[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ВИКТОР ТАТАРСКИЙ
ВИКТОР ТАТАРСКИЙ
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 11 Апр 2021, 15:26 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6104
Статус: Offline
ВИКТОР ВИТАЛЬЕВИЧ ТАТАРСКИЙ


Советский и российский теле- и радиоведущий, актёр, член Союза журналистов России. C 1967 г. бессменный автор и ведущий радиопрограммы «Встреча с песней». Народный артист России.

В.Татарский родился 17 ноября 1939 г. в Ленинграде в семье ученых. Его отец заведовал кафедрой кристаллографии и геологии Ленинградского университета им. Жданова, мать была доктором наук и завкафедры кристаллографии Академии наук. Нина Юрьевна, была внучкой революционера-демократа Н.Чернышевского. О родстве с известным писателем она долгое время молчала, потому что не хотела, чтобы сын узнал и о другом своем родственнике - полковнике английской армии. За такую строчку в анкете в то время могли уволить.

Через 2 года после его рождения началась война. Витя оставался в блокадном Ленинграде все 872 дня. Воспоминания об этом времени стерлись из его памяти: «Я ничего не помню, потому что мозг "спал": сахара не было, не было ничего для питания ребенка, конечно…». После войны отец забрал сына из дома малютки, но жил мальчик у друзей отца - в коммунальной квартире на Васильевском острове.


Витя Татарский, 6 лет, Ленинград

«Как-то, возвращаясь из школы, я увидел Нину Юрьевну, свою матушку. Узнал её, хотя это было очень сложно. Внутренне, интуитивно, чутьё какое-то проснулось». Через какое-то время мать забрала его в Москву. Они поселились на Собачьей площадке, которой сегодня уже нет,  а на месте дома, где жил Татарский, стоит кинотеатр «Октябрь»: «Ведь недаром Маяковский писал: "Где живешь, мальчишка гадкий? На Собачьевой площадке". Хулиганское народонаселение было, особенно после войны. Ребята, которые были со мной во дворе и которые со мной учились, шпана была!». Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не отчим Виктора. Это был В.Бебутов.


Театральный режиссер. Заслуженный артист РСФСР, заслуженный деятель искусств Татарской АССР. Был соратником В.Мейерхольда. В 1919 г. совместно с ним создал театр РСФСР 1-й.
Он никогда не наказывал мальчика. Как вспоминает Виктор Витальевич, одно присутствие отчима заставляло по возможности вести себя лучше. Лишь когда Татарский совершал что-то из ряда вон выходящее, Валерий Михайлович позволял себе сказать: «Полегче на поворотах».
«Находясь в наполовину театральной семье, я дома встречал актеров, был знаком со многими, тогда я думал, что это нормальный уровень. Сейчас я понимаю, что это гениальный уровень по сравнению с тем, что мы сегодня имеем в театре».


Витя после переезда в Москву, 1-я поездка в пионерский лагерь. Звенигород, 1947.

В школе Виктору не давалась математика. Отсутствие способностей к точным наукам он компенсировал любовью к искусству. Учась в 7 классе, Виктор создал театральную студию и назвал ее в честь известного артиста С.Мартинсона: «Когда мы послали ему телеграмму, что назвали студию его именем, он прислал обратную телеграмму, ответную, с благодарностью за это».
В 1958 г., сразу после окончания школы, 19-летний Татарский уехал работать в астраханский театр. Там он пробыл год и понял, что человек он неколлективный и работать в труппе больше никогда не будет. Спустя год после возвращения в Москву, в 1960-м, Виктор уехал на север, в Мурманск.


В.Татарский в Мурманске слушает свою передачу

В театральное училище Татарский поступил в 1961 г. Решение о его зачислении принимал известный артист И.Ильинский: «Я поступил наполовину, конечно, потому что Ильинский знал моего отчима и уважал его очень. Мог бы и не поступить. Студенты как студенты, вели себя нормально. Пили портвейн в кафе "Полевой стан" - так называлось кафе рядом с Щепкинским училищем на Неглинной. Позволить себе мы могли только портвейн, на более серьезные напитки нам не хватало. Кроме всего прочего, нам же надо было возвращаться в училище, поэтому мы вели себя в общем прилично».


Н.Губенко, Ж.Болотова, С.Никоненко, В.Малышев и В.Татарский

На радио Татарский попал в тот же год, когда поступил в театральное училище. Работать сразу начал в муз. редакции. Поначалу у него не было авторской программы, в то время он делал передачи о поэтах и композиторах. «Онегин Гаджикасимов уже работал в муз. редакции Союзного радио редактором и как-то мне сказал: "Слушай, у тебя хороший голос (тогда был еще ничего голос), давай-ка попробуем на радио". Я говорю: "Нет, диктором я не хочу, это неинтересно". "Ну почему диктором? В музыкальной редакции"».

В 1967 г. у В.Татарского появилась своя авторская передача - «Встреча с песней», которая выходит в эфир и по сей день: «Менялись названия государства, менялись названия радиостанций, а она шла сначала по пятницам в определенный период, потом по субботам последние 25 лет. 1-я, 3-я, 5-я неделя. Был путч, к примеру, а она не попала в путч. Она и не попала в расстрел Останкино 3 октября. Не было ее, это не ее неделя была. Она у меня не каждую неделю. Она заговоренная, эта передача».


Каждую 1-ю, 3-ю и 5-ю субботу месяца голос Татарского звучит в эфире «Радио России». В своей передаче «Встреча с песней» он просто читает письма слушателей, не давая им никакой оценки. Он читает все письма - даже те, что не идут в эфир, но практически никогда на них не отвечает (исключение - письма заключенных). Ему пишут о песнях, с которыми связаны лучшие и худшие моменты жизни. А он всегда находит эти композиции, даже если ему присылают лишь обрывки муз. фраз. А его слушателям больше и не нужно. Главное - быть услышанными.
«Я во "Встрече с песней" с академиком или с Героем Советского союза разговариваю так же, как с уборщицей, как с пекарем, как с любым человеком. Для меня важно его письмо».

В передаче «Встреча с песней» звучат очень редкие композиции. Их не всегда можно найти в Интернете. Ко Всемирной паутине Виктор Витальевич вообще относится скептически: у него есть рабочий e-mail, но он не любит читать письма, которые приходят ему на электронную почту, а дома у него вовсе нет подключения к Интернету. Передача идет в записи, он делает ее один.



Татарский пишет свои передачи на полгода вперед. Отбирая письма для эфира, он учитывает дни рождения поэтов, композиторов, артистов и памятные даты. Сам читает письма, сам их редактирует, сам ищет композиции. Но в 1967 г., когда «Встреча с песней» только начала выходить в эфире, Виктор Витальевич работал вместе с редактором, Терезой Рымшевич.
«Пришел Горбачев. Редактором передачи стала Т.Зубова, которая, несмотря на то, что была членом партии, говорила: "Нет, это может быть". Она спорила с цензурным комитетом, это был первый случай, когда редактор спорил с цензурным комитетом. Более того, она спорила, будучи членом партии и будучи, как говорили в XIX в., в интересном положении».



Песня «Одинокая гармонь» ассоциируется у миллионов радиослушателей с передачей «Встреча с песней». Мало кто знает, что изначально в заставке были слова. Исполнителем композиции был С.Лемешев. Со временем осталась только музыка. За годы, которые «Встреча с песней» идет в эфире, передача успела сделать много добрых дел. Татарский помогал своим слушателям не только словом, но и делом. Писал письма с просьбой о помощи в городские управы и мэрии, чтобы те поддержали ветерана, инвалида или просто человека, который оказался в сложной ситуации: «На бланках Гостелерадио СССР я писал обращения к руководству, иногда писал обращения в тюрьму. Потому что заключенный, который писал мне, не может быть плохим человеком. Просто не может быть. Поверьте мне».
Татарскому не раз предлагали работать за рубежом, вести передачу на немецком радио. Но он от таких предложений всегда отказывался: «Это только домашняя передача. Наша, российская. Ну нет, не может же быть того, чтобы там это поняли и восприняли».



В 1970 г. в эфире Всесоюзного радио впервые прозвучала передача В.Татарского «Запишите на ваши магнитофоны». Она выходила по воскресеньям в 14:05 и была невероятно популярна. Каждую неделю в это время вся советская молодежь включала приемники, чтобы услышать зарубежные хиты. Передача называлась так неспроста. Народ действительно писал на пластинки все, что звучало в эфире Татарского. Ведь пластинки с иностранными песнями тогда можно было найти только у фарцовщиков, и стоили они очень дорого - около 100 руб. (средняя месячная зарплата в то время).
«Мне звонили с Петровки и говорили: "Мы тут задержали группу фарцовщиков пластинок у комиссионки, и я знаю, что они надеялись на то, что у вас можно поживиться дисками. Так что имейте в виду". Я говорю: "Хорошо, передайте им, что у меня никакой фонотеки собственной нет. У меня друзья привозят из-за рубежа, и потом я отдаю им, переписав, больше ничего"».
Для того, чтобы «протащить» песню в эфир, приходилось говорить, что в ней поется о борьбе с неравенством, о дискриминации, в то время как там пелось просто о каких-то общечеловеческих ценностях: «Приходилось говорить, что это против апартеида, против расовой дискриминации, а там пелось просто о любви и ни о чем больше».

Передачу закрывали не один раз, тем не менее, ей удалось просуществовать на советском радио целых 7 лет. Сверху закрывали глаза на его бунтарские эксперименты, так как, помимо работы в муз. редакции, Виктор Витальевич читал еще и призывы ЦК партии вместе с Ю.Левитаном и О. Высоцкой.


«Самые известные голоса того времени - это голоса, которые читали правительственные сообщения и те голоса, которые вели футбольные репортажи. Это В.Синявский и Н.Озеров. Я холоден всегда был к западной эстрадной музыке. Холоден, безразличен. Конечно, я не говорю об Э.Пиаф, И.Монтане, даже об Э.Джоне - замечательных, конечно, личностях. Но там был спортивный интерес: «Ах, вы вот это запрещаете! Ах, это противоречит коммунистической идеологии! Ну, тогда я буду это давать».

Всякий раз, когда передачу закрывали, Татарскому в личное дело заносили выговор. Таких выговоров у него было 3. Как правило, руководство обращало внимание на «Запишите на ваши магнитофоны» только после того, как в прессе публиковался донос. Однажды донос на Татарского написали из-за песни, которая прозвучала в эфире: французская певица пела о шампанском. В стране в то время проходила антиалкогольная кампания. «То ли Э.Пиаф, то ли М.Матье, ну, так или иначе перевели. Газета напечатала один, второй раз, это попадало на стол председателю Лапину. И каждый раз он требовал от меня объяснений».

В 1996 г. Виктору Витальевичу предложили вести передачу «История одного шедевра». Это не было 1-м приглашением на телевидение. Еще в 80-е годы председатель Гостелерадио С.Лапин хотел перенести «Встречу с песней» на ТВ, но Татарский отказался: «Это чисто радийная передача, потому что телевидение навязывает зрителям свой видеоряд. Она лишает его собственных аналогий, размышлений, ассоциаций по этому поводу, о чем говорится в письме или песне. Только исчезнет все…». В 90-е годы Государственный Дом радиовещания и звукозаписи, студии, аппаратные, фонотеки и архивы перешли на самоокупаемость. Профессиональные кадры уходили, а те, кто оставался, работали совершенно бесплатно. Среди последних был Татарский: «Это время показало, кто есть кто. И показало истинное отношение к делу. Я не мог бросить передачу просто потому, что не мог. Потому что за каждым письмом для меня люди. Это люди, живые люди, которые ждут отклика, ждут ответа. Из-за того, что не оплачивается моя работа, только поэтому бросить?»

«Я понимаю, вы можете сказать, что в 90-х годах расцвела коррупция, что бандиты убивали людей. Да, я тоже шел по своему Арбату, и над моей головой летали пули: одна группировка сражалась с другой. А улица узкая, ну да. Но все-таки это не самое главное. Это, в конце концов, пришло в норму. Все образовалось. А вот то, что стала возможность людям иметь одно лицо, свое, а не навязанное кем-то другим, что они перестали врать по возможности, это крайне важно»



В.Татарский первым в СССР прочитал со сцены «Мастера и Маргариту» Булгакова в то время, когда роман был еще запрещен. Композиция шла в Ленинграде под названием «Нечистая сила в Москве». Имя автора вынужденно не упоминалось: «Программа была запрещена до последнего. Уже Горбачев был, уже все было, вроде, ничего. Нужды цензуры, так сказать, под вопросом большим. Но программу не давали. Тогда я поехал в Ленинград, на свою родину, и предложил там эту программу. Они с радостью согласились и выпустили афишу под названием "Нечистая сила в Москве"»

Передача «Встреча с песней» стала для Татарского своеобразной рекламой. Его слушатели, чаще слушательницы, приходили на творческие вечера Виктора Витальевича, чтобы посмотреть на обладателя легендарного голоса. Голосом В.Татарского в русском переводе говорят персонажи фильмов «Восемь с половиной», «Амаркорд» Федерико Феллини, «Кабаре» Боба Фосса, а также телесериала Владимира Котта «Родственный обмен». Но больше всего он гордится своей работой над научно-популярными фильмами. Виктор Витальевич на протяжении 10 лет входил в состав жюри премии «Радиомания»  и был 1-ым радиоведущим, получившим золотой микрофон в номинации «Легенда».

О подготовке к эфиру: «Нельзя никаких вольностей допускать. Надо вовремя лечь спать. Плохо сплю всегда перед эфиром, перед записью. Потому что волнуюсь, волнуюсь так же, как 50 лет назад».

О работе с письмами: «Письма - это живой материал, не убирайте их от себя. Вы их подготовьте дома. Уберите лишнее, уберите повторы, зачеркните - спокойно это делайте. Оставьте главное: ради чего написано».

Об ошибках современных радиоведущих: «Это дело в том, что мы не желаем знать аудиторию. Мы не желаем ее поднять до своего уровня. И знать, что они такие же, как мы».

О словах, которые нельзя произносить в эфире: «Как говорил В.Черномырдин, ярчайшая личность: "У меня к русскому языку вопросов нету!" Это у него нету».
Дмитрий Гордеев, Анастасия Солуянова
Радио "Моховая, 9"

http://radio_mohovaya9.tilda.ws/tatarsky

ОДИНОКАЯ ГАРМОНЬ
Более полувека назад В.Татарский создал "Встречу с песней" - радиопередачу непостижимого магнетизма и обаяния.


Как хорошо, что рядом с нами остаются вещи и явления, необъяснимые в своей чистоте и стойкости. Поток современной жизни, несущий тонны хлама, мог бы сокрушить эти тонкие вещи в долю секунды, но чья-то невидимая рука отводит мусорный вал в сторону, не давая ему задеть то, что, очевидно, и удерживает нас от окончательного падения. Среди этих непостижимых явлений есть одно, которое назову не только я. Это "Встреча с песней", радиопередача В.Татарского.

То, что "Встреча..." выходит в эфир уже 52 года с одним автором и ведущим - факт из разряда мировых рекордов. Но самое удивительное не в долговечности передачи, а в том, что происходит в тот день и час, когда передача выходит в эфир. Когда люди, ничего друг о друге не ведающие, собираются вокруг радиоприемника и вдруг становятся друг другу родными. Это не обманчивое умиление случайных попутчиков, выпивших за знакомство. Нет, это чувство строгое и ясное, оно обнимает и живущих, и тех, кто ушел, и даже тех, кто будет жить после нас.

Из чего оно возникает - из писем ли, которые читает В.Татарский, или из забытых песен? А быть может, - из нашего одновременного прикосновения к чему-то очень важному, подлинному? За неполный час, пока длится передача, ты успеешь перебрать в памяти не только всех своих далеких и близких, но вспомнишь вдруг и того, кого почему-то давно не вспоминал. И совестно станет. И захочется позвонить тому, кому 100 лет не звонил. С 1-го же выпуска передачи в 1967 г. нота светлого воспоминания была задана элегической заставкой к передаче - оркестровым вступлением к "Одинокой гармони". В этой песне, написанной поэтом М.Исаковским и композитором Б.Мокроусовым еще в 1946 г., уже таилась интонация "Встречи с песней" - интонация тихого разговора в летних сумерках: "Снова замерло всё до рассвета...". Впервые передача прозвучала на волнах Всесоюзного радио 31 января 1967 г.. В ней впервые на отечественном радио прозвучали песни А.Вертинского, И.Юрьевой, В.Козина, А.Баяновой, В.Высоцкого, А.Галича, В.Цоя и С.Башлачева.

Иногда, слушая голос Татарского, чуть не вздрагиваешь от странной догадки, что кроме тебя и многих-многих рассеянных по планете слушателей, у "Встречи..." есть еще один Слушатель. И он слушает вместе с нами. Не счесть, сколько раз передача Татарского оказывалась на грани закрытия. Особенно в 1990-е годы. И каждый раз обстоятельства были "непреодолимой силы". У меня сохранилось письмо, которое я получил в апреле 1997 г. от Г.В. Касиновой из Гатчины: "Спасите передачу "Встреча с песней" - этот светлый огонек среди полнейшего безразличия к нам государства, единственную передачу, которая помогает оставаться людьми..."
Помню, я тогда обзвонил немало знакомых, которые могли бы чем-то помочь. Одни убеждали: "Пойми, время таких передач прошло". Другие вздыхали: "Страна гибнет, а ты нашел о чем беспокоиться..."  В общем, шансов, что передача останется в эфире, не было. И тут самое время вспомнить о судьбе самого В.Татарского.

Когда началась война, ему было полтора года. Осенью 1941 г. он попал в ленинградский Дом ребенка и всю блокаду находился в Ленинграде. Да, в ленинградских домах ребенка работали люди повседневной святости. Но вспомним, что творилось вокруг - тотальный голод, повальные смерти, бомбежки, холод, - и спросим себя: сколько же шансов на жизнь оставалось у малыша? 9 мая 1945 г. Витя встретил на набережной Невы. Отец держал его за руку. Военные корабли были расцвечены огнями. Залпы орудий - салют! Так мальчик очнулся от войны. Он стал себя помнить именно с этого дня....

9 ноября 2019 г. в эфире "Радио России" выйдет 1366-й выпуск "Встречи с песней"
Дмитрий Шеваров
05.11. 2019. РГ

https://rg.ru/2019....ej.html

ЛИНИЯ ЖИЗНИ. ВИКТОР ТАТАРСКИЙ (2016)
"Мне, с моим характером и с моими бонапартийскими замашками противопоказан всякий коллектив, тем более советский".
Праправнук Н.Чернышевского и ученик И.Ильинского понял, что зависимость, которая отличает актерскую профессию, для него просто невыносима. Наперекор руководству и вопреки всем запретам, на протяжении многих лет он вел на радио самые любимые и "противозаконные" с точки зрения советского руководства передачи - "Встреча с песней", "Запишите на Ваши магнитофоны", "На всех широтах".
В студии программы "Линия жизни" - Народный артист России В.В. Татарский.

Прикрепления: 1340024.jpg(13.2 Kb) · 4695622.jpg(5.5 Kb) · 1090747.jpg(5.6 Kb) · 9371247.jpg(15.2 Kb) · 8874299.jpg(10.4 Kb) · 7718212.jpg(18.8 Kb) · 5780721.jpg(9.2 Kb) · 0533818.jpg(14.7 Kb) · 7160209.jpg(7.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 11 Апр 2021, 16:14 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6104
Статус: Offline
ОДИНОКИЙ ГОЛОС ЧЕЛОВЕКА



...Низкий поклон тебе, «Встреча...», за редкое умение выслушать, принять исповедь... Под твоим крылом встречаются, беседуют друг с другом единомышленники из разных уголков нашей огромной страны...
Александр Михайлович Р.,Брянск 

Сегодня старая пластинка
Мне в юность выпишет билет,
И детства старая картинка
Проявится сквозь призму лет.

"Иных уж нет, а те - далече"...
Но в сумраке осенних дней
Мне назначает "Встреча..." встречу
С далекой юностью моей.

Сквозь времена, сквозь расстоянья
Все тот же голос вновь звучит,
Минувших дней очарованье
В уставшем сердце воскресив.

И нет мне музыки чудесней
Гармони одинокой той.
Звучит в эфире "Встреча с песней".
На сердце - радость и покой.

Так дай Вам Бог всё так же светло
Нам чистой радостью сиять
И Вашим голосом приветным
Сердца и души исцелять.

Марина Захарчук

– Никак не могу привыкнуть к тому, что голоса, которые не так давно сообщали нам о важных событиях, о горьком и радостном для всех, сейчас озвучивают котировку акций, рекламируют окорочка. Ваш голос, к счастью, не затаскан рекламой, и вы не участвуете…
– В течение 3-х лет ко мне обращаются с предложениями о рекламе. Я вспоминаю об этом, когда мне вдруг безумно хочется «войти в рынок», тоже приобщиться, но я вспоминаю о своей передаче, о «Встрече с песней». Я же там говорю о вещах серьезных, вечных… Меня эта передача останавливает. Я не могу перейти через это. А что касается других – не буду их осуждать. Каждый выбирает сам, на что он идет. Это его право. Мне кажется, серьезный актер долго думает, прежде чем решиться. У нас много хороших актеров снимаются в рекламе. Они вынуждены этим заниматься. Их довели до этого. Часто ссылаются на Запад: а вот на Западе прекрасные актеры рекламируют подтяжки… Милые мои! Там же это делается на ином эстетическом уровне, да и потом, там это принято, и никто не смотрит на артиста как на продавшегося человека. В России совершенно другой мир, уж так повелось. Восприятие актерской работы в обществе совсем иное у нас, и мы должны с этим считаться. Да, мы проповедники, да, мы пастыри. Я не о себе говорю, а о замечательных актерах, которые вот уходят и уходят прямо один за другим.

– Многие слушатели потеряли вашу передачу несколько лет назад, когда она исчезла с первой программы…
– Это случилось в 91-м г. Какое-то время мне давали возможность делать вариант передачи по «Радио России», а в первых числах 93-го года сообщили, что больше нужды нет в ретрансляции «Встречи с песней». У нас должны идти только наши передачи, сказали они…«Встречу с песней» слушали в тюрьмах, больницах, интернатах. Сколько я писем оттуда получал! За что этих людей отрезали от передачи – не знаю. Только в Петербурге передачу транслируют по городскому радио, и я очень благодарен за это моим землякам.

– В вашей передаче всегда было что-то петербургское. Не холодность интонации, а сдержанность…
– В Москве я с 46-го года, а родился в Питере в 39-м.

– Значит, вы блокадник?
– Да, я всю войну был в Питере. До мая 45-го я ничего не помню, провал полный. Сахара мозг не получал… И вот – 9 мая, я на Питерской набережной. По Неве выстроены парадным строем все корабли Балтийского флота, швартовавшиеся в Ленинграде. На них – гирлянды огней. Салют! – и я просыпаюсь. Я очнулся! Мне 6 лет, но до этого будто ничего не было…

– А радио, эти черные тарелки, и огромные ламповые приемники?..
– После войны это уже не было какой-то новинкой, и, честно говоря, я не был в детстве под обаянием радио. Я рос скептически настроенным. Любил футбол, был вратарем. Но как-то в пионерском лагере, в Софрино, мне вдруг захотелось залезть в радиорубку. Был жаркий солнечный день, все ушли купаться, а я забрался в радиорубку, где работал мой приятель, и стал крутить Утесова, Шульженко, Бернеса, давние старые пластинки. Они уже тогда были старыми. Перед каждой пластинкой я объявлял, что исполняется: и автора музыки, и автора стихов, и исполнителя, и оркестр. Я старался, хотя знал, что в лагере никого нет. Ну, может быть, где-то неподалеку играли в футбол местные мальчишки. И вот это был «ген радио». Рядом никого нет, но я могу порадовать людей где-то там, далеко, тем, что мне нравится…

– У вас много друзей?
– Да какое там, господь с вами… У вас много, Дима? Ну вот, о чем же говорить...

...Слушая Виктора Татарского, легко отрешиться от происходящего за окном. Его голос звучит по радио как знак погружения в себя. Может, поэтому его так слушали и слушают в местах, отдаленных от домашнего уюта. Его голос дает ощущение родных стен и одолимости разлук, даже самых горьких и непоправимых.

– Мне кажется, что ваша передача выходит уже целую вечность, целую жизнь тому назад… Спать тогда укладывали рано, и Ваша передача заменяла мне вечернюю сказку. Вместе с дедом и бабушкой мы слушали, а потом минут 20 у нас были такие затихающие разговоры. А был ли за эти годы случай, что вы не вышли в эфир?
– Ни разу. И что меня самого более всего поражает и вдохновляет, это не то, что передача столько лет идет в эфире, а то, что она идет без перерыва! Что бы ни случилось, она плывет как корабль с хорошей оснасткой. Была цензура, были случаи, когда передача висела на волоске, но она все-таки выходила.

– Сохраняются ли старые передачи в архиве?
– Да, по крайней мере на 100 лет, пока пленка будет держать запись, передачи сохранятся. Я сейчас часто обращаюсь к своему же архиву и достаю те записи, которых давно нет в фонотеке радио.

– Много ли вам сейчас пишут?
– Раньше больше писали фронтовики. «Встреча…» началась с поиска старых фронтовых песен, по разным причинам не звучавших в эфире – либо они были просто запрещены для эфира, либо их не было в записи. Фронтовики уходят, передача остается их детям и внукам, и пишут сейчас больше люди в возрасте до 35 лет.

– Вас, наверное, уже не раз спрашивали: не стоит ли «обновить» передачу? Не надоело ли вам?..
– Надоело бы, будь вокруг стабильность, ясность целей и щепетильность в выборе средств. Куда мы идем? Всякий раз, пытаясь ответить на этот вопрос, вспоминаю А.Н. Островского. Помните, в комедии «На всякого мудреца довольно простоты» старик Мамаев замечает: «…Мы куда-то идем, куда-то ведут нас, но ни мы не знаем – куда, ни те, которые ведут нас…» Так пусть хоть эта передача будет стабильной – и по своей форме, и по своей сути.

– Как вы готовитесь к выходу в эфир?
– Накануне записи я стараюсь вести себя по возможности прилично. Когда приезжаю на радио, я ни с кем не общаюсь, вхожу в студию, начинаю записывать текст. До этого я ничего не ем, пью чай или кофе, курю… Я нахожусь в совершенно особом состоянии. Я несу себя как кувшин, стараясь не расплескать. И даже если меня вызовет руководство, я извинюсь через оператора, но останусь в студии. Мои постоянные операторы – Е.Садовая и В.Ростов. 
В аппаратной невозможно присутствие случайного лица. Над письмами я работаю дома: читаю, сокращаю общие места, повторы и думаю над тем, что я отвечу. Иногда ответ должен родиться у микрофона. И в студию я прихожу с письмами. Я должен видеть почерк человека, должен видеть конверт – у микрофона, в момент общения. Если бы письма были перепечатаны на машинке, я бы потерял ощущение человека. Я по почерку вижу многое…

Татарский любит паузу. На фоне нынешней комментаторской скороговорки его паузы кажутся мхатовскими. Но только лишь кажутся. На самом деле они, по его словам, не превышают 3-х секунд. За эти 3 секунды можно услышать, как протекает время и жизнь становится внятной. «Встреча с песней» придает ценность и достоинство мелочам – каким-то давним запискам, взглядам, случайным встречам на вокзалах, на танцах, в кино…«Когда-то давно, в приморском парке… до войны, я услышала… не могу напеть, не помню название… но помню, что была счастлива».Татарский ищет эти давно погасшие звуки, находит – пусть даже в домашней записи, присланной из Самары, – извиняется за качество звучания, и... летят в эфир знаки неугасимого счастья, иероглифы любви, понятные двоим, а может быть, всего лишь одному. А мы слушаем эти мелодии, не понимая всего смысла события, но угадывая за ними таинственность и своего бытия…

– Вам не хочется повторить старые выпуски, как иногда повторяют «Голубые огоньки»? Передача сейчас кажется особенно ностальгической – как мелодия «Одинокой гармони»…
– Эта гармонь стала еще более одинокой, но я не люблю слово «ностальгия», это не совсем точное слово. Передача моя не говорит о том, что все хорошее осталось только в прошлом… А повторять «Встречу…» я не стану. С людьми за это время свершилось очень многое. Они писали мне в первом порыве, как правило – в тот же вечер. Писали об очень личном и очень важном тогда… Кого-то, наверное, уже нет на этом свете, и не надо их тревожить.

– А радио вообще вы слушаете? Другие передачи?
– Конечно, когда бреюсь. У меня приемник настроен на средние волны, перебегаю с «Радио России» на «Радио 1», на молодежный канал, сравниваю…

– Грустно, что исчезают человеческие голоса в эфире. Вспомним Бабанову, Литвинова, Смоктуновского… Очень разные голоса, но за каждым из них – звук, цвет, запах времени…
– В свое время я закончил курс И.Ильинского и М.Царева в училище им. Щепкина при Малом театре. Это очень хорошая школа речи и слова. И сегодня самая большая моя грусть оттого, что все дозволено: дикое произношение, неверные ударения, немыслимые конструкции фраз. И столько времени тратится в эфире на необязательные разговоры, эканья и мэканья, а то вдруг начинают жевать у микрофона и прихлебывать что-то. Идут обвалы ненужных слов. Я уже не говорю о фальшивом тоне. Ведущий будто сидит на Олимпе и обращается к тем, кто копошится внизу. Радио всегда было первым, кто ставил заслон мусору в языке, радио было эталоном произношения… Но, знаете, я не хотел бы превращаться в какого-то сноба. Да пусть как хотят, так и говорят. Если общество это слушает и терпит, значит, заслужили.

– Вы не мечтаете о своей радиостанции?
– Я человек, наверное, очень верный – 33 года в главной муз. редакции радио. Как сказано в Писании: «Не торопись менять место, где ты находишься…» Мне не хочется суетиться... Люди слушают «Встречу…» и пишут мне. Самая большая радость – от писем… Я начинаю полагать, что все, происходящее со мной и этой передачей, предопределено. Случайного в жизни вообще ничего не происходит – ничего!

– Представьте себя просто слушателем «Встречи…», и вот вы сидите и пишете на радио письмо. О какой песне вы бы попросили?
– Я бы вообще никуда писать не стал. Пошел, выпил бы с другом. Я привык разбираться как-то сам с собой. И песни у меня какой-то особо любимой нет. Сапожник обычно без сапог, вот и я без своей любимой песни.

– Вы прислушиваетесь когда-нибудь к музыке подземных переходов, к уличным музыкантам?
– Очень редко. Останавливаюсь, когда могу отдать деньги. А когда их нет – чего останавливаться?.. Но недавно мальчишка у нас на Арбате блистательно играл на скрипке.

...7 апреля 1989 г., когда в далеком Северном море гибла подводная лодка «Комсомолец», а страна еще ничего не знала об этом, шла в эфир, как обычно, по пятницам, «Встреча с песней». И звучала в ней песня Высоцкого «SOS» – «Спасите наши души». Что это было – наитие, случайность? Об этом не знает до сих пор и сам В.В. Татарский. А может быть, нам об этом и не нужно знать? Главное, что прозвучал «SOS».
Дмитрий Шеваров
https://lib.1sept.ru/2002/19/16.htm

К 50-летию «Встречи с песней» (31 января 2017.)
Прикрепления: 3436717.jpg(7.3 Kb)
 

Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ВИКТОР ТАТАРСКИЙ
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: