[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ПАВЕЛ КАТЕНИН
ПАВЕЛ КАТЕНИН
Валентина_КочероваДата: Среда, 16 Дек 2020, 18:11 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6032
Статус: Offline
ПАВЕЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ КАТЕНИН
(22.12. 1792 - 04.06. 1853)


Поэт, драматург, литературный критик, активный деятель ранних декабристских обществ Павел Александрович был замечательной личностью своего времени. Он родился в родовом имении Шаево Костромской губернии. Отец, Александр Фёдорович, – боевой генерал суворовской школы. Летом 1808 г. Александр Фёдорович приехал на Горячие Воды и скончался в конце августа в Константиногорской крепости (сегодня – Пятигорск). Мать, Дарья Андреевна, была дочерью директора Санкт-Петербургского шляхетского корпуса А. Пурпура, грека по национальности.

Получил хорошее домашнее образование, знал латынь и несколько европейских языков. В совсем юном возрасте – в 1806 г. – начал службу в Министерстве народного просвещения. В Петербурге посещал салон Оленина, где познакомился с известными литераторами Батюшковым, Гнедичем, Шаховским. В 1810 г. в очень тогда популярном издании «Цветник» были опубликованы его первые стихи. Увлекся театром: играл в любительских спектаклях, переводил классические пьесы, ставил их на сцене. С 1811 г., когда на сцене петербургского Большого театра была поставлена первая переведенная (точнее, переделанная) Катениным трагедия Тома Корнеля "Ариадна", он стал постоянным театральным автором и строгим ценителем игры актеров. Авторитет его в театральной среде был чрезвычайно велик. Находясь вместе с гвардией в Париже, Катенин видел там всех знаменитых актеров - Тальма, Дюшенуа, Марс. Его уникальная память хранила много сведений из области литературы и драматургии на шести языках кроме русского. У него сложились четкие литературно-эстетические взгляды убежденного сторонника народности, историзма, естественности передачи сильных чувств героев на сцене и в литературе.

Вместе со своими друзьями А.Грибоедовым и А..Жандром Катенин постоянно консультировал всесильного драматурга А.Шаховского при обучении им актеров и постановке спектаклей, спорил с ним и вскоре "увел" от него двух его лучших учеников - В.Каратыгина и А.Колосову. С ними он начал заниматься по своему методу, не только развивая их драматический талант, но и прививая им передовые гражданские чувства и независимый образ мыслей. Таким был Катенин, когда произошло его знакомство с Пушкиным. С рассказа об этом Павел Александрович начинает свои "Воспоминания о Пушкине": "Знакомство мое с А. С. Пушкиным началось летом в 1817 г. Был я в театре, Семенова играла какую-то трагедию..."

В летние месяцы этого года Е.Семенова играла в трагедиях "Фингал" Озерова - 24 июля (роль Моины), "Ифигения в Авлиде" Расина  - 30 июля (роль Клитемнестры), "Димитрий Донской" Озерова -21 августа (роль Ксении). Однако Пушкин с 9 июля по 22 августа уезжал с родителями в Михайловское и видеть этих трагедий не мог. Играла Семенова и в драмах: 1 июля - "Карл XII при Бендерах" А.Ф. Коцебу (роль Ситти) и 27 августа - "Сила клятвы", немецкая драма (роль Графини). Последняя давалась в первый раз, успеха не имела и больше не повторялась. Знакомство Пушкина и Катенина могло произойти на одном из этих двух спектаклей. Первый по своему историческому содержанию больше подходит под определение "трагедия". О втором совершенно точно известно, что в нем играла Семенова и что Пушкин был на этом спектакле... Впервые же Пушкин услышал о Катенине в доме своего дядюшки, где живо обсуждались все литературные события. Как известно, Василий Львович преклонялся перед творчеством Жуковского, Катенин же, едва начав печататься, заявил о себе резкой критикой стиля Жуковского, вводившего в русскую литературу эстетику немецкого романтизма: он считал, что эти заимствования вредят развитию народной самобытности русской культуры.


Катенина и Пушкина познакомил Н.Гнедич. Продолжением их знакомства стал визит Пушкина в казармы Преображенского полка на углу Большой Миллионной и Зимней канавки летом 1818 г. По воспоминаниям Катенина, это был своеобразный спектакль-диалог, состоящий из кратких, но отточенных и многозначительных реплик знаменитостей, знающих меру таланта друг друга: "Гость встретил меня в дверях, подавая в руки толстым концом свою палку и говоря: "Я пришел к вам, как Диоген к Антисфену: побей, но выучи". - "Ученого учить - портить", - отвечал я, взял его за руку и повел в комнаты; через четверть часа все церемонии кончились, разговор оживился, время неприметно прошло, я пригласил остаться пообедать, пришли еще кой-кто, так что новый знакомец ушел уже поздним вечером".

С лета 1818 г. и вплоть до высылки поэта из Петербурга их встречи проходили довольно оживленно. Они читали друг другу свои сочинения, Катенин ввел Пушкина в общество посещавших литературно-театральный салон А.Шаховского. Драматург принял молодого поэта чрезвычайно радушно и восхищался только что написанной Пушкиным поэмой "Руслан и Людмила". Постепенно выяснилось, что Пушкин и Катенин по многим принципиальным литературным вопросам расходятся во взглядах и оценках. Но споры только укрепляли взаимное уважение, которое сохранилось у обоих до конца жизни. Пушкин был "учеником" Жуковского, убежденным "арзамасцем", романтиком, отыскивающим дорогу к реалистической правде. Катенин был "неоклассиком" и "славянином", стремился возродить в театре выразительную силу древнерусского языка, воссоздать исторически правдиво героические характеры прошлого различных народов, добиться естественности и простоты сценического звучания трагедий великого Расина.


Идеалом актрисы для Пушкина была Е.Семенова. Катенин же, несмотря на то, что именно она играла главные роли в его трагедиях, считал ее дарование односторонним и мечтал вырастить более гибкие и приближенные к естественности актерские индивидуальности. Между поэтами случались резкие споры - в стихах, в письмах, по поводу "Бориса Годунова", по поводу выбора жизненной позиции и необходимости участия в политической борьбе ("Старая быль" Катенина и пушкинский "Ответ Катенину" 1828 года). В порыве раздражения Пушкин мог сказать о Катенине беспощадно: "Он опоздал родиться - и своим характером, и образом мыслей весь принадлежит XVIII столетию. В нем та же авторская спесь, те же литературные сплетни и интриги, как и в прославленном веке философии". И тем не менее лишь от Катенина ждал Пушкин развернутых суждений о "Борисе Годунове", его мнение считал "голосом истинной критики".


П.Катенин. рис А.С. Пушкина. 1819.

"Кому же, как не тебе забрать в руки общее мнение и дать нашей словесности новое, истинное направление, - писал Пушкин Катенину в 1826 г. - Покамест, кроме тебя, нет у нас критика. Многие (в том числе и я) много тебе обязаны; ты отучил меня от односторонности в литературных мнениях, а односторонность есть пагуба мысли".

Пушкин написал о Катенине развернутую благожелательную статью по поводу выхода собрания его сочинений. В предисловии к последней главе "Евгения Онегина" он соглашался с замечаниями Катенина о композиции своего романа в стихах и называл его писателем: "коему прекрасный поэтический талант не мешает быть и тонким критиком".  Пушкин прислушивался к его мнению, и как критика даже ставил выше А.Бестужева, а как поэта ценил за оригинальность мысли, считал его высоко авторитетным знатоком театра. Это о нем вспоминал Александр Сергеевич в первой главе романа «Евгений Онегин», когда перечислял самые популярные в те годы имена, связанные с русским театром:

Волшебный край! там в стары годы
Сатиры смелый властелин,
Блистал Фонвизин, друг свободы
И переимчивый Княжнин;
Там Озеров невольны дани
Народных слез, рукоплесканий
С младой Семеновой делил;
Там наш Катенин воскресил
Корнеля гений величавый…


Среди друзей Катенина особенно выделялся А.С. Грибоедов. Летом 1817 г. на даче они вдвоем написали комедию «Студент». В их отношениях было много искренности, Грибоедов признавался Катенину: «Я ни перед кем не таился и сколько раз повторяю…что тебе обязан зрелостию, объемом и даже оригинальностью моего дарования, если оно есть во мне».

В жизни Павел Александрович был независимым, не подчиняющимся авторитетам, и неудивительно, что как только заявили о себе в России тайные общества, он в 1816 г. стал членом Союза Спасения, а в 1817 руководил одним из отделений Военного общества. Это не случайно: он служил с 1810 г., поступив тогда в лейб-гвардейский Преображенский полк, участвовал в Отечественной войне, сражался при Бородино, при Кульме и Лейпциге. Находясь с русской армией в Париже, Катенин не столько из праздного, сколько из профессионального интереса посещал театры, и, вернувшись в Россию, перевел большое количество пьес французских драматургов. Одним из его соавторов был А.Грибоедов. Во время участия в тайных обществах Катенин перевел французский революционный гимн, который среди декабристов был чрезвычайно популярен. Именно этот факт дает исследователям основание причислять Катенина к поэтам-декабристам. До нас гимн этот дошел не полностью, вот его сохранившийся фрагмент, характерный для декабристов вольнолюбивым пафосом:
Отечество наше страдает
Под игом твоим, о злодей!
Коль нас деспотизм угнетает,
То свергнем мы трон и царей.

Свобода! Свобода!
Ты царствуй над нами!
Ах! Лучше смерть, чем жить рабами, –
Вот клятва каждого из нас…


Несмотря на то, что Павел Александрович был членом тайных обществ, активного участия в их работе он не принимал, больше отдаваясь литературной полемике с последователями Карамзина и Жуковского. А вскоре и вообще выпал из активной столичной и литературной жизни: имея нрав независимый. Уже будучи полковником, в 1820 г. на одном и военных смотров он поссорился с вел.князем Михаилом Павловичем, и вынужден был выйти в отставку. А в 1822 г. за то, что в театре осмелился «зашикать» бездарную актрису, которой покровительствовал генерал-губернатор Петербурга Милорадович, Катенин и вообще был выслан из Петербурга с запрещением въезда в обе столицы. До 1825 г. он жил в глухом костромском имении Шаёво, вдали от литературного процесса, где по совету Пушкина начал писать книгу критических статей «Размышления и разборы». Вернувшись в Петербург накануне восстания декабристов, никакого участия в деятельности тайных обществ он не принимал, и после подавления восстания даже не привлекался к следствию.

В 1830-е годы Катенин послал Пушкину через В. Каратыгина с Кавказа "толстые пакеты разных стихов и прозы" с дружеской просьбой о помощи: "Ты всегда хвалил меня как критика, и мне хочется знать, по мысли ли придется тебе, что там есть и чему продолжение (о комедии в прозе) также готово и при первом удобном случае также пошлется". Катенин жил в это время в Ставрополе, вел бесконечно длинный судебный процесс, бедствовал и только от Пушкина ждал помощи, прежде всего в проведении через цензуру своих стихотворений.

Последняя их встреча произошла в Петербурге в 1834 г. 7 января 1833 г. оба они были избраны в члены Российской Академии, регулярно посещали заседания по субботам. Катенин активно и с горячим интересом принимал участие в обсуждении статей для словаря русского языка, над которым работали академики. В сентябре Павел Александрович, вынужденный материальными затруднениями, вновь поступил на военную службу и на полгода переселился в Царское Село, прикомандированный к учебному образцовому полку. Через полгода он отправился к месту своего назначения в Тифлис, задержавшись в Петербурге на три дня. Позднее он вспоминал: "...в гостинице, где я покуда жил, навестил меня Пушкин в последний раз; жена его была больна, и он казался грустен, однако, зная, что нам расстаться надолго (увы! навсегда), с лишком три часа побеседовал, обещаясь еще зайти на другой день, но не бывал".

В 1836 г. Катенин вышел в отставку, и до конца своих дней прожил в имении Шаёво, все эти годы не оставляя литературных занятий, хотя печатался мало. Павел Александрович трагически погиб, раздавленный лошадьми. Похоронен в селе Борееве Чухломского уезда На его надгробии была высечена сочиненная им же эпитафия, написанная гекзаметром:


Павел, сын Александров, из роду Катениных. Честно
Отжил свой век, служил Отечеству верой и правдой,
В Кульме бился на смерть, но судьба его пощадила;
Зла не творил никому, и мене добра, чем хотелось.


Так закончилась жизнь современника Пушкина, внесшего свой бесценный вклад в формирование русской литературы.
https://stihi.ru/2013/05/18/3948
http://a-s-pushkin.ru/books/item/f00/s00/z0000021/st021.shtml
https://yandex.ru/turbo....81.html

ЗАГАДКИ КАТЕНИНСКОГО АРХИВА
Словно злой рок преследовал книжную и архивную коллекции ПА.Катенина... Весной 1919 г. в село Шаево Костромской губернии поступил приказ из уездного города Кологрива незамедлительно привезти из усадьбы Катенина его архив и библиотеку. Это верст сорок с гаком. Подводы с книгами и связками бумаг, прикрытыми рогожей, двинулись по весенней распутице, то и дело застревая в непролазной грязи. У деревни Ильинское телеги окончательно встали. Мужики поругались-поругались, а затем разгрузили поклажу по придорожным сараям и на чердаки заброшенных изб и возвратились в Шаево.
Вспомнили об этом через... пятьдесят лет. Снарядили специальную экспедицию из Москвы, которая прошла тем же путем. Осмотрели чердаки, расспросили старожилов. Но ничего не нашли. Рукописная и книжная коллекция, принадлежавшая одному из образованнейших людей своего времени, пропала.
Он был известен как страстный театрал, тонкий критик и знаток искусства сцены. Среди ближайших друзей Катенина - знаменитые актеры В.Каратыгин и А.Колосова. Потому и искали исчезнувшие бумаги, что были среди них многочисленные документы, рукописи, переписка, имеющие чрезвычайно важное значение для истории отечественной литературы.

Прежде всего - пушкинские письма, книги с его автографами. Известно, например, что в утраченной библиотеке хранился экземпляр первого издания "Евгения Онегина" с дарственной надписью автора Павлу Александровичу (он вспоминал: "Я даже удивился, получив от него в подарок экземпляр вышедшей книги"). В библиотеке были все книги Пушкина с заметками и комментариями Катенина, показывающими его отношение: восторженное - к "Евгению Онегину", резко отрицательное - к "Борису Годунову" и "Бахчисарайскому фонтану". Хранились у Павла Александровича письма от Грибоедова, с которым он дружил, рукопись "Горя от ума", а также письма и автографы других видных деятелей русской культуры.

Но не только талантом и литературным окружением знаменит Катенин. Кадровый военный, он участвовал в Отечественной войне 1812 г., храбро сражался при Бородине, Кульме, в "битве народов" под Лейпцигом, вместе с русскими войсками вступил в Париж. В сентябре 1820 г. блестящий, многообещающий полковник неожиданно увольняется в отставку, его высылают в родовое имение Шаево с запрещением въезда в обе столицы. Причина - политическая неблагонадежность. В Шаеве Катенин написал свое последнее и чрезвычайно важное для нас сочинение - воспоминания о Пушкине. Передал их П.В. Анненкову к его "Материалам для биографии Пушкина", изданным в 1873 г. Из его рукописи в этих "Материалах" использовано лишь несколько эпизодов. Саму же рукопись воспоминаний ожидала драматическая судьба. Она терялась, неожиданно находилась, перепродавалась, пока после разных весьма рискованных странствий не была полностью опубликована в 1934 г. в 16-18 томах "Литературного наследия". Передал Павел Александрович Анненкову и письма Пушкина, которые были напечатаны в "Материалах к биографии Пушкина", а подлинники писем затерялись. Их местонахождение до сих пор неизвестно.

Все ли письма Пушкина отдал Катенин Анненкову? Нет. В своих воспоминаниях Павел Александрович упоминает: "...во время моего пребывания в Ставрополе получил от него (Пушкина) два письма, из коих одно уцелело, а другое - пропало". Но уцелевшее письмо так к Анненкову и не попало. Вероятно, оно осталось среди бумаг Катенина. И единственное ли? Словом, вопросов, на которые мог бы ответить катенинский архив, много. Вот почему его столь усиленно разыскивали. Но, оказывается, пропавший в 1919 г., он уже был неполон. Злой рок преследовал его всю жизнь. Сенсацией, например, стало сообщение известного археографа и литератора Н.Н. Оглоблина, опубликованное в 1908 г. в журнале "Исторический архив". Он рассказал, что во время плавания на пароходе по реке Унже случайно познакомился с кологривским купцом и лесопромышленником Гаврилой Макаровым, "любителем истории и археологии", как тот отрекомендовался. Вот что рассказал купец Оглоблину.

После смерти Катенина имение Шаево перешло к его племяннику М.И. Катенину, который постоянно жил в Петербурге и в костромские края наведывался редко. Ни библиотека, ни бумаги дяди его, похоже, не интересовали. В 1891 г. он скоропостижно умирает. Усадьба за огромные долги продается "с молотка" со всем имуществом, библиотекой и фамильными бумагами. Значительную их часть купил Макаров.
- Бумаги весьма интересные, - рассказывает он Оглоблину, - письма к Катенину разных писателей (!), ученых, генералов, архиереев и прочих. Долго я возился с ними... Спасительное занятие!
- Нельзя ли посмотреть катенинские бумаги?
- Пропали они... Видите ли, покончил я с ними и положил на чердак. Тут подошли разные дела, лесом я занялся и забыл про архив. Вспомнил, когда в Костроме открылась архивная комиссия - хотел туда его отдать. Полез на чердак, а там только лоскутки да обрывки бумаг. Кое домашние растащили на разные нужды, кое - мыши поели...
- Ах, какой вы варвар
! - не удержался Оглоблин.

Другая часть катенинского архива... Вот что я узнал о ней в Кологриве от сотрудницы местного музея Г.И. Воробьевой. Как-то среди музейных бумаг она наткнулась на воспоминания местного краеведа и журналиста Г.В. Пяткина. Он сообщал о том, что у них в доме долгое время хранилась часть катенинского архива, перешедшего от прадеда, на руках которого когда-то умер Павел Александрович. Среди этих бумаг были и письма Пушкина к Катенину (!). Но большую часть архива Пяткин разобрать не успел, так как в 1914 г. был призван в армию. Вернувшись домой в 1921-м, уже никаких бумаг не нашел. Кое-что использовали в крестьянском хозяйстве, а кое-что купил какой-то приезжий. Толком о нем ничего сказать не могли. Небезынтересно, что в кологривском музее находится несколько десятков книг из шаевской библиотеки Катенина. Как они там оказались, при каких обстоятельствах? Якобы были подобраны в какой-то близлежащей деревне. Не в Ильинской ли, где бросили свою поклажу весной 1919 г. шаевские мужики?

Загадки, загадки... Быть может, архив Катенина уже погиб безвозвратно и искать его нет смысла? Но известный ленинградский литературовед В.Н. Орлов писал мне, что в 60-е годы в Ленинграде незнакомый человек приносил и показывал ему экземпляр "Сочинений и переводов" Катенина со значительной авторской редактурой и комментариями, приготовленный для переиздания, о чем, кстати, Павел Александрович сообщал своему другу Н.И. Бахтину. А "перебеливанием" своего сочинения он занимался в последние годы именно в Шаеве. Возможно, этот экземпляр остался там после смерти Катенина, а спустя 100 лет неожиданно всплыл в Ленинграде. Как он туда попал? Владелец этого документа, не причастный к литературе, исчез, попытки найти его окончились безрезультатно... Но все-таки есть надежда, что книжная и архивная коллекции Катенина не утрачены полностью. Кто знает, не ждет ли нас после стольких потерь полоса разгадок и обретений?
Евгений Кончин
Московский журнал №7 за 1999 г.

http://www.mosjour.ru/index.php?id=878
Прикрепления: 9386586.jpg(9.1 Kb) · 3426709.jpg(20.8 Kb) · 4811836.jpg(11.1 Kb) · 9692017.jpg(11.5 Kb) · 2543194.jpg(6.5 Kb)
 

Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ПАВЕЛ КАТЕНИН
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: