[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО
ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО
Валентина_КочероваДата: Среда, 31 Мар 2021, 09:26 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6563
Статус: Offline
ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО
Беседа с кинорежиссером С.Л. Зайцевым

Директор к/с «Русский путь», президент Международного кинофестиваля «Русское Зарубежье», известный кинорежиссер, сценарист Сергей Леонидович Зайцев в беседе с писателем К.Ковалевым-Случевским рассказывает о своем проекте цикла телевизионных док. фильмов под общим названием «Русские в мировой культуре» и о новых планах в своем творчестве.

Часть 1


Часть 2
Продолжение разговора о проектах и творчестве С. Л. Зайцева. Он рассказывает о новостях в созданном им в 2005 г. при Доме Русского Зарубежья им. А.Солженицына киноклубе «Русский путь» и одноименной киностудии.



Часть 3
С.Л. Зайцев рассказывает о том, как прошел очередной кинофестиваль «Русское Зарубежье», о номинантах и лауреатах-победителях, о новых творческих исканиях в сфере док. кино.

 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 10 Мар 2022, 21:45 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6563
Статус: Offline
"РУССКИЙ ПУТЬ - ПУТЬ ЛЮБВИ..."
Память человеческая хрупка и ненадежна. Тают в безжалостном времени лица, голоса, истории семей... Но есть те, кто посвящает свою жизнь тому, чтобы сохранить в памяти человечества судьбы других людей.


С.Зайцев - сценарист, режиссер, продюсер ряда док. картин, автор идеи и худрук цикла док. телевизионных фильмов "Русские в мировой культуре". И главная тема его исследовательского творчества - уникальные судьбы представителей русского зарубежья.

- Сергей, в вашей творческой биографии сказано, что вы - инициатор создания, директор, худрук киностудии и президент киноклуба "Русский путь". Что, на ваш взгляд, входит в это понятие - "русский путь"?
- Мне часто задают этот вопрос. Должен сказать, что это название придумано не мной и не моими коллегами по студии. Так называется издательство, основанное А.Солженицыным и директором Дома русского зарубежья В.Москвиным. Меня это название полностью устраивало. В 2005 г. и наша студия стала так называться. И если говорить коротко, то русский путь - это путь правды. Путь по заповедям Христовым.

- А есть ли разница между тем, как "русский путь" понимается сейчас и тем, как понимался раньше?
- Сегодня мало кто задумывается о том, что у России был и есть свой особенный путь в мировой истории. Разве что историки, политологи. Да и то далеко не все. Многие считают, что никакого особенного русского пути нет и быть не может. А я уверен, что он есть. Нам нужно его сохранять, помнить о нем. Это не национализм в узком смысле, это, наоборот, способность любить весь мир. В русском человеке нет мировой злобы и мировой зависти. А в ком это есть, тому никогда не понять, что есть русский путь - путь любви. И как не сбиться с этого пути - это очень серьезный вопрос. Его надо почаще задавать самим себе.

- Тема русской эмиграции - это одна из важнейших линий в фильмографии вашей студии. Совершенно неисчерпаемая тема...
- Да, она неисчерпаемая. Русские за рубежом оставили такое наследие, что нам еще очень долго нужно будет разбирать эти подарки. Настоящие сокровища! И важная задача - быть достойными этого наследия. Принять его, воспринять, хранить.

- И наверное, каждый человек, оказавшийся в эмиграции по стечению обстоятельств, заслуживает внимания: о нем нужно снимать фильм, рассказывать о его судьбе, о том, как он выжил, об опыте жизни на чужбине.
- Я думаю, что не о каждом, конечно. Но о многих можно снимать, да. Вынужденная эмиграция - это серьезная школа жизни. Хотя у нас, в среде старшего поколения, до сих пор бытует убеждение, что эмигранты - "отбросы общества", что за рубежом они поносили родину. Это - от незнания, от того, что вещала пропаганда в советское время. Но те люди, даже убежденные коммунисты, которые волей случая или же из интереса прикоснулись к истории русского зарубежья, не могли не проникнуться судьбами соотечественников, потерявших родину. Мои родители знали семью врачей, которая в начале 1980-х работала в длительной командировке в Тунисе. Им категорически запрещалось общаться с бывшими соотечественниками. Это грозило серьезными последствиями: могли выслать из страны, уволить. Но эта семья врачей случайно познакомилась там с А.Ширинской —-знаменитой хранительницей памяти о русских моряках, пришедших в начале 1920-х годов в тунисский порт Бизерта. И оставшихся там навсегда. И вот эти врачи услышали рассказы о старой России, о жизни в изгнании. Ширинская произвела на них сильнейшее впечатление! Они готовы были слушать ее дни напролет. Но навещали они ее тайно. Рассказывали, как у них буквально коленки тряслись, когда шли в дом Анастасии Александровны, но не пойти - уже не могли...

- Как вы находите героев для своих фильмов?
- А мы далеко не ходим. Мы же в Доме русского зарубежья находимся. Условно говоря, постучался в соседний с киностудией кабинет, где специалист за своим компьютером сидит - исследователь биографии ученого или писателя-эмигранта. Это уже половина дела. Но, конечно, героев мы выбираем. Иногда отказываемся о ком-то делать картину в силу того, что о человеке не осталось почти никаких свидетельств. А кино - это прежде всего изображение. Нам нужны фотографии, хроника, а не только бумажные документы.

- В основном подобные док. ленты строятся на личных воспоминаниях реальных людей...
- Это прекрасно, когда такие люди находятся! По большей части мы делаем фильмы об уже ушедших выдающихся представителях русской эмиграции первых волн. И это большая удача, когда находятся их потомки.

- Рассказы свидетелей - это, наверное, непростые переживания. Но, фиксируя происходящее в кадре, документалист должен сохранять хладнокровие. Вам удается быть только наблюдателем, не включаться в эмоциональный поток героя?
- Для чистой документалистики существует телевидение, репортаж. А мы занимаемся неигровым худ. кино. Не включаться в эмоциональный поток героя для меня немыслимо. И дело даже не в том, что нас "не этому учили", а в том, что тогда это вообще неинтересно! Наша студия не работает на конвейер. Мы сознательно и принципиально создаем эксклюзивный материал. И поэтому мы смеемся и плачем вместе с нашими героями. Проживание судеб русского изгнанничества - нелегкая непрерывная работа души.

- Страшная история рассказана в вашем фильме "Погибли за Францию". Красивые, смелые русские люди прибыли в Первую мировую войну спасать французов от немцев. Революционные события в России застали их на чужбине, агитаторы подорвали общее настроение в их рядах, войско разделилось...
- Да, в сентябре 1917 г. в лагере Ла-Куртин русские стреляли в русских. Чтобы усмирить мятеж, поднятый солдатами Первой особой пехотной бригады, пришлось применить русскую же артиллерию. Но никаких тысяч и сотен жертв, как писали советские историки, там не было. Мятежники очень быстро угомонились. Да, они устали воевать. Да, они хотели домой. Их мятежное настроение подогревали слухи о том, что в России дают людям землю. Попробуй-ка, усиди на месте, тем более если ты крестьянин. Но эти люди должны были подчиняться законам военного времени. На что они рассчитывали, поднимая мятеж? Ничем, кроме каторги, это закончиться не могло.

- И кто-то из русских солдат даже попал на каторгу во французский колониальный Алжир?
- На каторгу в Алжир были отправлены лишь те, кто категорически отказывался продолжать воевать в созданном генералом Лохвицким Русском легионе. И те, кто отказывался даже просто работать за зарплату на строительстве дорог и мостов или уборке урожая. Французы, появись в рядах их армии подобные вольнодумцы, приговорили бы их по закону военного времени к расстрелу. Это, безусловно, печальная история. Но Русский экспедиционный корпус - героическая страница военной истории России. До печальных событий в лагере Ла-Куртин было полтора года честной борьбы на поле брани с общим на тот момент для французов и русских врагом - немцами. Это было время подвигов и русской славы.

- В конце фильма есть эпизод: потомки участников Русского экспедиционного корпуса ежегодно собираются на одном из кладбищ, где покоятся русские воины...
- В финале фильма за кадром звучат слова выдающегося русского военного историка, автора "Истории Русской армии" А.А. Керсновского. Суть их сводится к тому, что память о защитниках родины в годы Первой мировой войны мы не чтим. Вдумайтесь: первый серьезный памятник солдату Первой мировой появился в Москве только в 2014 г. - к 100-летию ее начала! До этого было полное забвение. А ведь это наши с вами прадеды лежат в холодных и диких равнинах Европы, как писал Керсновский.

- В фильме вы говорите, что с трудом удалось найти прямых потомков героев корпуса, потому что в основном они уже ушли из жизни.
- Тем не менее мне посчастливилось познакомиться с несколькими детьми участников тех событий. А с Н.Р. Малиновской и с Ю.В. Копыловым совместная работа над фильмом переросла в многолетнюю дружбу. Эти люди, не зная друг друга, встретились сначала на экране, а потом и в жизни. Врач из Парижа и москвичка, филолог, дочь легендарного военачальника, который в юности оказался в рядах нашего корпуса во Франции.

- И наверняка есть люди, о которых вы бы хотели, но не успели снять фильм?
- Такие люди, конечно, есть. Но обо всех снять кино не получится. Жизнь для этого коротка. На мой взгляд, важно не утерять с годами способности удивляться и желания работать.

- Вы часто общаетесь с внуками и правнуками эмигрантов первой волны, слушаете рассказы об истории их семей. Конечно, эта память важна для них. Но ведь она важна и для нас в России. Их воспоминания в книгах и фильмах - это ведь часть нашей общей истории.
- Я скажу совершенно очевидную вещь: это нужно нам всем, всем русским людям, всему Русскому миру. Он - един. Задача каждого русского - влиять тем или иным образом на то, чтобы наш общий Русский мир не распался. Это трудно. Но другого варианта у нас нет. Мы, кроме друг друга, никому в целом свете не нужны. Необходимо наконец это понять. Если, конечно, мы хотим, чтобы Россия существовала.

- Хотелось бы поговорить еще об одном вашем фильме - "Союзники. Верой и правдой!". За него вы получили немало наград на кинофестивалях.
- Могло быть и больше. И я говорю об этом с сожалением, да. Не потому, что мне хочется наград, которых хватает, а потому, что фильм могли бы показать на большем количестве фестивалей. Но не показали. Не брали по причине того, что я там "не свой". Но главное, конечно, что такой фильм состоялся. Практически все наши герои - ветераны Второй мировой - ушли вскоре после того, как мы завершили работу. Трое не дожили до премьеры. Очень жаль... Какие это были люди!

- Найденные вами для фильма ветераны-союзники - невероятные люди, истинные герои! И так просто они рассказывают о своем страшном боевом опыте...
- Ну, было бы, наверное, странно, если бы они, начиная рассказ, принимали героическую позу. Это такие же люди, как мы с вами. Только они выдержали. А выдержали бы мы - неизвестно. Кто-то бы выдержал, а кто-то - нет. Вторых, как правило, не вспоминают.

- Интонация фильма щемящая, в финале - сожаление о том, что по достоинству не оценена жертва нашей страны, хотя солдаты-союзники акцентируют внимание на этом факте. Те, кто видел своими глазами подвиг нашей армии, не подвергают его сомнению. Но то поколение уходит...
- Уходит. Тает на наших глазах. Но если кто-то думает, что наши союзники не передали благодарную память о советских людях своим потомкам, тот, мягко говоря, ошибается. Нам много лет со всех сторон внушают, что на Западе забыли о вкладе Советского Союза в общую Победу во Второй мировой войне. Это неправда. Старшее поколение в Европе и США - поколение детей и внуков участников войны - хорошо помнит о том, кто и сколько принес на алтарь общей Победы над нацизмом. Расскажу вам об этом историю. Приступая к работе над картиной, я хотел смонтировать пролог - ответы людей разных поколений из разных стран на мои вопросы о Второй мировой. Вопросы я заготовил самые простые. Кто с кем воевал? Кто победил? Когда началась и когда закончилась мировая война? Кто внес наибольший вклад в победу над Гитлером? Я был уверен, что услышу массу всяких глупостей. Разве я мог думать иначе, если много лет слышал, что на Западе абсолютно всё забыли? Я-то думал, что продемонстрирую в начале фильма человеческое беспамятство, а потом через рассказы своих героев покажу, что это была за война и почему не знать о ней стыдно. Но я здорово просчитался. В Нью-Йорке, Париже, Лондоне и Берлине случайные люди разных возрастов рассказывали мне много подробностей об участии в войне своих отцов и дедов. И о том, какую большую роль сыграл в войне с нацизмом Советский Союз. Точку в моем горе-замысле поставила афроамериканка лет 20, отдыхавшая со своим белым парнем на пляже Гудзонского залива. Мы с оператором и переводчиком подошли к ребятам, представились и задали свои вопросы. Начало ответа девушки было таким: наша семья из Кении, мой дед был призван на ту страшную войну в Европу и очень много рассказывал мне о ней. Люди помнят, многое знают. Да, меня это искренне удивило, но и порадовало.

- Значит, не стоит обобщать и говорить, что наши современники не знают и не любят свою историю?
- Я бы не обобщал. Во все времена были люди, которые интересовались и даже, я бы сказал, дышали прошлым. Таким был, например, Пушкин. Однако были и те, кто индифферентно относился к истории. Но если тебя не интересует прошлое, то совершенно логично, что и будущее тебя не очень волнует: "После нас, хоть потоп!" Что это за жизнь? Прожил, пристраиваясь, где потеплее, посытнее и... всё? Ни пользы, ни памяти. А вообще - горько.

- При этом говорят же, что история ничему не учит...
- Не учит. Просто детям нужно рассказывать о прошлом, о предках, об отечестве. С ранних лет рассказывать. Они вырастут и уже никогда не будут равнодушны к родной истории и родной стране.

- Радует, что за последние 10-15 лет внимание публики к док. кино возросло, на серьезных кинофестивалях ввели отдельную программу и конкурс док. лент, известные кинематографисты нередко переходят из игрового кино в документальное. С чем это связано? Это мода?
- Неигровое кино не может быть модным. Оно адресовано читающему зрителю, не привыкшему к попкорну во время сеанса. А таких в залах кинотеатров все меньше и меньше. Популярным время от времени может становиться какой-нибудь репортаж на злободневную тему, расширенный до полнометражной картины. Но чтобы установилась мода на кино, которое приглашает зрителя думать, погружаться в атмосферу сопереживания через непростые худ. образы - я о таком не слышал. Потому что мода - это что-то быстротечное, однодневное. А вопросы истории, проблемы человека в глобальном водовороте событий - это всегда связано, если можно так выразиться, с большим временем. И когда мы нашего зрителя туда погружаем, он начинает чувствовать и осознавать это большое время...

- В ноябре ваш Международный кинофестиваль "Русское зарубежье" прошел в 15-й раз. Меняется ли он с годами?
- Любой живой организм меняется. Надеюсь, и наш фестиваль тоже. Прежде всего это связано с появлением новых сильных картин об истории русской эмиграции разных волн. Но мы по-прежнему остаемся просветительским тематическим форумом. Знаете, у русских офицеров в эмиграции был такой девиз: "Духа не угашать!" Я все время его вспоминаю, когда мне начинает казаться, что зрители не проявляют должного внимания к нашему форуму, что мы выдыхаемся. Но когда я слышу, как проходящие мимо Дома русского зарубежья люди, читая вывеску, задаются вопросом "а что здесь находится?" и предполагают, что тут, наверное, визами занимаются, я говорю себе: "Духа не угашать!" Наша работа еще нужна.



- В одном из своих интервью вы сказали: "Кредо настоящего художника - полностью отдаваться своему делу, только так и можно - это честный подход". Такая позиция предполагает, что автор делает очень личное кино. Тогда можно сказать, что это в большой степени его субъективный взгляд на то или иное событие?
- Наверное, любой человек в какой-то степени субъективен. Но если ты всецело погружен в свое дело, это совсем не означает, что ты лишен объективности. Я пытаюсь говорить правду. Я не фантазирую, например, на тему войны. Да и вообще на темы русской истории. Другое дело, что объективность картины зависит не только от того, что ты говоришь правду, а еще и от того, как именно ты рассказал историю. Ведь очень важно, поверили ли тебе в конце концов зрители.

- Но ведь есть такое частое явление в док. кино, как преднамеренное искажение информации, подтасовка фактов, выборочность - одно смакуется, а другое замалчивается. По сути, это уже нельзя называть док. фильмом, но не существует практики определения правдивости в этом виде кинематографа. Почему, как вы думаете?
- Практики определения правдивости пока не существует. И слава богу! Потому что такая практика - это фактически цензура. А цензура - это всегда определенная идеология. В условиях работы, продиктованных идеологией, правда искажается куда круче.

- Но возможна ли сейчас в принципе ответственность автора за результат своей работы, за влияние, оказанное его произведением на публику? Или это тоже - личное дело каждого, его выбор, вопрос его порядочности или непорядочности?
- Ответственность возможна, ответственность необходима. Да, это вопрос порядочности. В особенности если речь идет об историческом материале. Конечно, разные авторы могут по-разному трактовать исторический материал, но в любом случае главное - не выдумывать ничего, не пускаться в фантазии. Нужно стараться быть максимально объективным. И, уж конечно, не осуждать. Это очень важно: не судить своих героев, кем бы они ни были в земной жизни.
Арина Абросимова
05. 01. 2022. журнал "Русский мир"

https://rusmir.media/2022/01/05/zaizev
Прикрепления: 6878947.png(71.6 Kb) · 0588767.png(156.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 12 Июл 2022, 16:20 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6563
Статус: Offline
ВЛАДИМИР ЛЕГОЙДА: «НАМ ВСЕ РАВНО ЖИТЬ РЯДОМ...»
Как отражаются на Церкви и обществе украинский кризис и конфликт с Западом

Помнит ли мир заповеди Христовы или забывшее Бога человечество всё быстрее катится в пропасть Апокалипсиса? Может ли Церковь вмешиваться в политику? Эти и многие другие вопросы стали темой беседы с церковным и общественным деятелем, журналистом, культурологом, политологом и религиоведом, гл. редактором журнала «Фома», профессором МГИМО, председателем Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата В.Легойдой.



- Владимир Романович, вы ведь не из религиозной семьи? Что привело вас к вере?
- Родился я в Казахстане, в Кустанае, в обычной советской семье. Как пришёл к вере? Началось всё с русской литературы – Достоевский, Толстой, Лесков. В конце 80-х – начале 90-х заболел русской религиозной философией, когда журнал «Вопросы философии» стал публиковать труды «запрещённых» философов. Для меня это в первую очередь Франк с его «Крушением кумиров» и «Смыслом жизни». А знакомство с практическим православием произошло в США, где я учился по обмену в 1993–1994 гг. Но что там, за границей, есть русского? А вот – храм. Так и я пришёл в Церковь.

- Возможно, были и люди, особенно повлиявшие на вас?
- В моей жизни есть 3 человека, которых я называю своими главными учителями. Мой первый Учитель - В.Н. Дьяков, он из Кустаная. Второй мой Учитель - Ю.П. Вяземский, автор и ведущий программы «Умницы и умники», зав. кафедрой в МГИМО, мой научный руководитель. Я «мучил» Юрия Павловича с 1-о курса, потом мы подружились и дружим до сих пор. В общем, это уже семья. Очень многим я обязан и покойному ныне отцу Герману (Подмошенскому). Его отца расстреляли, мама вынуждена была уехать, и он оказался сначала в Европе, потом в Америке. Отец Герман вместе с иеромонахом американцем Серафимом (Роузом) основали в Калифорнии знаменитый сегодня монастырь в Платине.

- Вы наверняка знаете выражение, приписываемое то Лао Цзы, то Конфуцию: «Не дай Бог жить в эпоху перемен». Господь так наказывает неразумных homo sapiens?
- Я в таких случаях отвечаю - здесь у меня недодумано. Как говорил в моей программе «Парсуна» замечательный историк-антиковед И.Е. Суриков, законы истории, может быть, и есть, но мы их точно не знаем. А вот закономерности, пожалуй, существуют, и мы способны их определить. Но не думаю, что мы можем проникнуть в Промысел Господний. Мы знаем, что в христианской эсхатологической перспективе всё заканчивается Страшным судом, а не победой добра на земле. Наверно, любое время для человека – это время испытаний, которые нас как-то проявляют. Вот ведь и пандемия многим казалась страшным испытанием. А сейчас я тоскую по первым «самоизоляционным» месяцам, ведь в эти месяцы вынужденного затворничества было многое прочитано и продумано.

- Но для чего-то же нам посылаются испытания?
- Один московский священник, недавно побывавший в Мариуполе, сказал, что при всём трагизме ситуации «там всё настоящее». Но почему Господь ставит нас в такие условия? Вот умнейший А.С. Ходаковский считает, что испытания посылаются, чтобы вырвать нас из комфортного состояния. Я возразил: но ведь были же люди, которые жили в комфортной среде, и жили честно, ходили в церковь, жертвовали на благотворительность, – их-то зачем вырывать из комфортного состояния? Ходаковский ответил: а может, их существование не было для них комфортным?

- Говорят, Бог никогда не даёт креста не по силам…
- Мне очень нравится притча о человеке, который жаловался, что у него очень тяжёлый, непосильный крест. Господь сказал ему: выбери себе крест сам. Человек выбрал самый маленький крестик. И Господь сказал: так это твой и есть. Но, как заметил один священник, крест – это всегда не по силам. Это ведь не случайный образ – Христос, падающий под тяжестью креста. По-моему, главное – достойно встретить испытания и перемены.

- Сегодня внимание мира обращено к происходящему на Украине. Что случилось с этой страной и её народом за последние 8 лет?
- То, что там происходило и происходит, – это трагедия. Когда идут боевые действия и гибнут люди, это всегда страшно. На Украине очень сильно переплелись желания политиков разыграть религиозную карту и личные амбиции Филарета Денисенко, обиженного за то, что его не избрали Патриархом Московским, и создавшего Киевский патриархат. Украинская власть попыталась привнести земную человеческую логику в религиозную жизнь и привести церковные границы в соответствие с границами государственными. Да, Церковь всегда уважала гос. границы, но РПЦ – это не Церковь РФ, мы присутствуем в 16-ти странах. Зачем же ломать то, что духовно едино?

- Вам ведь часто приходилось бывать на Украине с Патриархом Кириллом во время его визитов в эту страну? Как принимали там Святейшего?
- Патриарх ездил на Украину ежегодно, даже по нескольку раз в год, начиная с 2009 и до 2014 г. И тогда уже было понятно, что наши «партнёры» работали там по полной программе. А вот мы, как оказалось, слишком уповали на то, что «мы же братья». Я не разделяю позиции «они плохие, а мы хорошие» именно потому, что мы в полной мере несём ответственность за случившееся с Украиной. На днях один наш депутат вернулся из Донбасса и привёз школьные учебники. Читаешь их – волосы дыбом встают. А ведь так годами учили детей. Но я тяжело воспринимаю, когда, критикуя другую сторону, мы делаем то же самое. Иногда приходится видеть, как люди в патриотическом порыве просто дышат ненавистью. Как можно в здравом уме предлагать использовать на Украине тактическое ядерное оружие и всерьёз призывать «шарахнуть»?

- Противоречия с Западом – это экзистенциальные и непреодолимые цивилизационные противоречия, о которых писали многие русские философы, например Данилевский? Или мы всё-таки перебарщиваем с «разностью»?
- Я с большим уважением отношусь к труду Данилевского «Россия и Европа», считаю его очень глубоким и важным. Отвечая на ваш вопрос, замечу, что у европейской или западной культуры есть 3 основания – Афины, Рим и Иерусалим. Афины – это философия, Рим – право, Иерусалим – христианство. Не я придумал эту схему, позволяющую сравнивать европейскую культуру с другими. Конечно, у европейской культуры нет никаких общих основ, например, с культурой китайской. У России же есть 2 из 3-х европейских оснований – философия и христианство. А вот с римским правом у нас как-то не вышло. Но два-то основания точно есть. И всё-таки мы действительно разные. Возьмите «Повесть временных лет». Она написана уже после церковного раскола 1054 г. Но когда автор описывает выбор веры, случившийся в X в., князь Владимир выбирает между Римом и Константинополем, а ведь Церковь в те времена была ещё едина. Значит, какие-то разломы существовали уже тогда. Но, наверное, эта «разность» связана не столько с древними различиями, сколько с сегодняшней потерей религиозной идентичности самой Европой. Несколько лет назад один мой знакомый бельгиец, убеждённый католик, говорил: «Даже у вас в стране нет восприятия России и её президента как последнего оплота традиционных христианских ценностей». И ведь многие консервативные христианские мыслители в Западной Европе именно так и смотрят на Россию. Думаю, дело здесь не только в нашей позиции, но и в потере Европой своей христианской идентичности. Вы же помните, как пытались внести в европейскую конституцию хоть какие-то упоминания о христианстве как основе европейской цивилизации и как всё это старательно вымарывалось. Правда, конституция Европейского союза так и не вступила в силу. Но, может быть, когда мы находимся внутри исторической ситуации, её невозможно оценить. Никто в 1991 г. не мог оценить последствий распада Союза. И только сейчас мы начинаем видеть масштабы этой катастрофы. Происходящее сегодня станет понятно лет через 10-15..

- Церковные иерархи тоже считают, что «мы упустили Украину»?
- Русская Церковь – один из главных мостов связи с Украиной, и у нас было церковное единство, заповеданное нам ещё в Евангелии. Никогда не забуду, как в 2009 г., во время первого визита вновь избранного Патриарха Кирилла на Украину, вдоль дороги в окрестностях Киева стояли какие-то люди с плакатами «Геть московского попа!». Ну дали им по 300 гривен, они и вышли «протестовать». Патриарх попросил остановить автомобиль и благословил этих людей. Они тут же побросали свои плакаты, молитвенно сложили руки и заголосили: «Ой, батюшка, ой, Святейший!..» Сегодня священники УПЦ живут с пистолетом у виска, и это не метафора. Но, несмотря ни на что, Церковь остаётся важной соединяющей силой, и эти глубинно-культурные связи сложнее всего разорвать. Нам всё равно и дальше жить рядом, и я не вижу других глубинных основ для возвращения к нормальным отношениям, кроме религиозных.

- Но есть факт разделённой Церкви. Как быть с этим после завершения российской операции на Украине?
– Когда наша Украинская церковь была все эти годы под постоянным давлением, мы неустанно повторяли, что любые вопросы религиозной жизни должны решаться не в политической, а в церковной канонической логике. К этому мы и призывали Константинополь, который нас не слушал. Как бы ни складывалась политическая обстановка, Церковь будет выступать за решение всех вопросов каноническим путём и против вмешательства власти в эту ситуацию. Нас обвиняют в «слиянии» и «сращивании» с государством, но наша Церковь свободна в своём самоопределении. Да, государство нам помогает, но государство не вмешивается во внутреннюю жизнь Церкви. А этого не было не то что в советские времена, этого вообще никогда не было – ни в Х в. при князе Владимире Красном Солнышке, ни при Иоанне Грозном, ни тем более при Петре I и далее

.- Возможно, Русская церковь учла свой опыт и поняла, что лучше не уподобляться некоему «министерству по религиозным делам»?
- Может, и так, хотя нас и пытаются упрекать в «сращивании с государством». Но при свободе, которую мы очень ценим, и при конструктивных отношениях с государством, которые мы называем соработничеством, – в России Церковь и государство не могут существовать друг без друга, как мне кажется.

- В своё время я имел счастье общаться с мудрейшим человеком, покойным ныне литовским владыкой Хризостомом, и он был уверен, что православные Литвы никогда не отойдут от Москвы. Но вот уже пошли разговоры о возможном обособлении Литовской церкви от Московской патриархии. Выходит – «или Московская патриархия, или ничего»?
- Скажем, если вернуться к Украине, то одним из наших основных аргументов в диалоге с Константинополем было, что сама каноническая Украинская церковь не ставила вопроса об автокефалии. Кстати, не звучало слово «автокефалия» и на недавнем киевском Соборе 27 мая. Церковь должна сама ставить этот вопрос, и он будет рассматриваться согласно церковным правилам. Наивно выглядят попытки рассуждать в понятной бытовой логике – «раз у нас независимое государство, значит, в нём должно быть всё независимое – и экономика, и культура, и религия». Даже экономика в любом нормальном государстве не варится в собственном соку, а становится частью мировой экономики. А здесь мы говорим о глубинных, фундаментальных вещах. И если человек понимает, как устроена жизнь в Церкви, он никогда не станет требовать полного отделения. Статус Церкви не должна определять политическая конъюнктура. У политиков логика другая. Они рассматривают единство Церкви не как возможность, а как угрозу! И в этом их ошибка, потому что никакой угрозы для политического суверенитета той же Литвы единство Русской церкви не представляет.

- В начале мая Евросоюз предложил ввести санкции против Патриарха Кирилла. Как Святейший воспринял это?
- Патриарха санкциями не удивишь и не запугаешь, на него, можно сказать, с детства пытаются наложить санкции, да и семья его подвергалась серьёзнейшим испытаниям. Когда ему, ещё ребёнку, сказали: мы должны принять тебя в пионеры, он ответил: «Хорошо, но тогда я буду в галстуке ходить в церковь». И от него отстали. Если, будучи ребёнком, он проявил такую силу духа и веры – что ему санкции Евросоюза? При нашем частом общении я не видел у него какой-то реакции на этот счёт. Его волнует лишь то, как санкции отразятся на жизни наших зарубежных приходов и прихожан.

- События на Украине привели к огромному числу беженцев. Как помогает им РПЦ?– Когда в феврале епископ Пантелеимон, возглавляющий Синодальный отдел по благотворительности и социальному служению, встретился с беженцами первой волны, одна девочка сказала слова, которые обожгли мне сердце: «Мне нужны не куклы, а друзья». Думаю, роль Церкви и религиозных организаций – именно в этом. Вот на днях один наш священник встречался с человеком из Донбасса, во время обстрелов тот потерял троих детей. Кто может помочь таким людям, кроме Церкви?С февраля Церковь организует помощь беженцам, координирует эту работу Синодальный отдел по благотворительности. Беженцев разместили в 53 церковных учреждениях в России, Германии и на Украине. В Москве, на Николоямской, 49, открыт церковный штаб помощи беженцам, а во 2-м Кадашевском пер., 7, работает единый церковный центр по сбору гуманитарной помощи. В столице организованы курсы для добровольцев по уходу за ранеными, их проводит учебный центр больницы Святителя Алексия. В России Церковь собрала, закупила и передала 1800 т. гуманитарной помощи, на 28 июня поступило более 220 млн. руб., собранных во всех российских храмах и монастырях по благословению Святейшего Патриарха Кирилла.

- Мы видим, к чему привело Запад размывание традиционных духовных и семейных ценностей. Надо ли бороться за эти ценности или уповать на некий инстинкт общественного самосохранения?
- Если государство не будет ставить флажки, за них очень быстро зайдут, и это очень опасно. А любая культура – это флажки, и культура определяется тем, где эти флажки стоят, а если их нет, то и культура распадается. Церковь – среда, в которой всем этим гадостям очень сложно расти и развиваться, потому что эта среда культивирует другое.

- Наверное, надо начинать разговаривать об этом, что называется, с младых ногтей? Насколько я знаю, сейчас Церковь активно работает и с детьми, в школах?
- По большому счёту народ и страну объединяют религия и образование. Сегодня произошла фундаментальная смена фоновых знаний. Когда в феврале в Сети ходили цитаты С.Бодрова-мл., оказалось, что и его мои студенты не знают! Я как-то попросил одного абитуриента назвать пять великих романов Достоевского. Он всё никак не мог добраться до «Братьев Карамазовых», и я ему подсказал – первое слово «братья». Он обрадовался: «А, знаю, «Братья Стругацкие»!» Он был уверен, что это – название романа Достоевского! А есть ещё и историческое невежество. Даю своим студентам цитату из Франка и говорю: смотрите, написано в 1917 г., а как будто вчера. Они отвечают: мы вам про жизнь, а вы нам – про книжки! Для них далёкая и малопонятная история – уже не только 1917 г., но и 1996-й. Раз их не было в том времени, значит, его и не существовало. Но это же катастрофа, когда у людей распалось чувство истории! Мудрый Ю.М. Лотман не случайно говорил, что «культура – это память». Но тогда беспамятство – антикультура.

Разукрупнение епархий и другие церковные реформы Патриарха Кирилла вызывают неоднозначную реакцию в обществе. Его можно считать Патриархом-реформатором?
- Патриарх – традиционалист, и изменения в церковной жизни – не изменения ради изменений, направленные против традиционного уклада. Ведь что такое разукрупнение епархий? Возьмите какую-нибудь большую область, в которой, к примеру, 300 церковных приходов. С точки зрения отношений с государством – очень удобно: есть губернатор и есть епископ. А мы создали на территории области 3 епархии. И здесь уже не один, а 3 епископа. Почему? Да потому что один епископ за 5 лет просто физически не объедет 300 приходов, а значит, не знает, как они живут. Губернатору это, конечно, неудобно, раньше-то был один епископ, а нынче – целых 3. Да, мы не стали подстраиваться под государство, мы действуем в своей логике. Но это не нечто совершенно новое, это скорее возвращение к традициям, когда прихожане и священники имели доступ к епископу. А взять то же проповедование Слова Божьего в школах, больницах, в армии – ведь важно, чтобы пастырь был рядом с человеком, находящимся в экстремальной ситуации,

- Как Церковь относится к ны­нешним кризисам? Мир сошёл с ума и катится в пропасть? Или человечество переживёт напасти и всё будет хорошо?
- Кто, по-вашему, христианин, понимающий, что всё идёт к концу света, – оптимист или пессимист? Я бы сказал, что христианин – реалист. Патриарх не раз говорил о том, что конец света наступит, когда человеческое общество перестанет быть жизнеспособным, когда оно исчерпает ресурс к тому, чтобы существовать. А произойдёт это, по мысли Предстоятеля, если наступит тотальное господство зла, потому что зло нежизнеспособно. И он говорит об этом не как абстрактный мыслитель или сторонний наблюдатель, а как представитель Церкви, задача которой – максимально противиться злу. А вот гадания о дате конца света – дело не христианское.

- Говорят, любимый ваш вопрос: что самое важное человек может сказать о себе в данный момент времени? Что самое важное вы хотели бы сказать о себе сейчас?
- Я бы сказал – пока не очень получается. Возможно, в каком-то смысле это самоприговор.Но для христианина неважно, что ты говоришь, а важно, как ты живёшь. И потому я, человек, почти тридцать лет пытающийся жить христианской жизнью, с сожалением и без всякой рисовки повторю: пока не очень получается.
Беседу вёл Григорий Саркисов
06.07. 2022. Литературная газета

https://lgz.ru/article....ryadom-
Прикрепления: 2131144.png(32.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 19 Июл 2022, 12:30 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 6563
Статус: Offline
САМОГО СТРАШНОГО ПОКА НЕ СЛУЧИЛОСЬ


Один из самых значительных русских богословов профессор Московской Духовной Академии А.И. Осипов широко известен по своим книгам, лекциям, выступлениям на телевидении, радио и в интернете. Он умеет ярко говорить о вечном и современном, объяснять текущие ситуации с библейских высот. 

- Может быть, Алексей Ильич, поможете нам разобраться с происходящим в последние годы в мире, ведь похоже, такого еще не бывало. Весь западный мир выступает против России. И речь не только о политике, экономике, военных конфликтах, но и о разном отношении к морали, традициям, семье. Есть ли религиозное измерение этого грандиозного противостояния?
- Дело в том, что изначала, с сотворения человека происходит противостояние добра и зла. С чего оно началось? С того, что люди захотели быть как боги. Так вот на Западе, эта идея человекобожества, несмотря на период успеха христианской проповеди, стала господствующей с развитием в церковной области утверждения власти папы над всеми христианскими церквам, а в политической сфере – преобладания языческих начал в практической жизни. То и другое явилось фактическим развитием первого греха. Эпоха Возрождения, а затем протестантизм окончательно оторвали человека от искания Неба и основной заповедью верующего провозгласили прямо противоположное Евангелию: «Ищите, прежде всего, что есть, что пить и во что одеться, а Царство Божие приложится вам». Так западное христианство, а за ним и всё общество стали глубоко материалистическими по своему духу и цели жизни. Это реальность и нашего времени. Другое произошло с Россией, принявшей православное христианство. В русском народе, несмотря ни на какие внешние и внутренние события, сохранялся и еще в какой-то степени сохраняется дух христианства. Еще много людей, которые способны думать о смысле жизни, о вере своих отцов, о христианских началах жизни и оторвать взор от земли. Это является основной причиной противостояния Запада и России. Это свидетельствует и о том, что в России еще сохраняется Христос.

- Не изменилась ли расстановка сил в этом противостоянии? Ведь еще совсем недавно, в прошлом веке, все было вроде бы наоборот: там, на Западе - верующий мир, а у нас атеистический?
- Это глубокая ошибка: ничего подобного. Так называемая христианская Европа еще у Достоевского получила точную оценку: уже давно в Европе христианства нет, осталось одно кладбище. «Католичество провозгласило антихриста и тем погубило весь западный мир».- утверждал Федор Михайлович. Об этом же писали многие наши святые подвижники, которые с удивительным единодушием утверждали об отпадении католицизма от Истины. Так, прп. Паисий Величковский писал, что латинство откололось от Церкви и «пало… в бездну ересей и заблуждений… и лежит в них без всякой надежды восстания». Св. Иоанн Кронштадтский: «Причина всех фальшей римско-католической церкви есть гордость и признание папы действительной главой Церкви, да ещё – непогрешимой». Свт. Игнатий (Брянчанинов) называет католицизм «еретической церковью». В России верующие ещё понимают и чувствуют свое глубокое духовное несовершенство, видят, что они вовсе не то, кем должны быть по Евангелию. И это является великим стимулом к исканию духовного исцеления, спасения, исканию Христа Спасителя. А на Западе всё наоборот: сам я хорош, но у меня мало прав, не хватает денег, мало возможностей реализовать себя и т. п. А как только всё это будет, большего ничего мне не нужно, смысл жизни достигнут. Как точно писал еще в XIX в. И.В. Киреевский: русский человек видит свои грехи, свои преступления и кается в них, западный же всегда доволен собою и упивается своим достоинством.

- Не с этим ли связано, что в каких-то ситуациях, вот как сейчас на Украине, мы иногда с теми же мусульманами становимся ближе? Может, потому, что, не изменяя своей вере, мы в этом становимся с ними союзниками, поскольку и они верны своим духовным устоям?
- Я тоже так думаю. Мусульманство по верности своей религии оказывается нам ближе, чем те же, например, католицизм или протестантизм, которые, к сожалению, религию духа превратили в религиозный материализм. Я говорю католицизм, протестантизм, но ни в коем случае не подразумеваю здесь людей, верующих католиков и протестантов. Говорю о практической направленности учений их церквей, о выражении в реальной жизни, но никак не о людях. Это важно различать. Вот посмотрите, как высока у мусульман планка относительно образа жизни и поведения женщины. Я не раз бывал в Иране и там никогда не видел ни на экранах, ни в рекламе или в журналах и газетах обнаженных тел. Бережётся достоинство человека и прежде всего женщин. И это очень бросается в глаза по сравнению с отвратительной западной «свободой», низводящей человека до животного уровня. А посмотрите у нас Первый канал – даже говорить не хочется. Да, мусульманство во многом сейчас к нам ближе прочих религий. Возьмите, например, иудаизм, для него Христос – лжемессия. А у мусульман – Он почитаемый пророк, второй после Мухаммеда. Или посмотрите до чего договорился Ватикан. Оказывается, мы с иудеями верим в одного Бога и потому миссионерство среди евреев фактически запрещено нынешним папой. То есть получается Ватикан согласен с иудеями, что Христос не Бог Спаситель, а лжемессия? Так Ватикан стал на путь прямого антихристианства. И вся Европа в духовном отношении живет фактически этим же. И Украина сейчас находится под ураганной пропагандой западного образа жизни и отношения к христианству. А дух творит себе формы.

- А как объяснить, что все чаще наблюдаются всплески язычества, что стало очевидно, например, когда из подвалов в Мариуполе выходили бойцы с характерными татуировками? И зверства их очень близки языческим ритуалам. Откуда все это?
- Вы знаете, что хищники начинают активнее размножаться, когда всё больше появляется больных животных. Так же и все эти аномалии религиозного характера возникают как результат заболевания церкви. Посмотрите, сколько сейчас лжецерковных образований появилось в Украине. Всё это результат обмирщения христианского сознания и жизни. Это заболевание состоит в том, что христианство, которое призывает к жизни по заповедям Христовым,  подменяется исполнением внешней церковной формы, обряда. А это как раз и есть сползание к язычеству. Мне звонит один хороший знакомый: помогите мне, пожалуйста, никак не могу убедить своего друга креститься. Я ему: вы что говорите? Я думал, вы скажете: ничего не могу сделать, чтобы он стал верующим, а вы: не хочет креститься. Христос говорит: кто будет веровать и креститься, спасен будет. А вы что? Вот яркий сигнал, в каком состоянии находится сейчас православное сознание подавляющего числа крещеных.Об этом еще в XIX в. писал Игнатий Брянчанинов: «У нас есть хорошая внешность: мы сохранили все обряды и символ первобытной Церкви; но все это мертвое тело, в нем мало жизни». Ему вторит Феофан Затворник: «И часы хорошие идут исправно; но кто скажет, что в них есть жизнь»? А Иоанн Кронштадтский восклицал: «Молись Богу кровавыми слезами о общем безверии и развращении России!». Вот о чем плакали святые люди. О том, что жизнь по вере подменяем исполнением церковной формы. Отсюда и появляется язычество.

- События на Украине вообще вызывают у многих вопросы с точки зрения веры. С одной стороны - не убий, подставь другую щеку, с другой - положи душу свою. С одной – «нет ни эллина, ни иудея», с другой - молитвы за воинство своей страны. Как это совместить?
- Кто-то убивает по злобе, по ненависти и это тяжкий грех. Но другие убивают, защищая других от насилия и смерти, и это добро. Само по себе лишение жизни еще ни о чем не говорит. Главное в причине такого поступка. Сколько в Православной Церкви святых воинов, таких как Г.Победоносец, Д.Солунский, А.Невский и др. Разве кто-нибудь из них был осужден Церковью за то, что они на войне убивали противников?! Осуждается злоба, неправедный гнев. Праведно же гневался и Сам Христос. Что же касается молитв за своих воинов, тут надо вспомнить слова апостола Павла: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного».

- Но ведь когда цитируют слова про эллина и иудея, уже видят в этом какой-то космополитизм?
- Ничего подобного. Вот перед нами семья, дети, друзья, соседи и дальше-дальше. О ком прежде всего обязан человек заботиться? О своей семье или обо всех по кругу? Так вот прежде всего надо заботиться о тех, с кем мы живем, кто нам поручен. Поручена семья? Вот исполни свой долг. Если сможете при этом помочь и другим – помогите и им. Всем же помочь человек не может. Напал агрессор на твой народ – защити его, ибо в этом заключается правда и любовь. Как Христос ответил женщине, просящей за дочь: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Кажется, это звучит грубо. Но тут указана истина: прежде должно заботиться о том, кто нам поручен, за кого мы ответственны перед совестью и Богом. А о всех мы заботиться не можем. В отношении же эллина и иудея речь идет о том, что христиане ко всем должны относиться с добром, независимо от их национальности, веры, социального положения - никому не делать и не желать зла. Но если видим, что на наш народ, наших близких и беззащитных идет агрессор, убийца, то нужно всячески бороться с противником, кем бы он ни был. Толстой, например, извратил Евангелие, призвав не противиться злу. Мы должны обязательно противиться злу. Иначе во что превратится жизнь? Потому всегда в особом почете находились воины (а не артисты), ибо они первыми отдавали свои жизни, защищая других, исполняя заповедь Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». А как можно душу, то есть жизнь, положить? Подставить грудь и все? Нет, нужно поразить тех, кто несет зло, кто хочет убить, и это все ты должен сделать, хотя бы ценой своей жизни - защитить, поражая, убивая носителей смерти твоих ближних, твоей Родины.

- Но вот что сейчас происходит - друг против друга воюют православные, родные по вере и крови. Разве возможно такое? И как к этому относиться?
- Нового тут ничего нет. Только началось человечество, и уже Каин убивает Авеля, своего родного брата. Но я вот о чем хочу сказать. Помните из гоголевского «Тараса Бульба»: «Я тебя породил, я тебя и убью», - сказал он своему родному сыну и застрелил его за предательство своего народа. Что же совершил Тарас Бульба? Преступление? Нет, тяжелейший подвиг духа. Можно быть кровными родными и ненавидеть друг друга. А можно быть совершенно чужими людьми, но иметь единый дух, одну душу, иметь действительную любовь между собой. И когда вопрос сводят к тому – единокровные мы, единоверные или нет, это просто примитив и полное непонимание того, что единство возможно только в единстве духа, то есть в единомыслии, единстве желаний, взаимной любви, а не тела и крови! В чем суть украинского конфликта, каковы его причины? Теперь есть полные доказательства, документы, которые показывают, что 8 лет Донецк и Луганск не только подвергались непрерывным нападениям, артобстрелам, но, оказывается, уже была подготовлена и окончательная жестокая расправа над всем населением и, прежде всего, русским. Ведь ДЛНР постоянно пытались найти решение на почве переговоров. И даже Минские соглашения заключили при международных посредниках. И что же это дало? Вот только что Порошенко заявил, что они и не думали выполнять их. Сейчас стало совершенно ясно, что Россия воюет не с Украиной, а с Западом, с Америкой и их ставленниками. Своей небывалой по силе пропагандой они искусственно разжигают неприязнь украинцев к русским. Это страшное нравственное зло, за которое они ответят перед Богом и, уверен, перед всеми людьми. Вы только подумайте, какую любят они Украину, когда призывают бороться «до последнего украинца»! Это же открытая издёвка, сатанизм. Ненавидят они Украину так же, как и Россию, чтобы уничтожить обе. Вот где корень этой войны!

- Много вопросов и про недавний Собор в Киеве. Что же там произошло?
- К счастью, пока не произошло самого страшного – раскола, которого так жаждут Байдены, Варфоломеи, Порошенко, Зеленские. Никаких слов о разрыве отношений между Украинской и Русской Церковью не было. На соборе в Киеве не прозвучало слово «автокефалия», которое бы произвело взрыв и целый шквал тяжелых для Православия проблем. Собор подтвердил самостоятельность Украинской церкви, которая была дана еще в 1990 г Патриархом Алексием II, но ввел и какие-то новые пункты в свой устав, говорящие о своей окончательной самостоятельности. Фактически произошло провозглашение автокефалии, но без употребления этого опасного слова. И э́то в данной ситуации пока является удерживающим, спасительным от разрыва, раскола с Русской Церковью. Но провозглашена полная самостоятельность, что можно понять как вынужденный шаг, вызванный сильнейшим политическим давлением со стороны гос. власти.  Думаю, что это какой-то выход на данный весьма краткосрочный момент, но не на перспективу. Поскольку такое решение требует согласования с Патриархом и Синодом РПЦ.

- Это владыка Онуфрий так мудр?
- Я его знаю, помню хорошо. Он же учился у меня. Всегда вызывал самые положительные чувства. У него в душе ощущалось смирение, без каких-либо показух. А в истинном смирении присутствует и мудрость.

- Вы уже ссылались на Достоевского. Его имя часто звучит и в ходе атак на нашу страну и культуру. Говорят, что именно в нем истоки того, что опасно для Запада. Почему его ненавидят наши противники?
- С моей точки зрения, ни один из русских нецерковных писателей не раскрыл с такой силой и очевидностью, что такое настоящее христианство, настоящая любовь, настоящее покаяние, как Достоевский. Он глубокий, потрясающий православный психолог – в отличие от современных западных материалистов, которых и у нас достаточно. У него дух Христов. Запад заражен духом антихриста. Потому и ненавидит Достоевского, обливает его грязью. Но пока у нас жив Достоевский – ничего Запад не сможет сделать с Россией.
Валерий Коновалов
29.06. 2022. газета "Крестовский мост"

https://www.krest-most.ru/glavnay....uchilos
Прикрепления: 9007559.png(45.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 25 Авг 2022, 21:51 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 6563
Статус: Offline
БЫТЬ РУССКИМ - ЭТО СЛУЖЕНИЕ
Народ, у которого нет идеи, ради которой стоит жить, становится легким на вес. Его будет сносить, как пыль. Его вытеснит другой народ, крепкий своими идеалами и целями. Что изменилось в жизни нашей страны после Победы в Великой Отечественной войне?
Беседа с гл. редактором интернет-сайта «Русская народная линия» А.Д. Степановым.



- Анатолий Дмитриевич, в чем, на ваш взгляд, были отличия Гражданской войны 1918–1922 гг. и Великой Отечественной?
- В 1917 г., предав и свергнув Николая II, русский народ утратил ориентиры и разделился. Это разделение и раскол переросли во вражду, ожесточение выросло неимоверно, и началась братоубийственная война. Лучшие представители нашего народа начали воевать между собой. Столкнулись две правды: «белая» и «красная». Классический пример – В.Чапаев и В.Каппель. Оба Георгиевские кавалеры, совсем недавно сидели в одних окопах, сражаясь с внешним врагом. А потом оказались по разные стороны баррикад, умело воюя друг против друга. И оба погибли за свою правду, за други своя, как они это понимали. И вот это нам сегодня надо каким-то образом вместить. Мы не должны, отвергнув «правду красную», принять «правду белую» и переписать историю с диаметрально противоположными смыслами. Сейчас среди православных немало тех, кто политически симпатизирует белым, порой выдавая их за монархистов. На самом деле никто из белых вождей не поднял монархическое знамя, они ориентировались на созыв Учредительного собрания. Идеология белого движения – это идеология партии кадетов, то есть либеральной буржуазии. Не в последнюю очередь поэтому их не принял народ. Но красные – это террор и репрессии, в том числе против православного духовенства. Красные – это кровавые расправы с «классово чуждыми», это уничтожение памятников культуры. 

В советское время белых обвиняли в том, что это они привели в страну интервентов, грабивших наше отечество. Это правда. Но не вся правда. Поскольку на стороне красных воевало немало наемников-иностранцев, безжалостно уничтожавших все русское. Нам надо принять нашу историю, какой она была. Надо понять, что эти две правды – красная и белая – это правды русского разделения, а нам нужна новая русская правда, примиряющая враждующее, объединяющая разделенное. А вот Великая Отечественная война – это уже другая война. Это «братья и сестры». Это «пусть вдохновляет вас подвиг Суворова и Кутузова, Александра Невского и Дмитрия Донского, Ушакова и Нахимова». Это война за Отечество. Хотя, конечно, были и те, кто считал эту войну продолжением гражданской, кто не из корысти и трусости, а сознательно сотрудничал с нацистами. Но это уже были отщепенцы русского народа, народ их не поддержал, поскольку понимал, что за ними не было правды.

– В послереволюционной разрухе наш народ утратил колоссальное количество выдающихся представителей русской культуры, была внедрена чуждая, антихристианская идеология равенства и братства, на десятилетия водворилась политика классовой вражды, ущемлялась роль титульной, государствообразующей нации. Что изменилось после Победы в ВОВ?
– Прежде всего нужно отметить, что ВОВ была не только народной и отечественной. Это была, по сути, война за правду Божию, это была война против сил мирового зла, против самого воплощения смерти. Именно поэтому в первый день войны, а это был, как известно, воскресный день и День Всех Русских Святых, митрополит Сергий (Страгородский) призвал русский народ встать на защиту Родины. Еще до заявлений Молотова и Сталина глава Русской Церкви расставил все на свои места. И мы видим, что Сам Господь помогал Красной армии одолеть врага.


Военная техника, брошенная немецкими войсками после поражения в битве под Москвой

И мороз ударил в 1941 г. в ноябре, так что не могли завестись моторы немецких танков, мощными колоннами рвавшихся к Москве, а лед на Ладожском озере встал, что позволило начать снабжать продовольствием осажденный Ленинград. И решающая битва Великой Отечественной – Прохоровское танковое сражение – произошла в 1943 г. в великий христианский праздник – День первоверховных апостолов Петра и Павла. А 6 мая, когда победоносная русская армия взяла Берлин, Церковь праздновала Воскресение Христово. Победа жизни над смертью («смерть, где твое жало?») и одновременно Победа над зримым воплощением смерти – фашизмом – совпали. Это ли не чудо?!

После Победы многое изменилось. Получила свободу Церковь. Более того, в 1948 г., когда исполнялось 500 лет автокефалии РПЦ, была предпринята попытка созвать в Москве Всеправославный собор. Москва должна была стать не только политическим центром мира, но и центром мирового Православия, Третьим Римом. Увы, усилиями властей США и уже тогда находившегося под их контролем Константинопольского Патриарха этот проект реализовать не удалось. Однако Московское православное совещание 1948 г. приняло важный документ, осуждавший ересь экуменизма и притязания на мировое главенство Ватикана. Конечно, после смерти Сталина к власти пришли идейные наследники безбожников-большевиков, и наступила новая волна гонений на Церковь, но все-таки наступила новая эпоха.

- Какой сегодня должна быть государственная идея?
- Русская гос. идея на века сформулирована графом С.С. Уваровым в чеканной триаде «Православие – Самодержавие – Народность». И иной она быть не может. Ведь в этой формуле выражено единство духа, формы и тела нашей уникальной цивилизации. Дух народа сформирован Православием, из которого наш народ воспринял всем сердцем идеи духовной нищеты, жертвенности и милосердия, которые исповедовал своей жизнью. Неслучайно наши великие писатели именовали русский народ богоносцем.  Самодержавие с его сильной авторитарной властью, патернализмом, заботой Царя о своих подданных – органичная для нашего народа форма правления. Неслучайно и после падения подлинного самодержавия в феврале 1917 г. постоянно воспроизводится та или иная форма квазимонархического правления, народ стремится увидеть в правителе монарха. Ну а русская народность является закваской этой триады. Русский народ, наделенный от Бога редкими душевно-психологическими качествами – отзывчивостью к чужой беде, миротворчеством, повышенным чувством справедливости и др., – сумел собрать вокруг себя множество народов Евразии. Русская колонизация в отличие от европейской колонизации Америки не привела к уничтожению малых народов, напротив – уклад их жизни, язык и традиции сохранялись как в дореволюционное, так и в советское время. Поэтому инородцы считали себя русскими: грузинского, татарского, якутского, башкирского происхождения. Поэтому первая базовая идеологема гос. идеологии: «Православие – Самодержавие – Народность». Вторая идеологема – «Москва – Третий Рим». Эта идея позволяет понять предназначение России. Именно об этом говорил в своих посланиях автор второй чеканной русской формулы старец Псковского Спасо-Елиазаровского монастыря Филофей: «Два Рима пали, а Третий (Москва) стоит, а Четвертому не бывать».

Эта идея ставит судьбу России в эсхатологическую перспективу. Она отсылает нас к словам апостола Павла из послания к Солунянам о тайне Удерживающего: «Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь» (2 Сол. 2:7). Из идеи Третьего Рима вытекает много иных смыслов. Например, что Россия не может не быть великой мировой державой, к этому ее понуждает служение Третьего Рима. Как в свое время заметил философ А.С. Панарин, быть Третьим Римом значит быть мощной империей, только так можно исполнить призвание. Быть Третьим Римом значит противостоять мировой революции. Еще Ф.И. Тютчев заметил: «В мире есть только две силы – Россия и Революция». 100 лет назад Россия попыталась сама стать революцией, но хватило ненадолго. Вскоре пришел контрреволюционер Сталин и под стенания всех революционеров превратил Россию в нечто невообразимое – в красную империю. Писатель В.Г. Распутин как-то заметил, что «Россия перемолола коммунизм». Это воистину так. Удерживающая природа России остается неизменной. И это не может быть предметом нашей какой-то гордыни, как говорят наши недоброжелатели. Быть русским – это служение.
Беседу вела Ирина Ушакова
07.05. 2020. Православный портал "Покров"

https://pokrov.pro/byt-russkim-jeto-sluzhenie/
Прикрепления: 3540471.png(35.6 Kb) · 8165960.png(88.8 Kb)
 

Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: