. он избирается Председателем правления Советского ( с 1991 – Российского) фонда культуры, защищая отечественную культуру от небрежения, разрушений, невежественных посягательств и произвола чиновников.

В 1998 г. ученый был награжден орденом Апостола Андрея Первозванного «За веру и верность Отечеству» за вклад в развитие отечественной культуры. Он стал первым кавалером ордена Апостола Андрея Первозванного после восстановления в России этой высшей награды.
Д.С. Лихачев скончался в Санкт-Петербурге и  похоронен на кладбище в Комарово.


В 2001 году был учрежден Международный благотворительный фонд имени Д.С. Лихачева. Его было присвоено малой планете №2877, открытой советскими астрономами, Российскому научно-исследовательскому институту культурного и природного наследия в Москве, а также премии, учрежденной правительством Санкт-Петербурга и Фондом им. Д.С. Лихачева. 2006 год, год столетия со дня рождения ученого, Указом Президента России В.Путина был объявлен Годом академика Д.С. Лихачева. Его книги, статьи, беседы являются тем великим наследием, изучение которого поможет хранить духовные традиции русской культуры, служению которым он посвятил свою жизнь.
http://www.orthedu.ru/nev/9-06/biografia.htm
https://mirkultura.ru/velikie/dmitriy-sergeevich-lihachev/

ДУХОВНЫЙ ЛИДЕР РОССИИ
К 110-летию Дмитрия Лихачёва


Есть в нашей истории личности, которые никогда не занимали высоких постов, однако их духовный авторитет был таков и даже само их присутствие в жизни страны значило столько, что представить без них её облик просто немыслимо. На рубеже XIX–ХХ веков таким был Л.Н. Толстой. На излёте советской эпохи - А.Солженицын и А.Сахаров. Таким был и академик Д.С. Лихачёв.

Род Лихачёвых оставил достаточно заметный след в истории России. Отец будущего академика был дворянином, но дворянство его было выслуженным, личным – без права наследования. Его предки происходили из простолюдинов древнего города Солигалича – с конца XVIII века обосновались в Петербурге и из купцов второй гильдии выбились в потомственные почётные граждане. Некоторые из них – по крайней мере, о матери это известно точно, – были старообрядцами. И Лихачёв в куда большей мере, чем два его брата, люди открытые и жизнелюбивые, пошёл в мать, на всю жизнь унаследовав такие характерные для старообрядцев черты, как цельность натуры, затаённое упрямство, скрытность, строгость, неотступность. Плюс пронесённое через всю жизнь классическое петербургское воспитание. Много лет спустя сам Лихачёв будет говорить, что его воспитание для той поры, когда слова «честь» и «достоинство» воспринимались совсем не как пустой звук, было самым обычным. Но каким чудом его речь, его манеры, его обхождение будут восприниматься в позднесоветские и первые постсоветские годы!

Были на заре его жизни и события знаковые, предопределившие его будущие труды в знаменитом Пушкинском Доме, – например первая поездка в гимназические годы на Русский Север. Сам Лихачёв вспоминал, что многое в его будущей жизни определилось, когда в свой первый приезд в Москву он увидел «каменное чудо» – не существующий ныне храм Успения на Покровке. Но это детали. А в общем... Один из исследователей творчества и жизни Лихачёва очень точно подметил, что именно тогда, в гимназические годы, сформировалась его привычка, его умение воспринимать окружающую жизнь и все её проявления как текст. Случайно ли одна из лучших работ Лихачёва называется «Текстология»? Именно это умение, скорее всего, и уберегло его во время пребывания на Соловках, в печально знаменитом СЛОНе – Соловецком лагере особого назначения. Рядом уголовники с их весьма специфической культурой? Исследуем!

Как известно, первая научная работа Лихачёва – статья «Карточные игры уголовников» – была опубликована в лагерном журнале «Соловецкие острова». А при случае даже у них можно кое-чему научиться. Лихачёв впоследствии вспоминал об одном из уголовным авторитетов: «Он... обучил меня, как достоинства не терять, а всегда по своей форме ходить. От него и кличку свою я получил "Медяковый штым" – на фене это означало "сообразительный человек"». На Соловках Лихачёв чудом избежал гибели, по чистой случайности не попав в число трёхсот заключённых, расстрелянных сразу после визита в СЛОН М.Горького. Потом он не раз будет говорить, что за него был расстрелян кто-то другой, и, значит, ему надо прожить жизнь за двоих - и не только в смысле её продолжительности. Сбылось. Лихачёв лишний раз доказал своим примером справедливость утверждения другого классика отечественной культуры – «Жить в России надобно долго». Хорошо помню его лекцию, прочитанную осенью 1984 года в Политехническом музее, об одном из любимых его произведений древнерусской литературы – «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона. Правда, в конце он добавил: «К сожалению, публикация текста этого памятника в обозримом будущем невозможна». И мягко ушёл от ответа на вопрос, что же такого недозволенного находит цензура в этом «Слове..», – на прямой конфликт с властью Лихачёв, хоть и слыл в научных кругах диссидентом, не шёл никогда. Вряд ли он мог знать, что «Слово...» уже очень скоро будет опубликовано в дополнительном томе созданного под его же руководством (и впоследствии удостоенном Госпремии России) издании «Памятники литературы Древней Руси».

Список его научных работ – более полутора тысяч! – изумляет. Конечно, его главным научным интересом была именно древнерусская литература, и в первую очередь – «Слово о полку Игореве»: в библиотеке Лихачёва были все его издания. Именно после исследований Лихачёва практически затихли споры о подлинности «Слова». Круг его интересов был очень разнообразным. Помню, как после всех изысканий по древнерусской литературе поразила меня его книга «Поэзия садов» – не с неё ли началась новая волна интереса к русским усадьбам? А Советский – ныне Российский – фонд культуры? А многолетнее главенство в редколлегии легендарной серии «Литературные памятники»? А основанный им и доныне существующий журнал «Наше наследие»? Символично, что именно на здании его редакции висит единственная в Москве мемориальная доска в честь Лихачёва. Поразительны по чистоте интонации его обращённых к детям и многократно переизданных «Писем о добром и прекрасном». Всевозможные награды его мало волновали – он довольно беспорядочно складывал их в ящик письменного стола, и однажды, когда для какого-то важного приёма понадобилась звезда Героя Соц. труда, обнаружена она не была, пришлось срочно заказывать копию. А первый экземпляр возрождённого ордена Андрея Первозванного вскоре после награждения отправился на хранение в Эрмитаж.

А грустить его заставляло другое: то, что с годами он превращался из борца за русскую культуру, её радетеля, – в её печальника. Он-то как никто другой знал, каково приходится «малым сим» – провинциальным библиотекарям, музейщикам, которые ему были куда интереснее, чем любые из «ответственных за культуру» высокопоставленных лиц. Каково приходится просто людям, к судьбам отечественной культуры неравнодушным. Люди об этом прекрасно знали – и вполне заслуженно в последние годы жизни называли его «совестью нации». Но сам он мало заблуждался относительно своих возможностей. Да, он смог уговорить Ельцина поехать на похороны царской семьи – кто бы сейчас из нынешней культурной элиты смог бы повлиять на решения, принимаемые на таком уровне? Но что он мог сделать, к примеру, с превращаемой в «лужковский китч» Москвой? Что он мог сделать со всё более необратимыми изменениями в жизни страны, как в зеркале отражающимися в словах и речи?

«Мы будем жить, как чайки на помойках, – предупреждал Лихачёв одном из последних выступлений на ТВ, – ибо уходит достоинство. Страшны не жаргонные слова и просторечия, а обеднение речи в связи с обеднением жизни. Исчезла любезность. Исчезла репутация – теперь характеристика... Даже животные деградируют – хищная чайка продвинулась уже и на сушу». И противостоять этим чайкам сегодня, увы, некому...

10 заповедей академика Дмитрия Лихачёва
•Не убий и не начинай войны.
•Не помысли народ свой врагом других народов.
•Не укради и не присваивай труда брата своего.
•Ищи в науке только истину и не пользуйся ею во зло или ради корысти.
•Уважай мысли и чувства братьев своих.
•Чти родителей и прародителей своих и всё, сотворённое ими, сохраняй и почитай.
•Чти природу как матерь свою и помощницу.
•Пусть труд и мысли твои будут трудом и мыслями свободного творца, а не раба.
•Пусть живёт всё живое, мыслится – мыслимое.
•Пусть свободным будет всё, ибо всё рождается свободным.
Георгий Осипов
28.11. 2016. журнал "Русский мир"

http://www.russkiymir.ru/publications/217415/


Письмо пятое
В чем смысл жизни? (отрывок из книги)
Можно по-разному определять цель своего существования, но цель должна быть - иначе будет не жизнь, а прозябание. Надо иметь и принципы в жизни. Хорошо их даже изложить в дневнике, но чтобы дневник был "настоящим", его никому нельзя показывать - писать для себя только. Одно правило в жизни должно быть у каждого человека, в его цели жизни, в его принципах жизни, в его поведении: надо прожить жизнь с достоинством, чтобы не стыдно было вспомнить. Достоинство требует доброты, великодушия, умения не быть узким эгоистом, быть правдивым, хорошим другом, находить радость в помощи другим. Ради достоинства жизни надо уметь отказываться от мелких удовольствий и немалых тоже... Уметь извиняться, признавать перед другими ошибку - лучше, чем юлить и врать. Обманывая, человек прежде всего обманывает самого себя, ибо он думает, что успешно соврал, а люди поняли и из деликатности промолчали. Вранье всегда видно. У людей особое чувство подсказывает - врут им или говорят правду. Но нет доказательств, а чаще - не хочется связываться...

Природа создавала человека много миллионов лет, пока не создала, и вот эту творческую, созидательную деятельность природы нужно, я думаю, уважать, нужно прожить жизнь с достоинством и прожить так, чтобы природа, работавшая над нашим созданием, не была обижена. Природа созидательна, она создала нас, поэтому мы должны в нашей жизни поддерживать эту созидательную тенденцию, творчество и ни в коем случае не поддерживать всего разрушительного, что есть в жизни. Как это понимать, как прилагать к своей жизни, на это должен отвечать каждый человек индивидуально, применительно к своим способностям, своим интересам и т.д. Но жить нужно созидая, поддерживать созидательность в жизни. Жизнь разнообразна, а следовательно, и созидание разнообразно, и наши устремления к созидательности в жизни должны быть тоже разнообразны по мере наших способностей и склонностей. Как вы считаете?

В жизни есть какой-то уровень счастья, от которого мы ведем отсчет, как ведем отсчет высоты от уровня моря. Точка отсчета. Так вот, задача каждого человека и в крупном и в малом повышать этот уровень счастья, повышать в жизни. И свое личное счастье тоже не остается вне этих забот. Но главным образом - окружающих, тех, кто ближе к вам, чей уровень счастья можно повысить просто, легко, без забот. А кроме того, это значит повышать уровень счастья своей страны и всего человечества в конце концов. Способы различные, но для каждого что-то доступно. Если не доступно решение государственных вопросов, что повышает всегда уровень счастья, если они мудро решаются, то повысить этот уровень счастья можно в пределах своего рабочего окружения, в пределах своей школы, в кругу своих друзей и товарищей. У каждого есть такая возможность.

Жизнь - прежде всего творчество, но это не значит, что каждый человек, чтобы жить, должен родиться художником, балериной или ученым. Творчество тоже можно творить. Можно творить просто добрую атмосферу вокруг себя, как сейчас выражаются, ауру добра вокруг себя. Вот, например, в общество человек может принести с собой атмосферу подозрительности, какого-то тягостного молчания, а может внести сразу радость, свет. Вот это и есть творчество. Творчество - оно беспрерывно. Так что жизнь - это и есть вечное созидание. Человек рождается и оставляет по себе память. Какую он оставит по себе память? Об этом нужно заботиться уже не только с определенного возраста, но, я думаю, с самого начала, так как человек может уйти в любой момент и в любой миг. И вот очень важно, какую память он о себе оставляет.
http://cameralabs.org/10645-dmitrij-likhachjov-v-chjom-smysl-zhizni
Прикрепления: 7095258.jpg(9.4 Kb) · 3588755.jpg(5.9 Kb) · 6251716.jpg(6.6 Kb) · 7229602.jpg(11.9 Kb) · 9372211.jpg(7.5 Kb) · 0212313.jpg(18.7 Kb) · 8224029.jpg(9.3 Kb) · 8864519.jpg(12.2 Kb)
 

Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ЛИХАЧЕВ
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: