[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » НИКОЛАЙ ЗУБОВ
НИКОЛАЙ ЗУБОВ
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 22 Мар 2021, 17:45 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6301
Статус: Offline
НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ЗУБОВ
(04.08. 1867 - 1908)


Один из популярнейших композиторов конца XIX – начала XX веков, сочинения которого были утрачены в советское время за исключением нескольких романсов, среди которых наиболее известен «Не уходи, побудь со мною...».

Н.В. Зубов происходил из старинного вологодского дворянского рода, берущего начало в XIII в., и принадлежал к Шоломовской ветви разросшегося в XVI в. от Никиты Шира Зубова генеалогического древа. Шоломовские Зубовы были в родстве со многими известными фамилиями: Вульфами и Вревскими (по линии Е.Б. Зубовой, дочери друга А.С. Пушкина Е.н. Вульф и барона Б.А. Вревского); с Батюшковыми (через брак С.А. Зубовой с двоюродным братом поэта К.Батюшкова полковником Львом Павловичем); с Волконскими (благодаря браку Е.Ф. Зубовой с одним из князей Волконских); с Родзянко (в связи с бракосочетанием А.А. Зубовой и Олонецкого губернатора Н.в. Родзянко).


Отец композитора Владимир Алексеевич Зубов был губернским секретарем. Долго не удавалось установить дату рождения его сына Николая. На его детской фотографии с отцом из семейного архива стоит дата рождения -1842 г. Логично предположить, что она относится к будущему композитору, двоюродные братья и сестры которого родились в 1830 – 1840-х годах. И только после того, как в одном из писем прадеда автора Ю.М. Зубова (1839 – 1922) было найдено свидетельство, что его дядя Владимир Алексеевич был его ровесником, стало ясно, что дата 1842 г. относилась к отцу композитора. Значит, Николай Владимирович мог родиться не ранее середины 1860-ых годов.

Среди формулярных списков дворян Российского гос. исторического архива удалось найти только один формуляр за 1892 г. принадлежащий Н.Зубову, который родился «выдержал экзамен при Александровском кадетском корпусе для лиц, желающих поступить вольноопределяющимся 3-его разряда. Явился к исполнению воинской повинности и зачислен в ратники ополчения 2-го разряда (1888 г.). Определен на службу в Канцелярию Санкт-Петербургского градоначальника писцом (1889 г.). Назначен канцелярским служителем 2-го разряда той же канцелярии (1892 г.). Вдов». Никаких подтверждений того, что именно этот Н.В. Зубов впоследствии стал композитором – не было.

Помог опять семейный архив. В одном из писем бабушки Н.Ю. Зубовой, написанном маме Софье Петровне в имение Кузнецово Вологодской губернии в феврале 1892 г., оказались строки о том, что брат Кати Зубовой, дочери Владимира Алексеевича, то есть Николай Владимирович, «служит при Грессере». Но кто такой Грессер? Загадка разрешилась, когда в 18-ом томе на стр. 626 Энциклопедического словаря ФА. Брокгауза и И.А.Эфрона нашлась небольшая статья: «Грессер (Петр Аполлонович) – генерал-лейтенант (1833-1892); воспитывался в I кадетском корпусе, службу начал на Кавказе, в 1867 г. назначен Волынским губернатором, в 1878 г. состоял в распоряжении Императорского российского комиссара в Болгарии, в 1880 г. назначен Харьковским губернатором, в 1882 г. С-Петербургским градоначальником». Так появилось доказательство того, что формулярный список канцелярского служителя Санкт-Петербургского градоначальника действительно принадлежал композитору Н.В Зубову, и стала ясной дата его рождения – 22 июля (по н. ст. 4 августа) 1867 г.


Михаил Алексеевич Зубов

Маленький Коля в детстве мог слышать много музыки. Его дядя, военный инженер-строитель Михаил Алексеевич (1810-1886), был большим любителем музыки и пения и часто собирал в большом 100-метровом зале своего вологодского дома целый хор, насчитывавший до 130 членов, которым и руководил. Для всех членов семьи, друзей, знакомых, в том числе и детей, как в Вологде, так и в имении Порозово почти каждое воскресенье устраивались и танцевальные вечера. Неизвестно, по каким причинам маленькому Николаю учиться музыке не пришлось, и он не получил проф. муз. образования. Позднее его оклад канцелярского служащего в 50 руб. должен был обеспечить существование его самого, его матери и 16-летней сестры Кати, которой даже приходилось брать «на дом шить, а также работать поденно», т. к. семья «жила в большой бедности».

Из письма Н.Ю. Зубовой от 20 ноября 1894 г.: «Николай удивительно талантлив, память богатейшая. По нотам играть не умеет, а все, что слышит, может сыграть сейчас же на память, ... слишком уж способен, ему никаких нот не нужно. Когда мы говорили с ним об операх, он разбирает их по кусочкам, может спеть каждую мелодию, а оперы он все почти знает. У него есть товарищ, который записывает все, что он ему играет своего сочинения, потому, что сам даже писать нот не умеет. Просто удивительно». С раннего детства я знала, что самый популярный романс «Не уходи, побудь со мною...», который часто звучал по радио, написан Николаем, двоюродным братом моего прадеда Юлия Михайловича. Но мне не казалось это чем-то особенным, думалось, что каждый музыкально образованный человек мог написать нечто подобное. А в моей семье все были музыканты: бабушка – скрипачка, ученица известного скрипача и дирижера Ауэра, дедушка – виолончелист, мама – концертмейстер, дядя – певец. Но когда в Ленинграде в концерте солистки Кировского, теперь Мариинского, театра Р.Волковой я услышала еще 2 романса Н.В. Зубова: «Под чарующей лаской твоею» и «Я тебя бесконечно люблю», то была просто потрясена. Мне стало ясно, что такую музыку мог написать только очень талантливый композитор. Позднее еще с его несколькими романсами меня познакомила московская певица О.Храмцова, и я буквально была очарована ими. Я поняла, что должна собрать все сочинения своего гениального предка!

Начала с музыкального отдела Российской гос. библиотеки, где было много романсов Николая Владимировича. Потом поехала в Санкт-Петербург, где собирала материалы в Российском гос. историческом архиве, Доме Зубовых (РИИИ), Театральной библиотеке, а ноты в музыкальном отделе Публичной библиотеки. Вернувшись в Москву, работала в архиве литературы и искусства, в архивах и библиотеках Московской гос. консерватории им. Чайковского, в музеях им. М.И. Глинки и Театрального им. А.А. Бахрушина. И везде я находила что-то новое, что вдохновляло меня на дальнейшие поиски. Дополнил все своими раритетами коллекционер и певец, актер театра «Ромэн», з.а. России А.Титов. В общем, через год титанического труда я стала обладательницей уникального собрания сочинений Н.Зубова – 75 романсов и 17 фортепьянных миниатюр, преимущественно модных в то время танцев: вальсов, мазурок, венгерок и других, а также маршей. То есть собралось 92 сочинения Н.В. Зубова из 165-ти написанных им опусов! И это при том, что в наши дни сложилось впечатление, что он ничего или почти ничего, кроме романса «Не уходи...», не написал. Ведь в Отделе нотных изданий Российской гос. библиотеки сохранилась звукозапись всего 3-х романсов композитора, а в Доме звукозаписи – 9. В коллекции грамзаписи и звукозаписи Н.Ширинского оказалось 4 романса, а в книге В.Сафошкина «Под чарующей лаской твоею» в перечне дискографии записей А.Д. Вяльцевой упоминается 6 романсов Н.Зубова. Найденные мной музыкальные произведения положить просто «на полку» было грешно. Ведь выстроенные в хронологическом порядке, проанализированные по времени написания, жанрам, авторам слов романсов и, главное, посвящениям, они представляли собой своего рода дневник, в котором не могли не отразиться и жизнь, и чувства композитора. Другого пути узнать, чем жил этот человек, – не было!

Наиболее ранние обнаруженные мной и дозволенные цензурой к печати романсы Н.Зубова относятся к 7 мая 1893 г. Однако в февральском письме 1892 г. его племянницы Нины Юльевны, которая в это время училась в Петербургской консерватории, есть свидетельство того, что Николай «пишет вальсы... Теперь он пишет романсы». Последний из найденных написан в 1906 г. Значит, в течение 15 лет композитор сочинял, в среднем, по одному романсу или фортепьянной пьесе в месяц! Одновременно пришла большая удача в розысках материалов о Николае Владимировиче. На одной из взятых в бывшей Румянцевской библиотеке (ныне Российской государственной) нотных тетрадей оказался портрет композитора! Первыми романсами НюЗубова были как бы музыкальные презенты родным и друзьям и романсы-комплименты знакомым дамам. Ведь практически все свои сочинения щедрый душой композитор обязательно кому-нибудь посвящал!


Известному артисту Императорских театров И.В. Тартакову он посвятил романс «Слышу я, милая, звуки», солисту Оперной студии Г.А. Морскому – романс «Ты загляделась на звезды». Оперному певцу и участнику оперетт П.А. Лодию - романс «Вы не придете вновь». Нужно сказать, что на слова Пойгина и Маттизена (самодеятельных поэтов, неизвестных другими своими сочинениями) Н.Зубовым было написано наибольшее количества романсов: соответственно, 7 и 12. Одновременно композитор работал и в совершенно другом жанре. Под влиянием очарования модного тогда цыганского пения он сочинил множество романсов, стилизованных в этой манере. Посвятил их «неподражаемым исполнителям цыганских песен P.M. Рапсовой и А.Д. Давыдову» («Дай твою ручку», на сл. графа Л.Л. Татищева), «известному цыганскому тенору Д.Шишкину» («Напрасно взглядом»), Н. Шишкову («Пролетели они, мои светлые дни», на свои собственные слова)..

Одной из лучших опереточных певиц, усвоивших задор и цыганскую манеру пения, Р.М. Раисовой он посвятил романсы: «Камама тут» («Люблю тебя»), на слова А.В. Маттизена, и «Жажду свидания, жажду лобзания», на свои собственные слова. Возможно, что эти сочинения в какой-то степени отражали реальные чувства автора, так как из его формулярного списка мы знаем, что в это время композитор был вдов. Посвящая свой романс «Когда б я мог поверить женской ласке» Н.Э.Т...вой (Товневой), Николай Владимирович, возможно, «отвечал» ей, признаваясь словами известного опереточного артиста Н.Г. Северского:


Когда б я смел, без дум, без размышлений,
Вкусить опять любви волшебный яд
И ведать все: тревогу ожиданий
И поцелуй, сердечных уз залог,
Я б Вас любил, хотя б ценой страданий.
И как любил! И как любил! Когда б любить я мог!


Если романсы Н.Зубова хоть в какой-то степени автобиографичны, то надо думать, что его «признания» P.M. Рапсовой остались «безответными», т. к. вскоре были написаны 2 романса в минорных тонах: уже упомянутый «Пролетели они, мои светлые дни» и «Пойте, пойте мне, цыгане», на свои собственные слова:

«Пролетели они, мои светлые дни,
Без тебя вкруг меня непроглядная тьма...
Но, быть может, пройдет все, что душу гнетет,
Счастья луч золотой заблестит надо мной?»


«Пойте, пойте мне, цыгане, песни веселей.
Пусть промчится, как в тумане,
Грусть-тоска быстрей
».

И надежда не обманывает композитора. Судя по следующим написанным романсам, счастье приходит к нему! Это случается, когда судьба сводит его с восходящей звездой эстрады, певицей А.Вяльцевой.


Н.Зубов впервые услышал ее в концерте в Петербурге в 1899 г. Ему было 32, ей – 28. С первого взгляда он был совершенно очарован ей и практически сразу посвятил певице 2 романса: «С тобой вдвоем», на слова М.Пойгина, и «Под чарующей лаской твоею», где словами А.Маттизена признался:
Чар твоих мне не сбросить оковы,
Я во власти твоей красоты...

И это неудивительно! Как писал один из ее поклонников, «в Вяльцевой было что-то зовущее, колдовское, тревожащее. Она взяла себе амплуа игривой обольстительницы, кокетки, жеманницы. В звуках ее песни сливалась русская нетронутая самобытность с изысканностью Монмартра».
Эти романсы в исполнении А.Вяльцевой имели столь большой успех, что  Н.Северский в 1900 г. включил их мелодию в свой спектакль «Новые цыганские романсы в лицах», составленный из самых популярных и любимых публикой произведений.


В спектакле звучал напев и еще одного романса Зубова «Слышу я, милая, звуки». Главную роль молодой цыганки Груши в спектакле исполняла Вяльцева, ее возлюбленного - Северский, а его покинутую жену Зину – Р.Раисова. 2 любовных дуэта Груши и Дмитрия звучали под музыку романсов «Под чарующей лаской твоею» и «С тобой вдвоем», а каватина Дмитрия – на мелодию элегии «Слышу я, милая, звуки», естественно, с другими словами. Это было уже всеобщим признанием композитора! Считается, что романс «Под чарующей лаской твоею» стал его «визитной карточкой». В знак благодарности композитор посвятил Н.Северскому целый каскад лирических романсов, элегий и баркарол. В это время Н.Зубов как бы «порывает» с P.Раисовой, посвятив ей 2 романса с символичными названиями: «Что было, то давно прошло» на слова А.Пугачевой, стихи которой использовали многие композиторы, и «Оставь меня!» на слова А.Маттизена.

Вся дальнейшая жизнь и творчество композитора оказались подчинены новому, всецело захватившему его глубокому чувству, он начал сочинять по 14-16, а то и по 25 романсов в год! На протяжении 7 лет, с 1899 по 1905 год, почти все написанные им романсы были посвящены Несравненной, т.е. А. Вяльцевой. Большинство из них носит интимный характер и представляет собой истинные шедевры любовной лирики. Романс «И не могу, и все люблю» – это уже просто открытое объяснение в любви:

Так суждено: я Вас люблю,
Но в Вас ответа не встречаю,
Забыть хочу Вас – не могу,
И тихо сердцем изнываю.


О сильном чувстве автора говорят сами названия посвященных Вяльцевой «мужских» романсов: «Люблю я, люблю я!» и «Пусть это сон», «Снова со мною ты!», видимо, на свои слова; «Я тебя бесконечно люблю», «Догадайтесь сами» на слова Н.Лохвинской-Бучинской и «Прочь печаль и сомнения». В каждом из этих романсов – слова признания, ожидания, томления:

«Я жду тебя, с судьбой борюсь,
В любви своей к тебе стремлюсь...»

«Разгони судьбы ненастье,
Подари любовь!»

«Я тебя бесконечно люблю,
За тебя я отдам мою душу,
Целый мир за тебя погублю,
Все обеты и клятвы нарушу...
Я тебя бесконечно люблю
И, увы, разлюбить не умею!»

«Пусть безрассудочно сожжем
Мы жизнь и сердце своевольно,
Пускай поплатимся мы больно...»


В 1901 г. Н.Зубов написал самый известный свой романс без посвящения «Не уходи, побудь со мною...», в котором звучат слова уже страстного признания. В современных изданиях автором этих проникновенных слов любви называют М.Пойгина. В сборниках стихов русских поэтов опубликовано единственное его стихотворение «Не уходи, не покидай», ставшего известным, скорее всего, только потому, что Н.Зубов написал на его слова прекрасный романс того же названия. Из-за созвучия строк: видимо, и произошла путаница. М.Пойгин – автор слов другого романса Н.Зубова! Обратимся к старинным нотам начала XX в. Романс называется «Побудь со мной!», а вместо фамилии и инициалов автора слов стоят 2 латинские буквы N. N. Так кто же это? Ответ находим у составителя сборника «Русская поэзия в отечественной музыке (до 1917 г.)» Г.Иванова, который трактует эти буквы как «слова самого композитора», правда, для других романсов Н.Зубова, забыв о самом главном его сочинении. Видимо, наиболее откровенные чувства и желания композитор зашифровал в своих стихах и не написал никакого посвящения. Но, думается, что разгадать эту загадку столетней давности не так уж сложно. Самый популярный романс Зубова «Побудь со мной!», по всей видимости, был обращен, как и большинство его романсов о любви, к Несравненной Вяльцевой! И она очень часто его исполняла.

Этот романс является наиболее любимым не только для вокалистов и слушателей, но и для композиторов. Недаром мелодия именно этого романса была положена Г.Свиридовым в основу одной из оркестровых иллюстраций к повести А.С. Пушкина «Метель» и к фильму того же названия. Только почему-то сочли, что «Романс» Свиридова «стилизован в манере любовной лирики начала XIX в., и имя автора музыкальной темы этого романса не известно», хотя романс с неизменным успехом звучит уже в течение более 100 (!) лет, и список его исполнителей из нескольких десятков певцов в записях на радио – самый длинный. Некоторые романсы о любви были написаны Н.Зубовым специально для Вяльцевой от женского лица: «Не уходи, не покидай» и «О, милый мой, в твоей я власти», «О, не смущай меня», «Под покровом таинственной ночи», «Дай забыться» на слова Н.Н. (Н.В. Зубова); «Я все жду» и «Мой родной». Может быть, композитору хотелось не только «сделать признания» самому, но и услышать слова любви из уст певицы? Чтобы она «ответила»:

«Лишь ты один меня любил
И называл своей мечтою,
Минуты счастья мне дарил...».


В 1903 г. Н.Зубов посвятил Вяльцевой романс «Молчи!» на слова А.Маттизена:

О, помолчи! Словами отчужденъя
Волшебных грез не разрушай,
В миг ласки темные сомненья
Во мне опять не пробуждай...


Чем же «отвечала» Вяльцева на «любовные признания» в романсах Н.Зубова? Как ни жаль, но его сильное чувство к Несравненной осталось безответным. Она не была легковесной особой. Имя ее «еще при жизни стало синонимом редкого благородства, душевного внимания к людям», отзывчивости и любви к ним. «Строгость, воздержанность и серьезность были у Вяльцевой непритворными», – писала С.Кизимова в своей книге о певице. Просто сердце ее было отдано другому.

Н.Зубов, который, по сведениям адресной книги «Весь Петербург», в это время служил в Канцелярии Российского общества Красного Креста в должности титулярного советника, пишет множество женских лирических романсов. Это «Твой поцелуй меня сгубил», «Опьянела, опьянела!», посвященный А.Вяльцевой, и «Истомлю я поцелуем», «Ночь любви» и «Не гляди на меня» на сл. М.Штейнберга и С.Спиро; «Розы» на сл. N. N. (вероятно, свои). Возможно Вяльцева сразу же начала их исполнять в своих благотворительных концертах. После ее замужества, Н.Зубов понял, что все его «надежды на взаимность» со стороны Несравненной рухнули. В 1906 г. он сочинил романсы, посвященные Вяльцевой, с многозначащими названиями, отвечающими состоянию его души: «Никого не люби» и «Я хотел бы тебя забыть». Мораль этих сочинений такова: «Не отдай ты души никогда, никому!» Последние 3 его романса звучат драматически. В романсе «Не зови!» говорится:

Не зови! Не услышу теперь я тебя!
Я иду на все пытки, мученья,
Чтобы вновь, как с тобой,
Истерзать лишь себя,
Но найти чтобы снова забвенье.


Романс «С тобой нам больше не сойтись» был посвящен В.Паниной, но, скорее всего, композитор «думал» об Анастасии Дмитриевне, которая в этом романсе как бы «сказала» ему: «Забудь, я не люблю тебя!» Последний известный романс Н.В. Зубова «Уходи!» посвящен «чудному артисту-певцу А.Н. Карганову на добрую память от благодарного скромного автора». В нем композитор трагическими словами своего сочинения говорит:

Ты вернулась ко мне и дни прежней любви
Хочешь вновь возвратить, вновь страданья дать мне...
Уходи! Мук былых я не в силах забыть,
Ведь разбитой любви не ожить!



Более Н.Зубов, видимо, уже никогда ничего не сочинил, и как композитор скончался в 40 лет. Однако по книгам «Весь Петербург» мы знаем, что в 1907 г. он еще продолжал служить в Канцелярии Российского общества Красного Креста, получив должность коллежского секретаря, переехал из д. № 17 по Гагаринской ул. на Каменноостровскую в д. № 24. Но, видимо, жить в «опостылевшем» Петербурге ему было невыносимо. С 1908 г его след теряется. Н.Зубова нет ни в Петербурге, ни в Москве, ни в «Некрополях России». Переведен ли он по службе? Ушел ли в отставку и поселился в имении родных? Этого мы не знаем. По данным С.Кизимовой, «когда зимой 1906 г. у Вяльцевой спросили, авторам каких романсов она отдает предпочтение, она ответила, не задумываясь: «Наиболее популярные и любимые романсы принадлежат Зубову... Очень музыкален и даровит...».

Теперь становится понятным – какое значение имело творчество Н.Зубова для замечательной исполнительницы! Его сочинения, проникнутые искренним горячим чувством, вдохновляли ее на протяжении многих лет: в ее ежегодных гастрольных поездках по России; в выступлениях в Варшаве и планах поехать в Берлин, для чего лучшие романсы Зубова были переведены на польский и немецкий языки; в повседневной творческой деятельности; фактически, до последних дней ее жизни. А автор лучших любовных романсов из репертуара певицы, стал чрезвычайно популярным композитором, благодаря проникновенному исполнению их Несравненной. На рубеже XIX – XX веков, имя Н.Зубова не сходило с обложек нот, издававшихся гигантскими тиражами, в 5-10 раз превышавшими тиражи классической музыки. Ноты его романсов печатались всеми известными издателями и издательствами того времени: Н.Давингофом, К.Леопасом, К.Бернгардом, издательством «Музыкальный мир» и музыкальным магазином «Северная лира» в Санкт-Петербурге; П.Юргенсоном в Москве; Ю.Циммерманом в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве, Риге, Варшаве, Лейпциге, Берлине и Лондоне. Издавались как отдельные нотные тетради, так и романсы и фортепьянные произведения в наиболее раскупаемых сборниках. Названий сборников было много и издания сопровождались броской рекламой: «С громадным успехом исполняется г-жой Вяльцевой», «Исполняется с большим успехом многими цыганскими хорами».

Популярность одаренного композитора и талантливой исполнительницы романсов были усилены появившейся грамзаписью, которая несла не только избранной публике, а уже широким массам лирические романсы об идеале счастья и любви. «Певицей радости жизни» называли Вяльцеву, и в этом немалая заслуга Н.Зубова.

В советское время жанр русского романса стали считать упадочническим, и романсы были запрещены для исполнения в концертах. Только в конце XX в. стало возможным возрождение этого жанра. 1-ый концерт «Интимный романс Н.Зубова», посвященный творчеству композитора, состоялся 21 августа 1996 г. в НКЦ музея-заповедника А.С. Пушкина «Михайловское» в Пушкинских Горах. 22 ноября 1996 г. в Доме-музее К.Батюшкова в Вологде прошел концерт романсов композиторов Зубовых. 13 февраля 1997 г. в Вологодском музее «Мир забытых вещей» концертом романсов Н.Зубова состоялось открытие Музыкальной гостиной и вологодское телевидение сняло об этом концерте видеофильм. А 3 и 26 мая 1998 г. ведущий передачи о Н.Зубове на радио «Говорит Москва» лауреат Всероссийского конкурса исполнителей русского и цыганского романсов памяти Народного артиста России Н.Жемчужного Надир Ширинский позволил мне не только рассказать в прямом эфире о двоюродном прадеде, но и дал прослушать из своей коллекции старинные записи его романсов в исполнении А.Вяльцевой, В.Паниной, Н.Северского, С.Давыдова. Романс «Побудь со мной!» он исполнил сам.

Программа «Романтика романса» на канале «Культура» сделала телевизионную передачу о композиторе Н.Зубове: вел ее Л.Серебренников. Старинную граммофонную запись романса «Догадайтесь сами» в исполнении Вяльцевой продемонстрировал известный коллекционер В.Д. Сафошкин. Романсы композитора были исполнены и известным певцом из Санкт-Петербурга Олегом Погудиным, под аккомпанемент М.Радюкевича. Так композитор Николай Зубов стал снова популярным в наши дни! Но есть надежда, что еще многие не спетые романсы композитора зазвучат, ведь, ноты его сочинений переданы автором на родину композитора в Вологодский музей-заповедник и в Кадниковский районный музей, а также подарены многочисленным певцам, в том числе и Олегу Погудину. В 2009 г. в музей им. М.И. Глинки переданы все собранные 92 музыкальных произведения Н.Зубова – 75 романсов и 17 фортепьянных пьес для оцифровки нот и возможного их дальнейшего издания. Имя талантливого русского композитора Н.В. Зубова теперь уже не будет забыто!


Н.В. Лукина с портретом двоюродного прадеда композитора Н.Зубова
http://www.booksite.ru/fulltext/zub/ovy/008/4_46.htm
Прикрепления: 5439666.jpg(7.9 Kb) · 5899879.jpg(9.5 Kb) · 7105269.jpg(7.7 Kb) · 9159956.jpg(5.4 Kb) · 2613505.jpg(8.6 Kb) · 6905940.jpg(7.9 Kb) · 6154160.jpg(11.1 Kb) · 4620034.jpg(11.5 Kb) · 5244888.jpg(9.4 Kb)
 

Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » НИКОЛАЙ ЗУБОВ
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: