[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Возвращаясь к напечатанному... » РОМАНС - ИСКУССТВО НЕКОММЕРЧЕСКОЕ (28.09.199. Speedwaygp.lv)
РОМАНС - ИСКУССТВО НЕКОММЕРЧЕСКОЕ
Валентина_КочероваДата: Среда, 29 Апр 2015, 19:24 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6074
Статус: Offline
Романс - искусство некоммерческое

В посольстве России проходил концерт старинного русского романса. Был вечер. В неярко освещенном зале сидели работники посольства, латвийские политики, актеры, журналисты. И молодой петербуржец Олег Погудин, внешне точь- в-точь сказочный Лель, пел в сопровождении гитары.

С первой минуты, нет, с первого мгновения, как он запел, лучше сказать, певуче заговорил стихами романса (не так ли Шаляпин, Обухова романсы исполняли? Ни капли не усиливая голос, но донося каждую интонацию, каждый смысловой нюанс), все обыденное куда-то уплыло, стало как-то неважно. Не помню, у кого из больших писателей прочитала: чтобы человеку чувствовать себя душевно здоровым, ему нужно хотя бы десять минут в сутки прожить в состоянии бессознательного счастья. А здесь не на десять минут, а на целый час было подарено это ощущение.

"Серебряный голос" - так назвали его на родине. Слава у исполнителя русских песен и романсов Олега Погудина с каждым годом растет. Она, как и жанр, в котором он работает, особого несуетного свойства, приходит к нему без особой рекламы. Она упрочивается с каждым концертом, что он дает по всей России и на Западе - в Германии, Швеции, Италии, Соединенных Штатах.

По образованию Олег драматический актер. Работал в БДТ.

- Моя жизнь - цепь закономерных случайностей, - так осмысляет он уход с драматической сцены в мир песни. Действительно, предопределенность судьбы, как послушаешь его, тут очевидна.

Олегу года два было, когда он уже пел. Остались записи у родителей. Слова еще произносятся неотчетливо, но уже слышно, что человечек голосистый. Первую свою песню Олег спел в шесть лет. Это была городская песня "Гибель Варяга". Пел в хоре Ленинградского радио и телевидения. Был солистом.



- Все Погудины - поющий род - И сама фамилия об этом говорит. У нас в семье живет такая легенда. Был некий человек, который положил начало этой фамилии. В войске Пугачева был атаман, гудошник. То есть человек, который гудел, подавал военные сигналы. После разгрома восстания он был сослан на Урал, от него и пошел род Погудиных.

- Вы увлекаетесь историей?

- Люблю. Насчет того, чтобы много читал, сказать не могу. Толком не хватает времени. Я, скорее, постигаю историю бессистемно. Очень люблю подбирать факты и сталкивать их.

- И связывать с настоящим?

- Я очень люблю путешествовать. И часто мифы, которые идут от литературы, от средств массовой информации, развеиваются при близком знакомстве с народом, страной. Существует представление о шведах как о людях холодных, замкнутых. Я пробыл в этой стране в общей сложности около полутора лет в процессе своих гастрольных поездок и понял, что шведы очень застенчивые люди. Они очень трогательны и чисты. Когда я с ними заговорил на их языке и барьеры перестали существовать, мне стало это ясно.

- Вы безоговорочно и без сожаления расстались с драматическим театром?

- Я почувствовал, что песня, романс - это моя природа. Мне очень хочется это делать и мне необходимо это делать. Происходит слияние с материалом, залом, и всем это доставляет радость. Кстати, я театру никакого урона не нанес, потому что серьезных работ не было. А потом я не хотел бы работать в театре. Ни в каком. Я просто понял, что мне не хочется перевоплощаться. Мне не хочется уходить от себя. В своем творчестве я работаю на себя. А в театре твоя судьба подчинена массе обстоятельств: характеру пьесы, воле режиссера, сценографа и так далее.

- В общем, от своевольного повстанца-пугачевца что-то осталось в крови.

- Вряд ли. К бунту я отношусь резко отрицательно. Я слишком люблю каждого человека и себя в том числе. Жизнь каждого человека уникальна. Никакие социальные, экономические интересы не могут быть значимей и серьезнее человеческой жизни. Можно что-то доказывать, пытаться чего-то добиться. Но нельзя даже мысли допустить, что ради этого можно посягнуть на человеческую жизнь. К бунтам, революциям я отношусь как к чему-то совершенно для себя неприемлемому. Ужасно было бы представить себя в этих ситуациях. Это и страшно, и отвратительно. Храни нас Бог от таких пограничных состояний. Я всегда внутренне оправдаю человека, который защитил свою семью, но насилие как принцип - этого я не могу принять ни в коем случае.

- Ваше искусство очень искреннее. А сейчас очень развито искусство имитации чувств. Вы не находите, что люди сейчас теряют искренность и, может быть, даже потребность в ней?

- Нет, мне кажется, искренность - это величина постоянная. В человеке она всегда была и есть, начиная с Древней Греции, Рима. Чувства все те же.

- Только доступ к ним стал труднее. Мы стремимся быть защищенными.

- Я выступал в очень разных аудиториях. Иногда приходилось даже воевать с залом, правда, это случалось крайне редко. Я выступал в военных частях, где ребятам не то что слушать концерт, им бы выспаться, поесть нормально. Или в ПТУ, где совершенно другой мир. Но мне всегда удавалось найти контакт, если не полный, то добиться большего отзыва. Надо просто честно относиться к тому, что ты делаешь. Существует определенная культурная среда, в которой существует артист.

Я очень петербургский человек. И с моими соотечественниками у меня всегда просто. У нас очень сердечные отношения. Они могут уходить за рамки концерта. Создается атмосфера, как будто бы мы сидели, пили чай, беседовали... Этого и требует мой жанр.

- Романс в последние годы стал очень популярен. Появилось много исполнителей. То, что называется борьбой за место под солнцем, вам тоже знакомо?

- Мой первый концерт был десять лет назад, и я не могу сказать, что было так много людей, которые бы занимались этим жанром. У меня как-то не было преград, о которых вы говорите. Здесь такая счастливая взаимная любовь и внешне мне ничего не надо было придумывать. Я существую на сцене таким, какой есть. Вот когда я пытаюсь петь оперные арии, я отдаю себе отчет, что это уже некоторое испытание, я не абсолютно пригоден для того, чтобы это делать.

- В вашей манере исполнения романса чувствуются традиции, идущие от Обуховой, Шаляпина.

- Для меня это замечание очень ценно. Потому что, когда меня спрашивают, кто оказал на меня влияние, я называю Обухову, Шаляпина, Собинова. Обуховское исполнение романса "Я пред тобою стою очарован" - это для меня до сих пор эталон. Мне кажется, что это те певцы, которые разговаривают со мной на одном языке. Когда я их слушаю, то это настолько здорово, настолько убедительно для меня, что мне кажется, я попадаю в среду знакомых людей. Я не о масштабах дарования говорю. Это национальные гении. Мне кажется, что я из той же страны, что они. Дышу с ними одним воздухом.

- Мне кажется, что изрядная часть российских слушателей в последние годы переориентирована на другую культуру. Это не так?

- Вы знаете, опровержением этому служат полные залы. А между тем у меня никогда не было и сегодня нет никаких спонсоров. Есть люди, которые помогают просто бескорыстно. В нынешних условиях российского эстрадного рынка это просто уникальная ситуация. У меня почти нет рекламы, видеозаписей. Год назад я сумел сделать большой рекламный плакат. Вот и все. А залы полны. Это я приписываю прежде всего той культурной традиции, в которой я стараюсь работать. А эта традиция необходима, как воздух, как чистый русский язык. Тем более, что сейчас по телевизору дикторы разговаривают так, как раньше разговаривали разве что в подъездах.

- Как бы вы определили: в чем выражается эта традиция именно в вашем творчестве?

- Это уже дело критиков. Все, что я попытаюсь сформулировать, будет скорее всего неуклюже. Я просто чувствую, вот так можно, а так нельзя. Если я спою это иначе, это будет уже нечто другое. Для меня качеством отношений не только сценических, но и человеческих является искренность, устремленность к идеалу. Это характерная черта русской культуры. Мне хочется не только на сцене, но и в жизни этому соответствовать.

- Кто для вас главный судья? Может быть, ваш аккомпаниатор, замечательный гитарист Михаил Радюкевич?

- Он скорее друг. Когда мы с ним встретились, это был уже сложившийся музыкант-солист. Он не только очень хороший музыкант, но и очень хороший человек. Это очень ценно, когда на человека, который с тобой вместе работает, можно положиться. Ситуация уникальна в том смысле, что я работаю с музыкантом-солистом, который имеет такие же права на оформление музыкального номера, как и я. У нас одинаковые творческие взгляды, и мы стараемся добиться одного и того же. Единственное, что я оставляю за собой всегда, это определение того образа, который возникает из романса. А что касается правил музыкальных, формы, то я очень прислушиваюсь к Мише.

- Исполнители романсов легко завоевывают женские сердца. И есть, вероятно, женщина, для которой вы поете?

- Женщина, для которой поет мужчина, - это вопрос не профессии. Есть ведь разделение: поприще и жизнь. И с любимой я не пою, я разговариваю. В отношениях с любимой женщиной никакого образа быть не может. Если существует образ, то уже существует нелюбовь. Это игра, какие-то иные отношения. Если есть любовь, и она взаимна, то все происходит без слов.

- Вы верующий человек?

- Да. Я не хотел бы много об этом говорить. Единственное, что скажу: это то, что помогает мне жить, проходить самые серьезные ситуации.

- По характеру своему вы, конечно, не тусовщик?

- Слово меня это угнетает. Этот нынешний новояз... "Тусовка", "попса". Слова-то дрянные какие-то. Я не люблю их употреблять. Я люблю общаться с людьми, но хочу, чтобы, как на сцене, так и в жизни, это было по-настоящему - искренне, честно, ответственно. Если я попадаю в ситуацию, когда я вынужденно должен общаться с кем-то, то я ужасно от этого страдаю. Встречи ради встреч, чтобы не выпасть из ритма жизни, из группы знакомств, это всегда характерно для артистов. Для меня это очень тяжело. У меня очень много знакомых и друзей, которые эту позицию очень разделяют.

Я понимаю, что это моя профессия и ею я должен себя содержать. Но я исповедую резко некоммерческое отношение к искусству. Романс - жанр некоммерческий. Люди, которые со мной работают и в частности вот из фирмы Гамаюн, которая меня принимает в Риге, это, скорее, мои единомышленники. Они понимают, что каких-то сверхприбылей иметь не будут.

- А о своем будущем вы думаете? Оно тоже связано с романсом?

- Я об этом пока не задумываюсь. Будет ли это романс, камерная музыка, сколько даст Бог, буду петь. Пока это нужно мне и другим.

Концерт Олега Погудина состоится 29 сентября в Доме конгрессов.

Наталья Кисис, Диена

http://www.speedwaygp.lv/novosti/17045.html
Прикрепления: 5470751.jpg(13.7 Kb)
 

Форум » Размышления » Возвращаясь к напечатанному... » РОМАНС - ИСКУССТВО НЕКОММЕРЧЕСКОЕ (28.09.199. Speedwaygp.lv)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: