[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
АНТОНИНА НЕЖДАНОВА *
Валентина_КочероваДата: Вторник, 01 Ноя 2011, 20:43 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 7017
Статус: Offline
АНТОНИНА ВАСИЛЬЕВНА НЕЖДАНОВА
(16.06. 1873 - 26.06. 1950)


Крупный муз. критик прошлого века Стасов однажды написал, что почти все значительнейшие русские музыканты родились не в столицах, а внутри России, в провинциальных городах или в поместьях своих отцов, и там провели всю первую молодость. Этими размышлениями он хотел подчеркнуть, что подлинная музыкальность рождается вместе с ребёнком на вольной природе, в народной стихии, вдалеке от академических школ.

Наверное, все так и есть, особенно если принять во внимание, что будущая певица провела детство в деревне Кривая Балка, неподалёку от Одессы. Близость моря, долгое жаркое лето и благодатная земля с обилием даров создавали все условия для озорной, бесшабашной жизни, но строгие родители - школьные учителя - не давали дочери целиком отдаться уличным забавам и строго следили за тем, чтобы приоритетными для нее стали наивные и практичные ценности их поколения - семидесятников - долг, трудолюбие, скромность. Потому то и характер Неждановой отличался двойственностью. С одной стороны, в жизни она казалась лёгким, весёлым человеком, не зацикливающимся на мелочах. С другой - была до педантичности дисциплинирована; даже став примой, не позволяла себе ни малейшей поблажки. В проявлении чувств была сдержанна, за что её часто укоряли, указывая на актёрскую холодность. Однако именно родительское воспитание, а не прославленное нар. пение, во многом помогло провинциальной девочке с красивым, но не сильным голосом добиться высот вокального искусства.

Правда, поначалу отец противился тому, чтобы Тоня чрезмерно увлекалась музыкой, ибо верный настроениям того времени он считал, что искусство слишком эфемерно для реальной жизни, а артистическая деятельность не является трудовой. Дочери полагалось учиться, штудировать естественные науки, математику, языки и историю. Ну а способности к пению можно реализовывать и по примеру собственных родителей: отец, Василий Павлович, играл по любительски на скрипке, а мать, Мария Николаевна, отлично пела в свободное от работы время. Однако в силе характера еще маленькой Тоне не откажешь. Ей было всего 7 лет, когда ее участие в церковном хоре привлекло массу народа. Голос девочки умилял односельчан, которые восхищенно говорили: «Вот же канареечка, вот же голосок ласковый!»

Поступив в Одесскую гимназию и освободившись от непосредственного контроля родителей, она, 12-тилетняя, около года посещает муз. училище по классу фортепьяно, а затем берёт уроки пения у сестры знаменитых братьев Рубинштейн - Софьи Григорьевны. К окончанию гимназии обаятельная девушка обретает интересных, интеллигентных и по своему влиятельных друзей. Её как родную принимают в семье крупного чиновника Министерства народного просвещения Фармаковского. По видимому, сказалось сильное увлечение Антониной его сыном Борисом. С искренним теплом относится к Неждановой и доктор Бурда, который окажет ей позже решающую финансовую помощь. Заканчивая гимназию, девушка оказалась на распутье - в ней боролись родительские наставления и собственные пристрастия. ОНа ловила себя на мысли, что её влекут и точные науки (Антонина даже посещала лекции на мед. факультете Одесского университета), и музыка.


16 лет исполнилось Антонине, когда умер отец. Теперь выбор сделали обстоятельства - нужно помочь семье, и в память об отце она становится преподавателем в гор. женском училище. 8 лет Нежданова тащит постылую учительскую лямку, а душа просит сцены, рампы, чарующих звуков романсов. Ни одной оперной премьеры не пропускает она в Одесском театре, и чем больше слушает местных знаменитостей или заезжих гастролёров, тем сильнее растёт её желание петь самой, тем более что Тоню иногда приглашают выступить в любительских концертах. Восхищение друзей её способностями подстёгивают честолюбивые мечты.

Когда младшие сестра и брат подросли, Нежданова решила, что самое время подумать и о себе. В октябре 1899 г. она отправилась в Петербург с желанием поступить в консерваторию, но столица с её прославленными педагогами в гостеприимстве Неждановой отказала. Прослушав девушку, экзаменаторы объявили ей, что её голос для карьеры оперной певицы недостаточен, но Антонина не привыкла отступать, тут и понадобилась материальная помощь доктора Бурды, который обещал перевести деньги в оплату за учёбу в Московскую консерваторию. Она очень волновалась на прослушивании: пела точно, но с трудом взяла верхнюю ноту в «Колыбельной» Чайковского. Причина была простой и ясной: диапазон её голоса был развит недостаточно, однако эта ошибка не помешала выдающемуся педагогу, итальянцу Умберто Мазетти, разглядеть в абитуриентке будущую большую певицу. Нежданову приняли в избранный класс.


Неизвестно, как бы сложилась творческая судьба певицы, не окажись у истоков её пути такого великолепного мастера, каковым был Мазетти,  проявив себя как тонкий и умный педагог. Он «подарил» Неждановой её голос.   Первые 4 мес. он вообще не занимался с новой подопечной и, лишь присмотревшись к ней, оценив её необычный, яркий голос, начал вокальные упражнения. Диапазон певицы, не превышал полутора октав,  Мазетти как бы предоставил возможность постепенно проявиться самой природе, осторожно, без напряжения подталкивая голос к верхним регистрам. Таким образом, именно итальянский педагог заложил основы уникального мастерства певицы, в исполнении которой поражала прежде всего раскованность и лёгкость в партиях любой сложности. Он же научил Нежданову и трепетному, заботливому отношению к собственному голосу: петь не больше 2-3 час. в сутки - 20 мин. упражнений, потом обязательный 20-минутный отдых.

Антонина Васильевна берегла свой голос пуще всего на свете, часто по этой причине отказываясь от выступлений, некоторых партий, гастролей. Она относилась к голосу свято, словно осознавала, что дан он ей не за какие то особые заслуги, а просто так, случайно, и она не вправе распоряжаться им, как транжира. Зато до конца дней певица сохранила нежный звонкий «колокольчик» своего природного инструмента и никто никогда не слышал старческого, плавающего дребезжания в её пении. А свой последний концерт Нежданова дала на радио 4 августа 1943 г.

26 февраля 1902 г. в Большом театре проходила проба голосов. Как утверждали газеты, свежестью и приятностью голоса произвела наиболее приятное впечатление А.В. Нежданова, спевшая партию Лючии. Однако в тот раз в театр она не попала. Принимая во внимание особые таланты дебютантки, ей предложили место в Мариинском театре, однако Нежданова отказалась.  Стать артисткой Большого певице помог его величество случай.  Однажды заболели все три (!) исполнительницы партии Антониды в опере «Иван Сусанин». Дирекция императорских театров вспомнила о молодой певице и попросила её выручить спектакль. Сразу отметим, что Нежданова вошла в историю русской оперы как лучшая исполнительница труднейшей партии Антониды. День 1 мая 1902 г. ознаменован началом творческого пути замечательной русской певицы.


Уже в первом сезоне она выступила в 8-ми операх. Однако вскоре по распоряжению дирекции Большого театра Неждановой был передан весь репертуар тогдашней примадонны Эмилии Кристман. И посыпались блестящие рецензии, цветы от поклонников, признание критики. Успех!.. Тесное творческое общение связывало певицу с такими корифеями русской оперной сцены, как Собинов, Шаляпин, Рахманинов, Танеев., однако самые тёплые чувства она питала к Леониду Витальевичу, который являлся практически постоянным партнёром певицы на оперной сцене. Собинов трогательно называл Антонину Васильевну в письмах: Нежданчик. Она редко гастролировала, отказывала в ангажементах лучшим мировым театрам, - трудно представить перспективную артистку, у которой не закружилась бы голова от оглушительного успеха, выпавшего на долю Неждановой. И совсем уж невозможно объяснить, почему она с таким упорством отвергала предложения «Ла Скала», оперного театра в Монте Карло и Нью Йорке.


Только дважды Антонина Васильевна согласилась на заграничные гастроли - в Париж в 1912 г., где партнёрами певицы были Энрико Карузо и Титта Руфо, и в 1922 г. - в Западную Европу, - измучившись от постоянных лишений в послереволюционной России. Но остаться за границей, жить там она так и не смогла. Она была так привязана к своей родине, что пожертвовала всемирной славой ради приверженности ко всему русскому, дорогому и такому понятному. Ее феноменальное искусство, восхищавшее несколько поколений слушателей, стало легендой. Ее творчество заняло особое место в сокровищнице мирового исполнительства. Б.Шоу, ошеломленный исполнением Неждановой русских песен, подарил ей свой портрет с надписью: «Я понимаю теперь, почему природа дала мне возможность дожить до 70 лет - для того, чтобы я услышал лучшее из творений - Нежданову».


К.С. Станиславский писал: "Дорогая, чудесная, удивительная Антонина Васильевна! Знаете ли, чем Вы прекрасны и почему Вы гармоничны? Потому что в Вас соединились: серебристый голос удивительной красоты, талант, музыкальность, совершенство техники с вечно молодой, чистой, свежей и наивной душой. Она звенит, как Ваш голос. Что может быть прекраснее, обаятельнее и неотразимее блестящих природных данных в соединении с совершенством искусства? Последнее стоило Вам огромных трудов всей Вашей жизни. Но мы этого не знаем, когда Вы поражаете нас легкостью техники, подчас доведенной до шалости. Искусство и техника стали Вашей второй органической природой. Вы, как птица, поете потому, что Вы не можете не петь, и Вы одна из тех немногих, которые будут превосходно петь до конца Ваших дней, потому что Вы для этого рождены на свет. Вы - Орфей в женском платье, который никогда не разобьет своей лиры. Как артист и человек, как Ваш неизменный почитатель и друг я удивляюсь, преклоняюсь перед Вами и прославляю Вас и люблю".

Сама Нежданова вспоминала: "Благодаря тому, что в своей семье я была окружена муз. обстановкой - мои родные пели, друзья и знакомые, посещавшие нас, также много пели и играли, мои музыкальные способности развивались очень заметно. Мои родители обладали хорошими голосами, музыкальной памятью и прекрасным слухом. В детстве от них я научилась петь по слуху много самых разнообразных песен. Когда я была артисткой Большого театра, моя мать часто бывала на оперных спектаклях. На другой день она совершенно правильно напевала слышанные ею накануне мелодии из опер. До глубокой старости голос у нее сохранился чистым и высоким".

Несмотря на тяготы жизни она находила время на посещение одесских театров. Ее поразил певец Фигнер, его умное пение произвело потрясающее впечатление на Нежданову. «Именно благодаря ему у меня возникла мысль учиться пению, когда я еще работала учительницей одной из одесских школ»..

Почти 20 лет Нежданова регулярно выступала на радио. Ее постоянным партнером в камерных выступлениях был Н.Голованов. В 1922 г. они  совершили триумфальное турне по странам Западной Европы и Прибалтики.  С 1944 г. Антонина Васильевна - профессор Московской консерватории.

  
Похоронена на Новодевичьем кладбище.
http://www.belcanto.ru/nezhdanova.html





Всё тихо вокруг и темно 
Сирень
Матушка-голубушка
Что мне жить и тужить
Прикрепления: 9673520.jpg (10.2 Kb) · 8978573.jpg (13.3 Kb) · 5678407.jpg (15.2 Kb) · 9720924.jpg (17.0 Kb) · 6127720.jpg (15.2 Kb) · 9535166.jpg (12.9 Kb) · 7942220.jpg (4.7 Kb) · 3324282.jpg (7.5 Kb) · 6382598.jpg (6.7 Kb)
 

  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: