[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Интервью и публикации » В ВЕЧНОЙ ПЕРЕПИСКЕ С ВОЛАНДОМ (Булгаковские чтения–2001)
В ВЕЧНОЙ ПЕРЕПИСКЕ С ВОЛАНДОМ
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 07 Янв 2013, 23:21 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6701
Статус: Offline
В вечной переписке с Воландом

Булгаковские чтения–2001

Не став ни эмигрантом, ни певцом нового мира, он остался на тонком мосту над рекой времени и смог запечатлеть не только гибель мира, в котором родился, но само движение времени, его скорость

Это была хорошая мысль – в Вязьме, что на Смоленщине, где служил в больнице молодой земский врач Михаил Афанасьевич Булгаков, собрать тех, кого объединяет профессиональное отношение к русскому языку и литературе и особый, личный интерес к творчеству и судьбе этого писателя.

Жарким утром автобус с надписью “Вязьма” отправился с Пушкинской площади в Москве, взяв на борт литературоведов из разных городов России и мира. Именно так, городом, было обозначено гражданство пассажиров этого сухопутного исследовательского корабля, который направлялся к одному из таинственных островов России, не первый век поставляющих ей героев, святых и поэтов. Так началась Международная конференция, посвященная 110-летию со дня рождения М.А.Булгакова, – “Булгаковские чтения в Вязьме – 2001”. Их проводил Фонд Булгакова при поддержке комитета по культуре и искусству администрации Вяземского района и ОАО “Смоленскэнерго” и итальянской фирмы “Аристон”, которая даже свою стиральную машину назвала “Маргаритой”.

Президент фонда Мариэтта Чудакова, чьи статьи и книги об Олеше, Зощенко и, конечно, Булгакове помогали поднимать то, что она называет “огромным затонувшим кораблем русской культуры”, собрала своих коллег, чтобы рассмотреть не только творчество одного из самых ярких русских писателей, но и редкостное явление – жизнь романа Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита”, почти религиозное отношение читателей (и не только в России) к персонажам этого романа, непрекращающееся влияние булгаковского вымысла на реальную культурную жизнь.

Дело даже не в том, что и по сей день не иссякает поток посетителей “нехорошей квартиры” на Садовой, которые пишут, рисуют и переписываются с усталым от людской неисправимости булгаковским Воландом. Уже второй век переписывается читатель и с Шерлоком Холмсом, но в случае с Воландом почти не остается литературного отношения к персонажу и его профессии. Из романа Булгакова ничего не извлекают, в него вовлекаются.
Впрочем, наблюдения и мнения по этому поводу участники чтений высказывали разные: от “Булгаковских персонажей в интерпретации абитуриентов 2001 года” в докладе Елены Елиной из Саратовского педагогического университета до “Советского литературоцентризма в зеркале западной литературы постсоветского времени” в докладе Лоры Трубецкой из Сорбонны.

“Булгаковские чтения в Вязьме” проходили не только в Вязьме, но и в Смоленске, в Центральной библиотеке, признанной в прошлом году лучшей библиотекой России, в еще восстанавливаемом, но уже ставшем музейным центром, роскошном грибоедовском имении Хмелита и в заброшенном селе Никольское, куда в 1916 году был направлен врач резерва Московского окружного военно-санитарного управления М.А.Булгаков.

В таких вот чтениях есть не только старосветская милота, но и глубокий культурный смысл, как в общественном чтении Диккенсом своих романов или в деятельности Товарищества передвижных выставок. Этот скромный праздник языка и литературы словно легализовал почти тайное существование культуры в современных русских городах. И – совсем в духе Булгакова – материализовал прототипы литературных образов, носителей и хранителей языка и культуры.
Учителя словесности и библиотекари, профессора знаменитых университетов, застенчивые и любезные работники “культурных точек” Вязьмы и Смоленска, Москвы и Турина, Генуи и Парижа, Саратова и Донецка, Познани и Самары, Сан-Франциско и поселка Ферзиково Калужской области провели эти дни, как старые добрые знакомые и коллеги, которые только вчера прервали беседу на полуслове. Поэтому было естественно, что, когда польские коллеги попросили разрешить им посетить Катынь, вся конференция поехала вместе с ними.
Передвижная конференция работала в напряженном ритме. А если прерывалась, то – на тему. Первый рабочий день в литературном салоне в Вязьме закончился концертом русского романса, причем один из них, глубокий и драматичный, написал вяземский композитор, скромно сидевший в углу зала. Потом, на празднике в Хмелите, рядом с большими свежевыкрашенными залами нам показали комнату, где останавливался, приезжая к родным, Александр Сергеевич Грибоедов: маленькое, оголенное до кирпича убежище великого драматурга, дипломата и музыканта. А в это время перед домом, скорее дворцом, читала свои стихи вяземская журналистка, и маленькая, лет четырех, девочка рвалась к микрофону, чтобы тоже прочитать стихи.
Знаменитый питерский дуэт, певец ОЛЕГ ПОГУДИН и гитарист Михаил Радюкевич, опоздали на грибоедовский праздник, потому что у них сломалась машина. Но когда на следующий день они извинялись перед участниками булгаковских чтений, те успокоили их, сославшись на Михаила Афанасьевича (мистики) и на традиционно плохие российские дороги и на традиционно сложную судьбу культуртрегеров (реалисты).

Впрочем, встречное движение было не менее впечатляющим: вязьмичи прорубили бензопилами поистине тропу энтузиастов в чаще забвения – шестикилометровую дорогу в село Никольское, чтобы дорогие гости смогли попасть туда. А на обратном пути отвели к уроженке этого села, которая когда-то работала медицинской сестрой в той знаменитой больнице. Это, конечно, было уже не при докторе Булгакове, зато, как выяснилось, не исключено, что именно он спас маленькую “аборигенку” от дифтерита. Эта беседа, освещаемая закатом, оказалась драгоценным сюрпризом булгаковских чтений.

Дважды за ХХ век Россия наблюдала конец своей империи. И оба раза русская литература и литературная жизнь получили небывалую энергию памяти и аналитической мысли, новую образность и новые возможности понимания. Уникальность же творчества Михаила Булгакова состоит, наверное, в том, что, не став ни эмигрантом, ни певцом нового мира, он остался на тонком мосту над рекой времени и смог запечатлеть не только ломку и гибель мира, в котором родился, но само движение времени, его скорость. И, что еще важнее, понял и дал понять нам, что бессмертие заключено для человека в любви, творчестве и вере.


Тамара ДУЛАРИДЗЕ

http://ps.1september.ru/2001/60/8-2.htm
 

Форум » Размышления » Интервью и публикации » В ВЕЧНОЙ ПЕРЕПИСКЕ С ВОЛАНДОМ (Булгаковские чтения–2001)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: