[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » В ИСААКИИ ВСЕ БУДЕТ, КАК ДО РЕВОЛЮЦИИ
В ИСААКИИ ВСЕ БУДЕТ, КАК ДО РЕВОЛЮЦИИ
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 24 Апр 2017, 20:16 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6132
Статус: Offline
2017 год:
МИТРОПОЛИТ ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВАРСОНОФИЙ: В ИСААКИИ ВСЕ БУДЕТ КАК ДО РЕВОЛЮЦИИ



Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий опроверг аргументы противников передачи Исаакиевского собора, рассказал о том, как будет работать собор после перехода в ведение Церкви, кто будет за ним ухаживать и какой доступ к нему будут иметь горожане.

- Владыка, часто задают вопрос: зачем Церкви вся эта мучительная для общества борьба за возвращение в свое полное пользование Исаакиевского собора? Ведь пользоваться собором, совершать в нем богослужения Церковь может и так. Что даст эта передача? Снимет какие-то ограничения?
- Исаакиевский собор для верующего православного человека - это в первую очередь храм, дом Божий, место молитвенного общения с Господом. В этом его главное предназначение. Об этом совершенно ясно свидетельствует надпись на одном из фронтонов собора: "Храм Мой храм молитвы наречется". Когда сегодня мы слышим, что Исаакий - это, прежде всего, "достопримечательность", "объект культуры, приносящий прибыль", удивляет глухота к исторической правде. А состоит она в том, что наши предки строили и мыслили его только как православный собор. Все великолепие убранства и внешняя мощь творения Монферрана осуществились лишь благодаря этому. Не может изменить нашего отношения к сохранившимся храмам и тот трагический факт, что церкви в послереволюционные годы разорялись и уничтожались, в лучшем случае, превращались в музеи. Но возводились они трудами и талантами предыдущих поколений для одной цели - совершения православных богослужений, соединения верующих через таинства Церкви и соборную молитву с Богом.

Поэтому, когда мы говорим о том, что Русская православная церковь просит возвращения Исаакиевскому собору его главного предназначения, мы надеемся на возобновление полноценной духовной жизни храма. А это не только богослужения, "утвержденные музеем" (регулярными и ежедневными, кстати, они стали совершенно недавно). Это также формирование прихода с воскресной школой для подрастающего поколения, просветительская, молодежная, социальная работа. Сейчас богослужебная жизнь Исаакия ограничена расписанием музея и подчинена графику его работы. Например, участвовать в вечернем богослужении, которое по согласованию с музеем начинается в соборе в 16 часов, не могут многие работающие горожане. А бесплатный доступ для верующих заявлен музеем только в часы литургии или вечерней службы. Многие в силу работы или обстоятельств хотели бы зайти в храм, поставить свечу, помолиться у иконы и задать вопрос священнику в другое время, а не только в часы, определенные музеем. Кроме того, в среду у музея выходной день. Вход в действующий православный храм должен быть свободным и бесплатным в любое время.

- Реставраторы считают, что с отменой платы за вход в собор и с сокращением числа экскурсий сократятся и денежные поступления на реставрацию собора. Где Церковь планирует брать средства на поддержание и реставрацию памятника?
- Церковь готова принять ответственность за содержание передаваемого "объекта культуры" в надлежащем состоянии. Опыт по содержанию и реставрации памятников архитектуры, являющихся действующими храмами, у нас есть. Посмотрите на Александро-Невскую лавру: недавно исполнилось 20 лет с момента начала восстановительных работ в монастыре. Монастырь также недавно отпраздновал свое 300-летие - тогда все СМИ отметили, что старейшая обитель северной столицы преобразилась и расцвела, привлекая все больше туристов и паломников. Финансирование повседневной жизни Исаакиевского собора станет ответственностью прихода. Сейчас такая ситуация сложилась с Казанским кафедральным собором: после передачи его Церкви все текущие расходы, частично включая внутреннюю реставрацию интерьеров, покрываются церковной общиной при содействии благотворителей. Что касается внешней глобальной реставрации Исаакия, относящегося к памятникам ЮНЕСКО, то она находится в компетенции собственника - государства. Однако приход собора, безусловно, будет принимать в ней участие по согласованию с собственником. Зона и форма ответственности будут прописаны в специальном договоре между городом и Русской православной церковью о передаче в безвозмездное пользование Исаакиевского собора. Там также будет обозначено продолжение экскурсионной деятельности для организованных групп туристов, доходы от которой пойдут на финансирование ежедневной жизнедеятельности собора.

- Будет ли вестись постоянное наблюдение за состоянием памятника? Кто его будет вести - прежние специалисты или новые? Как часто будут проходить осмотры? Кто вообще будет отвечать за сохранность и поддержание памятника в надлежащем состоянии, с архитектурной точки зрения?
- Музейное сообщество очень долгое время спасало и хранило памятники церковной архитектуры и искусства. За это мы им всегда были и будем глубоко признательны и благодарны. Безусловно, в Церкви есть специалисты, способные поддерживать памятники архитектуры и культуры в надлежащем состоянии. Более того, с Церковью сотрудничают многие светские специалисты музейного дела и охраны памятников, профессиональные реставраторы и художники. Примерами могут послужить и Троице-Сергиева лавра, и Новодевичий монастырь в Москве, и Александро-Невская лавра.


Исаакиевский собор и его убранство будут находиться под контролем города в лице компетентных специалистов соответствующих комитетов. Все детали этого контроля будут прописаны в договоре о передаче Исаакиевского собора Церкви. Я уверен, что все необходимые условия поддержания Исаакия как памятника архитектуры в надлежащем состоянии там будут учтены. Означает ли это, что труд музейных работников, сохранивших до нашего времени красоту и величие собора, окажется невостребован и забыт? Конечно, нет. Официальные представители Церкви неоднократно обозначали, что экскурсионная и музейная функции у собора не только сохранятся, но и получат новое развитие. Все квалифицированные сотрудники музея, которые захотят продолжить работу в новом формате, с учетом их опыта, знаний и квалификации будут востребованы. Главное при этом - их желание и готовность к взаимодействию.

- Противники передачи настаивают, что все четыре Исаакиевских собора, построенных на этом месте (собор несколько раз перестраивался), были возведены не на церковные средства, а на капиталовложения государства. Почему тогда Церковь настаивает на передаче собора, если он ей никогда не принадлежал?
- До революции почти все храмы возводились на государственные деньги или деньги жертвователей, в том числе, при участии императоров династии Романовых. В тот период Русская церковь не была отделена от государства, Святейший правительствующий синод был частью государственного аппарата. Поэтому говорить о том, что это была не церковная собственность, не корректно.
Решающим фактором в вопросе передачи собора согласно существующему закону является не его историческая принадлежность, а назначение. Предназначение любого храма Божия остается неизменным. Еще раз напомню, что Церковь просит передать ей собор не в собственность. Собор остается в собственности государства, то есть все исторические реалии будут соблюдены: владеет государство, пользуется Церковь. Такой порядок был и до революции.

- Сегодня некоторые депутаты заксобрания Петербурга говорят чуть ли не о ликвидации музея после передачи собора Церкви. Так ли это?
- Разговоры о ликвидации музея - на совести тех, кто их ведет. Церковь юридически не может ликвидировать музей, это может сделать только Министерство культуры или городской комитет по культуре, поскольку музей - учреждение культуры, а не Церкви. Государство несомненно предоставит музею подходящие для его деятельности помещения по закону. Будет ли это музей истории создания Исаакиевского собора или найдется иная музейная концепция - это уже вопрос компетенции самих музейных работников и ответственных за вопросы культурной политики.

- Чем, на ваш взгляд, обусловлен шум, поднявшийся вокруг передачи собора?
- Мне кажется, годы атеистического воспитания сбили духовные ориентиры у нашего народа. То, что для поколений наших предков было понятным и естественным, сегодня подвергается скепсису и сомнениям. Но есть вечные истины, которые не меняются от хода времени. И Церковь призвана свидетельствовать об этом. Среди противников передачи Исаакиевского собора Церкви есть разные люди. Есть те, кто искренне переживает за судьбу памятника архитектуры, и мы готовы прислушаться к ним и развеять их страхи. Но надо относиться соответственно к тем, кто создает нездоровый ажиотаж, раскручивает свою политическую популярность на волне темы, вызывающей широкий общественный резонанс, к тем, кто нагнетает шум, используя зачастую нечестные методы подтасовки фактов, недомолвок и откровенной лжи. Их волнует не судьба собора, а только собственная популярность и выгода. И мы знаем, что таких людей не так много. Стоит быть трезвыми и не поддаваться на манипулирование. Верю, что правда Божия восторжествует.
Беседовала Мария Шустрова
29.03.2017. РИА Новости

https://ria.ru/religion/20170329/1491020747.html

2018 год:
Исаакиевский собор
7 февраля, 19:00
Музыкально-световое действо «С. Рахманинов. Песнопения литургии»
У петербуржцев есть уникальный шанс отправиться в незабываемое фэнтезийное музыкально-световое путешествие по Исаакиевскому собору, насладиться великолепием его храмового убранства без толп туристов и возвышенным звучанием хорового исполнения «Литургии» Рахманинова.

Музыкально-световое действо «Сергей Рахманинов. Песнопения литургии» проводится лишь дважды в год. Оригинальная художественная подсветка в соединении с музыкой, живописью, мозаикой и архитектурой углубляет и обостряет эмоциональное звучание «Литургии», подчеркивает красоту декоративно-скульптурного убранства храма, акцентирует сюжетную линию Священного Писания в мозаике и живописи Исаакиевского собора. Возвышенное звучание хоровой музыки в сочетании с благородной красотой храмовой архитектуры подарит слушателям незабываемое впечатление. Музыкально-световой спектакль – настоящее торжество разных искусств, которые сливаются в едином аккорде под сводами храма. В концерте принимает участие Концертный хор Санкт-Петербурга. Худрук и главный дирижер Заслуженный артист России В.Беглецов. Дирижер Андрей Охлобыстин.
http://www.ruseventer.ru/events/99294
Прикрепления: 7611839.jpg(26.7 Kb) · 7775729.jpg(26.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 20 Мар 2020, 15:50 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6132
Статус: Offline
"СВЯТОЕ МЕСТО"
Петербургским активистам удалось сорвать передачу Церкви Исаакиевского собора. На этом, понятно, дело не закончится – сильнейшее сопротивление возвращению значимых храмов верующим продолжится. Легко отдавать будут только руины. Из последнего. Агентство «Регнум» бьёт тревогу: православные совсем потеряли стыд, требуя имущество. Пишут возмущённо о том, что власти планируют вернуть православным Благовещенскую усыпальницу Александро-Невской лавры, а вместе с нею «передать Церкви все музейные предметы, включённые в состав государственной части Музейного фонда РФ». Что это за «предметы»?

«Речь идёт, прежде всего, о захоронениях,
– признаются противники передачи. – Здесь погребены члены дома Романовых: сестра Петра Первого Наталья Алексеевна, цесаревич Пётр Петрович, дети Александра Первого и Павла Первого. Также в усыпальнице покоятся выдающиеся государственные деятели России Орловы и Ягужинские». Оказывается, их трудно извлечь из первого каменного храма Петербурга, вокруг которого выросла Лавра, чтобы доставить в новое помещение музея. И это главная проблема. А не последняя воля покойных, которые хотели покоиться именно в храме, а не в музее. Так и не вспомнив об усопших, противники передачи пишут, что, так как двигать и перемещать саркофаги непросто, церковь должна остаться за музеем, для сотрудников которого останки – «памятники федерального значения», экспонаты, государственная собственность. Присвоить себе мёртвых христиан, кормиться с них и при этом упрекать Церковь чуть ли не в вандализме – это что-то запредельное.


Самый знаменитый памятник в усыпальнице – скромная надгробная плита из белого мрамора у северной стены, на которой начертано: «Здесь лежит Суворов». Тот самый, что требовал от каждого солдата знания молитвы: «Пресвятая Богородице, спаси нас. Святителю отче Николае, моли Бога о нас». «Без сей молитвы оружия не обнажай, ружья не заряжай, ничего не начинай», – учил он воинов, называя Россию Домом Богородицы. Так ли мыслят те, кто держит ныне в плену его останки, мешая совершению молитвы в храме? Значимо ли для этих «культурных людей» то, во что верили при жизни умершие, что любили? Нет. В своё время отторгли храм насилием, теперь удерживают его лицемерием. Вот диалог на эту тему с одним писателем, философом из Петербурга, книгу которого мне подарили несколько лет назад. Имя его называть не стану – всё-таки это был частный разговор. Интересна аргументация довольно культурного человека, посвящённая Исаакиевскому собору.

Светский писатель: Как вы не понимаете, что в Петербурге отношение к архитектуре более сакральное, чем к православию. Это ещё от Петра идёт, который «построил» (разбил) Летний сад как храм. Именно по той причине, что эстетическое выше этического, Исаакий никогда не отдавали РПЦ. Он слишком красив для православия.

Православный: Мой духовник каждый раз на Пасху отправлялся в Исаакий сослужить митрополиту Иоанну (Снычёву), потому что это наш кафедральный собор, который одновременно не наш. Собор был построен верующими для верующих, поэтому больше православия быть никак не может, как и «слишком красивым» для православия. В десятках тысяч населённых пунктов страны об архитектуре напоминают только церкви – я довольно поездил, чтобы в этом убедиться. Вспомним, что, как ни тужились большевики построить на месте взорванного Храма Христа Спасителя грандиозный Дворец Советов, ничего не смогли вымучить, кроме жалкого, художественно бездарного бассейна. Остаётся паразитировать на чужом. Столетние усилия создать что-то слишком красивое для атеизма, агностицизма и светского государства потерпели некоторое фиаско. Не получается ни слишком красивого, ни просто красивого, как-то не пошло дело после того, как эстетическое оказалось вровень с этическим, а этическое – с плинтусом. Поэтому другого не остаётся, кроме как пользоваться чужими плодами, старательно ограждая их от поползновений православных.

Светский писатель: О чём спор? Путин со мной согласился (или я с ним, неважно) – а он всё-таки верховный арбитр в этом споре. Он достаточно информированный человек, и это его фраза, что Исаакий никогда не принадлежал Церкви. Впрочем, это известно и без него. Вопрос замяли по-тихому, но Путину прекрасно известно, что Петербург (жители города) был против передачи, дошло даже до митингов. Он принял во внимание мнение петербуржцев. Вопрос решён.

Православный: Давайте посмотрим, что Президент сказал на самом деле. Вот его слова, сказанные на «Прямой линии» два с половиной года назад: «После Октябрьской революции государство сделало всё, чтобы уничтожить наши духовные и религиозные корни. Действовало очень последовательно и жестоко. Многие церкви были уничтожены, снесены… Слава Богу, не поднялась рука уничтожить Исаакиевский собор. Вы знаете, я, конечно, смотрел на эту проблему. Он действительно Церкви никогда не принадлежал на самом деле. Он всегда числился за государством. Но и царь-батюшка был главой Церкви. И в этом смысле можно сказать, что отчасти он и Церкви принадлежал. Но он был построен как церковь, а не как музей. Он был построен для отправления религиозных культов, для того, чтобы люди там молились. А там что устроили в советское время? Маятник Фуко повесили, чтобы подтвердить, что Земля вертится. У нас есть закон, по-моему, 2010 года о передаче религиозных зданий религиозным организациям. И мы вроде бы должны его исполнить. Вместе с тем у нас есть международные обязательства и другие законы, которые запрещают нам передавать в другие руки то, что является памятниками архитектуры и находится под защитой ЮНЕСКО. Есть некоторые противоречия. Но мы легко, на мой взгляд, выйдем из этих противоречий, обеспечив и музейную деятельность, и отправление религиозных культов. Я сейчас не хочу забегать вперёд, но такие решения – они же есть в мире».
Дальше В.Путин напоминает о соборе Св. Петра в Ватикане, где проводят экскурсии, но при этом он принадлежит Католической Церкви, и замечает, что нужно уважительно относиться к религиозным чувствам людей.

Светский писатель: Но всё-таки вы согласны, что Исаакий Церкви никогда не принадлежал?Православный: Исаакий до революции лишь отчасти находился в ведении МВД, которое присматривало за его «техническо-художественным» состоянием. То есть несколько академиков наблюдали за состоянием росписей и так далее. Во всём остальном, в том числе в хозяйственном отношении, храм принадлежал ведомству православного вероисповедания. Это такой эвфемизм послепетровской эпохи, понятие, включающее обер-прокурора – «око государево в Синоде», Синод, весь епископат, управленческий аппарат Церкви, который был одновременно и аппаратом государственным. Поэтому распоряжался собором Петербургский митрополит. Если РФ будет объявлена православным государством, а Синод – департаментом, это одно дело. Но что у нас получилось? При разводе с Церковью государство полностью прибрало храмы к своим рукам, ну вроде как муж, который, уходя от жены, прихватывает её платья, очки и школьную медаль. Законно ли это? Нет.

Светский писатель: Хорошо, пусть частично, но всё-таки он принадлежал МВД и работникам культуры. Но ведь сейчас попытались отнять собор у государства полностью, изгнав музей.

Православный: Ничего подобного. Церковь не претендует на единоличное владение. Именно вариант, когда собор возвращается в двойное подчинение, Церкви и Минкультуры, контролирующему все памятники архитектуры, и предлагается Церковью в наши дни. Государство продолжает владеть храмом, обеспечивает его сохранность как памятника архитектуры, так что ни о каком изгнании музейщиков нет и речи. Речь исключительно о возможности православным самим решать, где и когда им служить в соборе, куда использовать часть средств, полученных от его использования. Например, для восстановления других храмов епархии – кстати, тоже памятников архитектуры, – которые продолжают превращаться в руины. В общем, вернуться к дореволюционной ситуации. И я почему-то уверен, что настоятель не установит себе зарплату в полмиллиона рублей в месяц, как это было у прежнего директора государственного музея-памятника «Исаакиевский собор».

Светский писатель: Что у Исаакия-музея доходы большие, и слава Богу. Во-первых, музей зарабатывает деньги сам, не берёт дотаций. Во-вторых, его значение, самого архитектурного комплекса, настолько велико, что никаких денег не жалко, лишь бы не завалился. По мне так, это самое красивое здание в мире.

Православный: На реставрацию тратилось 11 процентов из 800-миллионого дохода, вот пусть они и дальше расходуются, можно даже увеличить эту долю, если окажется, что её не хватает. Хотя учреждение культуры, пользующееся налоговыми льготами, и находилось вроде бы в гос.
собственности, по сути, это было частное предприятие, неплохо зарабатывающее на православном храме, но ещё лучше тратящее. Суммы, которые проходили через музей Исаакия, большинству музеев Петербурга даже не снились. А ведь с ними дирекция музея и не думала делиться.

Светский писатель: Знаете, с храмом нужно с большой осторожностью обращаться, а не передавать его туда-сюда. РПЦ уже Казанский собор получила и выкрасила в ужасный жёлтый цвет, спасибо ей.

Православный: Церковь получила храм в отвратительном состоянии. Внутреннее убранство было практически полностью уничтожено, а музейные сотрудники никак не могли взять в толк, почему в церкви нельзя курить. А к покраске собора в ужасный жёлтый цвет Церковь не имеет даже косвенного отношения. Внешние стены находятся в ведении государства, в частности КГИОП. Там решили, что, покрыв камень какой-то специальной известью, лучше удастся его сохранить. Так что все вопросы к городским властям. Поспешите, пока они не начали улучшать Исаакий.

На этом и закончилась наша полемика, которую я лишь несколько подсократил, не меняя сути беседы. Как это ни удивительно, писатель со мной согласился. Как я понял, люди, возражавшие против передачи храма, наших аргументов не знают – не слышали их. А ведь если бы православные смогли достучаться до широкой общественности, публично объяснить свою точку зрения, храм, возможно, вернули бы Церкви. Отчего же такого разговора не произошло на телевидении, в ходе каких-то общественных слушаний? Отчасти это вина самих православных. Церковь просто обязана говорить с людьми, объясняться, вместо того чтобы надеяться во всём на власти. Такого рода надежды оправдываются всё реже, а главное – ссорят Церковь с возможными прихожанами наших храмов. Нужно понимать, однако, что, кроме честных оппонентов, которых ввели в заблуждение, есть и настоящие противники или даже враги Церкви. Это и те, кто материально заинтересован сохранять за собой церковное имущество, и люди, которым Церковь ненавистна. Честных аргументов от них ждать не приходится. Посмотрите, как они действовали в отношении Исаакия. Собрали пару тысяч человек, протестующих против передачи, но заявили, что их четыре тысячи. Тут же не преминули сообщить, что сторонников передачи собралось всего несколько десятков. А ведь православные на этот день вообще ничего не планировали. Зато когда к Исаакиевскому собору пришли восемь тысяч крестоходцев, ратовавших за передачу, заявили, что их было вдвое меньше и их чуть не по разнарядке всех туда направили.


Крестный ход в Санкт-Петербурге в поддержку передачи Исаакиевского собора РПЦ

А ведь восемь тысяч – это не по подсчётам митропополии, а по сведениям МВД, которое не склонно завышать цифры. Так они и действуют. Всегда. И очень плохой симптом, что власть испугалась, встала на их сторону. Плохой не для Церкви, а для самой власти – она ведь и в других областях постоянно подыгрывает тем, кто на дух не выносит и её, и русский народ. Очевидно, логика здесь простая: православные смолчат, не привыкли действовать бессовестно, а этих нужно как-то утихомирить. Но невозможно задобрить таких людей. Победа в борьбе за Исаакиевский собор только окрылила эстетов без эстетики, так что теперь Церкви сложнее стало бороться за своё. Речь, нужно это подчеркнуть, не о реституции. Церковь не требует назад всё, что у неё забрали. В Сыктывкаре, скажем, в самом красивом здании города – бывшем духовном училище – расположена Национальная галерея. Православные понимают, что лучше музея никто его не использует. Но храм – это совсем другое, он создан для молитвы, там должна совершаться литургия. Это не собственность, а святое место.
Владимир Григорян
24.02. 2020, газета "Вера"

https://vera-eskom.ru/2020/02/svyatoe-mesto/

ПРОХОД ДЛЯ МОЛЯЩИХСЯ
Здравствуйте, уважаемая редакция любимой газеты «Вера».

Прочитав статью об Исаакиевском соборе («Святое место», № 844, январь 2020 г.), я, как жительница Санкт-Петербурга, не могу промолчать. Так случилось, что как раз недавно с мужем и младшим сыном мы выбрались в центр города и решили зайти в Исаакий. Историю с конфликтами на фоне передачи/не передачи храма я слышала, но, честно говоря, сильно не вникала. Что же я увидела, решив посетить красивейший храм моего родного города?


Во-первых, плата за вход 350 рублей. Я шла с мужем и сыном – итого 1050. Вроде бы и Бог с ними, с деньгами этими. Но… Я думала, что только подъём на колоннаду платный. Зайдя в храм, я была удивлена тем, что Царские врата открыты. Я не слишком знаю тонкости богослужения, но для меня открытие Царских врат – это некое священнодействие, торжество. Шёл Рождественский пост, вроде бы не время держать постоянно открытым алтарь на всеобщее обозрение зевак. Сначала ужаснулась – не заметила, что всё же стоят заграждения перед солеей и в алтарь не пробраться толпе. Поставить свечи можно было лишь в левом приделе, там же есть мощевики, икона праздника.Толпы туристов, экскурсоводы.

Не могу верно подобрать слова, но всё же человек, входящий в храм (нормальный, культурный человек, которых, конечно же, больше), ведёт себя несколько иначе, входя в музей. Благоговения, что ли, не хватает… Я понимаю, что это величайший памятник культурного наследия и люди хотят его видеть. Но это ведь и храм Божий! Очень тягостные ощущения от посещения. Туристы – на первом месте. Их много. Если бы Исаакий был в первую очередь храмом, то можно было бы как-то кого-то урезонить – в смысле поведения. Была в Никольском соборе – там стоит заграждение и на нём табличка: «Проход только для молящихся». Возможно, это радикально, но зато сразу понятно, что вот вы – туристы, здесь разглядывайте-смотрите, а если за ограждение хотите пройти, то ведите себя как приличествует в храме. Там же не стоит охранник с дубинкой и не гонит туристов, нет турникета, к которому билет надо приложить и платно зайти. Сразу видно, что же это за здание в первую очередь. Дом Божий ведь должен быть домом молитвы, какое бы ведомство за него не отвечало…
Мария Сагиян
18.03.2020, газета "Вера"

https://vera-eskom.ru/2020/03/prokhod-dlya-molyashhikhsya/#more-25012
Прикрепления: 7555960.jpg(17.9 Kb) · 4808110.jpg(29.7 Kb) · 2181684.jpg(25.0 Kb)
 

Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » В ИСААКИИ ВСЕ БУДЕТ, КАК ДО РЕВОЛЮЦИИ
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: