[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » МАРИЯ ВОРОБЬЕВА-СТЕБЕЛЬСКАЯ
МАРИЯ ВОРОБЬЕВА-СТЕБЕЛЬСКАЯ
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 20 Авг 2023, 22:03 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6916
Статус: Offline
МАРИЯ БРОНИСЛАВОВНА ВОРОБЬЕВА-СТЕБЕЛЬСКАЯ
(26.02. 1892 - 04.05. 1984)


Русская художница и мемуаристка русско-польского происхождения, принадлежала к Парижской школе. Она вращалась в кругу самых талантливых художников и писателей своего времени. М.Горький придумал ей псевдоним, И.Эренбург и М.Волошин посвящали ей стихи, Модильяни, Пикассо и Диего Ривера писали ее портреты. Она стала одной из самых ярких фигур Парижской школы живописи и монпарнасской богемы, однако на родине ее имя было забыто... Ее отец, поляк по происхождению, служил лесничим в Тифлисе. Мать была актрисой, но вскоре после рождения дочери скрылась в неизвестном направлении. Именно отец, посвятивший себя воспитанию дочери, привил ей любовь к искусству.


Портрет Маревны работы Модильяни, 1919.

"Когда я думаю о своём детстве, я будто снова вдыхаю ароматы дикой степи, сырой древесины на берегах Волги и Казанки, запахи бескрайнего леса, опавших листьев, осени. Я родилась в деревне близ Чебоксар "
"Деревня" близ Чебоксар - это город Мариинский Посад, ныне районный центр Чувашии. Отец был переведён на Кавказ и она оказалась в Тифлисе, Еще 15-летней девочкой Машенька поступила в Тифлисскую школу изящных искусств, а затем продолжила образование уже в Москве, в Строгановском училище. В 1911 г. она совершила свое первое путешествие за границу – в Италию. Здесь будущая звезда парижской богемы одержала и первую внушительную победу: очарованный черноокой красавицей М.Горький придумал девушке эксклюзивный псевдоним: Маревна: «Ни у кого никогда не будет такого имени, гордись и оправдай его». Год спустя она отправилась покорять Париж.

Париж в начале XX в. был настоящим центром нового искусства. Город был заполнен молодыми и, как правило, неимущими поэтами, писателями и художниками со всего мира. В этой гигантской тусовке, называвшей себя богемой, прошли боевое крещение лучшие мастера прошлого столетия. Девочка из провинции, сначала почти не говорившая по-французски, жила и работала бок о бок с Матиссом, Пикассо, Шагалом, Модильяни и Сутиным. И, разумеется, попала под влияние сразу всех художников парижской школы.


Маревна была одним из самых ярких персонажей парижской богемы. «Мы были молоды, глубоко преданы искусству, верили в наш дар и наши силы, у нас была энергия, чтобы выживать, работать и, конечно, любить», – вспоминала художница. Свободная, не отягощенная моральными принципами жизнь Монпарнаса сразу пришлась по душе художнице. А вот ее друг М.Горький смотрел на жизнь более прозаически. "Поедете в Париж – угорите", – предупреждал умудренный жизнью писатель. Поначалу Маревна "угорать" не собиралась. Не многие интересовались творческими успехами художницы, зато ее знали как неутомимую тусовщицу, героиню бесконечных романов и любовных интрижек: "Одно наше появление на улице привлекало всеобщее внимание. Впереди – уверенной походкой, размахивая тростью с ацтекскими фигурками, огромный, бородатый Ривера. Дальше я – в розовой широкополой шляпе, отцовской накидке, велосипедных бриджах и черных туфельках. Потом Модильяни – он шел, декламируя строчки из "Ада" Данте. За ним Сутин, раскрасневшийся и сияющий после плотного обеда с возлияниями. Далее – Эренбург с лошадиным лицом, похожий на льва Волошин, Пикассо и Макс Жакоб, один в огромном "пальто кубиста", на голове жокейская кепка, другой – в приталенном пальто, черном цилиндре, белых перчатках и гетрах..."


Маревна. Портрет Диего Риверы, 1960.

Веселая жизнь продолжалась 3 года, до тех пор, пока на ее жизненном пути не возник Диего Ривера. Маревна впервые увидел еоа в кафе на Монпарнасе. Его слава как художника была еще далеко впереди, а пока он был известен своим темпераментом и любовью к женщинам.  В 1917 г. Ривера неожиданно увлекся Маревной. Характеры у них были сходные - вспыльчивые, ребячливые, чувствительные. Два года спустя у Маревны родилась дочь Марика. Они прожили вместе 6 лет, а потом Ривера уехал в родную Мексику. Энергичная, общительная красавица стала одной из самых ярких фигур парижской богемы. Ее переменчивый нрав, странные манеры и экзотические костюмы привлекали внимание даже самых эксцентричных жителей Монпарнаса. О ней говорили, ее обсуждали, ей посвящали стихи. Вот только худ. достижения Маревны мало интересовали ее великих коллег. А она, даже поглощенная многочисленными романами, продолжала потихоньку учиться, упорно искала свой собственный стиль. 


Маревна. Триптих *Посвящение монпарнасским друзьям*, 1962. ЧСлева направо – М.Волошин, Х.Сутин, М.Горький, Маревна, И.Эренбург и О.Цадкин

Об экстравагантным нарядах Маревны и ее многочисленных романах говорил весь Париж. Творчеству уделяли куда меньше внимания, хотя художница все свое время посвящала изучению живописи. Днем она посещала Русскую академию М.Васильевой, а также академии Зулоаги и Коларосси, а вечера проводила в окружении своих друзей-художников. 


Маревна. "Посвящение монпарнасским друзьям", 1962. Слева направо: Н.Гончарова, М.Ларионов, Ж.Кокто, С.Дягилев, И.Стравинский, П Пикассо

Увлечение современными направлениями живописи и общение с гениальными художниками сыграло с ней злую шутку: ее картины называли интересными и оригинальными, но безнадежно вторичными. Критики писали, что «в середине ХХ в. Маревна оказалась практически единственной художницей, в чьем творчестве надежно законсервировались новаторские идеи полувековой давности». Ее творчество снисходительно называли «дамским рукоделием» и отмечали отсутствие в нем эволюции – работы 1920-х и 1960-х гг. принципиально друг от друга не отличаются. Тем не менее творческое наследие Маревны ценно уже хотя бы потому, что она создала серию портретов своих знаменитых современников. 

  
А.Модильяни, О.Цадкин, М.Шагал, А.Матис, И.Эренбург

Первая персональная экспозиция Маревны открылась в галерее верного поклонника ее таланта Гюстава Кана «Quotidien» в 1929 г. В 1936-м собиратель работ Модильяни Леопольд Зборовски организовал для нее другую выставку. В 1942-м ее работы показывались в оккупированном Париже. Картины Маревны занимали там весьма почтенное место, и в результате и Музей Гуггенхайма, и МОМА, и Пти-Пале обладают неплохими собраниями ее произведений разных лет. 

С 50-х годов художница начала воздвигать себе прижизненный памятник. Как раз к этому времени все описанные ею в мемуарах люди искусства стали почти классиками, поэтому упустить возможность и не определить раз и навсегда свое место в истории искусства вообще и в "парижской школе" в частности было нельзя. Она написала три книги воспоминаний - "Жизнь в двух мирах", "Жизнь с художниками "Ля Рюш" ("Улья") и "Воспоминания кочевницы", в которых рассказала о своей жизни "среди великих". Организовала несколько персональных выставок, активно участвовала в групповых. Но для большей наглядности она создала целый ряд громадных полотен-посвящений своим монпарнасским друзьям, одиночных и групповых портретов, в котором и себе отвела скромную роль. "Одна из Них". В этом сказались ее несомненная житейская прозорливость и способности к пиару. 

Она сумела правильно сориентироваться в многочисленных направлениях современного искусства и даже сохранить творческую индивидуальность, но так никогда и не стала знаменитой художницей. Ее картины оригинальны, забавны, умилительно-примитивны, но – увы! – безнадежно вторичны. С годами ее стиль не претерпел серьезных изменений, и в середине XX в. Маревна оказалась практически единственной художницей, в чьем творчестве надежно законсервировались новаторские идеи полувековой давности. Она и жила прошлым – воспоминаниями, мемуарами, образами великих художников и писателей, с которыми она была дружна в молодости. Снова и снова она обращается к той счастливой эпохе и своему блистательному окружению.
Скончалась Маревна в возрасте 92 лет в Лондоне. 

На Лондонской аукционе «Кристи» натюрморт русской эмигрантки, подписывавшей свои картины псевдонимом Маревна, был продан за 27 тыс. фунтов стерлингов. Сотрудники Чувашского худ. музея давно мечтают обзавестись хотя бы одним полотном уроженки Мариинского Посада, ставшей знаменитостью Парижа начала прошлого века. Да только не карману такое удовольствие галерее...

Никем не упомянутое стихотворение К.Бальмонта, посвященное Марии Воробьевой - Стебельской

"Мария Моревна"


Именно Моревна, а не Маревна, потому что....
Дочь Моря ли ты? Ты богиня ли Лада?
Мария Моревна, услада!

Глаза твои светлы, глаза твои чудны,
Одежды твои изумрудны.
Зовут Ненаглядной тебя Красотою,
С косою твоей золотою.

Бессмертный Кощей на тебя покусился,
Похитил, с царевною скрылся.
Но Ветер и Град с дождебрызжущим громом.
Упали над дьявольским домом.

Марии Моревне Кощей ли желанен?
Он змейно-уродливо-странен.
И Ворон, и Сокол, с Орлом, все на Змея,
Царевну спасли от Кощея.

Чу, Буря хохочет, чу, Гром как грохочет,
Весь мир без тебя быть не хочет.
Уж очень мы были бы темно-плачевны
Без нашей Марии Моревны.

Мария Моревна, Мария Моревна,
Прекрасная ты королевна!
Ты мир золотишь светоносностью взгляда,
Мария Моревна, услада!

https://kulturologia.ru/blogs/260516/29705/
http://blog.i.ua/community/1952/1265542/

Прикрепления: 1847700.png (39.1 Kb) · 3709102.png (39.6 Kb) · 4837729.png (38.1 Kb) · 3812106.png (32.5 Kb) · 5857241.png (109.4 Kb) · 2831141.png (143.1 Kb) · 9898922.png (60.4 Kb) · 4043809.png (17.1 Kb) · 2301736.png (51.8 Kb) · 7964917.png (44.1 Kb)
 

Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » МАРИЯ ВОРОБЬЕВА-СТЕБЕЛЬСКАЯ
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: