[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » АННА ГЕРМАН
АННА ГЕРМАН
Валентина_КочероваДата: Пятница, 14 Сен 2012, 12:41 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6953
Статус: Offline
АННА ВИКТОРИЯ ГЕРМАН
(14.02. 1936 - 25.08. 1982)


Бывает, что некоторые живут в своем мире, который лучше, чище и доверчивее, чем реальный. Если в окружении вдруг встретится такой мягкий, покладистый и все понимающий коллега, сосед или товарищ, можно быть уверенным, что он - Водолей. А.Герман, польская певица, которую знал каждый житель Страны Советов во второй половине XX в., тоже родилась под этим знаком. У Водолеев задатки исключительности проявляются рано, и если создать для них благоприятные условия, то они вполне могут расцвести большим розовым кустом.

Анна в школе была типичной тихой и скромной отличницей. Из тех, кто всегда готов к урокам, у кого на парте учебники ровной стопкой и пальцы от усердия в чернилах. Кроме того, она неплохо рисовала и, уже переехав из СССР в Польшу, подала документы в Высшую школу изящных искусств Вроцлава, несмотря на то, что знакомая учительница музыки, обратив внимание на все время что-то напевающую девочку, сказала свои пророческие слова: «У нее абсолютный слух, ей надо заниматься, может выйти толк». Мать и бабушка тогда не очень-то прислушались к словам учительницы. Не видя ничего хорошего и в том, что Анне придется провести за мольбертом всю жизнь, и не надеясь на то, что их «цуречка» (доченька) напишет эпохальное полотно, призвали девушку к серьезному разговору. Доводы, что почти все художники бедствуют, витают в облаках и редко кто из них достигает благополучия, оказались весомыми, и, поняв все правильно, Анна подала документы на самый что ни на есть «земной» факультет университета - геологический. Хоть там и приходилось отмахивать десятки км., чтобы полюбоваться на какие-нибудь окаменелости и, сгибаясь в три погибели, лезть в угольные шахты, почва под ногами геолога все-таки была тверже, чем под ногами художника.


«Все, что мне удалось достигнуть в жизни, мое образование я получила благодаря заботам, любви и тяжкому труду этих двух самых близких мне женщин». Ей, чей рост достигал 184 см., прочили также блестящую карьеру баскетболистки, но желания забрасывать мяч в корзину так и не возникло, природа все равно брала свое, петь хотелось как никогда, и, кроме секции скалолазов, Анна стала выступать в студенческом театре «Каламбур». Обычно Водолеи начинают с малого, но потом со временем оказывается так, что их все равно настигает удача и успешность. Выступления на детских утренниках и студенческих концертах привели к тому, что верная подруга Янечка за руку привела Анну в дирекцию эстрадного театра, утверждая, что там еще никогда не слышали такого голоса. Этот поход закончился тем, что у Анны начались сплошные гастроли по польским городам и весям, домам отдыха и клубам в тряском автобусе, за которым медленно, но верно катился огромный ком славы. «Так могут петь только ангелы», - говорили про лирическое колоратурное сопрано Анны. Начинающую певицу зачислили в штат эстрадного театра и пообещали 4000 злотых в месяц. Учитывая, что геолог в то время мог рассчитывать на сумму в 2 раза меньшую, можно было считать, что Анна пошла правильным путем. За ней уже охотились композиторы со своими клавирами, а на горизонте маячила поездка в Италию и уроки вокала. Был момент, когда она решила попробовать себя в опере и пришла за советом к профессору консерватории. Тот сразу спустил ее с небес на землю, сказав, что данные у нее отличные, но обладательница такого роста, скорее всего, останется без партнера-тенора, который просто не рискнет стоять рядом с ней на сцене. Да и вообще оперные дивы с такими параметрами могут претендовать только лишь на партию умирающей Мими из оперы «Богема». Короче говоря, с оперой было покончено раз и навсегда.


«Необыкновенно талантлива», «утренний, рассветный голос», «белый ангел польской эстрады» - не уставали писать газеты об Анне после ее триумфального выступления на фестивале в Сопоте. Скоро она уже объездила с гастролями полмира. Она была одной из немногих польских певиц, которые выступали в СССР и которых до сих пор помнят на его бывшей территории. Родившись в узбекском городе Ургенче, Анна считала русский язык родным и, спев такие знаковые песни советской эстрады, как «Надежда», «Эхо любви» и «Когда цвели сады», получила прозвище «голубь мира» за то, что своими гастролями по Союзу сглаживала значительные шероховатости в советско-польских отношениях. На самом взлете своей карьеры, работая по контракту в Италии, она попала в автокатастрофу. Администратор-итальянец был так рад успехам польской певицы на его родине и так давил на газ, что не справился с управлением. Карьера Анны прервалась на несколько лет, а когда она опять вернулась на сцену, полные залы встречали ее аплодисментами. Ей предлагали сниматься в кино такие мастера, как Збигнев Цыбульский и А.Вайда, но первый трагически погиб, так и не успев рассказать ей о ее роли, а у второго она снялась в эпизоде, после чего распрощалась с кинематографом, спокойно решив, что «это не ее». Она написала много песен, книгу-дневник «Вернись в Сорренто» и продолжала петь до своего самого последнего дня.

Мало кто из представителей знаков так покладист и уступчив, как Водолей. Чаще всего именно рожденные под этим знаком отличаются необыкновенной мягкостью и нерушимым спокойствием. Еще в детстве Аня была так спокойна и уравновешенна, что окружающие только диву давались. И если младший брат ревел во все горло, то будущая «варшавская мадонна», как ни в чем не бывало, возилась со своими игрушками. В школе Анна поняла, что девочкам с таким ростом, как у нее, на внимание мальчиков можно рассчитывать только в случаях вроде экстренного «Аня, достань воробушка». Она решила, что такой «гадкий утенок» не заслуживает от жизни никаких фейерверков, и, по своему обыкновению, успокоилась. Когда на нее свалилась известность, она долго не могла поверить в свою исключительность, не воспринимала комплименты, а крики «браво» считала насмешкой. Однажды, когда после ее выступления ей начали аплодировать и музыканты, Анна решила, что они всего лишь хлопают от счастья, что наконец-то закончили свой рабочий день. В начале своей карьеры она так волновалась перед концертами, что часто случались нервные срывы. «Дрожу как осиновый лист, голова, словно в обруч закована, слова забыла». После выступления лучше становилось не сразу, и еще долго ей казалось, что она могла бы спеть чище и душевнее.


Есть драгоценная разновидность Водолеев, которым абсолютно чужды капризы. Они спокойно взирают на жизнь, не требуя больше того, чем она им дает. А.Герман - одна из немногих звезд, кто так и не заболел звездной болезнью. С детства привыкнув довольствоваться малым и живя в некомфортных условиях, она не делала трагедии из бытовых неурядиц и не считала себя знаменитостью. Если сейчас составить ее райдер, то там значились бы кровать под ее немалый рост или хотя бы две, составленные вместе, чтобы можно было вытянуться по диагонали, рояль в номере, борщ, картошка с селедкой и, может быть, букет алых роз. И больше никаких излишеств. Ко всему прочему, Анна была равнодушна к шумным посиделкам, и ее редко можно было увидеть на банкетах.

Водолеи славятся еще двумя яркими чертами - заранее воспринимать всех окружающих со знаком плюс и во всех неурядицах винить только себя. Они настолько доверчивы, что просто не могут представить себе, что кто-то держит за пазухой кинжал. Насчет чувства вины - в этом Водолею нет равных. Дело было во время подготовки к фестивалю в Сан-Ремо. Анна, уже на этот момент сдружившаяся с бессонницей и ожидавшая своего выступления, как дня Страшного суда, узнала, что жюри забраковало песню, которую она хотела спеть. И хоть оценивалась в данном случае работа композитора и поэта-текстовика, Анна, будучи в полной уверенности, что это ее провальное выступление загубило надежды вконец измотанных авторов, чуть не сбежала домой в Варшаву. От побега ее удержала только мысль о выплате крупной неустойки за нарушение контракта.

При всей кажущейся мягкости Водолеи имеют такую волю, которая хоть и спрятана до поры до времени за семью печатями, в нужный момент проявляет себя во всей своей красе. Оказавшись после автокатастрофы в гипсовом панцире от подбородка до ступней, который не давал возможности даже повернуть голову, Анна сначала поставила было на дальнейшей полноценной жизни крест, но потом взяла себя в руки. Тем более, что врач запретил ей плакать и сказал, что если она хочет петь, то сначала должна встать. После множества операций, полной неподвижности, пары итальянских госпиталей и нескольких польских больниц, где она пробыла почти год, пережив еще и удаление онкологической опухоли, Анна встала на ноги. Чего ей это стоило, знали только близкие, которые натягивали через всю комнату канаты, чтобы Анна могла передвигаться, держась за них, и возили ее ночами в городской парк, чтобы она училась ходить без досужих наблюдателей. Девиз таких Водолеев «Улыбаться, когда плохо». Анна, после 3-летнего перерыва выйдя на сцену, улыбалась публике, оставив слезы на потом, и носила темные очки, чтобы спрятать заплаканные глаза.


Семья для Водолея значит очень много. Почти все. Отец Анны, Евгений Герман, в 30-х годах прошлого века был обвинен в шпионаже и как немецкий вредитель расстрелян, когда его дочери едва исполнилось 2, 5 г. Мать, Ирма Мартене, выйдя замуж за офицера Войска Польского Германа Бернера и так и не дождавшись его с войны, уехала из Средней Азии в Польшу, на родину своего 2-го мужа. Семья, обосновавшись в коммуналке, еле сводила концы с концами, Ирма работала поденщицей, и Анна мечтала о том, когда подрастет и заработает кучу денег, которых хватит и на дом, и на безбедную жизнь для ее семьи. Но свой дом недалеко от центра Варшавы она смогла приобрести лишь через много лет работы, назвав его «Дворец Солнца и Счастья». «Доходы эстрадного певца, который относится к своей работе добросовестно и с полной ответственностью, которому чужды халтура и принцип «все хорошо, за что платят», не отличаются от средних доходов любого поляка».

В жизни Водолея обязательно встречается тот, кто будет опорой и надеждой всей его жизни. Правда, прежде, чем встретить главную любовь, Анне нравился геолог-скалолаз Петр, а позже Люциан Кыдринский, ведущий развлекательных передач, но это было все не то. «То» предстало в обличье инженера-металлурга Збигнева Тухольского. Он был выше Анны на целых 2 см., плечист, добр и застенчив. Главным достоинством Збигнева было то, что он не уставал наматывать километры, гоняя из города в город и норовя поймать свою гастролирующую по Польше любовь.


«Я был далек от искусства. Когда первый раз пришел на концерт, мне просто понравилось, как она поет. Я понял, что таких голосов больше нет, хотя музыку почти не слушал. Я ведь инженер». На его предложение руки и сердца был дан спокойный ответ, что необходимо время, чтобы получше присмотреться друг к другу. Претендент от задумки не отказался, продолжал возить на концерты букеты и мрачновато посматривал на поклонников своей знаменитой подруги. О том, чтобы выяснять отношения или ссориться, и речи быть не могло. Тем более что Анна, родившаяся в День всех влюбленных, умела любить. «Мы виделись не каждый день. Какие ссоры, когда между гастролями возникало лишь одно желание - насладиться человеком, пока она в очередной раз не уехала. Мы только и жили этими моментами», - вспоминал Збигнев.


Когда Анна попала в аварию, Збигнев не исчез с горизонта, а остался рядом выхаживать ее и опять сделал предложение. Она согласилась и в 39 лет, несмотря на запреты врачей, родила здорового и горластого Збышека - младшего, обладателя отменного аппетита. «Я мать, жена и вечный повар», - с радостью говорила Анна, успев за это время написать детскую сказку и поработать ведущей радиопередачи о физике для детей. После смерти Анны Збигнев так и не женился, а их сын, намного обогнав в росте отца и мать, окончил Исторический институт и увлекся починкой старинных локомотивов, став в этом деле одним из крупнейших специалистов.

После автокатастрофы она боялась садиться в автомобили и поклялась больше никогда не бывать в Италии. Она была очень домашней и хозяйственной, любила готовить и вить гнездо. Ее муж вспоминал, что Анна сразу, как только встала после долгих месяцев неподвижности, и едва научившись ходить, попыталась сама вымыть полы, говоря, что мечтала об этом, лежа в своем «фирменном итальянском наряде», а потом сказала, что «оказывается, как немного иногда надо человеку для счастья». Она хорошо знала голландский и итальянский языки и терпеть не могла сигареты и спиртного. Она умерла от рака на 47-ом году жизни, и говорили, что незадолго до смерти она сказала, что если выздоровеет, то больше никогда не будет петь на сцене, только в храме. «Мне трудно уйти», - такими были ее последние слова. Ей было трудно уйти, а всем было трудно с ней расстаться.


Инна Садовская
2011. журнал "STORY"

http://blogs.privet.ru/community/retro./112256714

НЕИЗВЕСТНАЯ АННА ГЕРМАН


«... И даже в краю наползающей тьмы, за гранью смертельного круга, я знаю, с тобой не расстанемся мы...»

Об А.Герман люди говорят, притушив голос или полушепотом... Те, кто работал с ней, называют ее Ангелом. Все знали, что эта хрупкая женщина смертельно больна и выступает вопреки запретам врачей, переживая страшные моральные и физические страдания. До последнего, пока еще оставались силы, она пела вживую. Мужественно и самозабвенно. На сцене падала в обморок, а пережив эту «маленькую смерть», вновь выходила на сцену - петь. И вновь - на грани. Словно смерть и жизнь спорили рядом, пока она пела, разрывая душу. В ее песнях остались кровоточащая, живая боль, мучение, отчаяние, тревога, горькая надежда, светлая доброта... Кто-то верил, как и она сама, в ее чудесное исцеление, кто-то... тихо отводил глаза. Но все понимали, что светлая душа Герман навсегда останется с нами в ее песнях. Певица действительно оставила после себя невероятно чистую и светлую память. Скоро в Москве будет издана книга ее биографа . Автор впервые предоставил для публикации в еще никогда не публиковавшиеся письма Герман к московской подруге.

Творческий путь А.Герман полон страданий. После страшной аварии в 1969 г. в Италии она 14 дней провела в коме, потом полгода - в гипсе. Вся левая часть тела не работала, приходилось заново учиться ходить. Полностью потеряла память, так что ей объясняли, что она певица, включали ей записи ее песен. Герман слушала их и пыталась все вспомнить. После аварии голос потерял былую силу, но обрел новое, проникновенное звучание. Поменялся репертуар, в который добавилось много лирических, грустных песен. Вопреки запретам врачей Герман родила сына от любимого мужа. И в ее жизни - личной и творческой - начался стремительный взлет. На пике популярности в начале 1980-х Анну настигло очередное потрясение - доктора обнаружили рак. Она чувствовала себя плохо, но продолжала гастролировать. После последних гастролей в Австралию легла в больницу, где ей сделали 3 операции. По признанию ее родных, к концу жизни певица крестилась. Писала музыку к молитвам. Незадолго до смерти ее терзали страшные боли. Но, как только приходила в сознание, просила поставить записи ее песен...
«В своей книге я собрал письма Анны и рассказы очевидцев о ее последних гастролях в Союзе, она давала огромное количество концертов (по 2 в день), и так 2 месяца. Ей нужно было купить себе дом в Варшаве. Ценой собственного здоровья она приобрела жилье, в котором успела пожить всего несколько лет» - рассказывает И.Ильичев, автор книги «Неизвестная Анна Герман».


Герман всю жизнь дружила и переписывалась с московской подругой А.Н. Качалиной, муз. редактором студии грамзаписи «Мелодия». Качалина передала письма Герман для книги о «белом ангеле польской эстрады». Вот фрагменты писем разных лет.
«Я в Донецке с группой - 400 чел. Здесь проходят Дни дружбы молодежи польской и советской. Мои земляки-режиссеры, которые слышали, что я здесь популярна (поэтому пригласили), кажется, понятия не имели, что это слово значит. Каждый поет в программе одну вещь, а я с трудом ухожу со сцены после 4-х песен, и то извиняясь и обещая приехать на сольный концерт. Как мне приятно, Аничка!!! Ты знаешь, я счастлива действительно, только когда я работаю, работаю до «потери сознания». Мы действительно для этого созданы. Когда спокойно, тишина, никто никуда не торопит - чувствуешь, как минуты уходят куда-то навсегда... Это очень неприятно - лучше уж работать, чем... спать!!!»
Октябрь 1977. Донецк

«Здравствуй, моя дорогая Аничка! Ну и дела... Как доктора добрались до меня... то прямо хотели меня сразу оперировать. Но пока я не согласилась... Еще чего! Это легче и быстрее всего - «всё отрезать...» Пришла болезнь, и я должна все бросить. Значит, совсем не так я сильна, как мне все кажется, что я все могу. Жалко, все до осени отложено. В Союз тоже раньше, чем в ноябре, не приеду. Все идет по плану судьбы, и еще не пора... Аничка, давай опять надеяться на что-нибудь хорошее в ноябре. Я иначе жить не смогу».
Май 1980.

«Дорогая моя Аничка! Ну вот... уже целую неделю я сижу в больнице... Не сижу, конечно, а лежу - и только раз в день позволяют мне встать и с костылями пройтись туда-сюда... Дело хуже, чем думали. Воспаление внутренних вен. Тут и операция невозможна. Дают мне блокады, пилюли, компрессы, пенициллин, стрептомицин, разные другие лекарства. Все так ужасно больно, что я, по-моему, теперь могу спокойно погрешить, - я уже за все «оттерпела». Конечно, немного нога стала худее. Обещают меня подержать долго - 2 - 3 месяца, и потом совсем другой режим жизненный. Главное - не стоять! Сидеть - только по-американски, т. е. с ногами на столе. Что же получается, что петь я буду лежа, что ли? Вот такие весточки пока. Мальчики мои, сын и муж, бегают голодные и грязные. Целую тебя и твоих родных и так хочу к тебе - селедочки поесть, так хочу... Твоя Аня».
23 июня 1980.

«Дорогая моя Аничка! Все последние анализы я сделала, и в последний визит в онкологический институт профессор сказал мне (они теперь все в глаза...), что вся левая сторона больна - в Италии была повреждена левая, и часто от сильных ударов с годами образуется рак в этих местах. Хотели уже месяц назад все вырезать и выжечь кобальтовыми лучами. Я не согласилась, т. к. рак не «любит» ножа и света. Тем более что сам профессор мне не давал шансов. Даже сказал: «А вообще... мы ведь все идем туда же. Немножко раньше или позже - не такая уж разница...» Поэтому нет смысла причинить себе еще страшную боль «даром». Аничка, я страшно устала от боли, даже не плачу, а хочется очень лежать и спокойствия. Даже песен не жалко... потому что больно. Все стало неважным. Но, как только приходит день, когда мне чуть легче, хочется петь. Твоя Аня».
27 февраля 1981.

Здоровье Анны ухудшалось, вскоре она уже не могла сама писать - медсестры иногда писали под ее диктовку. Но светлых периодов становилось все меньше... В августе 1982 г. Анну перевезли в военный госпиталь в Варшаве. 25 августа ночью во сне она тихо ушла. Успела только сказать мужу: «Мне нетрудно уйти!» Этой фразой она попрощалась...
Анна Велигжанина
http://www.timetolive.ru/p....97....o]https

"Эхо любви"


"Ждите весну"


"Колыбельная"
Прикрепления: 4841136.jpg (8.1 Kb) · 5749691.jpg (8.0 Kb) · 4689350.jpg (17.0 Kb) · 7005904.jpg (10.7 Kb) · 8969625.jpg (11.7 Kb) · 0957690.jpg (15.2 Kb) · 6371517.jpg (8.9 Kb) · 0762475.jpg (22.6 Kb) · 0655023.jpg (9.1 Kb) · 8772304.jpg (14.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 14 Сен 2012, 13:06 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6953
Статус: Offline
МЫ ЗВЕЗДНАЯ ПАМЯТЬ ДРУГ ДРУГА...
14 февраля 1936 г. в советском Ургенче родилась женщина, которую потом назовут "белым ангелом польской песни". Родилась для любви: любить и быть любимой. "Один раз в год сады цветут", "Мы долгое эхо друг друга", "Надежда" - эти незабываемые ее песни навсегда оставит в истории. В Союзе ее обожали: записывали, слушали, боготворили. Муж же называл просто: Анечка.


В памяти всех, кто когда-нибудь общался с А.Герман, она осталась скромной улыбчивой полькой, которая будто стеснялась своего высокого роста и краснела от самого невинного комплимента. И мало кто знал, сколько испытаний выпало на долю этой застенчивой женщины с хрустальным голосом…

Воспоминания Николая Добронравова: На студии шла запись нашей песни "Надежда". Чистое, необыкновенно задушевное исполнение Анны взволновало нас. И мы поняли: это действительно настоящая НАДЕЖДА. Она была звездой эстрады 1-ой величины. Звездой, дарившей тепло, свет, доброту и радость. Она навсегда останется для всех, кто ее знал, кто ее слышал, эхом нашего поколения, нашей молодости, нашей любви.

Где забвенья и славы граница?
Разве песня уйдет на покой? Негасимой
звездой серебрится
В синем небе Ваш голос земной...


В 1967 г. в Италии, где у Анны был контракт, она попадает в страшную автомобильную катастрофу. На одном из сложных участков горной дороги водитель задремал, и автомобиль улетел в кювет. У певицы сложные переломы позвоночника, обеих ног, левой руки, сотрясение мозга. 14 дней без сознания, затем тяжелые операции. Все ее прекрасное тело заковано в гипс. Мать с мужем прилетели в Милан на 3-й день после катастрофы... Когда Аня открыла глаза, первое, что она увидела, - лица Ирмы и Збышека. Он был рядом все трудные годы: и когда она не могла ходить, и когда не было памяти. Он сделал специальное приспособление, чтобы Анна передвигалась по квартире с помощью палочки. Как только гипс наконец сняли, Аня схватилась... мыть пол. Эта мысль не покидала ее на протяжении долгого времени. Муж принес таз с водой, Анна намочила тряпку и одной рукой стала потихоньку мыть. О настоящей любви пишут в книжках и снимают кино. Она редко встречается в жизни, но... Два человека не были связаны обязательствами. Один здоров, другой на долгое время стал калекой. Когда Анна немножко уже могла ходить, верный Збышек на руках переносил любимую в машину и увозил за город ночью (Аня стеснялась своего вида). В ночном парке многие месяцы Збышек учил свою Анечку ходить...

В ноябре 1975 г. почти в 40 лет Анна родила сына. Назвали Збышеком. Врачи говорили певице, что рожать нельзя, могут быть последствия... Но они так ждали... Эти двое заслужили своего продолжения. "Ребенок - сосуд, данный нам на сохранение", - говорила Анна. 2 года она занималась только сыном, радуясь буквально каждому моменту его жизни: "Воробышку 17 дней".


Сейчас этот ребенок вырос до 207 см. Збышек-младший учится в Историческом институте на факультете библиографии и документоведения. Любит паровозы, изучает историю паровозного дела. Он даже возглавляет Общество любителей паровозов. У Збышека хороший голос, но он никогда не поет на людях. Он удивительно похож на маму и очень стеснительный. Свою маму Анну Герман сын помнит смутно. В 6 лет он знал, что ее больше никогда не будет рядом…

Воспоминания Евгения Матвеева: Причуды творчества неисповедимы. И песня "Эхо любви" создавалась не по общеизвестным канонам. Как ни странно, родился прежде всего голос. В моем режиссерском сознании, в моем ощущении родился голос хрупкий, нежный, ласковый, который мог бы передать тончайшие нюансы сложной любви. И это был голос А.Герман. И когда я поделился этой мыслью с Р.Рождественским, Е.Птичкиным и П.Проскуриный, автором романа "Судьба", по которому я снимал фильм, они все пришли в восторг. Еще мы не знали слов, еще не знали музыки, знали лишь одно - должна петь Анна. Ее голос в состоянии передать все тонкости этого удивительного человеческого чувства - чувства любви. Надо сказать, песня была написана легко и поэтом и композитором. И когда мы послали телеграмму Анне в Варшаву с просьбой дать согласие спеть в нашем фильме, в одно мгновение получили положительный ответ. Мы тут же выслали ей ноты, естественно, опасаясь: а вдруг не понравится? И вот телеграмма: "Тональность такая-то... вылетаю". В этом - любовь к музыке, к песне, любовь к нашей стране, к нашему народу.

Последние годы певица сильно болела, но, собирая силу и волю в кулак, продолжала гастролировать. Много ездила по Америке, хотя очень не любила эту страну: "Я боюсь, что упаду там, и меня растопчут". В начале 80-х у Анны обнаружили рак. Зная об этом, она отправилась на свои последние гастроли - в Австралию. Вернувшись, легла в больницу... Она умерла в августе 1982 г. На варшавском кладбище есть черное надгробие, где выгравированы ноты, скрипичный ключ и надпись: "Господь – отец мой" (23-й псалом Давида). Каждый свой концерт Анна Герман открывала молитвой...

Светит незнакомая звезда
Снова мы оторваны от дома
Снова между нами гоpода,
Взлетные огни аэpодpомов…


В августе исполнится 29 лет, как Анны Герман нет в живых. Но время не властно над памятью...
http://olga-kievskaya.livejournal.com/10620.html

ЕДИНСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ АННЫ ГЕРМАН
Певица с ангельским голосом родилась в День влюблённых, пела о любви, сама любила и была любимой. У поклонников, пытавшихся покорить сердце белокурой красавицы, не было никаких шансов на взаимность. Потому что Анна всю жизнь любила только одного мужчину - своего Збышека.


В мае 1960 г. в Польше стояла жара, и я пошёл на пляж, чтобы искупаться, - вспоминает сегодня 75-летний Збигнев Тихольский о своей первой встрече с Анной. - Я тогда работал в Варшавском политехническом институте на кафедре металловедения, а во Вроцлав приехал в командировку. До поезда оставалось какое-то время, поэтому перед отъездом решил поплавать. На пляже было немного людей, но оставлять вещи и документы без присмотра всё равно опасался. Вижу - рядом со мной разворачивает плед очаровательная светловолосая девушка в белой блузке и красной юбке, садится и начинает читать книжку (это был учебник по геологии, она готовилась к сессии в университете). Аня почему-то сразу вызвала у меня доверие, и я попросил ее посторожить мои вещи. Искупался, а потом мы разговорились… Не знаю, что это было - любовь с первого взгляда или симпатия, но мы обменялись телефонами и расстались. Писали друг другу открытки, созванивались. А когда я 2-ой раз приехал во Вроцлав, Аня пригласила меня в гости и познакомила со своей семьей мамой и бабушкой. Помню, бабушка напекла очень вкусных пирогов и рассказала, что внучка очень хорошо поёт. По моей просьбе Анечка спела прямо за столом, без музыкального сопровождения. Я -инженер, моя жизнь не была тогда связана с музыкой, но, когда услышал её такой проникновенный и чувственный голос, понял, какой талант ей подарил Господь.


Они были молодой, красивой и в прямом смысле возвышающейся над окружающими парой: рост девушки -184 см, юноши -186 см. Жили в разных городах: он - в Варшаве со своими родителями, она -во Вроцлаве, но постоянно созванивались и часто приезжали друг к другу в гости. Не сразу, но Аня рассказала любимому историю своей семьи. О том, что на самом деле её предки 2.века назад приехали из Германии и Голландии в Россию. Что жили на Кубани и вели хозяйство, пока в начале ХХ в. их не раскулачили и не сослали в Среднюю Азию. Поэтому дочь немца родилась в узбекском городке Ургенч. Аня не помнила своего отца: ей было всего 2 года, когда его арестовали, отправили в лагерь и расстреляли. Та же участь постигла и многих других родственников. Чтобы выжить, мама Ирма и бабушка вместе с маленькой девочкой на руках переезжали из одного среднеазиатского города в другой. А потом Ирма заключила фиктивный брак с поляком и взяла его фамилию Бернер (по иронии судьбы его звали Герман Бернер). Так они стали «польками».

«Вы всегда можете поехать к моим родственникам в Польшу, они обязательно помогут», - сказал Бернер перед тем, как уйти на фронт, и дал Ирме адрес в польском городке Новая Соль. С войны он не вернулся, и в 1946 г. две женщины и 10-летняя девочка поехали в далёкую и неизвестную Польшу. Людям с немецкими корнями оставаться в Союзе было опасно. Родственников Бернера они не нашли. И 3 несчастные дамы стали сами устраиваться на новом месте. Они говорили по-русски и по-немецки, а теперь им ещё пришлось выучить и польский. Аня так хорошо его освоила, что позже поляки даже не догадывались о том, что это неродной язык девушки. Благодаря помощи одной сердобольной полячки семья поселилась в 8-метровой комнатке в общежитии, а Ирма устроилась на работу в прачечную. Маленькая Аня хорошо пела и рисовала, но денег на частные уроки или музыкальную школу, чтобы развивать таланты девочки, у семьи не было. Ей нравились естественные науки, летние полевые практики по сбору проб земли, вечерние посиделки у костра с песнями под гитару. Один из профессоров сказал, что её дипломная работа по геологии по уровню не уступает кандидатской диссертации и ей стоит задуматься о научной карьере. Но к моменту окончания университета Аня уже поняла, что её судьба - пение.

1-я пластинка вышла не в Польше, а в СССР в 1967 г. Пела она всегда: дома, в школе, в университете. В студенческом театре «Каламбур» Герман стала самой яркой звёздочкой, и её однокурсница Янечка Вильк решила помочь подруге. Отправилась в дирекцию Вроцлавской эстрады, где так расхвалила талант Ани, что юную самодеятельную певицу пригласили на худсовет. А услышав, как Герман поёт, сразу взяли на работу и включили в новую концертную программу. Збигнев поддерживал Анну в желании заняться любимым делом. У него была машина, и, как только выпадало свободное время, он сам возил её на выступления по Польше. Збигнев по-прежнему работал в Политехе инженером, исследовал металлы, а его любимая становилась всё более и более популярной и гастролировала уже не только в Польше, но и в Италии, Советском Союзе.

«Збигнев, вы не ревновали Анну к окружавшим её мужчинам, успеху, известности?» - рискнула спросить я у мужа певицы. «Я знал, что Аня многим нравится, но при этом всегда был спокоен. Она никогда не давала поводов для ревности. Когда я услышал её первый раз, сразу понял, что этот талант не может принадлежать мне одному. И не имел никакого права не разрешать ездить на гастроли или, что самое ужасное, запрещать петь. Помню, как-то ей пришло письмо из СССР: «Аннушка, меня зовут Федя, я очень тебя люблю и готов жениться. Только не знаю польского языка, пришли мне, пожалуйста, разговорник». Я предложил: «Анечка, вышли словарик, пусть человек учит язык, если ему так хочется».- ответил он.

Первый раз Анна Герман приехала в СССР в 1964 г. И здесь у неё появились не только миллионы почитателей, но и близкие друзья. Она дружила с семьёй актрисы Л.Ивановой, с писательницей А.Цветаевой и филологом В.Мамонтовым (теперь отец Виктор служит в латвийской церкви). Но самой близкой подругой певицы стала А.Качалина - редактор эстрадного отдела Всесоюзной студии грамзаписи «Мелодия». Их так и называли: «Аня чёрненькая» и «Аня беленькая».
«Проходите на кухню, сейчас чайку попьём, - поприветствовала меня уже совсем седая Аня чёрненькая. - Ой, а вы сели на стул, на котором Аня любила сидеть. Я сейчас фотографию покажу, мы с ней как-то здесь сфотографировались. Вот она», - и Анна Николаевна достала чёрно-белую фотокарточку, на которой А.Герман действительно сидела на «моей» табуретке.

«Я познакомилась с Анечкой, когда отбирала песни для пластинки «Гости Москвы 1964 г.», -вспоминает А.Качалина. - Русского репертуара у неё тогда не было, она исполняла польские и итальянские песни. Одну из песен Ани я включила в сборную пластинку, а 4 записала на отдельной. Это была первая пластинка в  ее жизни, и она ею очень дорожила. На Новый год прислала мне поздравительную открытку, с этого началась наша переписка, а потом и дружба. Как-то я была на выставке в Варшаве, она пришла ко мне. «Пойдем, - говорит, - я тебя со своим женихом познакомлю». Мы вышли на улицу, а там у машины стоял её любимый Збигнев.

Не все иностранные исполнители с радостью записывались на «Мелодии». Во-первых, платили у нас сущие гроши, а во-вторых, делать это приходилось урывками во время гастролей. Но Аня никогда не была меркантильным человеком. Помню, в своем письме из Донецка она написала, что получила «суточные», купила на них бутылку ряженки, 3 булочки и машинку для сына. А теперь не знает, как прожить 3 дня на этой ряженке и пирожках. Но представить себе, чтобы Аня поскандалила или устроила истерику по какому-то поводу, просто невозможно. Это не в её характере. На гастролях у неё могло быть одно пожелание: если кровати в гостинице оказывались короткими, она просила поставить две вместе, чтобы можно было лечь по диагонали. Успех в Польше и в СССР не принес её семье больших денег. Но Анне очень хотелось купить маме с бабушкой квартиру. Она говорила, что они столько намыкались по миру и повидали горя, что заслужили возможность пожить в человеческих условиях. В 1967 г. Аня заключила 3-летний контракт с итальянской звукозаписывающей компанией и поехала на гастроли. В Италии были совершенно кабальные условия. Ей приходилось не только выступать, но и заниматься вещами, которые были необходимы, как сейчас говорят, для раскрутки. Она демонстрировала одежду в домах моды, выступала на телевидении, снималась для обложек журналов. Потом записала альбом и отправилась с концертами по стране. Из города в город они с Ренато (продюсером и водителем в одном лице) добирались по ночам. Однажды на сложной горной дороге по пути в Милан Ренато задремал за рулём…».


«Внезапно нас несколько раз подбросило, затем наступила тьма и тишина. Утром нашу машину заметил водитель грузовика. Машина была разбита вдребезги, и лишь красный цвет кузова напоминал о её былой элегантности. Ренато из машины не вылетел, а я оказалась далеко от останков «Фиата», отброшенная страшной силой. Вызвали полицию. Нас привезли в больницу». - спустя несколько лет напишет Анна в своей книге.

Збигнев с Ирмой тут же примчались в Италию. Аня не видела и не слышала их - 14 дней она пролежала без сознания, вся от ног до шеи закованная в гипс. У неё были очень сложные переломы ног и рук, повреждены позвоночник, внутренние органы. А близкие сидели у кровати и ждали её пробуждения. Гипс, сковывающий всё тело, певица называла «фирменным итальянским нарядом» (с мамой Ирмой)
«Мы пережили несколько операций, меняли клиники, и только через 3 месяца поехали домой, в Польшу. Аня была в гипсе, поэтому в самолёте оборудовали место под каталку. А когда уже ехали на «скорой» по Варшаве, Аня пошутила над польскими дорогами: «Да, это не итальянская дорога, по которой едешь и не поймешь, едешь ты или стоишь». Ей было очень больно от каждого толчка машины». - говорит Збигнев.
Из Варшавского реабилитационного центра Збигнев привёз Аню к себе домой. Он уже жил отдельно от родителей в маленькой однокомнатной квартирке. Из больницы приходили врачи и массажисты, но все основные заботы взял на себя любящий мужчина. Прошло много лет, но Збигнев до сих пор не может говорить о том, как они выбирались с Анной из той страшной катастрофы. А на вопрос: «Где вы находили силы?», отвечает: «Я оптимист и верю в Господа Бога». Только близкие люди знают, как он ухаживал за своей любимой Анечкой, как 3 долгих года пытался вернуть её к жизни. Свободный от брачных уз молодой учёный стал сиделкой у постели Анны. Он протянул в единственной комнате канат, держась за который она делала свои первые шаги. А по ночам, когда на улице становилось темно, они тихонечко шли к Висле, шумевшей в ста метрах от дома, и там тренировались. Свадьбу Збигнев и Анна сыграли через 12 лет после знакомства. Однажды Збигнев пришёл домой и сказал: «Знаешь, Анечка, я должен сообщить тебе одну новость. Я женюсь». В её глазах застыл ужас… «На тебе», - продолжил мужчина. Свадьбу они сыграли 23 марта 1972 г. тихо, пригласив на торжество только самых близких.


Когда певица ещё выздоравливала, А.Качалина предложила А.Пахмутовой и Н.Добронравову отправить в Варшаву несколько новых песен. Герман выбрала «Надежду». А.Пахмутова подарила Анне эту песню. И она вернулась на большую сцену… А осенью 1975 г. опять исчезла на 2 с лишним года, посвятив себя ребёнку, Збышеку-мл., которого называла своим любимым Воробышком. Врачи отговаривали её рожать в 38 лет, да ещё после столь сложной аварии. Но она никого не стала слушать. Когда я спросила Збигнева о том, какой период был самым счастливым в их совместной жизни с Анной, он ответил: «Когда родился Збышек. Ребёнок рос, радовал нас, Анечка чувствовала себя хорошо. Я обожал, когда она устраивала домашние концерты. Но поверьте, моя жена не была зациклена только на пении. Я очень любил, как она готовила свое фирменное блюдо - овощной плов с чесноком и большим количеством специй. Анечка была замечательной хозяйкой и очень разносторонне развитым человеком. Мало кто знает, но одно время она вела радиопрограмму для детей о физике, доступным языком рассказывая им о законах и явлениях. Я поражался, насколько легко она находила общий язык и с министрами, и с моими друзьями-учёными, и с нашим молочником. Всё у нас было замечательно. И мы думали, что так будет всегда…» Но спустя несколько лет Анна вновь заболела…

«В 1980 г. она приехала на гастроли в Союз уже совсем больной. Её нога сильно опухла, и Аня не могла на неё наступить. - говорит А.Качалина, еле сдерживая слёзы. Она думала, что это последствия старой травмы, полученной в аварии. Врачей Аня избегала, все мои уговоры показаться московским специалистам тут же отвергала. Но Л.Ивановой как-то удалось убедить её сходить на консультацию. Медсестрички чуть ли не аплодисментами встретили Аню. Врач посмотрел и предложил пройти обследование - сделать рентген, УЗИ. Она категорически отказалась. Но, когда вернулась в Варшаву, сразу легла в клинику. Сначала там решили, что это воспаление вен из-за травм после аварии. А потом оказалось, что всему виной разросшаяся раковая опухоль, которая давит на кровеносные сосуды. Но Аня никогда ни в телефонных разговорах, ни в письмах не произносила слово «рак». Мне кажется, она ещё стала жертвой деятельности «Солидарности» в Варшаве. В начале 80-х годов на улицах были беспорядки, магазины работали плохо. Аня как-то сказала по телефону: «У нас в магазинах один уксус», а в одном из писем написала: «Сейчас 2 час. ночи. Я тебе пишу, а у меня варится картошка. Збышек принёс сегодня 2 кг.». Мы находили любую возможность передать ей из Москвы лекарства, послать маленькому Збышеку овсяное печенье, которое он очень любил. И знаете, никто не верил, что Герман нуждается в помощи. «Да ладно вам! Такая звезда, а вы ей лекарства покупаете!» - удивлялись в Москве. А ведь Збигнев, чтобы ухаживать за Аней, ушёл с работы. На нём был 5-летний ребёнок и пожилая тёща. Да ещё в стране была такая сложная политическая обстановка. У нас подобное случилось на 10 лет позже.
Хорошо ещё, Аня получала качественную медпомощь. Она когда-то выступала вместе с Войском польским, и её устроили в лучший военный госпиталь страны. 2 недели она лежала в клинике, 2 недели дома. Как-то написала: «Ты знаешь, я за этот год перенесла 8 наркозов». Но операции не спасли Анну. А ведь ей было всего 46 лет...

Сегодня 2 любимых Збышека А.Герман, большой и маленький, живут в доме недалеко от центра Варшавы. Вместе с ними и 97-летняя мама певицы. Все эти годы у Збигнева не было близкой подруги, он так и не женился. Почему? «Это очень сложный вопрос. Разве мог кто-то заменить Аню?! Да у меня и времени на знакомства никогда не было. Сначала сына воспитывал, теперь вот у бабушки ноги совсем плохо ходят, за хозяйством надо следить. Некогда мне». - ответил он мне. Первое время после смерти Анны он не слушал её песни и спрятал подальше портреты любимо - было слишком больно. Сейчас, наоборот, его часто можно застать за прослушиванием её пластинок. В их с Анной комнате всё осталось по-прежнему. Но это только его территория, он не пускает туда посторонних. Она ему пела: «Спи, мой сыночек», а он просил: «Нет, мама, ты мне лучше про трактор спой». А маленький Воробышек А.Герман вырос в настоящего богатыря. Збигневу 30 лет, он учится на 2-х факультетах - документоведения и богословском. Хорошо поёт, но делает это только в присутствии близких. А главное увлечение сына А.Герман - история паровозов. Он пишет книги о старинных локомотивах и считается одним из лучших в Польше специалистов по их ремонту. Причём любовь к технике у Збигнева-мл. проявилась в самом детстве.

«К сожалению, в Польше А.Герман почти забыли. Я лично опросил людей в центре Варшавы, и из 100 человек только один знал, кто такая А.Герман», - говорит президент международного клуба поклонников певицы И.Ильичёв. Наверное, это объясняется тем, что она была популярна в Польше до отъезда в Италию. После аварии от неё ждали таких же весёлых песен, а она выбирала грустные мелодии, стала скромно одеваться. Носила свободные шерстяные платья с открытым горлом, потому что обтягивающие вещи напоминали ей гипс. Польша не простила ей успеха в СССР. Kоллеги с издёвкой говорили в спину: «О, наша Анэчка пошла!»  Когда Збигнев первый раз в 2001 г. приехал в Москву и увидел, при каких аншлагах проходят вечера памяти А.Герман, то очень удивился. И стал понемногу оттаивать, возвращаться к прошлому. Нашёл в доме детскую сказку, которую Аня написала для своего сыночка, уже будучи смертельно больной. Это очень трогательная история о больной птичке, за которой ухаживает любящий муж и у которой есть маленький птенец. Он только недавно рассказал о том, как перед смертью Анна пришла к вере. Когда она уже совсем плохо себя чувствовала, попросила: «Збышек, принеси мне Библию». 2 недели читала её, отрываясь лишь на сон и еду. А потом сказала: «У меня был знак, я должна креститься». И приняла крещение. Написала музыку на псалмы Давида и записала их на домашний магнитофон. Это были её последние записи».
Татьяна Богданова
http://www.peoples.ru/art/music/stage/german/history2.html

"И меня пожалей"


"Жонон хонгор"


"А он мне нравится"


"А мне не надо от тебя"



"Город влюбленных"


"Любви негромкие слова"


"Ночной разговор"


"Грошики фантазий"
Прикрепления: 2885196.jpg (18.9 Kb) · 5246410.png (26.8 Kb) · 8083465.jpg (9.0 Kb) · 3441422.jpg (11.5 Kb) · 8779004.jpg (12.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 14 Фев 2021, 21:23 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6953
Статус: Offline
К 85-летию со дня рождения Анны Герман


Дон Кихоты и в наше время продолжают рождаться и действовать, они бескорыстно борются со злом, то идя на пролом, то тихо, бесшумно. Таким Дон Кихотом в юбке представлялась мне А.Н. Качалина, редактор студии грамзаписи. Интеллигентная, очень добрая и деликатная, высокая, худенькая, она настойчиво записывала бардов, когда никто их не хотел записывать, она первая записала Высоцкого, и потом долго-долго эта плёнка лежала на студии и ждала своего часа - не пропускали, не выпускали. 20 лет! «Я хочу показать ваши песни Анне Герман, - сказала однажды Анна Николаевна, - приходите ко мне домой вечером». Мы с мужем захватили гитару и пришли. Старая московская квартира, старая мягкая мебель, старый пушистый кот. Ласково улыбающиеся нам старики - родители Анны Николаевны. А.Герман после записи усталая, даже есть ничего не может. Знаменитые композиторы пьют чай с вареньем. Был В.Шаинский, а кто ещё, не помню, потому что моё внимание приковано к А.Герман. Большая, но, несмотря на это, очень трогательная, женственная, даже какая-то по-детски беззащитная. Водопад русых волос и большие серые глаза.

Мы сидим с В.Миляевым в уголке, пьём чай и ждём, когда уйдут гости. Наконец разошлись все.
- Ну, показывайте песни, - Анна сказала это так хитро и весело, словно была знакома с нами давным-давно. В ней совсем нет высокомерия чопорности, нисколько.
- Но вы же так устали.
- Вот и отдохну.

Поём.
- Ещё, ещё!
- Может, хватит?
- говорю я робко, хотя, конечно, хочется спеть всё.
- Пойте, у меня появилось второе дыхание. Эту песню я буду петь и эту... Дайте мне кассету, буду учить.
Мы, конечно, кассету дали, но что Анна будет петь наши песни, не верили .Вдруг в следующий приезд она пригласила нас на концерт в Звёздный городок. Ехали на электричке. По пути от станции к концертному залу я всё хотела представить, в каком же платье она выйдет на сцену (как Китти у Толстого пытается представить, в каком платье Анна Каренина появляется на балу): в чёрном, в блестящем? Она вышла в белом из вязаных кружев. Публика приняла её восторженно. Она показывала новую программу, волновалась, среди песен - миляевское «Письмо солдату».



Тут уж мы заволновались. Пела лирически-кокетливо. В следующие концерты она спела «Весеннее танго» Миляева и вальс «Пожелание счастья».




Она удивительно пела конец: «Вам-м-м... - так протяжно на высокой ноте, так бесконечно задумчиво, - желаю счастья!». Мы подружились. Я с лёгкой руки Качалиной стала называть Анну Анютой. Она приехала к нам домой, познакомилась с моими мальчиками, говорила, что чувствует себя легко, по-домашнему, отдыхает. Мой младший сын, Саша, играл ей на дудочке, она слушала очень внимательно, а потом начала рассказывать о своём сыне Збышеке, он тогда был совсем маленьким. Глаза её светились нежностью...


Она родила поздно, в 40 лет, и была этим счастлива. Моему старшему сыну, Ване, она предложила померяться ростом.
- Ваня, ходи, пожалуйста, рядом, мне будет очень хорошо, удобно!
- Анюта! Поедем, я покажу тебе что-нибудь в Москве, поедем в театр!
- Нет, надо учить тексты, завтра запись.

Многие композиторы мечтали, чтобы она исполнила их произведения... В "Современнике" Анна была всего один раз, смотрела пьесу Володина «С любимыми не расставайтесь». После спектакля к ней подходили артисты, восхищались её голосом, манерой петь. Особенно восторженно, я помню, говорил совсем тогда молодой актёр, теперь популярный С.Садальский. Она потом сказала мечтательно: «Вот если бы он вёл мои концерты...»

Концертов она давала много. Анна любила петь, да кроме того, приходилось зарабатывать на жизнь, на квартиру, у неё она была очень маленькая.
- Милочка, совсем маленькая, а я большая, и муж такой большой, сын растёт, няня, а я так мечтаю о собственной комнате! И потом, я мечтаю о кусочке земли, маленьком-маленьком, чтобы дерево видеть из окна и посадить грядку чеснока, вот такого большого, как у вас продаётся на рынке.
И пошли разговоры совсем земные: о доме, о хозяйстве... Однажды я застала Анну у Качалиных среди акварелей: художник В.Массов принёс ей показать свои работы. На всех картинах только полевые цветы: ромашки, васильки, кашки...
- Выбирайте!
Она и сама была скромной, как полевые цветы.
- Анюта, почему ты так долго была на телевидении?
- Пропускала других певиц, они торопились на концерты, домой, я же здесь одна, могу и подождать.
- Ты хоть обедала?
- Нет, не люблю в ресторане.

Я знала, что она не любит обращать на себя внимание. Аня так и ела в номере у себя простоквашу, купленную в буфете, с хлебом. Анна Николаевна приносила иногда её любимую картошку с селёдкой. Баночка была завёрнута в полотенце, чтобы картошка не остыла. Однажды весной Анна позвонила мне перед самым концертом: - Милочка, нет совсем сил, придумай что-нибудь. Может, витамины какие-нибудь.
.Ай, батюшки, мои мужчины к весне всю смородину съели, осталась красная рябина, засыпанная сахаром. Привезла ей в баночке. Она съела с удовольствием и уверяла, что рябина вернула ей силы. Анна спела вальс «Пожелание счастья» в передаче «Близкое и далёкое» и решила записать его на пластинку, но студию ей дали всего на 2 дня, композиторов и песен было много, мою всё время отодвигали. Ждал вместе со мной знаменитый пианист Д.Ашкенази, который разучивал с Анной эту песню и должен был играть вместе с оркестром. На третий день снова ждём - выделили 20 мин. Оркестр отказался играть, несерьёзно - мало времени. А мы знаем, «смену» больше не дадут. Да и Анне уезжать.Тогда Д.Ашкенази говорит: - Я один буду аккомпанировать этой божественной певице, для меня это честь!

Песня так и записана, только под фортепьяно, так и вышла на пластинке. Удивительный дуэт двух больших артистов. Это была одна из последних записей А.Герман. Она уже не вставала с постели, когда я получила от неё письмо: «Милочка! Пришли мне той красной рябины, помнишь? Вдруг поможет?» Была поздняя осень. Уже выпал первый снег. Надо послать завтра с оказией. За город ехать некогда. Мы с Миляевым стали искать рябину на окраинах Москвы. Увидели высокое дерево с красными кистями, но лезть на него постеснялись. Дождались ночи, привезли сынишку: «Лезь, рви, бросай вниз!» Слава Богу, никто не увидел и не ругал. Я засыпала рябину сахаром и отправила в Варшаву. Не помогло! Анна успела въехать в новую квартиру.
- Только придётся ли пожить в ней? Как уж Бог даст...


В моём доме живут вещи Анны: большой чайник с надписью «От зрителей с любовью», маленький веер, которым она обмахивалась на концертах. Я часто ставлю пластинку и слушаю её завораживающий голос: «Вам-м-м желаю счастья!»
Фрагмент книги Людмилы Ивановой «Я люблю вас...»
https://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php?id=2072



Анна Герман - это имя по сей день магически действует на людей, хоть раз слышавших ее неповторимый, хрустальный, волшебный голос. Многие зрители, рассказывали, что после ее концерта у них было ощущение, что они побывали в храме, духовно очистились. О ее трудной судьбе, о ее непростом творческом пути написано много статей, книг, снят многосерийный фильм. Вот письмо-воспоминание Маргариты Цыгановой (Унру), присланное в редакцию из Германии, об одной малоизвестной трагической странице из детства А.Герман. Новое поколение кто читает словосочетание «Трудовая армия», понятия не имеет, что означают эти два, казалось бы, миролюбивых слова. Может быть это что- то подобное комсомольцам-добровольцам, которые в 70- 80 годы длинными эшелонами отправлялись на строительство БАМа, или студенческие отряды, которые отправлялись осваивать целинные земли Казахстана, ехали на лето тайгу на лесоповал? Нет и нет. Для российских немцев словосочетание «трудовая армия» означает - каторга. Трудовая армия образца 1942 – 1947 годов - это военизированные концентрационные лагеря принудительного труда. В этих лагерях людей без суда и следствия содержали за колючей проволокой как заключенных, с военной дисциплиной, с утренними и вечерними перекличками, и с принудработами на шахтах, в тайге на лесоповале по 10- 12 час. в день.

Русский историк В.Бердинских, первым получивший доступ к уникальным материалам архивов НКВД по вопросу депортации немцев пишет: «Судьба трудармейцев это самая трагичная страница истории немцев России. Гибель их значительной части от изнурительного труда, голода, жестокого режима в сталинских спецрезервациях была предрешена, они должны были до конца отдать свою мускульную силу, а затем полностью обессилившись умереть».
Роль человека возводилась здесь до уровня примитивного рабочего орудия одноразового пользования, не более. В трудармию забирали всех мужчин с 15-летнего возраста, и всех женщин с 16 - летнего возраста до 55 лет. Исключением были лишь женщины, у которых дети не достигли 3- летнего возраста. Все они были мобилизованы в «трудовую армию». Это означало, что они были направлены на принудительные работы в условиях концлагерей. Всего в трудовую армию были мобилизованы около 500 тыс. мужчин и женщин. Каждый 3-й не выжил.

Я уже много лет изучаю биографию А.Герман и уже писала о том, что отцов наших арестовали и расстреляли в Ташкентском НКВД практически в одно и то же время. Потом наши семьи выслали в соседние районы Бухарской области. И вот в книге «Эхо любви» И.Ильичева, биографа А.Герман, из дневников матери Анны Ирмы Мартенс я прочла, что Ирма была в трудовой армии: «в декабре 1942 года меня мобилизовали в Трудармию». Неужели мама Анны Герман тоже попала в эту мясорубку лагерей, но как ей удалось оттуда выбраться? Ведь в трудовой армии либо умирали, либо изможденные возвратились назад, но не раньше 1953 г. Из дневника: «Мною овладело отчаяние. Что будет с Анечкой? Но я не в силах была что- то изменить. Со мной поступили грубо и жестоко. Не посчитались с тем, что Анечка совсем маленькая. Не забуду этого никогда»

Анечке в это время было 6 лет, так что все «по закону», «придраться» не к чему. Ирма тяжело прощается с Анной, никто не знает, когда она  вернется назад, и вернется ли вообще. Вот как она описывает их прощание: «В начале декабря 1942 г. меня мобилизовали в трудовую армию. Как можно скорее мы должны были явиться в Ленинполь – районный центр. Меня снова охватило отчаяние: «без мамы, что будет с Аней?». На маленькой повозке мы с дочкой путешествовали до райцентра, в котором застали толпы женщин под охраной конной милиции. Анечка, одетая в бежевый плащик, запела грустную песню тех лет: «Мы простимся с тобой у порога, и быть может навсегда…» О чем думает этот ребенок? Боже?» Вскоре мы  действительно должны были расстаться. На счастье, доченька оставалась под опекой знакомой женщины. Когда мы прощались, Аня страшно пакала и кричала. До сего дня помню этот крик, и не могу об этом писать».

Анна оставалась с бабушкой и ее мизерной пенсией. Как они будут выживать? Но мама Анны на тот момент просто не представляла, как ей повезло, когда «вместе с другими женщинами меня увезли в Узбекистан, на станцию Чимион, где мы работали на строительстве дороги». Да, и в таких драматических ситуациях бывает везение.  Ирме надо было бы просто в ноги поклониться тому, кто не посадил ее в поезд, который следовал в Казахстан, где бы она жила в Карлаге и работала в шахте откатчицей, или в Сибирь в тайгу на лесоповал, или на Колыму на строительство заполярной железной дороги, а послал ее на станцию Чимион. Чимион находится в Ферганской долине, это курортное место Узбекистана. Ирония судьбы, именно в Чимионе Ирма познакомилась со своим будущим мужем Е.Германом, и там были ее самые счастливые короткие годы семейного счастья. В своем дневнике она и сама описывает это место, как райское место на земле. И именно в район Чимиона ее посылают на строительство дороги. А вот как она описывает условия, в которых жила в Чимионе: «Я не могла вынести тамошних квартирных условий: огромного грязного караван-сарая, где вдобавок, останавливались узбеки с ослами, когда приезжали на базар. Поэтому я спала на улицe“. Она могла выбрать себе другое место для сна, а в караван-сарай вольные узбеки заводили своих ослов на «парковку».То есть нет колючей проволоки, нет охраны, нет утренней и вечерней переклички, и на строительстве дороги она работала с вольнонаемными рабочими. И через короткое время: «Из трудовой армии я нелегально вернулась в Орловку. мне удалось бежать благодаря сердечности доктора, а также благодаря тому, что там было настолько много людей, что трудно было уследить за всеми».

Из трудармии сбежать было невозможно: колючие ограждения, вышки с охраной, а если, кто- то как-то умудрялся «затеряться» в тайге его искали с овчарками. Не было в трудармии «сердечных врачей», которые могли «отпустить» трудармейца домой, а если ты покинул лагерь самовольно, то 10- 15 лет лагерей были обеспечены. И поэтому я еще раз хочу повторить: над Ирмой Мартенс просто летали ангелы, когда ее не посадили в товарняки, которые везли «трудармейцев» в Казахстан, в Сибирь, Магадан, Воркуту, а оставили в Узбекистане. И попала она не в трудовую армию, а на принудработы. А это совершенно разные «принуждения». На  кратковременные принудительные работы привлекались и местные жители. Работа была тяжелой для всех, по тысяче носилок в день вверх-вниз. Спину Ирина сорвала там на всю жизнь. Но охраны не было, перекличек тоже, и через какое-то время ее тоже «пожалели» – отпустили. И она вернулась к нам, и даже с мешочком сухарей, которые откладывала из своего пайка. Такого в трудовой армии быть не могло!  Как нашей сестре повезло мы поняли только когда стали получать письма от наших дядей. Они страшно голодали, и теряли силы. Мама из нашего скудного пайка собирала какие-то посылки с сухим урюком, луком и почему- то с пачкой соли. И хочу сказать еще раз доброе слово об Узбекистане: не было в Узбекистане ни лагерей трудармии, ни ГУЛАГов, наша мама отсидела 10 лет в «обыкновенной» узбекской тюрьме, с ворами, уголовниками и растратчиками. Это был не политический ГУЛАГ, а тюрьма. Из двух этих зол тюрьма – полегче. И поэтому я убежденно могу утверждать, во всех ее злоключениях Ирмы Мартенс, матери А.Герман, ей очень «везло»: Узбекистан спас ее от настоящей трудармии. И в данном случае слова из дневника Ирмы: «Со мной поступили грубо и жестоко. Не забуду этого никогда» надо было бы заменить на: какое счастье, что меня оставили в Узбекистане, и только благодаря этому я вскоре смогла вернуться в Анечке и маме. Не забуду этого никогда. Низкий поклон узбекам».

Это не ее слова, это мои мысли. Но я уверена, что, если бы Ирма знала, что миновало в ее судьбе, она бы сказала эти слова. Но на тот момент она понятия не имела какая участь постигла тех, кого послали в Сибирь и за полярный круг.  И я еще и и еще раз хочу сказать спасибо в Узбекистан. Там было теплее, и, наверное, немного «сытнее», чем в Сибири и Казахстане. Но, самое главное, я не помню, чтобы нас обижали, никто не называл нас фашистами. Все жили так же трудно как мы. И узбекский народ очень доброжелательный. Это я не устаю повторять. Не зря ведь и А.Герман, и ее мама всегда с теплом отзывалась об Узбекистане, и Анна искренне говорила: «Узбекистан – моя вторая Родина».


Светлая память незабвенной Анне Герман, и ее мужественной маме Ирме Герман!
13.02. 2021
https://nuz.uz/kultura....ii.html

"Снова мамин голос слышу"


"Незабытый мотив"


"Реченька туманная"


"Сумерки"


"Гори, гори, моя звезда"
Прикрепления: 5176329.jpg (15.6 Kb) · 7217785.png (25.4 Kb) · 0057189.jpg (13.0 Kb) · 6501150.jpg (9.9 Kb) · 8128493.jpg (8.3 Kb) · 5315335.jpg (13.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 15 Фев 2021, 17:49 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 6953
Статус: Offline
Фрагмент интервью Олега Погудина в передаче "Белая студия":
Дарья Златопольская: - Я знаю, что на вас произвело большое впечатление то, как исполняла романс "Гори, гори, моя звезда" великая Анна Герман. Вы это увидели по телевидению.

Олег Погудин: - Где-то лет в 10-12. Это просто пробило сердце. Я обожаю Анну Герман. Если говорить о гениальных тембрах, то это в том числе про Анну Герман. Она невероятная совершенно, но этот фильм, там не только её пение, он очень простой. На фоне берёз растворялась фотография, портрет. Сначала яркий, а потом он уходил-уходил, и звучал этот небесный голос, в котором невероятное количество печали, и совсем нет тоски. Это не пушкинская печаль от полноты жизни. Это печаль человека, который хорошо знал, что такое боль, печаль человека уходящего, но в то же время - бесконечно влюблённого в жизнь, в дорогих ему людей, в искусство, в красоту. Это та самая победа над смертью. Там и слова есть:
"Умру ли я, ты над могилою
Гори, сияй, моя звезда".

Это было самое настоящее потрясение.
Она из разряда гениев. Пусть гениев немного, но на них мы должны равняться.
https://vk.com/club202184425?w=wall-202184425_79%2Fall

Давайте вспомним и вернемся в то незабываемо-счастливое время, когда Олег Погудин был ведущим "Романтики романса"


https://youtu.be/Likq_MLWDBU
 

Форум » Размышления » Еще былое не забыто... » АННА ГЕРМАН
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: