[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » «ВО ДНИ ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА...»
«ВО ДНИ ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА...»
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 19 Фев 2018, 00:37 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6080
Статус: Offline
2017 год:
КАК СОХРАНИТЬ МОЛИТВЕННЫЙ НАСТРОЙ В ТЕЧЕНИЕ ПОСТА? *
Советы пастырей

Мы приблизились к концу 3-ей недели Великого поста, и уже многие из нас в суете повседневности чувствуют некоторое охлаждение по сравнению с первыми днями. Как сохранить молитвенный и сосредоточенный настрой в течение всего поста? Как не растерять духовные плоды, приобретенные в первые дни?

Священник Валерий Духанин:


Мы все люди очень и очень немощные, и ждать от себя неослабного подвига нельзя. Это даже может привести к серьезным сбоям и срывам, когда кто-то заранее рисует в своем воображении, как пройдет все поприще поста без единой погрешности, тщательно старается, а потом где-то поскальзывается и из-за этого впадает в отчаяние, потому что считает, что весь пост он испортил себе. Страсти зачастую проявляют себя там, где мы их никак не ожидаем. Но самые падения попускаются Богом из-за нашей самоуверенности, чтобы мы смирились и впредь надеялись не на свои труды, а на Бога. В этом тоже есть Промысл Божий, подчас непонятный нам. В пост многие страсти обостряются, в нас вскрываются внутренние болезни, язвы нашей души, о которых мы и не подозревали. Это нужно для того, чтобы увидеть, насколько мы изъедены грехом, чтобы наглядно понимать, что преодолевать в себе, над чем еще работать. Здесь главный принцип: если ты сбился, упал, то поднимись, отряхни с себя пыль и иди дальше, набравшись духовного опыта. Важно помнить еще вот что. Если зерно при сеянии упало в землю неглубоко, то оно быстро дает росток и всходит, но также быстро и гибнет, потому что нет достаточной глубины. То же самое и у нас, когда мы загораемся какими-то аскетическими подвигами, хотим быстро обрести плоды, рьяно рвемся вперед, а потом, встретив тяжесть повседневных трудов, оскудеваем. Для духовных плодов необходима не горячность и рвение, а глубина духовного делания. Чтобы сохранить духовный настрой, стоит помнить, что мы приступаем к подвигу не ради восторгов, не ради комфорта сердца и услаждения наших душевных чувств, а для возделывания нашей души, для выпалывания сорняков, которые засели где-то внутри. И в этом смысле важно набраться терпения, чтобы трудиться, подниматься от падений, все равно вставать на молитвенное правило, даже если внутри уже нет никакого желания.

Представим человека, который, приехав к себе на дачу, невероятно обрадовался, почувствовал вдохновение от вида природы, с радостью что-то поделал на грядках, а потом все отложил, потому что ему стало нудно и скучно от постоянных трудов. Такой огород быстро зарастет сорняками, так что потом и не пройти среди зарослей. В духовной жизни нельзя жить только первыми вдохновениями. Иначе ты не пройдешь всего духовного пути, а душа покроется колючими зарослями страстей. Необходимо терпение, даже когда кажется, что сердце молчит и нет смысла приступать к какому-либо деланию. Молитва ценна не только тогда, когда идет от вдохновленного и теплого сердца, но и когда ты чувствуешь внутри сухость, бессилие, оскудение, и все равно молишься. Пусть ты ослаб, и мысли уходят в сторону, но Бог принимает молитву, когда ты, вопреки всему, стараешься возвращать ум к святым словам молитв и не бросаешь правила. Схиигумен Савва Псково-Печерский как-то сказал: «Не бросай молитвы, когда враг нагоняет на тебя бесчувствие; кто понуждает себя в молитве при сухости души – тот выше молящегося со слезами». Духовные успехи наступают именно тогда, когда ты замечаешь за собой ослабление и, вопреки всему своему нежеланию, все равно идешь вперед. И еще, иногда важно смотреть на себя как бы со стороны: а что со мной происходит, чем я занят в данный момент, каков я пред Богом. В Отечнике рассказывается про одного старца-подвижника, который, где бы ни находился, часто проверял свой ум вопросом: «Где мы?» Если ум его пребывал в молитве и славословии Бога, то он говорил: «Хорошо, хорошо». Если же ум занят был чем-то посторонним, то он укорял себя: «Возвратись немедленно на свое дело». Еще он говорил себе: «Близок час моего отшествия, но я не вижу в себе ничего доброго». Это помогало ему сохранять себя в постоянном бодрствовании. Постараемся и мы помнить, что мы всегда пред взором Божиим, что совершающееся внутри нашей души не проходит бесследно и что Господь с Его всемогущей помощью всегда готов нам помочь.

Протоиерей Игорь Рябко:


Молитвенно-покаянная сосредоточенность – высокая нота, и удержать ее можно только в уединении, и то не всем, не каждому и не всегда. Что касается того, как «в целом» достичь максимума в повседневной сутолоке дел, то я бы рекомендовал следующее. Наша жизнь – это духовная стройка, а каждый ее прожитый день – положенный кирпич. Глина этого кирпича состоит их трех ингредиентов: это наши мысли, чувства и желания. Сочетаясь между собой, они порождают намерения, а те – поступки. Важно уметь хранить контроль над этими тремя базовыми составляющими, чтобы мысли не рассеивались, желания не возбуждали «желательную» и «яростную» часть души, а чувства находились в плоскости молитвенного настроя и покаянной памяти. Это очень сложно. Для этого необходимо убрать из поля зрения и слуха все то, что будет отвлекать ум от внутренней сосредоточенности. По крайне мере лишить себя любых форм развлечения и праздности. Наш ум – это жернова, которые работают без перерыва. Поэтому, если мы не будем подсыпать туда пшеницы, бесы обязательно будут подсыпать плевелы. Давайте уму пищу для размышления. Для этого нужно читать что-либо питающее ум благими чувствами и размышлять над прочитанным. Если это перейдет в навык, то вас можно будет поздравить с дорогой покупкой.

Протоиерей Андрей Николаиди:


Наверное, чтобы не растерять плодов, нужно совсем о них не думать. Ведь если мы приступаем к посту и молитве ради благодатных даров, ради очищения тела, ради мира в семье, мы теряем главное – Христа. Любое доброе дело, совершаемое не ради Господа, а ради какой-либо другой цели, нельзя рассматривать как добродетель. Более того, если после определенного периода поста мы видим у себя какие-то «дары», нам надо быстро бежать к духовнику, так как это самый яркий признак прелести. Ведь точное исполнение заповедей Божиих рождает в душе человека ощущение собственной немощи. Если, постясь, мы станем всматриваться в себя – какую добродетель я приобрел, какие духовные дары открылись у меня сегодня – мы ввергнем себя в бездну эгоизма, который обязательно потянет за собой клубок других грехов. Пост – это время, когда надо перестать рассматривать себя любимого и постараться увидеть боль, страдания, печаль, неприятности тех, кто очутился по воле Бога рядом с нами, потому что только вглядевшись в их глаза мы увидим Бога.

Протоиерей Игорь Фомин:


Молитвенная жизнь является основным фундаментом нашего богообщения. В молитве мы различаем как бы два состояния: это молитвенное правило и сама молитва. Молитва – это есть богообщение, беседа с Богом, причем беседа является не монологом, а диалогом. Господь всегда отвечает на нашу молитву. Как сохранить именно это состояние? Заботливая Матерь-Церковь настраивает нас на первой неделе Великого поста на молитвенный подвиг через канон преп. Андрея Критского. Мне кажется, именно внимательное вхождение в это состояние и является как бы основным принципом сохранения всей этой молитвы. Дело в том, что молитва – это личностное состояние человека, и, когда мы начинаем молиться, мы должны закрыться в клети своего сердца, как сказано в Священном Писании, и вознести свою молитву к своему Отцу Небесному. На этом пути мы должны применить всяческие средства, чтобы нас не отвлекал внешний мир. То есть для внешнего мира мы должны умереть на какой-то период. Есть определенные раздражители, которые в нас вызывают душевный порыв не соответствующий молитве. Вот эти раздражители должны быть устранены из жизни человека. Что это за раздражители? Совершенно разные. Лукавый ставит каждому свою подножку, о которую спотыкаются. У кого-то это социальные сети, у кого-то это реакция на его ближних, у кого-то это еда и т.д. Каждый должен, в общем-то, смотреть и знать себя очень хорошо – что его отстраняет от Бога, что его приближает к Богу. И пользоваться только теми средствами, которые дают ему возможность гореть Христу.
Я считаю, что молитва должна выражаться в том, что ты непрестанно ходишь пред лицом Божиим. Ощущение присутствия Бога в твоей жизни должно быть непрестанно. Это и есть самый главный эффект молитвы. Молитвенное правило, которое мы соблюдаем, – утренние и вечерние молитвы, молитвы в течение дня – это тот камертон, который должен нас настроить. Чтобы правильно молиться, мы должны понимать, как это делали другие люди. Заботливая Церковь дает нам этот пример. Чтобы сохранить молитву, надо уметь молиться вместе с другими и быть готовым на подвиг.
Любой плод должен проходить несколько стадий: стадию появления, стадию созревания, стадию вкушения. В начале поста он появляется, потом мы должны его всячески уберечь от морозов и других внешних воздействий, чтобы он созрел. Ну а вкушение плода по окончании Великого поста – это та награда, которую мы будем переживать в Светлое Христово Воскресение. То ликование души, которое присуще каждому христианину. И как определить правильное ли у тебя ликование или неправильное?! Если ты хочешь поделиться и делишься этим ликованием с другими – это правильное ликование души. Если ты хочешь не растерять ликование и всячески это от других скрываешь – это неправильный плод, неправильное духовное состояние.

Протоиерей Андрей Овчинников:


Сохранение молитвенного настроя во многом зависит от нашего желания. Самое главное – захотеть. Успех любого дела зависит от состояния нашей воли, а оно у всех людей разное. Вся христианская духовная жизнь призывает нас к непрестанному труду над самим собой. Такой труд нашу волю закаляет и укрепляет. В Евангелии он назван самоотвержением и переквашиванием своего внутреннего состояния. Молитвенный труд никому не дается легко. Здесь действует правило святых отцов – «дай кровь и приими дух». Молитва дается только молящемуся, и только молитвенная практика определит успех дела. Великий пост – время особенное и по-своему уникальное. Многими ощущается особая благодатная помощь Божия на духовные труды и подвиги. Включиться в молитвенно-покаянный ритм нужно с первых великопостных дней, а лучше часов.
«От ревностного начала будет нам несомненная польза», – учит преп. Иоанн Лествичник. Опыт показывает печальную картину – настоящая, подлинная, серьезная духовная жизнь возможна для нас только в Великий пост. В остальные дни градус ее напряжения сильно падает, и ревность к духовным трудам намного слабей. Поэтому соберем все свои силы духовные и телесные для достойного проведения поста. Пост, по мысли свт. Игнатия Брянчанинова, есть основание христианских добродетелей, а их вершиной является молитва. На молитву нужно серьезно настроиться. В молитвенном труде очень помогает великопостное богослужение, во время которого, согласно свт. Игнатию Брянчанинову, хорошо упражняться в неспешном и внимательном чтении Иисусовой молитвы. Важно максимально удалиться от любых развлечений и праздности. Сократить до минимума общение с людьми, не требующими нашего участия и помощи. Особый труд – покинуть социальные сети и сидение в интернете. Важно взять в руки Священное Писание, для Великого поста обязательно про-/перечитать Библейские книги – Бытие, пророка Исаию, притчи Соломона и Книгу Иова. Ежедневно читаем Псалтирь. С рассуждением утесняем свое чрево и понижаем аппетиты. Нормальный постник к Пасхе все-таки должен похудеть.

Такие труды создадут правильное молитвенное настроение. Ограничение в еде для тела восполняем пищей духовной. Самое главное – никакого расслабления и саможаления. Без пропусков читаем утреннее и вечернее правила, добавляем кафизму, покаянный канон и земные поклоны. В машине слушаем духовные песнопения и проповеди своих любимых батюшек. Одним словом, серьезный настрой на пост и молитвенный труд. Верю, что результат обязательно будет. Доказательство – в мирном внутреннем духе, неосуждении людей и реальном зрении своих грехов. Все мы хотим, чтобы наш пост принес плоды и добрые результаты… Во-первых, Богу, потом ближним и, наконец, самим себе. Время поста – это время трудов покаяния, воздержания и молитвы. За пост мы много приобретаем хорошего, от многого плохого отказываемся…У многих из нас в пост появляется искреннее желание жить в духе Евангелия и никогда не отступать от Христа.

В нашу душу приходит долгожданный мир. Грех видится мерзким и ненавистным. На ближних смотрим другим взором. Все это означает, что от поста мы начали что-то доброе получать для своей души. И это хорошее и есть плоды поста. Приходит понимание, что главное – это не количество поклонов, не строгость воздержания, не объем прочитанной духовной литературы. А что же? То, о чем говорило Евангелие Прощеного воскресенья, – это собирание сокровища, путь к которому начинается с прощения обид и грехов ближних и продолжается через подвиг всего поста. То, что мы соберем за время поста, очень пригодится нам в течение всего года. А чтобы хватило на год, нужно очень бережно относиться к накопленному. «Итак мы, приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать»(Евр.12, 28), – учит нас св. ап. Павел, а в другом месте добавляет: «Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией» (Евр.12. 15). Сколько трудов мы полагаем на приобретение благодати и всего доброго? А как легко и быстро можно все потерять. Опытный христианин познается не столько в стяжании благодати Божией, сколько в ее удержании. Как часто в храме Божием мы чувствуем присутствие благодати в своем сердце. Но выходим «в мир», на улицу, начинаем без разбору смотреть по сторонам, достаем «мобилу», дома включаем телевизор, произносим недоброе слово, и наше сердце, совсем недавно такое мирное и спокойное, теряет благодать, и снова на душе тоска и уныние. Почему так происходит? Очевидно, что нас кто-то обкрадывает, кому-то очень не нравится наше умиротворенное состояние. У святых отцов этот процесс потери благодати описан во всех подробностях. Диавол особенно нападает на тех, у кого есть что-то ценное, то, что человека породняет с Богом и чего уже никогда не будет у него. Поэтому первое средство защиты от духовных воров и разбойников – это внимательная и трезвенная жизнь. «Бдите и молитесь, чтобы не впасть в искушение», – учит нас Святое Евангелие. Далее, нужно добавлять труды к трудам. Чтобы плыть против течения, нужно постоянно работать веслами; чтобы горел огонь, нужно постоянно подкладывать в него дрова. В духовной жизни не может быть отпусков, выходных, обеденных перерывов. Диавол не спит и не ест, и не отдыхает, а «ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Петр. 5,8 ).

И, наконец, спокойно и со смирением будем относиться к неудачам и ошибкам. Отрицательный опыт нам тоже нужен, он многому может научить. Самое главное – из всего происходящего делать правильные выводы и не унывать. До Пасхи еще далеко, но время стремительно бежит вперед. Предлагаю заранее подумать о том, как мы будем жить после окончания поста? Сохраним ли молитвенное настроение, продолжим ли чтение и размышление о Священном Писании, будем ли вести внимательную жизнь в отношении своей души? Или пройдет пост, и все сойдет на нет?
Хочу всем пожелать, чтобы пост стал для нас верным другом, который всегда будет рядом с нами и в трудную минуту придет на помощь, чтобы плоды поста и собранное сокровище неокрадомо хранилось для нас на небе, а здесь радовало и утешало в трудные минуты скорбей и испытаний нашей веры.
http://www.pravoslavie.ru/101957.html

ДА ИСПРАВИТСЯ МОЛИТВА МОЯ...
«Да исправится молитва моя…» - эти стихи из 140-го псалма Давида исполняются обычно на каждой вечерне. Но во время Великого поста их поют на литургии Преждеосвященных Даров, которая совершается по средам и пятницам и в первые три дня Страстной седмицы. По традиции во время этого песнопения все молящиеся становятся на колени, а певчие выходят в центр храма к солее.

Протоиерей Дм.Смирнов так объясняет смысл этой молитвы: «Кадило -это такой прибор, куда кладется уголь и ладан (фимиам, то есть благовонное вещество). И каждение этим благовонным дымом является образом нашей молитвы. Как кадильный дым возносится вверх, к небесам, так и молитва возносится к Богу. Мы люди грешные и наша молитва «неисправна». И мы просим у Бога, чтоб Он исправил нашу молитву».

«Да исправится молитва моя» - музыка П.Г. Чеснокова



П.Г. Чесноков (1877–1944) – русский хоровой дирижер, композитор, профессор Московской консерватории, известный регент, автор книги «Хор и управление им». Чесноков создал свыше 400 духовных хоров, а также 60 смешанных и более 20 женских хоров. После революции Павел Григорьевич руководил Гос. академической хоровой капеллой, был хормейстером Большого театра. Скончался Чесноков в Москве 14 марта 1944 г. от инфаркта миокарда - упал, стоя в очереди за хлебом (причина инфаркта – истощение организма).

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою,
воздеяние руку моею, жертва вечерняя.
Господи, воззвах к Тебе, услыши мя:
Вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе.
Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих.
Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех.


Перевод:
Да исправится молитва моя, как кадило пред Тобой,
Поднятие рук моих – как жертва вечерняя.
Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня!
Услышь голос моления моего, когда взываю к Тебе.
Охраняй, Господи, уста мои и ограждай двери уст моих.
Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым, оправдывающимся от грехов.


Старинный знаменный распев в исполнении хора Свято-Данилова монастыря.

Мария Егорцева
08.03. 2017. журнал "Фома"

http://foma.ru/da-ispravitsya-molitva-moya.htm

«ВО ДНИ ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА...»
(Ефрем Сирин и А.С. Пушкин)

Сре­ди мно­же­ства про­ник­но­вен­ных ве­ли­ко­пост­ных мо­литв и пес­но­пе­ний осо­бен­но вы­де­ля­ет­ся од­на, сум­ми­ру­ю­щая в се­бе глав­ные ве­хи на пу­тях ду­хов­но­го вос­хож­де­ния. Она при­над­ле­жит во­сточ­но­му­ от­цу Церк­ви св. Еф­ре­му Си­ри­ну (ок. 306–373 гг.), за­слу­жив­ше­го у совре­мен­ни­ков по­чет­ное про­зви­ще «си­рий­ско­го про­ро­ка». На­пи­сан­ная в ори­ги­на­ле (на си­рийс­ком язы­ке) сти­ха­ми, эта мо­лит­ва, из­вест­ная как "Молитва прп. Е.Сирина", зву­чит в на­ших хра­мах в рит­ми­зи­ро­ван­ном сла­вян­ском про­за­и­че­ском пе­ре­во­де. Тво­рит­ся она с вы­со­кой ве­ли­ко­пост­ной тор­же­ствен­но­стью.


В опре­де­лен­ные мо­мен­ты бо­го­слу­же­ния свя­щен­ник вы­хо­дит из ал­та­ря и, стоя на ам­воне, ли­цом к Цар­ским вра­там, гром­ко про­из­но­сит три её про­ше­ния, со­про­вож­дая каж­дое из них зем­ным по­кло­ном. Под­няв­шись, он со­вер­ша­ет 12 по­ясных (ма­лых) по­кло­нов, каж­дый со сло­ва­ми «Боже, очи­сти мя греш­но­го». По окон­ча­нии их, вы­пря­мив­шись, гром­ко про­из­но­сит мо­лит­ву св. Еф­ре­ма пол­но­стью, все 3 про­ше­ния од­но за дру­гим, без пе­ре­ры­ва, и тво­рит ещё один зем­ной по­клон, по­сле че­го мол­ча ухо­дит в ал­тарь. Вслед за свя­щен­ни­ком, под­ра­жая ему, по­кло­ны со­вер­ша­ют и все мо­ля­щи­е­ся в хра­ме.
Чте­ние мо­лит­вы на­чи­на­ет­ся, со­глас­но Уста­ву, со сре­ды Сыр­ной сед­ми­цы (мас­ле­ни­цы) и за­кан­чи­ва­ет­ся в Страст­ную Сре­ду. Ис­клю­чи­тель­ная важ­ность мо­лит­вы за­фик­си­ро­ва­на её бо­го­слу­жеб­ным ста­ту­сом: не яв­ля­ясь осо­бой иерей­ской мо­лит­вой (как мо­лит­вы ев­ха­ри­сти­че­ские или све­тиль­нич­ные), мо­лит­ва Еф­ре­ма Си­ри­на не мо­жет со­вер­шать­ся ни чте­цом (ана­гностом), ни да­же дья­ко­ном (ко­то­ро­му доз­во­ля­ет­ся бо­го­слу­жеб­ное чте­ние Еван­ге­лия!), но лишь свя­щен­ни­ком. «Устав под­вер­га­ет ве­ли­кой от­вет­ствен­но­сти пред Бо­гом и су­дом Церк­ви как свя­щен­ни­ка, ес­ли он без долж­но­го вни­ма­ния чи­та­ет мо­лит­ву и небреж­но со­вер­ша­ет по­кло­ны, так и всех пра­во­слав­ных, ес­ли они со­вер­ша­ют по­кло­ны с бес­тол­ко­вой то­роп­ли­во­стью, не вслу­ши­ва­ясь в сло­ва мо­лит­вы и не под­ра­жая свя­щен­ни­ку». Про­чтем её вме­сте.

«Гос­по­ди и Вла­ды­ко жи­во­та (жи­тия) мо­е­го! Дух празд­но­сти, уны­ния, лю­бо­на­ча­лия и празд­но­сло­вия не даждь ми. Дух же це­ло­муд­рия, сми­рен­но­муд­рия, тер­пе­ния и люб­ви даруй ми, ра­бу Тво­е­му. Ей, Гос­по­ди Ца­рю, да­руй ми зре­ти моя пре­гре­ше­ния, и не осуж­да­ти бра­та мо­е­го, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки ве­ков. Аминь.»

В 1836 г. один пе­тер­бург­ский при­хо­жа­нин дал пе­ре­ло­же­ние этой глу­бо­кой и про­ник­но­вен­ной мо­лит­вы в алек­сан­дрий­ских сти­хах, от­ли­ча­ю­щих­ся боль­шой смыс­ло­вой точ­но­стью (для на­гляд­но­сти, вы­де­ле­ны в его из­вест­ном сти­хо­тво­ре­нии кур­си­вом).

«От­цы пу­стын­ни­ки и же­ны непо­роч­ны,
Чтоб серд­цем воз­ле­тать во об­ла­сти за­оч­ны,
Чтоб укреп­лять его средь доль­них бурь и битв,
Сло­жи­ли мно­же­ство бо­же­ствен­ных мо­литв;

Но ни од­на из них ме­ня не уми­ля­ет,
Как та, ко­то­рую свя­щен­ник по­вто­ря­ет
Во дни пе­чаль­ные Ве­ли­ко­го по­ста;
Всех ча­ще мне она при­хо­дит на уста

И пад­ше­го кре­пит неве­до­мою си­лой:
Вла­ды­ко дней мо­их! Дух празд­но­сти уны­лой,
Лю­бо­на­ча­лия, змеи со­кры­той сей,
И празд­но­сло­вия не дай ду­ше мо­ей.

Но дай мне зреть мои, о Бо­же, пре­гре­ше­нья,
Да брат мой от ме­ня не при­мет осуж­де­нья,
И дух сми­ре­ния, тер­пе­ния, люб­ви
И це­ло­муд­рия мне в серд­це ожи­ви.»


«Та­ин­ствен­ный при­хо­жа­нин», вни­ма­ю­щий сло­вам ве­ли­кой мо­лит­вы, – А.С. Пуш­кин. Нам пред­став­ля­ет­ся в выс­шей сте­пе­ни при­ме­ча­тель­ным, что эти стро­ки бы­ли на­пи­са­ны им ле­том, 22 июля 1836 г., спу­стя по­чти 4 ме­ся­ца по окон­ча­нии Ве­ли­ко­го по­ста (Пас­ха в тот год при­хо­ди­лась на 29 мар­та). Это зна­чит, что дав­но от­зву­чав­шая в хра­мах мо­лит­ва зву­ча­ла в его серд­це непре­стан­но.


Портрет А.С. Пушкина, нарисованный 8-летним Борисом Шаляпиным, сыном Ф.И. Шаляпина

Сти­хо­тво­ре­ние «От­цы пу­стын­ни­ки...» вхо­дит в неза­вер­шен­ный «Ка­мен­но­ост­ров­ский цикл», сви­де­тель­ству­ю­щий о ду­хов­ном са­мо­углуб­ле­нии по­эта, ви­ди­мо, пред­чув­ство­вав­ше­го, что ско­ро ему суж­де­но пред­стать пред Су­ди­ёй вся­че­ских. От­сю­да и ве­ли­ко­пост­ные – по­ка­ян­ные и про­щаль­ные – мо­ти­вы. И дей­стви­тель­но, услы­шать на зем­ле мо­лит­ву Е.Си­ри­на в Ве­ли­ком по­сту сле­ду­ю­ще­го го­да, «ра­бу Бо­жию Алек­сан­дру» уже не до­ве­лось. Пас­ха 1837 г. бы­ла позд­няя, 18 ап­ре­ля (по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю), и Пост на­чи­нал­ся 1 мар­та, а сре­да Сыр­ной сед­ми­цы, ко­гда впер­вые зву­чит в пра­во­слав­ных церк­вах эта мо­лит­ва, при­хо­ди­лась на 24 фев­ра­ля. Ро­ко­вой вы­стрел у Чер­ной реч­ки гул­ко гро­мых­нул в мо­роз­ном воз­ду­хе 4-мя неде­ля­ми ра­нее. По зна­ме­на­тель­но­му сов­па­де­нию, Пуш­кин умер на дру­гой день по­сле па­мя­ти св. Е.Си­ри­на, со­вер­шае­мой Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью 28 ян­ва­ря по Юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю. В XX и XXI сто­ле­ти­ях оба этих со­бы­тия – при пе­ре­во­де их на но­вый ка­лен­дар­ный стиль – сов­па­да­ют и вос­по­ми­на­ют­ся на­ми од­новре­мен­но – 10 фев­ра­ля.
Вспом­ним се­го­дня об этих 2-х по­этах. В чем-то они диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ны, но то, что их на­все­гда со­еди­ни­ло, – вряд ли мож­но на­звать слу­чай­но­стью.
Ю.Ру­бан, кан­д. ис­т. на­ук, кан­д. бо­го­сло­вия
https://azbyka.ru/days....pushkin
Прикрепления: 1691601.png(65.4 Kb) · 3859451.jpg(8.3 Kb) · 7147151.jpg(4.7 Kb) · 3278623.jpg(7.0 Kb) · 8965032.jpg(4.9 Kb) · 3384665.jpg(5.6 Kb) · 1255534.jpg(10.0 Kb) · 4530740.jpg(4.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 28 Фев 2018, 11:46 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6080
Статус: Offline
СЕРЬЕЗНОСТЬ НАМЕРЕНИЙ


Митрополит Калужский и Боровский Климент:

В дни Великого поста иногда возникает вопрос: ради чего мы беремся за этот труд? И всякий раз мы укрепляем себя ответом: ради любви к Богу. Цель христианина - стать похожим на Господа, как сын на отца, а пост - удобное средство ее достижения. В пост мы стараемся ограничивать себя в пище, удовольствиях, развлечениях и уделять больше времени духовным занятиям: молитве, посещению богослужений, изучению Писания, заучиванию Евангелия наизусть, доброделанию, борьбе со своими страстями, снисхождению к чужим немощам. Однако где-то в глубине души может таиться сомнение: неужели отказ в пост от куска колбасы укрепит мою любовь ко Христу?

В раю Господь именно так ставит вопрос: чтобы достигнуть обожения, людям надо было проявить воздержание. Как отец учит сына, готовя его к взрослой жизни, так и Господь через хранение заповеди учил человека самому главному - совершенству в любви. Руководствоваться любовью, а не своими интересами, надо было учиться даже первозданному человеку, еще не знавшему греха. И Господь дал ему средство - запретительную заповедь (о невкушении плодов с одного дерева в раю). Именно через послушание воле Создателя, соблюдение Его заповеди Адам мог возрастать в любви к Нему. Если бы в раю было позволено абсолютно все, то каким образом человек смог бы выразить Творцу свою любовь? Только добровольно ограничивая свою свободу, поступаясь своим желанием ради Господа, человек мог совершенствоваться духовно, научиться всему в мире предпочитать его Творца. Но Адам предпочел себя.

Как часто в русских сказках осмысляется этот сюжет, когда главный герой проявляет нетерпение, решает нарушить временный запрет. Например, Иван-царевич раньше срока сжег лягушиную кожу вопреки строгому наказу своей жены. И вместо счастья, которое он ожидал получить в результате своего поступка, на него обрушиваются несчастья и длительные испытания. Его обманывают, запутывают в скитаниях разные представители нечистой силы. Много скорбей ему приходится вынести, прежде чем он вновь обретает утерянное сокровище. Так и у нас, наследников Адама, изгнанного из рая, начался долгий путь в землю обетованную - Царство Небесное, которое дает нам Христос. Но чтобы войти в Его Царство, надо потрудиться, многое поменять в своем нынешнем устроении. Мы же, в большинстве своем, более блуждаем в своих грехах, чем ищем духовной жизни. Во время Великого поста можно предпринять усилия, чтобы остановиться в греховной круговерти, оглянуться, прийти в себя, как когда-то блудный сын, оплакать свое положение и начать возвращение ко Господу. По-хорошему, все, что мы стараемся делать Великим постом, мы должны делать ежедневно. Речь не о дисциплине питания, а о внимании к себе, видении своих грехов и покаянной настроенности. Но понимая, что человек немощен и не может в этом делании пребывать всегда, Церковь предлагает ему хотя бы часть своего времени в году пожертвовать Богу, воздержаться от привычного образа жизни, и от чего-то приятного для себя отказаться.

В беседе накануне поста один человек произнес слова, которые мне особенно запомнились. «Я молюсь урывками, почти не читаю святых отцов, добрых дел не делаю», - признался он и добавил: «Если еще и поститься не буду - тогда уж и не знаю, чем отвечу на любовь Христову, как взгляну на Спасителя во время Страшного Суда!» Такое отношение к посту, желание ограничить себя во многом ради любви ко Христу - это жертва Богу. Правда, нередко можно услышать возражение, что Богу наши жертвы не нужны. Надо понимать, что по отношению к Богу наши слова применимы лишь отчасти, в некотором роде. На это обращает внимание святитель Фотий Константинопольский, когда говорит про искупительную жертву Христову. Проводя аналогию с выкупом, который приносится в человеческом обществе, он подчеркивает, что всегда есть тот, кто платит выкуп, и тот, кто получает его, и тот, кого освобождают за этот выкуп. А в христианстве приносит выкуп Христос, освобождается человечество, а того, кто получает этот выкуп, нет.

Говоря о посте как жертве Богу, мы не подразумеваем, что Он принимает от нас то, от чего мы отказываемся. Смысл постовой жертвы в том, что Господь видит серьезность наших намерений, желание быть с Ним, видит, что ради этого мы готовы потрудиться. Не Бог нуждается в нашем отказе от колбасы, а мы сами, подобно больному, которому врач прописывает диету, чтобы тот поправился. Через наше воздержание мы проявляем свое желание быть в послушании у Господа, а не у своего аппетита. Так что неядение ценно, когда это усилие человек совершает ради Христа. Само по себе ограничение в пище автоматически бонусов святости нам не добавляет, исключение из рациона отдельных видов продуктов не делает нас святыми. Пост - это целый комплекс проверенных веками аскетических упражнений, которые отрезвляют ум, исправляют сердце, укрепляют волю и способствуют духовному оздоровлению всего человека. Отказ от колбасы и других продуктов - один из компонентов великопостного подвига. Но если мы не откажемся от скоромного и будем поглощать все подряд, то проявим свое нежелание следовать по тому пути, который указывает Церковь Христова уже две тысячи лет. Это путь возвращения к Богу и обретение человеком вечной радости в Его Царствии.
27.02. 2018, газета "Вечерняя Москва"
http://vm.ru/news/466225.html

Митрополит Никанор (КЛЕМЕНТЬЕВСКИЙ)


https://azbyka.ru/otechnik/Nikanor_Klementevskij/


О ВОЗРАЖЕНИЯХ ПРОТИВ ПОСТА
Говорят, что пост состоит не в качестве, а в количестве. Откуда взяли такое понятие и в таком выражении? Его нет у нас – в нашем православном учении. Очевидно, оно передано наставниками иной веры. Пост в количестве не есть пост в собственном смысле сего слова. Умеренность в употреблении пищи и пития есть христианская добродетель; но умеренность – не пост, всегдашняя обязанность, а не особенный подвиг. Церковь запрещает во дни поста пищу и по качеству, и по количеству, не позволяя не только пресыщения, но и насыщения самою постною пищею, дабы совершенно воздержать нас от пагубных страстей. Хотите ли очистить душу, как должно, как хочет очистить ее в вас Церковь? Слушайтесь Церкви, не вдаваясь в мечтания и суемудрие, служащие только к ограждению недобрых навыков и греховных страстей.

Говорят, что наш пост труден по образу пощения и вреден для здоровья по свойству пищи. Труден – разве только для изнеженных сластолюбцев. Для тех, кои воспитаны в страхе Божием и не приобрели вредных привычек к лакомым снедям, он легок и удобен. На вред поста могут жаловаться разве только те, кои расстроены здоровьем, хотя и в этом случае пост находят нужным нередко и врачи. Но Церковь и не налагает на нас такого бремени, какого понести не в силах. Можешь поститься от утра до вечера? Постись. Не можешь? Употребляй пищу в день два раза, только постную, простую и легкую. Пища простая не вкусна; но здорова. Нет и не было примера, чтобы хлеб и вода довели кого до гроба. Начало жития человеча, – говорит Премудрый, – вода и хлеб (Сир. 29, 24). Говорят… но довольно; возражений всех насчет поста нам не переслушать. Окончим нашу беседу молитвою: Господи! Прости нам согрешения наши и введи во святой Пост здравыми и бодрыми. Отыми от нас дух праздности, уныния, празднословия, и даждь нам дух целомудрия, смирения, терпения и любви.
Из Слова в Неделю сыропустную, 1832 год
Избранные слова и речи: В 3 т. Т. 1. СПб., 1857
.

ПОСТ, ВОЗВРАЩАЮЩИЙ НЕБО
Кто учредил пост? Не человек, без сомнения, но Творец человека. Начало поста – в раю. Первая заповедь, данная первому человеку, обязывала его к посту. От древа же, еже разумети доброе и лукавое, не снесте от него (Быт. 2, 17). И человек, доколе сохранял сию заповедь, зрел Небо, – ходил во свете лица Божия; нарушив ее, перестал видеть Небо и начал ходить во мраке греха. Чтобы видеть отверстое Небо, надобно иметь око души, не омраченное грехами; а чтобы иметь такое око, – надобно воздерживать мысль и чувство от греховных снедей. Пост в невинном состоянии человека был средством, предохраняющим от душевной слепоты, а ныне, в состоянии греховном, сделался он средством, врачующим эту слепоту. Пост в ветхозаветной Церкви был в большом употреблении. Становилось ли небо медяным – люди постились. Делалась ли земля железною – люди постились. Нужно ли было испросить у Бога какое благо – испрашивалось в посте и молитве. Иисус Христос не изрек особенной заповеди о посте, но утвердил важность и святость его собственным примером, и говорил ученикам Своим о посте как о необходимой потребности в деле спасения. Так, когда они спрашивали Его, почему не могли они исцелить бесноватого, Он отвечал им: Сей же род не исходит, токмо молитвою и постом (Мф. 17, 21). Пример Иисуса Христа в деле нашего спасения более, нежели заповедь. Здесь Он учит нас самым делом. По примеру Его сорокадневного поста Святая Церковь учредила нынешнюю Четыредесятницу, заповедуя нам поститься телесно и духовно. Ибо воздержание от известной пищи без воздержания от грехов было бы безполезно. Как наша душа соединена с телом, так пост внутренний должен быть связан с наружным. Святая Церковь ныне заповедует нам то же, что было заповедано в раю: Не снесте. Правда, того испытательного древа, которое стояло в раю, ныне не существует; но зато весь мир обратился в древо познания добра и зла. Все, еже в мире, похоть плотская и похоть очима и гордость житейская (1 Ин. 2, 16), – говорит Апостол. Не снесте – т. е. ничего такого, что питает или возбуждает наклонность ко греху; не снесте – ни чувствами, ни мыслями, – ибо весь человек должен поститься всем существом своим.
Из Слова в первую седмицу Великого Поста
Избранные слова и речи: В 3 т. Т. 1. СПб., 1857.

газета "Православный крест"
http://www.pkrest.ru/221/221-1.html

ПРЕМУДРОСТЬ 
Слово на Литургии Преждеосвященных Даров в среду 6-й седмицы Великого поста 


«Он сказал: я - Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет… И пал он на шею Вениамину, брату своему, и плакал; и Вениамин плакал на шее его. И целовал всех братьев своих и плакал, обнимая их». (Быт.45:4,14,15)

«Я Иосиф, брат ваш», – сказал он и зарыдал уже перед ними. Те кинулись ему в ноги, стали каяться. Но, что говорит Иосиф действительно с христианской любовью? А Иосиф – это прообраз Господа Иисуса Христа в Ветхом Завете. С христианской любовью он говорит: «Это не вы виноваты. Это Бог так сотворил, что прислал меня сюда для того, чтобы сохранить, дать пищу через какое-то время в тяжелый год вам и всем вашим близким. Это – Промысл Божий».

Мы часто говорим: «Что такое духовность? Где эта духовность? Как ее пощупать?» Да вот она – та самая премудрость, тот самый Свет Христов, просвещающий всех, – вот он перед нами. Он не осудил и не воспылал злобой к человеческому существу – Божественному творению, пусть озлобленному, несправедливому, но всего лишь орудию в Промысле Божием. Он ничуть не осудил их. Он был бесконечно выше этого. Он видел пути и Промысл Божий и в своих собственных страданиях.
Архимандрит Тихон (Шевкунов) 
01.04. 2015. Православие.Ru

http://www.pravoslavie.ru/put/78342.htm
Прикрепления: 9630230.jpg(7.2 Kb) · 1881421.jpg(6.5 Kb) · 2992720.jpg(19.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 02 Мар 2020, 18:00 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6080
Статус: Offline

Наставление на Великий Пост. Протоиерей Андрей Ткачёв

https://youtu.be/cmvzVa1NBRk

КУХНЯ ВЕЛИКОГО ПОСТА


Великий пост составляет сорок дней, так называемую Великую четыредесятницу. Он является образом сорокадневного поста Иисуса Христа в пустыне. Следующие восемь дней - Лазарева суббота, Вербное воскресенье и шесть дней Страстной седмицы - посвящены воспоминанию Страстей Спасителя и событий, которые им предшествовали.

По церковному уставу запрещается употребление в пищу продуктов животного происхождения - мяса, молока, яиц, рыбы. С понедельника по пятницу, если на эти дни не приходится какой-либо праздник, не употребляется и растительное масло. Рыба разрешается всего два раза: на Благовещение Пресвятой Богородицы (7 апреля) и на Вербное Воскресенье. В Лазареву субботу разрешается икра. В остальные субботы и воскресенья поста, Великий Четверток (Страстной Четверг) и в дни некоторых особо чтимых святых (например, сорока Севастийских мучеников - 22 марта, святителя Григория Двоеслова - 25 марта) разрешается растительное масло. Первый день поста - чистый понедельник - и предпоследний - Великий Пяток (Страстную Пятницу) - рекомендуется проводить без пищи.

Разумное воздержание полезно. Наоборот, неумеренность - причина болезней. Церковь облегчает тяготы поста для беременных женщин, больных, престарелых, людей, занятых тяжелым трудом. Чтобы пост служил укреплению, мало лишь отказа от «тяжелой» для пищеварения пищи - мяса, жиров. Нужно исключить любые злоупотребления - пряностями, острой, соленой, кислой, сладкой, жареной пищей.

«Истинный пост, - учит святитель Иоанн Златоуст, - есть удаление от зла, обуздание языка, отложение гнева, укрощение похотей, прекращение клеветы, лжи и клятвопреступления. Пост -уничтожение смерти и освобождение от гнева. Пост и тело сохраняет здоровым: не отягощаясь пищей, оно не принимает болезней, но, становясь легким, укрепляется для принятия даров. Постящиеся знают, как пост укрощает пожелания. (…) смягчает нрав, подавляет гнев, сдерживает порывы сердца, бодрит ум, приносит спокойствие душе, облегчает тело, устраняет невоздержание...».

  • Первые блюда
    Кухня Великого поста
  • Вторые блюда
    Кухня Великого Поста
  • Салаты без растительного масла
    Кухня Великого поста
  • Салаты, приготовленные с растительным маслом
    Кухня Великого Поста
  • Сладкие блюда и напитки
    Кухня Великого Поста
  • Рыбные блюда
    Кухня Великого Поста
    https://pravoslavie.ru/1855.html

    ТОЧКА НЕВОЗВРАТА
    Некоторые люди боятся Великого поста. Потому что пост – это время особенной проверки каждого, кто называет себя христианином. Время, когда мы должны показать, прежде всего, самому себе, что можем не только говорить о молитве и воздержании, но на самом деле – молиться и воздерживаться. Но люди боятся даже не этого. Пост – это еще время добровольных духовных усилий. И если Господь видит, что с нашей стороны усилий нет, нет вольных скорбей, то Он может дать невольную скорбь, чтобы хотя бы благодаря ей мы усилили молитвы. Вот как ребенок, когда должен научиться ездить на велосипеде. Сам он боится и не может. Оттолкнется, проедет два метра – и останавливается. Тогда отец берется рукой за седло и помогает ехать. А потом – отпускает. И тогда можно упасть – и удариться. Но без этого не научишься ездить. Вот этого-то отпускания руки Божией и боятся в пост.

    Великий пост – это не просто 7 недель воздержания, отмеченных в календаре серым цветом. Это потенциал совсем другой жизни, которая может развернуться в нашей обыденности. Ведь мы в большинстве своем не несем каких-то особенных подвигов или молитв, просто плывем по течению, живем как живется, в общем – как все. Да, молимся; да, причащаемся. В церковь ходим. Однако жизнь наша качественно не меняется. Она все же укладывается в привычные нормы бытия даже для людей маловерующих. Великий пост переключает тумблер на 180 градусов. В Великий пост Церковь предлагает нам иной образ жизни, в котором плоть занимает далеко не первое место. Это время, когда в Церкви нет уже монахов и мирян, потому что вся Церковь превращается в Церковь иночествующих. И обет, что будем так жить в период Великого поста, мы даем в день Прощеного воскресенья. Все, наверное, чувствовали, как вечером в Прощеное воскресенье, когда священнослужители уже переоблачились в темное, нечто меняется в храме. Священник первый раз читает молитву преподобного Ефрема Сирина – и ощущаешь, что что-то в сердце оборвалось, лопнула какая-то струна и возврата к прежней жизни больше нет. И от сознания этой невозможности возврата в сердце рождается умиление и чувство вины перед всеми ближними – как у человека, влекомого на казнь. Это чувство выливается в слова: «Прости меня, грешного». И когда мы так молитвенно припадаем друг ко другу, просим прощения ради Христа и ради Христа прощаем – это и есть наш иноческий обет на весь пост и одновременно воинская присяга.

    В день Прощеного воскресенья мы обещаем, что будем вести брань, то есть битву, с самым главным врагом – собственной гордыней и эгоизмом и всем, что их питает. И длится наша война почти два месяца. Военное положение Великого поста всем очевидно. Спрятаны светлые одежды, замолкли бравые торжественные напевы, утих радостный колокольный перезвон, уступив место настороженно-набатному двузвону. Как солдаты земные не пиршествуют во время военных действий, так и воины Христовы в пост получают лишь необходимое для поддержания телесных сил. Как в видимой армии, так и у нас есть Верховный Главнокомандующий – Господь Иисус Христос – и множество генералов – святых угодников. Но в обычной армии главнокомандующий и генерал находятся далеко, наши же командиры – всегда рядом с нами. На расстоянии двух слов: «Господи, помилуй». И каждому Своему рядовому наш Полководец всегда готов прийти на помощь и подать руку благодатного утешения.

    Как в войне видимой, так и в невидимой нужно обдумывать тактику и стратегию. История показывает, что победителем не всегда оказывается более сильный, но гораздо чаще – более мудрый и мужественный. А потому нужно рассчитывать свои силы. Не распыляться на многое. Как говорит нам слово Божие: «Какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами?» (Лк. 14: 31). То есть, вступая в пост, не нужно ставить себе многие, а потому невыполнимые задачи. Как часто мы с ревностью вступаем в пост и уже на второй неделе – изнемогаем от неспокойного начала. Помните, как пел Высоцкий в свое время: «Я рванул на десять тыщ как на пятьсот – и спекся»? А чтобы не распыляться, в первую очередь нужно заботиться о том месте, которое больше болит. Как на фронте в первую очередь устраняют прорыв, а потом уже думают об атаке. Прорыв и рана – это те страсти и грехи, которые особенно мучают нас сегодня. Это те грехи, которые «всегда передо мною» (Пс. 50: 5). Ты чрезмерно гневлив и раздражителен? – Подвизайся против гнева. Ты страдаешь чревоугодием? – Борись с ним. Тебя мучают блудные помыслы? – В первую очередь тебе предстоит брань с ними. А видение своего греха прежде всего зависит от внимательной молитвы и благоразумного воздержания.

    Итак, сначала – определи направление. А потом уже определяй тактику. Но учти, что в зависимости от страсти и борение будет разным. Война по-разному ведется в горах, на море и в городе. Так и против разных страстей применяются разные приемы. Против сребролюбия полезна милостыня, против чревоугодия – воздержание, против гордости – благодушное терпение оскорблений и унижений. И то средство, которое хорошо помогает против одной болезни, может оказаться совершенно бесполезным от другой, а то и даже вредным. Так, мало действенно против гордости чрезвычайное умножение молитв и воздержания, а то еще может и в прелесть завести. Какое средство против чего годится, нам прописали святые отцы – с ними и нужно советоваться в каждом конкретном случае. Самый первый тут советник – прп. авва Дорофей.

    Идет великопостная борьба. И она четко отделяет церковное лицемерие от церковного благочестия. «Если епископ, или священник, или диакон, или чтец, или певчий не постится (кроме случаев болезни) в святую Четыредесятницу, и вообще в среду и пятницу на протяжении всего года, да будет извержен из сана, а мирянин – отлучен». Вот граница этого отделения, которую очерчивает церковный устав. Однако, как показывает жизнь, можно вроде бы и поститься – и на самом деле не поститься. И эту границу может провести только Бог и собственная совесть человека. И мне кажется, тут показателем качества поста выступает Святая Пасха. С какими чувствами мы стоим на церковном пороге в пасхальную заутреню? Лучше давайте разберемся в наших чувствах сейчас, пока время поста не скрутилось в тугую спираль Страстной недели.

    Снова возьмем образ от воинов земных. Вот смотрите: во время боя одни, самые мужественные, бегут вперед, поражая своих противников и увлекая за собой своим примером менее смелых. Они – и получают ранения, где-то и падают, но и встают, и повергают своих врагов. Другие, которым не достает храбрости до прямой атаки и нападения, отстреливаются из окопа. Бывает, что и они умерщвляют противника, а бывает, что и их накрывает. Третьи, самые трусливые, и не стреляют вовсе, а отсиживаются в подлеске – подальше от сражения. Они вроде бы и не получают ранений, но в любом случае проигрывают свою войну. Когда приходит победа, больше всего радуются герои-храбрецы. Радуются, что враг повержен и восстановлен мир. Радуются и вторые, но заметьте, уже и тому, что война закончена. Третьи просто с облегчением, что прекратилась стрельба и что скоро дадут хороший паек, выходят из своего подлеска, но совершенно не как победители. И первых всегда отмечает военачальник медалями и орденами. Рад полководец и за вторых как не сложивших оружия и не запятнавших свой мундир трусостью. Третьих же ждет военный трибунал, если откроется их бегство.


    Так вот, братья и сестры, я больше боюсь не поста, а Святой Пасхи. Я боюсь, что встану перед дверями в церковь, буду петь «Христос воскресе из мертвых», а чувствовать буду не торжество и радость, а позорное облегчение… Я боюсь, что когда Четыредесятница сожмется до размеров Страстной седмицы, я со слезами пойму, что так и не покаялся, так и не воздержался, так и не встал из окопа или даже – не вышел из подлеска… А ведь дело пастыря на этой войне – даже не в траншее воевать, а подымать за собой роту на врага…

    Удел святых – и древних, и современных – быть орденоносцами Христовыми. Нам же с вами необходимо задуматься: где наша позиция в этом бою? Стреляем ли мы во врага или только со стыдом получаем удары? Судя по богослужению Православной Церкви, Пасхальная радость должна пронизывать верующего все 40 дней до праздника Вознесения. На сколько дней нам хватит этой радости, зависит только от качества нашего поста. Как мы встретим Пасху? Посмотрит ли на нас благосклонно наш нелицеприятный Полководец, или ожидает нас духовный трибунал уныния и опустошенности на Светлой неделе? Каюсь, в моей жизни было и то, и другое. И поскольку я познал радость одного и беспросветность другого, поэтому я боюсь Пасхи. Боюсь, как экзамена, который могу завалить. Полководец наш Великий не будет смотреть на то, сколько мы врагов победили, но подаст нам милость и благодать, если только увидит, что мы хотя бы не бросили оружия и до последнего стреляли. Да, получали ранения и падали, но вставали и снова упрямо целили в общего врага. И если ты не бросил оружия – ты на Пасху все равно победитель, а не дезертир под маской благодушненького христианина.
    Итак, точка невозврата пройдена. Я никогда уже не смогу выйти из этого поста таким, каким в него вошел. И выйду я из него только или победителем, или трусом. И ты тоже.
    Священник Сергий Бегиян,
    Православие.ру

    http://www.pravoslavie.ru/put/69127.htm
    Прикрепления: 5714176.jpg(13.7 Kb) · 6833038.jpg(11.6 Kb) · 3077941.jpg(19.5 Kb)
  •  

    Валентина_КочероваДата: Понедельник, 15 Мар 2021, 18:01 | Сообщение # 4
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 6080
    Статус: Offline
    О ПОСТЕ


    В русском языке слово «пост» имеет несколько значений. Это и предписанное религией воздержание от еды, питья и развлечений; это же и некое важное занимаемое место.
    «Он занимает ответственный пост», говорим мы о важной «шишке». Если речь идет о военном быте, о котором говорится «пост сдал – пост принял», то этот пост бывает «охраняемый». На этом посту стоит часовой, чье внутренне состояние наводит на мысль о посте религиозном. Религиозный пост требует от человека внутренней собранности, и в этом его схожесть с заступлением на пост вооруженного военнослужащего. «Не зевать, не расслабляться, руководствоваться уставом, быть начеку», - таковы вкратце требования к часовому, выраженные несколько эмоциональным языком. Точно так же звучит часть требований и к человеку, соблюдающему религиозный пост. Итак, эта омонимия далеко не случайна и глубокомысленна. Военный пост «сдают» и «принимают», церковный – «держат» и «соблюдают», но тот и другой – «хранят». Человек в обоих случаях сосредотачивается на поставленной задаче. В обоих случаях он должен понимать, что занят делом большой, если не сказать – чрезвычайной – важности.

    В посту нужно молиться. Сам по себе пост без усиленных молитв ниспадает до некоторой диеты, достоинство которой уже потому невелико, что соблюдается диета ради себя, а пост, как жертва, приносится Богу. Вся наша цивилизация это ярмарка подмен, где исповедь заменена визитом к психоаналитику, а крестный ход – митингом. Посту также угрожает «светский двойник» в лице различных голодовок и воздержаний. Итак, нужно исключить нечто из рациона, но нужно нечто и в рацион добавить. Нужно добавить чтение псалмов и Нового Завета, земные поклоны (для тех, кто может их класть по состоянию здоровья), и молитву в храме. Нужно и обнаружить врагов молитвы. Во-первых, это лень. Во-вторых, суетность ума. А в-третьих, памятозлобие, обиды, и все прочее, что вырастает из эгоизма и противно любви к людям. Распознаем этих врагов, потому что вред от них больше, чем вред от полевых вредителей сельскому хозяйству. При этом поля чем-то регулярно посыпают и поливают, обрабатывают, а духовные враги тем удобнее действуют, чем меньше мы помним об их существовании.

    Лень всем известна. Она, «матушка, раньше нас родилась». Она не зря и рифмуется со словом «тень», так как тенью буквально ходит за каждым человеком. Если поддаться ее усыпляющему действию, душа погрузится в уныние, тяжелее которого вряд ли что-то есть. Что до суетности ума, то это увеличивающийся недуг. Его увеличению много способствует информационная эпоха, внутри которой мы живем. То, что в области массовой информации представляется развлечением и собственно информированием, является на львиную долю замусориванием общественного сознания или даже зомбированием (одно другому не мешает). Если у вас есть список, озаглавленный «Этого я в посту не ем», то можно составить (хотя бы мысленно) второй подобный список: «Этого я не читаю, не слушаю и не смотрю» Эффект будет непременно и вы его ощутите. Пусть посубботствует ум в отношении мирского трепа. Земле нужно походить под паром, вьючному животному нужно отдыхать от поклажи. Только бедная людская голова осуждена повседневностью на то, чтобы быть мусорником. Я не согласен. Я выключаю средства связи и прячу пульты. И делаю это ради малых крошек внутренней чистоты. Только по неумению додумывать мысли до конца человечество переживает о чистоте окружающей среды, но не небрежет о чистоте внутреннего мира. Ведь грязь в экологии это только перст, указующий на грязь в мыслях и намерениях человека. Еще замечено, что постящиеся более раздражительны. Весенняя усталость и духовный труд дадут о себе знать. Но мы должны будем сдерживать себя, чтобы ссорами и раздражительностью не губить плод поста. И кроме названных 3-х врагов у молитвы есть и иные враги. Вы сами сможете со временем их обнаружить. Но для этого нужна сама молитва. Она – огонь, все остальное – лампадное масло.

    Нужно повторять без устали, что пост это не только и не столько явление пищевое, сколько всеобъемлющее, изменяющее всего человека. Пост относится к уму больше, чем к чреву. И гастрономия под пост подстроится при желании - в ресторанах уже не первый год можно найти постное меню. 10 перемен блюд и надпись на прейскуранте «Поститесь на здоровье». А вот телевизор под пост не подстраивается, и его вредно смотреть без меры, что в пост, что вне поста. То же касается контента радиостанций, печатной продукции. Все эти фабрики новостей и развлечений либо в принципе не способны даже внешне настроиться на постовую волну, либо это будет очень тяжелым для них трудом. Поэтому и стоит напоминать, что экология ума и чистота информационной пищи и важнее всего для христианина, и это ему, соответственно, тяжелее всего дается.

    При углубленном подходе к явлению пост это некое «малое умирание». Человек насильственно исторгает свой ум из круга обычных явлений и переключается на совершенно иные мысли. Он мыслит о Суде, о воздаянии грешным и праведным, о своем предстоянии Христу. Он думает о том, что уже сделано, а где еще «конь не валялся». Он думает о том, сколько ему осталось, и как этот остаток правильно прожить. Таким образом, человек словно умирает, или хотя бы замирает для привычных мыслей и дел. Это и есть та «малая смерть» для мира, которая выбирается добровольно ради оживления души для Христа.

    Так и происходит в Божием мире: открываются одни двери не раньше, нежели закрылись другие. Не родившийся еще ребенок внутри материнского организма имеет закрытыми глаза, рот, нос. Остатки пищи тоже не выходят из него так, как это будет потом. Для питания и дыхания у него открыто отверстие, которое потом закроется – пупок (!). А пока он живет удивительно: вниз головой, в воде, и в тихом мраке. Потом – после родов - откроется то, что было закрыто, и закроется то, что было открыто. Таков закон. Следовательно, и в духовной жизни мы должны учиться оглохнуть для одних разговоров, чтобы открылось слышание иных речей. (Не зря Матерь Божия называется собеседницей молчальников). Должны освободить ум от одних мыслей, чтобы в сознание смогли войти другие. (Не зря некто из отцов сказал, что ухо безмолвника услышит дивное) Умирание для жизни призрачной ради оживления для жизни подлинной, вот – пост.

    Когда одни люди постятся, а другие нет, то не исключено, что между ними может возникнуть взаимное напряжение. Постящиеся люди склонны осуждать людей не постящихся. Вот, мол, «грешники и чревоугодники». Ну, а у оппонентов тоже готовы под рукой свои аргументы. «Бог у меня в душе», «оскверняет человека не то, что входит в уста, а то, что исходит из уст». К тому же всем известен малоприятный тип религиозного ханжи, на которого не хочется быть похожим. Вот многие и думают, что лучше «я не буду особо рьяно исполнять обряды и предписания, зато буду простым и искренним человеком». Разрубать этот узел или развязывать, в любом случае придется попотеть.

    Обратимся к Писанию, и первой словесной жемчужиной пусть будет следующая: «Пища для чрева и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то, и другое» (1 Кор. 6:13) Эти слова обращены к тем, кто чрезмерно внимателен к еде, в ущерб прочим не менее важным сторонам жизни. Еда едой, а молитва молитвой, и любовь любовью. Воспретим себе осуждать тех, кто почему-то не соблюдает пост, помня о том, что «чрево всякого человека Бог уничтожит». По-славянски это выражение читается «упразднит», т.е. сделает неважным. Речь идет о той перемене, которая ожидает всякую плоть, когда после воскресения люди изменятся невообразимо. Сыны Царства, по слову Христа, будут подобны Ангелам Божиим, будучи сынами воскресения. И само Царство есть не пища и питие, но радость и мир во Святом Духе. И еще выслушаем нечто: «Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его» (Рим. 14:3) Как видим, апостол тревожился о том, чтобы аскетизм или его отсутствие не превращались в фактор распрей между христианами. И нас в первую очередь должно волновать не столько отношение маловерных к тем, кто постится, сколько наоборот. Хочется, чтобы постящиеся люи не задирали нос и не осуждали тех, кто ест колбасу и смотрит в посту телевизор. С нас, христиан, больший спрос. От нас ожидается теплота понимания и неосуждения. К себе – строгость, к ближнему – милость, Богу – поклонение в духе. Вот христианство.

    Пост – явление универсальное. Вы не найдете в истории человечества ни одной серьезной культуры, где ради высших целей лучшие люди не брали бы на себя труд воздержания, временного или постоянного. Вы не найдете такой культуры, где восхвалялось бы обжорство, лень, праздность, и при этом совершались бы великие открытия и свершения в области духа. Мир уже мультикультурален. Не выезжая за пределы страны и города можно познакомиться с учениями востока, с разными аскетическими практиками, зайти в «Чайна Таун» и выйти из него, записаться на курсы йоги и проч. . Наши люди так и делают. Плохо это или хорошо – отдельная тема, но это уже сбывшийся факт, и о чакрах или медитациях славянин может знать задолго до того, как узнает о грехах и страстях, мучающих человека.

    Люди бродят не только из стороны в сторону и не только мигрируют из страны в страну. Люди также бродят от учения к учению, ищут истину и стремятся к самореализации. Так вот нигде эти люди не встретят призывы к вседозволенности, если предметом поиска будет чистота ума и спокойствие души. Люди объявляют личный пост, если дают обеты и вымаливают у Бога что-то важное. Они объявляют коллективный пост, если «враг у ворот» и народу грозит нешуточная опасность. Способность к воздержанию в сложных ситуациях есть мера серьезности души и ее мужественности. И только общество потребления свистит нам в оба уха: «Потребляй. Наслаждайся. Расслабляйся. Отрывайся по полной». Именно этот дух вседозволенности, зацикленности на себя, крайнего эгоизма и стремления к беспрестанной смене удовольствий и есть разлагающий дух мира сего. Предполагаю, что это есть разновидность духа Антихристова. Постясь, мы в некую меру выходим из-под власти этого духа. Можем выйти, во всяком случае. Поэтому дух поста есть дух воинский и благородный, а дух греховной расслабленности есть дух плебейский и рабский. Воздержный человек свободен, а обжора – раб. И блудник – раб. И лентяй – раб. Свобода это не только политическое или социальное явление. Свобода это подарок Бога сознательной и разумной личности. Христианство помнит об этом. Жаль только, что настоящих христиан среди нас очень и очень мало.Но мы далеки от уныния. Мы уже начали труд и будущее многое нам откроет. С Богом, вперед, не задерживайтесь.
    Протоиерей Андрей Ткачев
    19 марта 2013. Православие.ру

    http://www.pravoslavie.ru/60179.html

    ВИНОГРАДНИК АНДРЕЯ КРИТСКОГО


    4 дня на Первой седмице Великого поста мы внимаем чарующей песне, написанной Божиим избранником Андреем Критским. С понедельника по четверг все те, кто придет в храм, насладятся словесными кружевами и возвышенностью слога Великого Покаянного канона.
    «Откуду начну плакати страстнаго ми жития дел; кое ли начало положу Христе нынешняго рыдания; но яко милосерд, даждь ми слезы умиления».

    После сих слов дрожат огоньки свечей, трепыхаются мотыльками, словно метущиеся души грешников, и слезы умиления текут по щекам. Тихий монотонный голос священника в дорогой оправе клиросного пения «Помилуй мя, Боже, помилуй мя» настраивает на особый минорный лад. Каждый стих пронзает израненную душу, проникая в самое сердце, туда, где все еще лежат горы застарелого греховного шлака от давно открытых Богу грехов, но почему-то все еще удерживаемых собственной памятью.
    Покаянная песнь души – так еще можно назвать этот канон. Ты закрываешь глаза и отпускаешь свой духовный кораблик в плавание по волнам покаяния, и уже с первых строк он оказывается в чудном винограднике. По точилу, выкопанному свт. Андреем, без парусов и весел, гонимый только словом, корабль скрывается под сенью гибких лоз, усыпанных гроздьями винограда. 4 дня душа созерцает дивные плоды. От них она вкушает живительное слово, от них познает мудрость и силу раскаяния.

    Спелый, сочный виноград – это святые отцы, пророки и угодники Божии, а висящие в одиночестве пожухлые, покрытые коростой ягоды – нераскаявшиеся грешники. Можно разглядеть лица, прочесть их имена и дела, начертанные на каждой виноградине. Вот Адам, стоящий у запечатанных врат рая, познавший стыд и горечь утраченного. Рядом с мужем – его жена и проматерь наша Ева, сжимающая в руке запретный надкусанный плод. И первенцы их, Каин и Авель, и кровь у жертвенника, и грех человекоубийства первого от сотворения мира. Вот Ной с семейством в скрипящем на волнах ковчеге и грешники среди бушующих, почерневших от ярости волн; маслина в клюве голубином, и хохот Хама, отцеубийцам подражавшего, наготу родителя не покрывшего. Проплывают лица, мелькают города, проходят века: Авраам у дуба Мамврийского, с ангелами беседующий; смердящие развалины Содома и Гоморры и уцелевший Сигор, укрывший Лота; братья, продающие Иосифа, и Моисей, извергающий воду из камня.

    Еще одна песнь, словно ответвление канала, и новые гроздья являют нам дела чудные и поучительные. Тайны сердец открыв и страстей пламень угасив, сии избранники сотворили себе путь спасения, даровав нам его в назидание. Помазанник Божий, стрелой прелюбодейства пронзенный, покаянием прощенный; Иеремия на крыше разоренного Сиона; горько плачущий пророк Божий, за своеволие познавший зловонное китово дыхание; и Даниил, заграждающий уста зверей, а там, у дороги, на гноище сидящий Иов, многострадальный и верный. Они мелькнут и исчезнут за поворотом истории, оставляя для нас память о своей добродетели. Вода, по которой плывет кораблик, дивная, чудодейственная, остужающая огнь греховный, успокаивающая душу мятущуюся. Наклонись, припади устами – и не будешь жаждать вовек. Отверзнутся небеса, и вместишь невместимое, узришь лествицу и Ангелов сходящих и восходящих и Сына Божия, грядущего во славе с воинством Небесным.

    Сред ветвей порхнула и исчезла горлица пустыннолюбивая, и слышен глас, призывающий к покаянию. Кончились ряды старых, не дающих уже плод деревьев, пошли новые, молодые, и шелест с Небес: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф. 3: 17). Песнь канона уносит ладью в глубь виноградника, ветер шевелит листву, показывая миру созревшие ягоды, и на них новые и новые имена: Предтеча Иоанн, апостол Петр, Марфа и Мария и брат их Лазарь Четверодневный; здесь есть разбойник, на кресте висящий, и начальник мытарей, фарисей и блудница. Все, кто ходил с Христом и за Христом, со злодеем приходил. А где же мы, стоящие с верой и надеждой у запертых царских врат, ведущих в Царствие Небесное? А вот они – маленькие зеленые ягодки, не видимые с земли, но хорошо видимые с Небес, – недоспевшие, недозревшие, кислые и горькие на вкус. Но мы здесь, в винограднике, висим, спеем среди ветхозаветных титанов и новозаветных святых.

    Плоды сии безымянны, лишь подписанные сутью душ наших: душа-злодейка, душа-блудница, душа-сонная ленивица. Не для них ли Андрей возопил: «Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается». Слабые, немощные, медленно зреющие, возможно с червоточиной, но всегда заботливо укрытые от зноя и града широкими рядами листьев, похожих на омофор Пречистой Богородицы. Все мы плоды одного дерева – Живого Виноградника Господа нашего Иисуса Христа. Он Ствол и Начало жизни, Глава и Творец всему. «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1: 3–5).

    Человек рождается, чтобы прийти к Богу. Не все доходят, но и плоды не все созревают. Песня за песней течет канон, душа путешествует по винограднику, созерцая молодую зеленую лозу и засохшие плети. Вот на берегу куча хвороста – пища для огня, а вот ягоды упавшие и загнившие – пища для червей. И глядя на всё это, понимаешь: без покаяния нет прощения.


    Чтение канона прп. Андрея Критского Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом

    Вот и завершилось чтение Великого Покаянного канона Андрея Критского. 4 дня пролетели, как один. Окончилось путешествие по дивному саду, лодка ткнулась в причал, а уходить не хочется.В голове всё звучат и звучат слова: «Душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися: воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй». А вокруг непередаваемый аромат цветущего виноградника, а в нем на ветвях – маленькие зеленые ягодки, за четыре дня пожелтевшие с одного бока.Преподобный отче Андрее, моли Бога о нас.
    Владимир Шеменев
    15 марта 2021 г. Православие.ру

    https://pravoslavie.ru/137961.html
    Прикрепления: 1732609.jpg(5.4 Kb) · 1208455.jpg(26.6 Kb) · 5609457.jpg(19.3 Kb)
     

    Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » «ВО ДНИ ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА...»
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск: