Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » «ВО ДНИ ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА...» (Азбука веры)
«ВО ДНИ ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА...»
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 19 Фев 2018, 00:37 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5923
Статус: Offline
«ВО ДНИ ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА...»

(Ефрем Сирин и Александр Пушкин)

Сре­ди мно­же­ства про­ник­но­вен­ных ве­ли­ко­пост­ных мо­литв и пес­но­пе­ний осо­бен­но вы­де­ля­ет­ся од­на, сум­ми­ру­ю­щая в се­бе глав­ные ве­хи на пу­тях ду­хов­но­го вос­хож­де­ния. Она при­над­ле­жит во­сточ­но­му­ от­цу Церк­ви св. Еф­ре­му Си­ри­ну (ок. 306–373 гг.), за­слу­жив­ше­го у совре­мен­ни­ков по­чет­ное про­зви­ще «си­рий­ско­го про­ро­ка». На­пи­сан­ная в ори­ги­на­ле (на си­рийс­ком язы­ке) сти­ха­ми, эта мо­лит­ва, из­вест­ная как "Молитва преподобного Ефрема Сирина", зву­чит в на­ших хра­мах в рит­ми­зи­ро­ван­ном сла­вян­ском про­за­и­че­ском пе­ре­во­де. Тво­рит­ся она с вы­со­кой ве­ли­ко­пост­ной тор­же­ствен­но­стью.



В опре­де­лен­ные мо­мен­ты бо­го­слу­же­ния свя­щен­ник вы­хо­дит из ал­та­ря и, стоя на ам­воне, ли­цом к Цар­ским вра­там, гром­ко про­из­но­сит три её про­ше­ния, со­про­вож­дая каж­дое из них зем­ным по­кло­ном. Под­няв­шись, он со­вер­ша­ет две­на­дцать по­ясных (ма­лых) по­кло­нов, каж­дый со сло­ва­ми «Боже, очи­сти мя греш­но­го». По окон­ча­нии их, вы­пря­мив­шись, гром­ко про­из­но­сит мо­лит­ву св. Еф­ре­ма пол­но­стью, все три про­ше­ния од­но за дру­гим, без пе­ре­ры­ва, и тво­рит ещё один зем­ной по­клон, по­сле че­го мол­ча ухо­дит в ал­тарь. Вслед за свя­щен­ни­ком, под­ра­жая ему, по­кло­ны со­вер­ша­ют и все мо­ля­щи­е­ся в хра­ме.

Чте­ние мо­лит­вы Еф­ре­ма Си­ри­на на­чи­на­ет­ся, со­глас­но Уста­ву, со сре­ды Сыр­ной сед­ми­цы (мас­ле­ни­цы) и за­кан­чи­ва­ет­ся в Страст­ную Сре­ду. Ис­клю­чи­тель­ная важ­ность мо­лит­вы за­фик­си­ро­ва­на её бо­го­слу­жеб­ным ста­ту­сом: не яв­ля­ясь осо­бой иерей­ской мо­лит­вой (как мо­лит­вы ев­ха­ри­сти­че­ские или све­тиль­нич­ные), мо­лит­ва Еф­ре­ма Си­ри­на не мо­жет со­вер­шать­ся ни чте­цом (ана­гностом), ни да­же дья­ко­ном (ко­то­ро­му доз­во­ля­ет­ся бо­го­слу­жеб­ное чте­ние Еван­ге­лия!), но лишь свя­щен­ни­ком. «Устав под­вер­га­ет ве­ли­кой от­вет­ствен­но­сти пред Бо­гом и су­дом Церк­ви как свя­щен­ни­ка, ес­ли он без долж­но­го вни­ма­ния чи­та­ет мо­лит­ву и небреж­но со­вер­ша­ет по­кло­ны, так и всех пра­во­слав­ных, ес­ли они со­вер­ша­ют по­кло­ны с бес­тол­ко­вой то­роп­ли­во­стью, не вслу­ши­ва­ясь в сло­ва мо­лит­вы и не под­ра­жая свя­щен­ни­ку». Про­чтем её вме­сте.

«Гос­по­ди и Вла­ды­ко жи­во­та (жи­тия) мо­е­го! Дух празд­но­сти, уны­ния, лю­бо­на­ча­лия и празд­но­сло­вия не даждь ми. Дух же це­ло­муд­рия, сми­рен­но­муд­рия, тер­пе­ния и люб­ви даруй ми, ра­бу Тво­е­му. Ей, Гос­по­ди Ца­рю, да­руй ми зре­ти моя пре­гре­ше­ния, и не осуж­да­ти бра­та мо­е­го, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки ве­ков. Аминь.»

В 1836 го­ду один пе­тер­бург­ский при­хо­жа­нин дал пе­ре­ло­же­ние этой глу­бо­кой и про­ник­но­вен­ной мо­лит­вы в алек­сан­дрий­ских сти­хах, от­ли­ча­ю­щих­ся боль­шой смыс­ло­вой точ­но­стью (для на­гляд­но­сти, вы­де­ле­ны в его из­вест­ном сти­хо­тво­ре­нии кур­си­вом).

«От­цы пу­стын­ни­ки и же­ны непо­роч­ны,
Чтоб серд­цем воз­ле­тать во об­ла­сти за­оч­ны,
Чтоб укреп­лять его средь доль­них бурь и битв,
Сло­жи­ли мно­же­ство бо­же­ствен­ных мо­литв;

Но ни од­на из них ме­ня не уми­ля­ет,
Как та, ко­то­рую свя­щен­ник по­вто­ря­ет
Во дни пе­чаль­ные Ве­ли­ко­го по­ста;
Всех ча­ще мне она при­хо­дит на уста

И пад­ше­го кре­пит неве­до­мою си­лой:
Вла­ды­ко дней мо­их! Дух празд­но­сти уны­лой,
Лю­бо­на­ча­лия, змеи со­кры­той сей,
И празд­но­сло­вия не дай ду­ше мо­ей.

Но дай мне зреть мои, о Бо­же, пре­гре­ше­нья,
Да брат мой от ме­ня не при­мет осуж­де­нья,
И дух сми­ре­ния, тер­пе­ния, люб­ви
И це­ло­муд­рия мне в серд­це ожи­ви.»


«Та­ин­ствен­ный при­хо­жа­нин», вни­ма­ю­щий сло­вам ве­ли­кой мо­лит­вы, – Алек­сандр Сер­ге­е­вич Пуш­кин. Нам пред­став­ля­ет­ся в выс­шей сте­пе­ни при­ме­ча­тель­ным, что эти стро­ки бы­ли на­пи­са­ны им ле­том, 22 июля 1836 го­да, спу­стя по­чти че­ты­ре ме­ся­ца по окон­ча­нии Ве­ли­ко­го по­ста (Пас­ха в тот год при­хо­ди­лась на 29 мар­та). Это зна­чит, что дав­но от­зву­чав­шая в хра­мах мо­лит­ва зву­ча­ла в его серд­це непре­стан­но.


Портрет А.С. Пушкина, нарисованный 8-летним Борисом Шаляпиным, сыном Ф.И. Шаляпина

Сти­хо­тво­ре­ние «От­цы пу­стын­ни­ки...» вхо­дит в неза­вер­шен­ный «Ка­мен­но­ост­ров­ский цикл», сви­де­тель­ству­ю­щий о ду­хов­ном са­мо­углуб­ле­нии по­эта, ви­ди­мо, пред­чув­ство­вав­ше­го, что ско­ро ему суж­де­но пред­стать пред Су­ди­ёй вся­че­ских. От­сю­да и ве­ли­ко­пост­ные – по­ка­ян­ные и про­щаль­ные – мо­ти­вы. И дей­стви­тель­но, услы­шать на зем­ле мо­лит­ву Еф­ре­ма Си­ри­на в Ве­ли­ком по­сту сле­ду­ю­ще­го го­да, «ра­бу Бо­жию Алек­сан­дру» уже не до­ве­лось. Пас­ха 1837 го­да бы­ла позд­няя, 18 ап­ре­ля (по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю), и Пост на­чи­нал­ся 1 мар­та, а сре­да Сыр­ной сед­ми­цы, ко­гда впер­вые зву­чит в пра­во­слав­ных церк­вах эта мо­лит­ва, при­хо­ди­лась на 24 фев­ра­ля. Ро­ко­вой вы­стрел у Чер­ной реч­ки гул­ко гро­мых­нул в мо­роз­ном воз­ду­хе че­тырь­мя неде­ля­ми ра­нее.

По зна­ме­на­тель­но­му сов­па­де­нию, А.С. Пуш­кин умер на дру­гой день по­сле па­мя­ти свя­то­го Еф­ре­ма Си­ри­на, со­вер­шае­мой Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью 28 ян­ва­ря по Юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю. В XX и XXI сто­ле­ти­ях оба этих со­бы­тия – при пе­ре­во­де их на но­вый ка­лен­дар­ный стиль – сов­па­да­ют и вос­по­ми­на­ют­ся на­ми од­новре­мен­но – 10 фев­ра­ля.

Вспом­ним се­го­дня об этих двух по­этах. В чем-то они диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ны, но то, что их на­все­гда со­еди­ни­ло, – вряд ли мож­но на­звать слу­чай­но­стью.

Ю.Ру­бан, кан­д. ис­т. на­ук, кан­д. бо­го­сло­вия

https://azbyka.ru/days....pushkin
Прикрепления: 2838280.png(145.0 Kb) · 0641948.jpg(18.1 Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Среда, 28 Фев 2018, 11:46 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5923
Статус: Offline
СЕРЬЕЗНОСТЬ НАМЕРЕНИЙ


Митрополит Калужский и Боровский Климент:

В дни Великого поста иногда возникает вопрос: ради чего мы беремся за этот труд? И всякий раз мы укрепляем себя ответом: ради любви к Богу. Цель христианина — стать похожим на Господа, как сын на отца, а пост — удобное средство ее достижения.

В пост мы стараемся ограничивать себя в пище, удовольствиях, развлечениях и уделять больше времени духовным занятиям: молитве, посещению богослужений, изучению Писания, заучиванию Евангелия наизусть, доброделанию, борьбе со своими страстями, снисхождению к чужим немощам. Однако где-то в глубине души может таиться сомнение: неужели отказ в пост от куска колбасы укрепит мою любовь ко Христу?

В раю Господь именно так ставит вопрос: чтобы достигнуть обожения, людям надо было проявить воздержание. Как отец учит сына, готовя его к взрослой жизни, так и Господь через хранение заповеди учил человека самому главному — совершенству в любви. Руководствоваться любовью, а не своими интересами, надо было учиться даже первозданному человеку, еще не знавшему греха. И Господь дал ему средство - запретительную заповедь (о невкушении плодов с одного дерева в раю).

Именно через послушание воле Создателя, соблюдение Его заповеди Адам мог возрастать в любви к Нему. Если бы в раю было позволено абсолютно все, то каким образом человек смог бы выразить Творцу свою любовь? Только добровольно ограничивая свою свободу, поступаясь своим желанием ради Господа, человек мог совершенствоваться духовно, научиться всему в мире предпочитать его Творца. Но Адам предпочел себя.

Как часто в русских сказках осмысляется этот сюжет, когда главный герой проявляет нетерпение, решает нарушить временный запрет. Например, Иван-царевич раньше срока сжег лягушиную кожу вопреки строгому наказу своей жены. И вместо счастья, которое он ожидал получить в результате своего поступка, на него обрушиваются несчастья и длительные испытания. Его обманывают, запутывают в скитаниях разные представители нечистой силы. Много скорбей ему приходится вынести, прежде чем он вновь обретает утерянное сокровище.

Так и у нас, наследников Адама, изгнанного из рая, начался долгий путь в землю обетованную — Царство Небесное, которое дает нам Христос. Но чтобы войти в Его Царство, надо потрудиться, многое поменять в своем нынешнем устроении. Мы же, в большинстве своем, более блуждаем в своих грехах, чем ищем духовной жизни. Во время Великого поста можно предпринять усилия, чтобы остановиться в греховной круговерти, оглянуться, прийти в себя, как когда-то блудный сын, оплакать свое положение и начать возвращение ко Господу.

По-хорошему, все, что мы стараемся делать Великим постом, мы должны делать ежедневно. Речь не о дисциплине питания, а о внимании к себе, видении своих грехов и покаянной настроенности. Но понимая, что человек немощен и не может в этом делании пребывать всегда, Церковь предлагает ему хотя бы часть своего времени в году пожертвовать Богу, воздержаться от привычного образа жизни, и от чего-то приятного для себя отказаться.

В беседе накануне поста один человек произнес слова, которые мне особенно запомнились. «Я молюсь урывками, почти не читаю святых отцов, добрых дел не делаю», — признался он и добавил: «Если еще и поститься не буду — тогда уж и не знаю, чем отвечу на любовь Христову, как взгляну на Спасителя во время Страшного Суда!» Такое отношение к посту, желание ограничить себя во многом ради любви ко Христу — это жертва Богу.

Правда, нередко можно услышать возражение, что Богу наши жертвы не нужны. Надо понимать, что по отношению к Богу наши слова применимы лишь отчасти, в некотором роде. На это обращает внимание святитель Фотий Константинопольский, когда говорит про искупительную жертву Христову. Проводя аналогию с выкупом, который приносится в человеческом обществе, он подчеркивает, что всегда есть тот, кто платит выкуп, и тот, кто получает его, и тот, кого освобождают за этот выкуп. А в христианстве приносит выкуп Христос, освобождается человечество, а того, кто получает этот выкуп, нет.

Говоря о посте как жертве Богу, мы не подразумеваем, что Он принимает от нас то, от чего мы отказываемся. Смысл постовой жертвы в том, что Господь видит серьезность наших намерений, желание быть с Ним, видит, что ради этого мы готовы потрудиться. Не Бог нуждается в нашем отказе от колбасы, а мы сами, подобно больному, которому врач прописывает диету, чтобы тот поправился. Через наше воздержание мы проявляем свое желание быть в послушании у Господа, а не у своего аппетита. Так что неядение ценно, когда это усилие человек совершает ради Христа.

Само по себе ограничение в пище автоматически бонусов святости нам не добавляет, исключение из рациона отдельных видов продуктов не делает нас святыми. Пост — это целый комплекс проверенных веками аскетических упражнений, которые отрезвляют ум, исправляют сердце, укрепляют волю и способствуют духовному оздоровлению всего человека. Отказ от колбасы и других продуктов — один из компонентов великопостного подвига. Но если мы не откажемся от скоромного и будем поглощать все подряд, то проявим свое нежелание следовать по тому пути, который указывает Церковь Христова уже две тысячи лет. Это путь возвращения к Богу и обретение человеком вечной радости в Его Царствии.

27.02. 2018, газета "Вечерняя Москва"

http://vm.ru/news/466225.html
Прикрепления: 4876437.jpg(12.6 Kb)
 
Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » «ВО ДНИ ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА...» (Азбука веры)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2018
Сайт управляется системой uCoz