[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
НАСТЯ ПОЛЯКОВА
Валентина_КочероваДата: Среда, 13 Ноя 2013, 23:09 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6988
Статус: Online
Анастасия Алексеевна Полякова - исполнительница цыганских, городских романсов, звезда дореволюционной эстрады.



Анастасия Алексеевна принадлежит к прославленной династии русских хоровых цыган Поляковых. Появилась на свет в 1877г. в Туле, детство провела в Москве, воспитывалась и выросла в среде хоровых цыган. Двенадцати лет отроду поступила в цыганский хор Н.И. Хлебникова. Вместе с братьями Егором и Дмитрием выступала в знаменитом московском "Яре", будучи молодой хористкой перенимала манеру пения у старых цыганских певиц.

Обратила на себя всеобщее внимание, выступив в ответственном сборном концерте в московском театре "Парадиз" на одной сцене с выдающимися мастерами жанра. С этого момента (а ей тогда было 14-15 лет) и началась артистическая карьера певицы. Настя Полякова состояла в дружеских отношениях со знаменитой графиней Т.К.Толстой, известной композиторшей и автором множества популярных романсов, пользовалась её советами и рекомендациями. В 21 год артистка вышла замуж и на несколько лет оставила сцену. Вернуться на концертную эстраду певицу уговорила известная цыганская исполнительница Варя Панина. В начале 20-го века цыганский ансамбль Поляковых был самым знаменитым московским цыганским хором.

В 1911 году Настя Полякова выступила в Малом зале Московской консерватории, а в 1912 году - в зале Дворянского собрания в Петербурге, затем посетила с гастролями несколько российских регионов. В 1915 году состоялся большой концерт всего цыганского хора из "Яра" во главе с Настей Поляковой в зале Благородного собрания в Москве. Цыгане давали концерт в пользу раненых на Первой мировой войне солдат и офицеров, лежавших в московских госпиталях.



Рекламная афиша концерта Насти Поляковой

С начала 1910-ых годов Настя Полякова уже начала записываться на граммофонные пластинки. Перед Революцией 1917-го выступала в различных кафешантанах, на сценах театров миниатюр. В 1920 году вместе с семьёй эмигрировала в Константинополь, выступала сначала в ресторане "Стелла" известного ресторатора Федора Федоровича Томаса, позже в кабарэ "Черная роза". В начале 20-ых годов вместе с Юрием Морфесси открыла русский ресторан "Стрельна", который спустя короткое время пришлось закрыть из-за претензий, которые возникли у турецких налоговых служб. В связи с этим Поляковых и Юрию Морфесси пришлось довольно срочно перебратся в Венецию, немного позже Настя переезжает в Вену , потом в Прагу, а затем в 1923-ем в Париж. Работала в составе цыганских хоров и соло в престижных парижских ресторанах. Нередко выступала в общих программах вместе с виднейшими представителями русской артистической эмиграции - А.Вертинским, Ю.Морфесси, Н.Плевицкой. В начале 20-х выступала в Париже с цыганским хором (уже менее большим чем в Москве, но очень хорошим), пела в дорогом ночном парижском ресторане "Щехерезада" и в "Эрмитаже". В эмиграции хором управлял её брат Дмитрий Поляков. В этот период соло в Хоре Поляковых пела не только Настя Полякова, но и знаменитые певицы-цыганки — Нюра Массальская, Ганна Мархаленко, племянник Насти Владимир Поляков, а так же цыгане Димитриевичи.



В 20-ые годы Анастасия Полякова концертировала во Франции и Германии. В 1926 году, в Париже торжественно отметила тридцатилетие своей артистической деятельности, на торжествах председательствовал великий русский писатель А.И.Куприн. В 1933-ем состоялось одно из последних концертных выступлений Насти Поляковой в Европе. Она принимала участие в известном концерте "Ночи безумные", который был организован популярным певцом Александром Михайловичем Давыдовым. Затем вскоре эмигрировала в США.



Первые русские артисты, исполнители, музыканты и виртуозы-балалаечники появились в Нью-Йорке лет на пятнадцать раньше, чем в Париже, ещё с волной самой первой русской эмиграции в конце 19-го-начале 20-го веков. Будучи в Америке, в конце 30-х Насте Поляковой довелось выступать в Белом доме перед американским президентом Франклином Рузвельтом, любившим цыганское пение и очарованным выступлением артистки. 14 мая 1945 года в США состоялся большой "прощальный" концерт певицы, как он был объявлен по желанию Насти Поляковой. Он прошел в «Клаб хаузе» (Club House) и собрал целое созвездие эмигрантских артистов. А 19 ноября 1945 года состоялся последний небольшой полузыкрытый «интимный концерт» Насти Поляковой «с участием друзей-артистов».

Анастасия Алексеевна Полякова скончалась в Нью-Йорке 17 октября 1947 года, в относительной бедности,.

Настя Полякова была великой цыганской артисткой, хранившей лучшие традиции русско-цыганской песенной и артистической культуры середины 19-го - начала 20-го века, ведь до революции цыганские хоры были популярны во всех лучших российских ресторанах и вообще, были в очень большой моде, а Поляковы являлись одними из самых лучших и наиболее известных исполнителей...

по материалам книги М. И.Близнюка "Прекрасная Маруся Сава"


http://www.rp-net.ru/store....ID=2044

"Жизнь и смерть цыганских певиц в Америке"

... Судьба преподнесла мне необыкновенный подарок. О чем же здесь идет речь? О той информации, и даже более чем информации, о кладе, который мне передала Маруся Сава о жизни и кончине в Америке королевы цыганского пения, второй после Вари Паниной звезде концертной сцены в России Насти Поляковой.

Вера Ильинична Толстая, рассказавшая мне о ней, рассталась с Настей до войны, после того как знаменитая цыганская певица вместе с мужем покинула Париж и уехала в Америку. После этого следы ее в памяти Веры Ильиничны теряются. Верочка знала только одно: Настя Полякова пела в нью-йоркском ресторане " Корчма ", но вскоре умерла. И сколько я ни пыталась разыскать тех, кто любил и помнил Настю Полякову, в памяти которых сохранилось хотя бы место, где она похоронена, мне это не удавалось.

Но вот на моем пути - Маруся Сава, и первое, что я от нее узнала, - это то, что перед войной она недолгое время была коллегой знаменитой Насти Поляковой.

Уже упоминалось о том, что величайший Шаляпин говорил, что он с его пением в подметки не годится Варе Паниной, царице цыганского пения, с которой не мог сравниться никто, а вот Настю Полякову, признанную всеми " второй после Вари Паниной ", настоящие знатоки пения кочевого племени называли " Шаляпин в юбке ".

Замечательная, несравненная, легендарная Настя, как называли ее в России, была из знаменитой семьи Поляковых** - цыган- аристократов. Таких было до революции немало - и семьи Шишкиных, Лебедевых, Егоровых, Соколовых, известные всем " цыгановедам " России. Члены этих семей считали себя приближенными к " высшему обществу " и, действительно, тесно общались с артистами, композиторами, музыкантами, военной знатью.

В Москве, у Яра, семья Поляковых держала свой хор. Свой, " семейный " хор, как почти всегда у именитых цыган, хор, куда входили отец, мать, взрослые дети, братья, дядья, их жены и т. д. Здесь царили строгий порядок, непререкаемые традиции, высокая нравственность: никакого амикошонства со зрителями, с гостями, никаких вольных отношений, не говоря уж о фамильярности. Если кто-нибудь из посетителей ресторана приглашал молоденькую цыганку в " отдельный кабинет ", то с нею шли мать, сестра или
гитарист. Доброе имя хора поддерживало чистоту и честь всего рода.

Когда на Россию в 1917 г. свалилось ужасное горе, которое мой дед, московский извозчик, называл " кроволюция ", многие цыгане ушли из страны. Кто именно из семьи Поляковых покинул родину, в точности неизвестно, но Вера Ильинична Толстая рассказывала мне, что в Париже Насте Поляковой аккомпанировал на гитаре брат " Митька ". В России такие семьи, как Поляковы, были очень богатыми, жили в самых дорогих домах и квартирах, роскошно
одевались, дети их учились в гимназиях и университетах: огромные денежные подарки и драгоценности, которыми осыпали талантливых певцов, певиц и танцоров кочевого народа российские " толстосумы ", делали свое дело. Но в эмиграции наступила бедность. И хотя в ресторан " Голубой мотылек ", где певица выступала, приезжали всем известные богатейшие люди мира, все-таки это было место в основном для русских эмигрантов и "награда " артистам от публики ограничивалась бутылкой вина, коробкой конфет или несколькими франками, что было сущим пустяком.

Однако настоящее несчастье, и не только для России, но и для всего мира произошло, когда разразилась катастрофа почище революции, катастрофа, предвещавшая конец света, - Гитлер начал победное шествие по европейским странам.

Насте и ее мужу надо было что-то срочно предпринимать: Илья, Настин муж, был евреем, и им пришлось бежать в Соединенные Штаты. Не успели они кое-как устроиться в Нью-Йорке, где Настя поступила петь в ресторан " Корчма ", как на артистку свалилась другая, личная трагедия. Илья был ювелиром, наколол на работе палец, и это оказалось фатальным. Последовало заражение крови, а за ним - смерть. Настя осталась одна, без поддержки, сочувствия, участия, почти нищая. Не будем думать и гадать, сколько раз ей в эти времена
вспоминались слова романса " Нищая ", исполняемые Настей когда-то под гром аплодисментов в далекой Москве.

О конце жизни великой певицы Насти Поляковой писать очень тяжко. Ей стало непереносимо жить на белом свете не только потому, что она потеряла мужа, которого горячо любила, - певица старела, слабела, теряла силы. Ей было уже за семьдесят. Петь, как прежде, Настя Полякова больше не могла, в ресторане " Корчма " она уже не пела романс за романсом весь вечер, а была в силах позволить себе исполнить только две вещи - " Меня ты вовсе не любила " и " Вдоль да по улице ". И хотя два этих номера считались сравнительно легкими для исполнения, генная гениальность Насти Поляковой, особенный колорит ее пения и душевная интонация были настолько мощны, что зал безумствовал.

" Как Настя пела, этого нельзя передать словами, - вспоминает Маруся Сава. - Ведь она была уже очень пожилой. Старая, полная женщина... Но когда она начинала петь, то рождала такой волшебный мир, что слушающие забывали обо всем на свете... "

Глубокие, настоящие ценители цыганского пения писали, что секрет гения Насти Поляковой, ее необыкновенная власть над зрителями коренились в ее скрытой духовной гениальности, особой фатальной эмоциональности и неразгаданной еще силе, присущей только особым представителям этого особенного народа.

Необходимо отметить, что хотя Настя Полякова бередила души всех, начиная с малограмотной публики и кончая представителями знати, однако в то же время богатые посетители ресторанов тянулись к более им близким, неутомительным развлечениям, не слишком отягощающим и без того клокотавшую жизнь. Самых разных социальных уровней зрители валили в рестораны, казино и клубы, чтобы полюбоваться красивым молодым лицом Маруси Сава и ее юных коллег с их идеальными фигурами, звонкими голосами и зажигательными песнями и плясками.


А Настина жизнь шла под уклон. 50-летний юбилей ее справляли в 1941 г. в Нью-Йорке, а жила она очень бедно, беднее даже, чем в Париже. Маруся говорила, что знаменитая певица носила всегда одно и то же платье (даже на юбилее своем в нем была) за неимением денег на другое, а для прославленной артистки выступать в одном и том же туалете нигде не полагается. Насте предложили как-то подготовить несколько цыганских романсов и организовать хор, но она категорически отказалась. "Нет, - твердо сказала она, - это все умрет со мной". Да и как она, знавшая лучшие цыганские московские и петербургские хоры, где исполнение было шедевром мирового искусства, могла ответить иначе?

Необдуманное, легкомысленное предложение создать цыганский хор в эмиграции
покоробило ее. И вот произошло то, чего и надо было ожидать: ресторан "Корчма" закрылся (это было очень маленькое заведение) из-за отсутствия дохода, и королеве цыганского пения стало совсем не на что жить и надо было подумать просто о куске хлеба. Дошло до того, что великая Настя Полякова стала искать хоть какую-нибудь работу по обЙявлениям в газете. Одна русская дама хотела иметь женщину для домашних услуг, и Настя пошла по этому обЙявлению. Хозяйка открыла дверь.

- Настенька, что вы здесь делаете? - испуганно спросила она, обомлев, так как хорошо знала певицу по выступлениям и боготворила ее.

- Я пришла наниматься в прислуги, - ответила Настя.

Хозяйка взяла ее.

А через некоторое время в дверь опять позвонили. На этот раз дверь отворила "домработница" и увидела молодого человека лет двадцати пяти с букетом роз и коробкой шоколада.

- Я хочу видеть Настю Полякову, - сказал он.
- Это я, - тихо ответила певица.

Молодой человек оказался господином Карлом Фишером из Чикаго.
Маруся Сава рассказывает:


"Был слой людей, на которых держалась жизнь и, более того, какое-то благополучие русского общества в Америке. Это были российские евреи, жители Москвы и Петербурга, бежавшие от революции и гражданской войны и, как все прочие россияне, покинувшие страну. Именно об этой группе людей писал другу в Москву из Нью-Йорка Сергей Есенин, когда был там с Айседорой Дункан.

" По-видимому, евреи самые лучшие ценители русского искусства, - писал поэт, - те из них, кто был состоятельным, любили русское искусство не только "платонически", но и поддерживали его материально ".

Одним из таких "спонсоров" (выражаясь языком сегодняшнего дня) и был Карл Фишер. Он жил в Чикаго, пленился пением Насти по грамзаписи, стал усиленно искать и наконец нашел актрису в Нью-Йорке. Россиянин по происхождению Карл Фишер не оставлял Настю Полякову своим вниманием и глубочайшим почитанием до конца ее жизни в Америке, но, к сожалению, этот бескорыстный, преданный друг, готовый отдать ей все, что было в его силах,
разыскал певицу слишком поздно.

Настя Полякова заболевает тяжелым воспалением почек. Стали устраивать вечера в ее пользу, собирать средства, чтобы помочь. Маруся Сава, всегда первая бросавшаяся на помощь тем, кому было хуже, чем ей, распространяла, где только могла, билеты на благотворительные концерты в пользу выдающейся певицы. А Настя лежала в своей бедной квартире одна и изредка звонила Марусе. Состояние ее было тяжелым. Маруся приходила, помогала, чем могла, но певице становилось все хуже и хуже. И вот наконец католическая больница, последнее пристанище Насти. Когда Маруся пришла навестить свою бывшую
коллегу, то увидела у кровати тумбочку с огромным букетом роз. Цветы были от того же г-на Фишера. " Поздно... все поздно... " - тихо сказал она. Певице было очень плохо, она страдала от пролежней. Маруся обтерла ее лекарствами, посидела у кровати. А через час после того, как Маруся пришла домой, ей позвонили и сообщили, что королева цыганского пения русской сцены знаменитая Настя Полякова скончалась. Скончалась от острой уремии.
Она просила гроб не открывать, но хозяин " Корчмы " П.Немиров все же открыл...

На следующий день в нью-йоркской газете " Новое русское слово " появилось сообщение:

" Во вторник в Свято-Покровском соборе на 2-й улице состоялось отпевание Насти Поляковой. Чин отпевания совершил специально приехавший для этого из Св. Тихоновского монастыря епископ Никон, лично знавший покойную. Епископу Никону сослужили протоиерей Иосиф Стефанко и игумен Иона. Прекрасно пел мужской квартет. В церкви собрались самые близкие друзья артистки. Среди них было четыре человека, особенно заботившиеся о Насте Поляковой во время ее болезни и принявшие на себя заботы по погребению: владельцы "Корчмы" Немировы, Маруся Сава и друг покойной, прилетевший из Чикаго на похороны, Карл Фишер.
После отпевания гроб с телом покойной был перевезен на кладбище в Пассейк, в Нью-Джерси, и там предан земле ".

Так закончила свою жизнь легендарная Настя Полякова, знаменитая цыганская певица давно прошедших дней.

Если вы спросите сейчас рядового россиянина среднего возраста, говорит ли ему что-либо это имя, он вряд ли ответит положительно. Настя Полякова была эмигранткой, а о людях ее судьбы, как бы ни были значительны их имена, еще недавно и не вспоминали. О них нигде не упоминали, не писали, будто они вообще никогда не существовали. И только сейчас, в конце века, полились в Россию сведения о живших за рубежом, безвестных на родине выдающихся
творцах искусства России. Настало время рассказать и о русской эстраде и возродить имя Насти Поляковой, " Шаляпина в юбке ", чье пение, наполненное великой таинственной силой роковой скорби, - незабываемая страница русской музыкальной сцены.


Алла Кторова

"Независимая газета" 05.09.1996


http://rusnasledie-nastia-polyakova.blogspot.ru/2010....21.html

Прикрепления: 9084496.jpg (9.7 Kb) · 0141372.png (157.5 Kb) · 6650556.png (173.3 Kb) · 7860923.png (134.8 Kb) · 6530758.jpg (25.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 13 Ноя 2013, 23:36 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6988
Статус: Online


Сирени запах, трели соловья
http://www.russian-romance.ru/MP3songs/mp3music/Other/Polyakova.mp3

Гори-гори любовь цыганки
http://music.my.mail.ru/05091c0....d06.mp3

Я гордо в мире шёл
http://music.my.mail.ru/05091c0....f53.mp3

Меня ты вовсе не любила
http://music.my.mail.ru/05091c0....c09.mp3

Расставаясь, она говорила
http://music.my.mail.ru/05091c0....d01.mp3

Иноходцы
http://music.my.mail.ru/05091c0....c06.mp3

Ехали цыгане
http://music.my.mail.ru/05091c0....d00.mp3

Старинная цыганская таборная песня
http://music.my.mail.ru/05091c0....d00.mp3

Не говорите мне о нём
http://music.my.mail.ru/05091c0....f08.mp3
Прикрепления: 9910895.jpg (25.5 Kb)
 

  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: