[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
ВЛАДИМИР ЛЕГОЙДА *
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 13 Авг 2023, 21:25 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6969
Статус: Offline
ВЛАДИМИР РОМАНОВИЧ ЛЕГОЙДА


Российский церковный и общественный деятель, журналист, педагог, специалист в области культурологии, политологии и религиоведения. Кандидат полит. наук, доцент. Профессор и зав. кафедрой международной журналистики, профессор кафедры мировой литературы и культуры МГИМО МИД России, почётный член Российской академии художеств. Возглавляет одну из важных структур Московской Патриархии. Этот отдел учрежден для регулирования отношений церкви с общественными организациями и СМИ. Чтобы представить круг задач и проблем, которые приходится решать и разруливать, специалистам необходимо иметь профильное образование, обладать кругозором и пластичным интеллектом. Под руководством Легойды работают историки, философы, культурологи, журналисты и религиоведы.

В.Легойда родился 8 августа 1973 г. в маленьком казахстанском городке Кустанай. Отец служил в милиции, а мать работала учителем в школе. Володя любил гонять в футбол, хорошо учился, много читал и в то же время умел найти общий язык со школьными хулиганами. После школы, которую он окончил с золотой медалью, поступил в МГИМО на отделение международной информации. В институте усердно занимался науками и ожидаемо получил диплом с отличием. Завершив обучение, несколько лет работал за рубежом в различных структурах МИДа. Никто и предположить не мог, что из этого обычного мальчика вырастет человек, который будет отвечать – ни много, ни мало – за всю информационную политику РПЦ. Его рабочий день расписан по минутам и длится с раннего утра до позднего вечера.

Кандидатскую диссертацию Легойда защитил в 2000 г. Ученый целенаправленно выбрал тему «Символы и ритуалы в полит. процессах США». Он видел, как живет полит. истеблишмент за океаном, и какие приемы перенимают российские политики. Даже при поверхностном анализе можно классифицировать сложившуюся ситуацию используя образное народное выражение: что крестьяне, то и обезьяне. В рамках глобализации подобный подход вполне приемлем и даже оправдан. Регулярное сотрудничество со структурами Православной церкви началось в 2006 г. Владимира Романовича привлекли к участию в разработке основ учения о достоинстве, свободе и правах человека в Православной трактовке. Научная и просветительская карьера Легойды развивалась успешно. Два года он заведовал кафедрой журналистики в родном институте. В 2010 г. ученого утвердили членом совета по культуре при Патриархе. Еще через год становится членом ученого совета православной гимназии в Москве.

Разностороннее творчество В.Легойды приносит достойные результаты. Он, следуя высшим заповедям, продолжает сеять разумное, доброе, вечное. При его активном участии учрежден и выходит в свет культурно-просветительский журнал «Фома». Легойда, несмотря на большую загруженность, остается гл. редактором издания. В 2018 г. начал вести авторскую программу на т/к «Спас». Легойда женат. Муж и жена соединили свои судьбы в ранней молодости. Вырастили и воспитали троих детей. В доме у супругов царит обстановка любви и взаимного уважения.Владимир Романович  рассказал о своем детстве, об уроках, полученных от отца, и об осознании собственного отцовства.

- Вы росли в дружной семье?
- Да. Родители для меня – это такой безусловный пример любви. Они мечтали о детях, нянчились с малышами друзей, но сами прожили без детей 16 лет. И это никак не поколебало их отношений. Сейчас папе 82 года, маме – по-прежнему 18, и они очень трогательно друг к другу относятся. Это не значит, что у нас была какая-то нереально идеальная семья. Всякое бывало: сложности, ссоры и прочее, но мы жили в атмосфере любви.



– Наверное, как и во многих других семьях, вашим воспитанием в основном занималась мама?
– В основном, да. Папа был такой фантастический коммуникатор. Он брал меня с собой в машину, я с ним очень много ездил по разным делам и видел, как он общается. Может быть, вот откуда у меня основы дипломатических навыков общения.

– Ваш отец работал в милиции. Каково это, когда папа – милиционер? Мечтали пойти по его стопам?
– Я больше хотел стать разведчиком. Примерно так и получилось. А отцом я гордился не потому, что он милиционер, а потому, что папа – это было что-то особое. С ним праздник был какой-то всегда. Куда-то поедем: на лыжах кататься, проводы русской зимы устраивать, на лошадях с санями. Он охотник и рыболов, мог из леса что-то интересное принести.

– У вас младшая сестра. Наверное, приходилось о ней заботиться?
– У нас есть такая семейная шутка: я говорю про свою сестру, что это человек, лишивший меня детства. В год я стал «взрослым», потому что мама была беременна, и все мои «хочу на ручки» пришлось отставить. Но я что-то не припомню, чтобы приходилось как-то сильно заботиться о сестре, когда она родилась.


Но у нас было такое правило: она младше, она девочка, значит, ей больше прощается.

– Из этого складывалось ваше отношение к женщинам в будущем?
– Отношение к женщине складывалось из того, что я видел вокруг – у родителей, у их друзей. Мама и папа родились еще до войны, выросли в деревне на Украине, воспитывались в окружении людей еще дореволюционных, в среде которых были уважение к возрасту, к традиции, к вековому укладу жизни. Мы в детстве все это видели.

– Есть какой-то секрет, какое-то, может, правило, которое помогает сохранить крепость семьи?
– Секрет тут только один – любовь. Другое дело, что это такой несекретный секрет. Помимо лучшего из всего, что когда-либо было написано человеком о любви, а именно слов апостола Павла из Первого послания Коринфянам о том, что любовь «долготерпит, милосердствует, не ищет своего…», мне нравится еще одна фраза Пришвина. Я прочитал ее еще в школе: «Любовь - это неведомая страна, и мы все плывем туда каждый на своем корабле, и каждый из нас на своем корабле капитан и ведет корабль своим собственным путем».
Конечно, если придраться к метафоре, можно сказать, что вообще-то есть принцип движения кораблей. Но я считаю, что любовь исключает всякие алгоритмы. Сколько у меня друзей, столько у них историй, как встретились, как поняли, что это их человек, как живут.

– А как вы поняли, что перед вами именно ваш человек?
– Как-то очень быстро. Настя 3 года писала для журнала «Фома», я знал, что у нас есть такой автор, но мы никогда не встречались. Однажды, я просто шел по редакции, смотрю: сидит девушка, печатает. Я спросил у своего коллеги и друга, кто это. Он удивился: «Это Настя Верина, ты не знаешь что ли?»  Я сразу пригласил ее - срочно обсуждать материал.



– Ваша супруга с момента рождения старшей дочери не работает? Каково ей сидеть дома?
– Вот как мамины заботы можно назвать словом «сидеть»? Я думаю, ей, непросто, но это не та тяжесть, которая приводит к разговорам типа «ой, я деградирую, срочно нужно выходить на работу!» Во-первых, ей скучать некогда, во-вторых, с этими, как я их называю, «тремя поросятами» правда интересно. А в-третьих, она читает, иногда пишет сама, у нее есть круг своих интересов и друзей.



– Получается, у нее за годы родительства мало что меняется, только детей становится больше. А вот у вас как раз произошли серьезные перемены: были завкафедрой и гл. редактором журнала – стали Председателем Синодального отдела. Как это повлияло на ваше отцовство?
– Ну как повлияло? Старшую Лизу, когда она маленькая была, я часто купал сам. Среднюю Аньку – всего несколько раз, а Рому – почти никогда. Потому что Лиза родилась раньше, чем произошли перемены на работе, еще в прошлой жизни.

– То есть, главное отличие – нехватка времени?
– Безусловно, стало меньше времени, но дело даже не в этом.


Когда меня назначили, я разговаривал со Святейшим Патриархом, советовался, и он сказал, что надо выполнять свою работу «с пониманием высокой ответственности за каждое сказанное слово». Конечно, просто так болтать языком никогда не нужно, и евангельский принцип говорит о том, что за каждое праздное слово человек даст ответ. Но мы понимаем, что есть разные уровни ответственности. А когда любое твое слово может быть интерпретировано как позиция Церкви, то тут десять раз подумаешь, как сформулировать ту или иную фразу.

– Не получилось ли, что ваша профессиональная деятельность отняла вас у семьи?
– Знаете, это вопрос в плоскости: что важнее – семья или работа? Я считаю, это неправильный вопрос – их нельзя сравнивать, взвешивать на одних весах. Семья – это жизнь. Работа – это работа, служение. Мне в жизни повезло: я никогда не занимался тем, что мне неинтересно. Я знаю, некоторые люди ищут себя до 40 лет, некоторые – всю жизнь. У меня такого не было. По окончании института у меня сформировалась четкая позиция: хочу преподавать. И я остался преподавать. Мне нравилось делать журнал. Я и сейчас работаю по профессии, которая мне интересна. Это не моя заслуга, это такой подарок Небес, что у меня не такая работа, где «папа просто зарабатывает деньги». И для семьи это тоже важно, это создает определенную атмосферу.

-  А вы успеваете с детьми общаться?
– Как-то в одной умной книжке или статье про воспитание я прочитал, что вообще важно не сколько ты времени проводишь с детьми, а как ты его проводишь. Поэтому я перестал беспокоиться по поводу количества часов.



– Вы помните момент, когда вы почувствовали себя отцом?
– Помню. Настя поехала к моим родителям загород, и там у нее начались схватки. Я примчался из Москвы в роддом. Меня даже пустили в палату к жене и показали Лизу. Я увидел: лежит под колпаком такой комок с трубочками – и при этом почувствовал, какое это свое, родное. Дежурный врач стояла рядом, говорила много умных и непонятных слов, как студент-отличник на экзамене, и, как мне показалось, убеждала, что все не очень страшно. Поэтому на следующий день я пришел абсолютно спокойный. И тут мне говорят: «Ребенок в реанимации». Я даже поначалу не придал этому должного значения. Спрашиваю: «Доктор, а когда мы сможем забрать дочку домой?» Наверное, это прозвучало очень легкомысленно, потому что врач мне довольно резко ответила: «Вы видите, что здесь написано? Реанимация!» И вот тогда за этого маленького и еще даже незнакомого человека стало по-настоящему страшно.

– Что вас поддерживало в тот момент?
– Один замечательный священник, друг семьи, сказал мне тогда: «Не переживай так сильно». Я говорю: «А вдруг что-то случится?» И он мне ответил: «Ну, с точки зрения спасения, ее шансы выше, чем ваши». Кто-то может счесть это очень жесткой, страшной фразой – я так и отреагировал вначале. Но так как это сказал не чужой человек, я понял, что это правильно. Какой же я христианин, если не верю?

– А вообще за детей страшно?
– Да, очень. Но мне страшно в основном из-за того, что я вижу в уже подросшем поколении, в своих студентах в институте, из-за того, что я слышу про школу. Хотя, наверное, это не совсем правильно. Когда крестили Аню, игумен Дамаскин (Орловский) сказал: какими вырастут дети, зависит только от родителей. Если дети будут видеть родителей-христиан, то и у них будет шанс вырасти христианами. Вроде бы труизм, но он сказал это так серьезно, что я задумался и говорю: «Батюшка, это очень сложно». Он кивнул: «Но зато спасительно и благодатно».

– Как вы, педагог, оцениваете ситуацию в российском образовании, ЕГЭ и прочее?
– Я крайне скептически отношусь к современной школе, хотя есть пока и хорошие школы, и великолепные учителя. Но все происходящее в образовании увеличивает нагрузку на семью.

– Что же делать семье?
– Когда-то очень давно я прочитал в какой-то книжке, что родители делают стандартную ошибку, задавая своим детям вопрос: «Какую оценку ты сегодня получил?» Правильный вопрос: «Что ты сегодня узнал?» Но если раньше неправильный вопрос не приводил к фатальным последствиям, потому что в обществе было стремление к знаниям, то сегодня как раз очень многое зависит оттого, как ребенка сориентируешь.

– Вы как ориентируете своих детей?
– Мы, например, с Лизой «ходим быстрым шагом» – так это у нас называется. Аня и Рома маленькие еще, они за моим шагом не успевают, а вот Лиза уже большая, она может. И я говорю: «Ну, пойдем, погуляем». И мы ходим и разговариваем. А еще мы с детьми учим столицы государств. Я сделал карточки, и мы в игровой форме запоминаем. Они, может, не до конца понимают, что такое государство, но на Китай всегда ответят Пекин, и назовут, в какой стране находится Тегусигальпа. Это тоже, может быть, тестовый подход. Я не знаю, как надо, как правильно, но я стараюсь следить за их развитием.

– Вы с детьми играете?
– Я пытаюсь с детьми как-то дурачиться. Помню, мы с сестрой в детстве просили папу: «Папа, побудь маленьким!» И он начинал махать руками, ногами, кричал: аааа! Нас это очень смешило. Я, наверное, более строгий. Может быть, это преподавательское во мне что-то включается. Недавно я утром проснулся, дети забежали в комнату, и Лиза сообщила, что папа будет деревом, а они – «стадом удавов», которые заползут на ветки и будут на них висеть и раскачиваться. Я сказал, что не хочу быть деревом, что мне это не нравится. Но Лизой был урезонен: «Папа, деревья не разговаривают! Ты можешь только шевелить пальчиками-листочками, но не очень быстро».


С дочкой Аней

– О каком будущем для своих детей вы мечтаете? Кем бы вы хотели их видеть?
– Я читал Анечке детскую книжку про Ксению Петербургскую недавно, а она сказала: «Я хочу быть такой же. Святой Анной».
Конечно, я думаю об их будущем. Мне бы хотелось, чтобы им, как вот мне, посчастливилось заниматься тем, что нравится, без внутреннего конфликта, без фактора необходимости зарабатывать деньги на нелюбимой работе. Тогда бы я был доволен. Как и все, я считаю очень благородными профессии врача и учителя. Но о таком неправильно мечтать. В фильме по повести Ю.П. Вяземского «Шут» герой говорит: «Я учитель по призванию, а она – по недоразумению». Я не хочу, чтобы они по недоразумению становились кем бы то ни было.

– Сейчас дети маленькие, они в основном знания о мире черпают от вас. Но дальше по жизни они с разными вещами будут сталкиваться…
– Сейчас у моих детей важнейшее время, когда можно учить их своим примером, что-то объяснять, пользуясь своим авторитетом. Потому что когда они вступят в возраст средней школы, у них появятся другие авторитеты, какими они будут, мы не знаем. Я пока думаю об этом с трепетом. Недавно говорил с одним своим другом, у которого уже взрослая дочь. Он сказал: «Понятно, что, как все дети, она проходила через разные периоды. Но у меня была одна установка – всегда быть рядом. Никогда у нас не было такого: «Как ты могла?!» Она знала: что бы ни произошло, она может прийти к папе».
Это не значит, что ему все нравилось и он всему поддакивал. Но он в любых ситуациях сохранял близость с дочерью. Цель понятна, а как ее достичь – Бог знает. Это же не то, что «пейте овсяный отвар – и желудок будет здоровым». Даже такие алгоритмы не всегда срабатывают. А тут все сложнее. Это такие хрупкие отношения, которые сложились и дальше как-то будут развиваться. Время покажет, как.
Беседовала Александра Оболонкова


https://ru-shkola.ru/zhizn-p....ya.html

БЛАГОПРИЯТНОЕ ЛЕТО ГОСПОДНЕ
Владимир Легойда встречает юбилей


«Мне в жизни повезло: я никогда не занимался тем, что мне неинтересно. Я знаю, некоторые люди ищут себя до 40 лет, некоторые – всю жизнь. У меня такого не было». Так сказал В.Легойда о себе в одном из своих многочисленных интервью.

Он и в самом деле человек счастливый – преданный стране и её идеалам, семье, наставникам, друзьям, своему профессиональному делу, наконец. Кто-то скажет о нём ничтоже сумняшеся: «везучий». И правда, на первый взгляд маршрут его по жизни был достаточно прямым. Оконченная с отличием советская школа в Казахстане, поступление в МГИМО, блестящая учеба в аспирантуре под руководством харизматичного профессора, плюс ещё стажировка в Америке, учёная степень. Вроде бы правильный карьерный маршрут. Однако характер Владимира Романовича таков, что он не может идти хожеными дорогами. Он постоянно испытывает себя в новом качестве. Хотя нам кажется, что Легойда с годами не меняется – только изменяется. Дополняет свой бэкграунд новыми качествами, оставаясь при этом натурой чрезвычайно цельной.

Ю.Нагибин признался в своём дневнике, что самый интересный собеседник для него – он сам. В этом нет ни грана самовлюблённости, эгоизма и горделивой порочности (гордость считается у христиан одним из наиболее вредоносных грехов). Так и Легойда всё время ведёт с собой молчаливый, жёсткий, а порой даже жестокий диалог. Человек чрезвычайно здравого смысла и поборник неоспоримых фактов, он вечно ищет. Для себя, для своих студентов, для читателей, телезрителей…

В молодые годы он осознал, что храм – это единственное место, где у Чаши Христовой все ценности – без разницы: истинные или ложные – отходят на второй, если не на третий план. Где всё отступает перед главной, универсальной ценностью: жизнью человеческой. И подтверждает этот постулат своим служением людям, церкви, Богу. И прежде всего Легойда – журналист, писатель, наш коллега. Талантливый и, как он сам любит говорить о других, своеобычный. Свт. Афанасий, не зря прозванный Великим, сказал: «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом». Нам кажется, что в этой философской и богословской позиции раннехристианского замечательного мыслителя заложен определённый импульс для жизненного восприятия В.Легойдой. Он, увлечённый, яркий специалист по культурологии, автор интереснейших монографий, трудом своим доказывает, что церковь может успешно влиять на общество. Хотя бы потому, что храм – единственное место, где в мире и покое встречаются представители всех народов, разных полит. взглядов и партийных предпочтений. Впрочем, «во первых углах» жизненных стремлений у него как лектора и наставника была наука. Легойда воспитал великолепную плеяду выпускников МГИМО, работающих ныне в самых авторитетных российских инстанциях – от президентской Администрации до ведущих отечественных масс-медиа. О его лекциях и семинарах по культуре не первый год рассказывают студенческие легенды…

Среди залогов его успеха – не только огромные знания, помноженные на неотразимую аргументацию, но и его убеждённость философа-гуманиста, призывающего людей сделать осознанный выбор в пользу добра. Владимир Романович защищает базисные традиционные ценности, скрепляющие наш народ на основе солидарности и справедливости. Он делал это и будучи зав. кафедрой международной журналистики МГИМО, а затем и в качестве профессора этого университета, и как один из основателей и главный редактор журнала «Фома», и как председатель Синодального информационного отдела Московского патриархата. О последнем хотелось бы поговорить особо, ведь Легойда и здесь стал первым.

Дело в том, что 31 марта 2009 г. произошла своеобразная сенсация. Впервые в истории РПЦ мирянин был назначен на пост главы Синодального отдела. Высокая оценка церковью и лично Святейшим Патриархом заслуг Легойды как специалиста по религиоведению? Безусловно. Но он не стал почивать на лаврах – темперамент не тот. Владимир Романович окончил без отрыва от работы Нижегородскую духовную семинарию. И поступить иначе он не мог тогда, когда происходит христианизация всей русской жизни. Может, натужно, не без вящих проблем, но всё равно происходит. В условиях роста влияния традиционных религиозных, аврамических общин человек сути Легойды – учёный, журналист, телевизионщик – должен быть во всеоружии. И он это прекрасно осознаёт. Он не путает религию и науку, у них, как известно, разные способы познания мира. Он просто сделал науку о религии более доступной широким кругам публики.

О телевидении в жизни В.Легойды надо говорить особо. Соратник профессора Ю.Симонова (Вяземского), который был в МГИМО его научным руководителем, Владимир Романович в конце 90-х стал членом судейской коллегии всероссийской гуманитарной телевизионной олимпиады «Умники и умницы». А с июня 2018 г. – ведущим авторской программы «Парсуна» на т/к «Спас». За годы существования этого интереснейшего проекта Легойда, опытный и внимательный – это главное! – интервьюер, познакомил зрителей со многими известными людьми, не только со священнослужителями, но и с представителями мира политики, искусства, культуры, спорта. Беседы о жизни, вере и смыслах бытия. Беседы о нас всех и о каждом из нас.

В Книге пророка Исаии выражение «лето Господне благоприятное» указывает на так называемый юбилейный год. Год, установленный Богом, который совершался через 7 семилетий – каждый 50-й год. Этот год для вас юбилейный, Владимир Романович. 50 лет – это возраст духовной зрелости, творческого авторитета и реальных надежд. Сердечно поздравляем В.Р. Легойду с 50-летием и желаем: пусть это «лето Господне» будет для вас поистине благоприятным! Здоровья, семейного счастья и креативных удач!
Редакция «Литературной газеты»
02.08. 2023.
https://lgz.ru/article....spodne-
Прикрепления: 8350536.png (41.0 Kb) · 1552575.png (72.1 Kb) · 7578378.png (81.5 Kb) · 3086996.png (116.9 Kb) · 2295249.png (92.6 Kb) · 6842777.png (65.6 Kb) · 9624193.png (148.8 Kb) · 4068960.png (115.0 Kb) · 7050519.png (85.7 Kb)
 

  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: