[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » НИКОЛАЙ СЛИЧЕНКО
НИКОЛАЙ СЛИЧЕНКО
Валентина_КочероваДата: Суббота, 28 Июл 2012, 22:50 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ СЛИЧЕНКО
(27.12. 1934 - 02.07. 2021)


Советский и российский актёр, театральный режиссёр, певец, педагог, общественный деятель, Народный артист СССР. Лауреат Госпремии СССР и премии Правительства РФ. Худрук Московского музыкально-драматического цыганского театра «Ромэн».

Родился в Белгороде. Отец – Алексей Архипович. Мать – Ольга Алексеевна. Супруга – Агамирова Тамилла Суджаевна, народная артистка России, актриса Московского цыганского театра «Ромэн». Дети: Тамилла, Петр, Алексей. Внуки: Николай, Михаил, Ольга, Ника, Тамилла. Правнучка – Елена.
Николай вырос в большой цыганской семье, где кроме него было еще четверо детей. Его первые впечатления, точнее – потрясения, связаны с войной. Она началась, когда Николаю шел 7-й год. На его глазах немцы расстреляли отца. Отпечаток огромного горя, боли, разрухи, голода, когда рядом умирали люди, остался на всю жизнь. Вскоре после войны семья остановилась в одном из колхозов Воронежской обл. Работали все – взрослые и дети, восстанавливали разрушенное войной хозяйство. Здесь Николай впервые услышал о существовании в Москве цыганского театра «Ромэн». Мысль о том, чтобы поступить в труппу, увидеть спектакли этого театра, глубоко запала в сознание. Это была заветная мечта, которая казалась недосягаемой и далекой.

К искусству Николай тянулся всегда, с ранних лет впитав в себя любовь к народной цыганской песне, танцу. Сам неплохо пел, плясал. Во время вечеринок, которые часто устраивались после работы, он не раз слышал в свой адрес: «В театр бы тебе, в “Ромэн”". И он решился. Но денег на билет в Москву не было. Тогда цыгане собрали зерно, продали его и купили ему билет. Ночью он приехал на Курский вокзал, а утром вышел на сцену и стал читать "Белеет парус одинокий". Затем спел, станцевал. В 1951 г. 16-летнего Н.Сличенко приняли в первый и единственный в мире цыганский театр – «Ромэн», у истоков которого стоял А.В. Луначарский, театр, чьи первые шаги были поддержаны В.Качаловым, И.Москвиным, Н.Хмелевым, А.Тарасовой и направлены М.Яншиным, руководившим коллективом около 5 лет. Поразительный талант цыганского мальчишки привлек к нему пристальное внимание ведущих мастеров театра, ставшего для него навсегда родной семьей, домом. Театра, где ему предстояло пройти все стадии творческого роста: от артиста вспомогательного состава до главного режиссера и худрука  Учителями Сличенко и его партнерами по сцене стали выдающиеся актеры старшего поколения: Л.Черная, М.Скворцова, С.Андреева, М. Черкасова и др. Они были для него эталоном актерского мастерства, беззаветной преданности театру, высокой внутренней культуры, бережного отношения к богатому наследию цыганского народа.


Николай, который в то время был самым младшим в труппе, присутствовал на всех репетициях, на всех спектаклях, участвовал в массовых сценах и очень скоро уже знал наизусть тексты почти всех мужских ролей из репертуара театра. Выходя в народных сценах, он придумывал себе характеры людей, которых изображал, получал несказанное удовольствие оттого, что дышал воздухом театра, и... ждал. Ждал своей большой роли. Помог хрестоматийный театральный случай, правда, им самим же тщательно разработанный и осуществленный при помощи ведущего артиста театра, одного из его учителей, С.Ф. Шишкова, пользовавшийся большой любовью и уважением в труппе благодаря своему редкому актерскому дарованию, большой человеческой доброте и обаянию. В 1952 г. театр выезжал со спектаклем «Четыре жениха» по пьесе И.Хрусталева в Загорск (ныне Сергиев Посад). Актеры ехали в автобусе, Николай сидел рядом с Шишковым. Решив, что настало время действовать, он начал уговаривать Сергея Федоровича «заболеть» перед спектаклем. А он играл в спектакле главную роль – Лексы.
Герой Шишкова был удивительно чистым в своих поступках человеком, душой окружавшей его компании. Конечно, Сличенко мечтал сыграть такую роль, великолепно выведенную драматургом в этой веселой лирической комедии. И он признался Сергею Федоровичу в своих намерениях. Шишков верил в ученика и не только не отругал его за дерзость, но позволил себя уговорить. Спектакль прошел успешно. Николай не помнил себя от радости, что наконец сбылась его мечта. Роль Лексы в «Четырех женихах» он потом играл долго, а позднее, по мере взросления, сыграл в этом спектакле еще и роль Бади.


Этот случай с заменой основного исполнителя в спектакле не прошел бесследно. На Сличенко обратили внимание, в него поверили, и вскоре ему предложили сыграть Дмитрия в драме «Грушенька» по повести Н Лескова «Очарованный странник». Эта роль позволила Николаю еще больше укрепиться в труппе, его стали вводить в спектакли текущего репертуара. Среди его первых актерских работ в театре был офицер Чанго в спектакле «Сломанный кнут». Так же, как и предыдущие роли, он исполнял ее со всей искренностью и юношеской непосредственностью, полной самоотдачей на сцене. А вскоре Сличенко доверили роль совсем иного плана – возрастную: он играл дедушку в пьесе «Плясунья» И.Ром-Лебедева. В создании этого образа ему помогли жизненные наблюдения, воспоминания детства и юности. И все же чем дальше, тем очевиднее становилось, что одного жизненного багажа недостаточно. С небывалой целеустремленностью овладевая основами профессии в театре, Николай одновременно постигал общеобразовательные предметы в школе, много читал. Первой полностью самостоятельной работой стала для него роль Василя в спектакле «Цыганка Аза» по пьесе М. Старицкого. Работая над этой ролью, он впервые прошел весь подготовительный период, давший очень много для ее понимания. Сличенко удалось необыкновенно точно передать на сцене характер героя, его чувства, настроение. Такое успешное начало стало основной причиной того, что уже через 4–5 лет работы в театре Сличенко прочно вошел в основной репертуар. Всего он сыграл свыше 60 ролей в родном театре, снялся в ряде фильмов, в том числе в картинах «В дождь и солнце», «Мой остров синий», «Николай Сличенко», «Свадьба в Малиновке» и др.


Особое место в его творческой судьбе принадлежит песне. С ней связана вся его жизнь. В театре, в кино, на эстраде. С тех самых пор, когда еще в детстве вечерами у костра он слушал замечательные цыганские песни, да и не только цыганские – это были и русские, и украинские, и белорусские народные песни. Увлечение эстрадой началось в театре. Сличенко часто приглашали выступать в концертах. В 1962 г. он поехал с группой эстрадных артистов в Рязань. Здесь, на родине Есенина, он начал репетировать «Письмо матери». Зрители удивительно глубоко приняли песню, тонко почувствовав ее задушевность, теплоту и грусть. На глазах многих были слезы. «Это меня буквально потрясло. После памятного концерта я впервые всерьез задумался о своей дальнейшей работе на эстраде, о репертуаре, об ответственности артиста, выступающего с песней перед широкой аудиторией».- вспоминает Николай Алексеевич. Один из концертов посетила племянница композитора Липатова, который написал музыку романса. Впоследствии она подарила Сличенко поблекшую фотографию давних лет, на которой было написано:«Он писал для Есенина, Есенин писал для него, но первый и единственный, кто исполнил это так, как хотели они оба, – Николай Алексеевич Сличенко. На память ему».

Вскоре Сличенко стали приглашать на радио, телевидение, а через 2 года он выехал в свою первую зарубежную поездку во Францию с Московским мюзик-холлом. «Он красив – то полон буйной страсти, то сдержан, – словом, настоящий цыган из легенды», – писал о нем известный французский критик. Есть удивительная особенность таланта – его многогранность. Проявляя активно в каком-либо виде творческой деятельности способности и духовные силы, одаренный человек вместе с тем оказывается, как правило, одаренным и во многих других. Именно таков Н.Сличенко – актер, певец, режиссер, популярность которого огромна. Сегодня он по праву один из тех замечательных мастеров сцены, имеющих действительно общенародную популярность. Для миллионов слушателей он – олицетворение цыганского народа, его огня, его страсти, олицетворение самой его души.
«Имя Николая Сличенко вызывает чувство мучительно-сладкой ностальгии. Сладкой, потому что к горлу подкатывает тот самый “восторг души”, восхищение самобытнейшим талантом и благодарность за безоглядную щедрость, с которой этот талант дарится людям…» (В.Звездова, «Нижегородские новости»)


Подлинным чудом артистизма можно назвать и то, что одним лишь движением руки и даже одним взглядом он может заставить огромный зал увидеть огненную цыганскую пляску. Поэтому, наверное, в одном из лучших спектаклей театра «Ромэн» – «Мы – цыгане» его исполнение роли поющего цыгана воспринимается не только как эпизоды, основанные на цыганском фольклоре, но и как апофеоз подлинно народного зрелища. Каждая песня в исполнении Н.Сличенко – маленький спектакль, вмещающий в себя человеческую судьбу или какое-то законченное событие. Как певец в высшем значении этого слова, он способен по-своему оригинально и глубоко интерпретировать песню любого народа, постичь ее тайну, заразить ею слушателя. В чем же секрет его вечной молодости? Щедро отдавая себя, он получает огромную энергию любви и добра от благодарных зрителей. При этом Николай Алексеевич – очень скромный человек, ничуть не обремененный славой, прекрасный семьянин. Бог наградил его не только добрейшей, мудрой матерью, но и такой же женой.


Тамилла Агамирова – жена, мать, актриса, соратница, вернейший друг, соединяет в себе высшие достоинства женщины. «Мы познакомились в театре и вот уже 47 лет вместе. Так что скоро наша золотая свадьба. Тамилла пришла в театр в 1952 г. Мы посмотрели друг другу в глаза. Потом поехали на гастроли в Грузию, молча поднимались и спускались на фуникулере. Внутри творилось Бог знает что... Она - жена, мать, актриса, соратница, вернейший друг, соединивший в себе высшие достоинства женщины. Она - моя вечная муза и ангел-хранитель. Я очень дорожу своей семьей. У нас трое детей, пятеро внуков и правнучка." - говорит Николай Алексеевич.


Дочка Тамилла училась музыке в США, в Беркли. Там она работала со звездами первой величины, в том числе со Стивом Уандером.
4 декабря 1998 года на Площади звезд в Москве заложена именная звезда Н.Сличенко. Пресса так писала об этом событии: «Чествование артиста, добившегося поистине сказочного успех а – установления памятника при жизни, – это одновременно и праздник всех цыган: Москвы, России, всего мира. Это самый большой успех цыганского артиста за 225-летнюю историю цыганского музыкального исполнительства, цыганской эстрады в России».


Николай Алексеевич – не только яркий актер, режиссер, исполнитель, но и замечательный педагог. Заботясь о завтрашнем дне цыганского театра, он создал на базе Музыкального училища им. Гнесиных специальную студию для подготовки профессиональных кадров для театра «Ромэн». Поиски талантливой молодежи для этой студии шли по всей стране. В октябре 1978 г. студия начала свою жизнь, а в июне 1982 г. ее выпускники влились в состав труппы театра «Ромэн». Сегодня все они ярко, интересно, перспективно заявили о себе и заняты практически во всех спектаклях текущего репертуара в ответственных ролях. Н.А. Сличенко – лаурят премии Москвы, академик Международной академии театра (2001), Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка (2001), профессор. Награжден орденами Дружбы народов и «За заслуги перед Отечеством» IV степени.Его именем названа звезда в созвездии Тельца. Живет и работает в Москве.
http://megalyrics.ru/bio....E.htm?l


"Милая, ты услышь меня..."
Сколько лет этот романс в исполнении Н.Сличенко заставляет трепетать сердца слушателей. Он и нынче постоянно выходит на сцену с ним - и еще с десятками знаменитых музыкальных жемчужин, щедро даримых слушателям... И трудно поверить, что этому человеку с такой молодой страстью, неиссякаемой заразительностью исполнилось 70 лет. Так случилось, что именно в тот вечер, когда мы собирались встретиться с Николаем Алексеевичем за кулисами руководимого им театра "Ромэн", один из актеров, играющий в пьесе "Грушенька", угодил в автоаварию. Сличенко срочно вводил в спектакль дублера, ему было не до разговоров. Но узнав, что я из "Труда", с которым артиста связывает многолетняя дружба, худрук уделил мне время, оставшееся до начала представления...


- Николай Алексеевич, вас называют то королем цыганской песни, то князем русского романса. Чем же так близки русские и цыганские напевы?
- Дело в том, что цыганская песня - та, которую я впитал с молоком матери, - взращена под огромным влиянием русского фольклора. Когда цыгане разбрелись по всему миру, то значительная часть их попала в Россию. Они слушали русские песни, а особенно полюбившиеся пели сами. Но, конечно же, делали это по-своему. Контуры мелодии оставались, а стиль, эмоциональное наполнение становились характерно цыганскими. Русский романс пришел к цыганам несколько позже, когда мы уже стали профессионально заниматься исполнительским искусством... В русской и цыганской ментальности вообще много сходного. Например, эмоциональность, душевность. Как мы говорим о любимой песне? Задушевная! Такая, под которую можно и порадоваться, и поплакать. А еще - раздольная, глубокая. Эти качества тоже близки и русским, и цыганам.

- В памяти сохранились те времена, когда ваши концерты, выступления артистов театра "Ромэн" шли по ЦТ, приковывали всеобщее внимание. Вас считали любимцем властей, поговаривали даже, что вы участвовали и в более узких "посиделках", где пели для руководителей страны...
- Это две совсем разные вещи. Может, не очень скромно так о себе говорить, но популярность в молодые годы у меня действительно была большой, и во Дворец съездов нас, цыганских артистов, охотно звали и, случалось, на правительственные приемы приглашали. Но на узких "тусовках", пользуясь сегодняшним словечком, я не пел и пирующих госначальников не развлекал...

- Нынче, что греха таить, государственного внимания к вашему театру поубавилось...
- Да, живем трудно. Зарплата у людей небольшая. Нас держит прежде всего преданность делу, которому я и мои коллеги посвятили жизнь, и особая дружеская атмосфера, создававшаяся в коллективе десятилетиями. Без нее просто нельзя заниматься искусством, особенно таким "артельным", как театральное.

- Театр выезжает на гастроли?
- Редко. У нас, если позволите так выразиться, многонаселенные спектакли - с танцами, хоровым пением, в них участвует порядка 50 - 60 артистов. Проезд, проживание, суточные разорили бы нас. Слава Богу, хоть в Москве, на своей базе, как-то сводим концы с концами. А задирать цены на билеты значило бы лишить возможности нашего традиционного зрителя приходить на спектакли. От этого было бы худо всем - и публике, и нам.

- Вы сейчас - только худрук коллектива или играете и сами?
- Последние годы выхожу на сцену в единственном спектакле "Мы - цыгане". Художественное руководство - дело, требующее решения массы проблем. Сейчас готовим новую постановку "Слепые" по пьесе Эдгара Эгадзе, ее осуществляет народный артист России П. Бобров. Но и я постоянно должен быть рядом...

- Несмотря на занятость в театре, вы успеваете петь в концертах...
- Да, меня по-прежнему любят приглашать на всевозможные торжества, юбилеи. Люблю шефские концерты для ветеранов: дело очень нужное, эти люди столько сделали для страны, но часто они обойдены заботой общества...

- Расскажите о вашей семье.
- Она, благодарение Господу, очень большая. Двое сыновей, дочь, пятеро внуков, правнучка. Сын работал в театре "Ромэн", но недавно по семейным обстоятельствам ему пришлось уйти. Внук учится в РАТИ на отделении драмы у В.Андреева. Внучка работает в нашем театре. Дочь тоже работала в театре, а сейчас ушла на эстраду, да еще и воспитывает детей, младшему всего годик и восемь месяцев.

- Ваш внук - участник "Фабрики звезд" - сейчас у молодежи, пожалуй, даже более популярен, чем вы. Не ревнуете?
- Я, честно говоря, вообще узнал об этой его "Фабрике" в последний момент. Да и никто в семье не имел понятия о том, что он проходит отбор. Так что никакого давления с моей стороны ни на него, ни на жюри не было. Коля позвонил уже оттуда, с телевидения, когда прошел 2-й тур: "Дедуля, дедуля, я прошел!" Я даже не понял, о чем он говорит. Он втолковал: "Прошел на "Фабрику звезд!" Ну, я не стал его ни хвалить, ни ругать. Это его жизнь, его путь. Надеюсь, он не разочаруется в своем выборе.

- А вы его каким-то секретам мастерства обучали?
- Да нет. Ни его, ни других своих детей. Они и так все время за кулисами, сами "подглядывают" то, что им нужно. Династии в нашем театре - нормальное явление: одновременно работают представители 2-х, даже 3-х поколений.

- В обывательском понимании все цыгане поют, пляшут. Но, наверное, в вашем роду были особенно талантливые люди?
- Такие же, как все цыгане. Правда, со старшими мне недолго довелось общаться. Мне было 6 лет, когда началась война, а по нашим местам (родился я в Белгороде, потом семья перебралась в Харьков) она прошлась жестоко. В 42-м папу расстреляли фашисты. Голод, разруха тоже сделали свое черное дело. Жуткая была жизнь, не до песен. А уже в 51-м я пришел в театр.

- А как вы оказались в Москве?
- В конце 47-го меня отправили как сироту в цыганский колхоз, потому что растить меня было некому - бабушка умерла от голода. Был такой цыганский колхоз в Воронежской облю, в Новохоперском районе. И я пацаном там работал. В том колхозе были и наши дальние родственники, они помогли как-то выжить, выстоять. Вечерами, помню, садились за стол, старшие наливали себе водочки и пели. Я подпевал, и мне говорили, услышав мой голос: "Вот бы тебе в театр!". Тогда слава о "Ромэне" уже шла по всей стране. А потом всем миром собрали мне денег на билет в один конец. И я попал в Москву, пришел в театр "на смотрины".
Никогда не забуду ни тех людей, которые отправили меня в столицу, ни тех, кто встретил в театре совершенно не знакомого им мальчишку, поверьте, как сына. Стали расспрашивать - откуда я, что, как... Сказали, что вообще-то для работы на сцене нужно получить серьезную профессиональную подготовку. Но когда я спел, станцевал, прочел стихотворение, в зрительном зале во весь рост поднялся очень красивый человек. Это был ведущий артист театра С.Ф. Шишков, и он сказал: "Вот наконец моя замена!" Вы знаете, мне тогда чуть плохо не стало! Такое счастье сразу свалилось... Ведь мне было всего 16 с половиной лет. А в 17 я уже сыграл свою первую главную роль. Вот как это случилось. Оказавшись в театре, я буквально заболел сценой. Пропадал за кулисами день и ночь, знал наизусть все спектакли, все роли. И как-то Сергей Федорович, желая мне помочь, сделал вид, что заболел, и попросил руководство, чтобы на замену поставили меня. Он и в дальнейшем меня поддерживал, и вообще весь коллектив мне помогал, я попал как в семью. А какие люди были потрясающие! Ром-Лебедев, Шишков, Хрусталев, Киселев, Скворцова. Было у кого учиться! Вот где истоки моих удач.

- Из тех ролей, о которых вы мечтали, остались ли какие-то несыгранными?
- Нет. Я долгие годы мечтал сыграть Федю Протасова из "Живого трупа". Более 10 лет такого случая не представлялось. И все-таки я его сыграл. Сам поставил этот спектакль. Это был и колоссальный труд, и колоссальная ответственность, и колоссальное наслаждение. Вот где я сполна вкусил эти сладкие творческие муки, о которых как о высшем счастье говорят люди сцены. Нужно было и психологически материал прочувствовать, и сверхзадачу донести, и гения Толстого быть достойным... И, как потом говорили зрители, писали газеты, нам удалось это сделать. Мне много добрых слов тогда было сказано. Даже шутка такая пошла: в то время в Москве "Живой труп" поставили сразу несколько театров - МХАТ, Малый, им. Моссовета и мы, и публика утверждала, что "самый живой труп - в цыганском театре".

- А как режиссер о какой постановке мечтаете?
- Вот уже лет 10, если не больше, неотступно думаю об "Отелло". Но я уже говорил вам - чтобы театральная работа состоялась, многое должно "совпасть". Пока еще не совпало.

- Напоследок - что такое для вас счастье?
- Прежде всего - труд, который востребован людьми. Ну и, конечно, семья, близкие - что для меня неотделимо от театра. Моя жена Тамила пришла в "Ромэн" в 1952 г., сразу вслед за мной. Только она успела в отличие от колхозного мальчишки окончить школу-студию МХАТ, так что имела солидную подготовку. 5 лет длился платонический роман (цыганские нравы очень строги в смысле, как сейчас принято говорить, "добрачных отношений" - во всяком случае такими они были тогда). Наконец мы поженились и вот с тех пор уже 45 лет вместе. И по-прежнему влюблены, по-прежнему счастливы.
28.12.2004
http://eternaltown.com.ua/content/view/7510/2/
Прикрепления: 9454094.jpg(8.4 Kb) · 5635176.jpg(10.2 Kb) · 2955188.jpg(9.3 Kb) · 1516299.jpg(9.3 Kb) · 3027822.jpg(7.3 Kb) · 5172645.jpg(8.4 Kb) · 9640037.jpg(12.4 Kb) · 2051822.jpg(12.7 Kb) · 0514482.jpg(8.9 Kb) · 4981433.jpg(7.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 28 Июл 2012, 23:33 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
"Ах ты, кумушка-кума!"


"Ах, ручеечек, ручеек"


"Очи черные"


"Не спрашивай"


"Милая"


"Спасибо тебе"


"Зазнобило"


"Письмо матери"


"Клен ты мой опавший"


"Отговорила роща золотая"
Прикрепления: 7797841.jpg(17.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 08 Июл 2021, 00:55 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
УМЕР НАРОДНЫЙ АРТИСТ СССР НИКОЛАЙ СЛИЧЕНКО


Время безжалостно к человеку, но каждый раз, когда приходит пора прощаться с лучшими, трудно совладать с горестным чувством утраты. Н.А. Сличенко прошел долгий, удивительный, насыщенный событиями путь. 2 июля, на 87-м году жизни его не стало... Он скончался из-за болезни легких, которая отравляла его жизнь в течение многих лет.

Н.Сличенко - не просто актер, режиссер и певец, но ослепительный феномен мировой культуры. Если угодно, вселенский цыганский барон. Сличенко, с 1951-го актер первого и единственного в мире цыганского театра «Ромэн», а с 1977-го - его бессменный руководитель, считается человеком, очистившим цыганскую культуру от кабацкой накипи и переведшим ее на язык высокого искусства.
С его появлением на сцену или телеэкран врывался шальной ветер, щекотавший душу предвестием: что-то будет. Дело не только и не столько в легендарном цыганском обаянии. Да, темперамент. Да, виртуозность голоса и жеста. Да, внешность, выдержанная, как доброе вино: с годами Сличенко из красавчика, каким был до начала 1970-х, превратился в аристократичного красавца. Но главное - он не летел, сломя голову, по воле степного вихря, он сам повелевал ветрами. Да, конечно, он был бредившим театром самородком-сиротой, но самородком, далеко не простым: режиссерское мастерство он освоил на курсах знаменитого А.Гончарова и каждую свою песню выстраивал как микроспектакль. В свое время Шаляпин поражал воображение тем, что - единственный среди оперных звезд - с видимой легкостью пел и играл одновременно.

На эстраде таким же Шаляпиным был Сличенко. Драматургия его песен - одновременно искреннее и наигранное противоборство певца с песнями. Их огонь разгорался медленно и неумолимо. Сличенко ощупывал звуки языком, выпевал их так, что они обретали цвет и сияние драгоценных камней. А потом - словно взрывался изнутри, заходясь руладами, которые бессмысленно оценивать по меркам «вкуса»: это была стихия, но стихия, укрощенная властной волей. Наверное, по той же модели противоборства со стихиями строилась его режиссерская биография. Как ни удивительно, он стал первым цыганом во главе цыганского театра за 46 лет существования «Ромэн». Ранее худруками бывали такие, мягко говоря, не цыгане, как знаменитые М.Гольдблат, М.Яншин или С. Баркан. Что в общем-то понятно: начальство опасалось таборной клановости или вольницы. Но Сличенко, никогда-никогда не повышавший на репетициях голоса, оказался выше и клановости, и вольницы. Пуще того, возглавив театр, на сцене которого он прославился - наперекор фольклорной стихии - ролью Феди Протасова в «Живом трупе», он если и не оборвал, то свел до минимума эстрадную карьеру. И можно только догадываться, какой силой воли обладал Сличенко, чтобы отвергать десятки предложений от кинорежиссеров. По большому счету он сыграл всего в 4-х фильмах, включая «Свадьбу в Малиновке» (1967). Впрочем, к списку его ролей можно добавить «роль» Есенина в протоклипе «Письмо матери». Самый жгучий брюнет Советского Союза сыграл самого знаменитого блондина России, и получилось это у него гораздо убедительнее, чем у всех патентованных блондинов.

Да, Сличенко был и главным цыганом СССР, и неотразимым послом многонациональной советской культуры. Вслед за Парижем, где в 1964-м он покорил публику легендарного зала «Олимпия», к его ногам попадали едва ли не все столицы мира, где гастролировали «Ромэн» и советский мюзик-холл. Но это все пустяки: Сличенко представительствовал за цыганскую душу и цыганский гений перед самой вечностью, и на небесах для него наверняка накрыт невиданно роскошный пиршественный стол.


Под аплодисменты и крики "Браво" его коллеги и поклонники проводили артиста в последний путь. Проститься со Сличенко пришли многие деятели культуры. Церемония проходила на сцене театра, в центре которой был установлен гроб в окружении красных и белых цветов.




Отпевание состоялось в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне. Похоронили Народного артиста СССР на Троекуровском кладбище.
Михаил Трофименков
03.07. 2021. газета "Комммерсант"

https://www.kommersant.ru/doc/4887292

"Жизнь как чудо". Док. фильм памяти Николая Сличенко

Прикрепления: 4425753.jpg(10.0 Kb) · 0594050.jpg(15.1 Kb) · 6302486.jpg(13.5 Kb)
 

Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » НИКОЛАЙ СЛИЧЕНКО
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: