[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » ЭДУАРД БОКСЕР
ЭДУАРД БОКСЕР
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 08 Авг 2021, 17:50 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6289
Статус: Offline
ЭДУАРД ЛЬВОВИЧ БОКСЕР
(1939 - 2003)


Выдающийся исполнитель песен, романсов и неаполитанских песен XX в.
Родился в Сибири в семье музыканта и врача. Поступил в Иркутский мединститут, занимался в худ. самодеятельности. Любовь к прекрасной музыке, к песне привели его в Ленинградскую консерваторию, которую он с отличием заканчивает по классу профессора Луканина. В Ленинградском оперном театре поет заглавные партии: Ленского, Альфреда, Герцога, Фауста.
По-настоящему он начал петь после того, как начал слушать пластинки, звукозаписи выдающихся певцов прошлых лет. Особенно увлекли исполнители песен, романсов, такие как Козин, Виноградов, Лещенко, Печковский и, конечно, итальянские мастера.
.В 1967 г. Боксер становится первым солистом Ленинградского мюзик-холла, с этим коллективом он гастролировал во многих странах мира. Его голос слышали около 100 стран, начиная от Королевы Англии до Нью-Йоркского концертного зала ООН. Только на Родине его знали мало.. Он пел по приглашениям в театре Эрмитажа, во дворце Юсупова, работал в гостинице Интурист, давал концерты для пенсионеров, любителей русской песни и настоящих их исполнителей, каким и был Эдуард Львович. Имея блестящий успех за рубежом, на Родине не заслужил никакого звания, зато сколько бездарных стали звездами, заслуженными, народными. Всю свою жизнь, все свои силы и здоровье он вкладывал в искусство, в каждую песню. За свою преданность, за справедливость и любовь к русской песне он и отдал свою недолгую, но яркую жизнь.
Юрий Сосудин

Многим ветеранам города на Неве, особенно женщинам, хорошо известно и любимо творчество этого ленинградского певца, излучавшего море обаяния и в улыбке, и в исполнении, и в изумительном теноровом звучании – почти полвека звучавшего па самых известных концертных площадках. Э.Боксер - один из лучших представителей классической певческой эстрады, один из последних представителей высокой эстрады XX в. И это не надо принимать как преувеличение. Ученик профессора В.М. Луканина, с отличием закончивший Ленинградскую консерваторию, готовился к оперной карьере, но судьба распорядилась иначе – он стал замечательным камерным певцом – его стихия романс, баллада, ретро репертуар из произведений В.Козина, П.Лещенко, А.Вертинского, Ю.Морфесси и др. выдающихся мастеров этого жанра и, конечно, итальянская и русская народные песни. Подлинными жемчужинами его творчества стали – романс «Капризная, упрямая» и неповторимая в его исполнении «Молитва» на стихи Б.Окуджавы, собственное прочтение знаменитых итальянских шлягеров «О, мое солнце» и «Итальянское болеро», а как он пел «Живет моя отрада»?!

Э.Боксер объездил с гастролями всю нашу страну, был солистом не только родного Ленконцерта, но и знаменитого рохлинского Мюзик-Холла, гастролируя в Швеции, Канаде, Бразилии, Германии, Польше, Италии, Монголии, Китае, Японии и др. странах. Он стал первым певцом, выступившим в концертном зале ООН в Пью-Йорке. Казалось, Эдуард Львович был баловнем судьбы и успеха. Однако жизнь талантливого артиста не была безоблачной, но, несмотря на препятствия и болезни он смело шел по намеченному пути. Свое щедрое теноровое сердце он часто дарил и благотворительной деятельности, никогда не отказывая в выступлениях для ветеранов-блокадников, был постоянным гостем на сцене театра «Родом из блокады».
Совет театра «Родом из блокады».

ЭДУАРД БОКСЕР: "СУДЬБОЙ ПРЕДНАЗНАЧЕНО ПЕТЬ ДЛЯ ЛЮДЕЙ"


Фамилия популярного эстрадного певца Э.Боксера – самая что ни на есть боксерская. Этому виду спорта он действительно в молодости – отдал дань, даже имел 1-й разряд. Впрочем, пробовал себя и в лыжном спорте, и в тяжелой атлетике. Сама жизнь, суровая природа Сибири, а он родился под Иркутском, обязывали деревенского парня быть сильным и выносливым. Жил он с родителями близ лагерей заключенных. Обстановка там в послевоенные годы была криминогенной. Уголовники нередко совершали побеги, и не приведи Бог было встретиться с ними: щадили только тех, кто был сильнее и отважнее. Когда в предместье Иркутска, где жила его семья, приехал (неслыханное дело!) мастер спорта по боксу Бударный, сразу же ставший всеобщим кумиром ребят, к нему на занятия записалось более сотни мальчишек всей округи, в том числе и Эдик. Все хотели стать, как и их тренер, мастерами спорта. Всем, конечно, мастерами стать не удалось, но уроки Бударного пригодились в жизни многим.

Не помню подробностей, – рассказывает Э.Боксер, – но с бокса я переключился на тяжелую атлетику. Понравилась она тем, что на помосте, в отличие от ринга, никто тебя не сбивает с ног, не делает больно. На помосте – только ты и штанга! А она ведь – не просто груда металла, она – как женщина, душа, жизнь. Ее нужно покорить! Замечательный вид спорта! В те времена блистали Г.Новак, А.Воробьев, американцы И.Бергер, П.Андерсон. Все подражали им, и я тоже. Довольно быстро выполнил я 1-й разряд в троеборье в полусреднем весе, стал чемпионом Сибири и Дальнего Востока. Был даже участником II Спартакиады народов СССР. Это случилось в 1959 г. в Москве, где всех тогда покорил техникой и волей к победе неподражаемый Ю.Власов.

– Спустя почти 30 лет вас снова увидели на помосте – на соревнованиях за работников культуры. Вас тогда похвалили за весьма аккуратно выполненные подходы к штанге…
– Не мог я отказать себе в удовольствии выступить за команду Ленконцерта, вспомнить молодость. Победили мы тогда команды всех театров города. Веса я, правда, небольшие, но удивительно, что сохранилась техника движений. Я оказался единственным, кто результативно использовал все 6 подходов в двоеборье, и услышал немало комплиментов от знатоков тяжелой атлетики. Мне тогда было уже 50.

– А как у вас прорезался голос – дар Божий? Вы за более чем 30-летнюю карьеру певца объездили с гастролями всю страну да и полмира, наверно?
– Правильно сказали – "дар Божий". Конечно же, ни я, ни родители не подозревали, что у меня есть голос. Прорезался же он на… картошке, куда послали нас, первокурсников-медиков. В день приезда вечером попали мы на танцы в сельском клубе – полуразрушенной церкви. На стенах – керосиновые лампы, полумрак. Но настроение отличное было. Я каким-то образом оказался на сцене – в голове тогда роились мелодии В.Козина, П.Лещенко, А.Вертинского. Словом, я начал петь… А утром вижу: вокруг меня образовалась некая аура всеобщего внимания – девушки загадочно улыбаются, парни хлопают по плечу, кто-то подложил вкусный кусок мяса. Приехали с картошки, вижу объявление в институте: приглашают студентов в хор. Я и внимания не обратил бы, если бы не грозная приписка о том, что не прошедшие прослушивание лишаются стипендии. Таким вот образом ректор института – страстный любитель хорового пения – приобщал студентов к искусству. Мне очень уж не хотелось терять 28 руб. стипендии, я спел "По диким степям Забайкалья…" и стал участником хора. Нисколько не жалею: хор у нас оказался замечательным, им руководил милейший человек В.А. Патрушев. Он первым познакомил меня с музыкой Чайковского, Рахманинова, Шуберта, Шумана. В хоре я стал солистом.

– Вы, конечно, тогда и предположить не могли, что в один прекрасный день выйдете на сцену концертного зала ООН в Нью-Йорке?
– Я не мог предположить, прежде всего, что, учась в Иркутском мединституте, окажусь на Западе (Западом у нас называлось все, что западнее Иркутска), то есть в Ленинграде. Деньги на поездку мне дали родители за прилежание в учебе и за успехи в хоре. К тому же меня расхвалил гастролировавший тогда в Сибири певец М.Д. Александрович, прослушавший меня и убедивший родителей в том, что голос, данный мне Богом и природой, надо развивать. А вы говорите об ООН, о Нью-Йорке. Все это было потом.

– Вы, видимо, родились под счастливой звездой, если, приехав в Ленинград чтобы, главным образом, развлечься, погулять, неожиданно, прежде всего для себя, не имея с собой никаких документов, кроме студенческой книжки, не имея знакомых, а тем более влиятельных лиц, стали… студентом Консерватории?
– Очевидно, меня вела рука Господня. Красавец Ленинград, белые ночи, театры меня околдовали. Однажды, выходя из Мариинки, я перешел улицу и остановился у входа в Консерваторию – увидел объявление о прослушивании вокалистов для зачисления на 1-й курс. Не отдавая себе отчета во всей авантюрности затеянного, я записался. А затем начались чудеса: прошел 1-й тур, 2-й… В 3-ем, ожидая своего выхода, весь день не ел, не пил, очень устал. Тогда я еще не знал, что вокал, как и спорт, требует соблюдения режима питания, отдыха. Много чего не знал. Но собрался с силами и спел, получил четверку с плюсом, с пятеркой оказался только Вася Ильвохин – тогда уже солист Мариинки. Профессор Е.Г. Ольховский огласил мою фамилию в списке принятых, чему я был изумлен и несказанно обрадован. Вот тогда-то поверил, что голос у меня есть и что судьбой мне предначертано петь для людей.

– Петь для людей – весьма ответственная миссия. Вас не пугала мысль о том, что не справитесь, что не хватит знаний, быть может, обшей культуры, образованности?
– Мое счастье в том, что я хорошо сознавал: Консерватория, конечно, мне даст образование, но по-настоящему образовать себя должен только я сам, и никто другой. Я погрузился в учебу, почти все вечера отдавал посещению театров, куда нас, консерваторцев, пускали на галерку бесплатно. Мне страшно повезло в том, что я попал в один из лучших консерваторских потоков и учился с Ю. Темиркановым, Е.Образцовой, Е.Нестеренко, В.Атлантовым, И.Богачевой. 4 года в консерваторском общежитии в комнате 22 я прожил бок о бок с Ю.ЭХ. Темиркановым. Кем стали мои сокурсники – говорить излишне: они известны всему миру.


– Да, они стали великими артистами. Но давайте вернемся в 1973 г. когда вы выступили на концерте в ОО. Тогда, помнится, в прессе было много шума об открытии морской линии Ленинград – Нью-Йорк. Вы – в числе известных советских дипломатов, ученых, деятелей искусств отплыли па теплоходе "Лермонтов" в Америку
– В моей жизни было много городов: Париж, Лондон, Стокгольм, Мадрид – почти все европейские столицы, Рио-де-Жанейро, Монреаль. В Нью-Йорке нас встретили с почетом. Ошвартовался "Лермонтов" у причала № 1 – это высокая честь. Запомнилась экскурсия по зданию ООН – мы осмотрели рабочие залы, украшенные картинами Сикейроса, скульптурами Вучетича, библиотеку. Нам показали трибуну, по которой когда-то Н.Хрущев, сняв ботинок, принялся стучать, чтобы утихомирить освиставший его зал. Запомнился, конечно же, и концерт в Голубом зале, где я спел "Калинку", "Коробейников", итальянские песни. Потом мне сказали, что я был первым советским певцом, выступавшим в ООН. Впоследствии здесь пели Л.Зыкина, Б.Штоколов, М.Магомаев, но первым довелось быть мне.

– В вашей долгой артистической карьере случалось, наверное, всякое. Что особенно врезалось в память, оставило след в душе?
– Действительно, случалось всякое. Хорошего было больше, чем плохого. Скажу откровенно, я имел немало возможностей устроить свою жизнь на Западе – на том Западе, но не счел это нужным: я сросся сродной Сибирью, где могилы моих предков, с Россией, с любимым Ленинградом. Этому городу обязан многим. После Консерваторий пел в Оперной студии,затем год проработал в Оперном театре г. Фрунзе. Вернувшись в Ленинград, получил приглашение в Мюзик-холл, с ним побывал на гастролях в десятках стран мира – это ли не прекрасно! Счастлив, что и сейчас меня приглашают петь на лучших концертных площадках Петербурга.

– В артистической среде Вы слывете весельчаком, балагуром. Это Ваше естество или маска?
– Как-то выступал в Мурманске. Гастролями остался доволен. Возвращался самолетом, и среди пассажиров оказалось много хороших знакомых. Попросили спеть. И вот на высоте 10 тыс. м., перенапрягая голосовые связки, дабы перекрыть гул турбин, я провел этот необычный концерт. Так что, скажите, это – маска? Пет, думаю, – естество.

Имея столь приятный, сильный голос, хорошие артистические данные, иные певцы, наверно, уже дважды были бы заслуженными и народными артистами. У Эдуарда Львовича нет пока таких званий и титулов. Но у него есть нечто большее – постоянная, неугасимая любовь многочисленных поклонников его таланта. Слушателей покоряет великолепное исполнение русских романсов и песен разных лет на итальянском и английском языках, разнообразие богатого репертуара.
Беседовали Борис Каменский и Юрий Голубев
Из книги Ю.Сосудина "Незабаваемые певцы"

https://mir-knig.com/read_179394-13

Похоронен в Санкт-Петербурге.



К сожалению,ни одной записи Э.Л. Боксера найти не удалось...
Прикрепления: 9702855.jpg(10.5 Kb) · 3001976.jpg(28.9 Kb) · 5928971.jpg(7.5 Kb) · 7354562.jpg(14.9 Kb)
 

Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » ЭДУАРД БОКСЕР
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: