[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » НОВЕЛЛА МАТВЕЕВА
НОВЕЛЛА МАТВЕЕВА
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 11 Сен 2016, 13:12 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6232
Статус: Offline
НОВЕЛЛА НИКОЛАЕВНА МАТВЕЕВА
(07.10. 1934 - 04.09. 2016)


Русский поэт, прозаик, бард, драматург, литературовед. С конца 1950-х стала сочинять песни на собственные стихи. Была одним из первых поэтов-бардов, клавших свои стихи на музыку и исполнявших их под гитару. Родилась в Царском Селе Ленинградской области. Отец - Николай Николаевич, был историком-краеведом Дальнего Востока, действительным членом Всесоюзного географического общества. Мать - Матвеева-Орленева Надежда Тимофеевна, поэтесса


Новелла с отцом Н.Н. Матвеевым-Бодрым. Конец 1930-х гг.

С 1950 по 1957 год Новелла работала в детском доме в Щелковском районе Московской области. Писать стала под влиянием матери. Надежда Тимофеевна была личностью незаурядной во многих отношениях, человеком громадный культуры и большого артистизма. Она сильно любила поэзию, отлично читала вирши. Именно из ее уст, в ее удивительной декламации впервые Новелла услышала вирши Пушкина. В доме Матвеевых не постоянно было радио, тем не менее благодаря матери музыка звучала непрерывно. У девочки был романсовый звонкий звук. Она пела цыганские, русские и итальянские песни. Вообще Новелла происходит из знаменитой литературной семьи русского Дальнего Востока: ее дедушка Николай Петрович Матвеев-Амурский, был поэтом и автором первой "Истории города Владивостока".


Книга Н.Матвеева-Амурского. Москва, 1904.

Свои первые стихотворения Новелла сочинила ещё ребенком, во время войны. Это было в Монинском госпитале, где она лечилась от острого авитаминоза, подействовавшего ей на глаза. Она показала стихи отцу, который работал в том же госпитале, политруком. Придумывала музыку на свои стихи, а ещё на стихи А.Гладкова, В.Агнивцева, У.Шекспира, М. Лермонтова, А.Фета. Первой ее публикацией в 1957 году стала пародия на песенку "Пять минут" из к/ф "Карнавальная ночь". Вскоре последовали публикации стихов в газете "Советская Чукотка" (1958) и журнале "Енисей". С 1959 года ее стали постоянно печатать в центральных газетах и журналах. В продвижении первых больших подборок стихов Матвеевой помогли поэты И.Грудев и Д.Кугультинов, а ещё работники ЦК комсомола В.Бушин и Л.Карпинский.


Второй поэтический сборник. 1961.

Потомв судьбе поэтессы принимали участие С.Маршак, К.Чуковский, М.Атабекян, В.Чивилихин, Н.Старшинов, Б.Слуцкий, Ю.Воронов. Корней Иванович, когда ему прочитали "Солнечного зайчика", более того прыгал от радости посредством стул. У Н.Матвеевой - счастливая творческая фатум. Ее своевременно отметили и разом полюбили. Девушка из глубинке с необычным завораживающим голосом и гитарой в руках завоевала в начале 1960-х годов столицу, а потом и всю страну. Ее песни, зазвучавшие на любительских магнитофонах, достаточно скоро воплотились в пластинку "Песни" (М.: Мелодия, 1966). То была первая бардовская пластинка в СССР, в дальнейшем неоднократно выпускавшаяся, но так и оставшаяся раритетом. С 1972 года Матвеева стала выдумывать песни кроме того и на стихи поэта И.Киуру.


Молодожёны. Н.Матвеева и И.Киуру. 1963.

Наиболее известными и популярными ее песнями стали: "Песня погонщика мула", "Ветер", "Водосточные трубы", "Девушка из харчевни", "Окраина", "Капитаны без усов", "Страна Дельфиния", "Фокусник", "Цыганка", "Шарманщик". В 1962 году Матвеева окончила Высшие литературные курсы при Литинституте им. Горького и стала профессиональным литератором. В 1961 году ее приняли в СП СССР. В поэзии Н.Матвеевой преобладало лирико-романтическое начало. Она отражала высокие гуманистические чувства человека, его мечты и фантазии, окружающий его красочный мир природы. Много писала она и для детей, занималась переводами, писала пародии и эпиграммы, выступала со статьями по вопросам литературы и искусства. Ее перу принадлежит больше 30 книг стихов, прозы и переводов. Как автор-исполнитель Н.Матвеева записала несколько пластинок


и компакт-диски "Какой немалый ветер" (ASP, 1997), "Девушка из харчевни" (ASP, 1997), "Новелла Матвеева" (Moroz Records, 1999), "Лучшие песни" (Московские окна, 2000), "Отчаянная Мэри", "Трактир "Четвереньки". В 1984 году в Центральном детском театре в Москве была поставлена ее пьеса "Предсказание Эгля" - свободная выдумка по мотивам А. Грина, содержащая 33 ее авторские песни. Перу Матвеевой принадлежат сотни публикаций в периодической печати. Ее творчеству посвящено больше сотни статей известных поэтов, литераторов, критиков и литературоведов. Среди их авторов Е.Евтушенко, Л.Аннинский, Е.Винокуров, З.Паперный, В.Лакшин, С.Маршак, Б.Окуджава, Е.Камбурова, Д.Гранин, Я.Смеляков, Б.Слуцкий, В.Берестов и др.


1960-е гг.

Личные невзгоды, встречавшееся подчас непонимание некоторых критиков, искусствоведов, редакторов и издателей не сломили волю Новеллы Николаевны. Она продолжала активно трудиться на веселье многочисленных поклонников ее творчества. В 1998 году она удостоена звания лауреата Пушкинской премии в области поэзии. В 2002 году стала лауреатом Госпремии РФ в области литературы и искусства. В последнее время она работала над своими переводами сонетов Шекспира.
Скончалась в Москве 4 сентября на 82-м году жизни. Траурная церемония прошла в в Храме Космы и Дамиана в Шубине,  затем в Малом зале Центрального дома литераторов на Большой Никитской. Поклонники, коллеги и друзья простятся с поэтессой Новеллой Матвеевой во вторник, 13 сентября. Сначала прощание пройдет в храме, который расположен в Столешниковом переулке, затем в Малом зале ЦДЛ.
http://значение-имен.рф/известные-люди/новелла-матвеева
http://detectivebooks.ru/book/32835936/?page=87

Любви моей ты боялся зря

https://youtu.be/4aAEhs-60O4

Развеселые цыгане

https://youtu.be/PoCJZeSMPR0

Золушка


Сад волшебный
Прикрепления: 1610153.jpg(12.4 Kb) · 3289356.jpg(10.9 Kb) · 3287422.jpg(9.2 Kb) · 5591553.jpg(8.9 Kb) · 8494291.jpg(9.7 Kb) · 7204736.jpg(9.4 Kb) · 6079180.jpg(8.5 Kb) · 2058616.jpg(16.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 11 Сен 2016, 14:08 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6232
Статус: Offline
"ЛЮБВИ МОЕЙ ТЫ БОЯЛСЯ ЗРЯ..."
В 1964-м H.Матвеева написала самую знаменитую свою песню - «Девушка из харчевни». Её слова «Любви моей ты боялся зря, не так я страшно люблю…» знают даже те, кто не знает автора.


Любви моей ты боялся зря -
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.

И если ты уходил к другой
Иль просто был неизвестно где,
Мне было довольно того, что твой
Плащ висел на гвозде.

Когда же, наш мимолетный гость,
Ты умчался, новой судьбы ища,
Мне было довольно того, что гвоздь
Остался после плаща.

Теченье дней, шелестенье лет,
Туман, ветер и дождь.
А в доме событье - страшнее нет:
Из стенки вынули гвоздь.

Туман, и ветер, и шум дождя,
Теченье дней, шелестенье лет,
Мне было довольно, что от гвоздя
Остался маленький след.

Когда же и след от гвоздя исчез
Под кистью старого маляра,
Мне было довольно того, что след
Гвоздя был виден вчера.

Любви моей ты боялся зря.
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.

И в тёплом ветре ловить опять
То скрипок плач, то литавров медь…
А что я с этого буду иметь,
Того тебе не понять.

Часто возле названия этой песни пишут - «Стилизация под шотландскую песню». Но однажды я слушала так называемую «христианскую музыку», без указания авторов и исполнителей. Одна из песен, исполняемых на английском языке, очень напоминала мелодию «Девушки из харчевни» - именно её начало - «Любви моей ты боялся зря». Так что, может, не стилизована, а написана по мотивам старинной шотландской песни?


Муж Н.Матвеевой - талантливый поэт И.Киуру (1934-1992) - был из семьи репрессированных советских финнов. Они познакомились, когда Киуру окончил Литинститут, и издательство «Художественная литература» пригласило его составлять сборник финской поэтессы Катри Вала. Первая пластинка Н.Матвеевой  (и первая в СССР - с авторскими песнями) появилась в 1966 году. На этой пластинке была и «Девушка из харчевни».


«… Откуда же это околдовывающее нас обаяние… это завораживающее нас пение - тоненькая колыбельная?..» (Л.Аннинский).
Корней Чуковский называл её «уходящая».
«Если Окуджава - благодатный дождь, то Н.Матвеева - удивительный остров» (З.Паперный).

«Помню, в начале шестидесятых, когда я впервые услышал её солнечные, сказочные песни, я почему-то решил, что такие песни может писать только очень счастливый человек… Попав в первый раз в дом к Н.Матвеевой и увидев чудовищный быт её огромной неприютной коммуналки на Беговой улице, я был потрясён. Каким могучим воображением художника, каким мужеством и оптимизмом должен обладать автор, придумавший свой сказочный мир в такой обстановке!..» (А.Городницкий).

«Матвееву по-прежнему не с кем сравнить, она - отдельная. Её не представить выступающей на стадионе. В ней есть загадка. И остался без ответа старый вопрос: откуда она?».

«Н.Матвеева умеет жить в обществе, будучи свободной от него. За что принудительно выселена в прошлое».

«Её тоненький голосок на серебряных подковках, вправленных в звуки гитары, пролетел, прошелестел лёгким и тёплым ветром над затурканной, зачумлённой эпохой».

«Как в старых андерсеновских сказках, волшебный дар был тайно вручён болезненной девочке, замкнутой, испуганной и, казалось, вечно заплаканной. Кто мог представить, что её песни станут отрадой и утешением нескольких поколений?».

«Интровертность (таково истинное имя матвеевской «дикости») нередко свойственна творцам, они платят ею за мощь и живость воображения».


Новелла Матвеева о себе: «Нас ласточка петь научила, и полно о том толковать!».
«Как сейчас помню, меня в детской спальне оставляли на ночь одну. И тогда мне в голову начинали приходить вопросы, по-видимому, философской важности. Например, была ли я давно? Была ли я… много, много, много раньше? И где находится это «раньше»?..».
«От трусости, наверное, от страха», - говорила Новелла Николаевна о своей тяге к уединению, появившейся ещё в детстве. - «Я — человек дикий, вести себя не умею. Мне очень легко выглядеть смешной. Поэтому я стараюсь быть как-то отдельно…».


- Сколько вы прожили вместе?
- 29 лет. С 1963 года до 1992-го. И.С. Киуру был замечательнейший, тонкий поэт. Это я говорю не потому, что он мой муж. Я действительно очень ценю и люблю его стихи. И не только я, а многие настоящие поэты и ценители поэзии. Просто он был не из тех, кто прокладывает себе дорогу локтями…

От рождения его звали Хейно Йоханнес…Во всех новых книжках их стихи и проза - вместе, под одной обложкой. Но большинство поклонников так и не разделило её восхищения творчеством мужа: поэт И.Киуру остался в тени поэта Н.Матвеевой. «Когда муж талантливее жены, она вообще перестаёт писать… либо перестает быть женой». 60-е и 70-е годы были для Новеллы Николаевны и Ивана Семеновича просто катастрофически бедными, когда заработок зависел от крайне редких публикаций и случайных заказов на поэтические переводы. И при этом они во время прогулки могли приостановиться внезапно на дороге, уступая путь бегущему муравью или неторопливому жуку: «Пусть парень пройдёт»… Они всегда и везде были «отдельными», обособленными - в дачном посёлке их (а потом и уже одну Н.Матвееву) предпочитали не замечать. И хорошо бы только обитатели посёлка. Говорят, что когда Иван Семёнович тяжело заболел, точно так же его «не замечали» врачи ни Московской «скорой помощи», ни поселковые.

В этой женщине, чьё физическое присутствие не ощущалось, а литературное - почти не замечалось, заключён целый мир - со своими звуками, запахами, оттенками, с невиданными островами, птицами, животными и растениями. И она вправе была утверждать в одном из стихотворений, что её придуманный слон одним ударом хвоста перешибёт слона реального.
И в тёплом ветре ловить опять
То скрипок плач, то литавров медь…

Ей не нужно было видеть другие страны, если она придумала Дельфинию. Ей не нужно было любить многих мужчин, если для одного-единственного, но бесконечно любимого, была написана песня «о гвозде». Мне кажется, что они все прожитые вместе 29 лет держали друг друга за руки. И.Киуру писал в стихотворении, посвящённом Н.Матвеевой: «…На миг потерял я тебя…». Страшно было потерять на миг, а пришлось навсегда. Немногие воспоминания людей, близко знавших Матвееву и Киуру (хотя те и перед ними особенно не раскрывались), свидетельствуют, что эта пара чем-то необъяснимо раздражала окружающих. То ли пренебрежением к «быту», то ли преданностью друг другу, то ли тем, что не давали информационных поводов, отгородившись невидимой стеной от внешнего мира. Они были самодостаточны - создав свою Вселенную для двоих, никого туда не допускали, а вдохновение черпали из окружающей природы и из своего внутреннего мира. Недаром в одном из своих стихотворений Новелла Матвеева писала:
Как даль целебна! Как враждебна ближность!
Как жаль, что невозможно жить в дали,
Чтоб далью оставалась всё равно!

В её воображении «было волшебно всё: даже бумажный сор», так неужели она не могла придумать, прочувствовать, прожить историю «Девушки из харчевни»?
А что я с этого буду иметь,
Того тебе не понять.

Конечно, песня не об И.Киуру, а для него, он-то как раз понимал её хорошо. У Ги де Мoпассана есть новелла «Счастье».
- Можно ли любить в течение многих лет?
- Да,
- настаивали одни.
- Нет, - утверждали другие.

«Миловидная, богатая девушка Сюзанна де Сирмон бежала с унтер-офицером, служившим в гусарском полку, которым командовал её отец. Отслужив свой срок, солдат однажды вечером исчез вместе с нею. Их разыскивали, но не нашли. Она ни разу не подала о себе вести, и её считали умершей». Целых 50 лет прожили они на Корсике, оторванные от внешнего мира.
«Она никогда не думала ни о чём, кроме него! Ей ничего не нужно было - только он; лишь бы он был подле неё, она ничего больше не желала. Она отказалась от привычной жизни совсем ещё юная, отказалась от света, от тех, кто её любил, вырастил. Она ушла с ним одна в это глухое ущелье. И он был для неё всем - всем, чего желаешь, о чём грезишь, тем, чего беспрестанно ждёшь, на что бесконечно надеешься. Всю свою жизнь с ним она была счастливейшей из женщин».
Когда я думаю о Новелле Матвеевой и Иване Киуру, я вспоминаю эту новеллу.

В августе 1992-го года Н.Матвеева написала балладу «Двое» - по мотивам любви и смерти П. Б. Шелли, английского поэта-романтика 19 века. Шелли погиб молодым - в бурю утонул в озере.
Смутная ночь - предтеча
Бедствий… Одно спасенье:
Вечная - в Вышних - Встреча, -
Вечное Воскресение.

Мери Шелли и Перси Биш Шелли - Н.Матвеева и И.Киуру, умерший 17 февраля 1992 года…
«Я знаю, что есть у меня цвет неба ВЧЕРАШНЕГО дня!»
Палома, август 2006 года
http://www.vilavi.ru/sud/160806/160806.shtml

СОВЕТСКАЯ СКАЗКА


Первая новелла, как и положено по жанру, посвящена Новелле. Время действия - короткий период, когда я работал в «Комсомольской правде», конец 59-го - начало 60-го года. Вдруг вызывают весь отдел литературы и искусства к главному редактору и говорят: «Для вас есть срочное задание. Лен Карпинский требует, чтобы нашли замечательную, как он считает, поэтессу. Случайно в ЦК комсомола попали ее стихи. Секретарь ЦК не поленился, прочел. Дело за вами. Действуйте». И уже не таким директивным тоном: мол, загвоздка в том, что имя поэтессы известно, а фамилия на рукописи смазана: Матвеевская, Матвеева или еще какой-то вариант от Матвея. И адреса нет. Карпинскому сказали, что она живет где-то в районе Монина. Но точной уверенности нет. Может, в другом районе Подмосковья. Итак, кто едет на поиски? Ну, естественно, вызываюсь я, как самый авантюрный товарищ, и зав. отделом Толя Елкин. Всё. Остальные очень загружены работой. Правда, в коридоре, узнав, куда, вернее, в какое никуда мы едем, к нам присоединился зав. отделом науки, уже тогда легендарный человек в «Комсомолке», Миша... Внешне я его хорошо помню - большой, толстый, легкий на подъем. А фамилию забыл. Мог бы спросить у моего старого приятеля Я.Голованова, который работал у Миши литсотрудником, но его тоже давно нет в живых... Помню, однако, что без Мишиной хватки и предприимчивости мы бы с этим делом не справились.

Короче, дали нам машину, и мы поехали в районный центр Монино. Миша командует шоферу: «В райком партии».Оказывается, он еще из редакции позвонил первому секретарю райкома. Пока мы сидели у первого секретаря и беседовали о высоких материях (с первым секретарем только про это и можно), ему на стол кладут бумажку. Он ее прочел и говорит: «Если бы не редкое имя Новелла, то и милиция ничего бы не смогла. Они ничего не гарантируют, но попробуйте походить по улицам вот этих трех поселков». Мы поехали в ближний, ходим по улицам, спрашиваем. Без результата. Поехали в следующий, он недалеко (все-таки наводка была неплохая). Мальчишки на снегу у школы играют в футбол. Мы остановили их игру и спрашиваем:«Случайно не знаете вот такой девушки, ее зовут Новелла Матвеевская или Матвеева?» Они хором закричали:«А, цыганка, цыганка, вон там она!»

Мы зашли в здание барачного типа, постучали в дверь, которую мальчишки нам указали. Тишина. Потом тонкий женский голос: «Входите, дверь не заперта». Мы зашли и застыли. От удивления и потому что негде было повернуться. Это была не квартира и даже не комната, а какое-то складское помещение размером с московскую малогабаритную кухню. На склад похоже, потому что забито какими-то тюфяками. При слабом дневном свете из крошечного окошка мы не сразу различили контуры женщины, которая лежала в пальто на матраце, поверх этих тюфяков. В комнате было холодно, как на улице. Когда мои глаза привыкли к полумраку, я увидел на полу ведро воды (вода подернута пленкой льда), деревянный столик, а на нем чайник и электроплитку. С потолка свисала лампочка без абажура. Но она не горела. Хозяева явно экономили электричество. Мы спросили: «Вы Новелла Матвеева?» - «Да», - ответила тонким голосом женщина неопределенных лет. «Вы писали стихи?» - «Да, я пишу стихи». Мы говорим: «Мы из „Комсомольской правды", собирайтесь, поехали к нам в редакцию». Мы сразу поняли, что ее надо перво-наперво увозить из этой ледяной берлоги. Женщина неопределенных лет, в пальто, закутанная в платки, поднялась, щелкнула выключателем. И при свете оказалась совсем молодой девушкой, правда, лицо бледное, опухшее. Она сказала: «Только я записку маме напишу. А вы меня обратно привезете?» - «Конечно, привезем. Но возьмите с собой ваши стихи». Она вытащила из-под тюфяков толстую тетрадку: «Мои стихи всегда при мне». Новелла, видимо, никогда не ездила в машине, ее укачивало. Несколько раз мы останавливались, выводили Новеллу на снег. Ее выворачивало... Тем не менее до «Комсомольской правды» мы ее довезли.

В газете на пятом или шестом этаже была специальная квартира для собкоров или важных иногородних гостей. Туда Новеллу и поселили. Наши девки (так мы любя называли наших журналисток, секретарш, машинисток - все-таки в «Комсомолке» работали в основном молодые женщины) тут же взяли над Новеллой шефство - кормили ее, обхаживали, привели врача. Мы тем временем заставили машбюро срочно распечатать всю ее тетрадь и уже потом, обложившись машинописными листками, резали их и клеили. Стихов у Новеллы было много, но почти в каждом соседствовали замечательные строчки и откровенная графомания. Графоманию мы с Елкиным жестоко вырезали, монтировали хорошие куски и стихи подбирали так, чтоб всего было в меру - лирики, природы, исторических экскурсов, словом, делали все, чтоб подборка хоть как-то соответствовала профилю «Комсомольской правды». Елкин лучше меня понимал, что указание Карпинского - большой козырь, но ведь всегда найдутся охотники угробить стихи Матвеевой за безыдейность и ущербность.

Елкин сочинил Новелле соответствующую биографию. Нельзя было писать, что Новелла -домработница в семье военного, что у нее нет даже четырехлетнего образования (нонсенс при обязательной восьмилетней школе!). У Елкина Матвеева работала в колхозе пастушкой, школу оставила по болезни, но читала много книг, а уроки на дому ей давала мама, сама школьная учительница (что абсолютно соответствовало истине). Краткое отступление, совсем не лирическое. Через полгода Толя Елкин разнес меня в пух и прах за «Песни золотого прииска». И на других хороших писателей он насочинял пакостные рецензии. Репутация Елкина в литературном мире была ужасающей. Тем не менее у нас с ним сохранились ровные отношения. И определялись они не количеством вместе выпитого. Просто я знал, что Елкин - добрый бесхребетный человек и, если его выгонят из газеты, он сопьется и пропадет. Поэтому он держался за службу зубами. Ему приказывали ругать - он ругал. Ему приказывали хвалить - он хвалил, причем с удовольствием. Вот для Новеллы Матвеевой он сделал благо, постарался от всей души. Много подобных елкиных работало тогда в журналистике и в литературе. Время было такое.

Вернемся в декабрь 1959 года. В какой-то день появилась «Комсомольская правда», где одна страница была посвящена Н.Матвеевой. Целая полоса стихов с краткой редакционной врезкой! Редчайшее событие в газетной практике. Что это означало? Во-первых, Новелле заплатили по максимуму. Для нее и мамы - огромные деньги. (Во второй раз, когда я приехал за Новеллой, она мне показала бумагу, где было аккуратно перечислено, как и на что они потратили деньги. Лишь на самое необходимое. Без всяких глупостей. Я сказал: «Новелла, уберите бумагу. Я не фининспектор, чтоб вас проверять. Это ваши деньги».) Во-вторых, нужный общественный резонанс. Девушка-пастушка, то есть из народных низов, пишет стихи. И какие! Агитпроп поддержал инициативу газеты и дал команду: повторить! Я привез Новеллу в редакцию, и уже редактированием ее стихов занимались в кабинете главного. Без меня. После второй публикации судьба Новеллы была решена. Ее зачислили в Литинститут без всяких экзаменов, закрыв глаза на отсутствие аттестата зрелости (для тех, кто не знает: документа, подтверждающего завершение образования в школе-десятилетке). И конечно, ей предоставили комнату в общежитии института. Остальное известно. Песни Н.Матвеевой завоевали популярность. А мне чисто по-человечески интересно: помнит ли Новелла тот сумрачный зимний день, когда в ее промозглую конуру ввалились трое незнакомых мужиков и сказали: «Мы из „Комсомольской правды". Едем». Настоящая советская сказка. Красивее не бывает.
Анатолий Гладилин
http://www.ksp-msk.ru/page_759.html

Караван

https://youtu.be/tRI_ZAeKyOA

Письмо к любимой

https://youtu.be/CHZhfejtVZI
Прикрепления: 4047979.jpg(8.4 Kb) · 8034015.jpg(8.0 Kb) · 0561027.jpg(13.1 Kb) · 8641384.jpg(7.5 Kb) · 5074589.jpg(8.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 11 Сен 2016, 14:21 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6232
Статус: Offline
МУЗА ПО ИМЕНИ РЕПКА
К 70-летию Новеллы Матвеевой


- Вы много занимались переводами. Белорусские поэты оказывались в зоне вашего внимания?
- Белорусских поэтов я, кажется, не переводила. Но с Беларусью у меня прочные литературные связи. Лет десять - пятнадцать назад написала статью о Пушкине. Вдруг незадолго до того, как появиться в сборнике "Венок Пушкину", она вышла в Минске, в одном литературном журнале. Еще один сюрприз преподнесли мне белорусы, когда выпустили изящную книгу сонетов Петрарки с моими переводами. В пору молодости, когда я училась в Москве на Высших литературных курсах и была знакома с белорусским писателем В.Короткевичем - он учился на Высших сценарных курсах. Он мне давал стихи для переводов, но перевести не получилось. Мы виделись в одном студенческом общежитии. Помнится, компания у нас была интернациональная. Туда заходил к моим однокурсницам замечательный ганский поэт Джон Окай. Он замечательно плясал. Однажды девочки завели пленку с моей песней "Миссури". До сих пор жалею, что не видела, как пляшут под мою "Миссури"... И еще в моей памяти сохранилось одно очень сильное воспоминание, связанное с Беларусью: когда я была маленькой, во время Отечественной войны, мы жили на станции Чкаловская в деревянной школе - туда привозили белорусских детей, у которых родители были партизанами, и детей, которые сами были партизанами. Это были мальчики по десять - двенадцать лет, среди них - одиннадцатилетняя девочка Валя Соколова, Герой Советского Союза. На ее счету - удивительные подвиги...

- Как работается вам сейчас?
- Через силу. Сегодня ничего, разработалась. Очень сыро на улице. Терпеть не могу сырость.

- Интересно, надо будет рассказать об этом одному философу. Он, узнав, что я к вам еду, рассказал мне, что сделал несколько фрейдистских анализов ваших стихотворений, в том числе и знаменитого "Девушка из харчевни" или "Я, говорит, не воин..." и пришел к таким умопомрачительным интересным выводам...
- Наверное, чего-нибудь неприличное. Хотя не сомневаюсь, что это было интересно. Фрейдистский анализ тут не подойдет, особенно, к "Девушке из харчевни". Это все от слова до слова неверно. Человек не понимает человека, потому что разные типы людей. Один тип, грубо скажем, красно-зеленый, а другой - бело-черный или сиревый какой-нибудь, Ну, как они друг друга поймут? Никогда!

- А вам на какие типы везло в жизни? И вообще, какие типы вы понимаете?
- Я сама-то на это не претендую. Хотя, нет, иногда претендую на то, чтобы считать себя будто бы понимающей некоторых людей.

- И все-таки ваши строки из известного стихотворения говорят, что у вас основание есть для таких претензий, - так вы за нерв ухватили проблему:
Я, говорит, не воин.
Я, говорит, раздвоен.
Я, говорит, растроен,
Расчетверен, распят...
Ты, говорю, не воин,
Ты, говорю, раздвоен,
Распят и расчетвертован,
но ты - не из растяп..
.
- Грубовато сляпано, как теперь мне кажется. Молодая была. Хотя самою идею этого стишка я не отрицаю до сих пор.

- Какие стихи сегодня востребованы временем - лирика, гражданские, медитативные? Или поэзия вообще ушла из нашей жизни?
- Никуда поэзия не может уйти! Все поэты могут уйти, а она останется. Поэзия - от Бога. Это помесь предвидения с воспоминанием. Поэзия препятствует превращению людей в носорогов (как у Ионеско!) сейчас, когда эти самые ионесковские носороги целыми стадами вырвались на волю. Поэзия - не только роза в цвету, но и кукиш подлому прагматизму - тому, который думает, что он все знает.

- Вы говорите, не пишется в сырую погоду. Но лето, вроде бы, было нормальное...
- Лето, действительно, было нормальное, но недостаточно сухое для меня. И все-таки я писала - больше прозу.

- Года к суровой прозе клонят?..
- Года годами, но у меня она была давным-давно начата. Иногда это биографические очерки, а иногда - роман. У меня есть роман-трилогия - с 1958 года. Но он весь растерян, "расчетверен-распят", потому что очень много украли: иногда по "воздуху" крали - есть такое выражение "красть по воздуху", такой словесный плагиат! А иногда крали пачки и целые тетради, переписанные набело. Теперь мне приходится восстанавливать.

- А зачем крали-то?
- А я не знаю.

- Вроде бы плагиат сейчас не в моде, не так ли?
- Никогда он не выйдет из моды и будет всегда. Сейчас особенно без плагиата люди никуда - очень мало самостоятельно мыслящих и самостоятельно видящих. Отсюда все эти римейки. Одну и ту же чеховскую "Чайку" и так, и сяк уже переделали, и вверх ногами, и по-всякому. Потому что сами уже ничего не могут. У меня есть две пьесы - одна по Грину, а одна самостоятельная - "Трактир "Четвереньки". Может быть, она плохая, может быть, в ней есть что-то антипостановочное, как мне пытались внушить. Я когда писала, прекрасно видела перед собой сцену. Понимаю, она длинновата. А я еще написала: "пьеса для двух вечеров". Сейчас таких не делают пьес - сейчас все больше пьесы "для пяти вечеров" - такие протяженные. А у меня только для двух вечеров. Не могу поверить, что моя пьеса совсем никуда не годится и хуже ничего нельзя придумать. Тридцать пять лет не могу ее поставить нигде. Может быть, секрет в том, что в этом "Трактире "Четвереньки" у меня все песни - мои... В ней есть претензии на комизм, даже ходят на четвереньках. Но есть и страшное. Моя героиня вдруг обретает ораторский дар, правда, речи свои она произносит всегда невовремя, не там, где надо, и не перед той публикой... Некоторые режиссеры с ума сходили по этой пьесе - чуть не подрались. А взять - не взяли. Им мешает, видимо, мое авторство. Им бы эта пьеса подошла, если бы ее написал их кум или свояк, или брат, или сват. А то ее написала какая-то Матвеева.

- Давайте аукнем со страниц нашей газеты: может быть, найдется режиссер, который решится поставить пьесу Новеллы Матвеевой?
- Не хочу! Я теперь терпеть их не могу и презираю. Если обратятся - пускай ставят. Они об этой пьесе прекрасно знают. Мою пьесу уже раздергали на фразы, куски. Зачем ее теперь ставить. К тому же "Трактир "Четвереньки" все-таки вышла - ее в книге "Кассета снов" издал Миша Столяр. А "Предсказание Эгля" - это моя пьеса по Грину - поставил в восьмидесятые годы детский театр в Москве. Успех был огромный - не скажу пьесы, может быть, постановки. Правда, пьесу быстренько-быстренько со сцены сняли, хотя на нее был спрос. Ко мне подходила билетерша, простая женщина: "Вы знаете, самый большой сбор - на вашу пьесу!" Почему сняли? Тогда у нас боролись с алкоголем. А у меня действие происходит в трактире, и много пьют.

- Новелла Николаевна, а почему вашу кошку - это трехцветное существо - зовут Репкой?
- А потому, что она кругломордая и форма головы у нее репчатая, а хвост у нее очень пышный, как ботва! У всех кошек есть хвост, правда? Если, конечно, его не оторвали в боях. Поэтому каждая кошка могла бы быть репкой.

- А кошка может быть музой?
- Может, может. У меня какой-то стих на днях был - детский. Я его не записала...

- У вас такой заросший сад, как на театральных декорациях... Не занимаетесь садоводством?
- Хотела бы, но мы с Репкой приезжаем только на лето. А за лето так много надо всего сделать по кабинетной части (у меня кабинет на крыльце). Это единственное место, где тепло, а в доме холодно). В саду у меня растет американский клен - он заполонил все.

- А польза от него есть?
- Когда стоял один, польза была - еще при жизни Ивана Семеновича (Иван Семенович Киуру - покойный супруг Н.Матвеевой). Когда у нас вырос американский клен, мы обрадовались, я даже сонет написала, там была строка: "Вот ты каков, американский клен..." А теперь он заполонил все. Куда ни глянь - кругом американские клены. Как натовские войска! Я его даже возненавидела и попросила один американский клен, заслонявший все окно, срубить. По примете хозяин или хозяйка не могут рубить у себя в саду дерево, это может плохо кончиться. И один добрый человек срубил его у меня - тупым топором. А остальные американские клены остались - тут надо еще столько работать и работать! Есть у нас в саду и жасмин, и орех, и малина. А в основном - крапива и белена.

- Хорошо, что у вас соседи - не режиссеры. А то бы проходились по адресу вашего "Трактира "Четвереньки": мол, если объесться белены - не такое напишешь!..
- Я бы не удивилась!
Александр Щуплов
07.04. 2004, РГ

https://rg.ru/2004/10/07/matveeva.html

Кружатся листья

https://youtu.be/Dbw_P35RxF4

Я леплю из пластилина

https://youtu.be/IgpoyPGFRKc
Прикрепления: 8760346.jpg(11.4 Kb)
 

Ольга_МДата: Вторник, 13 Сен 2016, 18:47 | Сообщение # 4
Группа: Проверенные
Сообщений: 60
Статус: Offline
Спасибо, Валентина.
Светлая память!
Добавлю еще несколько ссылок на Дмитрия Львовича. Он ведь был ее учеником. Верным и преданным, до последних дней.

Д. Быков. Из сборника «Календарь. Разговоры о главном», 2010 год
http://omiliya.org/article/chisteishii-obrazets-dmitrii-bykov

"Новая газета", №99, 7 сентября 2016 года
http://www.novayagazeta.ru/arts/74460.html?print=1

Мини-лекция "Эхо Москвы", 8 сентября 2016 года
https://yadi.sk/d/uVHobD30uvAwY

Еще немного песен:

Рыбачка


Какой большой ветер. Две очень разные трактовки песни, но обе совершенно замечательные





Ах, какая песня...



Сообщение отредактировал Ольга_М - Вторник, 13 Сен 2016, 01:36
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 04 Сен 2020, 22:20 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 6232
Статус: Offline
ПАМЯТИ НОВЕЛЛЫ МАТВЕЕВОЙ
Четыре года со дня смерти...


Вместе с Новеллой Матвеевой ушла одна из самых светлых частей моей уже долгой жизни. Она была настоящим, именно с заглавной буквы Поэтом. Голос, чистый как флейта на рассвете, каждое слово на вес золота. И, к счастью, никакой литературщины, никакой пошлой возни вокруг. Стихи-песни Матвеевой - удивительная Женская (опять-таки с заглавной буквы) Поэзия. Ибо именно женщине вместе с Божественным даром творить жизнь, дано ощущать всей кожей печаль нашего мира. Ощущать с пронзительностью и цельностью, мужчине недоступными. Избранным из женщин дано выразить эту печаль в слове.
Мир тебе и земной поклон. Светлая память.
Пилы звенят, стучат молотки -
Весело строят дом.
И сразу прохожих шаги легки,
Сразу светло кругом.

На стройку птицы глядят из крон, -
Ариям нет конца.
И если даже день похорон,
Тень сбегает с лица.

Пусть дом незатейлив - четыре окна,
Не герцогам этот дворец.
А если в оркестре флейта одна,
Её поддержит певец.

И пусть листва заметает след,
И голос флейты затих. -
Вместе с домом строит поэт
Свой незатейливый стих
.
Б.Кушнер
http://club.berkovich-zametki.com/?p=24782

МЯЧ УЛЕТЕЛ В НЕБО
Пережидая дождь, стою с коляской под старым кленом. В кармане встрепенулся поставленный на вибрацию телефон. Так я узнал, что умерла Новелла Матвеева. Дождь стучит по зонту, отбивая печальную телефонограмму. Чтобы усыпить внука, вспоминаю одну за другой песни Матвеевой, и качаю коляску. Мелодии всегда помнятся лучше слов, они и выносят на берег памяти знакомые с детства строчки.
"Жил кораблик веселый и стройный..."
"Развеселые цыгане по Молдавии гуляли..."
"Какой большой ветер напал на наш остров..."

Вечером я перебирал книги Новеллы - они живут в нашем доме с тех самых пор, как в 1961-м вышла ее "Лирика", первый сборник стихов. А вот "Пастушеский дневник", который она вела в октябре 1954 года, работая пастушкой в подмосковном детдоме. Впрочем, ее должность называлась "разнорабочая", и это была грязная, тяжелая повинность. Вокруг - нищета сирот, обворованных взрослыми, крики посудомоек, мат сторожей и склоки воспитателей. А в болезненной слабой девушке со странным именем тайно цвела совсем другая, нездешняя жизнь, и голос, который через десять лет полюбит вся страна, уже тоненько пел в ней, и она сама с изумлением прислушивалась к нему.
Я не знаю вас, не вижу и не слышу,
Только слышу чей-то голос нежный,
Голос, от волнения дрожащий...

В.Дудинцев, написавший в 1967 году о Матвеевой так мудро и точно, как никто позднее, сказал о ее голосе: "Тихий, слегка дрожащий от сжатого волнения голос Новеллы Матвеевой".


Н.Матвеева поет по просьбе коллег в Доме творчества литераторов в Переделкино. Как прекрасны задумчивые лица! Справа стоит А.Вознесенский. 1966.

С тех пор, как я познакомился с Новеллой Николаевной двадцать два года назад, все книги я получал уже из ее рук. Сборники, выпущенные в девяностые и нулевые, усеяны авторской правкой (тогда во многих издательствах сократили корректоров). Не на месте поставленные точки, запятые, кавычки, лишние буквы и восклицательные знаки... - все эти нарушители гармонии пойманы с поличным. Так Матвеева выправляла каждый экземпляр. В старой "Комсомолке" кто-то из корректоров рассказывал мне, что когда в 1959 году поставили в номер первую подборку ее стихов, Новелла сидела над гранками дотемна, а потом осталась ночевать в редакции. И так было всякий раз, когда в газете шли ее стихи. Мне показывали: вот здесь стоял диванчик, на котором она спала, свернувшись калачиком.


Рис. Н.Матвеевой "Мой костер в тумане светит..." середина 1940-х гг.

Та первая подборка ее стихотворений в "Комсомолке" начиналась с предисловия: "Новелле не пришлось много учиться: она долго и тяжело болела. Но она много читала, много слушала, много думала...". Пожалуй, никогда в России так много не читали, не думали и не слушали, как в 1960-е. Взрослые и дети жались к теплым бокам магнитофона "Комета" и зачарованно слушали песни Новеллы. А потом у нее вышла пластинка (это был первый бардовский диск в СССР). Помню, что на "песне про гвоздик" иголка подпрыгивала и возвращалась в начало: "Любви моей... любви моей..." Тут пластинку надо было осторожно поправить и она крутилась дальше. "...ты боялся зря, - не так я страшно люблю!" Конверт от этой пластинки многим моим ровесникам помнится. Там на фотографии Новелла в косыночке, вполоборота. Ей было удобно работать за пишущей машинкой в косынке. Вообще она относилась к своему ремеслу с рабоче-крестьянской обстоятельностью. В ее рукописях не найти небрежности гения. Крупный округлый и всегда четкий почерк Матвеевой любили машинистки в редакциях - они видели, что и о них Новелла подумала.

Ее сердце было настроено на окраину, на барачный поселок, на тех, кого не слышат власти. Сколько горячих и даже яростных строк Матвеева написала в 90-х годах в защиту бездомных и всех отринутых! А ведь за полями бумажного листа и ей жилось очень трудно.
Люблю дома, где вещи - не имущество,
Где вещи легче лодок на причале...

Но и таких, легче лодок, вещей у нее почти не было. Жестяной почтовый ящик на дверях, стол, кровать, стул для единственного гостя, радиоприемник (с 1967 года она не пропускала "Встречу с песней" В.Татарского), от пола до потолка - книги. Однажды спросил Новеллу Николаевну: "Для чего рождается поэт?" "Наверное, для пробуждения совести в людях, - ответила она. - Помню, у отца на столе, под стеклом, были разные изречения на листочках, и на одном из них я, тогда ребенок, прочитала слова доктора Гааза: "Спешите делать добро". Другие изречения не запомнились, а это попало в сердце".
Свою единственную книгу автобиографической прозы Новелла назвала "Мяч, оставшийся в небе". Она чувствовала какое-то сродство с мячом, заброшенным детьми на дерево, и застрявшем там в ветках. А дети забыли про мяч или просто выросли. Поэтому никто не заметил, как 4 сентября забытый мяч, предназначенный к падению на землю, навсегда улетел в небо.


Спасибо за осень с оранжевым клёном,
За озеро с полупрозрачным тритоном,
За этот нежданный покой,
За отдых, желанный такой!

За то, что аллея не вдруг поредела.
Что поздно менять,- подвергать переделу
Удачно сложившийся день.
Что в бездны глядеть было лень...

Что завтра? Уж так ли она безгранична -
Жизнь красок? Но, как бы там ни было, нынче
Я знаю, что есть у меня
Цвет неба вчерашнего дня!

Весна уязвима. У красного лета
И недруги есть и завистники где-то...
Спасибо за осень! - за то,
Чего не отнимет никто.

Спасибо за осень с кудрявой травою.
За греющий свет кирпичей под листвою.
За строчку из "Аннабель Ли".
За солнце у края земли.

За первые звёзды, зеркально-гранёны.
За ветер... За ясеня лист обронённый...

Н.Матвеева

- Если представить мировую литературу как дом, то кого бы вы хотели иметь в соседях?
- Ну, это прозвучит нескромно. Тут ведь вопрос в том, захотят ли эти великие люди такого соседства... Конечно, назову Пушкина, Гоголя, Диккенса, Ростана, Достоевского. Вот к ним бы я ходила за солью и спичками. И они бы не отказали.

- Вы говорите о них так, будто они живы...
- А для меня они живы. Они-то и живы.
Из беседы 2007 .

Дмитрий Шеваров
08.09. 2016. РГ

https://rg.ru/2016....ia.html

Вероника Долина:
Не стало Новеллы Матвеевой. Вмиг. Вроде бы ожиданно – возраст хотя бы – но ошеломляюще. Например, всю мою календарную жизнь ее песни освещали, вот словно я появилась, а она только начала сочинять. И я всегда знала, что Новелла Матвеева, Новелла Николаевна есть.
Я лет в двенадцать услышала эти необыкновенные строчки и голос. «Дома без крыш», «Караван», «Развеселые цыгане», ну и все что положено, что с тех самых пор знаю наизусть. Самые первые гитарные переборы были – чтоб сыграть « не так я страшно люблю…».
Это был мощный урок профессионализма. В том детском именно возрасте – все отпечаталось во мне накрепко.
Эта тихость.
Мощь беззащитности.
Право на детскость.
Гордая одинокость.
Острова, моря и волшебные животные, которых она увидала из своего окошка, не выходя из дому.
В те прошлые годы.... прикрытие было все ж необходимо. Кто в «Литгазете» работал, фронт пройдя, как Окуджава. Кто на радио, как Визбор. Театр поддерживал, как мог, питомцев – Галича, Высоцкого. В первом поэтическом эшелоне только Н.Матвеева стояла на одной линейке с кавалерами. Дама- рыцарь, и без забрала.

Я видела ее году в 1980-м на сцене Дома архитекторов. С Иваном Киуру. Это было большое неравенство дарований, но ей было хорошо, и зрителю утешительно. Ни в чем она не уступала внешнему миру – пела, как хотела, одевалась, как мало кто в Москве, будто вышла из дому за батоном, тапочки и домашние юбка с кофтой, да и косынка тут же. А дар сверкал. Как алмаз. Как металл. Как оружие. В конце 80-х вышел спектакль «Предсказание Эгля», «Алые паруса» по-матвеевски. Она выходила на сцену, как Грин. Как простой московский Метерлинк.
Всю жизнь прожила без внешних будто бы влияний. Тучи сказочных стихов. Фантазия, ставшая профессией – подлинная роскошь человека художественного. К эдакой праведности, к своему эрмитажу, приюту отшельника многие рады бы стремиться, да грехи не пускают.
Я все еще верю в Москву неравнодушную. В такой город, где будет звучать голос Н.Матвеевой, где найдутся те, кто будет тиражировать ее детское тремоло. Девочки, глотая слезы, споют «Любви моей ты боялся зря». Мальчикам тоже перепадет, чего спеть.
Спасибо Новелле Николаевне - целую жизнь она была с нами.
16.09. 2016, 
http://kultinfo.ru/novosti/2227/
Прикрепления: 7807345.jpg(11.4 Kb) · 3709739.jpg(17.2 Kb) · 7069649.jpg(26.0 Kb) · 8305721.jpg(11.7 Kb)
 

Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » НОВЕЛЛА МАТВЕЕВА
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: