[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Интервью и публикации » «ГОРОДОК, СИРЕНЬЮ ЗАПОРОШЕННЫЙ…» (22.06. 2004. Пушкинские Горы)
«ГОРОДОК, СИРЕНЬЮ ЗАПОРОШЕННЫЙ…»
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 07 Янв 2013, 20:58 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6916
Статус: Offline
«Городок, сиренью запорошенный…»



Много лет назад я случайно наткнулась на эти очень точные слова, вырвавшиеся у кого-то из школьников, впервые попавших в Пушкинские Горы, и неизменно вспоминаю их, приезжая каждый год на очередной Пушкинский праздник поэзии в честь дня рождения поэта.
Хорошему настроению перед концертом Олега, как и зимой, способствовала погода. Только тогда это были "мороз и солнце", а нынче - "тепло и солнце".

Уезжая из хмурого, дождливого и холодного Питера, трудно было надеяться, что в Пушкинских Горах погода будет более приветливой. Но уже утром Псков встретил солнышком, и такая надежда появилась и крепла по мере приближения к Пушкинским Горам, которые щедро одарили и теплом, и солнцем. Местные жители говорили потом, что и у них перед Пушкинским Праздником было холодно, а тут, как по заказу, природа сменила гнев на милость.
К тому же два дня, проведённые в Михайловском и Тригорском почти в полном уединении, умиротворили и просветлили душу, и концерт Олега явился завершающим, торжествующим аккордом в этой симфонии счастья.

Пригласительные билеты в Научно-Культурный Центр были распределены заранее, но мне удалось вовремя об этом узнать и получить билет, обеспечивший мне место в шестом ряду. Пускали однако всех, пришедших послушать Олега, добавили ряд из стульев, и места хватило всем слушателям.
Зал в НКЦ, как я уже рассказывала в феврале, довольно вместительный и уютный, видно и слышно хорошо отовсюду. На сцене был установлен портрет А.С.Пушкина, с двух сторон сцены стояли корзины с живыми цветами.

Я пришла заранее и села на своё место минут за сорок до начала. В зале сидело ещё несколько человек. А потом вдруг двери закрыли, пускать перестали, но нас выйти не попросили. На спинках кресел уже были разложены экземпляры специального праздничного выпуска местной газеты «Пушкинский край», и я углубилась в чтение. На сцене ребята устанавливали аппаратуру. Случайно оторвавшись от газеты и взглянув на сцену, я глазам не поверила: там стоял Олег, но ещё не «концертный», а «обычный» - в джинсах и джемпере, с курткой через плечо. Он разговаривал с ребятами, уходил за кулисы и возвращался, а потом укрепил свой микрофончик, сел где-то в середине зала и стал «руководить звуком», что ли (простите дилетанта!). Включали музыку и пение Олега в записи, он советовал сделать звук тише или громче, советовал Юре подвинуть колонки – ну и так далее. Затем он провёл короткую репетицию, во время которой Миша с Лёшей начинали по его команде играть разные мелодии, Олег слушал и пел сам, то и дело прерываясь и давая указания ребятам. Мне было очень интересно присутствовать при этом, наблюдать. Надо ли говорить, что смотрела я во все глаза. В 17.45 в зал стали входить зрители, и Олег, воскликнув «уже пускают!», ушёл за кулисы.

Когда все зрители, наконец, расселись, «невидимая» администратор по «громкой связи» предоставила слово директору Заповедника г-ну Василевичу. И хорошо, что так, потому что зимой директор появился на сцене несколько неожиданно в тот момент, когда Олег произносил свои слова, обращённые к залу, так что ему пришлось прервать монолог и уступить место «начальству». Как в тот, так и в этот раз, г-н Василевич, говоря о Пушкине, ничего не сказал такого, что запало бы в душу, хотя от главного человека Пушкинского Заповедника хотелось бы услышать именно такие проникновенные слова. Слава Богу, он был краток.

Затем таким же образом было объявлено о выступлении актёра Рижского академического театра русской драмы Леонида Ленца.
Его выступление было построено интересно. Он взволнованно и выразительно говорил о поэте и своими словами, и словами Блока, Мережковского, Ахмадулиной и других, высказывал интересные мысли, читал стихи Пушкина. Но, честно говоря, в атмосфере всеобщего ожидания именно Олега, ради выступления которого, собственно, люди и собрались, он был вроде как и не к месту. Думаю, что если бы Леонид Ленц выступал среди «себе подобных», то слушали бы его с гораздо бОльшим интересом.

К тому же после концерта, который длился не слишком долго, люди, пришедшие «на Погудина» и не «получившие» его в полной мере, горестно сетовали на это и недоумевали, зачем нужно было «добавлять» к Погудину ещё кого-то: без «этого артиста», мол, он спел бы больше. Но во время выступления Леонида Ленца зрители вели себя хорошо и проводили его аплодисментами, как и подобает воспитанным людям.

Далее, вместо того, чтобы просто объявить наконец-то Олега, администратор из-за кулис сделала это довольно витиевато, приведя, правда, несколько сбивчиво, слова Вересаева о Пушкине, и завершила объявление так: «... и Пушкин в «Каменном госте» сделал такую замечательную квинтэссенцию: «Из наслаждений жизни одной любви музыка уступает, но и любовь – мелодия». И сейчас на сцену я приглашаю замечательного исполнителя русских народных песен или романса – русского, французского и других романсов - Олега Погудина и его группу музыкантов!»

Зрители встретили аплодисментами и самого Олега с ребятами, и первый зазвучавший романс: «Я ехал к Вам...», которым певец как бы поздоровался с ними. Сразу стало тепло на душе от красивой мелодии, от долгожданного голоса, неторопливо выводящего знакомые слова любимого романса.

После этого исполнения Олег заговорил:


«За долгую историю наших отношений с Заповедником – счастливых, родных, можно сказать, я не помню, в который раз мы сейчас выступаем, на этой сцене или вообще – в Михайловском, в Святых Горах, в Тригорском - во всяком случае, уже много больше десяти раз, мы впервые, собственно говоря, на Пушкинском празднике, июньском. И несмотря на то, что, вот, конечно, это основное событие в жизни Заповедника, это колоссальное, значимое, мощное событие для отечественной культуры, каждый год, и это большое счастье, вот, но, несмотря на это, мы решили сегодняшнюю программу не посвящать целиком пушкинским текстам ещё и потому, что, хотя я говорю сейчас вещи почти банальные, во всяком случае, очень известные, много-много-много раз говоренные, но, тем не менее, Александр Сергеевич Пушкин, как явление, не только творчества, вообще, всё, что связано с ним, это и начало, и постоянное, не прекращающееся и по сей день продолжение этой всей культуры, в которой мы все существуем, и те песни, которые будут звучать в сегодняшней программе, они так или иначе тоже проникнуты нашим отношением к песне: будь то наша песня, будь то романс, будь то песня французская или какая-нибудь ещё, всё-таки это в той или иной степени всегда пушкинское отношение к материалу. Это огромная радость и я, во всяком случае, стараюсь это себе всегда напоминать, исповедовать, потому что удаётся это делать во всех городах, где мы выступали, и особенно...»

Дальше звучало:

Город пышный, город бедный
В крови горит огонь желанья

(играют ребята)
Не пробуждай воспоминаний
Изумруд
Я Вас любил

(играют ребята)
Песня на французском языке
Песня на французском языке

(играют ребята)
Дорожные жалобы
Если жизнь тебя обманет


(Прошу прощения за то, что не привожу авторов слов и музыки исполненных произведений, названия музыкальных пьес и французских песен)

Всё, что спел Олег и сыграли ребята, было ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!
Конечно же, в течение всего концерта зал слушал, затаив дыхание, и хлопал долго и от всей души после каждого исполнения.
Конечно же, было много цветов – летом их раздобыть проще, чем зимой, хотя в таком маленьком городке, как Пушкинские Горы, всё-таки не очень просто.

Затем Олег сказал:


«Концерт так или иначе праздничный, то есть он праздничный не просто, а праздничный - посвящённый дню рождения, вот, и мы его хотим завершить приличествующим в данном случае тостом». По залу прокатился дружный вздох, а Олег запел «Кубок янтарный полон давно».

Подождав, пока аплодисменты чуть стихнут, Олег представил музыкантов:

- Михаил Радюкевич, Алексей Баев, Роман Тентлер, Юрий Молотилов, Владимир Юнович.

После аплодисментов на сцену вышла, став «видимой», администратор зала
(не всё удалось разобрать):


«Дорогой Олег Евгеньевич, вот слушала Вас... и уверена в том, что Пушкин дожил, и пришёл сюда, и сел здесь между нами, и слезами упился (тут Олег, улыбаясь, что-то спросил, но из-за аплодисментов не было слышно), потому что наверняка он вспоминал, как он приходил к Дельвигу, и когда Дельвиг брал гитару, как Миша Радюкевич, а это, я вам хочу сказать, выдающийся гитарист, это (аплодисменты), когда слушаешь Михаила Радюкевича, то сразу же вспоминаешь Иванова-Крамского, это точно. А когда Алексей Деев (Олег сразу же и громко: Баев), Баев, извините, Алексей Баев берёт скрипку, то сразу думаешь: вот так же к Дельвигу пришёл вместе с Пушкиным Михаил Иваныч Глинка. Я представляю, какие были тогда вечера (аплодисменты). И когда Дельвиг начинал петь, конечно, не так тонко, как Олег, потому что он имел баритон (тут Олег, смеясь, извинился, перебил, пошутил в рифму, администратор что-то возразила, но зал слегка шумел и хлопал – было плохо слышно)... Тогда и было всё то, что называется – с днём рождения, дорогие друзья! Александра Сергеевича Пушкина!
С днём рождения Михаила Ивановича Глинки! С днём рождения всех тех наших псковичей: и Мусоргского, и Римского-Корсакова, и я вам хочу сказать, что это на самом деле счастье и радость – быть сегодня здесь, равно, как и вчера во Пскове на том замечательном литературно-музыкальном вечере, когда два сердца – Пушкина и Глинки –слились(?), а сегодня, благодаря этому чудному вечеру, замечательным исполнителям Леониду Ленцу и Олегу Погудину, мы с вами провели такие минуты радости, радости этой прекрасной музыки! (аплодисменты) Может быть (аплодисменты, «спасибо» Олега), может быть, Олег Евгеньевич…»

Тут Олег, не дожидаясь конца фразы, с готовностью повернулся к ребятам, и администратору оставалось только сказать «спасибо».

А дальше – дальше, конечно же, зазвучало «Признание»! И это было долгожданной жемчужиной, так красиво и логически завершившей концерт. Пока звучали проникновенные слова этого самого любимого мною пушкинского романса в исполнении именно Олега, я снова, как всегда, всей душой очутилась в Тригорском, где только накануне была в действительности и стояла около того самого «фортепиано вечерком»...

Зал хлопал до бесконечности долго, но не вызывая на «бис», а благодаря.

Казалось, что собралась большая семья по случаю одного из редких приездов домой родного человека. И этот человек, наконец-то оказавшийся дома, искренне радовался встрече сам и так же искренне радовал собравшихся тем, чего они от него так долго и терпеливо ждали: он пел для них, для своих близких.

Прошёл год с тех пор, как я впервые услышала Олега. За это время я была на всех его концертах в Петербурге. Впечатление неизменно оказывалось сильным, даже в тех редких случаях, когда душе всё-таки чего-то не хватало. Но если бы, не дай Бог, конечно, мне предложили бы выбирать между концертами в Петербурге и в Пушкинских Горах, я бы предпочла концерт в «городке, сиренью запорошенном».

На Литию у могилы Пушкина я не пошла, а побежала скорей в Михайловское, где в 10.30 должны были играть музыканты Олега на скрипке и гитаре.
К заднему крыльцу Дома успела как раз во-время.

Миша и Лёша, в чёрных фраках с белыми "бабочками", играли полтора часа с одним маленьким перерывом. Названий исполненных произведений я не знаю, но это была очень хорошая музыка, естественно "вписавшаяся" в окружение и так же естественно звучавшая в Доме поэта.
В этом месте хорошо и просто так стоять, глядя на Сороть, на озеро, на далёкое подразумевающееся Петровское с беседкой на зелёном фоне, на луга и домики за ними. А стоять под звуки дуэта скрипки и гитары было и вообще замечательно.
Время от времени налетал ветер и забавлялся тем, что произвольно перелистывал страницы нот, хоть они и были прикреплены к пюпитрам бельевым прищепками. В эти моменты на лицах музыкантов мелькала лёгкая досада, но они продолжали играть по памяти, и на исполнении шалости ветра никак не отражались.

Народу в этот день на усадьбе было, конечно же, много, и конечно же, люди не давали себе труда обойти Дом с другой стороны, а просто шли вереницей между крыльцом-"сценой" и стоящими спиной к Сороти слушателями. Некоторые нагибались, чтобы меньше мешать, и ускоряли шаг, а прочие так и шли, не спеша, да ещё и разговаривали между собой, не снижая голоса. Однако довольно быстро это явление раздражать перестало, осталась только Музыка и ощущение начавшегося Праздника в тёплый и солнечный летний день.


Елена Федорова, 22 июня 2004г.
Прикрепления: 0836304.jpg (174.5 Kb)
 

Форум » Размышления » Интервью и публикации » «ГОРОДОК, СИРЕНЬЮ ЗАПОРОШЕННЫЙ…» (22.06. 2004. Пушкинские Горы)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: