[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » В ПОИСКАХ УТЕРЯННОГО СЧАСТЬЯ...
В ПОИСКАХ УТЕРЯННОГО СЧАСТЬЯ...
Валентина_КочероваДата: Среда, 14 Ноя 2012, 19:36 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
В ПОИСКАХ УТЕРЯННОГО СЧАСТЬЯ...*
Наверное, каждый хоть немножко, порой неосознанно, но чувствует, что кроется за этим удивительным, теплым словом. Счастье – это когда ты любим и взаимно любишь, и когда любящие друг друга рядом.
Допустим, если муж горячо любит жену, а жена – мужа, то они счастливы. Если дети любят родителей, а родители – детей, они счастливы. Если люди любят друг друга, они счастливы. Потому что, когда в твоем сердце любовь и ты знаешь, что любят тебя, то у тебя есть все – полнота жизни, радость, свет, счастье. Такая любовь сильней всех встречающихся невзгод, так как невзгоды действуют со стороны, а любовь изнутри согревает сердце. Есть земное счастье, когда любят здесь, на земле, в таком случае оно бывает коротким и имеет конец. Но счастье может быть и небесным, вечным - когда любят Бога - Небесного Отца и чувствуют, что любит и Он.
Один поэт запечатлел эту истину в таких строках:

Как счастлив тот, кто верит свято
В ученье чистое Христа.
Его душа, как даль заката,
И безмятежна, и чиста.

Всем сердцем ощущая Бога,
Влекомый к светлым небесам,
Он говорит: «Где Бог - там счастье,
Бог в Небесах - и счастье там».


Вы, конечно же, слышали про современного нам старца архимандрита Кирилла (Павлова), при встрече с которым люди чувствуют удивительную любовь, тепло, мудрость. Он прошел Вторую мировую войну. В освобожденном Сталинграде он как-то среди развалин дома из мусора поднял книгу:
- Стал читать ее и почувствовал что-то такое родное, милое для души. Это было Евангелие. Я нашел для себя такое сокровище, такое утешение!.. Собрал я все листочки вместе - книга разбитая была, и оставалось то Евангелие со мною все время. До этого такое смущение было: почему война, почему воюем? Много непонятного было, потому что сплошной атеизм был в стране, ложь, правды не узнаешь. А когда стал читать Евангелие - у меня просто глаза прозрели на все окружающее, на все события. Такой мне бальзам на душу оно давало. Я шел с Евангелием и не боялся. Никогда. Такое было воодушевление! Просто Господь был со мною рядом, и я ничего не боялся.

Так человек услышал весть высшей, небесной любви и откликнулся на нее, а затем приобщил к этой вести и многих других.
Но если это так, то почему столько людей, хотя и знают о Боге, и Евангелии, но испытывают глубокое внутреннее одиночество, оказываются перед какой-то бездной, думают, что ни откуда не будет помощи? Тогда ощущается, насколько мы далеки от счастья. Почему? Если обитель счастья - сердце, то, может быть, в нем хранится разгадка этой проблемы? В жизни мы все можем наблюдать духовный закон: "Ничто не проходит бесследно". Все, что мы делаем, говорим или даже просто желаем и думаем – отпечатлевается в нашем сердце. Ум сохраняет лишь малую долю встречаемого. Рассудочная память, подобно ситу, задерживает только самое крупное. Но сердце хранит письмена всего, что прошло через душу, с чем соприкоснулся наш внутренний мир. Вы можете задаться вопросом: а что такое, вообще, сердце? - Это не просто один из телесных органов, но еще и средоточие духовной жизни, сердцевина человеческой души. Состояние сердца - зеркало внутреннего мира человека, того, чем он живет на самом деле. В сердце суммируется все, что мы помышляем и чувствуем. От этого оно либо сияет как солнце, подавая свет и тепло окружающим, либо уподобляется черной дыре, способной только поглощать на своем пути все.

Можно привести такое сравнение. Легкие засоряются от частого вдыхания выхлопных газов и пыли. А сердце - когда окунается в дурные, нечистые мысли. Легкие исцеляются, вдыхая свежий, чистый воздух - в лесах или у моря. А сердцу легко и свободно от добрых, чистых мыслей и чувств. Выходит, многое зависит от мыслей и чувств человека? Да! Но в современном мире мысль признается за что-то неважное. Законы осуждают лишь преступное дело или изредка слово, а не преступную мысль - последней они не в силах запретить или как-то препятствовать. Но с чего начинается любое преступление? - С мысли! Потому и совершаются злодеяния, что прежде в душу запал дурной помысел или дурное чувство. А высочайшее творчество, гениальные открытия и просто чистые, добрые поступки - с чего начинаются? С глубокого и невидимого вдохновения, родившегося в тайниках души.

Если вам скажут, что сердце бывает нейтральным в отношении добра или зла, то это неправда. Ведь сердце - это алтарь души, а алтарь всегда чему-либо посвящается. Даже безразличие ко всему есть посвящение себя духу апатии. И вновь повторимся: человек - это храм, в котором сердце -бсвященный алтарь, где приносятся жертвы в виде чувств, желаний, стремлений. Как говорил прп. Макарий Великий, «Бог есть наивысшая красота». И кто в глубинах сердца обращается к Богу, тот соприкасается с вечной, доподлинной Красотой, которая украшает человека нетварными драгоценностями. Но если эта Красота отсутствует в душе, значит, там - безобразие. А разве может такая душа быть счастлива? Герой древней мифологии Эдип долго искал, кто же виновен в бедах страны. И после долгих поисков оказалось, что виновен он сам. Действительно, часто разгадка всех наших несчастий кроется в нас самих!

Итак, необходимо познать себя. Теперь это, пожалуй, самое трудное занятие. Все средства массовой информации, весь ритм современной жизни направлены на внешние переживания, на принятие огромного потока разных сведений. При этом растревоженное сердце остается без глубинного знания; полученный объем информации оказывается огромным как воздушный шар, но пустым внутри. Пытаясь разобраться в происходящем, человек приходит к бессмыслице и разочарованиям. Но разве возможно понять происходящее, если от нас сокрыты его причины? А причины внешних событий находятся внутри самого человека. Поэтому как мы поймем смысл того, что во вне, если не знаем то, что внутри нас? Еще древние философы задачей жизни ставили познание себя. Человек - малый космос, познать свой внутренний мир, значит, найти ключ к разгадке смысла Вселенной. Потому что, только познав себя, можно научиться изменять себя, а через это — и внешний мир. Церковные же писатели указывали даже большее: «Хочешь ли познать Бога? Познай прежде себя самого» (авва Евагрий). Давайте попытаемся познать себя и для этого заглянем внутрь собственной души. То, что мы увидим, замечательно описывает свт. Феофан Затворник:
- Видали вы, как туман стелется по долине? Вот это точный образ мыслей наших. Все они ползают и стелются по земле. Но кроме этой низкоходности они еще бурлят непрестанно, не стоят на одном месте, толкутся как куча комаров летом... Под ними лежит сердце, и от них в сие сердце непрестанно падают удары и производят соответственное себе действие. Какая мысль, такое и движение сердца. Отсюда - то радость, то досада, то зависть, то страх, то надежда, то самоуверенность, то отчаяние одни за другими возникают в сердце. Остановки нет, и порядка никакого, так же как и в мыслях. Сердце непрестанно дрожит от чувств как осиновый лист.

Сколько мук доставляют душе человека страсти зависти, гордости, уныния, мести, которые все возникают почти что на пустом месте. Какая-то внутренняя закваска греха и порока примешана к нашему сердцу. Прекрасное сравнение указывает свт. Феофан:
- Путник в горах видит пещеру, вход в которую прикрыт разросшеюся травою, внутри - мрак. Приложив ухо, он слышит там шипение змей, рычание и скрежет зубов диких зверей - это образ нашего сердца. Справедливо один из подвижников, внимательных к себе, созерцал сердце человеческое полным змей ядовитых, которые суть страсти. Когда загорается какая-либо страсть - это то же, как бы змей выходил из сердца и, обращаясь на него, уязвлял его своим жалом. И когда выползает змей - больно, и когда жалит - больно...

Есть такая притча. Один господин, отправляясь в путь, оставил в своем винограднике 2-х сторожей - слепого и хромого. Он думал, что ни тот, ни другой не смогут оборвать ягоды винограда. Но когда слепой узнал от хромого о богатствах сада, то придумал следующее: он посадил на себя хромого и заставил его рвать ягоды. Хозяин виноградника заметил следы хищения. Сторожей позвали на допрос. Тогда слепой стал слагать вину на хромого, говоря, что без него он не мог бы найти и дорогу к винограду. А хромой стал обвинять слепца, без которого он никак не мог бы достать виноград. Господин виноградника велел снова посадить хромого на плечи слепого и одинаково наказать обоих. Слепец - это душа человека, а хромой - его тело. Оба повреждены грехом и оба часто соглашаются делать недоброе. Совершенно очевидно, что, хотя каждый желает счастья, поступки изобличают испорченность, болезненность человека - венца творения. А разве может быть человек счастлив, нося в себе самом невидимый, мучительный огонь?

Горит, а мы того не знаем,
Трещит - не ощущаем жар,
И даже не подозреваем,
Что есть невидимый пожар!

А он вовсю бушует рядом -
Огонь грехов и дым страстей,
Увы, не различимый взглядом
Для согрешающих людей.

Что платим, то и получаем -
Все ближе, ближе, ближе жар.
А мы, увы, не замечаем
Этот невидимый пожар!

Е.Санин

Итак, внимательный и правдивый взгляд в глубь собственной души открывает ее испорченность. Мы глубоко повреждены духовно - это очевидно. А что из этого следует? Помните, герой фильма «Электроник» как-то сказал:
- Я могу развивать скорость до трехсот километров в час.
Двойник Электроника Сережа Сыроежкин обрадовался:
- Так тебя надо на мировые соревнования!
Но Электроник ответил:
- Мне не нужны призы. Я хочу человеком стать.

У каждого из нас задача намного легче, потому что Электроник был робот, а мы - уже люди. Нам всего лишь надо стать человеком в том подлинном смысле, в каком он создан Богом, а создан он был духовно красивым, сильным, вечным, счастливым. У величайшего святого, прп. Симеона Нового Богослова есть такая мысль: - Чтобы пришел Врач, надобно призвать Его; чтобы призвать, надобно увидеть болезнь и почувствовать ее». Только тот, кто увидел недостатки своей души, увидел все безобразие греха, захочет освободиться от этого.

Однажды к известному шотландскому доктору Джемсу Симпсону, который открыл обезболивающие свойства эфира и хлороформа, подошел молодой человек, чтобы похвалить его за великие открытия. Доктор сказал: - Молодой человек, величайшие открытия, которые я когда-либо сделал, это, во-первых, то, что я сознал себя грешником, и, во-вторых, что Иисус Христос - мой Спаситель.
Грех, поселившийся в душе, не может быть побежден одной только силой души. Необходимо особое духовное лекарство - помощь свыше. Освободить душу может только Тот, Кто Сам не имеет греха и Кто победил грех на кресте Своими страданиями - Христос Спаситель. Только принятие благодати Божией способно уврачевать сердце от всякого недуга, изгнать из него всякую греховную змею. Итак, испорченность души человека видна. Кто может исцелить душу - ясно. Остается последний вопрос: как? Открой сердце Богу!


Современный духовник и старец отец Иоанн Крестьянкин предложил такой совет: «Многие люди думают, что жить по вере и исполнять волю Божию очень трудно. На самом деле - очень легко. Стоит лишь обратить внимание на мелочи, на пустяки и стараться не согрешать в самых маленьких и легких делах. Это самый простой и легкий способ войти в духовный мир и приблизиться к Богу».
Древний великий скульптор Фидий ваял статуи изумительной красоты. Однажды его спросили, как он достиг такого совершенства. Фидий ответил: я беру камень и отсекаю от него все лишнее. Так и сердце человеческое станет чистым, свободным, красивым только тогда, когда от него будет отсечено все лишнее - греховное и порочное. В душе возникают дурные мысли и чувства - не принимай. Невидимый враг клонит тебя ко греху - обратись ко Господу. Если Бог создал небо и землю, сотворил человека с его удивительной душой, неужели Он не сможет исцелить и очистить сердце, водворить в нем покой и мир? Человек потому не испытывает полноты счастья, что помнит о Боге только поверхностно, как о чем-то постороннем. «Сын мой, отдай сердце твое мне» (Притч. 23, 26), - говорит Господь. Кто примет Его не одним умом или логикой холодного рассудка, а самым сердцем - тот становится счастлив.

Иногда в отношении церкви высказывают 2, причем противоположных друг другу, упрека. Первый - что церковь будто пресекает любую инициативу человека, подавляет его самостоятельность. Второй - что церковь не может механически помочь человеку, который, например, сходил раз в храм, поставил свечку, прочитал дома молитву, а страсть (допустим, винопития) не пропала. Как же так?
На самом деле, церковь ценит исключительность каждого человека и ищет, чтобы человек увидел в себе дары Божий, смог раскрыть их и приложил собственные силы для победы над всем дурным в себе. Потому и Господь не избавляет человека от страсти механически, чтобы он проявил свою свободную волю, показал, что он действительно хочет и ищет помощи. И когда желание человека становится горячим, исполненным веры, тогда Бог избавляет его. Св. Иоанн Златоуст говорил: - Если будем памятовать, что везде предстоит Бог, все слышит, все зрит - и не только дела и слова наши, но и намерения и помышления наши, в таком случае мы ничего беззаконного не дерзнем ни сделать, ни сказать, ни помыслить.
А если не только памятовать, но и обратиться к Нему с искренней, чистой душой, от всего сердца? К Тому, Кто нам ближе всех. Ведь Он не стыдился назвать Себя нашим Отцом! Во всяком случае, это тот путь, на котором многие обрели настоящее счастье.
Из книги преподавателя Николо-Угрешской Духовной семинарии Валерия Духанина «Мир Православия». 2005 г.
http://azbyka.ru/vera_i_neverie/o_smysle_zhizni/1g5_3-all.shtml

КАК БОРОТЬСЯ С ГРЕХОВНОЙ СТРАСТЬЮ?
Уныние - болезненное состояние, при котором в душу проникает тоскливое настроение, становящееся со временем постоянным, приходит чувство одиночества, оставленности родными, близкими, всеми вообще людьми и даже Богом.
«Уныние есть расслабление души и изнеможение ума, клеветник на Бога – будто Он немилосерден и нечеловеколюбив»
(прп. Иоанн Лествичник)

Не умеем мы в тяготах и страданиях провождать жизнь. Нам лучше всегда быть в веселии, удовольствиях. Может мы созданы, чтоб всегда быть в тягостном подвиге против скорбей и печалей? Мы думаем мирскими похвалами и увеселениями душу свою спасти, но вместо того ее погубим: а когда трудами и страданиями кажется нам, что душу свою мы теряем - приобретаем ее. Это подтверждается словами: иже хощет душу свою спасти, погубит ю: а иже погубит душу свою, спасет ю (Марк. гл. 8, ст. 35). Душа есть Дух Божий, из уст Его в нас влиянный, носящая в себе образ Его и подобие (Быт. гл. 1, ст. 26). Душа наша есть зеркало Божества, сияние Света , сокровище Его свойств величественных, вместилище Его славы, естественное Его порождение: поэтому Павел заключает, что можем мы почитаться и родом Его (Деян. гл. 17, ст. 29). Грех уныния встречается и у верующих людей, а среди неверующих оно распространено еще больше. О них старец Паисий Святогорец говорил:«Человек, который не верит в Бога и в будущую жизнь, подвергает свою бессмертную душу вечному осуждению и живет без утешения в этой жизни. Ничто не может его утешить. Он боится потерять жизнь, мучается, идет к психиатрам, которые дают ему таблетки и советуют поразвлечься. Он принимает таблетки, дуреет».

Уныние благо для верующего; потому что призывает и побуждает к покаянию. Суетные удовольствия и радости земные никогда не наполнят пустоты сердечной: душа наша наполняется Благодатью Божией. Всякое ли печальное состояние есть уныние? Нет, не всякое. Грусть и скорбь, если они не вкоренились в человека, болезнью не являются. Они неизбежны на многотрудном земном пути, как предупреждал Господь: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16: 33). прп. Иоанн Кассиан учит, что «только в одном случае надо считать печаль полезной для нас, когда она возникает от покаяния в грехах».

Уныние часто вызывает и сопровождается ропотом. Ропот проявляется в том, что человек перекладывает всю ответственность за свои страдания на других, а в конечном итоге – на Бога, себя же считает безвинно страдающим и все время жалуется, и ругает тех, кто, по его мнению, виноват в его страданиях, – а «виноватых» становится все больше по мере того, как человек все глубже погрязает в грехе ропота и озлобляется. Это тягчайший грех и величайшая глупость. Суть ропота можно представить на простом примере. Вот человек подходит к розетке, читает над ней надпись: «Пальцы не совать – ударит током», потом сует в розетку пальцы – удар! – он отлетает к противоположенной стене и начинает вопить: «Ах, какой плохой Бог! Почему Он позволил, чтобы меня ударило током?! За что?! За что мне такое?! Ах, этот Бог во всем виноват!» Если человек, встретившись с трудностями, не ропщет, но славит Бога, то диавол лопается от злости и идет к другому – к тому, кто ропщет, чтобы причинить ему еще большие неприятности. Ведь чем сильнее человек ропщет, тем сильнее он себя разрушает.

Одна вдова, женщина из высшего сословия, с двумя молодыми дочерьми терпела большую нужду и горе, стала роптать сперва на людей, а потом и на Бога. В таком настроении она заболела и умерла. После смерти матери положение 2-х сирот стало еще тяжелее. Старшая из них также не удержалась от ропота и тоже заболела и умерла. Младшая сестра чрезмерно скорбела как о кончине матери и сестры, так и о своем крайне беспомощном положении. Наконец и она тяжело заболела. И эта девушка увидела в духовном видении исполненные неизреченной красоты и радости райские селения. Потом ей были показаны страшные места мучений, и здесь она увидела свою сестру и мать, а потом услышала голос: «Я посылал им скорби в земной их жизни для спасения их; если бы они все переносили с терпением, смирением и благодарением, то сподобились бы вечной отрады в виденных тобою блаженных селениях. Но ропотом своим они все испортили, за это теперь и мучаются. Если хочешь быть с ними, иди и ты и ропщи». После этого девушка пришла в себя и рассказала о видении присутствовавшим. Уныние часто сопровождается отаянием.

«Отчаяние называется тягчайшим грехом из всех грехов на свете, ибо этот грех отвергает всемогущество Господа нашего Иисуса Христа, отвергает дарованное Им спасение – показывает, что в этой душе прежде господствовали самонадеянность и гордость, что вера и смирение были чужды ей»
(свт. Игнатий (Брянчанинов)

По словам прп. Иоанна Кассиана, такое состояние человека «не позволяет ни совершать молитвы с обычной ревностью сердца, ни с пользою заниматься священным чтением, не допускает быть спокойным и кротким с братьями; ко всем обязанностям трудов или богослужения делает нетерпеливым и неспособным, опьяняет чувство, сокрушает и подавляет мучительным отчаянием. Как моль одежде и червь дереву, так печаль вредит сердцу человека».

Святой отец перечисляет проявления греховного болезненного состояния (уныния): «От уныния рождаются недовольство, малодушие, раздражительность, праздность, сонливость, беспокойство, бродяжничество, непостоянство ума и тела, разговорчивость… Кого ни начнет оно одолевать, заставит его пребывать ленивым, беспечным, без всякого духовного успеха; потом сделает непостоянным, праздным, нерадивым ко всякому делу».
Отчаяние имеет еще более тяжкие проявления. Человек отчаявшийся, то есть потерявший надежду, нередко предается наркомании, пьянству, блуду и многим другим явным грехам, полагая себя все равно уже погибшим. Крайнее же проявление отчаяния, как уже было сказано, – самоубийство.

«Во время вольного страдания Господня двое отпали от Господа – Иуда и Петр: один продал, а другой троекратно отвергся. У обоих был равный грех, оба тяжко согрешили, но Петр спасся, а Иуда погиб. Почему же не оба спаслись и не оба погибли? Кто-то скажет, что Петр спасся, покаявшись. Но святое Евангелие говорит, что и Иуда покаялся: “… раскаявшись, возвратил 30 сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную” (Мф. 27: 3–4); однако его покаяние не принято, а Петрово принято; Петр спасся, а Иуда погиб. Почему же так? А потому, что Петр каялся с упованием и надеждой на милость Божию, Иуда же раскаялся с отчаянием. Ужасна эта пропасть! Без сомнения, нужно ее наполнить надеждой на милость Божию»
(Свт. Димитрий Ростовский)

«Иуда-предатель, придя в отчаяние, “удавился” (Мф. 27: 5). Познал он силу греха, но не познал величия милосердия Божия. Так многие делают и ныне и следуют Иуде. Познают множество грехов своих, но не познают множества щедрот Божиих и так отчаиваются в своем спасении. Христианин! тяжкий и последний диавольский удар – отчаяние. Он прежде греха представляет Бога милостивым, а после греха – правосудным. Такова его хитрость».[
(Свт. Тихон Задонский)

Уныние возникает от недоверия к Богу, так что можно сказать, что это плод маловерия. Чем больше человек доверяет себе, тем меньше он доверяет Богу. А доверие себе более, чем Богу, – признак гордыни. Уныние может произойти от самых разных причин: от оскорбленного самолюбия или оттого, что делается не по-нашему; от тщеславия, когда человек видит, что равные ему пользуются большими преимуществами, чем он; или же от стесненных обстоятельств жизни. Уныние и отчаяние есть следствие и, в определенном смысле, демонстрация неверия в Бога, один из святых сказал: «В минуту отчаяния знайте, что не Господь оставляет вас, а вы Господа!» Может происходить уныние и от различных печальных случаев в жизни: смерти родственников и близких, потери чести, достояния и других несчастных приключений. Все это, по закону нашей природы, сопряжено с неприятностью и печалью для нас; но, по закону же самой природы, печаль эта должна уменьшаться со временем и исчезать, когда человек не предается печали. В противном случае образуется дух уныния. Может происходить уныние и от некоторых мыслей, особенно мрачных и тяжелых, когда душа слишком предается подобной мысли и смотрит на предметы не в свете веры и Евангелия. Так, например, человек легко может впасть в уныние от частого размышления о неправде, господствующей в мире, о том, как праведные здесь скорбят и страдают, а нечестивые возвышаются и блаженствуют.

Источником уныния душевного могут быть различные болезненные состояния тела. Бесы силятся убедить человека, будто темные и тяжелые помыслы - его собственные мысли. Человек неверующий или маловерующий совершенно неподготовлен к такому соблазну и не знает, как относиться к таким мыслям, он их действительно принимает за свои. И, следуя за ними, все ближе подходит к погибели.
Человек же верующий и духовно опытный знает про существование врага и про его хитрости, умеет распознавать его помыслы и отсекать их, тем самым успешно противоборствуя бесам и побеждая их. Унылый человек не тот, кто испытывает по временам помыслы уныния, но тот, кто побежден ими и не борется. И наоборот, свободен от уныния не тот, кто никогда таких помыслов не испытывал, – таких людей нет на земле, а тот, кто с ними борется и побеждает их.

Для того чтобы жизнь текла, как тихая полноводная река, чтобы она была правильной и спасительной, Душа должна жить постоянно - и день, и ночь, и час, и минуту - под Благодатью Божией. Как часто человек жалуется, что трудно ему спасаться, трудно переносить скорби, бороться с бесами, достигать мира в семье и в отношениях с другими людьми. Много, много у нас всяких трудностей на пути спасения. И увеличиваются они тогда, когда от нас отходит Благодать Божия и мы остаемся один на один со своими немощами и грехами. Бывает даже так, что человек, лишившись Благодати Божией, доходит до крайности, до отчаяния. Ему ничто не мило. Ничто не любо. Он считает себя ненужным, лишним человеком на земле. Он просто и жить не хочет. Так и погибает... Что же нам делать, чтобы Благодать Божия и Ангел Хранитель всегда были с нами?

Надо стараться не оскорблять их грехами, внимательно следить за собой, сохраняясь от всякого зловония греховного. Надо лучше молиться и постоянно просить у Господа милости, чтобы Он не отнимал от нас Благодать. А главное - надо смиряться, чтобы Благодать Божия пребывала в смиренном сердце.
"Бог гордым противится, а смиренным дает благодать" (Иак. 4, 6). Вот когда мы будем себя вести смиренно, кротко, молчаливо, тогда и предметы благодатные будут помогать нам. Например, крестик на груди будет сохранять нас от бесов; поясочек с написанной на нем молитвой, иконочка маленькая, крестное знамение, благоговейно положенное на груди,- все это будет помогать нам в жизненных трудностях и сохранять наши души от бесовских искушений. Если мы потеряли Благодать, что же нам делать? Как вернуть Благодать Божию и приблизить к себе Ангела Хранителя? Покаянием. Только слезным раскаянием и плачем о грехах своих можно вернуться снова под Благодать Божию.
Максим Пронин
газета "Благовест"

http://www.cofe.ru/blagovest/article.asp?heading=27&article=14690
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 19 Окт 2021, 14:26 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
БОГ - В ДУШЕ?
Размышления в защиту того, что обычно мы критикуем

Чтобы найти с другим человеком общий язык, иногда нужно как минимум придержать свой собственный. Недавно в беседе с пожилыми соседями, очень милыми, но далекими от Церкви людьми, мне в очередной раз довелось услышать весьма расхожий тезис: «Главное, чтобы Бог был в душе». Я уже набрал было полную грудь воздуха, чтобы разразиться потоком не менее расхожих возражений. И внезапно подумал: а что, собственно, тут можно возразить? Ведь это же действительно — главное! Самое главное из всего, что только есть на свете, причем именно с христианской точки зрения. Все святые отцы единодушно свидетельствуют о том, что нет ничего более важного, чем единение души с Богом. Это — последнее благо и высшая цель в жизни человека.

Спорить тут попросту не с чем, и правы здесь мои нецерковные собеседники на все сто. Так что из обычного апологетического арсенала остается у меня единственный аргумент: попытаться доказать им, что главное-то оно, конечно, главное, но только именно в их душах Бога как раз и нету. Потому что, если бы Он там был, то и жили бы они по-другому, и в храм бы ходили, и на сердце бы у них всегда был сплошной мир, благодать и радость… Все вроде бы правильно собирался сказать. И слова подходящие уже на языке вертелись. Но такая вопиющая неправда, такая бесцеремонная жестокость вдруг почудились мне в этих словах, что я просто физически не смог их выговорить. Так ничего и не ответил им тогда. Промямлил что-то невнятное, вроде: «Да, конечно, главное, чтобы душа была с Богом, а Бог был в душе», попрощался торопливо и побрел восвояси. А что еще оставалось? Соседи мои — люди малосведущие в христианском вероучении. Но я-то ведь точно знаю, что Церковь почитает Бога — Вездесущим. То есть, вся Вселенная является не чем иным, как осуществлением созидательных энергий Бога. Своим непрерывным творческим действием Он поддерживает в бытии весь сотворенный Им мир. Об этом удивительном свойстве Бога — быть всегда, везде и во всем — писал свт. Григорий Палама: «Бог есть и называется природой всего сущего, ибо Ему все причастно и существует лишь в силу этой причастности, но причастности не к Его природе, а к Его энергиям».

Но если Бог присутствует везде и во всем, то как я могу утверждать, будто в душах моих соседей Его нет? Везде — есть, а вот тут — отсутствует! Очевидная же нелепица… Будь мои собеседники более подкованными в этой области, они бы меня просто на смех подняли с таким уровнем аргументации. И говорить подобные вещи без риска получить крепкую плюху можно только там, где аудитория, что называется, «не в теме». А это — нечестно. Тем более что Отцы, как раз наоборот, свидетельствуют о сугубом, преимущественном в сравнении со всем прочим миром присутствии Бога в душе любого человека. Причем, это присутствие не обусловлено нравственностью нашей жизни, оно — принадлежность самой природы души. Например, Авва Дорофей говорит: «Когда Бог сотворил человека, Он всеял в него нечто Божественное, как бы некоторый помысл, который просвещает ум и показывает ему, что доброе, и что злое, — сие называется совестью». То есть, любое проявление совести является в нашей душе действием божественного начала. Но не одна только совесть имеет такое высокое происхождение. Макарий Египетский относит к этой области вообще все естественные свойства души: «Поистине душа есть дело великое, Божественное и чудесное. При сотворении души Бог… вложил в нее законы добродетели; рассуждение, знание, разумность, веру, любовь и прочие добродетели по образу Духа». Подобных святоотеческих свидетельств можно привести множество. И говорить о некоем «божественном вакууме» в душе нецерковного или даже вовсе неверующего человека можно только вопреки всем этим свидетельствам.

Да, душа повреждена грехом, из-за которого все эти божественные свойства сейчас находятся у человека в расстроенном состоянии. Да, степень этого повреждения может быть очень серьезной. Но разве не охватывало любого из нас необъяснимое волнение от красоты пламенеющего заката или усыпанного звездами ночного небосклона? Разве не ныло сердце от сострадания при виде чужой беды? Не вспыхивало оно хотя бы иногда щемящей любовью и жалостью ко всему живому, что только есть на Земле? Все это - проявления божественного начала в душе, голос Творца, звучащий в ней порой даже вопреки нашей воле. Самый убежденный атеист слышит его в себе, хотя и объясняет такое явление на свой манер. Ну а для верующего человека эти душевные движения столь же безусловно свидетельствуют о его связи с Господом, как пульс — о наличии в груди сердца. Даже если он верит как-то очень по-своему (не посещает Церковь, не участвует в Таинствах и обрядах) — все равно душа его не чужда Создателя. И он это чувствует, живет этим естественным чувством Бога в душе. Оно, быть может, — единственный свет добра в его жизни. И потому пытаться убедить его в обратном — заведомо безуспешное дело. Не поймет он этих рассуждений, не примет их, и будет прав.

Вот такие мысли пришли мне на ум после того самого, к счастью так и не состоявшегося, диспута с соседями. Вместо того чтобы ухватиться за их реплику о Боге в душе как за тоненькую ниточку, которая могла бы связать мировоззрение этих людей с учением Церкви, я эту ниточку чуть было не оборвал. В подобной ситуации нужны совсем другие слова, другие аргументы, которые не отрицали бы религиозного опыта человека (пусть даже весьма специфического), а напротив — опирались бы на этот опыт, использовали его, прибавляли бы нечто к тому, что в нем уже есть, а не отнимали последнее.

Вездесущий Бог, конечно же, присутствует своими энергиями в душе каждого человека, как присутствует Он везде и всюду: от бесконечных глубин космического пространства до самой обыкновенной табуретки на нашей кухне. Разница лишь в том, что табуретка не в состоянии воспринять это божественное присутствие, она не может осмыслить его, восхититься им. Да и гигантские шаровые скопления звезд в центре галактики на это тоже не способны. Во всем мироздании одна только человеческая душа может почувствовать и осознать эту глубинную естественную связь Вселенной с Богом. Потому что создана она была именно для такой уникальной миссии — встречи творения со своим Творцом. Вот как говорит об этом Макарий Великий: «Нет иной такой близости и взаимности, какая есть у души с Богом и у Бога с душою. Бог сотворил разные твари; сотворил небо и землю, солнце, луну, воды, древа плодоносные, всякие роды животных. Но ни в одной из сих тварей не почивает Господь. Всякая тварь во власти Его; однако же не утвердил Он в них престола, не установил с ними общения; благоволил же о едином человеке, с ним вступив в общение и в нем почивая. Видишь ли в этом сродство Бога с человеком и человека с Богом! …Как небо и землю сотворил Бог для обитания человеку, так тело и душу человека создал Он в жилище Себе, чтобы вселяться и упокоиваться в теле его, как в доме Своем, имея прекрасною невестою возлюбленную душу, сотворенную по образу Его».

Душа каждого из нас чувствует это свое высокое предназначение — быть невестой Бога. Но даже у людей не принято брать невест силком. Удивительное дело: Всемогущий Бог смиренно ждет, когда душа человека свободно откликнется на Его призыв, который каждый из нас слышит в себе постоянно: Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр 3:20).
Бог стучит в двери нашего сердца и ждет, когда душа ответит Ему любовью и готовностью соединиться со своим Создателем теснейшим единением, которое во всей Вселенной доступно лишь ей одной. Этот-то стук мы и опознаем в себе безошибочно как присутствие Божие. И в известном смысле это правильно: ведь если слышен стук, значит, есть и Тот, Кто стучит. Но успокоиться на этом и удовлетвориться одним сознанием этого факта было бы попросту нелепо. Мало услышать призыв — нужно еще ответить на него.

Так, девушка, будучи невестой, с замиранием сердца слышит стук в дверь, узнает голос своего жениха, радуется его приходу. Но их брак никогда не состоится, если невеста так и не выйдет навстречу своему суженому. И пусть жених останется верным ей навсегда, пусть каждый день будет приходить к ее запертым дверям — это все равно ничего не изменит. Жизнь пройдет мимо, а глупенькая невеста так и останется старой девой, наивно объясняющей знакомым: «Нет, что вы, я вовсе не одинока! У меня есть замечательный жених, он меня так любит — слышите, как настойчиво он стучится там, на крыльце!»
Вездесущий Бог присутствует всюду. Есть Он и в душе любого человека. Но у каждого из нас есть выбор. Можно сделать навстречу этому Богу хотя бы один шаг, чтобы породниться с Ним, как Он этого и желает. А можно просто удовлетвориться естественным восприятием Бога в себе, как это сделала бы та же табуретка, обладай она разумом. Стать подобным Богу или уподобиться мыслящей табуретке — вот дилемма, которую?нам ежедневно приходится решать всю свою жизнь.

Для второго варианта никаких особенных усилий прилагать не нужно. Достаточно лишь сказать себе: «Бог у меня в душе». Однако такой выбор чреват очень серьезными последствиями. Человек, которому пришлось заночевать в зимнем лесу, может успокаивать себя мыслью о том, что у него в кармане есть спички, а вокруг полно дров. И это будет абсолютно правильным рассуждением. Но оно может оказаться и абсолютно бесполезным, если человек так и не разведет костер. Дров вокруг будет все так же много, спички по-прежнему будут у него в кармане, но сам он погибнет.

Чувство Бога в нашей душе — лишь искорка подлинной жизни, то немногое, что еще осталось у человека от удивительного и непостижимого умом единства с Создателем, которое было утрачено при грехопадении. Голос Божий звучит в нас как некий залог возможного возвращения, как напоминание о потерянном благе. А любовь, вдохновение, сострадание, совесть, наконец, ощущение полноты бытия, которое мы называем счастьем — все это проявления божественного в нашей душе. Каждый из нас понимает, что именно в этих состояниях проявляется подлинная наша человечность, именно здесь мы становимся теми, кем должны быть всегда. Но точно так же всем известно, насколько редкими и краткими бывают эти моменты просветления, за которыми опять наступает обычное наше состояние: недовольство жизнью, с трудом подавляемое раздражение, зависть, бесконечные обиды, иногда откровенная ненависть. И главное — смутная печаль о чем-то большем, стремление к какой-то высокой цели, которой мы даже не знаем названия. Это щемящее чувство и есть тоска души по утраченному Богу, тоска одинокой невесты по Жениху. Ее невозможно утолить ничем, потому что никакое земное благо не сможет заменить собой Подателя всех этих благ.

А Податель стоит у дверей нашего сердца, стучит и ждет, когда мы Ему ответим. Собственно, молитва и есть обращение к Богу души, уставшей от метафизического одиночества. Ведь часто бывает так, что человек верит в Бога, но не обращается к Нему с молитвой лишь потому, что боится не получить ответа и потерять даже ту хрупкую веру, которая у него имеется. Но это напрасный страх. Достаточно лишь поднять глаза к Небу и прошептать: «Господи, мне без Тебя одиноко и плохо, я хочу быть с Тобой, помоги мне увидеть Твою любовь!» Можно сказать это как-то иначе, слова могут быть совсем другими. Слов вообще может не быть. Но если из сердца человека вырвался такой призыв, Господь непременно на него отзовется. Никто не знает заранее, каким именно будет этот ответ. Но человек обязательно ощутит, что Бог прикоснулся к его душе, что Бог действительно любит его. Он начнет видеть помощь Бога в самых обычных своих делах, чувствовать, как Бог поддерживает его в трудную минуту, как аккуратно и заботливо участвует Бог в его жизни. Все, что раньше показалось бы ему случайным стечением обстоятельств, вдруг сложится в удивительную мозаику этого Божественного ответа. И тогда человек уже никогда не сможет жить так, как жил до этой встречи. Ему уже не нужно будет объяснять, зачем существует Церковь, почему нельзя грешить, что такое заповеди. Все это постепенно начнет открываться ему через естественное стремление — не оскорбить открывшуюся ему любовь Божию, не отвергнуть этой любви, не потерять ее снова.

Архиепископ Нафанаил (Львов) писал: «Даже если, отторгнутый силами зла от своего Творца, человек забывает и самое имя Божие, все же еще долго звучат в его душе неземные мотивы любви к добру, к правде, к мудрости и к красоте. Еще долго сохраняется в человеке священное умение любить основные свойства Божии. Не скоро портится человеческая душа, если только она сама не начнет себя портить».
Я не знаю, доведется ли мне когда-нибудь еще поговорить обо всем этом с моими соседями. Но если даже и не возникнет у нас больше такого разговора, все равно я не жалею, что промолчал в тот раз. Лучше промолчать, чем сказать то, что я собирался им ответить. Да, духовная жизнь воцерковленного христианина может быть настолько глубока и многогранна, что в сравнении с ней чья-то тихая, «домашняя» вера в «Бога в душе» кажется наивным самообманом. И все-таки даже такие хрупкие ростки чужой веры могут дать всходы, если их поддержать, а не затаптывать.

Ведь не ругал же апостол Павел афинян за идолопоклонство, хотя и возмутился духом при виде этого города, полного идолов (Деян 17:16). Напротив, он начал свою проповедь в ареопаге с того, что нашел для них добрые, уважительные слова: И став Павел среди ареопага, сказал: Афиняне! по всему вижу я, что вы как бы особенно набожны. Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано «неведомому Богу». Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам (Деян 17:22–23).

Сегодня такой алтарь «неведомому Богу» многие люди воздвигли в своей душе. И вместо того, чтобы аргументированно доказывать, что никакого Бога у них в душе нет, мне видится куда более правильным делом все же попытаться объяснить им, что «Бог в душе» это — Христос, Которого они чтут, не зная.
Александр Ткаченко
http://azbyka.ru/tserkov....l.shtml

О СЧАСТЬЕ И ДУШЕ



Если хочешь быть счастливым – будь им!
К.П. Прутков

В настоящее время все меньше людей может назвать себя счастливыми, с полной уверенностью сказав, что они получили от жизни все и ничего не хотят. Однако даже эти немногие все равно испытывают некую неудовлетворенность, грусть, желание получить что-то еще, но не могут описать что. Часто, мы не замечая, стремимся к недосягаемым горизонтам, ставим несбыточные цели, стремимся достичь той грани, которую определяет наше не удовлетворенное сознание, что в свою очередь ведет человека к беспокойству, к неудовлетворенности. В ходе нашей жизни неоднократно мы сталкиваемся с людьми, постоянно стремящимися куда-то, стремящимися делать как можно больше, однако спросив зачем они это делают или что это им дает, в ответ, как правило, мы услышим отговорки, слова о том, что это помогает чувствовать жизнь, быть в форме и так далее. Но иногда, при ближайшем рассмотрении все те действия, оказываются беспорядочными, спонтанными, иногда необдуманными, не несущими осязаемого смысла и пользы.

В современном мире человек может легко сбиться с пути, ведь вокруг огромное количество источников информации предлагающих альтернативный путь, утверждающих, что грех и следование за ним – это норма современной жизни, огромное количество псевдорелигиозных учений предлагающих спасение «за разумную цену» и другие ловцы человеческих душ, играющих на людских слабостях, пороках и желаниях. Суметь пройти, не сбившись с пути, в столь опасном мире, человеку должна помочь Вера в Бога, Вера в Отца Небесного, готового принять тебя такого кой ты есть, неизменного, естественного, ведь Он создал тебя таким. Однако современный мир заставляет верить человека в его несовершенство и уродство, заставляя делать людей бесчисленное количество пластических операций, изнурять себя диетами и ненавидеть собственное тело, ненавидеть себя за невозможность добиться успеха и положения в обществе, в обществе потребления и искусственных идеалов.

Однако и Церковь в настоящее время, как впрочем и всегда, подвергается нападкам со стороны общества, проповедующего совершенно другие нормы и охотящееся за душами людей, не хуже самого искусного охотника. Церковь обвиняют в том же популизме и скатывании до средневековых лекал, по которым общество не должно проявлять никакой свободы и инициативы. А что есть «свобода» в понимании сильных мира сего? Свобода растления? Свобода стать наркоманом/алкоголиком/содомитом/убийцей? И это тоже, но главное это свобода потреблять все больше и больше, не задумываясь о своей душе и о той пище, которая ей по-настоящему нужна. Красота природы и ее первозданность, врачующая любые душевные раны, радость Причастия и легкость исповедания грехов, беседа с мудрым священником, исполнение Заповедей, почитание родителей и что важнее детей – вот лишь малая часть того, что должно быть главным для человека, стремящегося укрыться, хоть немного, от хищнического ветра современности, секущего словно плеть по телу.

Человеческая жизнь не должна строится на новых идеалах, предлагаемых современным обществом, в котором главный лозунг – «Потребление», возможны и даже легализованы однополые браки и при этом ведется контроль над рождаемостью, причем не «китайского образца», а более страшного, когда масс-медиа планомерно вызывают отвращение у населения рожать детей, говоря, что это погубит их жизнь, разрушит брак, который держится неизвестно на чем, называя детей новым модным словом «спиногрыз». Ну а если ребенок появился, то «родители» стремятся побыстрее отделаться от него, поначалу приучая к так называемой телевизионной няне, а затем как можно быстрее отдавая его в школу (лет эдак с 4-х в дошкольное образование.

Особенно опасно втягивание детей в эту страшную машину разврата и растления психики, потоками нечистот льющейся с экранов телевизоров и видеоигр, словно ненасытный Молох, требующей жертв, все новых и новых. Ребенок, самое чистое и невинное создание, появляясь на Земле он впитывает в себя все что видит и чувствует. Он стремиться все изучить, все-все узнать и увидеть, он стремиться жить. Однако если родители, начинают заставлять его смотреть телевизор с малых лет, дабы освободить от криков и игр час другой, то ребенок может потерять интерес к окружающему миру. В телевизоре все гораздо красочнее, все намного интереснее и постепенно ребенок теряет связь с реальностью, а пропагандируемый стиль жизнь они принимают за истинный. О вреде и опасности видеоигр уже сказано много. Таким образом, формирование неудовлетворенного совей жизнью человека, стремящегося улучшить ее очередной покупкой или действием, является общим направлением современного постмодернизма. Противостоять этому пагубному воздействию можно только одним способом – осознанием своего счастья, а оно поверьте есть у каждого. Бесчисленное количество родственников или всего один, но самый дорогой, небо над головой и возможность дышать, наш безграничный внутренний мир, в котором мы способны черпать успокоение и вдохновляться на новые свершения, а главное есть наша бессмертная душа, по-настоящему счастливая тогда, когда мы следуем путем к ее Создателю.
Николай Майоров, г. Самара
http://www.cofe.ru/blagovest/article.asp?heading=27&article=14679

«КАК СЛОВО НАШЕ ОТЗОВЕТСЯ..."


И было Слово изначально,
И, значит, так тому и быть.
Учитесь словом восхищаться,
Умейте словом дорожить.

Ловите слово чистым сердцем,
И в нем храните, как очаг.
Горите словом и дышите.
Есть слово – друг, и слово – враг…

Сергей Гандлевский

Церковь нас учит обращаться со словом с величайшей осторожностью и ответственностью, ибо сказанное вернется. И каким оно будет – зависит от нас же самих. Грустно от того, что современный разговорный язык напоминает жаргон. Мы теряем свою духовную основу, корни. И это следствие неумелого обращения со словом, Божьим даром. На улице, дома то и дело слышатся через слово бранные выкрики, даже по отношению к детям. Такие слова (хотя словами их назвать трудно) не просто пролетают мимо нас, а наносят нам и нашим детям огромный вред. Сквернословие – это не просто речевой сор, а болезнь, тяжелая болезнь души, болезнь общества. Вспомните свои ощущения в те моменты, когда вам нагрубили. Что вы испытывали? Усталость, пустоту, слабость, безысходность… Будто что-то нехорошее происходит внутри вас. И этого стоит бояться, ибо подобное воздействие разрушительно. Касается это не только тех, кто вынужден выслушивать брань, но и тех, кто ее произносит.

Такое вульгарное отношение к слову идет от непонимания его практической ценности и духовной природы. От того как мы пользуемся словом, зависит результат любой деятельности и наше благополучие в целом. Как же оградить себя и своих детей от брани?
Во-первых, сами прекратите произносить худые слова. Во-вторых – избегайте общения с неприятными людьми. Добрый, умный, высокообразованный внутренне человек никогда не станет говорить гадости, кричать и обвинять других. Брань подобна ядовитым выбросам, она отравляет нашу духовную природу и души окружающих. Каждый из нас в ответе не только за произнесенное слово, но и за все дурные мысли.

Архиепископ Сергий Пражский писал: «Наше слово ослабляется нашей греховностью и не приходит в жизнь полным звуком. Только отсеянное от греха слово является в полной силе, так как оно соединено тогда со Словом, сотворившим мир. Наше слово, исходя из тайников нашей души, неослабленное в своем исхождении греховностью, в силе потенциального добра, находящегося в нас, попадая во вне, несет в себе добро и свет, поскольку оно соединено с источником света Богом-Словом. Оно воплощается. Что несет слово? Добро, зло, вражду, любовь? Что может слово? Исцелить, вселить надежду, окрылить, убить, искалечить, привести к вражде, к войне? Слово - враг, слово – лекарь, слово – друг, и слово – палач, слово – злодей, слово – вор. Многоликое и многогранное слово. И сами мы не ведаем, какое великое оружие – Слово – дал нам в руки Творец наш».
Чистота слова – чистота сердца. Она дарит человеку жизнь, здоровье, долголетие. То, чего желаю вам и вашим близким
***
Самым совершенным человеком я назову того, кто умеет прощать других.
Плиний Младший

Продолжим разговор о том, насколько слово весомо и значимо в нашей жизни. Каждое слово имеет свой смысл. Одно несет свет, другое - разрушение. Существуют «чудесные» слова – исцеляющие. «Спасибо», «пожалуйста», «прости»... Такие слова приятны любому. Хотелось бы особо остановиться на последнем.

Не каждый из нас может произнести слово «прости» в нужный момент, особенно трудно дается это мальчишкам. Потому как слово «прости» расценивается сильным полом как проявление слабости. По мнению многих, прощения просить побежденный. Но вот в чем парадокс - слово «ПРОСТИ» и есть победа - проявление силы, силы духа, мужества – набраться мужества, не побояться показаться слабым и произнести заветное слово, победить себя. Если обратиться к корням слова «прости», можно много интересного открыть — оно действительно не простое, а исцеляющее. Ближайшая этимология слова «прощать» - древнерусское «проща», «прощение грехов», «чудесное исцеление». Из prostiёa - «избавление», от слова рrоstъ - «простой».

Когда отношения между людьми начинают портиться, говорят, что они усложняются, то есть теряют свою простоту и ясность: они не могут просто смотреть друг другу в глаза, просто улыбнуться друг другу, просто поговорить. А когда произносят слово «прости», это попытка упростить отношения с людьми: «Я виноват, постараюсь исправиться, загладить вину, отпустите мне ее, избавьте меня от этой вины, не наказывайте, примите меня таким, какой я есть, давайте устраним эти сложности, давайте сделаем так, чтобы мы опять смогли смотреть друг другу в глаза». Когда просят прощения - это даже больше необходимо самому просящему. Человек будет чувствовать себя плохо, будет терзаться чувством вины, если его не простят. А когда его прощают, чувствует большое облегчение.

В Православии есть такая красивая и простая традиция – у всех просить прощения, называемая Прощеным воскресеньем. Многие из нас слышали, как на православном богослужении (Литургии) перед чтением Евангелия диакон возглашает: «Премудрость, прОсти...».
Это «ПрОсти» (с ударением на «О») не есть прошение прощения у Премудрости. Это призыв к прихожанам расПРЯМиться (если до этого момента они сидели, они должны встать, выпрямиться), максимально собраться, сосредоточиться, так как сейчас будет происходить что-то важное. «ПрОсти» - это калька с греческого и означает буквально что-то вроде «делать прямым, исПРАВлять».
Иными словами, когда мы просим (у Бога или ближнего): «Прости», - возможно, мы просим чтобы нам помогли не просто избавиться от чувства вины (из_винить), мы просим помочь ИСПРАВИТЬ нас, нашу жизнь.
«Помоги разогнуться, бремя грехов моих согнуло меня так, что ходить не могу с такой тяжкой ношей, жить не могу, к земле клонит, а я хочу в Небо смотреть...»

Быть прямым – значит быть честным с самим собой, с окружающими. Прямая осанка у людей, сильных духом, красивых и мужественных, готовых защитить и просить прощения у слабого. Вспомним портрет А.Невского работы художника П.Корина. Так что, дорогие мальчики, набирайтесь мужества, именно МУЖЕСТВА, и не бойтесь произносить простое и исцеляющее слово - «ПРОСТИ».
«Умей прощать, и мощь твоя умножится»
, - говорили древние.
Виринея Князева 
газета "Благовест"

http://www.cofe.ru/blagovest/article.asp?heading=29&article=14658
https://blagovest.cofe.ru/Malaya-tserkov/Zapiski-prvoslavnoy-mamyi
Прикрепления: 9545352.jpg(11.7 Kb) · 2408407.jpg(6.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 10 Дек 2021, 18:18 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
ВРЕМЯ ТИШИНЫ
«Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, они дадут ответ в день суда.» (Мф.12,36)

Это знали все праведники и святые Божии и хранили себя от многословия, от празднословия и особенно лжи. Еще царь и пророк Давид говорил: «буду я наблюдать за путями моими, чтобы не согрешить мне языком моим, буду обуздывать уста мои» (Пс. 38,2).
Есть у людей обычай: садится за стол обедать или ужинать- молча, не разговаривая в это время друг с другом. Оказывается, мы совсем не умеем молчать. Молчат уста. Но о них ли идет речь? В человеке есть еще одно молчание- молчание внутреннее. Когда человек внутри себя молчит. Пробовали вы это делать ? Получилось? Мысли, поток мыслей, разговоры с самим собой, воспоминания, улыбки, смех, осуждение, оправдание... В каждом человеке очень много этого шума.

Время тишины - это такое состояние, когда каждый из нас может увидеть в себе все недоброе. Во время тишины все недоброе поднимается и начинает говорить, только не во вне, а внутри. Совесть человека подталкивает изнутри к добрым поступкам, человек вспоминает о законе доброты. И в течение дня бывает много таких случаев, когда совесть подсказывает, как надо сделать. Это не просто, научится слушать легкие, подталкивающие действия совести. Когда наступило время тишины, мы можем вспомнить каждое такое действие, когда совесть подсказывала, а нам не хватило сил исполнить ее толчки. Это очень похоже на то, что одному западному святому XIX в. во Франции сказал крестьянин. Этот святой был настоятелем маленькой деревенской церкви; и он заметил, что какой-то старик всегда сидел в церкви, просто сидел. Он его спрашивает: "Дедушка, что ты часами делаешь в церкви? Губами ты не шевелишь, творя молитву, пальцы твои не бегают по четкам, - что ты делаешь?". И тот на него посмотрел и говорит: "Он на меня смотрит, я на Него смотрю, и нам так хорошо вместе". Вот то состояние, к которому надо стремиться: внутренняя тишина, внутреннее молчание, которое позволяет вслушаться во внешнюю тишину и в глубине этой тишины ощутить больше, чем тишину, ощутить присутствие, которое является предельным безмолвием, но безмолвием, полным жизни, способным дать жизнь.


Преподобный пустынник Памва Нитрийский в продолжение своей жизни говорил очень мало, но его жизнь есть наидетальнейшее поучение для каждого, она говорит каждому : будь осторожен в словах. Этот святой угодник Божий, в начале своего иночества был совсем неграмотен, он пошел к одному из братии учиться. И однажды из уст своего учителя услышал вышеприведенные слова Пс.38. Памва тотчас ушел молча в свою келью и перестал ходить к иноку. Через 6 месяцев учитель встретил его и спросил: «Отчего ты не приходишь ко мне?»
- «Я еще не научился самим делом исполнять слова Давидовы».

Только через 19 лет этот старец осмелился сказать, что научился исполнять то, чему учит этот стих.
Когда прп. Памву спрашивали, о чем-либо из Священного писания или из житейской мудрости, он никогда сразу не объявлял своего мнения. Безмолвно рассуждал сам с собою, и часто говорил: «Не нахожу, что отвечать на этот вопрос». Редко через 3 дня, чаще через 3 недели, а иногда через 3 месяца он высказывал свое мнение.

Св. Исаак Сирин говорит: «Предпочитай молчание, потому что оно удерживает от многого вреда». Прп. Агафон 3 года носил камень во рту, пока не приучил себя к строжайшему сдерживанию языка. Вот еще один пример о пользе молчания.
После службы к священнику подошла очень ветхая старушка и обратилась с вопросом: "Отец Антоний, я хотела бы научиться молиться, что мне для этого сделать?" Он на нее посмотрел с удивлением и сказал: "Обратитесь к кому-нибудь, кто об этом знает!" Она ответила на это: "Я уже спрашивала тех, кто знает, но никогда не получила толкового ответа, так я подумала, что раз вы, вероятно, ничего не знаете, может быть нечаянно что-нибудь полезное скажете". Ну, это укрепило священника, и он ей сказал: "В чем же дело?"
-  "Вот,  я молюсь все время и никогда не могу ощутить Божия присутствия..."

И тогда священник поступил так, как она ожидала, то есть сказал первое, что пришло в голову: "Как вы можете ожидать, что Бог сможет слово вставить, если вы все время говорите?"
— "А что мне делать?"

Священник говорит: "Вот что. Вы утром, когда встанете, уберите свою комнату, приготовьтесь, спрячьте в какой-нибудь укромный уголок то, что составляет беспорядок в каждой комнате, зажгите свою лампадку, сядьте уютно в кресле и не молитесь. Вы, я знаю, умеете вязать, так вы перед лицом Божиим вяжите себе спокойно и молчите. Смотрите на фотографии своих родных, смотрите в окно, ничего другого не делайте".

Через неделю он снова встретился со старушкой, и она говорит: "Знаете, получается!" Священник был в совершенном изумлении, потому что надеялся сверх всякой надежды, но ожидать ничего не ожидал.
-  "А что же получается?"
- "Вы знаете, я села вязать, и сначала я только слышала звук моих спиц. Потом этот звук стал монотонным ритмом, я его слушала и слушала, и постепенно благодаря тихому звуку моих спиц я вдруг почувствовала, как тихо вокруг меня. Я стала прислушиваться к этой тишине, и вдруг мне стало ясно, что в сердцевине этой тишины чье-то присутствие. И я поняла, что Бог тут. А дальше (говорит она) я и не молилась, а просто сидела в Божием присутствии".


В течение дня каждому из нас приходится встречаться со множеством людей, заниматься множеством вещей, делать разные дела. Что нам делать? Как нам быть? Как не терять тот внутренний строй, который мы, может быть, хоть на время получили в течение утреннего молчания, утренней тишины? Мы не заняты постоянно каждую минуту дня, есть минуты перерыва. И вот в эти минуты перерыва мы можем всегда заняться восстановлением внутренней тишины. Мы же все время мечемся; мы все время разговариваем с кем-нибудь; мы все время что-то делаем. Мы боимся остаться наедине с самими собой, в тишине посмотреть на себя, и увидеть Истину, увидеть свои прегрешения. Но несмотря ни на что, надо хотя бы иногда создавать минуты перерыва. Можно на минуту "отключиться" и войти в себя; просто собраться перед лицом Божиим, помолиться. Не обязательно делать это демонстративно. Всякая встреча в течение дня может быть встречей под Божиим покровом, может быть встречей, в течение которой мы должны что-то принести другому или должны от другого нечто получить.

Какому-то мудрецу было поставлено 3 вопроса, на которые он должен был ответить в течение 24-х часов, а расплата, если он не сумеет ответить, грозила очень неприглядная: его будут сечь публично на площади столицы. Он стал обходить, сколько сил хватило, других мудрецов, и ни один не мог ответить на его вопросы. На обратном пути, подавленный, несчастный, предвкушая позор и страдание, он шел мимо маленькой девчонки, которая пасла гусей. Девчонка на него посмотрела, спрашивает:
- "Что у тебя такой несчастный вид?"
- "Ах, ты не поймешь..
." - говорит мудрец.
- "Да нет, ты скажи".
- "Да вот, мне поставили 3 вопроса, я на них ответить не могу, а за это меня будут сечь всенародно".
-  "Какие же вопросы тебе поставили?"
-  "Да зачем тебе их говорить, ты все равно не поймешь".
-  "Да нет, скажи".

И он ей сказал: "Первый вопрос: какое самое важное время в жизни человека? Второй вопрос: кто самый важный человек на свете? А третий: какой самый важный поступок можно совершить?"

И девчонка на него посмотрела, говорит: "Ты находишь, что это очень трудно? Это очень просто! Самый важный момент в жизни - это теперешнее мгновение, потому что прошлое уже ушло, а будущего еще нет. Мгновение, в котором мы живем, - единственное, которое в нашем распоряжении. Самый важный человек - тот, который перед тобой вот сейчас, другого же нет. А самое важное дело - в это мгновение для этого человека сделать то, что надо".
В нашей жизни важны не те встречи, где мы говорим друг другу "вечные истины", что-то особенно важное, а мгновение, когда мы можем человеку, у которого на лице написана тревога или горе, улыбнуться или просто на него так посмотреть, чтобы он понял, что мы его увидели, что он существует.

С наступлением вечера, мы могли бы стать перед своей совестью, и перед своей жизнью, и перед Богом, и перед лицом всех людей, кого мы встретили, опять-таки не с чувством, что день прошел пустым, а с чувством - да, было хорошее и дурное, было добро и зло, было упущенное и совершенное. Мы могли бы стать перед своей совестью и покаяться: да, я растратил такие-то возможности, я прошел мимо таких-то людей, я себя потерял в такие-то моменты. И к Богу могли бы повернуться и сказать: "Прости, Господи! Ты меня послал в эту жизнь, и это было напрасно. Ты на меня понадеялся, и я не оправдал Твои надежды».
Не всегда легко услышать правду о себе. Не знаю, труднее или легче человеку сказать правду о нем, уж во всяком случае нелегко ее сказать так, чтобы эта правда была целительной, а не стала бы раной, нанесенной душе этого человека. И поэтому мы должны начать всякую встречу мыслью: Господи, просвети мой ум!..

Как говорил Тихон Задонский: «Дай мне "молчаливость, рассуждающую словеса", дай мне внутреннее молчание, благодаря которому я могу каждое слово сказать верно».
Филарет, митрополит Московский, писал: "Христианин не торопись языком твоим, давай себе размыслить: во благо ли тебе и другим будет слово, которое ты рождаешь в мир".
Молите Бога о том, чтобы нам стать способными слышать тишину, слышать то, что Бог через наши встречи и людей хочет нам сказать. Он мне, может быть, правду хочет сказать или дать опыт униженности; Он может мне послать оскорбление, чтобы я познал, до чего я неспособен к смирению, кротости, прощению обид. Даже то, что кажется злом, приходящим в нашу жизнь, является всегда даром, если только мы сумеем это зло воспринять как дар, как обстоятельство, при котором мы можем стать тем, к чему нас призывает Господь. Но все это может происходить, только если мы постепенным, внимательным трудом учимся тому внутреннему молчанию, которое нам дает возможность слышать.

У одного из западных святых есть такое рассуждение: "Если мы говорим о Спасителе Христе, что Он Живое Божие Слово, то мы можем сказать о Боге и Отце, что Он - то бездонное безмолвие, из которого только и может прозвучать Слово истинное, Слово, которое до конца выражает то, что содержится в глубинах этого молчания".
Пусть у каждого будет период, когда он можем хотя бы физически молчать и научиться слушать тишину, слышать хоть собственное дыхание, хоть биение собственного сердца. Нам говорится, что при чтении Иисусовой молитвы мы должны осознавать биение нашего сердца и молиться как бы на фоне этого биения, потому что нам нужен какой-то якорь, который нас держал бы на краю молчания, или сознание того, что мы тонем, что мы подобны Петру, который пошел по волнам ко Христу и в ком, вместе с тем, не нашлось достаточной свободы от страха, от окружающего волнения, чтобы идти дальше и не тонуть. И он воскликнул: "Господи, спаси!"
Молиться можно только из недр внутреннего молчания или из сознания отчаянной своей нужды в том, чтобы Бог спас. И когда мы так воззовем ко Христу, случится и с нами то, что случилось с Петром: Спаситель взял его за руку, и они оказались у самого берега
Мария Пронина

ЛЮБОВЬ К БЛИЖНЕМУ
Бог есть любовь

Не мсти врагу за оскорбленья,
Вражду любовью погаси
И в Божий храм, до примиренья,
Своих даров не приноси.

Любя лишь тех, кто вас лелеет,
Вы мните Богу угодить?
Но и язычники умеют
Взаимно любящих любить.

А ты, – ты братские объятья
Тебя клянущим простирай
И непроклятьем за проклятье
Благословеньем воздавай!

Творец ваш солнце зажигает
И множество светил ночных
И с неба дождь ниспосылает
Равно для добрых и для злых.

Так ты и доброму и злому
Учись, как Он, благотворить;
И будешь сыном Всеблагому,
И жизнью вечной будешь жить!


Как говорится, легко любить все человечество, но очень непросто любить конкретного человека со всеми его недостатками и слабостями. Когда Господа спросили: «Какая наибольшая заповедь в законе?», Он ответил: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22: 37–39).

Любовь – это великое чувство, которое роднит нас с Богом, ибо «Бог есть любовь». В любви единственное счастье, она способна помочь преодолеть нам все трудности и победить гордость и эгоизм. Но не все правильно понимают, что такое любовь. За любовь часто ошибочно принимают те приятные ощущения, которые мы получаем, когда к нам хорошо относятся, но это не любовь. «Если вы будете любить любящих вас, какая вам польза? Не то же ли делают и мытари?» (Мф. 5: 46). Очень легко и приятно любить человека, находиться рядом с ним, когда он нас только радует. Но когда общение с ближним нас чем-то не устраивает, мы тут же меняем свое отношение к нему: «от любви до ненависти один шаг». Но это значит, что наша любовь к ближнему была потребительской. Нам нравились те приятные ощущения, которые были связаны с ним, а когда они исчезали, исчезала и любовь. Получается, что мы любим человека как вещь, нужную нам. Но даже о любимой вещи мы все же заботимся, например полируем мебель, регулярно обслуживаем автомобиль, покупаем украшения и т.д. То есть даже в вещь, если мы любим ее, мы вкладываем свою заботу и внимание. Истинная любовь дает, а не требует. И в этом и есть настоящая радость любви. Радость от получения чего-то – радость материальная, потребительская, а в дарении кому-то – истинная, вечная.

Старец о. Алексей М. пишет: "Любовь приобретается путем работы над собой, путем насилия над собой и путем молитвы. Посылает Господь какого-нибудь человека, надо отнестись к нему внимательно, подойти к нему, войти в его положение, посвятить ему уголок своего сердца. Так постепенно все новые и новые люди будут входить в наше сердце, и наше сердце будет все расширяться и расширяться. Мы должны подражать любви Божией. Случай сделать добро кому-нибудь есть милость Божия к нам. Поэтому мы должны бежать – стремиться всей душой послужить другим. А после всякого дела любви так радостно, так спокойно на душе, чувствуешь, что так и нужно делать; хочется еще и еще делать добро. После этого будешь искать – как бы кого еще обласкать, утешить, ободрить. А потом в сердце такого человека вселится Сам Господь: "Мы придем и обитель у него сотворим" (Ин. 14, 23).

Любовь – это служение. В этом дает нам великий пример Господь наш Иисус Христос, когда Он умыл ноги апостолам на Тайной вечери, сказав: «Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин. 13: 14–15). Христос любит нас ни за что-то (потому что нас не за что особенно любить), а просто потому, что мы Его дети. Пусть грешные, непослушные, духовно больные, но ведь именно больного, слабого ребенка родители любят больше всего. Чувство любви не может существовать без наших усилий. Его нужно воспитывать в своем сердце. Любовь – это сознательное решение: «Я хочу любить». И нужно делать все, чтобы это чувство не погасло, иначе наше чувство долго не протянет, оно станет зависеть от множества случайных причин: эмоций, нашего настроения, обстоятельств жизни, поведения ближнего и т.д. По-другому выполнить слова Христа невозможно, ведь нам заповедана любовь не только к близким – родителям, супругам, детям, но и ко всем людям. Святые Отцы учат, что духовную жизнь нельзя начинать сверху, то есть с исполнения наивысших заповедей. Надо начинать ее снизу, то есть прежде всего надо очистить душу от страстей и пороков, приобрести терпение и другие добродетели, а тогда уже усовершенствуется любовь к ближним и к Богу.
Прп. Исаак Сириянин пишет: "Любовь есть плод молитвы, когда ум пребывает в молитве без уныния и человек молится пламенно и с горячностью, стремясь получить дар любви. Терпеливо пребывать в молитве – значит отречься человеку от себя самого: при самоотвержении же достигается любовь Божия".

Любовь стяжается ежедневным трудом, но награда за этот труд велика, ибо ничто на земле не может быть выше этого чувства. Но в начале нам приходится буквально понуждать себя к любви. Например, пришел домой усталый, не жди пока тебе сделают приятное, сам помоги, помой, скажем, посуду. Одолело плохое настроение – понудь себя, улыбнись, скажи ласковое слово, не срывай раздражение на других. Обиделся на человека, считаешь его неправым, себя невиновным – понудь себя, прояви любовь и первым пойди примиряться. И гордость побеждена. Но тут очень важно не возгордиться уже своим «смирением». Так, воспитывая себя день за днем, человек дойдет когда-нибудь до того, что уже не сможет жить по-другому: у него будет внутренняя потребность дарить свою любовь, делиться ею. Очень важный момент в любви – видеть ценность каждого человека, ведь в каждом есть что-то хорошее, просто нужно изменить свое часто предвзятое отношение. Только воспитывая в своем сердце любовь к ближнему, меняя свое отношение к нему, научаясь видеть в нем хорошие стороны, мы будем шаг за шагом побеждать в себе гордость и превозношение.

Любовь побеждает гордость, ибо гордость есть недостаток любви к Богу и людям. Как научиться любви к Богу? Полюбив Его творение – человека. Человек – это образ Божий, и невозможно любить Первообраз и без любви, неуважительно относиться к иконе, изображению Бога. Недаром апостол Иоанн Богослов пишет нам: «Кто говорит: “Я люблю Бога”, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1 Ин. 4: 20).

Путь стяжания любви к Богу – это приобщение себя к жертве. Бог возлюбляется постольку, поскольку человек начинает жертвовать всем ради Бога. Для этого надо научиться жертвовать своим временем, отдавая его молитве; жертвовать силами, не жалея их при молитвенном бодрствовании, стоянии и поклонах; жертвовать привычкой есть сладко, вкусно и досыта – при упражнении себя в посте и воздержании; жертвовать склонностью развлекаться; жертвовать комфортом, приучая себя к скудости; жертвовать нарядами – стремясь одеваться по возможности скромнее и т. д. Пусть каждый день приносятся жертвы Богу: от этого будет вложен новый камешек в наше сердечное здание любви.

О. А.Ельчанинов пишет: "Вся наша внутренняя жизнь движется любовью к Богу. Но откуда взять эту любовь? Всякая наша любовь питается впечатлениями от любимого объекта (мира, родных). Как может удержаться и не завянуть наша любовь, а с нею и наша вера, если она не питается никакими впечатлениями? Но какие же впечатления от Бога, Которого никто никогда не видел. (1 Ин. 4, 12). – Мы имеем Христа. Размышление о Нем, молитва, чтение Евангелия – вот пища, питающая нашу к Нему любовь. Но бывает, и очень часто, что для этого сердце наше оказывается слишком грубым, невосприимчивым. Тогда надо попытаться обратиться к житиям святых, к писаниям святых Отцов – у них тот же свет Христов, но в смягченном, ослабленном виде, уже прошедший сквозь призму, хотя и святой, но человеческой души.

Нам надо с детей брать пример, учиться у них простоте, доверчивости, любви и незлобию. Когда малыш провинится и мать его накажет, он может сказать только, в худшем случае: "У-у-у... Какая мама нехорошая! Дерется! Тетя Валя лучше: Саньку не бьет!" – и все. А через несколько минут мамочка становится для него опять самой хорошей. Лучше всех на свете! У него никогда не возникает мысли: "Ну, все, пропал! Теперь мама не накормит, а, может и... убьет!" Ребенок подуется-подуется на мать и отца, поплачет, покапризничает, да на том дело кончится. Исполнит свое послушание – родительское желание – и опять как ни в чем не бывало, занимается своими делами играми, уроками.

Вот так и нам надо верить в любовь Божию, как ребенок верит в любовь матери и отца. Нельзя допускать даже и тени сомнения в том, что Господь любит нас больше, чем родная мать, и что Он готов исполнить каждое наше благое прошение, лишь бы мы не теряли веру в это. Мы говорим: "Детская молитва доходчива. Бог слышит детей". Да. А почему, спрашивается? Да потому, что благочестивые: дитя молятся Богу и просят его в простоте сердца с любовию без мудрования. Понятие о Боге и грехе у них не искажено еще. Они знают, что Господь добрый, хороший, что Он любит всех, особенно детей, которые Его любят и слушаются Его в лице родителей и старших... Так как же Он не услышит их?! Такого быть не может! Есть такая притча:
"Одна блудница встретила по дороге женщину, у которой только что умер на ее руках ребенок. Горе матери так тронуло блудницу, что она падает на колени и молится: "Господи! Я – окаянная, нечистая и скверная, недостойная ничего, что бы Ты мог сделать для меня. Но не ради меня, а ради самой этой несчастной матери, яви ей Твое милосердие и помощь!" И что же? Младенец воскрес. Вот как милосерд Господь!" И вот что делает дерзновенная молитва! Какая же основная причина отделяет нас от любви Божией? Какой грех? – Самый глубокий корень зла, тяжелейший порок души – наша самость, наша обращенность на себя, наш эгоизм.

Самое печальное обстоятельство то, что этот порок развивается, поощряется и насаждается родителями и всеми ближними с самого раннего возраста. А когда грех становится как бы неотъемлемой принадлежностью души, когда он уже вошел, как говорится, в плоть и кровь, тогда до изнеможения, до кровавого пота начинается мучительная борьба с этим внутренним врагом, которого сами взрастили и взлелеяли. Разумно ли это? Все несчастье в том, что мы сами себя разрываем на части: правой рукой пытаемся ухватиться за небо, а левой рукой крепко держимся за землю, никак не хотим расстаться с нею... Не успеем руки свои положить на плуг, как уже испугались необозримости пашни. Страшимся труда! А ведь по сути дела, какого труда-то?
Нас-то что страшит? Ни мозолей не набьем, ни потом не изойдем, ни боль и усталость в теле нам не грозит... Видимо, только одно устрашает: привязанность ко греху, к своей страсти и боязнь потерять ее. Жалко расставаться со своим рогатым чудовищем – эгоизмом, которого сами в себе родили с помощью родных и знакомых, которого всю жизнь лелеяли, берегли и заботились о нем за то, что в виду беспечных зрителей он поднимает наше Я до небес... Бедные люди! Что же мы так упорно не хотим помнить и знать, в какую бездну низводит наше "Я" и какие страшные мучения в вечности она готовит нам? Куда же девался страх Божий?..

Правда, есть из нас и такие, которые знают и даже со всей остротой сознают, что наше Я (эгоизм) – это опаснейший враг, хотя коварно выдает себя за друга. Они рады были бы избавиться от него, но как? В их понятии это равносильно самоуничтожению. Они так помышляют: "Что значит отречься от себя? Это значит не иметь личной жизни. Почему я должен жить для Ивана и Марии, для 5-го-10-го? А кто для меня будет жить?. Я ведь могу дойти до крайней нищеты и умереть раньше времени!"..

А где же наша вера в Промысл Божий? Неужели Господь о птицах и животных печется более, нежели о человеке? Неужели Он любит их больше, чем нас? Вот и получается... нет у нас ни веры, ни надежды, ни страха Божия, ни любви, поэтому и приходится нам начинать духовную жизнь снизу. А как бы хотелось никогда не спускаться вниз! Любовь Христова приобретается не сразу. Много времени приходится трудиться, чтобы приобрести это сокровище. Делайте как можно больше добрых дел всем без разбора, с кем столкнет вас Промысл Божий: родственникам, друзьям, врагам, знакомым, незнакомым, верующим и неверующим – всем без исключения.

Главное – это стремиться, торопиться делать добро, пока мы еще живы, пока у нас есть время и возможность, не думайте, что добро может делать только обладающий материальными средствами. Очень много людей нуждаются в нашей помощи: физической силе, в добром совете, в знаках внимания и сочувствия. И верьте, как бы ни было мало и незначительно ваше доброе дело, оно во веки веков пребудет с вами! Как знать! Может быть, ваш сочувствующий взгляд на согрешающего и молитва о нем будут теми золотыми песчинками, которые выведут из равновесия весы и перетянут чашу ваших добрых дел, ради которых Господь дарует вам вечное блаженство.[
Мария Пронина
10.07.2013 газета "Благовест"
https://blagovest.cofe.ru/Vzglyad/Vremya-tishinyi
http://www.cofe.ru/blagovest/article.asp?heading=27&article=14653

НЕЗЛОБИЕ - ЗАЛОГ СПАСЕНИЯ
НЕЗЛОБИЕ – это доброта. Одна из заповедей Господних гласит: «Возлюби ближнего своего, как самого себя».
Пожалуй, данная заповедь может быть определена как самая важная. Здесь слово ближнего означает каждого человека, которого мы встречаем на жизненном пути. Если каждый будет жить для себя, мы будем вечно мешать друг другу, а значит воевать, ненавидеть, проклинать и безумствовать. Логика исказила смысл добра до неузнаваемости. Она сделала добро злом. Мы должны понять, что незлобие ни в коем случае нельзя ни ставить под сомнение, ни искоренять из своего характера. Вся история человечества полита кровью, и нам уже практически невозможно представить, чтобы человек не убивал или не совершал зло. Нам кажутся естественными чувства гнева, зависти и злобы, И наоборот доброта и любовь вызывает стыд не только у мужчин, но и у женщин. Мы создали условия, в которых человек не может существовать достойно, поэтому он решает умерщвлять других и логически может обосновать свои действия.

Целые государства совершали и совершают подавление людей методом убийства и считают это благом для себя и своих граждан. Мы породили мир жестокости и насилия, агрессии и ненависти. Уничтожение всего не угодного и ярость закладываются с раннего детства. Человечество готовит сознание людей к войне буквально с пеленок. Незлобие уподобляет человека Богу. Незлобие является и свойством, и средством. Свойством - потому, что Бог незлобив, долготерпелив и многомилостив (Пс. 102:8), и таким качеством необходимо обладать всякому, кто хочет быть подобен Богу. Средством - потому, что нравственное уподобление человека Богу привлекает Божию благодать к человеку, а значит - и все её благотворные действия, будь то прощение грехов, просвещение ума или укрепление нравственной силы для более совершенного исполнения заповедей Божиих. Например, когда ребенок впервые оказывается в классе, он сомневается и боится. Он боится, потому, что мозг видит непривычную обстановку и ищет способ к нему приспособиться. Если в классе учатся хулиганы, то дети должны будут готовиться к подавлению с их стороны. Если хулиганов и агрессивных ребят нет, то ребенок, адаптируясь, будет пытаться подавлять сам, чтобы занять выгодное положение в коллективе. Возможно, все найдут компромисс, но он будет временным и условным. В обществе принято считать. если ребенок не реагирует агрессией на агрессию, значит, он боится, он трус, и такого человека уважать нельзя. Поэтому, чтобы действовать разумно, необходимо полностью сделать сознание независимым от условий и проявить незлобие по отношению к окружающим.

Незлобие - залог спасения, основываясь на словах Господа: Прощайте, и прощены будете (Лк. 6:37). Чтобы Бог нас простил, нам нужно от сердца простить всех обидчиков; но имеющему незлобие некого прощать, ибо обида не задерживается в его сердце надолго. Обретём незлобие - наследуем жизнь вечную. Очень показательна в этом плане повесть о иноке, рассказанная прп. Анастасием Синаитом :«Некоторый инок, живя в монастыре, проводил беспечно дни свои, не заботясь о спасении своем, но предаваясь всю жизнь праздности. Дожив до преклонных лет, он приближался уже к смерти. Когда же он заболел тяжким недугом и был уже при последнем издыхании, то нисколько не боялся смерти, но приготовлялся разлучиться от тела с веселием, хваля и прославляя Бога. Окружавшие его братия и игумен того монастыря сказали ему: "Мы видели, что ты, брат, в праздности проводил жизнь свою. Почему же в этот страшный час смерти ты так беспечален и радостен? Укрепляемый силою Божиею, встань и объясни нам это, чтобы и мы прославили Бога". Брат, приподнявшись немного с постели, сказал им: "Это правда, честные отцы, что я беспечно проводил жизнь свою. Вот, сейчас Ангелы Божии принесли ко мне и прочитали предо мною рукописание, на котором были отмечены все дурные дела мои. Прочитавши рукописание, Ангелы спросили меня: Знаешь ли ты это? Я отвечал: Да, знаю. Но так как я отрекся от мира, принял пострижение в иноческий чин, никогда никого не осуждал и ни на кого никогда не гневался, то я молю Бога, чтобы на мне исполнились слова Христа, Который сказал: Не судите, да не судимы будете (Мф. 7:1); аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный (Мф. 6:14). И как только я сказал это, тотчас святые Ангелы разорвали рукописание грехов моих. Поэтому-то я с радостию и веселием отхожу к Богу." Сказав это, брат тот с миром предал душу свою Господу.»

У незлобливых нет врагов, ибо они никого не воспринимают как врага, вне зависимости от того, как окружающие действуют по отношению к ним. Приведем другую ситуацию. Мужчина и женщина встречают на своем пути агрессивного человека, который пытается словами задеть честь и достоинство данной женщины. Он в непристойной форме подчеркнул ее какой-либо недостаток. Здесь сразу проснется эгоизм оскорбленной женщины, ее мужчины, который вдруг захочет отмстить обидчику и эгоизм виновника инцидента, который проявляет наглость и самодовольство своим поступком. Если мужчина сразу полезет в драку, чтобы доказать, что он настоящий мужчина, то мы будем считать его поступок выбором логичного, ведь у этого поступка есть причина. В итоге, если противник окажется сильнее, то наш мужчина может погибнуть и обречет на гибель свою женщину. В таких условиях мужчина подумает, что его будут считать безвольным трусом, если он проявит незлобие и пройдет мимо или попытается выйти из ситуации мирным путем, избавив всех участников конфликта от страданий. Мы, будучи уверенными в своей правоте, силе и победе, должны проявить незлобие и не стать участниками конфликта.

Стремящийся к незлобию, легко прощает обидчиков и изгоняет вражду из своего сердца, когда помнит о милосердии и долготерпении Божием, и о том, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас. (Рим. 8:18) Можно отдать суд Богу, представить, что Бог может сделать их обидчику, на основании слов Апостола: Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь (Рим. 12:19). Но не лучше ли попросить Бога простить обидчика, а не карать его? Ибо и мы сами живы до сих пор одним только долготерпением Божиим. Почему бы и нам не использовать возможность уподобиться Господу в долготерпении? Таким образом, регулярная практика переходит в навык, а навык ведёт к обновлению естества. И чем более он укрепляется, тем легче нам становится переносить искушения, представлявшиеся неподъёмными в начале нашего пути к жизни вечной.

Незлобие - это дар Божий, это плод духа (см. Гал. 5:22). Но подаётся этот дар всякому, кто искренне желает его получить. Мы называем этот дар легкодоступным, потому что от нас требуется только личное произволение. Прочие добродетели могут не реализоваться, когда у них нет на то необходимых ресурсов. Нищий не может подать милостыню, ибо у него нет собственного имущества. Для проповеди Слова Божия необходимы и дар слова, и глубокое разумение Священного Писания. Незлобие - доступно каждому живому человеку, вне зависимости от его физического здоровья, социального положения, гражданства или национальности. Чтобы стать незлобивым, необходимо, прежде всего, захотеть.

Один брат, обиженный другим, пришел к авве Сисою и говорит ему: "Такой-то брат обидел меня! Хочу отмстить за себя". Старец увещевал его и говорил: "Не мсти ему, сын мой, а лучше предоставь Богу дело отмщения". Брат сказал: "Не успокоюсь, пока не отомщу за себя". Тогда старец сказал: "Помолимся, брат!". Вставши, он так молился: "Боже! Мы не имеем более нужды в Твоем попечении о нас: мы сами хотим мстить за себя". Брат, услышав сие, пал к ногам старца и сказал: "Не хочу более судиться с братом; прости меня, авва!".(Скитский патерик)

Господь, по незлобию Своему, не стал подвергать нас, несомненно достойных казни, вечным мукам, но принял наше покаяние и готов даровать нам Царство Небесное, если мы пребудем в верности Ему до конца. Он ждёт от нас нравственного уподобления Себе, в посильной для нас мере. Вспомним пример немилосердного заимодавца, в котором Господь не нашёл ни малейшего подобия Себе в милости! Такая же участь ждёт каждого, кто, злоупотребляя долготерпением Божиим, оказывается немилостивым к собственным должникам, к числу которых, относятся и обидчики.

Чтобы стяжать незлобие, полезно оглядываться на пройденный путь, полезно вспоминать все грехи, которые Господь сначала потерпел, а потом простил. Полезно также вспоминать, сколько раз нам случалось падать, когда представлялось, что благодать безвозвратно утеряна. И что же? Господь не покарал, не подверг вечным мукам, а потерпел и простил, и со временем не только восстановил всё, чего мы в падении лишились, но даровал даже с преизбытком. Памятуя о незлобии Божием, сможем ли мы, уподобляться Богу или предаваться гневу, раздражению и памятозлобию ? Легко заметить тесную взаимосвязь между незлобием и неосуждением. Добродетели эти оказываются очень близкими, если не сказать - тождественными. Понятно, что имеющий незлобие никого не осуждает; однако и само стремление никого не осуждать приводит душу подвижника в состояние незлобия. Поэтому все приёмы против греха осуждения будут полезными каждому, кто хочет обрести незлобие.

Незлобие, при всей его ценности, не отменяет прочих христианских добродетелей, но делает их приобретение более лёгким. Незлобие помогает терпеливо, безропотно переносить Божие наказание в случаях, когда оно постигает нас за случающиеся грехи, и благодарить за него Господа. Без всепрощения, без искоренения злопамятства невозможен душевный покой! Злоба производит в уме бурю помыслов против ближнего – бурю страстей, которая вырывает с корнем все доброе, разрушает почти до основания все ростки добродетелей. Мы и сами бываем не рады этой злосчастной буре, происходящей из обиды на ближнего. А если возникает эта буря – можем ли мы тогда совершать какие-либо благочестивые подвиги? Буря злобы в нашем сердце будет отметать все наши благие намерения, и никакое добро не будет нам подвластно. Таков закон греха, и особенно греха злопамятства, раздражения. Вот почему великие подвижники Христовой Церкви старались уничтожать даже малейшее проявление греха злобы. Потому что если дать простор его движению, то он, разрушит до основания все наше доброе устроение. И если кто-либо из ближних причинит нам обиду – не допустим мы в своем сердце господствовать злобе!

Помните, что в ином случае нашими слабостями сразу же воспользуется враг человеческого рода. Он будет, несомненно, внушать нам, что обида слишком велика и непростительна; станет раздувать, малое в большое, представлять из мухи слона.Злоба же, войдя в сердце, не даст нам покоя ни днем, ни ночью, ни на молитве, ни на работе. Она будет точить наше сердце, да так сильно, что мы, выбьемся совершенно из колеи.
Максим Сажнов
http://www.cofe.ru/blagovest/article.asp?heading=27&article=14714
Прикрепления: 6543226.jpg(12.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 10 Дек 2021, 18:36 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
ДОСТОИН ЛИ Я ДОБРОГО ОБРАЩЕНИЯ?
Мысли о смирении, терпении и любви

Довольно часто нас раздражают, а то и, откровенно говоря, бесят люди, не проявляющие к нам, как нам кажется, должного почтения или уважения. Например, обращаются к нам холодно, «с металлом в голосе», а то и явно высокомерно, заносчиво. Такое обращение мы еще можем, скрепя сердце, перетерпеть от начальника, от которого зависим. Нам неприятно, но куда деваться – не мы выбираем себе начальников, а наоборот. Приходится терпеть. Другое дело, если такое позволяет себе «ровня», то есть равные нам по статусу. Тут уж есть повод конкретно взъерепениться, растопыриться и поставить этого человека на место. Как же! Как он (она) смел (а) со мной так обращаться!? Какой тон!? Какие амбиции!? Вот я ему! Что стоит за осуждением?

Даже если вслух ничего не сказать, не обжечь гордеца ответной желчью, грех остается грехом. Что за грех? Первое – гордость. Второе – осуждение, которое порождает гордость. Почему мы так остро реагируем на неподобающее обращение с нами? Потому что высоко ценим себя, видим себя с самых лучших сторон. Следовательно, ожидаем подобающего этой внутренней самооценке отношения и от окружающих. Когда же оное не следует, раскаляемся обидой и праведным, как нам кажется, гневом. Если же есть в нас хоть капелька веры, то есть желание быть похожими на Христа, то мы должны понимать, что подобное душевное устроение уводит нас в противоположную от Спасителя сторону. Люцифер был светлейшим из ангелов света, но за свою гордость, желание быть «ровней» Богу, был низринут с небес и стал сатаною, врагом рода человеческого. Потому «Бог гордым противится», что гордость уподобляет нас лукавому, а еще потому, что гордому Он, Бог, не нужен. Девиз гордого: «Я сам». Возношение душит Бога в душе человека. По словам свт. Игнатия (Брянчанинова), все люди горды в той или иной степени. Гордость – первопричина всех войн, всех конфликтов, убийств, вражды, злобы, нестроений, разногласий, расколов. Все это «добро» вылезает наружу, когда один человек не хочет уступить другому. Когда каждый ждет от другого «подобающего», то есть «снизу вверх», отношения к себе.

Победа духа, твердость веры, сила любви
Нам же нужно изо всех оставшихся сил учиться смирению – добродетели, противоположной гордости. Христос, Бог наш, есть высший Идеал смирения. Смирение – это не человекоугодие, не лебезение перед другими, как многие думают, не признак слабости, робости, безудачливости. Нет! Истинное смирение – это победа духа, твердость веры, сила любви и доверия к Богу и ближним. Все святые отцы говорят, что в Царство Небесное можно войти, только стяжав эту прекрасную добродетель – христианское смирение. Не будем отвечать ударом на удар, а крепко задумаемся: а достойны ли мы доброго обращения?

А потому будем относиться ко всем, обращающимся к нам, со смирением. Как же это? А так: слышим заносчивые, высокомерные нотки в голосе собеседника, тормознем свое раздражение, надев на него узду смирения. Будем со спокойным сердцем слушать резкие, может, речи. Не будем отвечать ударом на удар, а крепко задумаемся: а достойны ли мы доброго обращения? Представим, что к нам обращается Сам Христос, с любовью, но твердо Он нас обличает в чем-то. А что, нас не за что обличать? Да на нас грехов как репьев, страсти кипят в душе, мысли грязненькие да вонюченькие. Нас с лица земли давно нужно было бы стереть, а Господь нас терпит, да еще вразумляет.

Наши обидчики – бесплатные учителя смирения
Вот как, мне думается, нужно относиться к своим обвинителям, ко всем, кто с нами «неподобающе» разговаривает или ведет себя. Не злейших врагов нужно видеть в них, а своих лучших друзей, бесплатных учителей смирения. О! Я достоин такого со мной обращения! Кто я такой, чтобы меня согревать и покоить? Мне холодный душ нужен, по мне плетка плачет за мои беззакония. А все, что мне по высшей справедливости достается, так это колкие, холодные, пусть и высокомерные слова оппонента. Да мне в ножки ему кланяться нужно, целовать ему руки, что он меня уму-разуму учит. Вот оно, начало смирения. Если себя на такой лад настроить, то и осуждение само собой куда-то уйдет. Потому что ты будешь другого человека принимать с любовью, с покорностью воле Божьей, Который тебе этого человека послал, чтобы тебя с небес на землю спустить, чтобы ты не заносился и не мнил себя великим праведником, на которого при жизни все должны молиться. Основная причина осуждения – заочное видение других хуже себя, повинных в каких-то немыслимых грехах, тебе, само собой, «неведомых». То есть все опять упирается в гордыню.

А нужно так себя настраивать: я – хуже всех, или хотя бы хуже вот этого человека, который меня в чем-то обличает. Нужно видеть его хорошим, прекрасным человеком, обладающим качествами, до которых тебе далеко-далеко. Второе – любому негативу со стороны оппонента в отношении тебя нужно находить оправдания. Например, человек с тобой холодно по телефону поговорил, может, даже огрызался на твои вопросы. Первая мысль, конечно, от лукавого, – как он заносчиво со мной поговорил! А ты подумай по-другому: человек просто болен, ему физически трудно говорить, он спал три часа всего, у него драма личная, ему не до кого, а тут с тобой нужно разговаривать. Как часто бывает, что подобные предположения, как потом выясняется, оказываются реальностью. А мы человека за глаза чуть не обвинили во всех тяжких. Родственно осуждению и недоверие людям. Нам трудно поверить, что человеком движут высокие порывы, а если у него плохое настроение, то это минутная слабость, которую правильнее будет человеку простить. Вот прощать-то мы как раз не умеем или умеем, но со скрипом и массой «условий». Но это – тема другого разговора.

Поэтому давайте не будем ворчать и обижаться на «неподобающее обращение». Лучше думать так: «Я заслужил такое обращение». И мысленно кланяться за урок смирения оппоненту. А тот, видя, что его усилия не приносят плода, сам смягчиться, потеплеет. Сколько примеров есть настоящей дружбы, возникшей между некогда непримиримыми собеседниками после того, как один из них уступил и смирился. Почему бы этим «одним» не быть мне?
Артемий Слезкин
http://www.pravoslavie.ru/put/77402.htm

СЛОВО И ПОНЯТИЕ «СТЫД» ДАВНО УШЛИ ИЗ НАШЕЙ ЖИЗНИ
12 октября есть милый такой международный праздник – День заглядывания в окна


Впервые о нем услышала. Тут же вспомнила детство золотое: как мы любопытничали у чужих окон, делали постукалочки, которые бились о стекло, встревоженные хозяева выглядывали, а мы дергали за ниточку в 30 м. и ржали как подорванные. Глупость, конечно, несусветная, которая в 10 лет уже была неинтересна. До сих пор помню возмущенного дядю Борю, который нас отчитывал, повторяя: «Делать так – стыдно, просто стыдно».
Нынче оно, конечно, и в голову не придет – подглядывать в окно за чужой жизнью. За нас, бывших малолетних, это с успехом делает телевидение, где слово «стыдно» не прижилось. Каждый вечер, «в час назначенный», копаются в грязном белье, сверяют ДНК, проверяют на детекторе лжи. Кто от кого родил, кто с кем спал, кто кого бил. И смотрит народ не то что с удовольствием, но с интересом. Плюется, но смотрит. Как сказала мне одна бабуля из Соснового Солонца: «Знаю, что все эти передачи от лукавого, а смотрю».

Слово и понятие «стыд» давно ушли из нашей жизни. Вон футболисты Кокорин с Мамаевым шоу на всю страну устроили, людей стульями били, хамили, непотребно себя вели. Накажут теперь поди, сейчас уже всякие начальники спорта волосы на себе рвут и приговаривают: мол, постыдный поступок совершили футболисты. А когда этих бегающих и прыгающих парней миллионами развращали, стыдно никому не было? Согласна, что за талант надо платить, но почему только звездам спорта и эстрады? У нас немало талантливых учителей, медиков, библиотекарей, но мало кто из них может похвастаться 30 тыс. руб. за час работы. Хотя я это пустое сейчас говорю: социальный разрыв в нашем обществе огромный. Кому-то щи жидковаты, кому-то жемчуг мелковат. И ничего не предвещает, что скоро все изменится.

…Умирают люди моего времени: кто старше, кто младше, знаменитые и неприметные. Если имя на слуху, тут же телешоу готово. В той же студии, где вчера трусами размахивали, сидят те же люди и прилюдно скорбят на всю страну. Скромнейшего Р.Карцева не обошли своим циничным вниманием. А я с ним встречалась, интервью брала, никакой «звезды» там не включалось, про свою личную жизнь он вообще не говорил. Не успели похоронить – начался шабаш кривотолков в обнимку со слащавым умилением…Так что День подглядывания в окна – это наш праздник, товарищи. Пора его в календаре сделать красным.
Галина Плотникова
15.10. 2018, газета "Ставрополь-на-Волге"

https://augustnews.ru/slovo-i....-zhizni

ДА НЕ БУДьТЕ МРАЧНЫМИ И ХМУРЫМИ…
Так поет В.Высоцкий про то, что мы вечно мрачные и хмурые?

Да, американцы всегда улыбаются и нам это кажется фальшивым. А то, что улыбаются тайцы, жители Бали, Индии, мы воспринимаем нормально. Потому что там так принято. Восточная мудрость много говорит об улыбке, как отражении внутреннего мира человека, как об улыбке Бога. Только россияне очень редко улыбаются. Мы одна из самых неулыбчивых наций. Почему? Мы что хуже всех живем?
Хуже даже бедных нигерийцев  или африканцев, где бесконечно идет война? Не думаю.

Я всегда смотрю на наших женщин после 40. Да, носогубные складки уже отчетливо показывают полное недовольство жизнью. Такое вечное неприятие действительности на лице. У одних это так ярко выражено, что я даже стараюсь с ними не заговаривать, я знаю, сколько и всего плохого я услышу про сегодняшние проблемы. Они жертвы и заложники жизни. Я бегу от такого соседства, знакомства, партнерства..Посмотрите на носогубные складки человека, и вы все про него поймете..А мужчин и их отношение к жизни легко вычислить по их пивным животам. Но это отдельная песня. А пока. Мы здесь! Мы живы! Мы можем встречать утро и провожать закат. Мы можем позвонить другу и сказать ему слова благодарности. Мы просто можем пойти за грибами. Завтра! Дождь уже прошел, и значит, что грибы будут! Это так здорово! Просто жить! Просто любить! Просто радоваться! Просто, просто, просто – этого  мало! Нет, не мало, а ОЧЕНЬ МНОГО!

Улыбайтесь! И молитесь, чтобы ничего не случилось непредвиденного, того, что от вас не зависит. А улыбаться и радоваться за других – это зависит от вас !И снова мой любимый романс.в исполнении Олега Погудина. Какое счастье – это слушать!И думать! И грустить! И улыбаться! Несмотря ни на что!



Наталья Берязева
https://beryazeva.com/2012/08/29/da-ne-budte-mrachnyimi-i-hmuryimi/
Прикрепления: 6621837.jpg(6.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 09 Май 2022, 12:14 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 6427
Статус: Offline
«КОГДА ВСЕ ЕЩЕ БЫЛО ХОРОШО»



«Когда все было хорошо…» – в последние дни эта фраза так и крутится у меня в голове. И я вспоминаю, вспоминаю… 
Еще несколько недель назад меня что-то раздражало: нехватка денег, бытовые поломки и неприятности, уроки, которые дети никак не хотели делать. Были моменты, когда мне казалось, что все плохо. Я вспоминала лучшие времена и мечтала о счастливом будущем. Сейчас я смотрю на мир вокруг и думаю: «А ведь тогда, когда было “все плохо”, все было так хорошо!..»
Нет, я не в депрессии, я пытаюсь улыбаться, дышать, писать, покупать семена для рассады. Но и стараюсь нащупать для себя, а что это такое – «хорошо»? Почему оно всегда где-то в другом измерении – вчера, завтра? Почему никогда не сегодня? Как ухватить это «хорошо» прямо сейчас?

На самом деле, слова эти отпечатались у меня в сознании и в душе еще давно. Лет 10 назад. Тогда мы встречали Рождество. К нам пришло много гостей. Друзья, родные, какие-то дети. Было весело. Одна моя родственница рассказывала, как когда-то строили они с мужем большой красивый дом за городом. В то время, когда они это начинали, он занимал высокий пост, были деньги, возможности… А потом бахнул кризис, фирма обанкротилась, и началась обычная жизнь среднестатистических людей. Не голодали, конечно, работали, но и жили небогато. А дом тот так и остался недостроенным. И вот вспоминала она тогда, за рождественским столом, как начинали они стройку, как мечтали, что переедут туда, заживут… И сказала те самые слова: «Когда у нас все еще было хорошо».

Не знаю, почему, но меня прямо обожгло изнутри: «Так и сейчас тоже хорошо, вот, сидим все вместе. Интересно, что будет через несколько лет?». А через несколько лет мужа ее посадили в тюрьму по оговору. Осталась она с двумя детьми. Встретились мы с ней опять. И вдруг эта женщина сказала: «А помнишь, как сидели мы тогда у тебя? Как было хорошо, а я и не понимала…». Да, я тоже с теплом вспоминаю то время. Встречали Рождество, молились на службе, потом – гости. Пили, ели… Наверное, все и везде. И казалось, что так будет всегда. Были и проблемы, конечно. Куда ж без них. Но какими мелкими, ничтожными кажутся они сейчас. А вот мелочи – простые радостные мелочи – не ценили. Почему?.. Не знаю…

Ярко вспомнила я эти слова 4 года назад. Тогда, в роддоме, мне сказали, что у нашей пятой дочери, которая несколько минут назад появилась на свет и которую мы так ждали, синдром Дауна. Это раздавило меня бетонной плитой. Я лежала и даже не плакала. Я просто не могла поверить, что это происходит со мной. Когда я пыталась все осмыслить, мне казалось, что я смотрю в бездну. Через пару дней, придя немного в себя, я начала искать в телефоне старые фотографии. Вот муж, вот наши 4 старшие дочки, кот, мама… Еще неделю назад я раздражалась на них, ругалась. Я зашивалась в нескончаемом сером быту и роптала. А как, оказывается, все было хорошо… Почему не понимала, почему не ценила? А сейчас у меня ребенок-инвалид. И впереди кромешная тьма. Так я думала в те дни, да… Кто бы показал мне тогда будущее…

Будущее само показало себя через год. Все уже наладилось. Скоро стало ясно, что нет никакой бездны. Есть чудесная маленькая девочка, наша любовь, наше счастье. Жизнь пошла своим чередом. Забылись страхи, забылись те обещания Богу, что я обязательно изменюсь, стану лучше, чище, добрее. «Только, Господи, сделай с ней что-нибудь. Пусть она исцелится или уйдет!» Страшно? Страшно! Он и сделал – помог нам принять и полюбить такую нашу дочь. Но стала ли я лучше? Увы…Опять недовольство, какие-то дрязги. Опять: «А вот были бы деньги, машина, слушались бы дети… Сделать бы ремонт. Тогда точно все будет хорошо!». Этот ремонт… Он стал тогда моей идеей фикс. И еще та дыра на обоях на кухне, которую прорвал кот. Сколько я ругалась из-за нее с мужем

!Как сейчас помню, 21 сентября, в Рождество Богородицы, он собирался на раннюю литургию, а я опять заговорила о той дыре.
– Ну, давай вечером съездим вместе и выберем обои, – предложил Вадим.
А мне было лень, недосуг, болели дети, дома бардак.
– Если я еще и за обоями буду ездить, зачем мне вообще нужен муж, – пробубнила я, когда он закрывал за собой дверь.
После службы Вадим вернулся и лег:
– Что-то нехорошо
И началась череда кошмаров. Лимфоузел размером с яйцо, несбиваемая температура, антибиотики, которые не помогают, скорая, больница, анализы, биопсия, надежда, отчаяние. Врачи, прячущие глаза, и страшные слова: «Возможно, это онкология». Диагноз будут то ставить, то снимать. Анализы покажут то лимфому, то некротический лимфаденит (это, на самом деле, удивительная история). В те страшные дни каждую секунду я вспоминала ту дыру на обоях, которая мне казалась какой-то огромной и нерешаемой проблемой, и думала: «Господи! Как же было хорошо! Верни! Пусть муж будет здоров! А я? А я исправлюсь…». А еще сквозь слезы и уныние я вспоминала то первое время в роддоме с Машей. Когда-то я думала, что это конец! Ребенок-даун! Но, оказывается, тогда ЕЩЕ ВСЕ БЫЛО ХОРОШО. Она у меня на руках, все живы, все вместе, никаких болезней. И как же я хотела вернуться те дни! Тогда все было бы иначе… Я бы ценила!

С мужем стало все хорошо. Сняли страшные диагнозы. Жизнь, эта странная жизнь, пошла своим чередом. А через месяц умерла мама… Прошло и это… Человек – удивительно гибкое и приспосабливающееся существо. И когда казалось, что все уж точно хорошо, черная полоса прошла, начался ковид. Отсидев неделю в изоляции всей семьей в московской квартире, мы уехали в наш старый, маленький деревенский дом под Оптиной. И опять началось «все плохо». Я боялась, в панике полоскала рот хлоргексидином после того, как батюшка давал мне приложиться ко кресту. Роптала, что тесно, что дети на голове друг у друга делают уроки. Тут же на кухоньке сидит муж со своим ноутбуком, а мне нужно готовить. Я хочу тишины и писать свои рассказы. Я хочу в кино, в театр, встретиться с московскими друзьями, хочу, чтобы все было как раньше. А вместо этого я сижу в нашей избушке, моюсь в тазу и гуляю на 20-ти сотках. И единственное внешнее общение – батюшка и соседка тетя Маша, ругающая в 5 утра на всю деревню своих кур. И Оптина… Оптина, которую я так люблю, закрыта.

Однажды, когда я особо громко роптала, муж вдруг сказал
:– А знаешь, может ведь наступить время, когда ты с любовью и слезами будет вспоминать эту нашу вынужденную деревенскую жизнь.
Несколько дней назад мы с Вадимом говорили:
– А помнишь те свои слова? – спросила я его.
– Помню…
Старый добрый локдаун, когда казалось, что все плохо. КАК ЖЕ БЫЛО ХОРОШО! Да, я знаю, что многие потеряли в пандемию близких и родных людей. Я им сопереживаю всей душой. Но сейчас я пишу о себе, о своих ощущениях. Я хочу туда, в деревню, на те 20 соток и мыться в тазу… Когда мне, оказывается, было хорошо. Лишь бы наступил мир…Мир!!! И так всегда и во всем, во все времена. Но сейчас особенно.

В Прощеное воскресенье я извинилась перед одним человеком. Он занимается воскресной школой, и по этому поводу у нас долго был конфликт. Точнее – конфликт был у меня. Он всегда мягко увещевал. А я боролась за все хорошее против всего плохого. Так мне казалось. И изрядно потрепала ему нервы. Сейчас у нас болят сердца об одном. И мое сердце тянется именно к нему.
– А помните, как мы спорили по поводу туалета, трапезной? – спросила я его. – И мне казалось, что все плохо.
Как, оказывается, было хорошо! Простите меня! И я желаю и вам, и себе, чтобы когда-нибудь этот туалет опять стал нашей самой большой проблемой в жизни! Да… Все познается в сравнении. Какими смешными кажутся сейчас все те проблемы. Какими ненужными и глупыми дрязги. И сколько же всего было хорошего. ВСЕ было хорошо! Почему я понимаю это только в моменты великих катаклизмов? Почему не умею радоваться сейчас – вот этой секунде? Тому, что светит солнце, что все живы, что все вместе… Просто тому, что наступил новый день…

Понятно, что человек всегда вспоминает хорошее и надеется на лучшее. Но парадокс в том, что счастливым можно быть только в настоящем. Больше никогда. Как этому научиться? Я не знаю… И можно ли сейчас быть счастливым? Недавно я говорила с одним священником обо всем, что происходит. Сейчас все об этом говорят.
– Знаешь, можно потерять себя в счастье и не потерять в беде, – сказал он мне. – Главное, Лена, не потерять себя
А что такое «хорошо»? Я не знаю… Знаю, что что-то будет. И другого будущего нам не дано. Но нам дано не потерять себя в нем…Я не знаю, смогу ли я когда-нибудь сказать о сегодняшнем дне: «А ведь все было хорошо!». Не скажу, потому что это неправда. Но хотя бы не потерять себя, да…
Елена Кучеренко
14 марта 2022 г. Православие.ру

https://pravoslavie.ru/145117.html
Прикрепления: 1469996.png(86.3 Kb)
 

Форум » Размышления » Пост с молитвой сердце отогреет... » В ПОИСКАХ УТЕРЯННОГО СЧАСТЬЯ...
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: