[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ОЛЬГА ХОХЛОВА-ПИКАССО *
ОЛЬГА ХОХЛОВА-ПИКАССО *
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 17 Сен 2012, 13:39 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6922
Статус: Offline
ОЛЬГА СТЕПАНОВНА ХОХЛОВА
(17.06. 1891 - 11.02. 1955)


худ. П.Пикассо. 1917.

Балетная танцовщица русско-украинского происхождения. Первая жена П.Пикассо.
Эта страсть поглотила его полностью. Дягилев заметив интерес Пикассо к балерине О.Хохловой, счел своим долгом предупредить горячего испанского повесу о том, что русские девушки непростые – на них надобно жениться... Оставалась офиц. женой Пикассо до самой своей смерти. Однако жизнь супружеской пары не сложилась.  Подобно Илье Муромцу, терзаемому перед камнем сомнениями: «налево пойдешь... направо пойдешь...». Близнецам то и дело приходится решать, в какую сторону повернуть. О.Хохлова всю жизнь провела на перепутье. Не зря же родилась под этим знаком! Двойственность для Близнецов - их пожизненная карма. И Хохлова здесь не исключение.

Она появилась на свет в семье настоящего солдата, не знающего слов любви. Нет, свою жену и дочь полковник царской армии, конечно, любил, даже обожал и баловал, но вот всякие нежности, откровенности, особенно публичного выражения, очень не одобрял. А тут вдруг Ольге взбрело в голову стать балериной. На отцовскую психику дочерняя блажь произвела эффект разорвавшегося в собственном доме снаряда. Хуже могло быть только дочь - падшая женщина или дочь-революционерка. Не предполагал бедный полковник, что в скором будущем 17-й год сотрет все тонкие различия между женщиной приличной и не очень, аристократкой и балериной. И людей их круга вместе с разным сбродом разметает по миру. А пока Ольгина маменька, которая сама то и дело впадала в хандру по несбыточному, по другой жизни, которой ей явно не выпадет прожить, тайно от папеньки отвозила по утрам на извозчике дочь в балетную школу Киева. Так продолжалось до тех пор, пока полковнику не открылось, что его дамы дни напролет проводят не в модных лавках Андреевского спуска и Крещатика, а в репетиционном зале...


Ольга покинула дом со скандалом. Куда тогда подавались девицы, сбитые с пути балетом? К человеку, который сам сумел сбить с пути классический балет. К Дягилеву, в Санкт-Петербург. Хоть женщины интересовали его только как исполнительницы фуэте и прочих балетных штучек, он умел ценить и светские манеры. Своих прим старался оттенять девушками из хороших семей, вроде Хохловой. Была ли она талантливой танцовщицей? Никто уж не даст ответ. Правда, ее внучка Марина Пикассо считает: «Все, кто писал о моем деде, отмечают, что бабушка была плохой балериной. Зачем же Дягилеву, известному своей бескомпромиссностью при отборе танцовщиков и танцовщиц, было держать мою бабушку в труппе? Уж конечно не для того, чтобы с ней спать».


Действительно, Дягилев увидел в Ольге что-то от молодой Карсавиной, но темперамента, огня, харизмы - верных маячков на пути из кордебалета в прима-балерины, - похоже, не наблюдалось. Сама же Карсавина высказалась о Хохловой так: «Ольга дебютировала у нас как довольно способная любительница, но под руководством Чекетти в ней развилось подлинное дарование, и ее учитель очень сердился, когда она бросила сцену ради замужества».

Чего-чего, а самолюбия, сносящего на пути к великой цели все живое, в Близнецах обнаружишь не часто. Они люди спокойные, с талантом умиротворять и усмирять бурлящую жизнь в доступном от себя радиусе. И надо сильно постараться, чтобы вывести их из себя. В случае с Хохловой такой старатель нашелся: П.Пикассо. Карьеру танцовщицы в самой модной в то время балетной труппе сменила карьера жены гения. Правда, он достался ей не в зародыше, которого надо еще выкармливать да выхаживать, а потом убеждать мир, что имеет дело не с простым смертным, а самый что ни на есть уже состоявшийся. Так что на семейном ринге они оказались в разных весовых категориях. На роль талантливой мужниной тени, домашнего серого кардинала ее хватило ненадолго. Как у всякой загадочной славянской души, внезапный, порывистый. При кажущейся мягкости и ранимости могла проявить такую решительность, что позавидовал бы родной папа-полковник. Например, Ольге страшно не нравилось, что Дягилев называет ее «куколкой». Делал так он постоянно, без разбору, обращаясь к любой, кто в пачке. Однажды терпение «куколки» лопнуло, и она ответила такой словесной оплеухой, что впредь Карабас-Барабас именовал ее только «Ольгой Степановной».


Ее твердость духа пришлось испытать на себе и не привыкшему отступать перед чужим эго Пикассо. Любовь делает людей покладистыми. Ольга понимала, что муж - художник выдающийся. А если и не понимала, то Дягилев ей об этом рассказывал. Но она с собой ничего поделать не могла, ну не нравились его картины, они ее пугали. А, скажите, кого, пережившего войну, революцию, крах своей страны, будет радовать расчлененный мир на полотнах, развешенных в собственной спальне? От изломанных линий и цветовых клякс сердце, как от встречи с прекрасным, вряд ли сожмется. А если внутри что и екнет, то не от восхищения точно. И что делает настоящая русская женщина, когда видит, что ее мужчина блуждает в потемках кубизма? Протягивает руку помощи, выводит мужчину на свет. Ольга просила Пикассо рисовать ее так, чтобы можно было бы узнать без сопроводительных надписей на картине. Так в творчестве художника начался неоклассический «энгровский» период, озадачивший подельников по авангарду. Он писал жену запойно: «Портрет Ольги в кресле», «Ольга Хохлова в мантилье», «Ольга в шляпе с пером», «Ольга в меховом воротнике», «Ольга читает, сидя в кресле», просто «Ольга читает», «Портрет Ольги», детально «Голова женщины. Ольга».


Много разных Ольг, по которым прослеживается, чем тогда жила и дышала эта интернациональная семья. Кстати, столкновение русской и испанской цивилизации в одной квартире создало интересный симбиоз. Они оба верили в приметы, но до встречи каждый - в свои. Женившись, Пикассо перенял у Ольги привычку опираться в мелочах на потусторонние силы. Трижды плевал через левое плечо, чтоб не сглазить, не присев на дорожку, не выходил из дома, пока не выпьет на посошок, не вставал из-за стола. Правда, к испанским суевериям Ольга в отличие от мужа отнеслась легкомысленно. И не верила его утверждениям, что раскрытый в доме зонт приводит к смерти близкого человека и что нельзя отдавать никому, особенно нищим, свою одежду. Потому что в хозяина вселяется дух того, кто начинает носить его вещь. А превращаться в клошара Пикассо не хотелось. Так широта русской натуры каждый раз сталкивалась с пылкостью испанского темперамента.


Близнецов, как и любой знак Воздуха, отличает тяга к прекрасному. Что вкладывает он в это понятие, зависит, конечно, от воспитания и среды, но страсть приукрасить антураж у них не отнимешь. Вить дворянское гнездо русских дворянских девиц обучали с детства. Слова батюшки в церкви «Венчается раба Божья Ольга и раб Божий Павел» (Пикассо, чтобы жениться, принял православие) прозвучали для Хохловой командой к строительству домашнего очага так, как ей, перечитывавшей всю жизнь Тургенева и Толстого, виделось с юности. Мастерскую Пикассо на Монмартре сменила квартира в фешенебельном районе Парижа. Перекусы на ходу и ужины в уличных кафе - чинные обеды в респектабельных ресторанах. Платья, полет фантазий дягилевских костюмерш, потеснили в шкафу наряды от Шанель и Пуаре. Непризнанные таланты с натурщицами и подружками, заглатывавшие, как сеттеры, налету каждое слово Пикассо, уступили место талантам признанным: Рубинштейну, Прусту, Джойсу, Моэму и прочей интеллектуальной аристократии Европы. Они смотрели на Пикассо глаза в глаза, а не с подножия горы на вершину


Жан Кокто, Пикассо, Стравинский и Хохлова. 1926.

Вскоре к их компании подтянулась и аристократия крови: будущие правители Монако принцесса Шарлотта с принцем Пьером, король Португалии Мануэль, были еще какие-то коронованные особы, всех не упомнить. Салон, как у мадам Шер, где спорят о войне и мире. «Поглядела бы ты на ее гордую осанку, на неприступность поистине аристократическую», - писал Пикассо своей приятельнице Гертруде Стайн. Еще он писал, что в Ольге его покоряют «мудрость и спокойствие. А это, если вдуматься, куда более редкий дар, чем умение танцевать».

Близнецы - не только мудрый, но еще и щедрый знак, готовый поделиться последним с окружающими. Но есть и оборотная сторона: в своем желании помочь они, случается, дамокловым мечом зависают над жертвой, что та уже готова сама все отдать, лишь бы отстали. Довлела ли Ольга над Пикассо - тут мнения разные. Одни считали, что она стремилась навязать мужу всякие буржуазности, а художник должен быть голодным и гордым. Другие, напротив, ставили ей это в заслугу, считая, что именно Ольге удалось обтесать-окультурить простолюдина Пикассо.
«Ольга оказалась его пропуском, позволяющим ему забыть ту социальную среду, которая воспитала его в детские годы в Малаге, среду, которую он стыдился..Он стал одеваться в Лондоне, научился пить шампанское, разъезжать по модным салонам и по-обезьяньи подражать той самой буржуазии, над которой вечно издевался», - такое мнение о влиянии бабушки на дедушку высказала их внучка.

Большинство Близнецов, как правило, однолюбы. Партнера выбирают долго, вдумчиво, взвешивая все «за» и «против». Но если нервы не выдерживают, бросаются навстречу первому, кого Бог пошлет. Хохловой Бог послал Пикассо. Сначала испанец, которого Дягилев пригласил оформить спектакль «Парад», Ольге не понравился. Он принадлежал к тому типу мужчин, которые любят балет только за возможность безнаказанно пялиться на полуобнаженных танцующих бессловесных женщин. Ольга тут была не далека от истины. Пикассо никогда и не скрывал, что в половом вопросе он настоящий мачо, у которого «утром - церковь, днем - коррида, вечером - бордель». О своих подвигах в Италии, где гастролировали «Русские сезоны», он писал все той же Гертруде Стайн: «У меня 60 танцовщиц. Ложусь спать поздно. Я знаю всех женщин Рима».

Судя по всему, единственной из 60-ти, сопротивлявшейся его напору, оказалась Хохлова. Но хватило ее ненадолго. Прежде чем сказать «да», девушка из хорошей семьи на всякий случай поинтересовалась у Дягилева, как там обстоят дела с нравственностью у художников. Тот ее обнадежил, сказал, что с нравственностью у художников не хуже, чем у балерин. Она ему поверила. Но вот на слова матери будущего мужа, предупредившей ее при первом знакомстве: «Никакая женщина не будет счастлива с моим сыном», - внимания не обратила. А может, не захотела обращать. Удивительно вообще, как сошлись эти два человека. Во всем такие разные: от глобального до мелочей. Левый по убеждениям Пикассо, мешавший лирику на французском с фразами на родном языке жены «Долой самодержавие!» и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», и Ольга, ненавидевшая революцию, разделившую ее жизнь, как и миллионов соотечественников, на «до» и «после». От полит. взглядов мужа у нее начиналась мигрень. В ее комнате был идеальный порядок, у него - загашенные где попало окурки, разбросанные наброски, вещи в красках, полный бардак. «Ольга любит чай, пирожные и икру. А я люблю каталонские сосиски с фасолью», - разводил руками Пикассо.


Родился сын. Что дальше? Драматургия семейной жизни ему казалась исчерпанной. Больше одухотворенной красавицей Пикассо ее не рисовал. Зато в серии, посвященной корриде, изобразил Хохлову старой мегерой и даже в виде лошади. Отомстил за крах собственной любви и свои измены. В цветочных орнаментах, вазах и фруктах «шифровал» лица и фигуры любовниц. Уколоть побольнее ту, которую недавно еще боготворил. Все кончилось, когда на пороге их дома появилась Мария - Тереза Вальтер. Со словами: «это произведение Пикассо» сунула в лицо Ольге своего младенца.

«Каждый раз, когда меняю женщину, я должен сжечь ту, что была последней. Так я избавляюсь от них. Убивая женщину, уничтожают прошлое, которое она собой олицетворяет», - проповедовал гений, чьи подруги одна за другой попадали то в психлечебницу, то кончали с собой. Однако на развод с Ольгой он подавать не торопился. По брачному контракту в случае развода Пикассо терял половину имущества, включая картины.

Ольга осталась одна. Общие друзья оказались друзьями мужа. Сына отец настраивал против нее. У нее сдали нервы. Однажды, преследуя очередную любовницу Пикассо, она пыталась ее избить. Другой раз отправила мужу портреты Рембрандта и Бетховена, написав, что Пикассо с его моралью кролика никогда не стать таким великим, как эти титаны. Срывы раздавленной женщины он сделал достоянием прессы. С его легкой руки эпитеты «сумасшедшая», «истеричка» приклеились к ней навсегда.
«Как же не стать бабушке истеричкой, если тебя постоянно унижают, бесчестят, позорят?.. - пыталась восстановить справедливость Марина. - Когда при мне говорят о гениальности Пикассо, мне так и хочется ответить: «Да, он был гений. Но - гений зла».
Когда Ольга умирала, он не приехал с ней попрощаться, несмотря на мольбы сына. От этой любви, изломавшей Хохловой жизнь, остались десятки написанных рукой гения портретов и сотни писем, которые Пикассо при своем таланте выносить все на публику публиковать категорически запретил. Марина Пикассо сделала все, чтобы избавиться от призрака своего гениального деда.


Сначала в своей книге «Мой дед Пикассо» она рассказала, как великий художник сломал ее жизнь и жизни ее родных. А потом переделала его виллу, уничтожив почти все, что было связано с Пикассо. В детстве ее едва пускали на порог, теперь она здесь полновластная хозяйка: «Когда я писала книгу о своем детстве, то выплакала все глаза. Мне было так больно, что несколько раз я хотела бросить это занятие. Но мой друг и соавтор, писатель Луи Валентен, заставлял меня продолжать, пока я не добралась до самого дна».

Пикассо однажды сказал: «Моя смерть будет похожа на кораблекрушение. Когда под воду уходит океанский лайнер, в воронку затягивает все оказавшиеся поблизости суденышки». Так и случилось. Паблито, внук Пикассо, отравился через 2 дня после похорон деда. Спустя 2 года умер старший сын художника Пауло. Мария-Тереза Вальтер, одна из возлюбленных Пикассо, повесилась в 1977 г., а в 1986-м застрелилась его вторая жена Жаклин Рок. Марина считает, что ей повезло. «Я должна была стать одной из жертв этого кораблекрушения, но я выжила благодаря жажде жизни, унаследованной от деда. Хотя деда, по сути, у меня никогда не было».


Ноябрь 1956 г. Шестилетняя Марина с отцом Пауло и братом Паблито стоят под дождем у массивных кованых ворот виллы «Калифорния». Сегодня четверг – день выдачи денежного содержания, которое Пауло регулярно получает от Пикассо, своего знаменитого отца. «Папа нажимает на кнопку звонка. Мне становится жутко – так всегда бывает, когда мы приходим сюда. Выглядывает привратник. «Вам назначено, месье Поль?» – обращается он к отцу. «Да». – «Подождите, пожалуйста, здесь». Через десять минут он возвращается: «Мэтр не сможет принять вас сегодня. Мадам Жаклин просила передать, что он работает». Все мы, включая привратника, понимаем, что это ложь. Обитатели «Калифорнии» – мой дед Пабло Пикассо и его жена Жаклин Рок – обращались с нами как с назойливыми коммивояжерами, которых не пускают на порог». - вспоминает Марина.

20 лет спустя – после того как один за другим ушли из жизни П.Пикассо, его внук Паблито и сын Пауло – она неожиданно стала богатой наследницей. Кроме миллионного состояния, множества картин, рисунков и скульптур Пикассо, ей досталась и та самая «Калифорния», у ворот которой она в детстве часами ждала свидания с гениальным дедушкой.
Прикрепления: 0770689.jpg (20.4 Kb) · 4926875.jpg (11.9 Kb) · 9838006.jpg (11.7 Kb) · 6086024.jpg (22.1 Kb) · 0729914.jpg (9.1 Kb) · 8063958.jpg (15.1 Kb) · 0514381.jpg (13.1 Kb) · 0605674.jpg (12.6 Kb) · 9571711.jpg (14.1 Kb) · 4431430.jpg (8.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 17 Сен 2012, 14:29 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6922
Статус: Offline

Огромная белая вилла, построенная в 1860 г., стоит на склоне холма в окрестностях. Отсюда открывается прекрасный вид на острова Леран и Лазурный Берег. Но мысль о том, чтобы поселиться здесь, приводила Марину в ужас. Она ненавидела этот дом, по которому еще бродил призрак Пикассо. «Я отчаянно пыталась избавиться от «Калифорнии», но когда сделка сорвалась в третий раз подряд, я решила, что этот дом – моя судьба»

Свою бабушку Марина называет единственным человеком, которая была к ней добра. Она бережно хранит дамский несессер, доставшийся ей от Хохловой. Кровать в спальне «Калифорнии» покрыта норковым одеялом в честь русской бабушки. В прихожей гостей встречает портрет О.Хохловой, первой жены Пикассо и бабушки нынешней хозяйки «Калифорнии». Уроженка украинского Нежина познакомилась с Пикассо весной 1917 г. в Риме благодаря Дягилеву, который пригласил художника оформить балет «Парад» на музыку Эрика Сати. Ольге тогда было 26, она уже 5 лет танцевала в труппе «Русского балета» и считалась балериной старательной и дисциплинированной, хотя никогда не была примой. Пикассо увлекся Хохловой с присущим ему темпераментом. Рим, Неаполь, Барселона – во всех городах, где выступал «Русский балет», они были вместе. Ольга не понимала живопись Пикассо, терпеть не могла его богемных друзей, а главное -требовала, чтобы муж принадлежал ей одной. Сцены ревности приводили лишь к тому, что Пикассо все сильнее стремился избавиться от назойливой опеки жены. Позже, объясняя причины разрыва, он писал: «Она слишком многого от меня хотела… Это был худший период моей жизни».

В январе 1927 г. на одной из парижских улиц он увидел красивую блондинку с серо-голубыми глазами. «Он схватил меня за руку и сказал: «Я хотел бы написать ваш портрет, мадемуазель. Я – Пикассо!»» – рассказывала Мария-Тереза Вальтер, ставшая на многие годы подругой и моделью художника.


Тогда ей было 17, и она понятия нe имела о том, кто такой Пикассо: Художник прятал ее от Ольги, но его выдала живопись: новая любовь Пикассо всякий раз вытесняла предыдущую с его полотен. Ольга сразу поняла это. Теперь Пикассо изображал черноволосых женщин в виде жутких монстров с вытаращенными глазами и оскаленными зубами, линии были рваными, ломанными, словно у художника от злости тряслись руки. Вместе с тем, на его полотнах стали появляться другие женщины, светловолосые и прекрасные. Себя Пикассо изображал в виде минотавра, который со страстью сливался воедино с желанной блондинкой. Все было настолько очевидно, что отрицать этого не имело никакого смысла. Это был конец! После очередной семейной сцены в июле 1935 г. Ольга вместе с сыном уехала из их дома на ул. Ля Бовси. 

В 1955 году Хохлова тяжело заболела. Последние месяцы своей жизни она провела в больнице на Лазурном Берегу, неподалеку от городка Гольф-Жуан, где жили ее внуки. «Когда мы с Паблито приходили к бабушке в больницу, она брала нас за руки и рассказывала сказки по-русски, – пишет Марина. Пикассо, живший по соседству, так и нe пришел ее навестить. Вскоре Ольга умерла. «Каждый свой холст Пикассо подписывал кровью тех, кто его любил. В первую очередь это относилось к любившим его женщинам. Каждую oн очаровывал, приручал, расчленял на своих полотнах, выжимал по капле все соки, а потом выбрасывал обескровленную жертву из своей жизни». – утверждает Марина.

В детстве «Калифорния» казалась ей чем-то вроде сказочной пещеры Али-Бабы: мрачной, загадочной, полной чужих сокровищ. Повсюду царил чудовищный беспорядок груды холстов, сваленные на заляпанных краской мольбертах и прямо на полу, скульптуры, торчащие изо всех углов, словно диковинные грибы, деревянные ящики, набитые африканскими масками, старые газеты, консервные банки, керамические плитки, а на стенах – головы быков и портреты: второй жены Жаклин Рок, дочерей Майи и Паломы, сына Клода, – всех, кроме нас с Паблито».


По пути в мастерскую, где их обычно ждал Пикассо, детям всякий раз приходилось выслушивать наставления Жаклин: «Не шумите и ничего не трогайте!»


«Никому не было дела до того, что Эсмеральда, дедушкина коза, носится по комнатам, гадит на холсты и царапает pогами мебель. Ведь в отличие от нас она была членом семьи. Когда Пабло бывал в хорошем настроении, он вырезал нам из бумаги человечков или что-то рисовал. Мы с Паблито завороженно смотрели, как он ловко орудует ножницами и карандашом. Но о том, чтобы взять эти рисунки с собой, не могло быть и речи. Еще бы, ведь это были работы великого Пикассо, которому было достаточно оставить свой автограф на салфетке, чтобы расплатиться за обед на 40 персон! Единственным подарком, полученным за все эти годы из дедушкиных рук, были слепленные вместе фига и финик, начиненные грецким орехом. Он подозвал нас с Паблито и с важным видом cyнул обоим в рот сладкий мякиш. Это было похоже на причастие».– вспоминает Марина.

Сегодня никакие призраки не тревожат покой обитателей «Калифорнии», Берлогу одинокого гения Марина превратила в уютный и вполне буржуазный дом для себя и 5-х детей, которых она воспитывает одна.
«Калифорния» – это нe музей, а дом, где живет моя семья. Я пыталась выкупить у наследников один из загородных домов Пикассо, чтобы устроить музей там, но получила отказ».
В «Калифорнии» нет больше ни тяжелых чугунных ворот, ни волшебной пещеры Али-Ба-бы: 3 комнаты, которые занимала мастерская Пикассо, превратились в гостиную, библиотеку и столовую. Ситцевые шторы, выкрашенные в панельные тона стены, сверкающая мебель, зеркала, ковры… О Пикассо напоминает разве фотография в библиотеке и несколько ранних картин, которые развешаны в гостиной вперемежку с работами Дали, Матисса и Балтусa. На вопрос, не являются ли все эти перемены попыткой забыть Пикассо, Марина отвечает: «Забыть. Пикассо невозможно. В моей жизни был период, когда я во всех своих бедах винила его одного. Мне понадобились годы, чтобы понять, как отчаянно одинок был этот человек, и единственным доступным ему языком было искусство. К несчастью, никто из окружавших его детей этим языком не владел».


О.Хохлова похоронена на кладбище Гран-Жас в Каннах.
http://kvilesse.ucoz.ru/publ....1-0-651
Прикрепления: 9545870.jpg (12.2 Kb) · 9854651.jpg (12.1 Kb) · 8012681.jpg (11.0 Kb) · 9247600.jpg (21.9 Kb) · 9714355.jpg (16.3 Kb)
 

Форум » Размышления » Биографии, воспоминания » ОЛЬГА ХОХЛОВА-ПИКАССО *
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: