[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » ВАДИМ КОЗИН
ВАДИМ КОЗИН
Валентина_КочероваДата: Вторник, 09 Авг 2011, 22:21 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6454
Статус: Offline
ВАДИМ АЛЕКСЕЕВИЧ КОЗИН *
(21.03. 1903 - 19.12. 1994)


Советский эстрадный певец, композитор, поэт, автор нескольких сотен песен. Его судьба певца полна загадок до сих пор. И даже не конкретных загадок (их вполне разъясняют документы, нужно только архивы поднять), а некая общая загадка лежит на судьбе этого человека. Вряд ли было бы справедливо назвать Козина «поющим голосом своей эпохи», – есть немало и других артистов, с полным правом претендующих на это звание. Но то, что он поневоле отразил в своей судьбе всю сложность и неоднозначность эпохи, – это точно!

В.Козин родился в семье петербургского купца первой гильдии Алексея Козина. Семья была прогрессивной во всех смыслах слова. Дед будущего певца, тоже купец, приобрел «бенц», так что Вадим с детских лет приобщился к личному транспорту XX в. Прогрессивный дед также провел одним из первых в Питере телефон к себе на квартиру. Отец получил образование в Париже, после чего стал высокооплачиваемым бухгалтером и женился по любви на девушке из видного цыганского рода Ильинских. Среди друзей дома Козиных были А.Вяльцева и Ю.Морфесси. Когда приезжала «сама Вяльцева», детей изолировали в детской, но певица всегда привозила им огромный пакет с лакомствами, – таков был обычай в цыганских семьях. А Ю.Морфесси, – тот просто напророчил Вадиму судьбу (по-домашнему Димочке): - Вот растет моя смена! – сказал он как-то, держа мальчика у себя на коленях. Иногда Димочка прятался в огромную трубу граммофона, и его искали по всему дому. Музыка – затягивала… Но за окном вскорости разразилась другая музыка, – «музыка революции». Козины потеряли все.

В 1922 г. умер отец. Вадим должен был стать кормильцем матери и 4-х сестер. А найти работу ему, вполне образованному по тем временам юноше, было ох как непросто: мешало «чуждое» соц. происхождение. Днем он работал грузчиком на питерских пристанях, а вечером подрабатывал тапером в кинотеатрах. Выйти на эстраду помог случай: однажды его буквально выпихнули к зрителям для заполнения программы перед или после киносеанса. Но выпихнутого на эстраду однажды, «запихнуть» назад Козина уже не удалось и самому Сталину! В 1924 г. Вадим выдерживает экзамен на право заниматься артистической деятельностью. Он выступает на сценических площадках крупнейших ленинградских кинотеатров. И все же лишь через 7 лет, в 1931 г., становится штатным артистом в концертном бюро Дома политпросвещения Центрального района Ленинграда. Через 2 года его зачисляют артистом в штат Ленгорэстрады. В память о В.Холодной, звезде немого кино, Козин выбирает себе сценический псевдоним – Вадим Холодный. Афиши анонсируют его как «известного исполнителя», а «известный исполнитель» с утра сам расклеивает эти самые афиши и каждый раз подвергается бдительному досмотру со стороны ментуры.

На небосклоне ленинградской эстрады в то время взошли звезды нового поколения: К.Шульженко и Л.Утесов. Рождались новые жанры эстрадного исполнительства, расцветал джаз, вовсю гремела новая советская «массовая» песня. Исполнителям жанра старинного романса приходилось нелегко: их искусство считалось устаревшим и «не нужным публике», «чуждым времени» (хотя сами публика и время так отнюдь не считали!) Было принято начинать концерты с народных и советских песен. Романс шел как бы довеском, но довеском, публикою желанным и долго -
жданным! Козин имеет успех, однако до всесоюзной славы пока «не дотягивает». В 1936 году он окончательно перебирается в Москву. Подтолкнул его в столицу анекдотический случай. Один из ленинградских артистов написал заявление с просьбой повысить ему жалованье или уволить. Артисту жалованье повысили. Тогда Козин написал такое же заявление. И его… уволили! Не мог знать Вадим Алексеевич, что покидает свой родной город навеки… Впереди его ждала слава и очень запутанная судьба.

В Москве Козин остановился в шикарном «Национале», но заплатил вперед за 3 дня, – все те деньги, что у него были. Чувства судьбы и близкой удачи вели его, что ли…В Центральном парке культуры и отдыха эстрадным оркестром дирижировал его приятель Арк. Покрасс. К нему Вадим и обратился за помощью. На следующий день он вышел к публике и… покорил Москву! Началась круговерть жизни модного, востребованного артиста. Приходилось порой выступать в нескольких концертах за вечер. Случались на этой почве и курьезы. Однажды он приехал к своему выходу и спел романс, не зная, что за несколько минут до этого его исполнила знаменитая опереточная звезда (самая элегантная дореволюционная российская примадонна) Н.Тамара. Удивительно: никакого скандала не последовало, – Тамара сама успокаивала певца: «Пой его всегда! Я больше этот романс петь не буду. Он у тебя лучше получается…»

В то время очень немногие певцы отваживались давать сольные концерты: Утесов, Юровская, иногда Церетели. Нагрузка была чудовищная: в течение нескольких часов певец должен был без микрофона исполнить около 40 песен! Давал сольные концерты и Козин, – плодя этим себе завистников, ведь одинаковая сумма была в итоге и у него, и у Утесова, но ему приходилось оплачивать целый джаз-оркестр, а Козину – 1-2-х аккомпаниаторов. Аккомпанировал ему обычно бог рояля – знаменитый Давид Ашкенази. Из противоположных кулис стремительно вырывались на сцену оба артиста, подбегали к роялю, и – концерт начинался! Известен анекдотический случай. Однажды Козин уже начал петь, когда заметил, что перед ним стоит микрофон. «Что это?!» – закричал он, точно змею увидел. Пока микрофон не убрали, он выступление не продолжил. Конечно, и его «щипала» критика. В одной статье ему пенялось за исполнение «такой пошлятины», как «Улыбнись, Маша», «Осень», «Дружба», а ведь это лучшее, что спел Вадим Алексеевич за свою жизнь! Он пользовался успехом и у элиты, но, боже мой, что выбирала для себя эта самая наша тогдашняя (да и всегдашняя!) элита!.. Например, Сталин гнусаво любил напевать, притоптывая, из козинского репертуара:

Ритатухи ходил к Нюхе,
Жила Нюха в пологу.
Нюха девочку родила,
Больше к Нюхе не пойду.


1936 – 1944 г. – пик успеха и популярности В.Козина. Во время войны певец не раз рисковал собой, выступая на передовой. После одного из концертов маршал И.Баграмян вручил ему орден Красной Звезды. Козин был вхож в высшие сферы и имел массу «нужных» знакомых. В самом начале 1944 г. он жил в «Метрополе», там же проживал и вернувшийся только что из-за границы А.Вертинский. Артисты, оба ревнивые к чужой славе, лишь вежливо раскланивались. Но однажды Вертинский вдруг позвонил и взволнованно попросил о помощи. Дело в том, что юная жена Вертинского заказала эклеры в номер. Они показались ей черствыми, и красавица с гневом оттолкнула от себя вазу, да еще упрекнула горничную. Та в слезах выбежала. Дело приобретало неприятную окраску: буржуазная эмигрантка, девчонка, капризничает, – эклеры ей, вишь, не понравились, когда идет война и народ не каждый день хлеб видит! Вертинский понимал, что бестактность его молодой жены им может дорого обойтись. Все уладил Козин: директор «Метрополя» был его друг. (гораздо позже, далеко не в сталинские времена, во главе таких учреждений стояли всегда люди с «корочками», – и не только просто партийными…).


До какой степени Козин был близок к кругам НКВД, – об этом до сих пор идут споры. Достоверно известно лишь, что в феврале 1944 г. артиста арестовали и продержали с год на Лубянке (в довольно комфортных условиях). Он все подписал (всех, таким образом, и оговорил!) и с чистой совестью был отправлен… не на свободу, а в Магадан. У НКВД имелась прекрасная возможность давить на певца: всем была известна его нетрадиционная сексуальная ориентация. Недавно опубликовали документ, где он весьма подробно и с указанием конкретных «лиц, адресов, явок» рассказывает о голубом «подполье» красной России…В воздухе повисает вопрос, был ли Козин осведомителем еще на свободе или «разговорился» только в стенах тюрьмы? Известный телеведущий А.Караулов выдвинул версию, что певец навсегда остался жителем Магадана потому, что не хотел встречаться в Москве с теми, кто пострадал из-за его признаний…Тайной покрыта и причина его ареста. Сам певец рассказывал, что он не подчинился прямому указанию Берии петь песни о Сталине. Существует апокрифическое предание, что Козина привозили выступать на Тегеранскую конференцию, и он без спросу принял предложение Рузвельта спеть в его апартаментах. В любом случае, соловей советской эстрады оказался в клетке, – как и многие тогда. Но клетка эта была сравнительно комфортабельна.

В.Козин оставался «любимцем публики» и в стенах следственного изолятора, не раз выступал перед сотрудниками НКВД с концертами. Тем не менее, 10 февраля 1945 г. он был осужден «по совокупности статей» на 8 лет лишения свободы и отправлен на Колыму. В «столице Колымского края» городе Магадане давно уже поджидали звезду эстрады. Свое путешествие артист совершил в удобной каюте, с 2 чемоданами личных вещей, а сразу у трапа его подхватили в машину и увезли в ту особую часть Магаданских узилищ, где содержались зеки-актеры, щедро, но вынужденно дарившие свой талант заключенным Колымы и их стойким охранникам. В день своего приезда, вечером, Козин вышел на сцену. Наверно, он уже знал имя своей доброй феи здесь – это была жена всесильного «хозяина Колымы» генерала Никишова А.Р. Гридасова.


Александра Романовна имела высокий чин НКВД, но в душе была преданной поклонницей артистических дарований. Она действительно многое сделала, чтобы спасти попадавших на Колыму актеров, музыкантов, художников от гибельного для них лесоповала. Многие обязаны жизнью этой своеобразной, капризной, взбалмошной, но очень неглупой женщине. Под ее покровительством находилась культбригада. Естественно, Козин стал первой звездой этого коллектива. Хотя Вадиму Алексеевичу была предоставлена отдельная, вполне сносная по магаданским понятиям комната, а ходил он в цивильном и все еще модном (диковинном здесь для многих) столичном «прикиде», певец отлично понимал, что является теперь крепостным актером. История с этим самым злосчастным «прикидом» сразу расставила все по своим местам. У Козина было модное элегантное пальто, которое так понравилось Гридасовой, что она сшила мужу такое же. И вот они встретились, одетые, как близнецы-братья. На следующий день звезде магаданской подневольной богемы передали категорический запрет носить свое собственное пальто…

Не менее анекдотический случай произошел как-то на одном торжественном концерте. Зал заполнили нквдшники «под шофе» (был какой-то праздник), в ложе восседал сам Никишов. И вот началось 2-ое отделение. Занавес поднялся. Среди зарослей искусственных цветов у рояля стоял Козин. Он уже приготовился петь, как вдруг какой-то пьяный энтузиаст заорал на весь зал: «Козину – ура!»
- Ты кому это кричишь ура?
– заревел Никишов из ложи. И распорядился. – Убрать дурака из зала! (Слово «дурак» относилось уже к крикнувшему). Но занавес срочно опустили. За кулисы прибежала перепуганная Гридасова и тотчас отправила Козина «на отсидку» в дальний профилакторий, пока гнев генерала не уляжется. Его гнев «укладывался» что-то около месяца…Хотя к Козину Гридасова относилась с большим пиететом, на остальных ее «крепостных актеров» это отнюдь не распространялось. Узнав, например, что известный режиссер Л.Варпаховский имеет роман с актрисой И.Зискинд (на воле потом они поженились), Александра Романовна назначила наказание «распутнику»… в виде собирания брусники. А Варпаховский был дальтоником… В начале 80-х Зискинд встретила Гридасову на одной из московских улиц. Та сильно опустилась, пила. При встрече с бывшей «крепостной актрисой» разрыдалась и попросила 10 руб. Вскоре Александра Романовна умерла.

В начале сентября 1950 г. «за хорошую работу и примерное поведение» заключенный Козин был досрочно освобожден, но немногое поменялось в его жизни: певец остался в Магадане. Он продолжал выступать, руководит самодеятельностью вохровцев. В марте 1953 г. умирает Сталин, масса бывшего подневольного населения Колымы уезжает на материк. Много новых, молодых, свежих, свободных людей в поисках заработка и романтики являются в Магадан. Жизнь продолжается, но Козин упорно не желает вернуться в Москву! Мешает и гордость, и страх, что его уже забыли, поют другие песни, сияют другие звезды. Вадим Алексеевич еще сохраняет и голос, и артистическую форму, и творческий потенциал. В 1958 г. он отваживается совершить гастрольный набег в центральные районы страны. О нет, его отнюдь не забыли! В Сочи, в разгар сезона, певец своими концертами чуть не сорвал гастроли московского Театра им. Моссовета, – публика неизменно выбирала не спектакли Завадского, а романсы Козина. В результате концерты артиста перенесли на 12 час. дня, чтобы хоть как-то развести его с «моссоветовцами». Но и после такого триумфа Козин вернулся в родной теперь для него Магадан!


60-е годы стали самыми плодотворными в его творчестве, – Вадим Алексеевич пишет за один только 1963 г. более 25 песен! Теперь он поет не только о любви, но и о судьбе, которой стал для него Магадан. Эти песни не сделались шлягерами, – они, скорее, необходимая самому артисту попытка высказать наболевшее, поделиться увиденным, пережитым. Эти годы оказались богатыми на встречи и впечатления, причем порой весьма колоритные. Без комментариев приведем выдержки только из одного письма.

«Здравствуйте, Вадим Алексеевич! Вы, конечно, удивитесь, получив это письмо, так как навряд ли помните меня. Со времени нашей последней встречи прошло 19, а с первой – 30 лет… Я – вор! И карманник, и скокарь. В 1961 г. я обокрал (немножко) Вас, потом избил инспектора Марининова и бежал 24 мая того же года на пароходе «Якутия». Переоделся девчонкой и незаметно прошел и мимо Маренинова и мимо его друга Черникова, которые стояли у входа на трап. В сентябре меня забрали и дали 10 лет (высшую меру для несовершеннолетних, а мне было 17). В домзаке (СИЗО) мне дали кличку Овод. В общем, объехал всю Коми АССР, а когда освободился в 1968 г., то приехал в Магадан к матери и отчиму… Вас я увидел в центральной бане, и Вы меня узнали, или сделали вид, что узнали, но, как бы то ни было, Вы дали мне свой адрес и сказали, чтобы я заходил. Я приходил с Санькой Кентом, но не застал Вас дома. В общем, больше я Вас не видел, если не считать, что был на Вашем концерте в клубе ВСО. Я был пьян и орал, чтобы Вы спели песню на слова Есенина «Ты жива еще, моя старушка». Вы спели, а я сидел и плакал. Да, я плакал и не стесняюсь об этом писать…
Вадим Алексеевич, недавно о Вас была передача по радио, и я узнал, что Вы живы и здоровы, хотя Вам уже далеко за 80. Я был несказанно рад, когда услышал снова Ваш неповторимый голос и такие знакомые до боли песни. Если хотите подробно узнать обо мне, то зайдите к моему Кенту на ул. Портовой. Он Вам расскажет обо мне и о том, как я сбежал от своей жены Любы, а она потом повесилась, когда узнала, что я изменил ей. Да и Марининов (если он в Магадане) может рассказать Вам обо мне…»


До середины 80-х имя Козина было под запретом у официальных историков нашей эстрады. Появившийся в середине 80-х его диск сразу возродил интерес широкой публики к творчеству опального певца. А сам Вадим Алексеевич дряхлел, все острее становились и без того острые грани его характера. Но судьба неожиданно улыбнулась: к нему приехала давняя поклонница его таланта Д.А. Климова. Она по-женски взяла шефство над своим кумиром, привела в порядок его квартиру, привела «в порядок» и самого Вадима Алексеевича, сильно опустившегося и хворавшего. Трудно сказать, сколько времени отшельник не стриг ногти на ногах. Они загнулись и впились в подушечки его пальцев, так что пришлось даже делать специальную операцию для исправления положения. Дине Акимовне удалось организовать в соседней квартире нечто вроде салона-музея В.Козина с маленьким концертным залом. Самое почетное место в нем занимали рояль красного дерева и уголок старой проигрывающей техники. Огромную помощь певцу и его доброй фее оказывал И. Кобзон, который считал Вадима Алексеевича своим учителем. В 1993 г. целая группа именитых артистов во главе с Кобзоном прибыла в Магадан на 90-летие В.Козина.


Торжества были грандиозными, но сам певец на них не пошел: - Я уже привык к валенкам, а на юбилей нужно во фраке. А фрак и валенки не сочетаются… – ворчливо отмахнулся он. При желании можно услышать и скрытую в этой шутке глубокую обиду на власти и на судьбу… К Вадиму Козину вернулась всероссийская слава. Вернулась почти посмертно: 19 декабря 1994 г. певца не стало…В.А. Козин похоронен в Магадане на Марчеканском кладбище.

 
Валерий Бондаренко
http://www.library.ru/2/liki/sections.php?a_uid=73


Памятник В.Козину в Магадане

ВАДИМ КОЗИН ПЕЛ, УМИРАЯ…


Его голос теперь мы можем слышать только на дисках и сохранившихся старых пластинках. Его судьба - странная и страшная. В.Козин был самым популярным певцом начала прошлого века. Пережил не одно тюремное заключение. После магаданской тюрьмы не стал возвращаться в Москву. Хотя его ждали и звали. О добровольной магаданской ссылке В.Козина мне рассказал И.Сдобников, долгие годы бывший тайным поверенным великого певца.

Музыкальная карьера сына не входила в планы зажиточной купеческой семьи Козиных, хоть его мать, Вера Ильинская, и была цыганского происхождения. Все изменила революция. Купцы и дворяне теперь оказались в одном строю с разночинцами и пролетариатом. Отец умер вскоре после революции. Большая семья (а у Козина было пятеро сестер) осталась без средств к существованию. Юноша поступил в военно-морское училище. Море любил всю жизнь, но карьера моряка оказалась для него невозможной, так как вскоре он был отчислен из училища за "непролетарское происхождение". Пришлось идти работать тапером. Развлекать публику в кинотеатрах перед сеансами немого кино. Но и в таперах Вадим не задержался. Однажды заболела певица, и его вытолкнули на сцену: "Ты тоже хорошо поешь. Выручай!" Он спел. Так началась его карьера.

Козин очень быстро набрал популярность. У него был необычный голос, который позже назовут "ангельским", "божественным эхом". Те, кто слышал этот голос, помнили его потом всю жизнь.
- Люди толпами валили на концерты. Всюду, куда он приезжал, его сопровождали сумасшедшие аншлаги. За его пластинками выстраивались огромные очереди. Во избежание беспорядков приходилось подключать даже конную милицию. - рассказывает Игорь Сергеевич.

Когда началась война, Козин с его темпераментом оказался на передовой. Оружия в руках не держал - искусство убивать так и осталось для него непостижимым. Ему пригодилось другое искусство - возвращать людей к жизни своим голосом. Он участвовал во фронтовых бригадах, пел военные песни. Один раз чуть было не попал в плен к фашистам. Приехал на концерт, а в этот момент немцы начали стремительное наступление. Козин едва успел вырваться с места сражения. Он никогда не отказывался участвовать в концертах, какими бы опасными они ни были. Маршал Баграмян лично вручил ему орден Красной Звезды. Это была одна из немногих наград, которой Козин гордился до конца жизни. Он стал частым гостем в доме Сталина. Вождь был одним из его самых верных поклонников. Вот только вкус у него был странный. Сталин был большой любитель частушек. И ему из всего репертуара Козина, а у того было 3 тыс. песен, нравились только самые незамысловатые куплеты.

- Вадим Алексеевич не любил рассказывать о своих встречах со Сталиным, но, по его словам, Сталин был простым человеком, лишенным вождизма. Он приглашал певца к себе домой, говорил с ним о музыке. Вернее, говорил в основном Козин, так как Сталин, конечно, был небольшой знаток. Они общались один на один. Козин был знаком и с Лениным. Еще в молодости его в числе других цыганских артистов вызывали к Ильичу. Такие разные вкусы были у пролетарских вождей. Певец имел популярность не только в России, он добился мирового признания. Во время Ялтинской конференции, где встречались Сталин, Черчилль и Рузвельт, был дан концерт в честь дня рождения Черчилля. В нем участвовали М.Шевалье, М.Дитрих. Черчилль попросил, чтобы от Советского Союза выступал В.Козин. В то железное время требовались марши и гимны: "О Сталине мудром, родном и великом прекрасные песни слагает народ", но Козин слагал совсем другие песни. Он пел романсы про любовь. Однажды Берия вызвал его к себе и спросил:
- Вадим Алексеевич, почему у вас нет песен о товарище Сталине?
- Репертуар у меня другой. Вот есть песня о Ленине на стихи Д.Бедного. А вообще благодарственные гимны - не мой жанр.
- При чем тут Ленин? Я вас спрашиваю, вы о Сталине петь будэте?
- с родным акцентом спросил певца Л.Берия.
- Нэт, нэ буду, - по-хулигански съязвил тот.

Через месяц был подписан приказ об аресте Козина. Сталин, его самый большой поклонник, за несколько дней до этого на банкете поднимавший тосты за здоровье великого музыканта, не проявил никакого участия в судьбе певца. Это было в 1944 г. Обвинения - в антисоветской пропаганде и мужеложстве. После года мыканья на Лубянке Козин был отправлен в Магадан, где Вадим Алексеевич получил возможность выступать. Из тюрьмы его под конвоем препровождали в концертный зал. И он пел. Люди ломились на его концерты. А за пределами Магадана о нем и не вспоминали в те годы. Во 2-ой раз он попал в тюрьму в 1959-м. Госбезопасность не отпускала, держала его на крючке. Когда Козин вышел на свободу, первое время - около года - работал в библиотеке при театре, стал коллекционировать книги. После музыки это стало второй его страстью. Потом - магаданский театр. Его так и стали называть - "козинский театр". Из Магадана он ездил на гастроли по Советскому Союзу: Урал, Поволжье, Закавказье. Газеты писали о нем восторженно. Козину уже было за 50. Его необыкновенный голос изменил краски, но все равно остались проникновенность и глубина.

На Колыму в 50-х годах приезжал вице-президент США. Он подарил Козину необычную бриллиантовую звезду. Потом на концертах выключали электричество, и горела только эта звезда, способная отражать малейший источник света... Когда певцу было уже за 70, концерты он стал давать очень редко, но если это случалось, приходило огромное количество людей. Последний концерт великий певец дал в 70-х годах.


Вадим Алексеевич обитал в маленькой квартирке на ул. Портовой. У него и песня была такая: "Я живу на улице Портовой".
- В 1985 г. я приехал к отцу в Магадан, а потом остался там жить, - рассказывает Игорь Сдобников. - До 1994 г. пробыл в Магадане и постоянно встречался с Вадимом Алексеевичем. Он произвел на меня большое впечатление. Невысокого роста, седые волосы, голова большая, глаза широко посажены, очень пристальный взгляд. У него был вид необычного человека. Вся маленькая его комната была до потолка завалена книгами. Мы долго говорили в первый вечер. В основном о музыке. Но с ним можно было говорить, о чем угодно. Его интересовало все. Спрашивал про мою работу, учебу в Ленинградском университете. Он был, возможно, не совсем понятен и логичен по обычным человеческим меркам. Я принес ему цветы. Он обругал меня за это: "Зачем? Разве я уже умер? Я живой. Унесите их сейчас же!" Я не понял его. Что может быть естественней? Подарить музыканту цветы! Во второй раз пришел опять с цветами, он их опять не принял...

И действительно, цветы, когда они срезаны, - мертвые. Какая радость смотреть на засыхающие цветы? А Козин очень любил природу. Солнышко любил, как все цыгане. Солнце - верховное божество в древних цыганских поверьях. А еще у Козина жило около десятка котов, все были очень ухоженные. Он заботился о них. Кормил их по часам, давал им какие-то специальные травы. Семьи у него не было. Про его романы я никогда не слышал. Насколько знаю, была "учительница", которая еще в детском возрасте пристрастила его к оргиям и отбила всякий интерес к женщинам. Но и противоестественных отношений он не принимал. Однажды мы смотрели телевизор. Там показывали демонстрацию гомосексуалистов в Москве. Он возмутился тогда. Ему было неприятно: "Что это? Зачем они это показывают?" Козин перенес свою заботу на котов. Однажды его любимого кота убили. Вадим Алексеевич отпустил кота гулять, а мальчишки его задушили. Но он все равно продолжал подписывать письма: "От Вадима Козина и кота Мосика".


А в Москву возвращаться Козин не стал, хотя мог бы. Сталина уже не было у руля. Козина бы приняли, слушали, приглашали, давали бы премии.
- Почему он не вернулся? Иногда я спрашивал его об этом, - рассказывает Игорь Сергеевич.
- А он отвечал с расстановкой: "От-сю-да я ни-ку-да не по-е-ду".
Наверное, он вжился в тот край, в людей. Ему нравилось там, хотя раньше и подумать было бы страшно - уехать в Магадан! Ему писали письма со всей страны. На конвертах часто было: "Магадан. Вадиму Козину" или "Вадиму Козину. Адрес почта знает". И действительно, все эти тысячи писем доходили до адресата. Он отвечал на письма, пытался их все прочитывать. Давал читать и отвечать всем друзьям и знакомым, потому что физической возможности ответить всем у него не было. Однажды к Козину пришло такое письмо из Чувашии: "Я прикован к постели. Единственное, что меня держит в этой жизни, - ваш голос. Прошу вас ответить мне". Он себя и сам плохо чувствовал тогда, зрение уже было неважное. Попросил нас ответить.

Даже когда Козину было за 80, он оставался необыкновенно темпераментным человеком, интересующимся всем. Казалось бы, пенсионер, ему бы хлебца кусочек, чайку. А он болел за людей. В трудные 90-е годы спрашивал, сколько стоит хлеб. Мог пригласить в гости нуждающегося человека, обогреть. Он был подлинно народный артист. Сын 2-х народов: цыганского и русского. Талантливый сын. И его любили! И.Юрьева жаловалась, что в последние годы к ней никто не ходил. У Козина такого не было. Его дом был всегда полон людей. К нему приходили на домашние концерты. Он, несмотря на свой возраст, мог выпить, играл на фортепиано, пел, рассказывал о своих песнях. Был очень гостеприимный хозяин и прожил долгую жизнь, начиная от Серебряного века и заканчивая компьютерным.

- За месяц до смерти я бывал у него реже. Начались скандалы, какие-то люди выясняли, кто родственник, кто приближенный. Люди радуются, когда замечают слабость великих. Это дает им возможность приблизиться к ним. Как-то Вадим Алексеевич рассказал мне историю про Наполеона. Наполеон занял Голландию и пришел в то место, где жил Петр I. Увидев крохотную лежанку, явно не подходящую по размеру двухметровому человеку, сказал: "Для истинного великана нет ничего маленького"...
Неожиданно Козин попал в больницу, ему стало совсем плохо с сердцем. В последние дни он пел один романс за другим. Он умирал и пел. У него жизнь уходила с романсами. Умер он в час пятьдесят. 19 декабря 1994 г. Сердечный приступ.

- Благодаря Козину я стал понимать, что каждое мгновение жизни необычно. Оно может быть серым, а может быть цветным. Все зависит от того, как ты смотришь на мир. У него был дар видеть отсутствие суеты. Он ничего не превращал в привычку. Жить подневольно, из-под палки - это не творчество, это серость. А он ненавидел серость и равнодушие. Он творчески относился к жизни. Был настоящим творцом. За деньгами никогда не гнался. В последнее время одевался очень бедно. Ходил в шароварах, стареньком свитере и ватнике. Он интересовался Шамбалой. Эта тема его не отпускала. Цыгане - выходцы из Индии. Он был мудрец, гуру. Может, поэтому ему и был дан такой голос, который сводил людей с ума и возвращал их к жизни.
Ольга Горшкова
12.05. 2004. журнал "Смена"

http://www.shansonprofi.ru/archiv/notes/paper166/
Прикрепления: 7453117.jpg(6.4 Kb) · 5182995.jpg(6.3 Kb) · 8299434.jpg(6.8 Kb) · 7025956.jpg(6.4 Kb) · 2244833.jpg(14.6 Kb) · 0331856.jpg(19.9 Kb) · 3327576.jpg(11.8 Kb) · 4442960.jpg(18.6 Kb) · 3626891.jpg(6.9 Kb) · 2502899.jpg(9.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 09 Авг 2011, 22:44 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6454
Статус: Offline
ВСПОМИНАЯ ВАДИМА КОЗИНА


Тысячи и тысячи поклонников исполнительского таланта В.Козина в свое время стремились не пропустить его концерты, а патефонные пластинки с записями чарующего голоса – теплого и переливающегося – заслушивались до сплошного шипения. Певец славился как исполнитель популярных романсов – жанра, далекого от политики. Но в тоталитарном государстве, где все должны быть похожими друг на друга, шагающими в ногу под бодрые марши, его романсы выражали человеческие чувства в бесчеловечном мире. И в глазах властей это уже было преступлением. В 1944 г. за отказ включить в концертную программу песни о Сталине и партии Козин был осуждён на 8 лет ГУЛАГа. Берия настоятельно рекомендовал певцу написать и исполнить песню о «вожде всех времен и народов», но эту просьбу Владимир Алексеевич не выполнил. Артистическое легкомыслие, гром аплодисментов, сопровождавший его выступления, притупил чувство опасности.

А далее – Магадан и… невозвращение на «большую землю». Конечно, и после заключения он пел в тех дальних краях, но большая страна забыла своего соловья, как забывает многое иное, если нет о былом напоминания. О том, что один из величайших теноров жив, в 1990-е годы прошлого столетия нам рассказал корреспондент газеты «Известия» Э.Поляновский, который и вернул из забвения также имя легендарного подводника А.И. Маринеско. Журналист летал в Магадан, встречался с Козиным и результатом этой встречи явился пронзительный очерк «Певец». Из сегодняшнего дня сложно представить, что до Поляновского даже небольшие заметки о Козине опубликовать не удавалось, но гл. редактор газеты «Известия» материал поставил (благо, времена изменились), затем в 1991 г. в своей книге «Венок раскаяния» Э.Поляновский повторил публикацию. В очерке изложен примечательный факт. Незадолго до ареста артист пережил пик творческого признания. 1943 г. Тегеранская конференция глав государств СССР, США, Великобритании. У.Черчилль, отмечавший в Тегеране день своего рождения, попросил Сталина (по некоторым данным с этой просьбой обратился сын Черчилля), чтобы на торжестве от СССР пел В.Козин. Сталин недоволен, однако певца доставляют на самолете в Тегеран. По завершении выступления кто-то из участников концерта советует Козину обратиться к Черчиллю с просьбой помочь уехать на Запад. Козин предложение отвергает. На следующий день тем же самолётом его доставили в Москву…

Несколько лет я переписываюсь с замечательным человеком, коллекционером – А.Н. Костыриным, который проживает во Владимире. В письмах, изредка по телефону мы обсуждаем коллекционерские дела, в том числе имеющиеся в наших фонотеках редкие записи. Анатолий Николаевич многие годы увлеченно собирает материалы, относящиеся к В.Козину. Энтузиаст своего дела зарегистрировал во Владимире мини-организацию “Фонд памяти В.Козина”. Сегодня его по праву можно назвать одним из самых компетентных людей в вопросах творческого наследия певца. Обширными знаниями он щедро делится с коллегами по увлечению, выступает перед аудиториями, в т.ч. молодежными. К сожалению, с годами выполнять эту благородную миссию становится все труднее. Тем не менее, с его разрешения читателям газеты «Тосненские ведомости» предоставляется сегодня возможность узнать некоторые малоизвестные подробности о жизни выдающегося тенора.

В 1974 г. Анатолий Николаевич направился в Магадан, где устроился электриком. Но душа жаждала не только
трудовых будней. Приобрел абонемент в областную филармонию на концерты В.Козина, но ни один концерт не состоялся: Козину уже за 70, да и должного согласования не было между певцом и филармонией. Но стремление услышать знаменитый тенор возрастало, тем более в душе жила юношеская радость от Нечаева, Утесова, Лемешева, Козловского, чьи голоса с большим наслаждением слушал по радио. От коллег по работе узнал, что Козин принимает почитателей его таланта на дому. Только следовало предварительно созвониться. Это был шанс, которым надлежало воспользоваться. Прихватив бабину с чистой магнитофонной пленкой (как оказалось – не зря) Костырин вместе со своей мамой Евдокией Сергеевной направился к пеыцу, жившему в обыкновенной пятиэтажной панельной «хрущевке».

Анатолий Николаевич вспоминает: «Меня поразила манера исполнения песен при записи, как будто Козин пел не в микрофон, а со сцены в большой зал, демонстрируя всю выразительность и эмоциональность своего исполнения». И далее: «На меня, прожившего все юные и молодые годы в сельских районах, не видавшего сколько-нибудь солидных артистов, этот домашний вечер-концерт у В.Козина произвел потрясающее впечатление на всю жизнь. С тех пор бережно храню бабину с записью голоса великого тенора». А на коробочке, в которой находится пленка, имеется надпись: На долгую и добрую память Костыриной Евдокии Сергеевне, и Анатолию Николаевичу от В.Козина, а также от Чуни и 2-го Мосика (кошки А.К.). Магадан. 17 мая 1981 г.

Что мог предложить А.Костырин знаменитому певцу за доставленное удовольствие? Разве что помощь по части устранения неполадок в бытовых приборах, да 3-х его магнитофонах, которые «чуть дышали». Как оказалось, Вадим Алексеевич предложение принял с восторгом. Кстати, весь магаданский цикл песен и романсов, а это свыше 150 произведений, был создан и записан на магнитофонные ленты в собственной квартире под аккомпанемент старенького пианино! Автором многих стихов был сам Вадим Алексеевич. А еще он любил поэзию Ахматовой, Евтушенко, Асадова, Ахмадулиной, Дементьева с которыми вел переписку, обменивался поздравительными открытками, творческими новинками.

«С самого начала моего знакомства с певцом, – продолжает Анатолий Николаевич, – у нас установились настоящие дружеские отношения. Я приходил к нему один, когда случались какие-то неполадки в квартире. Пили чай «по-цыгански», слушали Козина-певца и как весьма интересного, оживленного собеседника. Он меньше всего говорил о себе, больше – о певцах своего поколения, их манере исполнения. Целая плеяда по материнской линии была артистами – цыгане Ильинские. Яркий представитель этого рода – М.А. Ильинский явился одним из создателей ставшего знаменитым на весь мир цыганского театра «Ромэн».

В.Козин - наполовину цыган, в чертах лица мало что унаследовал от своих предков. В репертуаре имел всего лишь 3-4 цыганские песни, в т.ч. «Золотые колечики», автором которой являлся. В 1993 г.  В Санкт-Петербурге в 1993 г.фирма «Отава» выпустила 2 грампластинки. Кстати, в это же время свет увидела первая пластинка ОЛЕГА ПОГУДИНА, которую Вадим Алексеевич держал в руках, прослушал и высоко оценил исполнительские данные молодого певца. В широкую продажу пластинки В.Козина не поступили, а потому ими обладают сегодня только коллекционеры. В.А. Козина его нет с нами, но песни в исполнении выдающегося тенора звучат сегодня на радиостанциях России. Классика, как известно, срока давности не имеет.
Александр Тетерин, член Национального союза библиофилов
http://im.tosno-info.ru/upload....f00.pdf



"Нищая"


"Газовая косынка"


"Любушка"


"Маша"


"Забытое танго"


"Былые радости"


"Вернись, я всё прощу"


"В последний раз"


"Я так люблю глядеть в твои глаза"


"Грезы"


"Буран"


"Осенний сад"


"Всё прекрасно"


"Уйди, совсем уйди"


"А вы не поняли"


"А счастье бывает разное"


"Всё, как год тому назад"


Всё как прежде, все та же гитара
Прикрепления: 6539627.jpg(13.1 Kb) · 1649266.jpg(12.0 Kb)
 

Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » ВАДИМ КОЗИН
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: