[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
"НА БЛИЖНЕМ КЛАДБИЩЕ Я ЗНАЮ УГОЛОК..."
Валентина_КочероваДата: Вторник, 14 Мар 2023, 12:08 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6976
Статус: Offline
"НА БЛИЖНЕМ КЛАДБИЩЕ Я ЗНАЮ УГОЛОК..."


Волковское кладбище в Петербурге возникло как небольшой деревенский погост для захоронения бедняков. А затем последний приют здесь нашли многие видные писатели и лит. критики. И теперь здесь музей-некрополь "Литераторские мостки". Как же так вышло? Конечно, в идейном смысле все понятно: в смерти все равны, а уж русских художников, всегда сочувствующих угнетенным и слабым, и вовсе соседство с простым народом не должно смущать. Но погребениями все же ведают живые, и часто совсем не философски настроенные граждане. Неужто в дело вмешались высшие силы?

Кладбище при деревне Волково было устроено еще в 1756 г. на месте старого погоста при церкви Иоанна Предтечи в Ямской слободе. Хоронили здесь гор. нищету - как придется, без порядка, часто без должных обрядов, за погребениями не следили. Место было сырое, могилы затапливало разливавшейся речкой Волковкой. Слава у кладбища была дурная, попасть сюда никому не хотелось. А потом здесь похоронили А.Радищева. С него все и началось.

Автор знаменитого "Путешествия из Петербурга в Москву" родился в очень богатой и знатной семье, но привилегиями, данными ему при рождении, он распорядился весьма легкомысленно. Такова уж была его пламенная натура: чем шире открывались для него возможности к блестящей и беззаботной жизни, тем явственнее обнажались перед ним все несовершенства и несправедливости жизни. Во время учебы в Лейпциге он лишь заразился модными идеями европейских просветителей - о естественных правах, общественном договоре, полит. свободе. Из службы в Сенате он вынес лишь то, как ужасно российское правосудие, как трепетно оно по отношению к самым отъявленным мерзавцам, если они занимают высокое положение, и как безжалостно к задавленным и неимущим. Во что вылились эти впечатления Александра Николаевича известно: он написал свой легендарный труд, в котором с гневом обрушился на жестоких помещиков, глупых чиновников, призвал к отмене крепостного права и экономическим реформам. Это и для XIX в. было слишком дерзко, а уж в конце XVIII выглядело чистейшим сумасбродством. В общем, вернуться в Петербург из илимской ссылки и восстановиться в правах Радищев смог лишь при Павле I.

При Александре I ему даже доверили работу над конституционным проектом. Вот только писатель не понял, что особого усердия на этом поприще от него никто не ждал, и вновь пустился во все тяжкие: заговорил о свободе печати, отмене дворянских привилегий. Его окоротили. И Радищев то ли умышленно, то ли по неосторожности в приступе отчаяния выпил яд. Поползли разные слухи. Семья писателя не защитила: дети были еще недостаточно взрослые, с отцом философ еще раньше рассорился. В общем, Радищев странно жил и странно умер. И было решительно непонятно, как поступить с ним после смерти. Вот и похоронили философа от греха подальше на окраине столицы, где находили пристанище лишь безвестные бедняки. Подумали, видно, что место, неприбранное и топкое, поглотит и нехорошую славу, время поможет. Просчитались. Похороны писателя в сентябре 1802 г. открыли новую страницу в истории Волковского кладбища. На могилу Радищева стали приходить люди, с каждым годом все больше и больше - в основном представители зарождающейся русской интеллигенции. Они приносили цветы, произносили пылкие речи и в конце концов образовали здесь что-то вроде кружка.

Может быть, со временем народная тропа и заросла бы. Но в январе 1831 г. на Волковском кладбище похоронили поэта А. Дельвига - из-за плохого материального положения вдова литератора не могла похоронить его, как планировалось, в Александро-Невской лавре. А в 1848-м здесь появилась могила В.Белинского. И если Дельвига в 1934 г. все же перезахоронили на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры, то Белинский покоится на берегу Волковки до сих пор. Последний путь критика либерального толка оказался печальным. Попрощаться с неистовым Виссарионом пришли человек 20. Последние годы Белинский сильно болел, истратил на лечение последние деньги, влез в долги - хоронить семье его было не на что.  Друзей, желающих помочь, тоже не оказалось: больной классик под конец жизни успел разойтись со многими товарищами по лит. цеху.

"Это были литературные похороны, не почтенные, впрочем, ни одной литературной и ученой знаменитостью. Даже ни одна редакция журнала (за исключением редакции "Отечественных записок" и только что возникшего "Современника") не сочла необходимым отдать последний долг своему собрату, который честно всю жизнь отстаивал независимость слова и мысли, всю жизнь энергически боролся с невежеством и ложью. Из числа 20-ти, провожавших этот гроб, собственно литераторов было, может быть, не более 5-6 человек, - остальные принадлежали к людям простым, не пользовавшимся никакою известностью, но близким покойному". - вспоминал И. Панаев.

Но стоило ветру истории подуть в другую, вольную сторону, замаячили после смерти Николая I полит. и экономические реформы, и наследие Белинского вдруг пришлось ко двору. Через  лет после смерти критика его статьи стали издавать отдельными сборниками, о нем заговорили с одобрением некогда консервативные профессора, теплые воспоминания о нем начали публиковать даже в тех изданиях, где раньше его разносили в пух и прах. Потянулся народ и к его забытой могиле. Там появился памятный обелиск, цветы. А вскоре и новый сосед.


В ноябре 1861 г. рядом с Белинским похоронили другого известного критика - Н.Добролюбова. Похороны эти были уже куда более пышными и многолюдными, чем прощание с его предшественником. Еще бы! "Луч света" погас. Это сегодня школа нас этим "лучом" так просканировала вдоль и поперек, что глаз дергается, и хочется уже куда-нибудь отползти, хоть бы и в самый дальний угол какого-нибудь темного царства. А в ХIX в. критика Добролюбова была прорывом, вызовом и бунтом. Речь на его похоронах держал Чернышевский. По воспоминаниям, он рыдал, был вне себя.
"Какого человека мы потеряли, ведь это был талант. А в каких молодых летах он кончил свою деятельность, ведь ему было всего 26 лет, в это время другие только учиться начинают.. Добролюбов умер от того, что был слишком честен". - говорил автор "Что делать?".
Могилы Белинского и Добролюбова огородили одной оградкой, благоустроили территорию вокруг, сделали новый настил из досок - негоже ведь навещающим почивших классиков ходить по болотной грязи. Дорожку, ведущую к могилам критиков с Расстанной ул., назвали Литераторскими мостками. Место превратилось в своего рода продолжение салонов либерального, нигилистического направления.


В 1868 г. в непосредственной близости от погребения Белинского и Добролюбова появилась могила еще одного видного критика своего времени - Дм. Писарева. Дерзкого индивидуалиста похоронили не рядом с коллегами, а на другой стороне дорожки, прямо напротив могилы Добролюбова. При жизни критики спорили друг с другом - не поделили женщину: сражались за право считать свое представление о Катерине из "Грозы" самым истинным - то ли она революционерка, восставшая против угнетения, то ли она истеричка, не отдающая отчета своим действиям. Расположились в оппозиции и после смерти. Похороны Писарева тоже были многолюдными. Однако не очень понятно, кого было больше: поклонников его творчества или агентов Третьего отделения. Сотрудники полит. полиции оставили, кажется, не меньше воспоминаний о печальном событии, чем коллеги-литераторы. Один с неудовольствием отмечал, что гроб с критиком больше напоминал пирамиду из цветов, другой заметил, что похоронили мятежного критика рядом с могилой известного нигилиста Ножина, умершего во время следствия по делу о покушении Дм. Каракозова на императора Александра II.

Следующее громкое событие на Литераторских мостках случилось в 1883 г., когда скончался И.Тургенев. Умер писатель в Париже, прощание с ним началось еще во Франции. Проститься с русским классиком пришли Эдмонд Абу, Жюль Симон, Эмиль Золя, композитор Массне, хорошо известный в Петербурге актер Дьедонэ, с прощальной речью выступил известный историк религии Жозеф Ренан. А сколькие увидеть классика в последний раз так и не смогли! Ведь на Парижский вокзал, с которого гроб с телом Тургенева отправляли в Россию, можно было попасть только по пропускам.


В России прощания с писателем ждали так сильно, что это напугало власть. Полиция опасалась провокаций. Губернаторам и градоначальникам, по чьим территориям должен был пройти поезд с гробом писателя, предписали не допустить панихид на станциях. Друг Тургенева и редактор "Вестника Европы" М.Стасюлевич негодовал: "Как будто не тело великого русского писателя везу, а Соловья-разбойника!" Петербургский градоначальник П.Грессер и вовсе потребовал согласовать с ним все речи, из десятка вариантов он утвердил только три. Вместе с отдельными речами был забракован также один венок, окаймленный символически разорванной цепью. Его прислал князь Бебутов от Тифлисской гор. думы. Кроме того, в столице заранее подготовили целые отряды агентов для участия в процессии, а полиция оцепила Волковское кладбище.  Вопреки опасениям властей нарушить установленный порядок никто не рискнул. И это притом, что проводить Тургенева прибыли 176 делегаций от разных творческих обществ и земств, а сама процессия растянулась на несколько верст.

Юрист А.Кони увидел в этом силу и мудрость провожающих: "Прием гроба в Петербурге и следование его на Волково кладбище представляло необычное зрелище по своей красоте, величавому характеру и полнейшему и единодушному соблюдению порядка". А вот сестра Ленина, Анна Ульянова, объяснила это единодушие отчаянием и страхом: "Вся погребальная процессия была сжата тесным кольцом казаков. На всем лежал отпечаток угрюмости и подавленности. Ведь опускался в землю прах неодобряемого правительством "неблагонадежного" писателя. На кладбище пропускали немногих, и мы не попали в их число. Потом попавшие рассказывали, какое тяжелое настроение царило там, как наводнено было кладбище полицейскими, перед которыми должны были говорить немногие выступавшие".

К слову, о речах перед полицейскими. Известно, что Дм. Григорович выступить со своим заранее одобренным текстом так и не смог - расплакался. Свое прощание он завершил словами: "До скорого свидания, дорогой, незабвенный друг".


Да, Григоровича впоследствии похоронили там же - на Литераторских мостках. Но прежде последнее пристанище здесь нашли писатель-народник Ф.Решетников, несчастный Вс. Гаршин, язвительный Салтыков-Щедрин, затравленный реакционной критикой Семен Надсон.

  
А позже к собратьям по перу присоединились всем, казалось бы, чужой Н.Лесков, грустный и строгий Г.Успенский и др. Много-много других. Впрочем, хоронили здесь не только литераторов, но и ученых. В конце XIX в. в северной части Волковского кладбища появились могилы биолога, этнографа и путешественника Н.Миклухо-Маклая, историка Н.Костомарова. А в 1907 г. десятитысячная процессия проследовала по Расстанной ул., прощаясь с Дм. Менделеевым.


Менделеев похоронен рядом со своим сыном и матерью. Тут же захоронен и прах его дочери, жены А.Блока. Еще позже тут обрели покой известный во всем мире физиолог И.Павлов и прославленный физик А.Попов.


В начале XX в. Литераторские мостки перестали быть местом силы для революционно настроенной молодежи - политика ушла на улицы и фабрики. А кладбище стало тем, чем ему и пристало быть - островком покоя и печальной красоты, местом, куда можно прийти, вырвавшись из суеты настоящего, чтобы почтить память ушедших, подумать о прошлом и будущем, задуматься наконец о вечности и той силе, которая приводит в движение наш грешный мир.


Политическую значимость кладбищу постарались вернуть уже после революции. В 1935 г. здесь была похоронена А.Ульянова - рядом с матерью, сестрой и мужем. В том же году Литераторские мостки стали частью гос. музея городской скульптуры. Главными "экспонатами" были признаны, естественно, стелы с барельефами на месте погребения членов семьи Ленина. В 1951–1952 гг. стелы заменили на мемориальный комплекс, который посетители некрополя видят и сегодня. В центре скульптурной композиции - фигура матери, прижимающей к груди письмо - знак неразрывной связи с детьми, томящимися в тюрьмах и ссылках.
Прикрепления: 6220762.png (116.2 Kb) · 6649307.png (150.8 Kb) · 2689987.png (160.1 Kb) · 2724642.png (160.4 Kb) · 2119077.png (164.4 Kb) · 8505863.png (133.2 Kb) · 9321752.png (159.5 Kb) · 5334985.png (139.6 Kb) · 6339739.png (164.7 Kb) · 6417452.png (131.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 14 Мар 2023, 12:42 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6976
Статус: Offline
С открытием музея расширилась и "экспозиция". В конце 1930-х - начале 1940-х годов сюда были перенесены могилы известных деятелей искусства и науки с других кладбищ. Так, на Литераторские мостки "переехали" И.Гончаров, Н.Помяловский, А.Блок.

  
Причем могила Блока вообще раздвоилась. Перенести прах поэта на Литераторские мостки задумали в 1941 г. но война и блокада этому помешали. Через 3 года захоронение Блока и его родных на Смоленском кладбище являло совсем печальное зрелище, но оно все-таки сохранилось - кто-то за ним по мере сил ухаживал. Основатель музея-некрополя "Литераторские мостки" Н.Успенский вспоминал: "Во время блокады с захоронения исчез крест, развалилась от ветхости деревянная скамейка, провалился и самый холм, и ко дню переноса останков мы застали на могиле Блока почти ровное место с едва взрыхленным земляным холмиком, украшенным какой-то неведомой заботливой рукой длинными осенними ветками и опавшими листьями того же у подножия могилы растущего клена. Между листьями виднелась воткнутая в землю узкая железка с грубо написанной надписью "Блок".

Лишать поэта привычной могилы казалось неправильным, но эту часть Смоленского кладбища власти решили сровнять с землей. Из прежней могилы извлекли только череп Блока, который был положен на Волковском кладбище в чужую могилу - на месте семейного захоронения барона Швахгейма. Здесь Блоку установили скромный черный обелиск. Хоть тут учли его завещание - не делать ему пышных надгробий. Но вообще, конечно, все это было странным, идея переноса могилы представлялась бессмысленной, кощунственной, и потому многие люди продолжали приходить почтить память любимого поэта на Смоленское кладбище. В 1970-х здесь появился новый памятник. Теперь поклониться Блоку приходят на обе могилы.

Да, создание музея было непростым, но все же офиц. придание некрополю особого статуса стало благом. Любое кладбище нуждается в уходе и защите, а то, на котором покоится столь много выдающихся деятелей искусства и науки, - в особенности. А еще кладбище - вечное царство мертвых - должно жить. Широкая дорожка литераторов со временем разветвилась на много других. Свои "мостки" появились у музыкантов, актеров, артистов.


Петербуржцы приходят сюда положить цветы не только на могилы любимых писателей, но и на могилу композитора В.Соловьева-Седого, известного своими песнями военного времени. Памятником служит бронзовая лира, накрытая плащ-палаткой. Это послание нам, потомкам, убеждение, что искусство переживет любые исторические катастрофы.А композиция "Парящая Ника" несет в себе идею справедливости, неотвратимости победы добра. Изначально скульптура предназначалась для монумента "Защитникам Ленинграда" на Средней Рогатке, но сейчас является памятником своему создателю - скульптору М.Аникушину. И здесь, в тиши могил, Ника, скорее, символизирует вечную жизнь.
Приходят и к дирижеру Карлу Элиасбергу, под чьим управлением в августе 1942 г. в блокадном городе была исполнена Ленинградская симфония Дм. Шостаковича. На актерскую дорожку сворачивают посетители, чтобы навестить Е.Копеляна, В.Меркурьева, Е.Лебедева,

  
Юрия и Андрея Толубеевых. Здесь же похоронен основатель ТЮЗа А.Брянцев. В 2012 г. тут простились с Народным артистом РСФСР А.Равиковичем - Карлсоном и Санчо Пансой, Мармеладовым и Хоботовым. На Волковском кладбище представлены многие из искусств. Но еще здесь рождается новое. Речь, конечно, о скульптуре. На территории музея находится более 500 надгробных памятников, представляющих историческую и худ. ценность. Одним из символов некрополя является памятник балерине Алле Шелест, выступавшей на сцене гос. академического театра оперы и балета им. С.М. Кирова.


Мраморная скульптура была создана А.Дёмой по мотивам хореографического цикла миниатюр Л.Якобсона "Роден". По сути, в женской фигуре раскрывается образ античной музы. Мраморная богиня в окружении крестов и надгробий, конечно, печальна и безутешна, но так красива и молода, что невозможно не думать о вечном возрождении искусства.


А вот балерина Агриппина Ваганова запечатлена в камне как будто в один из тысячи моментов жизни: она сидит в минуту отдыха, задумчивая и сосредоточенная. Одета балерина в репетиционный костюм, в руках у нее ее собственная книга "Основы классического танца"... В центре некрополя сегодня стоит памятник "голосу блокады" - О.Берггольц. Ленинградская поэтесса была похоронена здесь в 1975 г., и долгое время надгробием ей служил лишь деревянный футляр в виде мольберта. Памятник, изображающий музу блокадного города, стоящую с блокнотом у окна, появился только в 2005 г.

Рассматривать скульптуры и стелы Волковского кладбища можно вечно: их много, каждая по-своему удивительна. В каждой - история жизни и смерти. Каждая говорит нам: искусство, культура, наука - это и есть жизнь. Это и есть путь в вечность. Ведь даже могилы утрачиваются, а память о людях остается.

  
В конце концов и могила "первопроходца" Литераторских мостков, А.Радищева, оказалась утерянной. О том, что писатель был здесь погребен, свидетельствует сегодня лишь кенотаф и табличка на стене храма Воскресения Словущего. И память продолжает жить в сердцах людей.
Марина Ярдаева
фото - Александра Бурого
05.02. 2023. журнал "Русский мир"

https://rusmir.media/2023/02/05/volkovskoekladbiche
Прикрепления: 1375763.png (164.8 Kb) · 9457860.png (188.0 Kb) · 2537874.png (186.0 Kb) · 4572767.png (166.3 Kb) · 5029108.png (179.5 Kb) · 7228211.png (157.1 Kb) · 8199981.png (186.0 Kb) · 8092269.png (198.5 Kb) · 2161300.png (191.9 Kb)
 

  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: