Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Возвращаясь к напечатанному... » ПОГУДИНЫ...
ПОГУДИНЫ...
Валентина_КочероваДата: Среда, 24 Июн 2015, 16:44 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 6238
Статус: Offline
Род Погудиных и по матери, и по отцу происходит из свободных православных крестьян, поэтому по церковным книгам можно проследить их родословную до -17 веков. Предки матери, Самариной Людмилы Васильевны, жили в Рязанской области на реке Майдана. В эти места после присоединения Польши к России переселили поляков. Отсюда в роду у Самариных польская кровь. По церковным книгам родословная Самариных прослеживается до 1650 года.

Предки отца, Погудина Евгения Владимировича, проживали в Вятской губернии. Записи в церковных книгах найдены до 1580 года. Жили Погудины в одном месте. Здесь было 2 поселка. Один назывался Погудинский. В десяти километрах от этого поселка находилось поселение Брызгалов. Эти два населенных пункта постоянно обменивались женихами и невестами. Фамилия Погудины происходит от слова «гудок» народная скрипка.

«Гудочниками» называли людей, которые на этих скрипках играли. По Толковому словарю Даля слово «погудка» означает песенка.

Погудины пели во многих поколениях. Они всегда были поющими людьми, с хорошими голосами. Двоюродный брат отца, Борис Погудин, во время службы в армии был солистом ансамбля песни и пляски Советской Армии Ленинградского военного округа. После армии он окончил консерваторию и уехал в Ереван. Там стал солистом Ереванского оперного театра. После распада СССР вернулся в Россию. Сегодня он солист Новгородской филармонии.

http://center-dialog.ru/content/boris-pogudin-0

Борис Погудин

https://vk.com/video91235806_171616157



С музыкой в крови

Борис Погудин — личность в Великом Новгороде известная. Артист того поколения, которое называют «настоящим».

Не так часто встретишь людей, которые занимаются по-настоящему своим делом. Ведь многим мешают всякие «но» и «если», вынуждающие работать не там, где мечтал, быть тем, кем на самом деле не являешься. Именно поэтому приятно пообщаться с теми, кто вопреки всему нашел свое призвание. Один из таких – Борис Погудин, тенор, солист Новгородской филармонии. Мы встретились с Борисом Ивановичем в преддверии его юбилейного концерта.

— Борис Иванович, музыка у вас в крови? Как и у вашего племянника, прекрасного исполнителя русских романсов — Олега Погудина. Сама фамилия будто оставила отпечаток, ведь бытует мнение, что произошла она от слова «гудок» — названия народной скрипки. Можно ли говорить, что песня, тяга к ней — характерная черта всего вашего рода?

— Интересные сведения по поводу фамилии. Предопределенность ли в этом какая-то? Не знаю. Но факт остается фактом — у нас, действительно, вся семья очень музыкальная. У мамы был очень хороший слух. Возможно, поэтому она и не любила незамысловатые народные мотивы, а признавала только классику. Отец же обладал прекрасным голосом. Он умел играть практически на любых музыкальных инструментах. А вообще вся семья жила музыкой. Каждое утро мы просыпались под пение Сергея Лемешева, Ивана Козловского, Георгия Нэлеппа, которое повсеместно звучало тогда по радио. Это тоже оставило отпечаток, сформировало вкус. Сейчас в моей личной фонотеке только классика. Нет ни единой эстрадной песни. Я ее просто не понимаю, не чувствую. Видимо, этим я в мать (улыбается).

— Обратимся к творческому пути. Помните, с чего все начиналось?

— Уже в четвертом классе я исполнил арию Ленского. Как сейчас помню (напевает): «Куда, куда, куда вы удалились, весны моей златые дни? Что день грядущий мне готовит…». Учителя были в шоке. В четвертом классе, а уже такие вещи исполняю. А вообще данные к пению были у всех в нашей семье, а по этому направлению пошел только я глупенький (смеется). Все остальные больше по научным и техническим специальностям.

— Исполнив в школе арию, вы, я так понимаю, сделали первый шаг. Но как развивались события дальше?

— Потом в 1960-м меня призвали на срочную службу. Я оказался в зенитно-ракетных войсках. И тут, действительно, дело случая, причем довольно забавного — буквально за некоторое время до моего приезда наша часть хорошо показала себя на стрельбах в Казахстане. По этому поводу должен был приехать к нам почти весь цвет генштаба из Москвы. Естественно, готовился концерт. А в то время стала зарождаться мода на иностранные композиции — итальянские особенно. И вот для выступления я подготовил несколько песен — польские, итальянские, испанские. Языков не знал, не понимал ни единого слова. Все учил с пластинок на слух. Выступил. Все в восторге. Особенно от неаполитанской «Санта Лючия». За кулисами ко мне подходит генерал-майор и спрашивает: «А откуда вы знаете столько языков?» Я испугался порядком (смеется). Все-таки в ракетных войсках служил, секретность и так далее. Но, слава богу, все обошлось. Меня на концерте особо отметил главнокомандующий и подписал документы о переводе в ансамбль песни и пляски Ленинградского военного округа.

— Тогда же вы впервые посетили Новгород?

— Да. В 1962 году вместе с ансамблем были на гастролях. В ноябре выступали в драматическом театре, который находился на месте теперешней Филармонии. Прекрасно помню, что город тогда бурлил, развивалась электроника, много молодежи было. Концерт, кстати, прошел на ура.

— Кого бы вы назвали своим учителем?

— Таких людей несколько. Но особо хочу отметить одного — это прекрасный, изумительный болгарский тенор Илия Иосифов, в прошлом — солист итальянской «Ла Скалы». Он несколько раз стажировал у нас в России. И вот, когда он был в Санкт-Петербурге, мне удалось с ним позаниматься.

— Недавно вы отметили свое 75-летие, но продолжаете выступать и при этом держите самую высокую планку. Что заставляет до сих пор двигаться вперед, творить?

— Конечно, только музыка. Она меня спасает, ведет вперед. Ее сила, ее мощь и красота, а также та душевная гармония, которую она привносит в мою жизнь, — без всего этого уже не обойтись. Да и как без творчества можно существовать? Вот вы знаете, как? Я не знаю…

Иван ВАСИЛЕНКО, 18.09. 2014.
Прикрепления: 0730206.png(20.3 Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Среда, 24 Июн 2015, 17:00 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 6238
Статус: Offline
ВОССТАВШАЯ ИЗ ПЕПЛА

Все мы не вечны, но остаемся в памяти людей. Крепче всех умеют помнить и любить только матери. В Новгородской области женщина дважды построила часовню в честь погибшего сына-журналиста Олега. Об этом я написал в "Жизни".

Пенсионерка Венера Киселёва строила памятник своему погибшему сыну на века – им стала часовня в деревне Рушиново на Новгородчине. Собирала деньги по рублю, по копеечке, в слезах и печали. Часовенка на высоком берегу реки была её утешением, её радостью. И стала новой трагедией - пьяный хулиган ночью спалил храм.

- В сердце была такая боль, словно потеряла сыночка ещё раз, - говорит мне Венера Карамовна. – Будто сама сгорела, всю душу огнём испепелило. Но Бог помог выжить и поставить на том же месте новую часовню. Из чёрных головёшек людская любовь и милосердие её возродили…

Часовню на месте сгоревшей – уже каменную - освятили в минувшем августе. Для Венеры Киселёвой и её земляков это был великий праздник.

- Представьте себе, чего стоит в глуши, где старики каждую копейку считают, построить храм, - объясняет мне глава сельской администрации Александр Гурков. - Люди обьединились в желании сделать добро, в стремлении помочь человеку в горе. Народ сам смог преодолеть беду, организовался не на протест, а на благое дело. Вот так из пепла Русь всегда поднималась!

…Судьба у Венеры Карамовны Киселёвой такая, что хоть телесериал снимай. В 1994-м году потеряла сына: 29-летний Олег, красавец, умница, выпускник Ленинградского университета, погиб в автокатастрофе.

- Олег решил сделать доброе дело, подвезти домой женщину-музыканта с детского утренника, - вспоминает самый чёрный для нее день Венера Карамовна. – Погода была плохая, туман. На беду мост ремонтировали, а Олег про это не знал. Машина рухнула прямо в реку, ударилась об опоры.

Мать была в отчаянии, казалось, что и её жизнь кончилась и потеряла смысл. Спасла женщину вера в Бога – надежда в то, что она встретится с любимым сыном на том свете.

- Меня крестили в православие с именем Вера, - говорит мне, словно исповедуясь, пенсионерка. – И я дала себе обет возвести часовню в память о сыне. Сколько бед натерпелась, пока строила! В епархию за разрешением несколько раз ходила, то заблужусь, то по дороге упаду. Не иначе как бесы мешали!

Денег на часовню у Киселёвых не было, шли девяностые годы голодные для всех простых людей - лишь бы выжить. Началось все с первой тысячи, которую пожертвовал знаменитый тенор ОЛЕГ ПОГУДИН, “серебряный голос России”.

- Я знакома с его дядей, оперным певцом Борисом Ивановичем Погудиным, - признаётся Венера Карамовна. - Он-то и рассказал племяннику про мою беду. Олег растрогался, ведь мой сын был его тёзкой и почти ровестником. Видно, у Погудина рука лёгкая, он сам очень верующий человек – дело сдвинулось, по рублику денег насобирала. Лес нужен был для часовни, выписали мне разрешение на рубку, сама начала заготавливать его вместе с мужем Владимиром Федоровичем. Наревелась вдоволь – начальник, который обещал дать технику для лесоповала, обманул, поиздевался только. Но его Бог наказал – через год после освящения часовни погиб лютой смертью, задавило машиной.

Вся деревня пришла помогать, видя мои слёзы. Вручную брёвна ворочали, строили как раз на том месте, где когда-то церковь стояла, снесённая после революции. Пока строили, деревня - у нас почти полсотни домов - сдружилась, объёдинилась. Люди роднее стали, добрее друг к другу. И храм народный получился, все праздники там отмечали. Раньше ведь у сосны молились, иконку на неё вешали – она у нас в центре села стояла.

Иконостас я в патриаршей мастерской в Софрино заказала, золотом крышу покрыла – красивая часовенка получилась. Что в память о сыне, не говорила никому особо, это в моем сердце было. Освятили часовню в честь Ильи-пророка в 2002-м году.


Беда нагрянула два года назад, 15 мая. В четыре часа утра часовня запылала – от зарева в деревне стало светло, как днём. Люди выбежали из домов с вёдрами, а уже не потушить - всё в пламени. Женщины запричитали: – Богородица горит!

В часовне погибали иконы Божией матери и другие семейные реликвии, которые люди пожертвовали для часовни.

- Ужасно было смотреть на сияющий в огне купол, - вспоминает Киселёва. – Мне казалось, что и я погибаю в этом пламени. Боль такая, будто сына Олега опять потеряла. Сгорело всё до головешек, кроме старинного колокола. Только одна икона уцелела, “Всех святых”, её нам друг сына для часовни подарил. Священник, отец Игорь, велел её каждый раз после молебнов из часовни в избу забирать, сказал, что она очень ценная. В ту ночь она как раз была дома…

Полиция нашла пропахшего бензином поджигателя, им оказался 59-летний Виктор, пьяница из соседнего села Марково. В ту ночь, оказывается, он дом своей родни тоже пытался поджечь. Почему часовню спалил, так и не объяснил.

- Словно бесы какие одолели! – твердил он тогда милиционерам. На Виктора уголовное дело за поджог завели, но Венера Карамовна его от суда спасла, простила: - Что толку в тюрьму сажать – год отсидит, ещё злее вернётся. Пусть Бог его судит!

Виктор на радостях, что дело закрыли, не покаялся, а напакостил в чужом селе ещё раз. Спилил вековую сосну, возле которой в советские времена детей крестили.

- Знаменитое было дерево, - с болью в голосе произносит Киселёва. – У него художественный фильм про партизан когда-то снимали, “Дорога на Рюбецаль” называется, Гурченко и Гафт в нем играли. Видно, сатана душой этого Виктора крепко овладел, не иначе.

Жители села приходили на пепелище, плакали. И молились – чтобы Бог дал им силы, чтобы вновь поднялся на берегу речки Вишеры храм.

- Я чувствовала, что уже не одна в своём горе, - признаётся Вера Карамовна. – Пожар был нашей общей бедой. И мы начали восстанавливать часовню - уже из кирпича. Я свои сбережения отдала, родственники помогли, односельчане сбросились. Господь нас не оставил – я уже старенькая, восьмой десяток идёт, и в нашей деревне народ давно уже не молод, так помощник нашелся, бывший офицер Сергей Павлович Вислов. Он мастер, всё умеет делать. Руки золотые и сердце тоже золото! Купол он сам построил, нанимать никого не пришлось. А за металлом для крыши я аж в Москву ездила. Когда освящали храм, как раз на Медовый Спас, со всей округи народ пришёл, такой радостный день получился!

…Часовня стоит, осеняя крестом прекрасные места, куда в осеннюю распутицу и на внедорожнике не добраться. Здесь исконная Русь, тут на Новгородчине народ всегда крепок был и в бою, и в вере.

- В каждой деревне должен быть храм, - сказал после литургии в часовне благочинный Новгородского округа протоиерей Игорь Беловенцев. – Без места для молитвы человек тоскует. Ведь каждая душа – христианка!



http://www.liveinternet.ru/users/1082479/post290761781/#

Григорий Тельнов, впервые опубликовано в газете "Жизнь".
Прикрепления: 0033005.jpg(28.6 Kb) · 4347820.jpg(32.8 Kb)
 
Форум » Размышления » Возвращаясь к напечатанному... » ПОГУДИНЫ...
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2018
Сайт управляется системой uCoz