[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
ОЛЕГ ПОГУДИН: «НАШЕ ДЕЛО НЕ КРЕСТИТЬ, А БЛАГОВЕСТИТЬ»
Валентина_КочероваДата: Вторник, 25 Дек 2012, 19:24 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 7017
Статус: Offline
ОЛЕГ ПОГУДИН: «Наше дело не крестить, а благовестить».

Душа и творчество — сосуды драгоценные, сосуды сообщающиеся и взаимно питающие друг друга. Понимание этой истины ощущаешь по-особому остро и ясно при каждом соприкосновении с уникальным творчеством певца очень русского, с глубокой православной сутью, одного из лучших выразителей души русского романса, песенной лирики Олега Погудина. В ноябре Заслуженный артист России Олег Евгеньевич Погудин дал очередной концерт в ивановском ЦКиО.

Талант — это всегда тайна, прекрасная и непостижимая, и еще ответственность - за дело, которому служишь, за души доверяющих тебе людей, за данное слово. Несмотря на большое утомление после огромной самоотдачи во время концерта — обещанная встреча с журналистами.

Олег Погудин - истинный петербуржец, воспитанный в высоких традициях нашей культурной столицы. Более того, он — проводник, хранитель и защитник этого уникального культурного наследия.

- Олег, безусловно, своей творческой деятельностью Вы оказываете огромную духовную и культурную поддержку родному городу. А Вы принимаете участие в делах петербургской интеллигенции, направленных на предотвращение рыночного наступления на культуру?

- Вы знаете, участвую тем, что я делаю на сцене. Если придется каким-то другим образом выразить свой протест, я обязательно приму в этом участие, чтобы защитить город, но есть одна существенная деталь. В нынешнем обществе очень жестко проявилась одна горькая черта, присущая вообще русскому человеку. У нас есть прекрасные черты и есть горькие. Это какое-то безразличие к самому драгоценному, что у нас есть. Это касается не только зданий, которые можно уберечь, или попытаться противостоять какому-то рыночному новострою. Может быть, в Петербурге эта трагедия ощущается особенно, потому что историко-архитектурный ансамбль города до сих пор сохранился. Его не смогли уничтожить так варварски, как в Москве. Я не знаю, как в Иванове, но практически во всех городах Отечества богатый, сытый, наглый бизнес лезет в центр города и разрушает старое. Это беда не только Петербурга.

- Это общая беда нашего государства, сегодняшней жизни общества.

- Мне кажется, сейчас самое главное — говорить вот о таких вещах, говорить о том, что нельзя быть безразличными. Но нельзя говорить об этом площадным языком, плакатным, поскольку за эти прошедшие двадцать лет мы привыкли к тому, что мы много говорим, и громко говорим, и, к сожалению, нечистоплотные и безразличные власть имущие привыкли к тому, что шумят, кричат, как у Грибоедова - «Шумим, шумим!» И ничего из этого не происходит. И не выйдет, я опять вернусь к тому, что, если не возникнет тот момент, когда надо идти на «баррикады». Но такого момента мне очень не хочется.

- А что же Вы предлагаете?

- Даже власть имущим, даже толстосумам пытаться рассказать о чем-то глубоком, настоящем, искреннем. Это необходимость, это работа таких людей, как я, потому что на «баррикадах» от меня мало толку. А в разговоре - напоминании о самом главном толк какой-то есть. Это благодаря таланту, который достался. Я могу говорить о чем-то так, что мне могут доверять. Другое дело, что некоторые не будут слушать. Другое дело, что некоторые уже не способны слышать. Мое место все-таки здесь. Вы знаете, сказано о другом, конечно, но очень точно сказано в Священном Писании -«Ваше дело не крестить, а благовестить». Вот это моя работа.

Что касается отношения ко всем задумкам в Петербурге, я уже высказал свое мнение и на телевидении, и в газетах. Боюсь все-таки, что это столкновение не здравого смысла, а... (размышляет)

- Простите, можно я добавлю? Это столкновение вечных духовных ценностей и рынка, рыночных, все уродующих отношений. Навязывается рыночный образ жизни.

- Безусловно. Но все-таки, вопрос решается в сердце каждого человека. И у бизнесменов, в частности, у тех, кто хочет построить в Петербурге «Газпромсити», тоже есть сердца, память, есть любимые люди. И в то же время у них есть что-то, что позволяет им вести себя, не хочу употребить слово «нагло», вести себя так самоуверенно по отношению к городу, который всегда являлся образцом не только отечественной, но и мировой культуры. Мне кажется, с ними надо стараться беседовать.

- Простите, Олег, я перебью. Вы полагаете, что в отстаивании культурных ценностей нужен диалог с властью, с власть имущими, но если диалога не получается, потому что решающим аргументом все равно остаются деньги. Деньги, прибыль для них — фетиш.

- Я не сказал с властью. Я сказал с людьми, власть имущими и деньги имущими.

- Если все аргументы, все возможные меры исчерпаны, что остается? Память подсказывает слова пророка Давида - «Удались от зла, и сотвори благо».

- «Уклоняйся от зла, и твори благо...» Я говорил все-таки о себе, о своей конкретной ситуации. У меня, милостью Божией, есть все-таки свободный выбор пути. Вы говорите о безвыходной ситуации. Я могу лишь сказать, что я скорблю по поводу общего упадка культуры и духовности. Я это наблюдаю точно так же, как и Вы. На мой взгляд, противостоять этому вот такой же прямой силой не-воз-мож-но! Есть такое понятие, как смирение, всякое зло, да и всякий грех побеждается только смирением. Были времена тяжелее, когда за такой разговор, какой мы ведем, можно было поплатиться и своей жизнью, и жизнью своих близких.

Добавлю, что касается падения духовного уровня, утраты нравственности, мне кажется, здесь есть необходимая вещь — в любой ситуации надо свидетельствовать о благе, о добре, о духовном, о настоящих ценностях. И бывают совершенно чудесные ситуации, когда кажется чье-то совершенно «бронированное» сердце, заскорузлые души вдруг открываются на какие-то вещи. Но... Очень важное здесь обстоятельство — здесь нельзя бороться за себя, даже если ты уверен, что то, что ты отстаиваешь, бесконечно дорого, нельзя в этом бороться за себя. Нужно бороться за то, что ты отстаиваешь. А разделить себя с этим иногда очень трудно. Артисту, например, почти вообще невозможно. Я иногда ловлю себя на том, что я борюсь за что-то или желаю победы чему-то настоящему, ценному, высокому, где-то к этому все-таки примешивается свое, личное. И если заглянуть в себя, то можно увидеть столько беды, что сразу перестаешь — как сказать? - злиться на тех, кто творит безобразие. Ты понимаешь, что к ним тоже есть какой-то ключ.

Для меня страшнее другое. Страшнее безразличие в обществе. Вот Вы сказали, что настоящая культура, духовно-просветительские СМИ поглощаются попсой, коммерцией, рекламой. Но, посмотрите, залы на «попсовых» артистов заполнены. Да, они мелькают, как бабочки, сходят через полгода — год. Их никто уже не помнит, но появляются новые, и залы вновь полные. Что это значит? Значит, что люди, которые живут трудно, они все равно тратят на это свои деньги. Почему такое происходит? Да, можно сказать, средства массовой информации виноваты.

- Да, потому что велик прессинг бескультурья.

- Безусловно, но человек все равно совершает выбор сам. Если он тратит свое последнее на то, что ему вообще лучше не видеть, беда в этом человеке.

- Олег, хочется переключить разговор на более радостную тему — о творчестве. В этом — 2010 -ом году, который заявлен, как Год Франции в России, и соответственно Год российской русской культуры во Франции, Вы подарили своим слушателям великолепную Французскую программу. Она прозвучала в июле в Центре оперного пения Галины Вишневской. А в декабре уже во Франции в городе Грама, что неподалеку от Тулузы, прозвучит «Русский романс». Что Вас связывает с этим городом?

- Хочу сказать, что это две не соединенные программы. С этим городом меня ничто не связывает. Это приглашение — личная инициатива нашей соотечественницы, которая живет там уже достаточно долгое время. Эта идея показалась достаточно интересной. А познакомились мы в июне на концерте в Берлине. Возникла эта идея, на которую я с радостью откликнулся. Ну, а дальше посмотрим, что будет. Франция мне очень нравится. Говорю об этом в спокойном тоне, но, тем не менее, я этой страной очарован и очень давно. Поэтому путешествие по ней, особенно в такие области, куда сам не всегда поедешь, это очень интересно.

- У меня еще один вопрос, относящийся к программе «Европейская песня». Вопрос достаточно личный, субъективный. Иногда возникает возможно и неправедное ревнивое чувство к этой части Вашего обширнейшего репертуара. Потому что Вы очень русский певец и Ваше глубокое внутреннее содержание по-особому проявляется в русском романсе, вообще в русском репертуаре, а зарубежные песни как бы несколько умаляют эту суть, не соответствуют ей. Исключение, пожалуй, опять же это мое мнение, составляют песни великой Эдит Пиаф, с которой, как мне кажется, у Вас особое сродство, если говорить о драматизме, глубине исполнения, сценической самоотдаче.

- Мы опять впадаем в дискуссию, а у нас немного времени. Вопрос этот можно развернуть. Самое главное, что культура русской песни в таком виде, в каком мы ее сейчас ценим, она настолько кровно связана с европейской музыкой, что без нее русскую песню вообразить невозможно. Глинка получил образование в Германии. В его песенной лирике очень ощутимо немецкое влияние. Русский романс свою мелодическую, гармоническую структуру во многом унаследовал из французской песни. Благодаря эмигрантам после Французской революции, которые вошли в нашу культуру. Что говорить, Пушкин написал свои первые стихи по-французски.

Мне кажется ревновать здесь просто нелепо, а то, что я, безусловно, раскрываюсь в русском материале в разы больше, это совершенно нормально. Я же русский артист. И европейская песня в моем репертуаре — это одна из граней моего творчества, которая подчеркивает сверкание главного. А главное, конечно, русская песня, романс, как вариант русской песни. Причин для ревности здесь не должно быть.

- Конечно, вопрос был с некоторой долей шутки, но... Опять же повторю — Посвящение Году Франции было великолепное. Услышим ли мы повторение этой программы?

- Да, ситуативно, когда этому будет необходимость, да, будем стараться.
В заключение я хочу сказать, что лирический певец он в своем роде поэт. Можно сказать, что это поэт, который говорит чужими стихами. А поэт он всегда раскрывается лучше в обстоятельствах сложных. Поэтому вздыхать, что нет никакой поддержки со стороны властей, это неправильно. Потому что для поэтического настроения, для поэтического пути какие-то испытания необходимы. Другое дело, что однозначно на власти лежит ответственность за сохранение отечественной культуры. А эту ответственность власть, к сожалению, в последнее время на себя не принимает. Но это не мое занятие — разговаривать о власти. Мое занятие — говорить о человеческой душе, человеческом сердце. Пока это удается, и слава Богу.

- Спасибо Вам огромное, Олег.

Беседовала Т. Аввакумова

(Интервью прислано Т. Аввакумовой)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 25 Дек 2012, 19:26 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 7017
Статус: Offline
Диана

Спасибо большое, Валентина! Спасибо Олегу, интересное интервью получилось.
Мне очень приятно всякий раз слышать и наблюдать, насколько осознано, благодарно и с любовью он отстаивает иностранную песню в своём репертуаре, подчёркивая тем самым преемственность и связь культур. Мне как-то с самого начала знакомства с его творчеством эта позиция оказалась очень понятна и близка, и очень отрадно, что он ей не только не изменяет, но и с пониманием, грамотно и доказательно всякий раз её отстаивает:) И про гражданскую позицию тоже очень хорошо сумел сказать. Мудро.
 

  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: