[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » ЕЛЕНА КАМБУРОВА *
ЕЛЕНА КАМБУРОВА *
Нина_КорначёваДата: Четверг, 19 Июл 2012, 23:41 | Сообщение # 1
Группа: Проверенные
Сообщений: 215
Статус: Offline
ЕЛЕНА АНТОНОВНА КАМБУРОВА


Певица, актриса, основатель и худрук театра Музыки и Поэзии, работает в жанре театральной и поэтической песни, в которой считает одинаково важными все три составляющие - музыку, текст и драматургическое начало. Близким по направлению считает творчество французских шансонье середины ХХ века - Ж.Бреля, Барбары, Ж.Греко, Л.Ферре.
Родилась в Новокузнецке, юность прошла на Украине, куда переехала семья, родословная которой восходит к грекам Приазовья. Мечтала стать драматической актрисой, увлекалась поэзией. Поступила в Госучилище циркового и эстрадного искусства (ГУЦЭИ) на эстрадное отделение, окончила в 1967 году. В 1979 году окончила факультет эстрадной режиссуры ГИТИСа им. А.Луначарского. Еще учась в училище, увлеклась музыкой, начала петь. Выступала перед студенческими аудиториями Москвы с песнями Б.Окуджавы и Н.Матвеевой, появились первые записи на радио. Исповедальность, темперамент, романтизм юной певицы сразу привлекли к ней внимание зрительской аудитории. Шестидесятые годы - время необычайного подъема интереса к поэзии. И именно поэтическая основа песни стали для Камбуровой ключом при поиске репертуара. Музыка была воспринята молодой актрисой как часть поэтического мира, как средство укрупнения звучащей мысли. Ее увлекало максимальное сближение слова и звука, одухотворение мелодии. Вместе с пианисткой и композитором Л.Критской создавала свой собственный репертуар: цикл песен Л.Критской на стихи Ю.Левитанского, цикл М.Таривердиева на стихи Э.Хемингуэя («Прощай, оружие», пер. А. Вознесенского), Г.Поженяна («Я такое дерево?», «Вот так улетают птицы», Дельфины»), чешского поэта Л.Ашкенази.


Так постепенно на отечественной эстраде сложился особый, оригинальный песенный жанр Е. Камбуровой - это искусство, представляющее синтез музыки, поэтического слова и актерской работы, где непременно присутствуют еще два момента: авторская сопричастность и импровизация. «Счастливое сочетание вокала, ума и таланта», - так определил дар Е.Камбуровой Б.Окуджава. С середины 70-х годов значительное место в программах певицы занимают песенные циклы В.Дашкевича на стихи В.Маяковского («Послушайте!», «Скрипка и немножко нервно», «Хорошее отношение к лошадям»), М.Цветаевой, А.Блока, две сюиты для голоса и оркестра - одна из них написана на цикл стихотворений А.Ахматовой «Реквием», другая - «Сохрани мою речь» на стихи О. Мандельштама. Обе сюиты посвящены теме трагедии человеческой судьбы в эпоху тоталитарного сталинского режима, в начале 90-х годов они неоднократно исполнялись в Москве, в КЗ Чайковского. А в семидесятые годы публичное исполнение подобных стихов с эстрады требовало незаурядного мужества и самоотверженности. В 80-е годы совместно с пианистом О.Синкиным и гитаристом А.Виницким Е.Камбурова создает ряд концертных программ, среди которых «Путешествие во времени» (французские и английские баллады), «Ты видишь, я помню?» (песни выдающихся французских шансонье ХХ столетия - Ж.Бреля, Барбары, Л.Ферре и др. Их понимание песенного жанра, как жанра музыкально-поэтического спектакля, очень близки по духу певице), «Да осенит тишина» (русские народные песни и авторские баллады, написанные на темы русской истории - в этой работе принял участие ансамбль народной музыки под руководством Дм.Покровского). Стремление расширить границы своего жанра характерно для всего творчества Е.Камбуровой, она не боится экспериментировать, разрушать стереотипы. Так, по-своему, выявляя театральность, драматургию, заложенную в материале, Камбурова поет и классику -песни Ф.Шуберта, П.И. Чайковского и вокальные циклы М.Мусоргского («В детской» и «Песни и пляски смерти»).
Русскоязычный репертуар сочетается с песнями на иностранных языках - французском, английском, польском, испанском, греческом, иврите. Певица много работает в кино. Свободное владение голосом в очень широком диапазоне, богатейший набор тембров и интонаций и актерское мастерство - те качества, благодаря которым она стала незаменима в кино, в «пении за кадром»; ее голос, всегда очень разный и в то же время всегда узнаваемый звучит более чем в ста кинофильмах и мультфильмах. Она поет за детей и взрослых, за лирических и характерных персонажей, за зверей и сказочных существ.

В 1992 г. Е.Камбурова создает московский Театр Музыки и Поэзии, стремясь объединить близких ей по мировоззрению певцов и артистов. «Наш театр сегодня - это появление в России традиции петь и слушать песни, в основе которых стихи, окрыленные музыкой, их актерское проживание и душевное напряжение зрительного зала» - говорит певица. Первым опытом театрального песенного спектакля стала работа «Игра снов» (режиссер В.Дружинин), премьера которого состоялась в 1993 году в Санкт-Петербурге. Певица предстала перед зрителями в образе романтичного Пьеро. Среди работ театра: «P. S. Грезы» - концерт-фантазия по песням Ф.Шуберта и Р.Шумана (2003), «Капли Датского короля» - посвящение Б.Окуджаве (2003), «Абсент» (2005), «Антигона» (2005), поэма-рапсодия «Bakhtale dromensa / Счастливые дороги» (2006), театральная сказка для взрослых «Туве Янсcон. Точка слева» (2005), «Никто» (2005), «1900» (2008). Певица много гастролирует по всей стране и за рубежом: в Финляндии, Португалии, Великобритании, США, Канаде, Германии, Нидерландах, Греции, Израиле.

С кем еще можно от души поговорить о поэзии?  Уже почти двадцать лет она возглавляет свой Театр музыки и поэзии. Театр, где звучит, действительно, высокопоэтическое слово. И судя по тому, что публики в ее театре не убывает, потребность в поэзии в обществе сохраняется до сих пор, несмотря ни на какие социальные перемены.


- В театральных кругах ваш театр - необычное явление. Многие даже не знают, к чему его отнести - к музыке или все-таки больше к театру?
- Ну как сказать... У нас и серьезные спектакли идут - например, «Антигона» Софокла, которую мы с партнером играем уже несколько лет. Для нас важно, чтобы звучала музыка, чтобы звучало слово -разное. И джазовые вечера у нас проходят, и программы авторской песни, этнической музыки. И, конечно же, поэтические вечера.

- Как вы думаете, почему режиссеры теперь так редко обращаются к поэтическому материалу?
- Ни для кого не секрет, что в наше прагматичное время поэзия существует островочками. Она разлита в мире, поэзия для меня шире, чем только стихи. Но былого интереса к ней в общественном сознании нет. Она уже не живет так, как во времена моего студенчества, когда я только начинала выходить на сцену, - в те годы мы могли по три-четыре часа слушать поэтов, постоянно доставали откуда-то поэтические книги, много читали. Сейчас другое время. И просто чудо, что у нас в театре существуют поэтические вечера - что они востребованы, что это еще живо. Стихи читают Рафаэль Клейнер и Антонина Кузнецова, недавно у нас читали известные актеры С.Юрский и А.Демидова.

- Помнится, несколько десятилетий назад чтецкое искусство было важной составляющей жизни - стихи читали на радио, издавали записи...
- Вопрос: куда направлено общественное сознание? Сейчас оно направлено в совершенно противоположную сторону, что абсолютно неправильно для общества. Потому что от того, как мыслит большая часть людей, очень зависит и структура, и даже мысли самого государства. Но парадоксы случаются - государственные деятели советской эпохи не мыслили поэтическими образами, однако поэзия жила. Словно что-то направляло Россию в ее сторону, наверное, такова была судьба нашей страны - показать, на что способна поэзия, как воспитать ее в поколении. Но, вы знаете, потенциальных читателей поэтических произведений и слушателей поэтических вечеров или таких концертов, как у меня, и по сей день огромное количество, только надо бы их направлять. А этим никто не занимается. Зато занимаются разрушением русского языка, в прямом смысле слова.

- Вы имеете в виду реформы, которые упрощают язык?
- И их в том числе - все это ужасно. Мы и так уже потеряли былой литературный язык, зачем же еще больше ухудшать положение? Ладно бы, если бы речь шла о каких-то плохо звучащих сочетаниях букв, но ведь это не так. Тогда зачем упрощать язык, ради кого и чего? Не понимаю, это еще одно абсурдное явление времени.

- Ясно, что для вас поэзия необходимость, жизненная потребность. Но ведь для большинства людей это скорее роскошь, малодоступная и непонятная?
- Я считаю, что для любого нормального человека поэзия - не роскошь, а необходимость. И при этом совсем не важно, какой он профессии, каким делом занимается. Просто в его душе живет поэтическое состояние, и оно делает жизнь такого человека гораздо богаче. Я имею в виду не только стихи. Это ожидание весны, любование почками, настоящая радость, как от первой любви, когда снова появляются первые листочки на деревьях, первые цветы - вот оно, поэтическое чутье. И такой внутренний взор в человеке надо воспитывать. Хотя бывает, что люди рождаются с пониманием красоты - красоты природы, красоты человеческого поступка. Потому что красота и поэзия - единое целое. Разумеется, с этим не имеет ничего общего красота манекенщиц. Если Господь дал им прекрасные фигуры, но в них нет какой-то душевной вибрации, вряд ли это может вызвать настоящее восхищение. У меня, во всяком случае. И вообще не представляю себе жизнь без поэтического взгляда на мир, когда все вокруг чересчур прагматично.

- От поэта Веры Павловой я слышала, что сейчас все больше людей в России приходят на поэтические чтения. Но, по ее мнению, когда послушать поэтов собираются стадионы, в стране явно нездоровая ситуация.
- Думаю, она очень правильно это сформулировала. Кстати, я уже от нескольких людей такое слышала. Недавно А.Демидова сказала: «Я чувствую, что опять приходит время поэзии, она идет вширь». Может, у них чутья больше.

- Творчество современных поэтов вам интересно?
- Как бы вам ответить... Та же В.Павлова очень талантливый человек. Но что-то из опубликованного ею я никак не могу понять - не принимаю, не выношу каких-то слов. Или Б.Рыжий - не могу сказать, что его стихи мне близки, это не мое. Но, может, я чего-то не понимаю? Надо еще послушать. Знаете, я всегда исхожу из принципа: а захотела бы я сама с такими стихами выйти на сцену? И что касается стихов современных поэтов, нечасто могу ответить на этот вопрос утвердительно. Мне нравятся стихи, которые берут эстафету не только от века девятнадцатого, но и от поэзии более поздних времен, времен моих современников - Окуджавы, Самойлова, Левитанского. В том смысле, что в них ясная мысль и очень ясно все изложено. Например, это стихи Раисы Ипатовой, которые есть в моем репертуаре.

- Абстракция вам не близка?
- Абстракция в живописи переходит для меня в дизайн и перестает быть живописью, она не дышит. И особенно мне сложно воспринимать абстракцию в поэзии. Скажем, в рок-поэзии, где последующая строчка не знает, о чем говорят предшествующие. Или я не могу этого разобрать, думаю: ну что же они хотели сказать? Поэтому мне очень импонирует пушкинская ясность стиха. «Где просто, там ангелов до ста» - принцип Серафима Саровского мне с годами становится все ближе и ближе. Даже у великих поэтов есть стихи, где все ясно и прозрачно, мысль выражена четко. А есть какие-то лабиринты, в которых разбираешься в лучшем случае с пятого раза. В этом смысле для меня еще очень важно следовать Ж.Брелю, который писал, что поэзия у нас в душе. Но когда я выхожу на сцену, необходимо учитывать, что многие меня слышат в первый и в последний раз и не все мои слушатели - тонкие ценители поэзии. Меня и так все время упрекали в сложности. Просто, когда я начинала, это очень сильно отличалось от эстрады того времени, выбивалось. И сейчас отличается, хотя я не вижу в своем репертуаре ничего сложного.

- А в каких случаях вы можете отказать кому-то на просьбу выступить у вас в театре?
- Мне трудно определить это словами. Просто у нас в театре особый климат, своя атмосфера. И нам предлагают концертные программы очень талантливые люди. Например, какое-то время у нас выступала И.Евдокимова - потрясающе одаренный человек. Но одно дело - в спектаклях, где она под присмотром режиссера, и совсем другое ее сольные концерты. Ее манера общаться со зрителями, манера пропевать, то, как она одета, выбор репертуара - мировые шлягеры, вторая П.Каас. Но в нашем театре не нужна П.Каас, она уместна в каких-то других местах. Или просто она должна быть другой. Мне приносят очень много записей, и я с первой же фразы очень часто слышу, что это не для нашего театра. Слышу попсовую интонацию, которая заразила все молодое поколение певцов. У меня было много неприятностей в самом начале биографии именно потому, что моя интонация не подходила прежним чиновникам от культуры. Все вокруг было мажорное, в том числе и на эстраде. А я выходила и пела так называемые гражданские песни, для меня они просто общечеловеческие, в своей манере, в своей интонации. Интонация - это все.
Елена Коновалова
31.03. 2010. газета "Вечерний Красноярск"

http://www.dailytalking.ru/interview/kamburova-elena-antonovna/214/


Завораживающий голос в полумраке камерного театрального пространства, который актриса дарила по очереди каждому из своих персонажей: Антигоне, Исмене, Креонту, Эвридике. Печальная мелодия, философским лейтмотивом пронизавшая весь спектакль. Чуткие зрители, среди которых не было случайных людей… Все это наводило на мысль о том, что Театр музыки и поэзии певицы и актрисы Е.Камбуровой – место в Москве особенное, не похожее ни на какой другой театр. Находясь под впечатлением спектакля-дуэта «Антигона», я встретилась с этой необыкновенной женщиной в гримерной, где она отдыхала после непростого спектакля.

- Считаете ли вы, что греческие корни каким-то особенным образом повлияли на ваш творческий путь? Ведь Греция - родина театра…
- Греция повлияла на меня так же, как и на весь мир, потому что для всего мира именно Греция стала первым ростком мысли, философии, культуры, духовности. Вот и сегодня в нашем театре вы видели спектакль «Антигона» на древнегреческий сюжет. Самое главное, о чем говорится в этом спектакле, что человек должен поступать по совести, не думая о себе, о последствиях этого поступка. Главное: если он поступает по совести, он соблюдает божественный принцип. Выстоять помогла вера в то, что у меня впереди интересная, большая жизнь

- Каковы были ваши первые впечатления, когда вы, провинциальная тогда девушка, приехали в Москву?
- Тогда было более спокойное время: многие подъезды были открыты, народ был добрее, по ночам ходить было не страшно. Однако я оказалась в положении человека, у которого нет крыши над головой, и перед которым стоял вопрос о выживании.

- Известно, что первая попытка поступить в Щукинское училище была неудачной, и вам пришлось год прожить в Москве в тяжелых условиях. Что помогло вам тогда выстоять?
- Абсолютная вера в то, что у меня впереди интересная, большая жизнь. Это было необоснованное ощущение, так как ничто того не предвещало. Я не занималась в самодеятельности, но было ощущение, что я должна служить на сцене. Тогда мне казалось, что это прежде всего будет драматическая сцена, а не пение, поэтому я училась читать стихи и готовилась к поступлению в Щукинское театральное училище, но не поступила. На последнем туре меня не взяли. Не будучи москвичкой, продержаться этот год было очень непросто.

- Где и как вы прожили этот год?
- Когда я еще поступала в училище, недалеко от общежития театрального института на Рижской были двухэтажные дома барачного типа, и я познакомилась с теми, кто там жил. Вначале я поселилась у родственников, потом оказалась выброшенной на улицу. Тогда я вспомнила про те самые бараки и попросилась к этим людям. Они отнеслись ко мне по-доброму и помогли устроиться в этом общежитии, в технической комнате. Она совершенно не отапливалась, поэтому зимой мне пришлось спать под одеялом в зимнем пальто. Было совсем не просто, и при этом я еще работала на стройке. Тогда мне это и в голову не приходило, но в те годы я строила нечто созвучное моей будущей жизни, моему театру, так как это было строительство клуба. С тех пор мне так и не довелось там быть, а интересно было бы…

- Приходилось ли вам работать над произношением по приезде в Москву?
- Когда я только приехала в столицу, у меня был очень сильный украинский говор, который считается одним из самых сложных для исправления. Мне было сначала трудно произносить букву «г» по-московски. Однако помогало то, что когда я жила в Хмельницком, там работало не только украинское, но и всесоюзное радио, поэтому у меня на слуху были тексты на чистом русском языке. Однако среда вокруг меня была разноязычная: в Хмельницком жили украинцы, русские, поляки, евреи. Только наша семья была греческой. Когда я уже начала учиться, я приезжала домой отдохнуть на месяц и снова приобретала этот говор. Потом приезжала в Москву и снова от него избавлялась. Но, несмотря на это, когда через пять лет я оказалась в училище циркового и эстрадного искусства, педагог Т.И. Булкина увидела и почувствовала мои возможности в области художественного чтения. Однажды она предложила мне в качестве чтецкой учебной работы прочитать «Нунчу» из сказок об Италии Горького. Я прочитала ее на вечере, и все в один голос сказали: «Давайте запишем!» Запись состоялась на радиостанции «Юность». Так промыслительно сложилось, что ее услышала Ф.Раневская, которая отозвалась о ней самыми высокими словами. Вот такая история.

- Как у вас складывались отношения с Раневской после того отзыва, который она дала на ваше исполнение «Нунчи»?
- Письмо Раневской начиналось со слов: «Никогда не писала на радио…» Когда сказали, что пришло такое письмо, мне было сложно в это поверить, поэтому мне даже в голову не пришла мысль ей позвонить. Тем не менее, судьба свела меня с Раневской. Один молодой человек, мой знакомый, ехал к ней по какому-то делу и, зная об этом письме, позвал меня с собой. Нельзя сказать, что Фаина Георгиевна меня ласково встретила. Но когда она, спросив, кто я, узнала, что я та самая, кто читал «Нунчу», тут же переменила свое отношение. Я думала, что это наша первая и последняя встреча, но потом судьба меня снова к ней привела. Однажды нужно было подписывать коллективное письмо, и я пришла к ней за этим. У нее была собачка, которая сразу же потянулась ко мне, так как я очень люблю животных. Фаина Георгиевна пригласила меня приходить чаще в гости…Вот такая была судьбоносная встреча. Такой же еще раньше была встреча и с Ц.Л. Мансуровой, первой исполнительницей главной роли в легендарном вахтанговском спектакле «Принцесса Турандот». Когда я только поступала в Щукинское училище, у нас на экзаменах сидели студенты, которые слушали тех, кто поступает и болели за них. Одна из студенток сказала: «Тебя обязательно должна послушать Мансурова». Я пришла к ней, долго ждала и дождалась. Поскольку ей снова нужно было уходить, она предложила мне читать прямо на улице, на ходу, это был тихий переулок. Послушав меня, она сказала, что я имею полное право поступать в училище. Говорят, что она даже меня рекомендовала приемной комиссии («Вот кого надо брать!»), но, тем не менее, меня не взяли. Та наша встреча закончилась нашей дальнейшей дружбой, это было еще до Раневской. Еще в Киеве профессор театрального института М.П. Верхацкий, послушав меня, тоже произнес очень добрые слова. Он сказал, что я имею полное право быть на сцене. Вот это все меня очень держало. Уже в первой песне я почувствовала свой будущий путь

- Учась в эстрадно-цирковом училище, вы не возобновляли попыток поступать в Щукинское?
- Дело в том, что в цирковом училище у нас были педагоги из Щукинского, многие из них отмечали, что я имела бы полное право там заниматься. Казалось уже, что для меня открывались двери…Но тогда уже я стала записываться на радио с песнями, которые меня увлекли, и я решила, что доучусь в эстрадно-цирковом. Уже тогда я почувствовала свой путь и уже по первой песне убедилась в том, что именно в этом жанре я могу существовать как актриса. В песнях есть, о чем сказать, в них есть своя драматургия. В них есть возможности не только для вокального, но и для актерского выражения. И те первые песни проложили путь ко многим другим. Сначала один из педагогов училища С.А. Каштелян посоветовал мне послушать песни Н.Матвеевой. Услышав их, я просто влюбилась и поняла, что именно это мне интересно. Потом появились песни Б.Окуджавы, с которыми я никак не могла расстаться. Я стала выходить на сцену, чувствовать реакцию зрителей…Так автоматически отошла эта история с драмтеатром, но иначе бы я не пришла к своему собственному театру, к сегодняшней «Антигоне»… Может быть, мне не помешало бы поучиться четыре года в Щукинском училище, но в результате я все равно бы пришла к песне. Песни меня избрали.

- Какие педагоги больше всего повлияли на вас?
- Прежде всего, Т.И. Булкина и С.А. Каштелян. Это был выдающийся артист оригинального жанра, и эстрада того времени состояла во многом из его учеников. Он занимался со мной во Всесоюзной мастерской эстрадного искусства. Я пришла туда, прочитала что-то, он попросил меня спеть. Я спела песню «Куда бежишь, тропинка дальняя…». Каштелян предложил мне аккомпаниатора, но я сказала, что не привыкла петь - так и спела ему без сопровождения…

- Как вы оцениваете образование, которое получают молодые актеры сейчас? Что изменилось по сравнению с тем временем, когда учились вы?
- Не мне судить. В том же Щукинском училище много прекрасных педагогов старой школы. Отличие в том, что сейчас гораздо меньше достойных спектаклей и кинофильмов, в которых молодые актеры могли бы себя показать. Очень много пустых спектаклей, которые даже хуже, чем эстрада. Все на потребу зрителя: ни мыслей, ни чувств, я уже не говорю о духовности – там ее просто нет. Есть много спектаклей, на которые я боюсь ходить. Сейчас ведь нужно, чтобы непременно были какие-то криминальные разборки, нецензурные выражения, откровенные эротические сцены. Иначе считается, что это несовременный спектакль. Редкое исключение из всего этого составляет, например, театр Фоменко. Есть очень много пустого, когда люди просто собираются для заработка. Талантливые актеры кочуют из одного безликого сериала в другой.

- Назовите имена молодых актеров, которые, на ваш взгляд, наиболее талантливы
- Их много. Ну, например, А.Юганова, которая играет сейчас в театре Ленкома и у нас… Д.Певцов, Е.Миронов, Ч.Хаматова. Они смогли выразить себя и, слава Богу, выразили себя именно в театре.

- Интересно ваше отношение к академическому вокалу. В одном из интервью вы рассказывали, что отказались от уроков пения…
- Мои голосовые связки не были готовы к такой нагрузке. Педагог в училище решила, что мой голос – колоратурное сопрано (хотя, конечно, же он ближе к меццо), и соответственно занималась. Поэтому после таких занятий я не могла разговаривать, и отказалась от посещения этих уроков. И только спустя годы начала в какой-то мере заниматься голосом. Немного есть певцов с большими голосами, которые могут работать с микрофоном или тех, кто без микрофона могут передать в голосе эмоцию. Из них величайшее исключение - Ф.Шаляпин, Н.Обухова. Так поет и Чечилия Бартоли. В своем жанре это было дано французской певице Фреэль. Меня многому научила песня. Педагоги тоже, но я помню, как я стала брать частные уроки у одной вокалистки. Скоро я поняла, что с ней спорить бесполезно, так как у нее была академическая школа, и она считала, что нужно и можно петь только так, как она говорит. Это просто был человек с другой культурой звукоизвлечения, которому сложно было понять и принять микрофон. Я даже помню, что в газете «Известия» было напечатано две статьи. Одну статью написали Бунчиков и Нечаев. Это были известные певцы, которые очень много работали на радио. Они прекрасно звучали, много записывались. Но они активно не приняли микрофон и микрофонное пение.

Для них не существовало ни Э.Пиаф, ни других певцов, которые пели с микрофоном. И они написали статью под названием «Микрофон – дурная мода». А рядом опубликовали мою статью, которая называлась «Микрофон – инструмент музыкальный», потому что для меня он стал инструментом. Помню, что одна из встреч с Р.Быковым открыла для меня очень многое. Он только что закончил запись для одного мультфильма и сказал: «Я, наконец, понял, что такое микрофон. Это возможность не только усилить голос, но и придать ему невероятное количество красок, которые невозможны без него».

- Оперное пение не позволяет передать нюансы, которые можно передать с микрофоном?
- Паваротти – пример того, что оперный певец тоже может пользоваться микрофоном. Он был гениален в опере, но он также умел использовать возможности микрофона, и это было потрясающе. Но не все певцы с большими голосами это могут. Например, когда я работала в Москонцерте, академические вокалистки смотрели на нас, тех, кто поет с микрофоном, сверху вниз. А, на мой взгляд, эти певицы нередко звучали карикатурно со своими большими голосами, так как, к сожалению, они не могли передать тонкие нюансы. А вот В.Иванова могла это. Она много выступала на радио, и я очень любила и люблю ее слушать.

- С чего начинается ваша работа с произведением?
В первую очередь, текст. Какая бы ни была прекрасная музыка, если стихи меня не волнуют, я ничего не смогу сделать, я не смогу произносить эти слова. Бывает, что музыка средняя, это тоже грустно. Ведь стихи могут просто звучать в нашей памяти, как слова. Но если приходит музыка, то она должна дать этим словам крылья. Для чего-то же она пришла? А просто три аккорда, чем иногда грешат барды, - это почти ничего. Но, к счастью, среди них есть прекрасные мелодисты. Вот Б.Окуджава был прекрасным мелодистом. Он прекрасно чувствовал мелодию. Однако это - редчайшее исключение. Очень хорошо чувствуют мелодику стиха С.Никитин, А.Крамаренко, Е.Фролова. Когда ко мне приходят, чтобы показать новые песни, я говорю: «Покажите сначала стихи». И только если стихи мне интересны, я слушаю музыку.

- Как складывались ваши отношения с Б.Окуджавой?
- В те годы была такая форма выступления, которая называлась «устный журнал». Мои сверстники – они были моей основой аудиторий – собирались в университетах и могли по 3-4 часа слушать «устные журналы». У них были «странички»: политическая, страничка встречи с какой-то интересной личностью, чтецкая страничка. На них часто выступали барды, по «устным журналам» ездил Высоцкий. Я тоже принимала в них участие в качестве отдельной «странички». И вот именно там я обрела своих первых слушателей. Мои первые песни звучали на радиостанции «Юность», а ее тогда слушала вся молодежь. Благодаря этому у меня моментально появилось имя, которое знала молодежь, я была «молодежной» певицей. Возможность ощущать реакцию моих сверстников придавала мне уверенности в себе. Песни Окуджавы меня вели, они словно проторили путь всем остальным песням. Я помню, что мне тогда многие доброжелатели говорили, что надо спеть что-то попроще, то, что могла бы принять обычная аудитория, не студенческая, а потом уже приниматься за Окуджаву. Но я уже тогда ощутила огромную разницу между этими песнями, в которых есть поэзия, и милыми, хорошими песнями вообще. Когда Кирилл Акимов привел меня на радио, я записала две песни совершенно не моего плана. Это были те самые «милые» песни, в которых не было поэзии. Хотя мне сразу пришло много писем от радиослушателей, которые любили эстрадных певиц и которым понравились эти песенки. Окуджава очень тепло принял меня после того, как я записала его песню о Леньке Королеве, и всегда в наших отношениях оставалась эта теплота. Я бывала у него дома, однако слишком ценила его время и старалась не злоупотреблять его вниманием. Прозвучали мои первые записи (это совпало с концом оттепели), но потом цензурная политика в стране очень ужесточилась, многие песни стали считать чуть ли не антисоветскими, поэтому об Окуджаве не могло быть и речи. Мою первую сольную программу худсовет не принял, хотя она состояла из чудесных песен. Это был 1968 год, год, когда советские войска вторглись в Прагу… и этим все сказано. А вот сегодня худсовета нет, и я об этом очень сожалею. Уверена, что он необходим, ибо свобода вылилась во вседозволенность.

- Расскажите о других интересных встречах в вашей жизни.
- Почти в начале своего сценического пути я встретилась с Л.Критской, потрясающим музыкантом с консерваторским образованием. Она аккомпанировала мне в Москонцерте, так как полюбила и почувствовала мой песенный жанр. Мы познакомились с поэзией Ю.Левитанского и с ним самим, и она написала огромный цикл на его стихи. Эти песни прошли большое испытание временем, и сейчас у нас в театре сейчас готовится спектакль «Черно-белое кино» по его стихам, по его жизни. Вместе с Критской мы познакомились с М.Таривердиевым. Я записала одну его песню на радиостанции «Юность», потом началось наше сотрудничество, которое продлилось не очень долго. Я была первой исполнительницей многих его песен. Мы даже ездили на гастроли. Ленинград для меня открыл Таривердиев, так как туда я впервые приехала с ним. У него я многому научилась, а особенно ценить каждое слово, которое заложено в основу песни…Слову должно очень хорошо и вольготно дышаться. Каждый раз мое участие в творческих вечерах Таривердиева было словно впервые. Выступление на сцене вместе с автором каждый раз превращалось в экзамен. Мне уже тогда казалось, что песня не должна исчерпываться только вокальным решением. В ней должна присутствовать и пластика рук, и мимика, и даже движения по сцене, отход от микрофона. Но многое из этого было неприемлемо для Микаэла, который считал, что песня – это прежде всего песня. Так у нас возникли некоторые разногласия, и постепенно жизнь нас развела, хотя благодарность ему я сохраню надолго.

- В 1992 году вы создали Театр музыки и поэзии. Каковы основные задачи, которые вы ставите перед этим театром?
- Сначала задачи были весьма скромные. Хотелось, чтобы театр песни объединил подобных мне людей, которым очень непросто в этом огромном поле песенной культуры. Хотелось проповедовать тот вид песни, который я считаю самым главным: песню, в которой есть поэзия, которую несут музыкальные крылья. Этому жанру всегда было непросто: сначала была цензура, а потом, когда пришла свобода, она вылилась во вседозволенность, из-за которой уровень вкуса понизился до нуля. Поэтому мне хотелось, чтобы появился дом, в котором было бы тепло артистам, которые хотят работать с такой песней, и зрителям, которым не хочется слушать то, что называется сегодня попсой. В начале у нас было несколько певцов: А.Лущик, Т.Алешина, Е.Фролова, И.Разумихина. Мы начали проводить песенные вечера…Когда надо было определяться с официальным названием театра, я подумала: «Музыка – для меня это все, это то, что говорит, когда слово замолкает. Она говорит больше, чем что-либо другое, и сильнее всего влияет на душу человека». Так появилось название «Театр музыки и поэзии». Слово формирует, как молитва. Слова, которые мы произносим, когда молимся, формируют душу и дальнейшую судьбу. Судьбу театра предопределило его название. Так, у нас появляется спектакль «P.S. Грезы» по Шуберту и Шуману, где звучат песни, которые требуют определенной манеры исполнения.

Появились певицы, которые прекрасно справляются с этими песнями. Пришел режиссер И.Поповски, который нашел сценическое решение этого спектакля, идея которого исходила от нашего музыкального руководителя О.Синкина. Прошел наш первый спектакль: первый зритель, первые восторги, первая радость. Через какое-то время появляется спектакль «Абсент», где музыка французских композиторов Равеля, Дебюсси, Форе сосуществует с французскими песнями и так далее… Главное, что мы делаем не просто концертные вечера, но спектакли, которые существуют по всем театральным законам. И сейчас идет подготовка к чисто музыкальному спектаклю. А песенная история выливается не просто в исполнение песен. Например, у нас идет спектакль «Капли датского короля» по песням Окуджавы. А «Снился мне сад» - это спектакль, в котором звучат романсы.

- Можно ли говорить о том, что в театре вы создали новаторский жанр «песенного спектакля»?
- Пожалуй…

- По какому принципу вы отбираете актеров?
- К нам приходят певцы с хорошими голосами, но важно, чтобы была выразительность и легкость пения в ансамбле и актерское начало. Певцам приходится быть выразительными не только в голосе, но и в пластике.


- Трудно ли женщине руководить театром?
- Я не абсолютный руководитель. Для настоящего руководства у меня недостаточно в характере жесткости, категоричности. Если мне что-то не нравится, я стараюсь очень мягко, что несвойственно руководителям, об этом сказать, могу только подсказать что-то. Всей музыкальной стороной руководит О.Синкин, роль которого в театре огромна. У нас прекрасный директор Б.Меликджанов, главный администратор М.Мергелов и другие.

- Вообще женская режиссура отличается от мужской?
- Бывают женщины-режиссеры, как, например, Г.Яновская, с мужской хваткой. А бывает и мужская режиссура, но в мягкой тональности. Тот же А.Эфрос общался с актерами очень мягко. Он хотел сделать песенный спектакль со мной, так как почувствовал, что это возможно. Но было такое жесткое время работы в Москонцерте, что нашу заявку тут же завернули, сказав, что он - театральный режиссер, который ничего не понимает в эстраде.

- В сегодняшнем спектакле вы воплотили сразу несколько персонажей? Как это вообще возможно?
- Возможно, когда есть точная задача. Таких же затрат, как «Антигона», от меня требует спектакль «На свой необычный манер», который состоит из песен Высоцкого и Ж.Бреля. Каждого из них можно назвать «месье 1000 вольт», поэтому в спектакле приходится им соответствовать. Впрочем, как и всему, что приходит в мой репертуар.

- Проблема того, совместима ли вера и лицедейство, обсуждается тысячелетиями. Сначала христианство отрицало театр как элемент языческого культа, потом появились христианские постановки (как рождественские вертепы в Европе), потом – благочестивая классическая драматургия. При этом оставались и площадные языческие действа. Современный театр продолжает существовать на этом разломе. Как Вы для себя решаете проблему совмещения христианства и лицедейства?
- Религия и искусство могут гармонично сосуществовать в жизни человека. Когда поет хор Минина, звучит высокая классическая музыка, мы смотрим драматический спектакль, в котором есть борьба за душу человеческую - это прекрасно. Все то, что не разрушает целостности человеческой личности в любой форме, все это может сосуществовать. Но когда видишь плоды разрушения человеческой души, то очень сложно православному человеку это принять. Православие – это духовность, жизнь души. И оно закрывает дверь для пропаганды агрессии, разложения. Но грустно также слышать, когда ортодоксально настроенные священники говорят, что все, что на сцене, - это бесовщина. Ничего подобного. Очень многое, из того, что на сцене, может возделывать человеческую личность. Вспомните Б.Окуджаву: «Совесть, благородство и достоинство, вот оно - святое наше воинство…».

- Не разрушает ли целостность души вхождение в роль?
- Очень важна сверх-сверх задача. В спектакле «Антигона» для меня этой задачей является показать достоинство личности, которая, зная, что ее ждет, идет на этот подвиг, потому что есть принципы, которые она не может переступить. Так же, как верующие, которые подвергались репрессиям в XX веке. Перевоплощения же мы проходим постоянно. Например, вы мне о ком-то рассказываете: «Вот он такой злой, дурной…» - вы становитесь актером, который перевоплощается. Конечно, это поверхностное перевоплощение. Но бывают такие роли, которые затрагивают глубинные слои человеческой личности. Например, роль Ивана Грозного.
Прикрепления: 8192383.jpg(6.8 Kb) · 0609281.jpg(9.7 Kb) · 0371928.jpg(8.2 Kb) · 5184882.jpg(7.4 Kb) · 6254762.jpg(10.1 Kb) · 9718755.jpg(7.3 Kb)


Сообщение отредактировал Нина_Корначёва - Четверг, 19 Июл 2012, 23:44
 

Нина_КорначёваДата: Воскресенье, 20 Дек 2015, 16:00 | Сообщение # 2
Группа: Проверенные
Сообщений: 215
Статус: Offline
Тут ощущаешь, насколько тонка перегородка между человеческой личностью и ролью. А.Михайлов рассказывал, что у него однажды на спектакле кровь хлынула горлом от эмоционального перенапряжения, и он понял, что больше не может играть Грозного. Шаляпин же обладал умением балансировать на границе: человек - роль.Поэтому очищение нужно. Прежде всего, оно достигается через молитву. Я очень верю в молитвенное начало и в то, что оно очистительно. Часто у нас молитва просительная, но я стараюсь не только просить, но и благодарить Бога за то, что Он дает возможность пройти через непростые для меня жизненные ситуации, и за многое другое.
Марина Глазкова
05.07. 2012. Правмир

https://www.pravmir.ru/elena-kamburova-muzila-govorit-kogda/


3 февраля 2011 на сцене РЦНК в Париже прошел концерт замечательной российской певицы Е. Камбуровой. В канун концерта певица ответила на вопросы РФИ по телефону из Москвы: "Булат Окуджава, Владимир Высоцкий и Жак Брель - вот три основополагающих имени, которые составят мою программу".

- Чем вы порадуете парижских зрителей, как строится программа?
- В этой программе будут мои любимейшие авторы: конечно, Б.Окуджава и В.Высоцкий. И Ж.Брель. Вот три основополагающих имени, которые составят программу. Ну, естественно, Вертинский. Все это, в общем, в одном направлении. И будет А.Лущик….

- …Автор-современник, который сейчас в Париже…
- Которого я очень люблю, и одну из песен которого тоже спою обязательно. И, кстати, он не слышал ее в моем исполнении.

- Елена, произведения Н.Матвеевой, Дашкевича и Окуджавы давно структурируют, служат базисом вашего творчества. Но в вашем творчестве прослеживается сильное влияние и французской музыки. Как началось ваше непосредственное взаимодействие с французской песней?
- Как говорится, мы все состоим из наших впечатлений. И чем сильнее впечатление, тем ярче оно дальше начинает на тебя влиять. Это произошло, действительно, в одночасье, когда, попав случайно на концерт Ж.Бреля в Театре Эстрады в Москве, я впервые по-настоящему поняла, на что способна, вообще, Песня. Что она может в чем-то превзойти по влиянию целый спектакль драматический, и что ее жизнь на сцене, сценическое воплощение, требует вокальных, актерских, драматических данных. Т.е. - нужно всё это вместе. Равно, как она все это в себе содержит, может влиять и быть сильнее, повторяю, влияния целых спектаклей. Поэтому, конечно, с одной стороны – Окуджава с его миром, который, естественно, мне безумно близок, с другой стороны – такой ярчайший представитель французской эстрады. А потом, так уж получилось, что, действительно, мы бегали на все концерты французских шансонье: и Ж.Беко, и Ж.Греко, и Барбара, в общем, мы все были на этих концертах, и это была для меня действительно огромная школа.

- Но Брель у вас занимает особенное место?
- Особенное место. Настолько особенное, что через два дня в Москве у меня будет премьера песенного спектакля «На свой необычный манер», который состоит из его песен и песен Высоцкого. Надо сказать, что и тот, и другой как авторы, мне казалось, что я могу их воспринимать только как слушатель. Но что я сама войду в их мир, мне это казалось невозможным поначалу. А теперь как-то вошла, и мне кажется, что я органично в них себя чувствую.

- Бреля вы поете по-французски. Как вы взаимодействуете с французским языком?
- Я очень сожалею, что французский язык, который я еще в школе учила, до сих пор мною не освоен. Но в пределах моих песен, я знаю огромное количество слов, но так получилось, что…. Конечно, когда я исполняю, я понимаю каждое слово, естественно! В общем, мне легко в них и я надеюсь, что моим зрителям, которые не знают французского языка, тоже легко, и достаточно аннотаций. А дальше доносит смысл уже эмоциональная сторона песен и исполнение, наверное. Равно, как прежде и я слушала наших гостей французских, и просто у меня было чисто эмоциональное восприятие. И оно, кстати, самое верное.

- Возможно, это «следование» за вами публики, объясняется, в частности, тем, что ваше творчество многогранно, не однопланово. Это не чистая песня, это, одновременно, и театр?
- Да, так получается, что в результате я всегда чувствую, что я выхожу не на концертную эстраду, а на театральные подмостки. Потому что, именно сами песни мне подсказали и просто направили на этот путь. И появились они, может быть, тоже случайно. Я помню, что первые из них – это песни С. Никитина, на стихи Д.Самойлова «Баллада о смерти Ивана Грозного», «Конец Пугачева»… Я поняла, что их просто, как песни, спеть невозможно. Там есть прямая речь, там есть несколько персонажей, и у каждого персонажа должна быть какая-то своя интонация, свой тембр, своя пластика. Вот с этого началось, а потом – дальше, дальше. Они приходили, приходили, и в результате, когда мне наш режиссер О.Кудряшов предложил спектакль по пьесе Софокла «Антигона», для меня это не было каким-то огромным препятствием, потому что я привыкла себя чувствовать актрисой здесь, на сцене. Поэтому этот спектакль сейчас у нас в репертуаре, в нашем театре.

- Елена, эта роль театра в вашем творчестве… Наверное, она, в какой-то степени, определила появление в вашей жизни в 1992 году вашего театра, который сейчас называется Театром Камбуровой…
- Я бы перебила: «Театром музыки и поэзии» под моим руководством…

- Совершенно верно. В свое время у вас были сподвижники в его создании.  Лица потом менялись, эпохи сменялись. А что вам сегодня дает этот театр?
- Во-первых, он дает возможность талантливым певцам, авторам и актерам выходить на нашу площадку, в чем-то экспериментировать… это – солистам, да? Потом, у нас и чтецы выступают. Потрясающий жанр, которого во всем мире-то очень мало, представителей такого жанра. У нас, во всяком случае, когда я начинала, все бегали на такие концерты. Бегали на французов и на чтецов наших, выдающихся. Теперь это - в «Красной книге», по сути, в нашем творческом пространстве, в России. Но в нашем театре это есть, и не только те, кто все время читает. Но это и Юрский, и Смехов.
Они приходят и у нас читают. В начале были Е.Фролова, А.Лущик, А.Крамаренко, многие чтецы разные, певцы, актеры. Но как-то, когда мы вместе собрались, мы поняли, что нам необходимо помещение, потому что нужны репетиции, нужно выходить. А чем дальше – тем тяжелее в России: за все надо платить. А здесь такая атмосфера, это такой наш «теремок», в котором мы все…

- Творческий оазис?
- Да, да, да. И это слово, действительно, у нас имеет право на существование.

- Сегодня, в нашу суматошную эпоху, что вдохновляет Елену Камбурову?
Вдохновляет то, что то, что ты делаешь, интересно не только тебе, но и твоим зрителям, слушателям, которые, несмотря на огромное засилье анти-культуры слушатели остаются. И не только те, кто со мной вместе начинали, дальше проходили как зрители, но и целый пласт молодых зрителей. И это очень вдохновляет. Ну, и сами по себе произведения. Мой выход (на сцену) – это плод любви, я в это влюбилась, и мне этим хочется поделиться с другими!
Нина Карель
http://www.russian.rfi.fr/node/45242

ОДИН В РОДУ - И ДОЛЖЕН ЖИТЬ
Маленькую сцену театра Камбуровой перекрывают кованые ворота детдома. Или паровозного депо. Или желдорбольницы. А то и врата ада. На воротах выгнуты из стального прута вожди: один профиль - Ленин, другой профиль - ​Сталин. Из-за ворот глядят бритые налысо «козявы» образцового детприемника НКВД. В начале сюжета им лет по восемь.


О.Кудряшов поставил «Крещённых крестами» по мотивам книги Э.Кочергина. Сюжет прост: в 1937-м при рождении героя (он же автор) арестован отец, ленинградский кибернетик. Чуть позже = мать. Два мальчика попадают в детдом. Старший умрёт от пневмонии. Младший, восьмилетний, в 1945-м бежит из сибирского детприемника домой, в Питер. Навстречу идут с войны эшелоны. На полустанках бабы выносят из вагона увечных мужей (у кого они вернулись). Странствие беспризорника Степаныча по послевоенному СССР длится шесть лет. В 1951-м его находит мать, выжившая после «чирика» в лагерях по 58-й. На Дворцовой площади (она звалась площадью Урицкого), в городском НКВД под аркой Главного штаба они встречаются. Страшен и дик 14-летнему Степанычу Петербург с тёмным крылатым дядькой-ангелом на столпе. Беспризорник 1940-х, живший изготовлением профилей вождей из медной проволоки, наколками на бицепсах блатных, рисованьем игральных карт, станет театральным художником. Легендарным сценографом БДТ Г.А. Товстоногова. А в начале XXI века Кочергин начнёт писать.


Его автобиографическая проза («Ангелова кукла», 2003, «Крещённые крестами», 2009, «Записки планшетной крысы», 2013) не уступит лучшим запискам мирискусников. Россия и Петербург середины XX века в его книгах - иные до оторопи. А «воля к культуре как воля к жизни»… да нет, она не та же. Куда сильней! Проза «рисовального человека» Кочергина - и мартиролог, и эпос выживания одной души, упрямо кочующей к дому, к смутной памяти о матери. Через судьбы матери и сына - это и притча об общем, столь же непостижимом выживании. И о семижильной человечности -​неистреблённой ни в рассказчике, ни в его хоре. Всё это и хочет вместить камерный полуторачасовой спектакль, пронизанный и разодранный мелосом 1920-1940-х, песнями фронтовой, беспризорной и лагерной России. Из патефона-чемоданчика грассирующий голос Вертинского излагает его забытую «Песню о Сталине». Изувеченный при бомбёжке 1941-го слепой детдомовец Митяй (Д.Чванов), встав на ящик, поёт в вагоне демобилизованным «Артиллеристы! Зовет Отчизна нас…», а друг его Степаныч (В.Миролюбов) гнёт из проволоки профиль вождя бойцам на поглядение (страшная сцена - и одна из лучших в спектакле). Хор в образцовой колонии разучивает для проверяющих «самые новые вождистские вирши» (в конце скитаний Степаныча это уже величественное, как шпиль высотки МИДа, сочинение «Москва -​Пекин»). Памятники вождю мастерят на ходу из чего угодно, хоть из валенка, крытого фуражкой. Свистопляска поездных «щипачей» и чёрный чугунный отлив энкавэдэшных кожанок сливаются в единый фон эпохи. Сквозь всё это бредёт, возникая и затихая, нежная польская колыбельная матери Брониславы (Е.Агеева). В финале спектакля звучат её слова из поразительной (одной из лучших у Кочергина) новеллы «Площадь Урицкого»: «Ты один мужик в роду, и должен жить».

В 2009-м, когда «Крещённые крестами» вышли в свет, важнее всего в книге казался именно мартиролог. От отца и брата - ​до бормотания безымянной бабы на безымянной станции: «Не помню, совсем не помню, помню, что похоронка, похоронка, похоронка…» Со спектакля выходишь, повторяя и повторяя: «Один в роду - и должен жить». Возможно, это следующая стадия общего осознания XX века. Теми, кто жив, - ​и должен.
Елена Дьякова, Новая газета
https://www.novayagazeta.ru/article....en-zhit

Гренада


Девушка из харчевни


Приходи на меня посмотреть


Псалом 137 (На реках Вавилонских)


Над твердью голубой ("Город золотой")


Вино в бокале


Прерванный полёт


Цыганская песня


Вечер-посвящение В.Аксёнову (Б.Окуджава "После дождичка")


Дождик осениий
Прикрепления: 2755810.jpg(7.9 Kb) · 1253396.jpg(12.2 Kb) · 7739198.jpg(8.8 Kb)


Сообщение отредактировал Нина_Корначёва - Пятница, 20 Июл 2012, 01:38
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 20 Мар 2020, 16:30 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
2018 год:
"ДВЕНАДЦАТЬ" ХРОНИКИ ВЗДЫБЛЕННОГО ВРЕМЕНИ
В Театре музыки и поэзии п/р Е.Камбуровой все негромко и непафосно: никаких экспериментов или перфомансов - зато спектакли держатся в афише годами и зал всегда битком. Режиссер  И.Поповски выпустил в этих стенах уже целый цикл спектаклей.
Опера В.Дашкевича "Двенадцать" по поэме А.Блока была написана специально для Е.Камбуровой, в расчете на ее уникальный голос и актерский диапазон. Она исполняет главную вокальную партию, точнее, множество партий, наделяя разными голосами, лицами и пластикой всех персонажей "Двенадцати".


Постановка оперы (сценическая версия И.Поповски, Е.Камбуровой, О.Синкина, О.Глоба) была задумана год назад. Внешним поводом для выбора материала стала дата - столетний юбилей Октября 1917 года. Почти столько же лет миновало с момента создания знаменитой поэмы Блока, очевидца и летописца эпохи бури. Спектакль играется с минимумом декораций - в "черном кабинете", с хором, одетым в черную униформу. Лучи света выхватывают только лица актеров и музыкантов (О.Синкин - фортепиано, В.Голиков - гитара, Е.Алтудин - аккордеон). В этой среде, аскетичной до предела (на сцене лишь несколько стульев и три инструмента), почти осязаемо воссоздается не просто "музыка революции", а наша историческая память, сегодняшнее отношение ко времени, переломившему страну.

Действие начинается с пролога, где звучат фрагменты хоровых сочинений В.Дашкевича "Бумбараш" и "Солдатский реквием" в исполнении артистов театра. Песни Первой мировой, песни Гражданской войны... Трагически-обреченный запев - "Вперед, господа офицеры!", и вслед за ним непреклонный посыл: "Мы наш, мы новый мир построим..."Голоса и мелодии взлетают, предвещая грядущие столкновения, хаос и жертвы... Затемнение. Звучат первые аккорды оперы "Двенадцать". Музыка с ее сложными, дисгармоничными перепадами абсолютно совпадает с рваными ритмами поэмы; голос Е.Камбуровой то падает до хриплого шепота, то выпевает мотивчик простонародной, разухабистой плясовой, то звенит еле слышным колокольчиком. Ничего лишнего - только голос и скупые жесты. Но перед нами проносится пестрая разнородная толпа, мелькают лица прохожих - красноармейцев, Катьки, буржуя, безродного пса... И где-то там, вдалеке - профиль поэта. Черный вечер, белый снег... Мгновение, и мы все оказываемся не в зале, а там, где "гуляет голытьба" и "ничего не жаль", где царит вырвавшаяся на волю "свобода без креста" и где жизнь человека копейки не стоит... Пронзительное ощущение вздыбленного времени, вышедшего из берегов...
Театру удалось прочитать великий поэтический документ эпохи глазами нашего современника - который знает и о прекрасной поре обновления мира, и о романтических надеждах, и о трагической цене, которую пришлось за них заплатить.
Елена Покорская
20.02. 2018. РГ

/teakam.ru/about/press/dvenadtsat-khroniki-vzdyblennogo-vremeni/

ТЕАТР ЕЛЕНЫ КАМБУРОВОЙ ОТПРАВЛЯЕТСЯ В ГАСТРОЛИ ПО ТЕАТРАМ МОСКВЫ


26-й сезон Московский театр музыки и поэзии под руководством Народной артистки России Е. Камбуровой начинает необычно. Как нам сообщили в театре, пока в основном здании продолжается ремонт, к открытию нового сезона организованы «гастроли» театра на сцене ТЮЗа, театров им. Е.Вахтангова и Моссовета. Четыре спектакля в постановке И.Поповски выйдут из камерного пространства и будут впервые показаны на лучших сценах Москвы.

Так, 5, 6, 7 и 8 сентября на сцене театра им. Моссовета будут представлены сочинение для театра на музыку И.С. Баха.
30 сентября на основной сцене Московского театра юного зрителя покажут спектакль по военным песням разных эпох «Победа. Реквием».
19 октября на Новой сцене театра им. Е.Вахтангова будет показан концерт-фантазия на песни Р. Шумана и Ф. Шуберта «P.S. Грёзы», а 26 октября – спектакль-посвящение Булату Окуджаве «Капли Датского короля».

Театр музыки и поэзии под руководством Е.Камбуровой был основан в 1992 году на базе творческого коллектива певицы и актрисы. В 2002 году постоянным домом театра стало помещение бывшего кинотеатра «Спорт» на Большой Пироговской улице. В настоящее время там ведутся ремонтные работы, после окончания которых труппа откроет обновленное здание премьерными выступлениями.
https://tvkultura.ru/article/show/article_id/279765/

ЕЛЕНА КАМБУРОВА: НЕ ЭКОНОМЬТЕ НА ЧУВСТВАХ


Фестиваль спектаклей театра музыки и поэзии проходит сейчас на лучших сценах города. В Московском театре музыки и поэзии под руководством Е.Камбуровой скоро откроется новая сцена. Это подарок театру от правительства Москвы. «ВМ» уже посмотрела первую премьеру для этой сцены - музыкально-драматический спектакль «Приходите в понедельник», поставленный Кириллом Вытоптовым.

- Елена Антоновна, премьера «Приходите в понедельник» возвращает нас в социалистический строй. Как вспоминаете вы жизнь в СССР?
- Было много хорошего и много плохого. Не было вопиющей бедности и зашкаливающего богатства, как сегодня. На мой взгляд, уравниловка куда лучше, чем радикальное расслоение еще некогда равных людей. Да и песни при социализме были добрее, а исполнители профессиональнее.

- Талантливому артисту легче было пробиться на эстраду до перестройки или же сейчас, когда сотни музыкальных конкурсов и проектов?
- Ответ однозначен - раньше. Когда бал правит коммерция, это страшно.

- Есть ли в вас коммерческая жилка?
- Во мне ее нет. Но при этом я пела и на эстраде, и выступала на радио, ТВ, пела в кино, снималась... Сегодня вряд ли мне бы удалось обратить на себя внимание и достучаться до главных каналов и продюсеров.

- Вы создали Театр музыки и поэзии в очень сложный период жизни страны - в начале 90-х. Композитор А.Рыбников, которому тоже удалось открыть свой Театр назвал это «блестящей авантюрой Остапа Бендера».
- Еще большая авантюра - наш театр, созданный в то же время. Давно мечтала о нем, но даже не знала, как к этому подступиться. Настолько я скромный человек, и это неправильно. Однажды Ю. Лужков встречался с театральной общественностью, и меня буквально вытолкнул на сцену один из его помощников - рассказать о театре. Я вышла и бойко рассказала об идее будущего театра, которая заключалась в сочетании музыки и слова, и неожиданно для меня Лужков вызвал меня через день и предложил зал на Калининском проспекте на 700 мест. Но я сказала, что хотелось бы создать театр в старинном здании. Каждый раз, заходя в тот зал, я думала, что создание театра - чистой воды авантюра, ведь были только я и мои музыканты. Одна мощная организация, которая была в том здании на Калининском, стала противиться нашему соседству, и театру дали здание на Большой Пироговской. В этом здании раньше был кинотеатр «Спорт», и я, как только зашла в наше здание, сразу поняла, что место - мое. Признаюсь, что не думала о театре со спектаклями, а думала о творческих вечерах. Но встреча с режиссером И.Поповски вылилась в то, что он поставил музыкально-драматический спектакль «Грезы» по песням Шумана и Шуберта, который положил начало нашему театру. А сейчас в театре открывается Новая сцена. Я очень верю в случай, в провидение, и создание нашего театра - это чудо.


Сцена из спектакля театра: «P.S. Грезы»

- Сейчас проходит фестиваль спектаклей Театра музыки и поэзии на лучших площадках столицы, включая Театр Вахтангова. Как вам удалось этого добиться?
- Благодаря дружбе с худруком театра Римасом Туминасом спектакли нашего театра идут на сцене Театра Вахтангова. С ним я познакомилась много лет назад, когда он ставил свой спектакль «Играем Шиллера» в театре «Современник». Пригласила его в наш театр, и он тут же пришел на спектакль «Капли Датского короля» по произведениям Булата Окуджавы. С тех пор он нас не забывает.

- Наверняка у вас есть любимые поэты...
- Конечно, одна из них - М.Цветаева. Ее стихи прекрасно ложатся на музыку. Композитор Дашкевич написал музыку к ее стихам, которую я исполняю. Он же написал цикл на стихи Мандельштама в то время, когда имя поэта нельзя было даже произносить.

- А самый-самый любимый поэт?
- Представьте себе - Пушкин! В его стихах так все просто, ясно и при этом мудро!

- Есть среди наших современников люди, кого вы без натяжки могли бы назвать гением?
- Для меня это Леонид Енгибаров — клоун, которого не стало в 37 лет. Б.Окуджава был гением. Такой скромный человек, а как мощно он выражал свои чувства! Через все его произведения проходит надежда. Кстати, 17 ноября в Театре имени Моссовета я буду выступать с программой «Мой Окуджава».

- Вы по-прежнему выступаете на сцене, даете концерты...
- Сейчас я делаю это гораздо реже, чем раньше. Был момент, когда я оказалась в больнице и меня как-то забыли.

- Вам, конечно, приходилось слышать, что болезни даются человеку как испытание. А что вы об этом думаете?
- Болезнь посылается нам для воспитания терпения. Иногда благодаря болезни у человека открывается талант. Мне кажется, что меня болезнь сделала более терпеливой и смиренной. Хотя смириться с недугом трудно...

- Вы помните свой первый концертный наряд?
- Концертные платья мне всегда шили мастерицы. То, в котором я вышла на сцену в первый раз, было болотного цвета. В нем я была похожа на билетершу. Потом я предпочитала черные платья, в них всегда выглядишь лучше, чем на самом деле.

- В вашем доме много минералов, вы их коллекционируете?
- Да, потому что живопись камня для меня выше живописи рукотворной. Камень способен на невероятные рисунки. В них - природа, небо, река, гармония Вселенной.

- А еще я слышала, что вы очень любите животных. Это правда?
- Люблю - не то слово, я их обожаю. Сейчас у меня живут две кошки. Раньше была собака. Мечтала создать приют для собак, но уже вряд ли осилю.

- Если бы была возможность, что бы вы изменили в своей жизни?
- Дорогу я выбрала бы песенную, вне всякого сомнения. Правда, изначально мне казалось, что я драматическая актриса. И я доказала это, сыграв Антигону в спектакле по Софоклу. Начинала я творческий путь с лирических песен, но постепенно стали появляться песни характерные. Что бы я изменила? Я жила бы больше... женской жизнью. Личная жизнь у меня была, но я экономила чувства, не рвалась навстречу любви. Была очень сдержанной, скромной в отношениях с мужчинами. По натуре я аскет. Сейчас об этом жалею. В любви себя беречь нельзя.

- Любите ли вы Москву?
- Я живу в тихом старом районе Москвы. Я люблю Спиридоновку, Чистые пруды, район Маяковки... И место, где расположен наш Театр песни и поэзии, рядом с Новодевичьим монастырем, просто чудесное. Вид из окон нашего театра открывается невероятно красивый!

- О подсолнухах, которые «цветут» на стене многоэтажки, в которой вы живете, знает, кажется, весь район. Убедилась в этом, когда искала ваш дом. Как возникла идея так украсить здание?
- Подсолнух - символ радости и послание от Бога. А поскольку в жизни далеко не все доставляет радость, то невольно хватаешься за источники оптимизма. Идет человек по городу, видит похожие друг на друга дома, и вдруг - откуда ни возьмись - подсолнух! Люди видят наши цветы и невольно улыбаются.

- А сами вы рисуете?
- Хотелось бы, но нет, к сожалению, не рисую. Считаю, что каждый человек должен уметь петь, или рисовать, или вышивать, словом, заниматься творчеством. Я пою и выращиваю цветы. И не только на стене дома. Недавно в нашем дворе цвели подсолнухи, которые я посадила. Когда мы въезжали в этот дом, он был совсем новый. Мы расчистили двор от строительного мусора и высадили цветы. И двор наш из серого, мрачного превратился в зеленый и уютный. Первое растение, которое я посадила вместе с соседями, была спирея Вангутта. Мы сажали крошечный росток, а сегодня это чудесное растение уже выше меня.
Анжелика Заозерская
28.10. 2018, газета "Вечерняя Москва"

https://vm.ru/news/550345.html

Театр музыки и поэзии под руководством Е.Камбуровой продолжает «гастролировать» по Москве. Ремонт в здании театра на Большой Пироговской улице затянулся, и труппа вынуждена скитаться по разным площадках столицы. Однако это не мешает коллективу выпускать новые спектакли. Свою первую премьеру сезона театр представит в декабре.

Для новой постановки «Русская тетрадь, или Приходите в понедельник» режиссер Кирилл Вытоптов выбрал вокальные циклы известного советского композитора В.Гаврилина «Русская тетрадь» и «Вечерок». По словам режиссера, эта музыка стала поводом поговорить о мире женских чувств и переживаний, погрустить и поиронизировать.

«В первой части спектакля современные жительницы мегаполиса попадают в этнографический музей и предметы старинного крестьянского быта пробуждают в них страдания от неразделенной любви, девичьи мечты и грезы - чувства близкие и понятные каждому зрителю», - сообщили в пресс-службе театра.


Вторую часть спектакля можно было бы назвать «Ночь в музее». «Перед публикой развернется остросюжетная история о двух злоумышленниках, пробравшихся в музей. Только вот найденные в запасниках старинные кружева и куклы, альбомы и платья вызвали у незадачливых грабителей самые нежные чувства. В финале зрителей ждет неожиданная и совсем не сентиментальная развязка», - добавили в театре.
Премьера состоится 18 и 19 декабря на Новой сцене Театра им. Вахтангова.
http://www.teatral-online.ru/news/22944/

Суббота, 17 ноября, театр им. Моссовета (Сцена под крышей), 19:00


Когда у Б.Окуджавы спрашивали, кто его любимые исполнители, он всегда называл имя Е. Камбуровой, а про ее уникальный неповторимый стиль исполнения говорил, что «это счастливое сочетание вокала, ума и таланта». Ее творчество неразрывно связано с именем Окуджавы – первой песней, которую она спела еще студенткой, была "Баллада о Леньке Королеве". Сейчас певица признается, что даже не знает, сколько точно песен знаменитого барда в ее репертуаре. Песни Окуджавы заняли важное место и в репертуаре Театра музыки и поэзии п/р Е.Камбуровой. Многие из них прозвучат в программе "Мой Окуджава" не только в ее исполнении, но и артистов ее театра!
https://teakam.ru/playbill/preformance/moy-okudzhava/
Купить билеты без комиссии: https://teakam.ru/ticket....6944%2F
https://mossoveta.com.ru/events.....o]https
Прикрепления: 4705247.jpg(21.4 Kb) · 6781179.jpg(7.1 Kb) · 5357318.jpg(21.7 Kb) · 3693881.jpg(22.3 Kb) · 6819301.jpg(14.0 Kb) · 2511691.jpg(9.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 20 Мар 2020, 17:03 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
2020 год:
Премьера
"ПОЧТИ СЧАСТЛИВАЯ ИСТОРИЯ"
По стихам советских поэтов 50-70-х годов и не только... Спектакль о любви и о женском счастье

"Рядом с бронзой царей, разжиревших на лжи и крови,
Рядом с бронзой героев, рискнувших собой в одночасье,
Должен высится памятник Женщине, ждущей любви!
Светлый памятник Женщине, ждущей обычного счастья…
Вновь приходит зима в круговерти метелей и стуж
Вновь для звезд и снежинок распахнуто небо ночное…
Все равно я дождусь! Обязательно счастья дождусь!
И хочу, чтобы вы в это верили вместе со мною!"
- эти строки Р.Рождественского стали отправной точкой всего спектакля.

О любви говорили и говорят в любые времена и эпохи, но не всегда понимают, что же это за чувство? В отечественной поэзии ХХ и ХХI века о ней написано множество прекрасных строк. А главным действующим лицом постановки стал обычный московский дворик 50-70-х годов – свидетель встреч и расставаний, влюбленностей и ожиданий любви, счастливых свиданий и размолвок. Двор, он же дом, наполненный жизнью, смотрит на все происходящее своими окошками, такими же разными, как и судьбы каждого, живущего за ними.

  
Спектакль «Почти счастливая история» – своеобразная кинолента памяти, ностальгия по тому немного наивному, выцветшему, словно старая фотография, уже такому далекому, но прекрасному времени. В спектакле звучат стихи Ю.Левитанского, Р.Рождественского, А.Кушнера, Б.Ахмадуллиной, И. Одоевцевой, И.Снеговой, О.Шумяцкой и режиссера Анны Левановой, для которой эта постановка стала режиссерским дебютом на театральной сцене. Премьера спектакля состоялась – 8 ноября 2019 года

Воскресение, 19 апреля, Новый зал, 19:00
Купить билеты: https://teakam.ru/playbill/preformance/pochti-schastlivaya-istoriya/

К Юбилею Елены Камбуровой

Суббота, 11 июля, 16:50
"РОМАН СО ВРЕМЕНЕМ"
 (Док.фильм)
"Она эталон человека, который синтезирует музыку и поэзию" – говорит Э.Рязанов. В середине 60-х из кухонных закутков вырвались на волю странные голоса, совсем не похожие на голоса советского песенного конвейера. Они несли ощущение свободы, тот свежий ветер, по которому так истосковалась молодежь. Среди них был голос Е.Камбуровой. Хотя поначалу она совсем не собиралась быть певицей. Её привлекал театр. Он вошел в её жизнь, она сама его создала – Театр музыки и поэзии. Но это произошло гораздо позже. Видимо судьба задумала обогатить её жизненный опыт, проведя через цирковое училище, отдел Сатиры и юмора Московской филармонии, работу с разными композиторами. "Я воспитанник своих песен" – считает Народная артистка России.


https://youtu.be/Nezaxok3fEI

Премьера
"МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. ПОЛЕТ В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ"

Театр Е.Камбуровой открыл сезон премьерой спектакля «Маленький принц. Полет в одном действии». Получился разговор о вечных человеческих ценностях. Все, что связано с этой сказкой, у Камбуровой вызывает любовь и нежность. Трогательная история для детей и взрослых вошла в ее творческую судьбу много лет назад - в 68-м. Тогда актриса записала песню «Маленький принц» для фильма «Пассажир с экватора», которая принесла ей огромный успех и стала ее визитной карточкой на долгие годы. И вот, спустя много лет, вновь обращение к «Маленькому принцу» - на сцене.

«Я счастлива, что в это время, когда я тоже многое уже понимаю и так же, как летчик, понимаю какие-то вещи, но до конца, очевидно, не понимаю, если "маленький принц" что-то мне преподает тоже... Я правда, никогда не думала, что так в результате соединюсь с этой историей», - поделилась худрук Московского театра музыки и поэзии, Народная артистка России Е.Камбурова. Спектакль - почти монолог, где взрослый человек пытается вернуться в детство. А воспоминания - те самые планеты, по которым путешествует маленький принц. Не только его играет Елена Антоновна. За доли секунды она перевоплощается в короля, честолюбца, пьяницу. Идея принадлежит молодому актеру, режиссеру и композитору Денису Сорокотягину. Он - не только постановщик, но и автор музыки и песен. Говорит, артистка давно хотела выйти к зрителям с каким-то сказочным материалом. Ответ - что ставить - нашелся случайно в интернете. В плейлисте выпал камбуровский «Маленький принц». То, что надо ставить историю Экзюпери, сомнений не было. «Я хотел сказать, что несмотря на множество людей, которые находятся рядом с тобой, человек все равно остается одинок, он осмысляет свою жизнь и может помочь себе только сам в этой пустыне нашего времени», - говорит Д.Сорокотягин.
«Маленький принц. Полет в одном действии» - история о самом главном, ценном, сокровенном в жизни. О красоте, дружбе, любви, верности... История для каждого: будь то ребенок или взрослый.
Мария Трофимова
07.09. 2020. Новости культуры

https://tvkultura.ru/article/show/article_id/367650

Премьера
"МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. ПОЛЕТ В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ"
По мотивам сказки Антуана де Сент-Экзюпери (перевод с французского Норы Галь)


Спектакль "Маленький принц. Полёт в одном действии" - своеобразное ностальгическое
воспоминание об одной из главных тем в творчестве Е.Камбуровой. Это разговор о вечных человеческих ценностях, которые стали забываться в современном суетном мире,  разговор о попытке снова взлететь, несмотря ни на какие жизненные "аварии".
https://teakam.ru/playbil....o]https
Прикрепления: 9526737.jpg(15.0 Kb) · 9848414.jpg(11.2 Kb) · 9073391.jpg(9.9 Kb) · 9140004.png(3.6 Kb) · 7931422.jpg(11.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 30 Янв 2021, 13:32 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
Премьера
СТИХИйный XXI век
Экспериментальный проект по поэзии и прозе современных российских авторов

В основе спектакля – идея актуализировать пространство классического театра, привнести в него современные поэтические и прозаические тексты, созданные и существующие в контексте нашей сегодняшней жизни – в первую очередь,  в ситуации вынужденного одиночества и изолированности людей в «эпоху ковида».   

Восемь монологов складываются в единую пьесу о том, что общение – необходимость человеческого существования,  и не важно, как оно происходит: в модном zoom или иным способом, главное – высказаться, поделиться тем, о чем невозможно молчать, потому что проговоренное слово – способ сохранить в памяти самые важные моменты жизни. Каждый из героев спектакля в результате приходит к тому, что единственная константа и точка отсчета  – любовь и потребность в другом человеке. Ткань спектакля – единая стихия (стих и я) поэтических и прозаических текстов, возникающих из тишины и сама тишина здесь становится стихией чувств,  переживаний и смыслов. 

В спектакле звучат произведения Б.Рыжего, В.Павловой, Е.Долгопят, А.Русс, О.Седовой, А.
Хитрик, М.Жванецкого, А.Дельфинова,  Д.Сидерос, А.Кириллова, В.Полозковой, О.Ягодина, Д. Арбениной, Д.Крупской, Е.Заостровцевой, Д.Воденникова, А.Бордукова и Д.Сорокотягина, а также музыкальная тема О.Синкина. 


17 января состоялась первая премьера нового года - спектакль "СТИХИйный XXI век"!
В нашем репертуаре это первая постановка по поэзии и прозе современных авторов, проект экспериментальный и для нашего театра во многом необычный! И мы очень рады, что спектакль нашел самый горячий прием у зрителей! Поздравляем всю команду спектакля с прекрасной  премьерой, а режиссера Дениса Сорокотягина - с блестящим воплощением дерзновенной мечты! Так держать! И - к новым успехам! Следующий спектакль - 19 февраля! (Все билеты проданы. Следите за афишей на март)
//teakam.ru/playbill/preformance/stikhiynyy-xxi-vek/
https://teakam.ru/about....toyalas

ЕЛЕНА КАМБУРОВА: «КРАСОТУ НУЖНО ОБЕРЕГАТЬ!»
С плакатом «Берегите детей и зверей» народная артистка России могла бы выйти на улицу


Елена Камбурова не стала повсеместно узнаваемой звездой потому, что никогда такого рода славы не искала. Но её голос знают и любят слушатели и кинозрители. Как и песни на стихи замечательных поэтов.

– В 2020-м вышла книга ваших воспоминаний «Совсем другая песня». Помимо увлекательной истории жизни у вас там целое созвездие талантов. Я – про персонажей книги. Первым из творческих людей вам встретился Калягин – так?
– Да. Мне было 18 лет. И в нашу театральную студию ходил молодой человек Саша Калягин. Кто знал, что он вырастет в великого актёра? Он очень активный деятель, возглавляет СТД …

– А вы ходите смотреть его спектакли? Или же он сам иногда в вашем театре бывает?
– Он всё собирается к нам. Сколько времени прошло – и никак не доберётся. Может быть, потому, что ему тоже вечно некогда. Но думаю, что он доберётся. Нам есть что показать. Выпустили премьеру – «Маленький принц» Сент-Экзюпери. Это мой моноспектакль – с участием других актёров.

– Вернёмся к вашей книге. Отдельное спасибо за большой рассказ о Ф.Раневской. Читал и думал: как много схожего в ваших судьбах! Есть такая поговорка: что имеем – не храним… Вот и вы с горечью пишете о том, как публика на ваших выступлениях не понимала, с чем сталкивалась…
– По сути, я долгое время расплачивалась за свою любовь к определённому роду песен, к которому тогда зритель был совершенно не готов. Он воспитывался только на эстрадных песнях. В лучшем случае это было творчество Шульженко, Великановой. Попсы тогда не было. Исполнялись милые эстрадные песни. А с чем выходила на сцену я? В первую очередь это были глубокие стихи, которые поддерживались музыкой. И если люди никогда прежде такого не слышали, они не понимали, почему я об этом пою, что это вообще такое. Вот в чём была причина всех моих бедствий.

– Ну, не знаю – как можно было не оценить вас как явление! На меня неизгладимое впечатление произвели ваши выступления, где каждая песня – мини-спектакль. Подкупает и восхищает ваше очень творческое отношение к тому, что вы делаете.
– Сами песни мне это подсказали. Понимаете, я ведь не думала, что делаю что-то особенное. Считала, что песни – это просто настроение. А потом появились необычные произведения. Первой ласточкой стала песня Матвеевой «Окраины». А после спела «Балладу о смерти Ивана Грозного». С.Никитин написал музыку на стихи Д.Самойлова. Там расклад на множество героев: есть и государь, и звонарь, и бояре, и народ… Можно было бы и просто так это спеть, конечно. Но я так не могу. Певица – всегда актриса. И моё актёрское начало проскользнуло в то, чем хочется поделиться с публикой. Кстати, в «Маленьком принце» тоже немало интересных персонажей, и все они требуют определённых голосовых красок.

– Голос, конечно, у вас удивительный: есть и глубокая выразительность, и большой диапазон.
– Песни Н.Матвеевой, с которых я начинала, не требовали серьезных вокальных данных: (напевает) «Летняя ночь была тёплая, как зола. Так незаметным шагом до окраин я дошла». И всё другое пела таким же образом. Когда я в училище занималась вокалом, мой педагог Е.Я. Петкер сказала, что сделает из меня колоратурное сопрано. И так мой голос наверх тянула, что я после этого разговаривать не могла! В общем, я бросила вокал, сказала сама себе, что никогда не буду петь, что стану только читать со сцены. И только после песен Матвеевой начала снова заниматься своим голосом – но уже самостоятельно. А решения, как именно исполнять то или иное произведение, приходили ко мне интуитивно.

– А бывало ли у вас так, что после взятия песни в репертуар каким-то образом менялась её трактовка, аранжировка аккомпанемента?
– Трудно из года в год петь одни и те же песни совершенно одинаково (улыбается). Всякий раз, когда я что-то пою, у меня ощущение, что исполняю это произведение в первый раз. Это очень важное ощущение. Нужно, чтобы песня тебе ни в коем случае не надоедала, понимаете? У Окуджавы есть такие строчки: «Хожу я и песенку слушаю, она шевельнулась во мне». Важно сохранить трогательную интонацию Окуджавы. Принято считать, что на сцене нельзя плакать, что это нехорошо. Но я хорошо помню: когда первые разы пела «После дождичка небеса просторны, голубей вода, зеленее медь», у меня слезы наворачивались – так трогала эта песня.

– Если сегодня из множества песен, вами исполненных, выбрать три самые любимые – что назовёте помимо шедевров Б.Окуджавы?
– Он для меня целая школа. Эталон. Это то, к чему я всю жизнь стремлюсь. Люблю его – чем дальше, тем больше. Потому что он никогда себе не изменял. Все, что он написал, мне и сегодня очень интересно.

– А что вам дорого ещё? Может быть, песня про Маленького принца?
– Конечно, это тоже очень трогательная песня. Довольно долгое время её пела. Между прочим, «Маленький принц» Таривердиева и Добронравова – первая моя запись для кино. Фильм «Пассажир с «Экватора» мало кто помнит. А песня осталась и положила начало большой моей серии записей в кино.

– Песню Э.Артемьева «Где же ты, мечта» в картине «Раба любви» не забыть никогда…
– Знаете, как записывают? Внизу в студии стоит микрофон, в него поёшь – а наверху микшерская, где сидят звукорежиссёр с режиссёром фильма. Но Н.Михалков спустился ко мне и проживал песню, стоя рядом. До меня записались несколько певцов, но режиссёр искал какое-то особое звучание. Было два дубля. Я хотела по привычке записать ещё несколько раз, но Михалков сказал: «Нет-нет, больше не надо, всё хорошо».

– В кино и телефильмах вы спели не только лирические, но и озорные песни. Считаю, вы очень украсили «Приключения Электроника»!
– Очевидно, что детство как во мне поселилось, так и до сих пор не уходит. И в остатках голоса это ещё немножко заметно.

– Удивительно: у вас – глаза ребёнка! А если попробовать подобрать название к вашим выступлениям, сразу вспоминается выражение «половодье чувств». Но вешние воды неизбежно быстро сходят. А чем постоянно напитываетесь вы? Что это за чудо?
– Не знаю. Я люблю цветы – ромашки, незабудки, другие полевые. Нежно отношусь к цветам, которые мне дарят. Цветы – это божьи глаза. Я каждый раз думаю: какое же это чудо – цветок вырос из зёрнышка в земле и распустился. Какая красота! У Вити Луферова есть замечательная песня «Баллада о зелёной траве» с припевом: «Так прорастай, так прорастай, моя трава!»

– Как родился Театр музыки и поэзии под руководством Е.Камбуровой?
– Наш театр появился чудом. Мы расположились на первом этаже жилого дома, в трёх залах – и нам хорошо. Можно было бы побороться ещё и за подвал, и за помещение, где сейчас кафе, – но необходимых для этого мускулов не хватает… Рада, что работаем в камерном зале. Я так люблю камерность! Для меня крайне важно чувствовать дыхание публики. Прекрасно помню: в начале 90-х мы с А.Градским ехали в поезде из Германии. И с нами был один человек из Управления делами президента, Л.С. Шемаев. Зашёл разговор о творческих планах, мечтах артистов. И Градский говорит: «Очень хочу свой театр!» Я тихо добавила, что у меня такая же заветная мечта. На что Шемаев заявил: «Будет вам по театру!» Я, разумеется, подумала, что это была шутка. И вскоре Шемаев оказался вместе с нами на ежегодной встрече мэра Москвы с творческой интеллигенцией. Жаль, что сейчас Собянин ничего такого не проводит… Я сидела, просто слушала. И вдруг Лев Сергеевич обратился ко мне: «Что сидите? Быстро выходите к микрофону, скажите, что вас волнует!» Экстремальная ситуация – это потрясающая вещь. Вдруг неожиданно для себя я заявила: «К большому сожалению, у нас в стране нет театра музыки и поэзии. А он должен быть. Стихи под музыку – удивительное сочетание, мощное по силе воздействия…»  Дословно уже не помню. И вскоре меня вызвали к Лужкову. Это просто невероятно! Юрий Михайлович с ходу предложил мне зал «Росугля» на Новом Арбате, 13. Я ответила, что это современная постройка, здание слишком большое. Но мне настоятельно рекомендовали хорошо подумать. Я согласилась, но «Росуголь» долго нас не пускал в свои владения. В общем, стали искать другое место. И когда я вошла в здание бывшего кинотеатра «Спорт», нам там понравилось. Но спектаклей у нас не было ни одного! А мы получили помещение под театр – ну разве это не чудо!

– Получается, театр – это не только спектакли…
– Выходит, так. Мы начали с песенных вечеров. Думала также организовывать поэтические программы. А потом О.Синкин, музыкант, который вместе со мной работал, предложил исполнить песни Шуберта и Шумана. Спели. На одном из концертов побывал режиссёр И.Поповски. И он решил на этом материале сделать с нами спектакль. Так получились «P.S. Грезы…»

– Многим прекрасно знакома фраза: «Красота спасёт мир». А кто бы мог помочь красоте в этом непростом деле?
– Красоту нужно оберегать. Её легко и быстро можно уничтожить. Но бережное отношение к красоте может спасти мир.

– Рад был встретить на страницах вашей книги упоминание о композиторе В.Дашкевиче…
– Дашкевич – моя большая радость. Мы случайно с ним встретились в середине 70-х. Я услышала песню из фильма «Бумбараш». Она меня сразу заинтересовала, о чём я и сообщила композитору. У него очень точный подбор стиха. И он хорошо умеет распределиться в работе. Очень многим нравится писать слишком лёгкую музыку. А Дашкевич писал на стихи Маяковского, Мандельштама, Цветаевой, Ахматовой. Очень благодарна ему за работу. Не так давно он написал музыку к поэме А.Блока «Двенадцать». Эту камерную оперу поставили в нашем театре. Хотелось бы продолжить сотрудничество. Его недаром зовут писать музыку для кино. Он умеет уловить тайный смысл происходящего на экране – каким-то чудесным образом.

– Ещё одно чудо – то, что вы никогда ни с кем не рассорились в мире искусства!
– Секрет простой. Практически со всеми я общаюсь с восторгом. Как же я могу поссориться с тем, кто нравится? Просто не представляла, как можно было конфликтовать с тем же Дашкевичем, Б. Окуджавой, Ю.Левитанским…

– Про Левитанского в одном из интервью вы сказали, что его стихи нужно обязательно включать в школьную программу…
– Конечно!

– А с кем ещё из поэтов хорошо бы познакомиться старшеклассникам?
– С поэзией Д.Самойлова. И А.Тарковского.

– А поэзия третьего тысячелетия вам знакома?
– Мне стыдно очень, что не помню интересных авторов по фамилиям. Где-то лежит этот список, не так давно сделанный. Сейчас могу назвать одного Гандлевского. Мне предстоит внедряться в современную поэзию.А что касается новой поэзии… Видите ли, сейчас очень много зауми в стихах. А я воспитана на другой поэзии. Когда мне показывают стихи какие-то, присылают что-то, очень часто отвечаю: «Простите, мне ближе Пушкин, Цветаева, Ахмадулина, Левитанский, Самойлов – где всё по полочкам». А в современных текстах трудно разобраться.

– Ваше мнение о телешоу «Голос»?
– Встречаются ребята с потрясающими голосами! Но всё же мне трудно представить, чтобы в рамках этого телепроекта кто-то исполнил музыкальную новеллу. Этому не научишься за пару месяцев. Я на телевидении до сих пор «неформат». Мои выступления не снимались. Был только фильм-концерт полвека назад, «Монолог» – и то он долго лежал на полке, вроде как певица в брюках – это не было принято. Фильм «Поёт Елена Камбурова» сняли в 1984-м. Вот, собственно, и всё. А на Первом канале вы меня видели? Даже «Культура» не интересуется Театром музыки и поэзии. Разве что показали передачу обо мне в день рождения. А я могла бы представить публике ребят, которые хотят делать на сцене то, чем я занимаюсь. Если бы наше дело стало телеформатом, то жизнь в стране очень сильно изменилась бы. Ведь песня воспитывает лучшее в человеке. В певцах, артистах воспитывается сострадание – не только к людям, но и к животным. По тому, как человек относится к животным, для меня понятно, что он собой представляет.

– Театральное дело, вокал – это то, что передается из рук в руки. Вы могли бы многому научить творческую молодёжь. Какой совет дадите начинающим певцам?
– Попрошу хотя бы не петь попсу. И обратить внимание на такое детище человечества, как поэзия. Ведь люди всегда не только просто любовались природой, но и воспевали её. Песня может быть разной. Мне очень не хватает нежных песен. Нежность выше любви. Из нежности вырастает очень многое. А сегодня все побеждает прагматизм, желание заработать. Свобода, пришедшая с перестройкой, быстро выродилась во вседозволенность. Люди учатся прежде всего хапать. О миллионерах стали говорить с уважением. А на что они тратят свои миллионы – боже мой…

– Ваша книга начинается с ироничного воспоминания о том, как вас в детстве дразнили сибирской гречкой. Вы родились в Сталинске, ныне Новокузнецке, – а что в вас от сибирячки и что от гречанки?
– Я довольно часто мерзну – какая уж тут сибирячка? (Улыбается.) Но во мне живёт тихое упрямство – всю жизнь, несмотря ни на что. Это даже удивительно. Сколько раз можно было плюнуть на все – и начать плыть по течению…

– И ни разу этого не хотелось?
– Нет. А многие вещи со мной произошли совершенно случайно. К примеру, приход на радиостанцию «Юность». Первая запись была с Кобзоном. Мой бывший муж написал для нас песню. Иосиф тоже был тогда, по сути, начинающим певцом. Но я так переволновалась на записи, что потом мою партию переозвучила М.Кристалинская. То-то я удивилась, когда услышала песню в эфире! Но это факт – первая моя запись на радио была в никуда. Потом записала сразу несколько песен Н.Матвеевой – и началась другая жизнь.

– Дуэта с Кобзоном не случилось. А с кем из артистов мечтали спеть? С Шульженко?
– Г.Великанова, К.Шульженко, Т.Ханум – это три певицы, любимых с детства. Но ни одной из них я в этом не решилась признаться. Мне казалось, этим я подчеркну нашу разницу в возрасте. Сейчас ко мне часто подходят и говорят, что слушают с юных лет – и мне это приятно, обижаться тут не на что. А я боялась обидеть своих знаменитых коллег…

– Вы не успели ответить, что в вас от гречанки. Мне кажется – любовь к жизни, потрясающая витальность!
– Когда в 2006-м режиссёр О.Кудряшов предложил мне Антигону сыграть, я так ухватилась за это – и сыграла. Этот спектакль довольно долго шёл в нашем театре. Работать в нём было большим удовольствием – кроме Антигоны я играла там Креонта, Гемона, Исмену, Эвридику и др. героев. Так что в этом спектакле что-то греческое во мне пробудилось, да! (Улыбается.)

– В нашем разговоре вы назвали упрямство одним из своих важных качеств. А мне кажется, речь о целеустремленности, силе духа. «Делай, что должно, и будь, что будет» – это же про вас!
– Согласна.

– Получается, вы тоже, как Окуджава, не изменяли себе – и постоянно били в одну точку…
– Да, мне довольно долго предлагали упростить хотя бы часть репертуара. Но я всегда стояла на своём.

– Кому принадлежит идея написания книги?
– Я очень дружна с Н.Василевской. Это мой соратник. Она гораздо моложе меня. Но тем не менее мы часто и мыслим, и чувствуем одинаково. Она знала, что у меня сохранилось много дневников – за исключением детских записей. Я бы дорого отдала, чтобы прочесть их сегодня. Вести дневник было принято во времена моей молодости. Правда, я писала только о концертах и работе над ними. Нет ни строчки о том, в кого я была влюблена, кто меня любил… И однажды Надежда попросила разрешения прочесть мои дневники. Прочла – и предложила написать на их основе книгу воспоминаний. Я долго сомневалась, но она меня убедила. Огромное ей спасибо и за это, и за огромную помощь в работе. Как мне кажется, эта книга – рассказ о том, в какое сумасшедшее время мы жили. Чего стоила одна борьба с цензурой…

– Отдельное спасибо за музыкальный подарок: к книге прилагается компакт-диск с вашими песнями. Сами выбирали?
– Конечно. В принципе мне ни за одну песню не стыдно. Нет, за одну-единственную – стыдно. Но я её спела только однажды. Композитор К.Акимов, когда был моим мужем, предложил исполнить песенку «Я тебя не люблю». В дальнейшем я стала сверять свой репертуар по песням Н.Матвеевой. Если новое произведение сочеталось с ними – включала его в программу, соглашалась записывать.

– Все ли ваши мечты сбылись? Ведь в детстве вы мечтали стать дрессировщицей…
– В цирке, слава богу, я не оказалась. Всё-таки дрессура очень жестокая вещь. Мне всегда хотелось сняться в кино в драматической роли. Мне кажется, я бы справилась. На концертах довольно часто работаю на крупном плане, шёпотом, когда твой главный союзник – микрофон. Но вот не случилось кино в моей жизни. О чём мечтается сегодня? Даже не знаю.


Чтобы наш театр жил долго. Чтобы уныние не овладевало мной периодически. Хотелось бы легко смотреть на мир – до самого последнего мгновения!

– С каким плакатом вы могли бы выйти на улицу?
– С таким: «Берегите детей и зверей!»

– Это ваш жизненный девиз?
– Нет, мой девиз – старый как мир. Эта фраза уже прозвучала в нашем разговоре: «Делай, что должно, и будь, что будет».

– Делать всегда непросто. Для этого нужна вера в себя, неуспокоенность, желание самосовершенствоваться.
– Без уверенности в себе никуда.
Беседовал Юрий Татаренко
13.01. 2021. Литературная газета

https://lgz.ru/article....i4sZKnA


Книга воспоминаний Е.Камбуровой — певицы, народной артистки РФ, основателя и худрука Театра музыки и поэзии - приоткрывает читателю многие прежде неизвестные стороны жизни и творческой судьбы актрисы. Мемуары повествуют об истории ее семьи и предках, впечатлениях раннего детства и трагикомических фиаско первых выступлений на публике, о преодолении разного рода препятствий на пути к сцене, об учителях и коллегах, творческих соратниках и единомышленниках, успехах и провалах.

Камбурова с благодарностью вспоминает людей, с которыми ее сводила судьба, в их числе Ц. Мансурова, Ф.Раневская, Ю.Левитанский, Б.Окуджава, И.Шварц, Р.Быков, Л.Енгибаров и мн.др. В живом, динамичном, окрашенном самоиронией повествовании переплетены необычные коллизии и житейские сюжеты, радость и грусть, комическое и трагическое. Воспоминания дополняют гастрольные дневники актрисы, позволяющие читателю заглянуть по ту сторону рампы, за кулисы, ощутить изнутри, какой ценой дается успех на сцене и из чего он состоит. Книга иллюстрирована редкими фотографиями и документами из личного архива артистки (в их числе автографы и рисунки Ф.Раневской, которые публикуются впервые). Издание сопровождается аудиодиском с записями избранных песен Е.Камбуровой. 
https://www.rp-net.ru/store....D=11186
Прикрепления: 9333256.jpg(19.1 Kb) · 5677462.jpg(8.7 Kb) · 5160901.jpg(14.9 Kb) · 9329409.jpg(9.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 04 Фев 2021, 10:22 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
Четверг, 4 февраля

11:10; 00:50
XX век. "МОЙ ТЕАТР. ЕЛЕНА КАМБУРОВА"
 (1989) (Россия, 2020)
Вступительное слово - И.Поповски, театральный режиссер. Народная артистка РФ, основатель и худрук Театра музыки и поэзии Е.Камбурова долгое время чувствовала себя в творчестве "одиноким путником в пустыне". Её видение песни не совпадало с мейнстримовским представлением. Еще студенткой эстрадно-циркового училища она поняла, что по духу ей близки песни, музыка и слово, которые органично передают её чувства и мысли. Но первая же сольная программа, записанная на радио, была "зарублена" - из 13 песен на стихи Н.Матвеевой, Б.Окуджавы, Ю.Левитанского, Д.Самойлова, в эфире звучали только две - "Орлёнок" на стихи Я.Шведова и "Гренада" на слова М.Светлова. Она выбирала стихи запрещенных в советское время поэтов О.Мандельштама, Н.Гумилева, М.Цветаевой, Ю.Кима, вынужденного скрываться под псевдонимом - Михайлов. Не всякий зритель готов был слушать высокую поэзию, которую так отважно защищала Камбурова. И это её очень тревожило. По гастрольным маршрутам музыкальной группы Е.Камбуровой следовал режиссер и оператор этого фильма Г.Карюк, с которым певица делится размышлениями о поиске своего зрителя. А до открытия своего Театра музыки и поэзии еще 4 года… Особое место в её творчестве всегда занимал Б.Окуджава, который считал Камбурову "великой певицей, номер один, прежде всего потому, что она не просто певица, а почти соавтор всего того, что исполняет".
https://tv.yandex.ru/program/hx-vek-4775172?eventId=171557214

Прикрепления: 1086634.png(3.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 12 Июл 2021, 00:34 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
ЕЛЕНА КАМБУРОВА: ДВЕРИ ТЕАТРА ЗАКРЫТЫ ДЛЯ ГРУБОСТИ И ПОШЛОСТИ
Слово и музыка сделали Е.Камбурову известной и уникальной в своем жанре – поэтической песни. Актриса, певица, основатель и худрук Театра музыки и поэзии. Она удостоена десятков наград, среди которых звания заслуженной артистки РСФСР (1983), народной артистки России (1995), лауреата Госпремии РФ (2000) и мн. др. Еще будучи маленькой девочкой, скромной и застенчивой, она мечтала о сцене. Как говорит сама Елена Антоновна: «Меня вел внутренний голос», и именно он привел ее в жанр поэтической песни. Именно с чтения стихов в сопровождении музыки началось ее большое творчество. А потом большое кино, мультипликация, и фамилия Камбуровой стала знакома каждому композитору и кинорежиссеру. И, конечно, зрителю, который влюбился в ее искреннее исполнение в таких картинах, как «Дульсинея Тобосская», «Пеппи Длинный чулок», «Гардемарины, вперед!» и т. д. Ее творчество оценили Ф.Раневская и Б.Окуджава, с которыми у актрисы завязались теплые отношения. А в январе 2021 г. в Театре состоялась долгожданная премьера спектакля о Тонино Гуэрре – известном сценаристе, режиссере и актере, столетие со дня рождения которого отмечалось в минувшем году. Каков был творческий путь нашей героини и с чем ей пришлось столкнуться, что такое патриотизм и судьба и почему важно любить природу и животных.

– Елена Антоновна, уже 30 лет вы худрук собственного Театра музыки и поэзии – места, где слово обретает смысл и содержание. Что менялось за время его существования?
– Когда я начинала, у нас не было ни одного спектакля. И это чудо, что появился театр, у которого не было спектаклей. За это я очень благодарна бывшему мэру Москвы Ю.М. Лужкову. Театр открылся, и постепенно начали появляться спектакли. Часть из них были музыкальными – «Грезы», «Абсент», «Земля». А потом начались и драматические спектакли. В них много света, доброты, тепла, поэтому они сохраняются годами и не исчезают. Например, в спектакле «Капли датского короля» есть 2 детские роли, и нам приходится менять артистов и вводить новых ребят.

– Почему ваш театр называется именно так, а не наоборот, – поэзии и музыки? Насколько я понимаю, именно слово для вас играет ключевую роль?
– Все просто. Когда я думала о названии, решила, что «Театр музыки и поэзии» будет благозвучнее. Хотя для меня тогда важны были именно чтецкие вечера, когда на сцене в основном звучат стихи или песни на хорошие стихи. Как мы назвали, так и пошло. Музыка в нашем театре играет огромную роль.

– Какой Е.Камбурова руководитель? Как вы общаетесь с коллективом, что за атмосфера в вашем театре?
– Я человек не властный и не жесткий. Это 2 несовместимые вещи – я и власть. Могу принять решение и не допустить спектакль в нашем театре, сказать, что это нехорошо. Такое было, и мои коллеги мне поверили. Но чтобы кричать, стучать по столу кулаком, это совершенно не моя история. И слава богу, у нас есть режиссеры, например О.Кудряшов, И.Поповски, замечательные, талантливые, к которым все прислушиваются. Также О.Синкин, музыкальный руководитель, часто именно он подает идеи к муз. спектаклям. Получается, мы все руководители театра.

– Наверняка вы посещаете и другие театры Москвы. Где вам нравится? Какие постановки удивили за последнее время?
– Мне нравится Театр им. Моссовета. Там играют один из моих любимых спектаклей «Встречайте, мы уходим», абсолютно чудесный, человечный, добрый, искренний. С этим театром я дружна и также дружна с блистательным актером В.Сухоруковым. Люблю Театр «Мастерская Петра Фоменко», где играют многие музыканты нашего театра, актеры. На эту тему мы даже шутим, что у нас одна музыкальная часть. Мы вместе проводим старый Новый год 13 января.

– Ваш творческий путь долгий. Вас знает и любит вся страна. Как все начиналось?
– Да, действительно, путь насыщенный и долгий. Именно поэтому накануне вышла в свет моя книга «Совсем другая песня». Там я и рассказываю о том, с чего начинался мой путь. А началось все на радио, когда я училась в эстрадно-цирковом училище, мне попались песни Н.Матвеевой. Я заразилась ими и очаровалась, начала их исполнять. Вслед за ними последовали песни Б.Окуджавы. И эти песни отличались от эстрадных тем, что в основе были настоящие стихи. Меня зацепило слово, смысл. В это время я как раз очень интересовалась поэзией, много выступала для студентов в вузах. Но публика по-разному принимала меня. Студенты – тепло, с овациями. Другая публика – настороженно. Потому что привыкли, что эстрада есть эстрада. Помню, однажды мне даже сказали: «А почему вы не улыбаетесь во время исполнения?» Это было неким укором.

– Цензура оказала влияние на ваше творчество?
– Конечно. Цензура в то время была серьезная, мои концерты чуть ли не запрещали. Помню разгром моего первого сольного выступления. Тогда выручил Ролан Быков, который позвал комсомольцев, чтобы они посмотрели мою программу. Я показала перед ними ту самую программу, и они встали на мою защиту. А потом еще дали звание лауреата Премии Московского комсомола. Я начала выступать с этим званием, но оказалось, что это еще труднее. Потому что от меня потом все ждали, что я буду исполнять бойкие комсомольские песни, а на самом деле это были мои баллады, музыкальные новеллы. Вот так со своей программой я объездила много городов. Меня хорошо принимали в Минске, Ленинграде, Новосибирске и др. крупных городах. Зритель меня очень поддерживал. За пределами СССР меня встречали с овациями в Польше, потому что им это близко, у них были исполнители моего жанра песенной поэзии. Хотя долгое время за рубеж не пускали. Испытать пришлось многое, но я счастлива, что у меня был такой путь.

– Вас укоряли за то, что исполнение не вызывало улыбки. Сегодня песня и сама музыка считаются средством развлечения. Что должны нести в себе музыка, песня? Основной посыл?
– Когда я пела свои песни, параллельно существовала эстрада, но она была добрая. И я никогда не думала, что песня выродится в попсу. Рядом с попсой советская эстрада кажется чудесной, вспомните песни А.Пахмутовой. От того, что происходит в мире музыки сегодня, мне очень обидно и грустно. Сегодня свобода выразилась во вседозволенность. И поэтому я счастлива, что у меня есть театр, двери которого закрыты для грубости и пошлости.

– Жанр театральной поэтической песни уникальный. Какие его главные составляющие?
– Это стихи, окрыленные музыкой. Когда мне показывают песни, я слушаю и понимаю, если музыка хорошая, а стихи не очень, я не могу это петь. А если достойные стихи и средняя музыка, пытаюсь скорректировать музыку. Это сделать намного легче.

– В вашей биографии значится не одно учебное заведение. Вы пробовали поступить в Театральный институт им. Щукина, не получилось. А потом?
– Я не поступила и находилась в полной растерянности. И одна моя знакомая предложила поступить в Училище циркового и эстрадного искусства, которое всегда до того года было цирковым. Это был первый набор на «эстраду». Я поступила туда с художественным чтением и даже отказывалась от уроков вокала. Помню, что радиостанция «Юность» мне предложила прочитать «Нунчу» М.Горького, а в итоге это явилось предлогом для знакомства с Ф.Раневской. Она случайно услышала мою запись на радио и написала письмо в редакцию с похвалой моего выступления. Через какое-то время я с ней встретилась, подружилась и была не раз в гостях. Вообще чудо, жизнь меня сводила с легендарными людьми: Фаина Георгиевна, Б.Окуджава…

– Как вы считаете, человек сам творец своей судьбы или есть то, что предписано ­свыше?
– Есть такое понятие – «внутренний голос». Например, я в детстве была очень застенчивая, скромная, но почему-то всегда думала, что буду актрисой. Это сама судьба стучалась ко мне. Наверное, мне на роду было написано, что я буду иметь отношение к сцене.

– Как в вашу жизнь пришли кино и мультипликация? На каком этапе?
– В свое время я очень активно работала с М.Таривердиевым. Исполняла песни на его творческих вечерах. Он начал писать музыку к кинофильмам. Одним из его первых кинофильмов был «Пассажир с экватора», и он попросил меня записать песню «Маленький принц» на стихи Н.Добронравова. Сейчас эту песню знают все. Вот это был мой дебют в кино, а потом закрутилось…

– В одном из интервью вы сказали, «что люди для вас делятся по принципу их отношения к природе и животным». Откуда у вас любовь ко всему живому? Это привито родителями?
– Это для меня равноценные понятия. И разрушать природу – это страшное преступление. Я особенно нежно отношусь и к траве, и к деревьям. А животные – для меня это драгоценность. Люди, которые не понимают, что животные – это живые существа, что над ними издеваться нельзя, сами как звери. Человек, который не любит животных, непонятен мне. Это не привито родителями, я просто с детства люблю животных, когда вижу собаку, умиляюсь, улыбаюсь. Раньше я более активно занималась темой защиты животных, мы писали письма, устраивали совещания. Эта тема для меня особенная, болезненная. На награждении Госпремией я обратилась с этим вопросом к президенту и попросила его, чтобы у нас в стране был принят закон о защите животных. Тогда я сказала, что этот закон позволит человеку стать человеком.

– На ваш взгляд, почему есть такая проблема в нашем обществе?
– Это уровень культуры. Отношение к животным – это мерило человечности. Это не просто отдельная тема.

– На станции м. «Менделеевская» есть необычный памятник собаке, к созданию которого вы имели отношение. Не все наши читатели знают об этом. Расскажите, что за памятник? Кому посвящен?


– Эта скульптура появилась в 2007 г. Представляет собой беспородную собаку, которая мирно лежит на постаменте, почесывая задней лапой ухо. Надпись на памятнике гласит: «Сочувствие. Посвящается гуманному отношению к бездомным животным». Это все было непросто. Мы собирали подписи. Памятник – знак того, что нужно любить и уважать животных, особенно бездомных. И головка этой собачки блестит, потому что все подходят и гладят.

– Елена Антоновна, а что для вас значит патриотизм?
– Я патриот в определенном смысле, патриот нашей литературы, кино, наших гениальных творческих людей, актеров, режиссеров, художников, скульпторов. В этом смысле мы очень плодовитая страна с невероятно сложной историей, которую надо помнить.

– Несмотря на то что у вас огромное количество наград и заслуг, вы производите впечатление человека скромного и абсолютно нетщеславного. Хотя тщеславие – это неотъемлемая часть артистической профессии…
– Я с самого начала поставила себе цель служить ее величеству поэзии, служить чему-то доброму, светлому.

– Елена Антоновна, сегодня культурная сфера претерпевает кризис. Наша беседа проходит в декабре. Пока не очень понятна ситуация в связи с пандемией во 2-й половине января, когда увидит свет это интервью, но сегодня максимальное число зрителей в театрах, кинотеатрах и концертных залах не должно превышать 25% общей вместимости зала. Как театр работает в нынешних условиях?
– В нашем театре помимо спектаклей также есть творческие вечера. Вот некоторые из них мы переносим. А спектакли почти все остались. Только что сыграли «Капли датского короля», продолжаем играть спектакль «Маленький принц». Честно говоря, играть, когда совсем мало людей, – это грустно. Но выходить на сцену даже для 10 зрителей лучше, чем вообще не выходить. Нашему театру почти 30 лет. И все спектакли, которые у нас возникли, они не уходят. Например, «Капли датского короля», спектакль по песням и биографии Б.Окуджавы, отыграли 555-й раз.
Лидия Дронова
12.01. 2021. Учительская газета

https://ug.ru/elena-kamburova/

ЕЛЕНА КАМБУРОВА: «НЕОБХОДИМО ИЗБАВЛЯТЬСЯ ОТ ПОПСОВОГО МЫШЛЕНИЯ»
Вышла книга воспоминаний Елены Камбуровой «Совсем другая песня».


- Что послужило основой для книги: дневниковые записи, которые вы вели на протяжении многих лет, или внезапно возникло желание взяться за перо?
- Конечно, дневники. Иначе к столь кропотливому труду я бы вовсе не подступилась. Здесь, помимо всего, большую роль сыграла моя хорошая подруга Н.Василевская. Именно она подтолкнула меня к тому, чтобы издать мои дневниковые наблюдения. Я однажды дала ей почитать свои записи, и она намекнула, что неплохо было бы все это дело как-то художественно оформить и издать. Я прислушалась к совету, и таким образом родилась книжка. В которой, кстати, нет ни слова о моей личной жизни - только творческая составляющая.

- Как лично вы и ваш театр, в частности, переживаете столь непростой для каждого из нас период?
- Вы знаете, несмотря на всю эту страшную ситуацию, жизнь в нашем театре не прекращалась. Как были спектакли, так они, слава Богу, и продолжают идти. Я очень благодарна нашему зрителю: он, невзирая ни на что, не испугался - зал всегда полон.

- Несколько лет назад в вашем театре прошла премьера спектакля «Победа. Реквием». В этом году наша страна вспоминает тот горький летний месяц, с которого уже 80 лет минуло… Эта постановка до сих пор пользуется зрительским успехом?
-  Отрадно, что ее до сих пор здорово принимают. Люди уходят после спектакля со слезами на глазах. Крайне важно, чтобы наше общество сохраняло память, пестовало ее и охраняло. Дабы впредь не повторялись «рукотворные катастрофы». Ведь, если вдуматься, любая победа, во все века и времена, в каждой стране и при всяком режиме, зиждется на большой трагедии. За этим всегда огромное число тех - как правило, молодых, - которые уходят и никогда не возвращаются. Фундамент победы неизбежно стоит на костях. И эта горькая составляющая Победы для меня и многих людей из моего окружения очень важна.

- Именно поэтому в рамках постановки вы решили сосредоточиться на девичьей теме?
- Конечно. Ведь на любую войну уходят прежде всего мужчины. А дома остаются матери, бабушки, жены, невесты, сестры, дочери. И именно для того, чтобы подчеркнуть «маскулинность» баталий, мне казалось важным вывести на передний план образ женщины - переживающей и плачущей, преисполненной жгучей трагичности. Это очень важный аспект. Несмотря на то, что были и воительницы (им, в частности, посвящена песня «Баллада о военных летчицах», звучащая в нашем спектакле), которые выполняли, по сути, мужскую работу, все же образ прекрасного пола в войне наиболее правдиво и надрывно раскрывается через тему ожидания.

- В следующем году исполнится 30 лет с того момента, как вы основали и возглавили Театр музыки и поэзии. Солидный срок. Что кардинально изменилось за это время?
- Да, годы пробежали невероятно быстро, вы правы. К счастью, у нас в репертуаре нет таких спектаклей, которые бы, что называется, «выстрелили», а потом ушли в небытие. Напротив, наши постановки живучи. Одноразовые спектакли у нас не получаются. Скажу вам больше. Постоянно ведь говорят о том, что театральная жизнь соткана из слухов, сплетен и прочей подковерной возни. Так вот, смею надеяться, наш театр являет собой в этом смысле счастливое исключение. У нас никаких гадостей как среди артистов, так и в стане обслуживающего персонала, к счастью, не происходит. Наши актеры больших денег не зарабатывают - мы театр небогатый и не в состоянии платить крупные гонорары. Хотя, конечно, хотелось бы обеспечить более достойную оплату. Но артисты, выступающие на нашей сцене, приходят сюда за гонораром иного рода. Ведь многие из них работают в крупных театрах - «Ленкоме», «Моссовете», «Современнике». Но, выходя на сцену Театра музыки и поэзии, они буквально растворяются в нашей душевной атмосфере, прикипают к ней всем сердцем. Это очень трогательно.

- Расскажите, кстати, немного о вашем детище. Как возникла сама идея создания Театра музыки и поэзии?
- Хороший вопрос. В свое время это была в известном смысле авантюра. Когда я только добилась возможности получить театр, с позволения сказать, в свое пользование, то долго раздумывала, как его назвать. Помог случай. Мои друзья, О.Синкин и А.Марченко, предложили нашим музыкантам исполнить цикл песен Шуберта и Шумана - на основе этого (мизансцены, внутренняя драматургия, пластика), получился спектакль «P.S.Грезы». Так и появилась на свет «первая ласточка», которая, смею надеяться, будет порхать еще долго. Таким образом, сама собой возникла идея: раз спектакли получаются не столько разговорными, сколько вокальными, то и театр имеет смысл назвать с упором на певческую составляющую: так и возник Театр музыки и поэзии.

- Давайте перекинем мостик от театральной деятельности к вокальной составляющей вашего творчества. Вы работали едва ли не со всеми выдающимися отечественными композиторами - В.Дашкевичем, А.Рыбниковым, М.Таривердиевым, И.Шварцем, перечислять можно до бесконечности. Как складывалось сотрудничество? По ходу совместной работы возникали порой трения?
- Ни в коем случае. Так получилось, что с каждым композитором, с которым меня сводила судьба, выстраивались очень теплые отношения. Самые пронзительные, скажу даже невероятные, творческие сплетения сложились у меня с В.Дашкевичем. Он создал ряд произведений как будто бы специально для меня. Однажды спела его «Реквием», сочиненный композитором по мотивам стихов Ахматовой. Исполнила данное творение в Зале Чайковского, в сопровождении оркестра. Непростая была задача, но, надеюсь, я с ней справилась. Также пою его творение «Двенадцать», по гениальной поэме Блока. Много композиций Владимир Сергеевич сочинил и на стихи Ю.Кима. У нас есть спектакль, основанный на песнях Юлия Черсановича. Словом, тем авторам, чьи песни мне посчастливилось исполнять, я искренне благодарна.

- Нельзя сказать, что душевно-духовная составляющая в нашей стране сегодня на высоте, правда? «Темные времена» культуры, будем надеяться, пройдут когда-нибудь.
- Конечно, будем. Проблема лишь в том, что сегодня слово «свобода» стало синонимом вседозволенности. Наша массовая культура и есть та самая вседозволенность. В один «прекрасный» момент в нашу бытность вступила попса. Хорошая песня - авторская, эстрадная, популярная - превратилась в унылое болото. Нам необходимо избавляться от попсового мышления. На мой взгляд, нужна, в хорошем, высоком смысле этого понятия, культурная революция. Причем на всех уровнях. Посмотрите: еще 2-3 поколения назад юное поколение пело прекрасные детские песни, а сегодня оно смело и даже порой нагло выходит на сцену, кривляется, ничего не стесняясь.Именно исправлением этой самой «кривой» и пытается заниматься наш театр. Каждый наш спектакль - попытка вдохнуть в зрителей ощущение прекрасного, светлого... Словно молитва, проповедь. По крайней мере, мы стремимся к этому. Ведь так хочется, чтобы вокруг все было добрее и прекраснее - пусть это прозвучит наивно, немного пафосно и даже слегка утопично. Мне кажется, наши спектакли очень человечные. И артисты, играющие в театре, это прекрасно осознают. Ведь показать себя - одно. А дать зрителю понять, во имя чего все это делается, - совсем другое. Важно увидеть и почувствовать, какие плоды в душе у человека остаются после общения с нами. Основная задача - попытка сделать зрителя хоть чуточку добрее. Главное - избежать пошлости и грубости, какую бы форму подачи вы ни исповедовали - пантомиму, комедию, музыкальную драму или танцевальное шоу. Бездумно идти на поводу у современных веяний опасно. А то ведь как порой рассуждают: о, возьмем пьесу Чехова, замечательно! Но не все так однозначно: давай-ка мы оттолкнемся от авторского текста, однако переиначим все на такой манер, что следов самого Антона Павловича никто в нашей постановке днем с огнем не найдет! И здесь я присоединяюсь к огромному числу людей, которые такой подход не понимают и не принимают. Само собой, можно по-разному интерпретировать произведения, снабжать их какими-то нюансами, режиссерскими и актерскими находками, но полностью искажать смысл недопустимо. Чем глумиться над наследием классиков, пишите лучше свои пьесы. Если сумеете, конечно…

- Давайте поставим в нашей беседе мажорный аккорд. Не каждый знает, что в фильме «Приключения Электроника» песни Сыроежкина («Мы маленькие дети», «До чего дошел прогресс », «Это что же такое») исполняете вы. И уж точно многим невдомек, что «Мальчишки и девчонки, а также их родители» из юмористического телесериала «Ералаш» - тоже ваш голос. Откуда такое задорное вокальное мальчишество?
- Когда еще только начинала петь, мне сразу сказали: ой, да ты травести. Я и сегодня могу мальчика голосом изобразить. Кстати, насчет «Ералаша». Помню, когда записывали эту самую песенку, я присутствовала в студии. Ее пели детишки, но у них почему-то не получалось. Тогда редактор обратился ко мне: мол, покажи им, как надо. Спела. Я характерная актриса, об этом, правда, мало кто знает.
Кирилл Зыков
30.06. 2021. газета "Культура"

https://portal-kultura.ru/article....hleniya
Прикрепления: 2452787.jpg(9.2 Kb) · 1720761.jpg(18.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 10 Мар 2022, 20:12 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
ВСЕ РОЖДАЕТСЯ ИЗ ТИШИНЫ


Народная артистка России Е.Камбурова, основатель и худук Театра музыки и поэзии, встретила нас в своей уютной гримерной. Поразительно: время не властно над этой скромной и сильной женщиной. И уникальность ее невероятного голоса по-прежнему завораживает и восхищает: это волшебство и хулиганство, эквилибристика и нежность, страдание и безграничная любовь...

- Елена Антоновна, однажды в интервью вы сказали: "Я верю в чудеса". Современная реальность этой вере не мешает?
- Нет, уж как повелось у меня, так я и верю. Вот чудо, что нам дали в Москве помещение для театра. Года 3 назад был такой момент, когда я почувствовала, что под видом ремонта нас из нашего здания хотят "попросить". Но благодаря высоким чинам удалось отстоять это помещение. И то, что наш театр существует, это продолжающееся чудо.

- Но это, так сказать, "рабочие моменты". А в обычной жизни ощущение чуда у вас есть?
- Да, чудо время от времени проявляется. У меня в детстве был, к примеру, случай. Мальчик взял огромную цепь и сказал: "Кто самый смелый?" И начал раскручивать эту цепь. Мне было лет 6, наверное, я вышла и сказала, что я самая смелая. Хотя я совершенно не смелый человек. Цепь ударила меня в голову, меня отвезли в больницу. До сих пор шрам остался. Разве не чудо, что не случилось самое страшное? Когда я училась в Училище циркового и эстрадного искусства, педагог С.А. Каштелян предложил мне послушать песни Н.Матвеевой. Я послушала и просто влюбилась в них! В Московском театре эстрады выступала группа "В путь-дорогу", и это чудо, что меня взяли в ту программу. Я спела 3 песни: "Баллада о Леньке Королеве" Б.Окуджавы, а также "Фокусник" и "Какой большой ветер" Н.Матвеевой. Песни имели успех у зрителей, но главное, что в том зале был П.Леонидов - такой наш Сол Юрок (американский муз. и театральный продюсер). Он очень многих поддержал: Кобзон, Лещенко, Мулерман и мн. др. были его протеже. Он предложил мне сделать сольный концерт. Это тоже было чудо. Но когда я подготовила сольную программу, ее в пух и прах разбило руководство Москонцерта. Тогда Р.Быков, который хотел сделать со мной спектакль, придумал ход: привел комсомольцев, я показала им свою программу, и они сделали меня лауреатом премии Московского комсомола. И снова произошло чудо.

- А спектакль с Роланом Быковым состоялся?
- Нет. Это должна была быть "Сказка о Дожде" Б.Ахмадулиной. Но в Москонцерте нашу заявку отклонили. Потому что я долгое время была белой вороной: не вокалистка настоящая, не чтица, а что-то среднее, непонятное. И на всякий случай в Москонцерте отклоняли все связанные со мной предложения. А.В. Эфрос, тоже удивительный режиссер, очень хотел сделать со мной песенный спектакль. Но все отметалось Москонцертом. Или вот, например, тема: взять песни, соединить их с пантомимой и сделать спектакль. В 1972 г. гениальный клоун Л.Енгибаров предложил мне сделать программу на двоих: он исполняет пантомимы, а я - песни. Не случилось. Он умер в том же году, в 37 лет. Гений. Он как Маленький принц! Он не понимал, почему такой ужас происходит на Земле, почему устроена жизнь так плохо, и войны, и все это происходило и происходит... Кто мог подумать, что через много лет у меня появится спектакль "Маленький принц"? Это почти сольная моя работа.

- Что же было такого в песнях, которые не понравились Москонцерту?
- Ни-че-го! В том-то и дело, что ничего "такого" не было. Но я помню, что известный в то время певец И.Суржиков кричал: "Так же начиналось в Чехословакии! Пели там свои песни!" Это как раз 1968 г был. И чудом, только благодаря П.Леонидову, я сделала тогда сольную программу и показывала ее комиссии. Ничего запретного не было. "Гренада", "Маленький трубач" - песни о героях, которые шли на борьбу и не возвращались, плач по мальчикам, которые погибли. Мне было сказано, что слишком много грусти в этих песнях. С перестройкой совершенно по-другому стали относиться к песне. Появилась свобода выбора. Но она превратилась во вседозволенность, началась и продолжается дикая попса, и она - на первом плане. А самые главные мои песни, которые я действительно безумно люблю, - они как раз и не звучат на российском телевидении. Их нет.

- А какие песни для вас главные? Ведь у вас невероятно богатый репертуар!
- Песни Д.Самойлова, В.Высоцкого. В день похорон Высоцкого мне поставили его записи, и я была просто ошеломлена: оказывается, вот какие грани жизни он представил. Невероятно! Ведь как автора я его мало знала. Мне известны были "На Большом Каретном", "Тот, кто раньше с нею был", а самых главных его песен я совершенно не знала. Когда я начала их петь, то даже не представляла, как это будет. Сейчас у нас есть песенный вечер "Своя колея", посвященный Высоцкому.

- Бардовская песня тоже вытеснена попсой.
- Это печально... Но и барды часто выходят с посредственными стихами, долго говорят о том, как они пришли к этому, что-то болтают, потом поют, а песня весьма невыразительная. Бывает, песни получаются приземленными даже на хорошие стихи. В этом смысле С.Никитин отличается от многих: вроде бы бард, но музыкально очень одарен, и все его песни озарены музыкой. И Б.Окуджава тоже весь пронизан музыкой. Ведь он воевал и все видел, и тем не менее какие у него светлые, красивые, духоподъемные стихи. Я по ним живу, это моя религия. И один из первых наших спектаклей, "Капли датского короля", по песням Булата. Очень давно он идет, и не представляю, чтобы он перестал идти в нашем театре. Вообще, у нас долгоиграющие спектакли - "Грезы", "Абсент", "Счастливой дороги"... Спектакль "Сны поэта Левитанского" совершенно чудесный! Все очень просто, органично и должно быть понятно любому человеку. Очень хотелось бы, чтобы молодежь слушала и расслышала эти песни! Если человек по-настоящему их расслышал, он по-другому начинает жить и дышать.

Зрители часто ассоциируют артистов с их сценическими образами, но в песенном жанре этого не происходит. А у вас - совершенно особенная история: за песню "Маленький принц" все вас полюбили, как девочку, к которой тихо вышел "доверчивый Маленький принц", ведь она может быть только такой же, как он, — чистой, романтичной, доброй...
- Наверное. Мне тогда казалось, что романтик живет в каждом из людей. Хотелось в это верить. А песню "Маленький принц" я записала в 1968 г. для фильма "Пассажир с "Экватора". Это была моя первая песня в кино.

- В прошлом году исполнилось 45 лет картине Н.Михалкова "Раба любви".
- Да? Надо же! Это потрясающий фильм.

- Вы там поете изумительную песню Э.Артемьева на слова Н.Кончаловской "Где же ты, мечта..." Все неуловимо, совершенная абстракция - и музыка, и слова. Хотя в стихах называются Вера, Надежда, Любовь, но определенности никакой нет. И она здесь не нужна, это такое редкое явление - песня-состояние...
- Да-да! Песня как бы открывает маску, которая была у героини: вот она такая, вся немного ветреная, чуть взбалмошная, а в финале открывается истинное лицо ее - совершенно иное. Это потрясающий финал фильма.

- Елена Антоновна, вот режиссер дал вам материал - партитуру, стихи, но как он объяснил вам задачу?
- Никак не объяснял. Просто ждал, что я, повинуясь мелодии, как-то пропущу это через себя и спою. Дело в том, что до меня запись уже много раз делали, спели эту песню несколько человек: и мужские голоса записывали, и женские, а режиссеру все не нравилось. Уже должен был сдаваться фильм, буквально последний день оставался, а песня не так записана. И попробовали меня - как последний вариант, на всякий случай. Вот я и спела, в последний момент. Тогда, во время записи, он спустился ко мне из звукорежиссерской рубки и начал просто дирижировать, надеясь, что я спою так, как надо. Он как бы пел вместе со мной. Я записала 2 дубля, говорю: ой, давайте я еще раз спою. "Нет-нет-нет! Кажется, то, что нужно!" Вот и все.

- И это все-таки не песня и не романс, это произведение вне жанра. Музыка органична стихам, но если их отдельно прочитать - они "неудобные" и для восприятия, и для исполнения.
- Такое бывает. Но самое интересное, что, выбирая песню, я сначала смотрю стихи. Если стихи "не мои", я говорю "нет", какая бы прекрасная музыка ни была. И даже песню из фильма "Раба любви" я позже попыталась еще раз спеть, но чувствую, что нет, просто не мое. Непонятно, как все-таки тогда у меня получилось...

- Не могу не спросить о ваших песенных циклах на стихи поэтов Серебряного века. В чем для вас особенность этой поэзии? Как она ложится на музыку, как вы ее преподносите?
- Мне кажется, эта поэзия прекрасно ложится на музыку, и композитор В.Дашкевич - очень смелый человек, он не боится писать такие песни. Вот, написал на стихи А.Ахматовой "Реквием". И, кстати, тоже чудо произошло! В потрясающем КЗ им. Чайковского я пела "Реквием" вместе с хором МВД, понимаете? Они пришли на репетицию в форме МВД. Дашкевич сначала испугался, потом спрашивает у них: может, есть какой-то другой костюм? Они говорят: нет. И в результате очень интересный эффект получился.

- Какое отношение было у хора к этому материалу?
- Они пели, понимая, что они поют, но, по-моему, не до конца. Это было время, когда, казалось бы, не должен был звучать этот "Реквием". Еще одно чудо, что мы с ним выступили. До этого я раза 2 спела эту программу, просто с гитарой и фортепьяно с музыкантами В.Голиковым и О.Синкиным. Это был такой прорыв! В.Дашкевич вообще мой любимый композитор, и стихи Ахматовой - все про страну, про тот ужас...

- "Реквием" психологически тяжелый материал. Каково вам выходить с ним на публику?
— Я понимаю, что должна. И чувствую удовлетворение от того, что я это делаю так, как мне хотелось бы. Когда вдруг понимаю, что все правильно, что спела как надо, я просто бываю счастлива. Это непросто, конечно. Но мне здесь есть о чем сказать. Это жажда высказаться еще раз, чтобы этого не повторилось в нашей стране, чтобы было по-другому.

- У вас в семье знали, что такое репрессии.
- Да. Мою семью это коснулось напрямую. Только за то, что дедушка и все дяди по папиной линии греки и что-то там сказали, на них донесли - и расстреляли. Сестер и брата мамы тоже сослали и расстреляли, как греков. Моего отца выслали в Сталинск, теперь это Новокузнецк. Но в нашей семье никогда это не обсуждалось.

- Может быть, поэтому в вашем творчестве Серебряный век занял значительное место? Талантливые люди с ужасной судьбой...
— Ужасная судьба! Гумилев. Маяковский. Цветаева. Мандельштам. Ахматова. И все равно в их произведениях есть свет! Они были современны и будут современны, пока людей полностью не поглотила прагматичность жизни - деньги, деньги, деньги. Сегодня поэзии противостоит потребительство. И поэтому я нередко говорю: мы - оплот сопротивления.

- При подготовке программы имеет ли для вас значение судьба автора? Или вы стараетесь от этого отгородиться и поэзия для вас важнее?
- Поэзия важнее. Она все равно была выше всей жизни - такое прекрасное облако над человечеством. Смотреть на небо - это чудо какое-то! И так же поэзия - она над всем.

Вы часто говорите, что музыка окрыляет стихи.
-  Окрыляет, да!

- А душа исполнителя окрыляет эти песни, и все это соединяется в некий полет...
- Абсолютно точно! Именно крылья появляются. Знаете, мне очень захотелось, чтобы был рассказ о самом начале ХХ в. И В.Жук по моей просьбе написал "Снился мне сад": встречаются люди в 1904 г., в день смерти Чехова. В конце я говорю: "Я отчетливо помню весь этот вечер. Пели романс за романсом и говорили, строили планы на будущее, а это будущее уже стояло перед нами". А будет 1917 г. и все, что за ним последует. Один из моих любимых спектаклей у нас - "Победа-реквием", это песни 1930–1940-х годов: мужчины ушли на войну, женщины остались со всем своим горем. Очень хочу, чтобы все когда-нибудь это увидели. Это правда интересно.

- Как-то в интервью вы сказали, что песня должна быть произведением искусства, чтобы вы обратили на нее внимание и захотели исполнить. Но как определить критерии, при которых песня становится произведением искусства?
- Выбор песен имеет очень большое значение. Ну, во-первых, надо отличать хорошие стихи от посредственных. Бывает, вроде бы и рифма есть, и все сложено, но невысокий полет, понимаете? Душевность - это да, но еще и духовность. И великое дело - интуиция! И даже голос - он по-разному звучит у меня. Я начинаю петь песню и как бы даю задание своей интуиции и своему голосу, как они подскажут мне: вот мысль такая, а как же ее решить, каким голосом спеть, какая интонация пойдет? И мне никто не режиссировал песни, режиссером стала моя интуиция - я как-то на ощупь улавливаю.

- И все-таки, что такое режиссура песни?
- Я все время думала, что нужен, конечно, мне режиссер. И Р.Быков со мной провел одно занятие. Говорит: "Вот "Песня о новом поколении" Л.Ашкенази: в один прекрасный день человек узнает, что он представляет собой поколение, начинает носить ковбойку, или "конский хвост", или томик Рембо, или гитару и кеды. Вот смотри, начинает носить ковбойку - ты представляешь себя в этом образе, и он диктует тебе все движения". Или, например, руки. Это вторые музыкальные связки! И действительно, я статична на сцене, и только руки у меня - или внизу, или нараспашку. Они живут своей жизнью. Руки, как пела К.Шульженко, "вы словно две большие птицы". Для меня так и есть. И полет, полет... Раньше в институтах, на предприятиях, везде и всюду были "Устные журналы" - это такие вечера, в которых было несколько "страниц": политическая, поэтическая, художественная и песенная. И в таких песенных страничках я выступала, а песен в моем репертуаре было еще мало. Однажды я спела 2 песни Н.Матвеевой, а потом какую-то незначительную. И почувствовала, что люди не поняли, почему я соединяю эти песни. И с тех пор я очень серьезно отбираю песни. Эта песня соединяется с Н.Матвеевой? А с Окуджавой? Соединяется с Дашкевичем или нет? И постепенно, постепенно сложился довольно большой репертуар.Настоящая жизнь песни начинается тогда, когда ты выходишь на сцену. Я выхожу к зрителю и точно еще не знаю, как все сейчас будет в сочетании со зрительным залом, с его энергетикой. Ведь зрители даже не представляют себе, насколько они вместе со мной работают, их внимание, сосредоточенность - все вместе и рождает песню.

- На вашей работе пандемия отражается?
- Вот сейчас мы успели провести вечер в честь открытия Царскосельского лицея. Устраиваем его ежегодно 19 октября, но в прошлом году пришлось пропустить из-за карантина. Это Пушкин, конечно, и рассказы о тех людях, и песни - посвящение всему, что есть лицей. Я всегда произношу слова Энгельгардта: "Совесть - вот честь ваша". Если человек живет по совести, живет, чтобы делать добро и сопротивляться чему-то злосчастному, то он может считаться настоящим лицеистом. Вот так мы собираемся, и все наши друзья, кто исповедует эти правила жизни, они и есть лицеисты. Мы все - лицеисты в какой-то степени. Есть чему учиться всегда, и самое главное учение в жизни - это понимать страдания другого человека, помогать по возможности и не быть предателем. А в прошлом сезоне у нас было несколько премьер, одна из которых - спектакль с посвящением Т.Гуэрра.

Однажды я пришла на день рождения Ю.Норштейна в его мастерскую и среди гостей увидела Тонино. Конечно, мне и в голову не пришло тогда, что в нашем театре появится спектакль-каприччио "Терра Гуэрра", то есть "Земля Гуэрра". Этот необычный человек вмещал в себя весь мир - он и художник, и поэт, и драматург. Мы дружим с его женой Лорой и как-то с ней поговорили, что можно придумать что-нибудь о Тонино. Я несколько лет режиссеру нашего театра И.Поповски говорила о такой постановке. И недавно мы начали ее играть. Я в роли Тонино выхожу к зрителю с его размышлениями, маленькими рассказами, итальянскими песнями.
А в 2020 г. вышла моя книга "Совсем другая песня". В детстве я писала дневники - куда пошли, что увидели. А когда я начала выступать, то записи мои стали относиться и к концертам. В книге множество воспоминаний - о моей семье и детстве, о моих учителях и коллегах, - разных лет фотографии, рассказы о том, как я работаю над песнями. Все издавать не было смысла, но из выбранных страниц получилась моя первая в жизни книга. Я никогда не планировала этого, но сейчас все-таки радуюсь.



- Елена Антоновна, в классической литературе многие произведения обличают недостатки людей, показывают, как не надо жить, воспитывают в человеке прекрасные качества. Если воспринимать песню как "малую литературную форму", то насколько в ней выражен этот аспект?
- И в песнях - все то же самое. Когда мы говорим о том, что плохо, то не для того, чтобы наслаждаться этим плохим, а для того, чтобы оно переродилось в свою противоположность. Мы восстаем против этого, говорим, что так делать не надо. Достоевский не наслаждался тем, что "не так". Он писал для того, чтобы человек возвысился.

- Но все-таки песни не выделяют неприглядные стороны человеческой натуры, и воспитательный характер в песенном жанре встречается редко. Скажем, "Шумел камыш" - это же не обличение безнравственного мужчины, а женская жалоба, что так вероломно с ней обошлись...
- Вот, кстати, "Шумел камыш"! Кроме строчки "Шумел камыш, деревья гнулись", я не знала этой песни. И однажды мне кто-то подсказал: посмотри полный текст. Да это же женская судьба, трагическая, в общем, как у многих из нас. И я поняла, что ведь это можно петь совершенно по-другому. И пою ее очень тихо, проникновенно, и песня эта удивительно сложилась.

- У меня было интервью с Галиной Вишневской. И она мне сказала удивительную фразу: "Самый лучший звук - это тишина"...
- Да! Абсолютно с ней согласна! Потому что тишина рождает так много размышлений. Только в тишине рождаются идеи. Из тишины выходят звуки, выходят мысли. Именно тишина рождает все. Из тишины родилась Земля, тишина рождает дождь, снег, ветер. Все-все сначала тихо, а потом - все начинается!..
Арина Абросимова
05.12. 2021. журнал "Русский мир"

https://rusmir.media/2021/12/05/kamburova
Прикрепления: 2080752.png(46.4 Kb) · 9767737.png(91.6 Kb)
 

Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » ЕЛЕНА КАМБУРОВА *
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: