[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » МОСКОВСКИЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕАТР
МОСКОВСКИЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕАТР
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 12 Янв 2015, 13:18 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
Москва не есть обыкновенный большой город, каких тысячи; Москва не безмолвная громада камней, холодных, составленных в симметрическом порядке... нет! у ней есть своя душа, своя жизнь. (М.Ю. Лермонтов)

И частью этой души Москвы являются ее театры. День 14 октября (ст.стиль) 1898 г. - исторический. В этот день не только открылся новый театр, в этот день началась новая эра в истории театрального искусства. 17 июня 1897 г. известный драматург, критик и театральный педагог В. И. Немирович-Данченко писал актеру и режиссеру К.С. Станиславскому: " Говорят, Вы будете в Москве завтра, в среду. Я буду в час в "Славянском базаре" - не увидимся ли?"


Ресторан был в Москве на старинной улице Никольской, он и сейчас так называется. И прославился он тем, что ровно 115 лет назад в нем встретились два молодых интеллектуала: один – представитель пишущей богемы, писатель-драматург Владимир Иванович, а другой – выходец из богатейшей купеческой семьи Алексеевых, страстный актер-любитель Константин Сергеевич.


Они встретились и разговаривали почти сутки. Обсудили все – от творческой концепции будущего театра до выбора авторов и разделения обязанностей. В течение этого времени было не только решено организовать новый театр, но и выработаны его принципы, составлена труппа и определен репертуар. Наутро отправились на дачу к знакомому миллионеру Мамонтову для решения финансовых вопросов. Так был создан знаменитый МХАТ Немировичем-Данченко и Станиславским.
Итак, во главе Художественно-общедоступного театра стали В. И. Немирович-Данченко - директор-распорядитель и К.С. Станиславский - директор и главный режиссёр. Основу труппы составили воспитанники драматического отделения Музыкально-драматического училища Московского филармонического общества, где актёрское мастерство преподавал В.И. Немирович-Данченко (в том числе И.Москвин, О.Книппер, М.Савицкая, В.Мейерхольд), и участники любительских спектаклей, поставленных К.С. Станиславским в «Обществе любителей искусства и литературы» (актрисы М. Андреева, М.Лилина, М.Самарова, актёры В.Лужский, Артём (А.Артемьев), Г.Бурджалов и др. Но надо сказать, что будущие гениальные реформаторы русского театра в ту пору сами тогда еще не имели четкого представления, каким именно он должен быть. В.Немирович-Данченко писал позже: "Мы были только протестантами против всего напыщенного, неестественного, "театрального", против заученной штампованной традиции".

Инициаторами была собрана молодая группа, которая уже через год активной работы перебирается из Москвы в Пушкино и обосновывается там в загородном доме режиссера Н.Арбатова. В помещении деревянного сарая проходит проходит подготовка постановок для первого театрального сезона, поиски и разработка новых для отечественного театра направлений и новых художественных приемов. Этому молодому театру впоследствии предстояло сыграть огромную роль в развитии всей театральной жизни и России, и мира, а также сформировать качественно новые принципы сценического ремесла. 14 (26) октября 1898 года первой на московской сцене постановкой трагедии А.Толстого «Царь Фёдор Иоаннович». Спектакль был совместной постановкой К.Станиславского и Вл. Немировича-Данченко, заглавную роль в нём сыграл Иван Москвин. 26 января 1901 года состоялось юбилейное, сотое представление. В архиве Станиславского сохранилась запись: «Успех „Царя Фёдора“ был так велик, что сравнительно скоро пришлось праздновать его сотое представление. Торжество, помпа, восторженные статьи, много ценных подношений, адресов, шумные овации свидетельствовали о том, что театр в известной части прессы и зрителей стал любим и популярен».

«Общедоступность» нового театра предполагала в первую очередь невысокие цены на билеты; поскольку найти необходимые средства не удавалось, решено было обратиться за субсидиями в Московскую городскую думу. Немирович-Данченко представил в Думу доклад, в котором, в частности, говорилось: «Москва, обладающая миллионным населением, из которого огромнейший процент состоит из людей рабочего класса, более, чем какой-нибудь из других городов, нуждается в общедоступных театрах». Но субсидии получить не удалось, в итоге пришлось обратиться за помощью к состоятельным пайщикам и повысить цены на билеты. В 1901 году слово «общедоступный» из названия театра было удалено, но ориентация на демократического зрителя оставалась одним из принципов МХТ. Для первого сезона МХТ подготовил несколько разноплановых пьес: "Самоуправцев" Писемского, шекспировскую работу "Венецианский купец", "Антигону" древнегреческого автора Софокла и чеховскую "Чайку", премьера которой была намечена на 17 декабря 1898 года, за два года до этого провалилась в Александринском театре. Усугубляли волнения и известия из Ялты: у Чехова обострился туберкулез, новый провал "Чайки" может убить его. По вопросу постановки "Чайки" единства у организаторов театра не было. Станиславский читает "Чайку" и не видит в ней сценичности, не понимает, как ее ставить. Только позднее он влюбился в текст Чехова, в его лиризм. Для Немировича-Данченко " Чайка" - спектакль-легенда, самоутверждение, своеобразный Рубикон, решавший быть или не быть новому театру. Так же восприняли спектакль и актеры труппы. Именно на примере "Чайки" зритель увидел, что в театре нет маленьких ролей. Например, знаменитые актеры Москвин и Андреева сидели под сценой, чтобы в конце первого акта исполнить романс "Не искушай меня без нужды".

Как проходила премьера? Во время первого акта в зале шумок, кто-то выходил, хлопая дверью, кто-то выражал недоумение, кто-то подхихикивал, но в конце первого акта пьеса взяла зрителя за душу.
Станиславский придумал игру с паузой - это фирменный знак МХАТа. Он и Немирович-Данченко научили актеров держать паузу. Константин Сергеевич так описывает этот спектакль: "Как мы играли - не помню. Первый акт кончился при гробовом молчании зрительного зала. Одна из артисток упала в обморок, я сам едва держался на ногах от отчаяния. Но вдруг, после долгой паузы, в публике поднялся рев, треск, бешеные аплодисменты. Занавес пошел, раздвинулся, опять задвинулся, а мы стояли как обалделые. Потом снова рев... и снова занавес... Мы все стояли неподвижно, не соображая, что нам надо раскланиваться. Наконец, мы почувствовали успех и, неимоверно взволнованные, стали обнимать друг друга, как обнимаются в пасхальную ночь... Успех рос с каждым актом и окончился триумфом. Чехову была послана подробная телеграмма."

Так родился новый театр - театр режиссерский, в котором все частности, все мелочи подчинены единому режиссерскому замыслу, театр, в котором обстоятельно прорабатывается каждый характер, даже в массовках, театр, в котором важна и речь актеров, и историческая точность в оформлении костюмов, и весь актерский ансамбль. В репертуаре театра было много пьес А.М. Горького, поэтому МХАТ стал носить его имя. В 1902 г. Горький передал театру свою первую пьесу "Мещане", которой театр 25 октября 1902 г. открыл свой сезон в новом здании в Камергерском переулке. Переулок назывался Камергерским с XVIII века, когда оказалось, что на одной улице живут сразу два камергера (а всего при Российском дворе было 12 камергеров). Долгое время МХАТ называли "Художественный общедоступный театр в Камергерском". Затем по проекту видного архитектора Ф.Шехтеля для МХАТа был перестроен особняк в Камергерском переулке.


МХАТ обосновался в здании на Камергерском в 1902 году, после того как С.Морозов арендовал его у Г.М. Лианозова на 12 лет. До этого у дома было много владельцев; его строили, сносили и перестраивали. Каким мы видим его сейчас, он стал в 1902 году после реконструкции, проведенной Ф.Шехтелем. По его рисункам отделали интерьеры и все убранство - вплоть до занавеса и надписей. Это было первое театральное здание в России, которое архитектор создавал в творческом союзе с художественными руководителями театра. Существует легенда, что в середине XIV века участок земли, где стоит дом, принадлежал Иакинфу Шубе, полководцу Дмитрия Донского. В 1767 году владение перешло к князю П.И. Одоевскому и его наследникам. В 1851 году «мхатовский» дом стал принадлежать С.Римскому-Корсакову; в народе здание прозвали «домом Фамусова». По мнению литераторов, Римский-Корсаков был женат на двоюродной сестре Грибоедова, с которой был написан образ Софьи в комедии «Горе от ума».

Театральная история здания началась в 1882 году, когда по заказу Георгия Лианозова архитектор М.Н. Чичагов перестроил дом. Зрительный зал занял центральную часть задних комнат, а большая часть двора между зданиями превратилась в сцену. Лианозов сдавал помещение театру Ф.А. Корша и труппе госпожи Е.Н. Горевой; здесь пели знаменитые итальянцы Анжело Мазини и Франческо Таманьо. Впоследствии театр арендовали для кафешантанов разные владельцы подобных заведений, в основном Ш.Омон. По выражению Станиславского, здание превратили в «изящный храм искусства». С.Морозов потратил на перестройку дома 300 тысяч рублей, при этом Шехтель выполнил свою работу безвозмездно. Занавес в театре раздвигался в обе стороны, а не поднимался вверх, как было до тех пор во всех театрах России. После реконструкции вместимость театра увеличилась до 1300 человек. Большая сценическая коробка заняла весь бывший двор. Для проектирования сцены был привлечен опытный антрепренер-режиссер, знаток сценических фокусов М.Лентовский; за техническое оснащение сцены отвечали братья Жуйкины. В результате получилась одна из самых совершенных сцен того времени.

К сожалению, проект Шехтеля по переделке фасада полностью осуществить не удалось. Существующая отделка сочетает в себе как элементы модерна, так и следы эклектичной обработки. Во время той отделки на первом этаже вставили оконные рамы с мелкой «клетчатой» расстекловкой (стекло разделено на маленькие квадраты). Между окнами первого и второго этажа повесили фонари-светильники кубической формы на изысканных кронштейнах. Для боковых порталов был разработан дизайн входных дверей с пластичными медными ручками. Было предложено интересное решение для правого входа: с обеих сторон он был облицован голубоватой керамической плиткой. Над его входом разместили скульптуру Голубкиной «Море житейское» – выполненную именно в духе нового искусства, стилистику и формальный язык которого воплощал Художественный общедоступный театр.
Оформление интерьеров восхитительное – это редкий сохранившийся пример русского модерна в театральной архитектуре. Приглушенная зеленоватая окраска стен, темное дерево, орнамент в стиле модерн, надписи, выполненные специально разработанным шрифтом – всё это создает уникальную атмосферу театра.


Ф.Шехтель придумал занавес сцены со знаменитыми орнаментом в виде завитков и изображением чайки, которая стала символом МХТ. Это дань великому А.П. Чехову, чья пьеса «Чайка» была поставлена на сцене театра. 25 октября 1902 года спектаклем «Мещане» открылся сезон в новом здании театра в Камергерском переулке.


Зал Московского художественного театра после перестройки 1900—1903. Архитектор Фёдор Шехтель

С 1912 г. при театре стали создаваться студии, из которых в труппу театра вошли такие актеры, как: Андровская, Грибов, Степанова, Тарасова, Яншин, Прудкин - знаменитые "старики", которые создали славу театру и сами являлись его славой. В 1998 г. отмечалось 100-летие со дня рождения Марка Исаича Прудкина, который 76 лет отдал театру, исполняя с блеском и комедийные, и трагедийные роли. За такое творческое долголетие Прудкин вполне мог бы попасть в Книгу рекордов Гиннеса.


Художественно-общедоступный рождался, по свидетельству Л.Андреева, как «крохотный театрик», был «оригинален и свеж», одни его горячо хвалили, другие столь же горячо ругали. «Но проходило время, - писал Андреев уже в феврале 1901 года, - всё глубже и глубже входил театрик в жизнь и, как острый клин, колол её надвое… Как-то незаметно из-за вопросов чистого искусства, вопросов специально театральных и иногда даже чисто режиссёрских стали показываться загадочные физиономии вопросов более серьёзного характера и уже общего порядка. И чем яростнее разгоралась брань, чем больший круг людей захватывала она, тем более и тем яснее Художественный театр претворялся в то, что он есть на самом деле - в символ… Смелый, добрый и яркий, он встал грозным memento mori сперва перед омертвевшей рутиной всех иных драматических (и даже оперных; даже балета коснулось его влияние) театров, а затем перед рутиной, спячкой и застоем вообще».

В период 1898-1905 годов Художественный театр отдавал предпочтение современной драматургии; наряду с трагедиями А.К. Толстого - «Царь Фёдор Иоаннович» и «Смерть Иоанна Грозного», со Станиславским в главной роли, программными для театра стали постановки пьес А.П. Чехова («Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишнёвый сад», «Иванов») и А.М. Горького («Мещане», «На дне»), который именно по настоянию основателей МХТ обратился к драматургии. Однако написанные в 1904 году «Дачники» в театре поставлены не были: Станиславский и Немирович-Данченко, по словам И. Соловьёвой, «были озадачены нарочитой поверхностностью новой пьесы, её прямой политизированностью». Поставив в 1905 году пьесу «Дети солнца», театр в дальнейшем на протяжении почти трёх десятилетий к драматургии Горького не обращался. Заметное место в репертуаре Художественного театра занимали и современные зарубежные драматурги, прежде всего Г.Ибсен и Г.Гауптман. В дальнейшем театр всё чаще обращался к отечественной и зарубежной классике: Пушкину, Гоголю, Л.Толстому, Достоевскому, Мольеру. В 1911 году Гордон Крэг поставил на сцене МХТ шекспировского «Гамлета» с В.Качаловым в главной роли. М.Горькому в этот период театр предпочитал Л.Андреева.


Финальная сцена «Гамлета» Г. Крэга, 1911год

В 1906 году Художественный театр предпринял свои первые зарубежные гастроли - в Германии, Чехии, Польше и Австрии. С открытием Художественного театра для его основателей поиски в области режиссуры и актёрского мастерства только начались. Ещё в 1905 году Станиславский вместе с уже покинувшим театр В.Мейерхольдом создал экспериментальную студию, вошедшую в историю под названием «Студия на Поварской» (Театр-студия на Поварской). К работе в Студии, открытой 5 мая 1905 года, Станиславский привлёк В.Брюсова, композитора И.Саца и группу молодых художников — для поисков новых принципов оформления сцены; всю режиссёрскую работу при этом вёл Мейерхольд. Однако, по словам Мейерхольда, «случилось так, что Театр-студия не захотел быть носителем и продолжателем убеждений Художественного театра, а бросился в строительство нового здания с основания», - в октябре 1905 года Студия прекратила своё существование.

В 1913 году была открыта первая, но не последняя официальная студия Художественного театра, позже получившая наименование 1-й Студии МХТ. В этой творческой лаборатории, руководимой Станиславским и Л.Сулержицким, отрабатывались новые методы работы актёра, лёгшие в основу системы Станиславского; здесь же под руководством Сулержицкого ставили спектакли молодые режиссёры - Б.Сушкевич, Е.Вахтангов и др. В 1920 году Художественный театр, наряду с Малым и Александринским, стал одним из первых драматических театров, возведённых в ранг академических, и превратился во МХАТ. Между тем театр переживал непростые времена. Впервые обнаружившиеся в 1902 году, в ходе работы над спектаклем «На дне», разногласия между Станиславским и Немировичем-Данченко в 1906-м заставили их отказаться от совместных постановок, как это было принято с момента основания. «Мы - оба главные деятеля театра, - писал впоследствии Станиславский, - сложились в самостоятельные законченные режиссёрские величины. Естественно, что каждый из нас хотел и мог идти только по своей самостоятельной линии, оставаясь при этом верным общему, основному принципу театра. Теперь каждый из нас имел свой стол, свою пьесу, свою постановку. Это не было ни расхождение в основных принципах, ни разрыв, - это было вполне естественное явление: ведь каждый художник или артист… должен в конце концов выйти на тот путь, к которому толкают его особенности его природы и таланта».

Но с годами пути расходились всё дальше. Новаторские открытия Художественного театра постепенно сами превращались в штампы; ещё задолго до 1917 года оба основателя констатировали кризис, но как причины его, так и пути выхода из кризиса видели по-разному, в результате реформы, необходимость которых сознавали руководители МХТ, оставались неосуществлёнными. В годы Гражданской войны положение театра усугубилось расколом труппы: выехавшая в 1919 году на гастроли по провинции значительная часть труппы во главе с В.Качаловым в результате военных действий оказалась отрезана от Москвы и в конце концов отправилась за рубеж. Лишь в 1921 году труппе удалось воссоединиться. В начале 1920-х годов активизировалась студийная деятельность Художественного театра. Созданная Е.Вахтанговым ещё в 1913 году любительская студия, поначалу терпевшая провалы и расколы, постепенно сформировалась в жизнеспособный коллектив и добилась признания как у публики, так и у руководства МХТ: в 1920 году она превратилась в 3-ю Студию МХАТ. В 1921 году группа актёров МХАТа организовала и 4-ю Студию.

Основатели Художественного театра распространили свою реформаторскую деятельность и на музыкальный театр: в 1919 году образовалась Оперная студия Большого театра под руководством Станиславского, Немирович-Данченко в том же году создал Музыкальную студию МХТ. Студии на протяжении двух десятилетий существовали параллельно, с 1926 года, уже преобразованные в театры, — даже под одной крышей, но лишь в 1941 году были объединены в Музыкальный театр им. К.Станиславского и В.Немировича-Данченко. В 1922 году значительная часть труппы Художественного театра во главе со Станиславским отправилась на двухгодичные гастроли по странам Европы (Германия, Чехословакия, Франция, Югославия) и США, где МХАТ оставил группу своих актёров, решивших не возвращаться в СССР. Гастроли можно было назвать триумфальными, тем не менее Станиславский в октябре 1922 года писал Немировичу-Данченко из Берлина: «Если б это было по поводу новых исканий и открытий в нашем деле, тогда я бы не пожалел красок и каждая поднесённая на улице роза какой-нибудь американкой или немкой и приветственное слово — получили бы важное значение, но теперь… Смешно радоваться и гордиться успехом „Фёдора“ и Чехова… Продолжать старое - невозможно, а для нового - нет людей. Старики, которые могут усвоить, не желают переучиваться, а молодежь - не может, да и слишком ничтожна. В такие минуты хочется бросить драму, которая кажется безнадёжной, и хочется заняться либо оперой, либо литературой, либо ремеслом. Вот какое настроение навевают на меня наши триумфы».

За рубежом консервативный МХАТ принимали намного теплее, чем в родной Москве, где он проигрывал конкуренцию молодым коллективам, привлекавшим публику драматургией порою не самого высоко уровня, но актуальной. От учителей отдалялись и ученики: в 1924 году 1-я Студия превратилась в самостоятельный театр - МХАТ 2-й[10]; то же ещё раньше произошло с 3-й Студией.
В 1923 году Станиславский в письме Немировичу-Данченко поставил диагноз: «Теперешний Художественный театр - не Художественный театр. Причины: а) потерял душу - идейную сторону; б) устал и ни к чему не стремится; в) слишком занят ближайшим будущим, материальной стороной; г) очень избаловался сборами; д) очень самонадеян, верит только в себя, переоценивает; е) начинает отставать, а искусство начинает его опережать; ж) косность и неподвижность…»
Оставшийся в Москве Немирович-Данченко приступил к реорганизации: отпустив на волю 1-ю, 3-ю и 4-ю студии, давно боровшиеся за независимость, он слил с Художественным театром 2-ю студию. Станиславский июля 1924 года писал по этому поводу из-за рубежа: «Подчиняюсь и одобряю все Ваши меры. 1-ю Студию - отделить. Это давнишняя болезнь моей души требует решительной операции. (Жаль, что она называется 2-й МХТ. Она изменила ему - по всем статьям)… Отсечь и 3-ю Студию - одобряю…». По поводу 2-й Студии Станиславский высказал сомнения: «Они милы и что-то в них есть хорошее, но, но и ещё но… Сольются ли конь и трепетная лань…». Однако по возвращении в Москву он солидаризировался с В.Немировичем-Данченко в том, что театр никогда ещё не имел такой разносторонне талантливой труппы.

Приём в труппу большой группы молодых артистов и режиссёров из различных студий МХАТа, преимущественно из 2-й (несколько человек пришли из 3-й студии, в том числе Ю.Завадский и Н. Горчаков), дал новый импульс развитию театра; в свою очередь, обращение к современной отечественной драматургии (первым опытом стал спектакль «Пугачевщина» по пьесе К.Тренева, поставленный Немировичем-Данченко в 1925 году), влекло за собой поиски новых средств выразительности. Программным для Художественного театра советской эпохи стал спектакль «Дни Турбиных», поставленный в 1926 году под руководством Станиславского И.Судаковым, пришедшим из 2-й студии МХАТ. Событием театральной жизни стал и поставленный Судаковым в следующем году спектакль «Бронепоезд 14-69» по пьесе Вс. Иванова.


«Бронепоезд 14-69». Сцена из спектакля, 1927 год

Со второй половины 20-х годов современная отечественная драматургия заняла прочное место в репертуаре театра, причём создание многих произведений было инициировано самим руководством МХАТа, в первую очередь Немировичем-Данченко. Вместе с тем важными вехами в истории театра стали и новые прочтения классики: «Горячее сердце» А.Н. Островского, «Безумный день, или Женитьба Фигаро» Бомарше, «Воскресение» Л.Н. Толстого. Разногласия между основателями Художественного театра привели к тому, что во второй половине 20-х годов Станиславский фактически самоустранился от руководства театром, редко ставил спектакли сам, в основном руководил работой молодых режиссёров и даже в этой роли с годами выступал всё реже, значительно больше внимания уделяя своему Оперному театру. В последний раз он переступил порог МХАТа в конце 1934 года.

Немирович-Данченко тем временем боролся с мхатовскими штампами: с актёрскими штампами житейского правдоподобия, которые он называл «правдёнкой», с измельчавшим за 30 лет мхатовским бытовизмом, добиваясь в своих спектаклях широких обобщений явлений и характеров. Продолжались поиски и в области сценографии: к работе в Художественном театре был привлечён молодой В. Дмитриев, один из лучших театральных художников 30-40-х годов, в 1941-м ставший главным художником МХАТа; многообразие сценических решений обеспечивало сотрудничество с самыми разными художниками, в том числе Н.Крымовым и К.Юоном, П.Вильямсом и В.Рындиным, позже Н.
Акимовым и В.Татлиным. В январе 1932 года официальное наименование МХАТа дополнила аббревиатура «СССР», обозначившая его особый статус, наряду с Большим и Малым театрами. В сентябре того же года театру было присвоено имя М.Горького. В 1937 году МХАТ СССР им. Горького был награждён орденом Ленина, в 1938 году - орденом Трудового Красного Знамени. Со второй половины 30-х годов ситуация в Художественном театре вполне отражала ситуацию в стране: под пристальным вниманием высших партийных органов театр не мог избежать постановок слабых, но сервильных пьес, сочинений, «рекомендованных» Главреперткомом; иные актёры писали на своих коллег доносы, жертвами которых стали, в частности, М.Названов и Ю.Кольцов.

  
Присвоенное МХАТу в 1932 году имя М.Горького обязывало театр иметь его пьесы в своём репертуаре, и в 30-х годах, впервые после 1905-го, МХАТ вновь обратился к Горькому, поставив сначала инсценировку повести «В людях» (1933), а затем и его пьесы: «Егор Булычев и другие», «Враги», «Достигаев и другие». За постановку «Врагов» театр взялся по настоянию Сталина, и в 1935 году этот спектакль был признан эталоном социалистического реализма. «Он поражал, - пишет И. Соловьёва, - лаконичностью и мощью формы, законченностью характеров; при открытой и жестокой политической тенденциозности это был „театр живого человека“, в правде существования которого на сцене не приходилось сомневаться».

Начало Великой Отечественной войны МХАТ встретил в Минске, куда прибыл на гастроли 16 июня 1941 года. Спектакли продолжались до 24 июня, когда в результате массированных налётов немецкой авиации в течение дня был уничтожен почти весь центр города, погибли тысячи людей. Бомбой была разрушена часть здания театра, погибли все декорации и костюмы. Коллектив Художественного театра сумел самостоятельно выбраться из горящего города и вернулся в Москву 29 июня. В октябре 1941 года МХАТ был эвакуирован в Саратов, где занял здание Саратовского ТЮЗа. Ответственность за труппу на этот период была возложена на Н.Хмелёва. В.Немирович-Данченко вместе с группой ведущих артистов МХАТа по решению Правительства в сентябре 1941 года эвакуировали в Нальчик, а затем в Тбилиси. В ноябре 1942 года МХАТ вернулся в Москву. В 1943 году при театре была создана Школа-студия, получившая имя Немировича-Данченко.
Прикрепления: 0214972.jpg(14.8 Kb) · 9215410.jpg(11.6 Kb) · 4699630.jpg(14.3 Kb) · 4127493.gif(6.5 Kb) · 9608697.jpg(8.9 Kb) · 3468274.jpg(13.5 Kb) · 8262979.jpg(20.2 Kb) · 8387486.jpg(16.5 Kb) · 2877958.jpg(5.8 Kb) · 4688744.jpg(6.9 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 12 Янв 2015, 15:28 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
Ещё в 1923 года при театре был создан музей, позже появились два филиала: Дом-музей К. Станиславского и Мемориальная квартира В.Немировича-Данченко.

  
Фактически руководивший театром с конца 1920-х годов В.Немирович-Данченко умер в Москве 25 апреля 1943 года на 85-м году жизни. МХАТ возглавили два выдающихся актёра: Н.Хмелёв стал худрук И.Москвин - директором.

  
В 1940-х годах театр потерял своих выдающихся актёров - Л.Леонидова, М.Лилину, В.Качалова, М.Тарханова, Б.Добронравова, главного художника В.Дмитриева и постоянно сотрудничавшего с театром П.Вильямса. В ноябре 1945 года ушёл из жизни Хмелёв, в феврале 1946 года не стало Москвина, худруком МХАТа был назначен М.Кедров, однако несколько лет спустя руководство театром взял в свои руки худсовет, состоявший из его ведущих актёров; членом Совета был и М. Кедров, с 1949 по 1955 год - главный режиссёр; но в 1955 году и эта должность была упразднена; художественное руководство театром осуществляли В.Станицын, Б.Ливанов, М.Кедров и В.Богомолов. В послевоенные годы ещё более ужесточилась репертуарная политика; в изданном в августе 1946 году постановлении ЦК ВКП(б) «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению» отмечалось, что пьесы советских авторов «оказались фактически вытесненными из репертуара крупнейших драматических театров страны» и, в частности, во МХАТе «из 20 идущих спектаклей лишь 3 посвящены вопросам современной советской жизни»; однако и те пьесы, которые шли в театрах, подверглись критике.

Уже в конце 40-х годов обозначилось противоречие: спектакли, получавшие официальное признание, не привлекали зрителей и не удерживались в репертуаре. По свидетельству М.Строевой, к концу сталинской эры билеты во МХАТ уже продавали «в нагрузку» к оперетте или цирку. Беспокойство по поводу состояния труппы Немирович-Данченко высказывал ещё в 1943 году: «Их там 60 человек, из них десяти - двенадцати я верю».Слабая драматургия послевоенных лет стала плохой школой и для молодых артистов МХАТа; именно для талантов мхатовской школы, считает историк театра, было особенно важно, с чего начинать: с пьес Чехова, как первое поколение актёров, с «Дней Турбиных», «Горячего сердца», «Женитьбы Фигаро», как второе поколение в середине 20-х, или с лживых советских пьес послевоенных лет. О первых выпускниках Школы-студии МХАТ, пополнивших труппу в конце 40-х годов, Инна Соловьёва пишет: «Набиравшие сценический опыт во „Второй любви“ Е.Мальцева, в „Чужой тени“ К.Симонова, в „Заговоре обрёченных“ Н.Вирты, в „Зелёной улице“ А.Сурова, в „Залпе Авроры“ М.Чиаурели и М.Большинцова, молодые актёры приучались к органичности без заботы о правдивости. Органичность без правдивости, органичность в лжи - поругание души МХТ, извращение его наследственной техники. Для тех, кто втянулся, возврата в общем-то нет».

В 1950-1960-х годах МХАТ переживал кризис режиссуры: и выбор пьес для постановки, и выбор исполнителей часто определялся интересами ведущих актёров; не имея продуманной репертуарной политики, театр ставил пьесы-однодневки: «Репертуар, - пишет И.Соловьёва, - строился так, что каждый спектакль не замечал соседства, тем более не рассчитывал на него, на какую-то перекличку нравственных и художественных мотивов, на какое-то развитие мыслей, взглядов на жизнь или искусство». К постановкам нередко привлекались непрофессиональные режиссёры -ведущие актёры театра. МХАТ терял зрителя, тем не менее, превращённый ещё в конце 1930-х годов в эталон и образец для подражания, он по-прежнему оставался вне критики, что усугубляло ситуацию. По мнению Соловьёвой, во второй половине 1950-х годов, когда молодые выпускники его Школы-студии создавали «Современник», МХАТ как нельзя более соответствовал характеристике, данной ему Станиславским в период кризиса начала 1920-х годов. К концу 1960-х годов МХАТ уже давно никого не баловал и сборами: зрительный зал заполняли «гости столицы», - труппа насчитывала полторы сотни актёров, многие из которых не выходили на сцену годами; расколотая на группировки, эта труппа изнемогала от внутренней борьбы. Наконец в 1970 году «свыше» решено было положить конец губительному для театра коллективному руководству, и по выбору старейших актёров МХАТа Министерство культуры назначило главным режиссёром театра выпускника Школы-студии МХАТ О.Ефремова, создателя и художественного руководителя «Современника».


Как некогда Г.Товстоногов в Большой драматический, Ефремов был назначен главным режиссёром для спасения театра, не получив, однако, тех полномочий, которыми обладал худрук  БДТ: если Товстоногов в первый же год уволил треть труппы, то Ефремову кадровые вопросы пришлось решать за счёт дальнейшего расширения и без того раздутого штата. Но он сумел вдохнуть новую жизнь в театр, поставить ряд значительных спектаклей, отчасти обновить труппу и привлечь во МХАТ выдающихся актёров - И.Смоктуновского, А.Попова, Е.Евстигнеева, вернуть в Камергерский переулок зрителей; но преодолеть внутренние проблемы театра ему так и не удалось. Труппа непомерно разрасталась, к середине 1980-х годов достигла 200 человек, и управлять ею становилось всё труднее; необходимость находить работу для возможно большего числа артистов в значительной мере определяла репертуарную политику: наряду с такими спектаклями, как ефремовская «Чайка» (1980) или «Тартюф» А.Эфроса, появлялось и немалое количество проходных работ.

«Значительная часть актёров, - вспоминал О.Табаков, - оказалась не востребована Олегом, он элементарно не мог найти работу для каждого, распределив роли равномерно между всеми. Если артист сидит без дела год, второй, третий, он начинает проявлять беспокойство и неудовольствие. Словом, проблемы долго накапливались, обстановка сложилась не самая творческая и благоприятная». На деле внутри театра сложились две труппы, каждая со своим репертуаром и своими режиссёрами, - и в конце концов в марте 1987 года Ефремов поставил вопрос о разделе. Он предложил автономию двух трупп, из которых одна разместилась бы в Камергерском переулке, другая - в филиале на улице Москвина; партийное собрание театра вынесло решение о недопустимости раздела, однако общее собрание проголосовало за автономию. Ефремов, по свидетельству А.Смелянского, не имел внятного плана сосуществования двух трупп, однако меньше всего ожидал, что в результате в Москве образуются два МХАТа: труппа под руководством О.Ефремова, которая в 1989 году получила новое название МХАТ им. А.П. Чехова; труппа под руководством Т.Дорониной, которая и в настоящее время сохраняет историческое название МХАТ им. М.Горького.

На протяжении первых 35 лет своего существования Художественный театр давал спектакли на одной сцене; в 1933 году он получил в своё распоряжение здание бывшего Театра Корша в Петровском переулке (позднее - ул. Москвина) со зрительным залом на 1047 мест, где был открыт филиал театра. Поскольку историческое здание в Камергерском переулке требовало реконструкции (и было закрыто в 1978 году на реконструкцию, длившуюся целое десятилетие), в 1973 году для МХАТа было построено новое здание на Тверском бульваре, 22, оснащённое новейшей театральной техникой, с гигантской сценой высотой более 30 метров и зрительным залом на 1472 места.


Таким образом, к моменту раздела МХАТ располагал тремя сценами: в новом здании на Тверском бульваре, в проезде Художественного театра (ныне Камергерский переулок) и филиалом на ул. Москвина, позже закрытым на реконструкцию.
http://velikayakultura.ru/russkiy....nchenko
http://screen.ru/moscow/mhat.htm
https://ru.wikipedia.org/wiki....0%F2%F0
Прикрепления: 0503601.jpg(17.8 Kb) · 7501543.jpg(22.4 Kb) · 8795801.jpg(5.7 Kb) · 7521251.jpg(11.9 Kb) · 6788887.jpg(8.2 Kb) · 5042221.jpg(20.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 23 Июн 2015, 09:29 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
"ВОЗДУХ ТОГДА БЫЛ ДРУГОЙ..."
Артисты 1-го выпуска школы - студии МХАТ вспоминают свою юность и учителей.


"Школа-студия МХАТ. Какое скромное название. Не институт, не университет, не академия искусств, не училище даже, а школа-студия. И в скромности этого рабочего названия - уже чувствуется надежность, скромность истинного мастера и уважение к понятию "Театр".
Т.В. Доронина


К.С.Станиславский и В.И.Немирович-Данченко принесли в театр "замечательное, неповторимое искусство", и это искусство надо было сохранить. Поэтому, несмотря на военное лихолетье, 20 октября 1943 года Постановлением Правительства была открыта школа-студия им. В.Немировича-Данченко. Представители молодого поколения артистов, которым сегодня за 70, с достоинством и ответственностью приняли знамя Художественного театра. Чем они жили? Чем был для них МХАТ?

- Какими были ваши первые впечатления от школы-студии?
Т.Гулевич: Какими могли быть впечатления? Решающий тур. Перед нами сидят все корифеи, вся труппа, включая вспомогательный состав. Волнение необыкновенное. П.В.Массальский спустился к нам и каждому говорил: "Я тебе желаю". Мы не знали закулисную жизнь МХАТа, а то, что видели, вызывало хорошую зависть, стремление к подражанию.

О.Фрид: Воздух здесь был тогда другой, наполненный восторгом, счастьем. И отношение к театру было другим...


М.Горький "Дети солнца" Учебный спектакль 1947г. Вагин - И.Тарханов

И.Тарханов: Это даже не касается верхов. Общественность, люди по-иному смотрели на Художественный театр. Он был необходим, артистов освобождали из действующей армии. Тогда к нам пришел солдат С.Булгаков, матрос В.Давыдов, сержант В.Монюков. Мы должны были в третьем поколении продолжить путь Художественного театра. Случилось ли это? Чуть-чуть, может быть, и случилось.

- Время как-то отражалось на студентах вашего поколения?
Т.Гулевич: Конечно. Дух нашего курса определяло военное время. Мы приходили рано, а уходили около девяти вечера, чтобы только успеть добраться домой до начала комендантского часа. Всего не хватало, тревоги, испытания, карточки...

О.Фрид: Еще нас кормили в школе-студии. Была такая система УДП (усиленное дополнительное питание), что мы переводили как "умрешь днем позже". Кроме того, давали какие-то вещи, ведь мы были просто нищими. Нашему сокурснику В.Дружникову купили ботинки. До этого он ходил в рваных, и чтобы хоть как-то это скрыть, мизинцы пальцев на ногах закрашивал черной тушью.


а.Н.Островский "Бесприданница". Дипломный спектакль 1947г. Л.Огудалова - О.Фрид

Т.Гулевич: Старшее поколение смотрело на нас с сожалением, как будто время нас чем-то обделило, а мы были одержимы любовью к театру, упивались своей молодостью. Я патриотка своей школы и считаю, что она сделала счастливыми многих людей.

- А что вы можете сказать о сегодняшних студентах школы-студии?
О.Фрид: На нас влияла дореволюционная интеллигенция, получившая образование в хороших гимназиях, институтах благородных девиц. Мы по сравнению с ними были, как сейчас говорят, "совки". Так вот нынешние студенты такие по сравнению с нами.

Т.Гулевич: Иногда я сижу на приемных экзаменах. Аргументами в пользу абитуриента у педагогов бывает: "он непредсказуемый, живой..." и так далее. А я сижу и думаю: а фрак на него можно надеть? Не на каждого мальчика сейчас фрак наденешь, как не каждую девочку обрядишь в "декольте".


А.П.Чехов "Вишневый сад". Дипломный спектакль 1947г. Аня - Т.Васильева (Гулевич)

О.Фрид: Когда мы приходили в студию, на нас с утра надевали корсеты. И ходи целый день...

- Расскажите, пожалуйста, о своих учителях.
Т.Гулевич: Наша школа - это был яркий высокий очаг, и для меня человеком, который поддерживал огонь в очаге, был В.Г. Сахновский. Необыкновенно эрудированный, он поощрял наше любопытство, подталкивал к знаниям. После его смерти во главе школы-студии стал В.З. Радомысленский.


О.Фрид: Наш папа Веня. Он появлялся к 11 часам утра и обходил все помещения студии, проверяя, все ли в порядке. Когда он стал старше, ему трудно было уезжать домой обедать и он жил в школе. Он всегда следил за судьбой своих учеников, уже окончивших школу-студию.

И.Тарханов: Мне вспоминается такой случай. Обычный день, тишина, где-то слышен стук печатной машинки, и вдруг открывается дверь и раздается страшный крик Вениамина Захаровича. Я захожу к нему в кабинет и спрашиваю, что случилось. Он в ответ: "А что такое?" Я говорю: "Почему вы так реагировали, на что?" "Понимаешь, уж очень тихо..."

Т.Гулевич: У нас практиковалась такая система: курсового педагога не было, студенты были прикреплены к разным учителям. У меня педагогами были замечательные актрисы В.Вронская и М.
Кнебель. Я благодарна этим людям, их любви, заботе обо мне.

О.Фрид: Мы все обожали И.М. Раевского - человека с невероятным юмором. Однажды я в магазине встретила свою знакомую. Она сказала мне, что Раевский умер. Я была так потрясена, что упала.

Т.Гулевич: Вообще в наше время была замечательная практика. Актеры МХАТа и педагоги принимали участие в спектаклях школы-студии. Это было для них так ответственно, что они волновались больше, чем студенты.


О.Фрид: Я любила работать с П.Массальским. Просто так к нему на занятия не пойдешь, надо было привести себя в полный порядок. При том, что он был очень простым в общении человеком, выглядел Павел Владимирович празднично, нарядно. Когда он шел, было впечатление, что идет сама красота. Настоящий аристократ!

И.Тарханов: Мы с ним были достаточно близки. У него был такой флакончик с золотой пробочкой, которой он немного смачивал руки и усики. Заметив это, я критически поглядел на него и говорю: "Павел Владимирович, а что это вы, как дама?" Он мне ответил: "Ты ничего не понимаешь, ты же характерный актер, да еще плохой. Я же, когда обнимаю Аллу (Тарасову) или Ангелину (Степанову), хочу, чтобы им не было противно". Амплуа у него было другое.

О.Фрид: Был у нас такой предмет - манеры, который вела настоящая княгиня - Волконская. Больше всего мы боялись попасть с ней за стол, в ее присутствии как-то неудобно было есть. Но однажды она позвала нас к себе в гости и на стол поставила несколько банок консервов, а рядом положила вилки: "Девочки, я посуду мыть не люблю, давайте есть прямо из банок".

Т.Гулевич: Мы благодарны учителям, они были мастерами своего дела. Мы благодарны школе-студии, которая сделала нас всех счастливее...
С.Шошина, Московский журнал
http://www.mosjour.ru/index.php?id=699
Прикрепления: 7318092.jpg(20.6 Kb) · 0459563.jpg(10.0 Kb) · 7566048.jpg(7.3 Kb) · 9800998.jpg(8.4 Kb) · 6053752.jpg(30.3 Kb) · 0571963.jpg(7.3 Kb) · 2069632.jpg(7.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 23 Июн 2015, 09:47 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
МХАТОВСКИЙ ИДЫ
Театральный критик размышляет о том, сохранил ли нынешний МХАТ свое творческое лицо. Зачем еще один юбилей, притом столь внушительно круглый, как не для оценки сегодняшнего состояния театра и для прогноза его жизни на будущее?

Надо, разумеется, почтить память предшественников, отдать должное основателям и первопроходцам, чье детище оказало мощное воздействие на всю мировую сцену ХХ столетия. Но - тем более в таком живом и быстро меняющемся деле, как театр, - сопоставление необходимо: без него невозможно полностью представить весь столетний путь Московского Художественного. Сравнение, впрочем, может показаться некорректным: лица прошлого - признанные величины, а современников редко величают великими, даже если они того заслуживают. Задачу облегчают сами основатели МХТ: и В.Немирович-Данченко, и К.Алексеев-Станиславский, приступая к главному делу своей жизни, были уже людьми зрелыми (одному - тридцать пять, другому под сорок) и довольно известными, но из общего ряда людей искусства не слишком выделялись. Деятели и их дело оказывали взаимное влияние друг на друга: масштаб замысла окрылял сотрудников, а вклад каждого - не только зачинателей - прибавлял силы и блеска их созданию. Так что параллель между прошлым и настоящим здесь тоже имеет право на существование, причем сравнивать день сегодняшний стоит не с неудачами (МХАТ, да и МХТ знали и провалы), а с достижениями театра. Правда, все осложняется тем, что сравнивать придется сегодня два театра (разъединение единомышленников - вещь обычная, но размножение делением, почкованием всяческих творческих коллективов и союзов - завоевание, кажется, нашей эпохи), совершая прогулки с Тверского бульвара в Камергерский переулок и обратно.


По утверждению давнего литературного вдохновителя чеховской части МХАТа А.Смелянского, для театра солидного, устоявшегося программа, хотя бы и неписаная, необязательна - это удел начинающих. Вряд ли это так, но в любом случае театру желательно иметь все же собственное лицо (или хотя бы его выражение) - иначе чем отличается он от себе подобных? Что подтверждает и мировая практика - даже на последнем, не слишком удачном Международном театральном фестивале в Москве, посвященном той же мхатовской дате, безусловный интерес вызвали как раз те труппы, которые отчетливо заявили свое творческое кредо. Так что главный вопрос остается: чем живет сегодня МХАТ, некогда бывший властителем дум, что несет он теперь своему зрителю? Отчасти о том повествует афиша; отчасти - потому что в современном театре драматург занимает более подчиненное положение, нежели в конце прошлого века.

В репертуаре МХАТа имени Чехова сегодня около тридцати названий (включая спектакли Новой, читай - малой сцены). "Законные" постановки чеховских пьес перемежаются поделками типа "Злодейка, или Крик дельфина", вершины мировой классики сочетаются с национальными шедеврами, но не обходится и без облегченных, развлекательных пьесок. В общем - вполне академический репертуар. Настораживает лишь то, что широта охвата порой смахивает на всеядность: иногда просто трудно понять выбор театра. И еще то, что большинство - постановки последних лет (за исключением юбилейного сезона, в который театр - поразительный случай - не выпустил ни одной премьеры); очень мало спектаклей-долгожителей. Знак динамичности, насыщенной жизни труппы? Если просмотреть премьеры этой половины театра со времен раздела (тому уже свыше десятка лет), то ощущение репертуарной чехарды неизбежно, тем более, что сменяются пьесы и авторы подозрительно часто. Еще заметен след прежних приоритетов - "общественно-политической линии", ее открытой публицистичности; последний ее всплеск - "Мишин юбилей" (премьера 1995 года). С этой поры отказ от злободневности полный. Взамен пришла, похоже, классика, что подтверждается и заявлением О.Ефремова. Тут и "Борис Годунов", и "Горе от ума", и недавние "Женитьба" и "Маленькие трагедии". Отличием это назвать трудно - еще в советские времена в афишной разнарядке присутствовала соответствующая графа, а в новый период о предпочтении классического наследия заявляли самые разные труппы - от Вахтанговского до Малого (у последнего, к слову, вполне разумный подход: шедевры - на основной сцене, эксперимент - в филиале). У МХАТа же в Камергерском переулке приходится констатировать отсутствие собственной оригинальной идеи.

На Тверском (Т.Доронина) картина определеннее. Здесь тоже встречаются разные имена - от Ануя до Радзинского, от Малягина до Кальдерона, однако ведущей остается "национальная тема". МХАТ им.Горького оказался после разрыва в более тяжелом положении, нежели былые сотоварищи: большинство спектаклей "единого и неделимого" составляли постановки Ефремова и те, в которых заняты его сторонники. Срочно надо было обновлять репертуар, и "доронинскому" это удалось - как за счет восстановления "доефремовских" постановок, так и новыми постановками. Как известно, этот театр близок к политической оппозиции, отчего мысль о судьбе России прослеживается в его постановках отчетливо. Дополняется афиша горьковского МХАТа спектаклями, рассчитанными также на его ведущую актрису.

Чеховская часть предстает скорее европейским театром, горьковская - российским. По оригинальности названий они примерно в равном соотношении, хотя последние годы МХАТ на Тверском несколько более активно занимается поисками неординарной драматургии. Меньше там и случайных пьес, а потому спектакли держатся дольше; однако рекорд недолговечности принадлежит все же им: "Батум" Булгакова сошел после трех представлений. Слишком незлободневно?

Труппа
В любой труппе всегда зримо взаимоотражение славы коллектива и популярности его актеров. Когда-то "актер МХТ" звучало гордо, как потом - "актер Таганки", весомее иных госзваний. При распаде того театра, что немного не дотянул до своего 90-летия, большинство известных и любимых актеров старого МХАТа пошли за Ефремовым. В другой половине оказались, быть может, и не менее талантливые, но не столь знаменитые и именитые. Только худрук нынешнего Горьковского Доронина могла соперничать в славе с Т.Лавровой и И.Мирошниченко, В.Невинным и А.Мягковым, О.Табаковым и Е.Киндиновым.

Но время неумолимо: некоторые звезды, потеряв поддержку почти исчезнувшего кино, померкли, закатились, зажглись новые. В Чеховском МХАТе многие актеры заняты непропорционально мало своему дарованию и не в тех ролях, которых заслуживают. Одни (А.Вертинская и Е.Васильева) покинули его стены, другие (А.Калягин и О.Табаков) создали собственные труппы и поэтому на мхатовские подмостки выходят нечасто. Вероятно, по этой причине культивируется практика приглашения в штат театра актеров из других трупп (Н.Тенякова, В.Гвоздицкий) или на роли (О. Мысина) - последнее прежде для МХАТа было немыслимо. Впрочем, приглашенные не перестают играть в других труппах, а значит - размывается основа, костяк МХАТа. Частые внутренние реорганизации приводят к тому, что трудно уловить, кто есть в данный момент полноправный актер, кто, пользуясь старомхатовским термином, "сотрудник". На афишах и в программках это не указывается, зрителя во внутренние проблемы не посвящают; несомненно лишь, что мало кого можно причислить сегодня к ведущим актерам из молодых. Пожалуй, одна Дина Корзун, столь звонко дебютировавшая в кино (театральные ее работы менее ярки), претендует на звание мхатовки нового образца. Есть еще Ефремов-младший, но тут весомее фамилия, а не имя. Со времен "Современника-2", который М.Ефремов возглавлял, он остается актером для МХАТа недостаточно тонким и известным скорее скандалами, последний из которых привел его сначала к громкому изгнанию, а потом к тихому возвращению. Отсутствие молодых знаменитостей - симптом для театра тревожный, тем более, что у "ефремовцев" есть постоянная подпитка из собственной Школы-студии.

У "доронинцев" такого притока нет: как и большинство столичных трупп, они берут молодежь из всех вузов. Отношение к ним - в творческом плане - на Тверском несколько лучше, здесь есть нечто вроде "визитной карточки" на Большой сцене - спектакль "Ее друзья". Новых знаменитостей не появилось пока (а из старшего поколения принят только И.Старыгин), однако кандидаты наличествуют, хотя и проявляются больше на других сценах. Совершенно новое явление - массовая работа под маркой другого театра, в первую очередь, антрепризы. Для старого МХТ - феномен невозможный, да и в позднейшие годы почти исключительный. Оно и понятно: художественная вера не должна размениваться, даже к съемкам в кино старики МХТ относились неодобрительно. Ныне число столичных актеров, выступающих не на подмостках своего только театра, достигло внушительной цифры и продолжает расти. Причины здесь не только экономического характера, имеется и профессиональная заинтересованность актера: рост его популярности и, как следствие, самоуважения, открывающиеся перспективы и т.п. В Чеховском МХАТе это касается больше мастеров, а не молодых: Н.Тенякова играет на сцене "Школы современной пьесы" (как и М.Ефремов), Е.Киндинов - в "Табакерке" (театр п/у  О.Табакова); у Горьковского МХАТа более востребована скорее молодежь. И там, и там потенциальные звезды есть, но чтобы их увидеть, нужны хорошие постановки.

Лидер
Режиссура - последний, но в этом разговоре о Художественном - едва ли не решающий компонент. Если, скажем, Малый театр - испокон веку актерский, то не забудем, что МХТ - колыбель современной режиссуры, он родоначальник нового толкования профессии. Из мхатовского гнезда в большую театральную жизнь вылетели и Мейерхольд, и Вахтангов, не говоря уже о десятках других, менее известных, но внесших весомый вклад в национальную (и не только) режиссуру именах. Историческую память сохраняют крупнейшие режиссеры мирового театра, которые сами предлагали в этот знаменательный юбилейный сезон принести дань уважения на алтарь МХАТа - поставить спектакли на его прославленной сцене. Среди высказавших пожелания - первые театральные величины: П. Штайн, П.Брук, Ю.Любимов, однако их предложения не были приняты. Взамен на афише Чеховского МХАТа появляются другие имена, подчас мало что говорящие зрителю и не задерживающиеся в его памяти. Хорошо, что сцена в Камергерском открыта для многих, но не в этой ли доступности, творческой невзыскательности, невысоком уровне постановок и кроется причина недолговечности спектаклей? Исключения - работы Р.Виктюка ("Татуированная роза", недавно возобновленная), А.Эфроса ("Тартюф"), несколько постановок О.Ефремова. МХАТ в Камергерском принадлежит к типу организации "лидер и окружение", но, поскольку творческая активность Ефремова в последние годы невелика, количественно преобладают спектакли невысокого уровня. Из постановок последнего времени радует, пожалуй, лишь "Маскарад" Н.Шейко - стильная и умная, хотя и холодноватая работа, а властвует на подмостках либо архаика (и унылое "Преступление и наказание" не спасают актеры), либо развязный примитив - и тогда изречение одного из авторов "Злодейки, или Крика дельфина" Г.Сукачева: "Мы решили ворваться во МХАТ, как фашисты в Европу" - приобретает убийственную и недвусмысленную убедительность.

Однако на Тверском с режиссурой едва ли не проблематичнее. Еще три года назад по результатам рейтинга, проведенного среди столичных критиков (Ефремов там близок к первой десятке), худрук Горьковского не была признана режиссером. Впрочем, сама Татьяна Васильевна неоднократно публично признавалась в том, что не владеет этой профессией. Была, мол, вынуждена за нее взяться, когда после раскола ее театр оказался практически без репертуара. Но если эти доводы можно было принять на первых порах, остается совершенной загадкой, почему и теперь вновь и вновь появляются спектакли, подписанные ее именем. Постановки, отрицающие самые основы той режиссуры, которые были заложены основателями МХТ, не говоря уже о современном ее уровне. К счастью, в последние годы стали возникать режиссерские имена "со стороны": например, В.Усков и Э.Лотяну, но в общем, эта составляющая тоже носит довольно случайный и хаотичный характер. А поскольку достойных преемников Олега Николаевича пока не наблюдается, ни одного из наследников МХАТа нельзя признать удовлетворительным по разряду режиссуры. Оба театра все более походят на толпу случайно встретившихся артистов - без объединяющего их начала. Режиссерские эксперименты - и победы - все чаще обходят оба здания, что не только тоскливо, но и вносит тревогу за будущее новаторов. Профессии режиссера и актера неуловимо, но тесно связаны, упадок одной неминуемо влечет за собой снижение уровня другой (что мы и наблюдаем не только в столичном, но и в общероссийском масштабе), а значит оба МХАТа ожидает дальнейшее измельчание.

Атмосфера
Выставив на всеобщее обозрение разногласия внутри былого МХАТа, кто-то сделал себе карьеру, кто-то поддержал пошатнувшийся авторитет, кто-то возбудил к себе обывательский интерес. На театральной атмосфере подобная гласность отразилась самым печальным образом. Бесстыдство скандалов заразительно (вот уже расщеплен Ермоловский, распят МТЮЗ, поделена Таганка), и обе половины понесли трудновосполнимый ущерб. Храм остается храмом, даже когда его жрецы устраивают свару, но в общественном мнении остается рана. И авторитарные наклонности Дорониной, подтверждаемые время от времени протестами актеров с Тверского, и глухие отзвуки столкновений в Камергерском не воспринимаются ныне как ЧП ни внутри театра, ни вне его. Вероятно, это самое тягостное: периоды спада возможны в искусстве, но в недрах Художественного родилось и само учение о театральной этике (еще до его открытия, в том памятном разговоре в "Славянском базаре", когда отвергались зараженные "каботинством" актеры), - этике, без которой Константин Сергеевич не представлял своего детища. Видимо, по этой причине оба МХАТа невысоко котируются, и неслучайно новые звезды зажигаются в других театрах.

"...Не может быть актер МХАТ такого вида, не может быть старость настолько неблагообразной, а молодость настолько расхристанной" - слова одного из тонких знатоков актерского искусства. При всей расслоенности сегодняшней зрительской аудитории нельзя не заметить, что как искушенные театралы, так и неофиты предпочитают другие театральные адреса. Кому-то по сердцу престижный Ленком или задорный "Сатирикон", другим ближе добротный Малый или изящные "фоменки", третьи спешат на разудалую антрепризу или в изощренную "Школу драматического искусства". Ряды поклонников МХАТов - независимо от их расположения - редеют. Оба театра не принадлежат пока к числу аутсайдеров, но и во главе столичной, тем более российской, сцены мы их не обнаружим. Столетний опыт театра остается капиталом, который не приумножается, но только растрачивается. Оба МХАТа пока ни сливаться, ни закрываться не собираются - переживают срединное время - иды по древнеримскому календарю. Время тоскливое, тусклое, особенно в сравнении с блеском юбилея.
Геннадий  Демин
Московский журнал, 01.10. 1998

http://www.mosjour.ru/index.php?id=710
Прикрепления: 3026674.jpg(25.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 26 Окт 2018, 21:12 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
МХАТ и МХТ ОТМЕЧАЮТ ЮБИЛЕЙ
Легендарный МХТ имени Чехова отмечает 120 лет со дня основания

В конце XIX века труппа, собранная Станиславским и Немировичем-Данченко, громко заявила о себе. В честь круглой даты в фойе откроют памятник другому выдающемуся деятелю, который руководил театром последние почти два десятилетия - Народному артисту О.Табакову. На легендарной сцене блистали самые разные звездные актеры, а зрителей познакомили с драматургией Горького, Булгакова, Чехова. Именно его «Чайка» и стала визитной карточкой театра. Чем он живет сейчас?


https://www.youtube.com/watch?v=HwZgVjEmS2Y

Творческий вечер, посвящённый 120-летию МХАТ имени М.Горького


Юбилейный вечер состоится 27 октября в 18:30 на Основной сцене театра. В первом отделении вечера к зрителям обратится с приветственным словом художественный руководитель-директор МХАТ им. М.Горького, Народная артистка СССР Т.В. Доронина, а артисты театра представят сцены из спектаклей «Три сестры» А.П. Чехова и «Гамлет» У. Шекспира. Во втором отделении МХАТ им. М.Горького примет поздравления с юбилеем. Участвует вся труппа театра.
Купить билет: http://www.mxat-teatr.ru/buy-tickets/index/#/buy/1484

50-летний юбилей МХАТ, 1948 год

https://www.youtube.com/watch?v=eN8wSqPES2c

ПОСТАВИЛИ НА КРЫЛО
9 декабря 1898 года Московский Художественный общедоступный театр показал премьеру «Чайки» в постановке К.Станиславского и В.Немировича-Данченко. Спектакль определил судьбу не только русского, но и мирового сценического искусства. Взошли ростки театральной системы, где режиссерская концепция повела за собой настроенный на единый лад актерский ансамбль, а темой диалога со зрителем стало то, что заботило каждого. Жизнь, такая, как она есть, подавалась через партитуру тончайших настроений, художественную атмосферу и обостренный нерв «теченья дней, шелестенья лет».
«Нам посчастливилось найти новый подход к Чехову. Он - особенный. И эта его особенность является нашим главным вкладом в драматическое искусство»
, - напишет позже Станиславский.
Художественный открылся трагедией А.Толстого «Царь Федор Иоаннович». Ее сразу приняли восторженно, а 24-летний исполнитель заглавной роли И.Москвин на следующее утро проснулся знаменитым.


Великое сценическое произведение пережило три революции, две мировые войны, поменяло несколько поколений артистов, вошло в разряд легенд. Но именно «Чайку», появившуюся чуть позже, отцы-основатели считали началом своего театра. После ее московской премьеры Немирович-Данченко написал: «Новый театр родился!» И занавес МХТ навсегда увенчала белокрылая птица. Этот спектакль не стал первым прочтением пьесы, она уже два года шла в Таганроге, Киеве, Ярославле, а впервые появилась в Александринском театре (1896), где вызвала возмущение публики и злобное негодование критиков. Грандиозный провал на Императорской сцене и триумф в совсем еще юном Московском Художественном, болезненное фиаско, которое потерпела знаменитая труппа тогдашней столицы, и яркая победа молодого, только-только заявившего о себе в Первопрестольной коллектива - эти противопоставления стали знаковыми, вошли в мировую историю искусства.
Выдающийся театральный мыслитель П.Марков отмечал, что неуспех в Петербурге «был провалом театральной системы, концом старого театра...  свидетельствовал о решительной необходимости обновления театра в целом». Хотя играли столичные артисты мастеровито, старательно, эффектно, но - в эстетике и ритме пьес Ипполита Шпажинского и Петра Невежина. «Это не «Чайка», а просто дичь», - резюмировали обозреватели.

«Театр дышал злобой, воздух спекся от ненависти, и по законам физики я вылетел из Петербурга, как бомба», - вспоминал Антон Павлович. Пьесу не поняли и близкие писателю люди. Опытный антрепренер Ф.Корш предупреждал: «Голуба, это же не сценично: вы заставляете человека застрелиться за сценой и даже не даете ему поговорить перед смертью!» Язвительный недоброжелатель А.Кугель сокрушался: «Пьеса производит поистине удручающее впечатление».
Заветную тайну «Чайки» приоткрыл МХТ, распахнувший двери в театральное «завтра», развернувший устои «от реализма внешнего к внутреннему, к тончайшим проявлениям жизни человеческого духа». Идея постановки принадлежала Немировичу-Данченко, ее он высказал еще на встрече в ресторане «Славянский базар», когда придумывали со Станиславским, каким быть Художественному. Сражался в одиночку. Константин Сергеевич опасался «Чайки». Чехов и вовсе решил отречься от сцены: «Если я проживу еще семьсот лет, то и тогда не дам на театр ни одной пьесы. Будет! В этой области мне неудача». Немирович решил все уладить, пообещав автору небанальный подход, с молодыми, «не испорченными театральным штампом дарованиями», и объяснил свое понимание пьесы - отметил «скрытые драмы и трагедии в каждой фигуре». На письма Антон Павлович отвечал не сразу и неохотно, подчас не реагировал вообще. Владимир Иванович пошел ва-банк, упредив:
«Если ты не дашь «Чайку», то зарежешь меня, т.к. это - единственная современная пьеса, захватывающая меня как режиссера, а ты - единственный современный писатель, который представляет большой интерес для театра с образцовым репертуаром». Драматург сдался, хотя был готов к повторному провалу. На премьеру не приехал - и напрасно: успех, оглушительный и безоговорочный, «рос с каждым актом»  (Станиславский)«Вызовы бесконечные. Победа определилась»  (Немирович-Данченко).

«Я напишу что-нибудь странное, - обещал Чехов, когда начинал «Чайку». - Работаю… не без удовольствия, хотя страшно вру против условий сцены. Комедия, три женских роли, шесть мужских, четыре акта, пейзаж (вид на озеро); много разговоров о литературе, мало действия, пять пудов любви». В «новой драме» оказалось не просто море неясностей - все поставлено с ног на голову: вялотекущая жизнь в одной из усадеб среднерусской полосы, сплошные необязательные разговоры; все герои - несчастливые, страдают, влюблены без взаимности, у каждого - своя беда. Кто из них - отрицательный, кто - положительный? Где протагонист, основной конфликт? Что за жанровая неопределенность?! Почему нет последовательной интриги? Такое пренебрежение канонами казалось дерзостью непозволительной. Еще и главные события не показаны, скрыты за ремаркой «Прошло два года», дескать, много воды утекло: Нина сбежала из дома, стала актрисой, сошлась с Тригориным, родила, ребенок умер; Маша вышла замуж за нелюбимого, родила; Костя Треплев сделался писателем; Дорн съездил в Геную, Тригорин расстался с Ниной, вернулся к Аркадиной... Все важное - за сценой.


М. Роксанова и К. Станиславский в спектакле «Чайка». 1898

В «Чайке» действие движется между непоказанным - на волнах лирических течений. Даже самоубийство героя ничего не решает - пронизанные общей грустью, душным неблагополучием, овеянные атмосферой одиночества и ощущением тревоги дни перелистываются дальше. Всеми своими настроениями пьеса близка той действительности, где ждут катастрофу, бурю.Драма -обостренно современна. Немногословный Чехов отразил слом эпох и затеял разговор о новых формах в искусстве. Тригорин, как и Аркадина, - представители традиций и богемы. Треплев с Ниной олицетворяют нарождавшийся символизм с его Мировой душой, к которой взывали Д. Мережковский и В.Соловьев. Антон Павлович абсолютно точно, с объективностью соучастника обрисовал литературно-театральную ситуацию середины 1890-х. Декадент К.Треплев выступает против рутинеров и стреляется не столько из-за безответной любви к Нине и плохих отношений с матерью, сколько из-за того, что Чехов пророчил скорый крах символизма. Так и случится. Пьеса - с ее таинственно пульсирующими смыслами, переносом внимания с фабульных виражей на внутреннее действие, с подтекстами, которые важнее изложения сюжета, и с пронзительными душевными реакциями - поручала театру новое художественное задание. Выполнить его могла только крепкая режиссура. Островского и Шекспира, Фонвизина и Шиллера можно играть без постановочной воли -текст вывезет. «Чайка» - не из категории «самоигральных», здесь необходимо наладить между людьми не зафиксированные вербально связи, выстроить принципиально новый способ общения персонажей. Чеховская драма открывала путь «к новым принципам построения спектакля, к воплощению сценическими средствами чеховской стилистики. МХТ разгадал мнимую несценичность пьес Чехова».

«Чайку» в 1898-м ставили не классики, какими они станут через годы, а молодые, безудержно влюбленные в сцену люди. Удивительно, но пьесу актеры поняли, чеховская поэтика оказалась им близка. Все они взрослели на литературе, напитанной головокружительным «декадентством», а уж страсть к театру оказалась и вовсе родной стихией. Не знали главного - как играть персонажей, столь похожих на них самих. Видели, какая пропасть разверзлась между привычным способом существования на сцене и образами, которые благодаря одному мастерству не воплотишь. «Все мы любили Чехова-писателя, но, читая «Чайку», недоумевали: возможно ли ее играть?» - признавалась О.Книппер. После первого акта, когда закрылся занавес,«актеры пугливо прижались друг к другу, кто-то заплакал, Книппер подавляла истерическое рыдание». Все было необычно: симфония глубоких, но по сути простых и понятных человеческих чувств, обстановка, в которой герои важны не по отдельности, а как единый нервный и подвижный ансамбль, диалоги с тончайшим интонированием и подводными течениями, где в бесконечных, утрированных паузах, а не в потоке событий, обнаруживается ускользающая, неуловимая, скрытая жизнь.

На сцене в узнаваемом, дотошно обставленном предметном мире текла обыденность с ее однообразием и монотонностью. Церковный перезвон и жужжание мошкары, вой собак и кваканье лягушек - во всей деревенской этой скуке искали не зеркального отображения быта, а его магического претворения через волшебство театра. Зрителям предлагали совместно пережить происходящее, для чего посадили героев вдоль рампы, спиной к залу - публика вместе с обитателями усадьбы могла смотреть любительский спектакль К.Треплева на фоне колдовского озера. Станиславский признавался: «Мне было страшно сидеть в темноте и спиной к публике во время монолога Заречной, и я незаметно придерживал ногу, которая нервно тряслась». Ничего не демонстрировали, кроме, пожалуй, естественности самой жизни. Сохранилось подробное описание первой сцены второго действия, когда Аркадина говорит Маше: «Кто из нас моложавее? Я корректна, как англичанин, держу себя в струне, всегда одета и причесана comme il faut… хоть пятнадцатилетнюю девочку играть». Обычно в «Чайке», в том числе в исполнении Александринки, актрисы показывали, какие они моложавые, гордо вскидывали головы, пританцовывали - иллюстрировали текст движением. А в МХТ Аркадина сидела в кресле, за кофе с печеньем. Когда разговор завершался, она ловко ставила чашку с блюдцем на стол, вставала, отряхивала крошки с подола и словно выполняла чеховский наказ: «Пусть на сцене все будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как в жизни. Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни».

Первая плеяда Художественного собрала два клана: подопечных Немировича-Данченко из училища Московского филармонического общества и участников Общества искусства и литературы, которым руководил Станиславский. Самый большой успех выпал на долю В.Мейерхольда, сыгравшего Треплева. Будущий искатель новых форм и ненавистник традиций оказался весьма убедителен в роли человека, который, несомненно, написал пьесу о Мировой душе, мог подстрелить чайку и точно знал, что «скоро таким же образом» убьет самого себя. Чехов, когда работал над «Чайкой», о юном актере с немецкой фамилией не слышал, однако все, к чему стремится Треплев, Мейерхольд спустя годы реализует как режиссер...


В. Лужский, Вс. Мейерхольд, М. Роксанова в спектакле «Чайка». 1898

Зрители и критика восторженно приняли исполнительниц двух женских ролей: нервную и броскую Книппер (Аркадину) и М.Лилину, тоскующую Машу, которая «тащит свою жизнь волоком». Обе играли «незаурядно и смело» и, конечно, не ведали, что выйдут замуж за реформаторов театра. Ольга Леонардовна станет Книппер-Чеховой, а Мария Петровна соединится со Станиславским. Тригорина-Станиславского оценивали по-разному. К примеру, Чехова он разочаровал безволием и пассивностью. Не порадовала писателя и мелодраматично-слезливая Нина М. Роксановой. В последней актерской неудаче Немирович-Данченко упрекал сооснователя МХТ: «Ее сбил с толку Алексеев, заставив играть какую-то дурочку».
«Чайка» - одна из главных побед тандема, создавшего передовую труппу. О роли каждого в становлении режиссерского театра ХХ века споры не утихают и сегодня. Несомненно то, что общая культура и живое обаяние знаменитой постановки - заслуга обоих. И тот, и другой проявили образцовое уважение к первоисточнику. Константин Сергеевич сосредоточился на подробной проработке мизансцен: прописал по Чехову траектории перемещений персонажей, звуковую и световую партитуры, разгадал шарады пауз и «обострил нервный драматизм пьесы». Владимир Иванович трудился с актерами над «подлинностью проживания», занимался разгадыванием психологических загадок - «петельками-крючочками» во взаимоотношениях героев, кружевами вздохов и взглядов, полутонами чеховской лирики.

Немировичу великий драматург подарил медальон с надписью: «Ты дал моей «Чайке» жизнь. Спасибо!»Станиславский спустя без малого три десятилетия на заседании репертуарно-художественной коллегии МХТ сказал: «Кто тот смельчак, который решится сейчас ставить пьесу, сделавшуюся эмблемой театра? Я не решусь на это».Храбрецов за последующий век нашлось немало. Драматургический сюжет, гибкий и бездонный, разворачивали во все стороны, он поддается самым разным интерпретациям. Вероятно, именно поэтому «Чайку» продолжают разгадывать до сих пор.
Елена Федоренко
25.11.2018, газета "Культура"

http://portal-kultura.ru/svoy....a-krylo

ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПОЕЗД К ЮБИЛЕЮ МХТ ЗАПУЩЕН В МОСКОВСКОМ МЕТРО

  

Поезд будет перевозить пассажиров до конца апреля. Каждый вагон состава посвящен людям и событиям, связанным с МХТ им. Чехова. Поезд раскрашен в фирменные цвета театра - коричневый и бежевый, а элементы на бортах повторяют орнамент на театральном занавесе. В ходе поездки пассажиры смогут услышать из стандартных динамиков голоса известных актеров МХТ, которые будут декламировать фрагменты спектаклей, поставленных на сцене театра в разное время. Ожидается, за все время театральный поезд перевезет более 2 миллионов пассажиров, а в день состав сможет перевозить до 20 тысяч человек. Презентация юбилейного поезда символично прошла на станции "Театральная" в ночь со 2 на 3 ноября. Прямо на платформе молодые актеры МХТ им. Чехова прочли фрагмент из "Этики" К.С. Станиславского в жанре хип-хоп.
Иван Пышечкин
03.11. 2018. РГ

https://rg.ru/2018....ro.html
Прикрепления: 9415086.jpg(14.3 Kb) · 4782670.jpg(15.8 Kb) · 5531786.jpg(16.9 Kb) · 0629698.jpg(7.8 Kb) · 4383562.jpg(7.8 Kb) · 2830592.jpg(11.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 05 Дек 2018, 11:18 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
АКАДЕМИЧЕСКИЙ ОБМЕН
Эдуард Бояков возглавил МХАТ им. Горького вместо Татьяны Дорониной


Продюсер и театральный режиссер Э.Бояков назначен новым руководителем МХАТа им. Горького.
Зам.руководителя театра по творческой работе стал заслуженный артист РФ С.Пускепалис, а зам. худрука по литературной части назначен писатель и публицист З.Прилепин. Действующий руководитель театра Т.Доронина продолжит работу на cпециально введенной должности президента театра. Назначение Э.Боякова худруком МХАТ им. Горького, безусловно, можно отнести к самым ярким кадровым решениям нынешнего Минкульта. Бояков, находящийся сейчас в Екатеринбурге, прокомментировал "РГ" свое назначение по телефону:

- Есть ли у вас программа, с которой вы начнете свою работу?
- Программа есть. Но я бы хотел подробно о ней поговорить, а не в таком коротком телефонном разговоре. Мы обсуждали ее вместе с Захаром не один день. Вообще Захар не только удивительный и выдающийся писатель. Он обладает редким качеством - любить книги других. Его книга "Взвод", другие его тексты ясно свидетельствуют об этом. Говоря самыми общими словами о программе, выделю современную драматургию - это сейчас важнейшая для нас тема. МХАТ всегда был театром, который если и не открывал авторов, то обеспечивал их статус, институализировал значимые явления в драматургии. Сейчас это утрачено вообще. У нас появилась надежда в начале 2000-х годов, когда МХАТ во главе с Табаковым начал делать фестиваль "Новая драма". Но сейчас мы видим, что новая драма опять возвращается в подвальчики, становится маргинальной. А она должна быть и на больших сценах. На полторы тысячи человек. С другой стороны, мы думаем о том, что касается академического театра. Не хочется вдаваться в полемику, но тот же Табаков убрал слово "академический" из названия МХАТ, а вот Доронина не убрала. Если мы сможем найти актуальный смысл этого слова, удержать его статус, удержать традицию академического репертуарного театра, то будем считать свою задачу выполненной. Это не пустое слово. И оно должно быть поддержано мощной труппой.

- Можно ли это сказать о сегодняшней труппе МХАТ им. Горького? Сокращений не предвидится?
- Труппа должна быть мощным инструментом, средством строительства театра. Играть спектакль 1908 года уже, конечно, невозможно - антропология изменилась, само тело современного человека уже другое, но тема академизма и в актерском искусстве остается. Я все сделаю, чтобы труппа смогла участвовать в строительстве театра. А дальше - уже вопрос к нам.

- Прилепин будет в роли классического завлита?
- Он будет во всех ипостасях. И как завлит, и как писатель. На нашем фестивале "Традиция" мы уже делали с ним спектакль по его книге "Взвод", в Донецке я делал спектакль по стихам поэтов Донбасса, собранным Захаром.

- В возглавляемый вами "Русский художественный союз" входит художник Алексей Гинтовт. Предполагается ли его участие в работе театра?


- Алексей Беляев-Гинтовт - выдающийся художник, и я давно думаю о привлечении его в театр. Я очень люблю открывать театральных художников, как это было с Г.Солодовниковой, Полиной Бахтиной. А о Гинтовте в этом качестве можно только мечтать.

- Табаков, кстати, отказался от слова "академический" в названии МХАТ, и он имел в виду отказ от его сталинского периода, когда театр и получил эту четвертую букву.
- Отказ от сталинского ампира - да, но, мне кажется, само слово "академическое" сегодня - спасительно для русской культуры. Оно работает на то, чтобы противостоять тотальному напору постмодернистской плесени, разнообразных фейков и имитаций в социальных сетях и медиа, когда ты не понимаешь, где объект, где субъект. И в этом отношении воспитание вкуса к академическому - наше спасение.

- Ваша программа близка тому, что сегодня пропагандирует министр культуры, в частности - поддержку национально-патриотической, исторической драматургии.
- Да, и "Взвод" Прилепина - это как раз историческое произведение, в самом высоком смысле - патриотическое. Сколько мы проговорили когда-то с Леной Греминой о важности исторической драматургии! Как такой театр, как МХАТ, может выжить без истории? Это ведь не маленькая "Практика" - это тысячник!

Справка "РГ":
Э.Бояков в начале 90-х годов провел первую в России негосударственную внешнеторговую сделку с нефтью. В 1995 году он стал директором фестиваля "Золотая маска", создал фестиваль "Новая драма" и театр "Практика". Совместно с Политехническим музеем создал "Политтеатр", а параллельно запустил проект "Человек.doc" о героях современности. В 2013 году был избран на должность ректора Воронежской государственной академии искусств, а в 2015 году был снят с поста. В 2017 году совместно с З.Прилепиным и целым рядом художников и музыкантов создал "Русский художественный союз". В 2018 году стал доверенным лицом кандидата в президенты.
Алена Карась
05.12. 2018. РГ

https://rg.ru/2018....oj.html
Прикрепления: 0187672.jpg(10.6 Kb) · 2247710.jpg(15.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 27 Янв 2019, 16:42 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
ДОМ ЩЕРБАКОВА-ГРИБОВЫХ. О ТРОЙНОМ САМОУБИЙСТВЕ. ОГОРОДНАЯ СЛОБОДА, 5
В газете «Московский листок» осенью 1910 года появились одна за другой три заметки:«29 октября в доме Лопатиной, на Бол. Никитской ул., выстрелом из револьвера покончил расчеты с жизнью содиректор Барановской мануфактуры, сын действительного статского советника Николай Михайлович Журавлев, 24 лет. В оставленном письме покойный просит в смерти его никого не винить».


«Вчера, 30 октября, в 10 часу вечера, в собственном доме, по Чудовскому переулку (нынче – улица Огородная слобода), застрелилась из револьвера жена известного в Москве негоцианта, Ольга Васильевна Грибова, урожденная Ясюнинская. Накануне покойная была в особенности грустна, но ничто не предвещало катастрофы. После обеда к супругам Грибовым пришли двое знакомых. Весь вечер разговор вращался на самоубийстве сына известного богача Журавлева и все искренно сожалели этого, всегда жизнерадостного молодого человека, не так давно окончившего Императорский лицей Цесаревича Николая. Напившись чаю, супруг покойной, Алексей Назарович, пошел с своим приятелем в биллиардную играть. Его супруга со своею приятельницею прошла в спальню и там стала ей высказывать свое горе по поводу смерти молодого Журавлева и, вынув из шифоньерки револьвер, сказала: "Не последовать ли и мне за ним?" Подруга стала ее успокаивать, и та дала ей слово ничего над собой не делать, но, как только ее подруга отошла в сторону, грянул выстрел, и Грибова упала на ковер с простреленным сердцем».


Ольга Васильевна Грибова

И ещё 1 ноября, в «Новом времени» - заметка «Самоубийство Н.Л.Тарасова»: «Вчера, в 10 1/2 час. утра, у себя на квартире застрелился пайщик Художественного театра, основат. кабарэ «Летучая мышь», Николай Лазаревич Тарасов.


Накануне рокового дня покойный был на спектакле Художественного театра и вернулся домой бодрый, веселый со своим приятелем Н.Ф.Балиевым, с которым беседовал до 2 час. ночи. Условившись, что на следующий день, после дневного спектакля, они поедут вместе обедать, покойный пошел в свою спальню. Утром, в 10 1/2 ч. прислуга услышала грохот и шум, раздавшийся из спальни г.Тарасова, и поспешила туда. Глазам ее представилась ужасная картина. На кровати, в луже крови лежал Тарасов и тяжело стонал. Тотчас же было послано за врачом, которому пришлось констатировать смерть. Покойный никаких записок не оставил. Говорят, что три последних самоубийства: Н.М. Журавлева – в пятницу, О.В. Грибовой – в субботу и вчера Н.Л. Тарасова, стоят в тесной связи. В городе упорно циркулирует такая версия: Н.М. Журавлев в пятницу, в условленный час, в 9 час. вечера, ждал решительного ответа от Грибовой. Пробило 9 часов. Ответа нет. Еще 15 минут ожидания – и из кабинета Журавлева раздается выстрел. Через 10 минут звонок от г-жи Грибовой.

На первой панихиде у гроба Н.М. Журавлева, в 7 час. веч. в субботу, присутствовала и г-жа Грибова. Тотчас после панихиды она возвращается домой, запирается в своей комнате. И новый выстрел. После тяжелых мучений О.В. скончалась только в полночь. Какой-то неизвестный Тарасову женский голос немедленно сообщил ему о покушении Грибовой на самоубийство. Но Тарасов до 2-х часов ночи не мог добиться ответа: жива ли О.В. И только на утро из газет узнал об ее смерти. через три дня»…



Особняк, украшенный двумя симметрично расположенными эркерами с изящным лепным декором, сочетает черты модерна и неоклассицизма. Был построен в 1885 году по заказу владельца текстильной фабрики Щербакова архитектором Петером-Йозефом Дриттенпрейсом, уроженцем Баварии. Известно, что заказчик выдвинул единственное условие: чтобы дом был весь голубой. Что архитектор и воплотил (так что нынешний цвет - не совсем правильный). Но Щербаков, по всей видимости, остался не слишком доволен результатом, потому что довольно быстро продал особняк одному из Грибовых – владельцев крупной мануфактуры бумажных, шелковых и суконных товаров. Алексей Назарович Грибов поселился здесь со своей женой, актрисой О. В. Грибовой. Той самой самоубийцей. Драма разыгралась именно в этом особнячке. Со временем газетам удалось докопаться до причины трех самоубийств. Мало того, они заподозрили, что вот-вот произойдет и четвертое – у ворот виллы Н.Рябушинского несколько дней толкались репортеры, ожидая очередной трагической сенсации. Впрочем, обо всем по порядку. Прежде всего – о Николае Лазаревиче Тарасове, третьем самоубийце, которого горько оплакивала артистическая Москва…

Спасение Московского Художественного
Летом 1905 года Станиславский записал: «Со смертью милого и незабвенного Саввы Тимофеевича (кстати, тоже застрелившегося - во всяком случае по официальной версии) материальные условия театра резко изменились к худшему». Конечно, в Московский Художественный по-прежнему ломилась публика. Да и сам Станиславский – человек весьма небедный, управляющий фамильной золотоканительной фабрикой Алексеевых. Но с самого основания МХТ был задуман как театр для публики недорогой, общедоступный – соответственно, продажа билетов не окупала весьма затратных постановок. А фабричные дела с театральными Константин Сергеевич никогда не путал – это в Камергерском переулке он был Станиславским. А у себя на фабрике, на Малой Алексеевской - по-прежнему Алексеевым, промышленником, предпринимателем, администратором, и отчасти не мог, а отчасти и не считал нужным финансировать МХТ за счет доходов золотоканительного производства.

Для поправки дел решили организовать первые в истории МХТ зарубежные гастроли. Взяли довольно большой кредит и отправились в Берлин. Дальше предполагались Дрезден, Прага, Париж. Да вот только деньги кончились уже в Берлине. «Немцы идут в театр очень туго», - признавал Немирович-Данченко. Зал не наполнялся, спектакли ведь шли на русском (поди-ка, сыграй по системе Станиславского на неродном языке!). Константин Сергеевич позже писал: «Мы истощились материально и готовы были возвращаться по шпалам из–за границы». И тут пришло неожиданное спасение. Актеры Москвин и Вишневский передали Немировичу, что о встрече с ним просят два российских подданных – горячие поклонники МХТ. Эти люди давно уже не пропускали ни одного спектакля и, соответственно, поехали за труппой в Европу: Н.Л. Тарасов, только что по смерти отца унаследовавший трехмиллионное состояние и семейное дело (оптовую мануфактурную торговлю), и его неразлучный друг Н.Ф. Балиев. Оба, кстати, обрусевшие армяне (Тарасовы в недавнем прошлом были Торосянами, а настоящее имя Балиева — Мкртич Асвадурович Балян).


В первый раз к Немировичу на беседу пришел один Балиев - бойкий толстяк с круглым веселым лицом и плутовскими глазами. «Сколько вам нужно, чтобы продолжить гастроли?» - без обиняков спросил он. Оказалось, 30 тысяч, которые Балиев тут же обещал дать. Да не в долг, а просто так, безвозмездно. На развитие театра. Поскольку переговоры вел он, у Немировича создалось сначала ошибочное впечатление, что деньги – балиевские. На самом деле Никита Федорович был гол, как сокол, просто Тарасов всегда предпочитал выставлять вместо себя именно его, а сам вечно держался в тени из-за некоторой нелюдимости и скромности натуры. Хотя скромничать у него, объективно говоря, не было никаких причин. Немирович писал о нем: «Трудно встретить более законченный тип изящного, привлекательного, в меру скромного и в меру дерзкого денди. Вовсе не подделывается под героев Оскара Уайльда, но заставляет вспомнить о них». Остается добавить, что Тарасову было 24 года, он отличался яркой красотой, эрудированностью и, мало того, всесторонней одаренностью. С одинаковой легкостью писал (стихи, пьесы, скетчи, пародии) и рисовал (карикатуры, эскизы костюмов, да и просто картины).

Как-то раз он подарил актеру Качалову картину К.Коровина с подписью художника. И довольно долго эта картина висела в гримуборной у Качалова в качестве шедевра, вызывая восторг у поклонников Коровина. Пока Тарасов не признался, что это – его собственный этюд «под Коровина», и подпись он тоже подделал сам. При этом на оригинальное творчество, под себя самого, Тарасов не решался.
А.Эфрос писал об этом удивительном человеке: «Как будто был он баловнем жизни, этот изящный юноша с бархатными глазами на красивом матовом лице. Но феи, стоявшие у его колыбели, позабыли туда положить один подарок - способность радоваться жизни. А без этого подарка чего стоят все остальные, самые щедрые и прекрасные? Тарасов носил в себе жажду этой радости — и никогда не мог ее утолить. Он любил те места, где звенел смех, где порхала шутка, но сам лишь едва улыбался и редко ронял слова. В нем жила богатая фантазия, но не то застенчивость, не то какая-то необоримая лень вязали ей крылья при первом взлете, и она упадала, не воспарив». А Качалов сетовал, что богатство губит Тарасова, рождает в нем комплекс неполноценности, отравляет для него отношения с людьми. Тарасов подозревал, что всем нужны только его миллионы, и никому не мог поверить: ни женщинам, ни друзьям. Разве что одному Н.Балиеву…

30 тысяч, которые Тарасов дал Московскому Художественному театру, пошли впрок. Гастроли были продолжены, а тут германский кайзер Вильгельм выразил желание посмотреть «Царя Федора». Это послужило прекрасной рекламой: публика повалила на спектакли московских гастролеров. Газеты раструбили об их успехе, и во всех других городах проблем со сборами уже не было. Театр действительно сумел поправить дела. Ну а Станиславский с Немировичем были людьми благодарными. По возвращении в Москву Балиева приняли в труппу в качестве актера. Предлагали и Тарасову – он отказался. Хотели вернуть ему долг – не взял. Тогда его просто сделали пайщиком (со взносом 30 тысяч рублей) и членом дирекции. Эту честь Тарасов с благодарностью принял, но в управление театром деликатно не вмешивался. Просто помогал театру, чем мог. Тем временем дела друга Тарасова Н.Балиева в театре складывались не очень хорошо. Актерский дар, который у него, несомненно, имелся, по своей природе мало подходил МХТ. Балиев раз за разом получал маленькие роли (вроде Хлеба в «Синей птице») и проваливал их. У него было слишком комичное лицо, не поддававшееся никакому гриму, плюс армянский акцент. Но нет худа без добра! Ему поручили капустники, и тут-то талант Балиева развернулся! Так родилась знаменитая, легендарная «Летучая мышь» - театр-кабаре для увеселения и отдыха труппы. В который при этом мечтала попасть вся Москва, да только это было потруднее, чем попасть в МХТ в день премьеры…

 
                                                                                 Эмблема театра-кабаре «Летучая мышь»

Помещение для «Летучей мыши» Балиев с Тарасовым нашли сами - подвал в доме Перцова в Курсовом переулке.


Когда они в первый раз вошли в этот подвал, им навстречу метнулась летучая мышь. Отсюда и название. Кстати, к потолку зала была подвешена матерчатая летучая мышь. Что же за представления давались в «Летучей мыши»? В те дни в газетах писали о поразительной политической ловкости и пробивной силе создателя партии «17 октября» А.И. Гучкова (из московской купеческой династии староверов Преображенского кладбища).


Гучков был избран в III Государственную думу и поставил себе цель добиться поста председателя, причем шел к этой цели, как танк. И вот – очередное ночное представление в «Летучей мыши». На сцене – огромный бутафорский телефон, который то и дело звонит. Балиев поднимает трубку: «Откуда говорят? Из Петербурга? Здравствуйте! Очень счастлив»… Затем, после паузы: «Нет! Извините, не могу, никак не могу. Вынужден отказать. Да, спасибо, всего доброго»… Вешает трубку. Снова звонок, и снова какие-то реплики того же рода, означающие вежливый отказ. Балиев весьма комично изображает нарастающее раздражение, муку… В конце концов закрывает ладонью трубку и обращается к залу: «Гучков спрашивает, не нужен ли на нашем капустнике председатель». Зал хохочет.

Или вот еще, накануне отъезда певца Собинова (большого друга МХТ) на гастроли в Буэнос-Айрес в «Летучей миши» были устроены проводы. На сцене – фанерный поезд. Кондуктор-Балиев звонит в колокольчик, приглашает всех присутствующих занять места в купе. Начинает играть оркестр. Минуты через три Балиев опять звонит в колокольчик и объявляет: станция Витебск! Музыка умолкает. Публику приглашают выйти на перрон – то есть к столам, где расставлены рюмки с водкой. Не успевают все выпить, как снова колокольчик – пора по вагонам. Оркестр принимается играть опять. Дальше – станция Варшава. Краков. Прага. Берлин. И так далее. Много станций. И везде хлопается по рюмахе. Так и ехал поезд до утра. Правда, до Буэнос-Айреса в здравом уме и трезвой памяти добрались немногие. Собинов сошел с дистанции довольно рано – его увезли домой на извозчике с полдороги. Кстати, те гастроли так и не состоялись: разорился антрепренер Собинова… но это уж не вина «Летучей миши». Их дело было – проводить!


Никита Балиев на сцене «Летучей мыши»

Для «Летучей мыши» Балиев оказался бесценной находкой. Его способность на мгновенную импровизацию, его комический дар, бурная и неутомимая натура – все было к месту. Но за всеми этими придумками, идеями, комическими куплетами, пародиями, эпиграммами, буффонадой, за всеми этими блестящими в своей веселости и абсолютной несерьезности номерами стоял Тарасов. Он же был и автором карикатур на труппу МХТ, повсюду развешенными на стенах «Летучей мыши». При этом Николай Лазаревич по-прежнему держался в тени. Будто и не имеет к происходящему никакого отношения. Эфрос пишет: «Как будто Тарасов был посторонний в «Летучей Мыши», или только ее золотой мешок. Первый среди гостей, всегда на том же месте, с цветком в петлице похожий на героя из уайльдовского романа». Ну а после представления Тарасов терпеливо ждал, пока его друг, разгоряченный и возбужденный успехом, снимет грим и переоденется. Они шли домой по ночной Москве и разговаривали. Вернее, Балиев делился радостью от успеха, обсуждал реакцию публики на ту или иную шутку, а Тарасов молча слушал. При этом за ними медленно-медленно, черепашьим ходом следовал тарасовский автомобиль – самый мощный и дорогой в Москве…

Друзья жили вместе, в роскошной квартире на Большой Дмитровке. Нет-нет, это не то, о чем вы подумали. Они просто были очень нужны друг другу. По отдельности они не могли проявлять свои таланты в полной мере. При этом оба, конечно, использовал свое холостяцкое положение в полной мере, то есть крутили бесконечные романы. Вернее, Балиев все больше «мопассанничал», то есть искал знакомств с невзыскательными дамами, бурно ухаживал, но редко добивался успеха. Его комическая фигура как-то мало вязалась с романтикой. Но и Тарасов был не так уж счастлив в любви. Всерьез увлекся замужней дамой – О.Грибовой, ученицей Намировича. А она его бросила – завела себе другого. И добро бы – какого-нибудь гения, перед гениями Тарасов привык молча и скромно склонять голову. Но ее новый избранник был довольно ничтожен: юнец, папенькин сынок Н. Журавлев. Ну пристроил его отец (к слову, гораздо менее богатый, чем Тарасов) содиректором Барановской мануфактуры, а толку-то? У Журавлева-младшего были одни карты на уме. Вот он и проигрался в пух, спустил чужие деньги. Бросился к Грибовой за помощью, грозил самоубийством. Ольга, попутно кокетничавшая (а может, и не только кокетничавшая) еще и с третьим Николаем – миллионером Рябушинским, кинулась за помощью к нему. Тот, вроде бы, был в нее страстно влюблен. К тому же, он был (единственный из восьмерых братьев Рябушинских, вообще-то отличавшихся большой деловой хваткой) известным прожигателем жизни, легкомысленно швырял деньгами направо-налево. Но Н.П. Рябушинский вовсе не был дураком. И денег сопернику не дал. Отказал и глазом не моргнул!

Тогда Грибова не нашла ничего лучше, чем обратиться к Тарасову. Уж на что жертвенный человек – но все-таки эта просьба показалась ему унизительной. Отказал и он… В самых изысканных выражениях, надо полагать. В итоге Журавлев, не получивши помощи, выполнил свою угрозу и застрелился. Вслед за возлюбленным покончила с собой и Грибова. Правда, в газете немного поспешили объявить ее мертвой – она попала не прямо в сердце и жила еще три дня. Все это время Николай Тарасов названивал в больницу, справляясь о ее здоровье…
Прикрепления: 4166281.jpg(17.1 Kb) · 1313298.jpg(12.8 Kb) · 6556962.jpg(10.6 Kb) · 8400881.jpg(29.7 Kb) · 3423673.jpg(7.0 Kb) · 4147579.jpg(21.7 Kb) · 7465904.jpg(8.2 Kb) · 2466019.jpg(17.7 Kb) · 3343489.jpg(9.5 Kb) · 2033034.jpg(11.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 27 Янв 2019, 16:59 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
И ведь у него уже началась после расставания с ней другая жизнь. Завязался новый роман – с восходящей звездой МХТ Алисой Коонен.


Мало того, накануне описываемых событий судьба сделала Николаю Лазаревичу очередной подарок в виде дядюшкиного наследства: роскошного особняка на Спиридоновке, почти точно скопированного архитектором Жолтовским с палаццо Тьене в городе Виченце, чуда архитектуры XVI века (Жолтовский вообще много копировал итальянского архитектора Андреа Палладио, сделав подражательство своего рода собственным стилем).


Но и этот подарок щедрой фортуны Николай Лазаревич так же мало оценил, как и все предыдущие за все 28 лет своей недолгой, но богатой такими подарками жизни. И когда Грибова все-таки умерла, вынес себе приговор. Алиса Коонен вспоминала: «Рано утром меня разбудил телефонный звонок. Ольга Лазаревна (сестра Тарасова, тоже актриса МХТ) каким–то странным, чужим голосом попросила меня сейчас же приехать на квартиру к Тарасову. Предчувствуя что–то страшное, я помчалась на Дмитровку. Дверь была открыта, и я прямо прошла в комнату Николая Лазаревича. Он лежал на тахте в костюме, тщательной одетый. Лицо было спокойное, чуть розовое, можно было подумать, что он спит, на виске запеклась одна-единственная капелька крови. На полу рядом с тахтой лежал маленький револьвер… Уткнувшись мне в плечо, глухо рыдала Ольга Лазаревна».

Там было еще одно страшное и дикое обстоятельство. Одна экзальтированная дама, подруга Грибовой, узнавшая о ее смерти часом-другим ранее Тарасова и посчитавшая виновником именно его, позволила себе жестокую выходку: послала на квартиру Николаю Лазаревичу могильный венок и гроб. Не понятно, застал ли Тарасова в живых этот «подарок», или пришел несколькими минутами позже. Хочется верить, что все-таки – позже. Но как бы то ни было, когда явилась полиция, гроб с венком уже стояли у дверей. В тот вечер в Художественном театре был отменен спектакль. Кажется, в первый раз за историю театра. Ну а гражданская панихида состоялась на следующий день - в «Летучей мыши». МХАТовсцы были неутешны. Ну а Балиев просто убит горем. Как назло, его в роковой час не было рядом с другом. Был бы, может, все сложилось бы иначе… Н.Л. Тарасова похоронен на Армянском кладбище. Памятник изваял скульптор Андреев (знаменитый автор сидящего, трагического Гоголя, что нынче задвинут во двор дома 7 на Никитском бульваре). И это хоть и по-своему красивый, но странный, даже шокирующий памятник: скульптор запечатлел момент самоубийства.


Впрочем, надо отдать должное, этот памятник отлично отражает эпоху декаданса. Вся эта история ее отражает. Тройное самоубийство в стиле модерн…


Ну а Н.П. Рябушинский и не подумал присоединиться к этому «клубу самоубийц». Напрасно газетчики взволновались. Даже самый легкомысленный Рябушинский был слишком здравомыслящим для таких жестов. Его личный декоданс ограничивался леопардом и прочими диковинками виллы «Черный лебедь», да еще поддержкой символистов: Брюсова, Белого, Блока, Бальмонта… Для них он сделал, пожалуй, не меньше, чем Тарасов для Московского Художественного…


Вилла Рябушинского в Петровском парке

В этой истории есть же еще один персонаж, о котором мы как-то забыли. Владелец дома 5 по Огородной слободе - Алексей Грибов, муж роковой красавицы Ольги. Он все это время тихо пил. А овдовев, и вовсе ушел в загул, и в скором времени сам тоже умер – в момент, когда протянул руку к очередному бокалу с вином. В общем, все умерли. Кончилось кино...


Дом Щербаковых-Грибовых

Экскурсовод Ирина Стрельникова
http://drug-gorod.ru/ogorodn....bijstva
Прикрепления: 7238802.jpg(7.9 Kb) · 2481377.jpg(19.7 Kb) · 5314971.jpg(40.3 Kb) · 0110976.jpg(9.2 Kb) · 1039113.jpg(22.3 Kb) · 9161720.jpg(18.9 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 23 Фев 2019, 19:37 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
ЭДУАРД БОЯКОВ: «ГОРЬКИЙ-ЦЕНТРА» НА ТВЕРСКОЙ НЕ БУДЕТ
Новое руководство МХАТ им.Горького провело первую пресс-конференцию, объявив о ближайших планах театра.


На пресс-конференции было не протолкнуться - ​судьба МХАТа для театрального сообщества на сегодняшний день одна из самых животрепещущих тем. Первое, что сделал новый худрук - провозгласил политику предельной открытости, пообещав информировать о планах и начинаниях всех заинтересованных и неравнодушных. Говоря о первых шагах своей команды, Эдуард Бояков не стал выделять приоритетные направления: «Мы попытались осмыслить театр как целостный организм. Здесь нельзя начать с чего-то одного - ​планирования премьер, анализа экономики или проведения ремонта и реставрации здания. Театр случится только в том случае, если мы сможем удержать контур целостности». Здание, где расположен МХАТ, Бояков считает последним великим театральным зданием, уникальным памятником советского модернизма. Возведенное в середине 70-х, оно нуждается как в ремонте, так и в техническом переоснащении. Работы по обследованию будут начаты в самое ближайшее время. Следить за этим назначили человека, который знает о здании больше, чем кто бы то ни было, - тогдашнего главного архитектора проекта В.Кубасова. Курирующий театры замминистра культуры П.Степанов подтвердил, что вопрос о ремонте стоит на повестке дня, но о его сроках и масштабах говорить пока рано. А вот дополнительные средства на новые постановки в бюджете уже учтены. Кроме того, он подтвердил, что изменения в Устав театра, в связи с введением должности президента МХАТ, которую бессрочно будет занимать Т.В. Доронина, уже внесены. Контракт с нынешним худруком заключен на пять лет.


Первой премьерой года - запланирована она на март - станет спектакль А.Кончаловского «Сцены из супружеской жизни» по мотивам сценария Ингмара Бергмана. «Уникальность великих произведений в том, - ​считает Андрей Сергеевич, - ​что они универсальны. Их можно транспонировать в любое время, благо в данном случае это разрешено фондом Бергмана. Текст позволяет делать трагикомедию, что шведам не очень свойственно, а нашей публике по душе. Мне хочется перенести героев пьесы в середину 90-х, чтобы это была история не абстрактная, но близкая именно нашему зрителю». Главные роли исполнят Ю.Высоцкая и А.Домогаров. Идея постановки родилась до того, как Бояков предложил Кончаловскому что-то поставить во МХАТе, так что менять коней на переправе режиссер не стал.


Стратегия, которой намерено придерживаться новое руководство театра, режиссеру очень близка: «Приверженность традиции сегодня очень важна для русского театра. Самодостаточное экспериментаторство - тенденция, которую мы наблюдаем в европейском театре, - на мой взгляд, пуста и пессимистична по сути, поскольку ведет в никуда. Великие режиссеры и драматурги никогда не глумились над своими героями, а современный театр зачастую занимается именно этим. По-русски мы это называем «прикол», и эта «прикольность» создает определенную дистанцию между зрителем и тем, что он видит на сцене. Способность любить и понимать своих героев, сострадать им - ​главная черта русского театра. «Интертеймент» - это когда после зрелища идут в ресторан. Искусство -  ​когда человеку хочется побыть наедине с самим собой.

Замхудрука по творческой работе С.Пускепалис приступает к репетициям «Последнего срока» В.Распутина, произведения, которое сам писатель считал своей главной книгой. По словам режиссера, замысел спектакля вызревал не один год, и с течением времени ключевой вопрос, поднятый в повести, становится все более актуальным: если слово «патриотизм» утрачивает естественный смысл - ​любовь к Родине и своему народу, - то, кому мы передадим то, что унаследовали от наших предков?

Перед распределением ролей режиссер предложит поработать с текстом всей труппе - «только так можно будет выяснить, кому из актеров он ближе, кто его тоньше чувствует». Главным показателем результативности работы Пускепалис считает листочек бумаги над окошком кассы, на котором написано: «На сегодня все билеты проданы». Первой большой работой З.Прилепина станет есенинская лаборатория. Спектакль «Семь женщин Сергея Есенина» будет, если можно так выразиться, документально-поэтическим. Предупреждая упреки, что он пришел в театр, чтобы ставить свои тексты, писатель заявил, что в данном случае выступает только как компилятор - к работе над постановкой будут приглашены профессиональные есениноведы. А под «лабораторностью» он понимает наличие обратной связи: «так ли артисты хотят это сыграть, как я хочу это поставить». Премьера, по всей вероятности, будет приурочена к юбилею поэта, который будет отмечаться в будущем году.


Но главной своей задачей на посту завлита Прилепин считает привлечение в театр современной литературы: «В 20-е годы прошлого века театр был завязан на молодую советскую литературу. Достаточно назвать имена Вс.Иванова, М.Булгакова, Л.Леонова, В.Катаева. Мне кажется, именно этой составляющей не хватает сегодня театру. Сто лет минуло, но задачи перед нами стоят примерно те же самые. Я веду переговоры с моими товарищами - ​Е.Водолазкиным, С.Шаргуновым, А.Тереховым, А.Ивановым, А.Варламовым  - ​о том, как адаптировать для сцены их ключевые тексты. Классика необходима, но мы должны узнавать себя на сцене в произведениях самых умных и одаренных людей современности».

Особым вниманием будет окружен «золотой фонд» МХАТа - ​постановки его отцов-основателей: «Три сестры», «Вишневый сад», но первой будет восстановлена легендарная «Синяя птица»  Метерлинка, идущая в театре в редакции, сделанной Станиславским в 30-х годах. Как часто бывает с произведениями такого уровня, со временем у всех возникает ощущение, что все белые пятна в нем давным-давно ликвидированы. На самом же деле, оно может принести немало неожиданных открытий. Воспринимаемая большинством зрителей как красивая сказка для детей, пьеса эта является манифестом символизма и писалась в расчете на взрослого зрителя. Поэтому было принято решение восстанавливать «Синюю птицу» в двух версиях: первые юные зрители смогут увидеть ее уже в дни осенних каникул, взрослым же придется подождать до декабря. С этим спектаклем будет связан еще один эксперимент театра - Философский клуб. Возглавит его замдекана философского факультета МГУ А.Козырев: «Мы начинаем с Метерлинка, поскольку он - ​один из любимых авторов русской религиозной философии. Одна из самых сильных сцен в пьесе происходит на кладбище, когда из гробов появляются не мертвецы, а цветы. Это совершенно пасхальная по своей сути сцена, провозглашающая победу Жизни над Смертью. Современный зритель не готов к восприятию мистериального театра. У него, к сожалению, нет такого опыта. И помочь ему получить его - наша задача».

Помимо всего перечисленного, в ближайших планах театра пьеса современного белорусского драматурга Ивана Крепостного «Последний герой» в постановке Руслана Маликова. Зрителя ждет действо, «эволюционирующее от безудержного фарса к экзистенциальной драме, от криминального треша к патриотической поэме». Рисуя открывающиеся перед МХАТом перспективы, Бояков подчеркнул, что, хотя «театр будет существовать как проектный центр, «Горький-центра» на Тверской никто открывать не собирается - при всех поисках и экспериментах, ядром остается репертуарный театр с постоянной труппой». Новый худрук мхатовцев пообещал, что событий будет намного больше, чем они успели анонсировать, и первые сюрпризы афиша МХАТа преподнесет уже в апреле.
Виктория Пешкова
21.01. 2019. газета "Культура"

http://portal-kultura.ru/article....e-budet

КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ТЕАТРА СОЗДАДУТ ПРИ МХАТе им. ГОРЬКОГО ДЛЯ ПОСТОЯННЫХ ЗРИТЕЛЕЙ
"Вчера мы приняли решение, что сделаем клуб любителей театра, для членов этого клуба будет программа лояльности - серьезные скидки на билеты и открытые читки, которые будут проходить в наших рабочих пространствах типа нашего репетиционного зала. Философский клуб, читки, поэтический клуб, музыкальная программа. Мы с серьезнейшими поэтами затеяли серьезнейшую историю, и современная поэзия вернется в театр", - об этом Бояков рассказал на первой встрече со зрителями.

Читки должны играть важную роль в определении репертуара театра. "Вот в следующем сезоне у нас будут читки. Драматургические постоянно идущие семинары, где самые интересные российские драматурги будут представлять свои пьесы и наши актеры. Это очень сильный формат, пьесу можно увидеть, и мы будем в подавляющем большинстве случаев принимать решение о постановке той или иной пьесы после того, как она прошла читку", - прокомментировал Бояков, сменивший Народную артистку СССР Т.Доронину на посту худрука. О его назначении стало известно 4 декабря 2018 года.
07.03. 2019.
https://tass.ru/kultura/6198327

В МХАТе им. ГОРЬКОГО НАЧАЛАСЬ РАБОТА ПО РЕКОНСТРУКЦИИ ЛЕГЕНДАРНОГО СПЕКТАКЛЯ «СИНЯЯ ПТИЦА»
Самый известный спектакль в истории театра предполагается выпустить к ноябрю 2019 года.


Единственный из спектаклей Станиславского, до сих пор идущий на сцене, станет выездным и доступным для зрителей в регионах России и за рубежом. Художники Е.Кузнецова, Е.Зыкова и К. Шеренкова представили команде художественно-постановочного цеха результаты исследовательской работы, которая позволила получить представление о первоначальном облике декораций и костюмов, световом оформлении и способах использования театральной машинерии в оригинальной постановке. Осенью восстановленная, «детская» версия спектакля 1925 года ожидается к постановке. Кроме этого, предполагается поставить и «взрослую» драму М.Метерлинка образца 1908 года, а также его пьесу «Обручение» (1922), мощный и недооцененный, по словам Э.Боякова, драматургический текст. Работа по реконструкции «Синей птицы» спектакля осуществляется в сотрудничестве с МХТ им. Чехова, Музеем МХАТ, Домом-музеем Станиславского, музеем Бахрушина.
15.05. 2019.
https://gov-news.ru/news/925238
Прикрепления: 9568876.jpg(16.6 Kb) · 8758605.jpg(10.5 Kb) · 3565202.jpg(14.4 Kb) · 3509197.jpg(10.7 Kb) · 2431657.jpg(9.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 06 Дек 2019, 20:07 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
МХАТ: РЕШЕНИЕ НЕИЗБЕЖНО


После того как глава государства В.Путин 21 ноября вручил Народной артистке СССР, президенту МХАТ им. Горького Т.Дорониной орден «За заслуги перед Отечеством» I степени, конфликт в театре вышел за пределы собственно театральной среды.


От артистки, которую президент не раз называл «любимой», Путин узнал о ситуации «из первых рук». Многим мхатовцам, рассказала ему Т.Доронина, значительно сократили зарплаты. Она озвучила просьбу о возвращении им ролей и средств к существованию. В ответ Путин сообщил, что ни одно из адресованных ему пяти писем до него так и не дошло. Возможно, подвела «Почта России»... Беседа продолжалась сорок минут. Президент России пообещал «разобраться». В итоге есть надежда, что ситуация, ставшая, видимо, тупиковой, разрешится в ближайшее время и стороны найдут пути к компромиссу.
Сама эпопея во МХАТе началась без малого год назад. 4 декабря 2018-го на пост худ. руководителя театра был назначен продюсер и режиссер Эдуард Бояков. В этот же день Т.В. Доронина, возглавлявшая театр три десятилетия, сняла с себя полномочия. Минкультуры, конечно, не собиралось наносить удар великой артистке и руководителю, тем более в год личного юбилея и 65-летия ее сценической деятельности. Для нее создали специальную должность - Почетный президент МХАТ им. Горького. Но вот далее все пошло по непредвиденному конфликтному сценарию.
«Культура» поговорила с участниками событий - все они просят не упоминать их фамилии. Дословные высказывания артистов мы помещаем в кавычках.

Итак, свой последний спектакль «Васса Железнова» Т.Доронина сыграла 26 января - шел 54-й день новой власти. Тогда же она узнала о внесенных в Устав театра изменениях - «быть может, это случилось раньше, но Татьяна Васильевна оказалась в курсе только в конце января». Согласно новому уставу президент участвует в творческой деятельности коллектива, но эта строка, как утверждают сторонники Дорониной, имела номинальное значение. Президентство якобы не подкреплялось реальными рычагами воздействия на политику театра и освобождалось от каких-либо прав и полномочий. В театре шла жизнь - составлялись планы, формировался репертуар, выбирались пьесы, «но ни одну из них ей не дали прочитать». «Она поняла, что с ее мнением не считаются, к нему не прислушиваются - больше в театре она не появлялась». В этот момент и начался раскол - группа артистов вышла с требованиями вернуть в коллектив руководителя и наделить ее полномочиями. К «повстанцам» присоединились некоторые зрители, готовые до последнего защищать своего кумира. «Бояков в ответ объяснил, что Татьяна Васильевна - Почетный президент и у нее социальный пакет. Стало понятно, что руководитель театра один и ни в каких советах не нуждается». Кстати, социальные вопросы тоже сильно обострили ситуацию. Доронина, например, перевела всю труппу в штат, на бессрочный договор. Бояков же заставил большинство артистов перейти на срочный договор, за исключением народных артистов и социально защищенных работников. Просьба, с которой обратилась Татьяна Васильевна, - не трогать два легендарных исторических шедевра, поставленных отцами-основателями театра, якобы тоже не была услышана: отредактированная версия «Синей птицы» уже встретилась с публикой, впереди -реконструкция «Трех сестер».

В июне группа артистов обратилась к президенту России с просьбой сохранить классический русский психологический театр - именно такой, согласно традициям, строила Доронина. «Реакция последовала незамедлительно - сентябрьский репертуар спешно переверстали, в нем не оказалось значительной части спектаклей, в которых играли «заговорщики». Жертвой пали премьерный «Мудрец» («На всякого мудреца довольно простоты») - в нем роль Клеопатры Мамаевой исполняла заслуженная артистка России Юлия Зыкова, и «Вишневый сад», где были заняты заслуженная артистка России и Карелии Лидия Матасова, заслуженный артист России Александр Титоренко и Андрей Зайков.
28 августа состоялась пресс-конференция, где актеры выступили против политики Э.Боякова. Реакция вновь была быстрой - сбор труппы 30 августа заменили на встречу «вызванных» актеров с худ.руководителем, в театр пускали по списку. Снятие с ролей продолжается. Заслуженные артисты Юлия Зыкова и Андрей Чубченко (его срок службы во МХАТе - 27 лет) в сентябре ни разу не вышли на сцену, а они актеры востребованные. Их пригласили в Малый театр, они покинули родную труппу. «Тех неугодных, кто остался, лишили 40 процентов зарплаты. Актеры, высказывающие свою точку зрения, теряют роли и спектакли. У одного из лидеров нашей труппы Александра Титоренко в декабре нет ни одного спектакля, а он ведущий актер, который играл по 15 спектаклей в месяц (и во всех - главные роли!)». К активным «бунтовщикам» теперь примкнула группа работников, не подписавших срочные договоры. В суд поданы иски по поводу дискриминации - в группу тех, кому значительно уменьшили зарплату, попали и многодетные, и мать-одиночка.

За год правления Э.Боякова театр выпустил пять премьер - это де-юре. По сути дела, их две - «Последний срок» по В.Распутину поставил Сергей Витауто Пускепалис и «Последний герой» И. Крепостного, режиссер Руслан Маликов. Работа над спектаклем «Леди Гамильтон» была начата при Т.Дорониной, а «Сцены из супружеской жизни» - продукт приглашенных артистов и режиссера А. Кончаловского, который уже ставил этот парафраз фильма Ингмара Бергмана в Италии. Премьерой объявлен спектакль «36 часов из жизни одинокого мужчины» - на самом деле это возвращение известного «Грибного царя» Ю.Полякова. «Яблоком раздора» стало и то, что во МХАТе продолжаются работы по организации «факультативной деятельности» - в помещениях театра будут проводиться лекции, занятия йогой и танцами, различные кружки пригласят москвичей всех возрастов. Эта инициатива тоже воспринимается работниками театра неоднозначно. У Э.Боякова свой взгляд на происходящее. 19 ноября президенту России было направлено обращение актеров МХАТ им. Горького, принадлежащих к противоположному лагерю, которое начиналось так: «Мы... вынужденно обращаемся к Вам за помощью и поддержкой. На протяжении более полугода наш театр является предметом ожесточенной информационной кампании, направленной против нового руководства МХАТа в лице худ. руководителя Эдуарда Боякова и его заместителя Захара Прилепина». Теперь конфликт во МХАТе вышел на «высший уровень». Решение неизбежно и, вероятно, последует в первой половине декабря.
Елена Федоренко
28.11. 2019. газета "Культура"

http://portal-kultura.ru/article....zbezhno

МОСКВА, 21 ноября - РИА Новости.
Минкультуры уделит внимание конфликту внутри коллектива МХАТ им. Горького.
"Тут сложно разобраться, это конфликт внутри театра, это всегда вещь тонкая. В данном случае важно не предпринимать каких-то опрометчивых шагов. Закроется финансовый год, мы посмотрим результаты промежуточной работы. Самое главное будет по итогам закрытия сезона летом, тогда можно будет делать какие-то выводы", - сказал Мединский. Он отметил, что помимо субъективных показателей, в театре существуют объективные показатели, такие как посещаемость и востребованность спектаклей зрителями или гастрольная деятельность.
"Надо с уважением относиться к мнению каждого из работников театра, каждого из артистов, и, естественно, разобраться, в чем суть конфликтов, и попытаться их сгладить. Мы обязательно будем уделять этому внимание", - подчеркнул министр.
https://ria.ru/20191121/1561397969.html
Прикрепления: 5721640.jpg(15.1 Kb) · 5142270.jpg(11.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 09 Дек 2019, 14:43 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
"МХАТОВСКИЕ ПЯТНИЦЫ" В МХТ им. ЧЕХОВА
МОСКВА, 20 ноября. /ТАСС/. Московский Художественный театр (МХТ) им. А.П. Чехова 22 ноября запускает новый цикл вечеров под названием "Мхатовские пятницы". Героиней первого вечера станет актриса прославленной труппы, народная артистка России Наталья Тенякова, сообщил автор и ведущий проекта, зам.худ.руководителя МХТ, журналист Вадим Верник.

"Мхатовские пятницы", которые будут проходить на Новой и Малой сценах МХТ, задуманы как неформальные встречи с актерами Московского Художественного театра разных поколений", - определил идею цикла собеседник агентства. По его словам, в каждом "вечере" зрителей ждет искренний разговор с героем о жизни, творческом пути и самых неожиданных поворотах судьбы. "А у актеров есть отличный шанс воплотить на "пятничной" сцене свои сокровенные творческие мечты", - добавил Верник. Формат встреч будет разнообразным: это театрализованные, музыкальные, интерактивные, а также экспериментальные представления, которые заранее будут срежиссированы. "Так, вечер Натальи Теняковой мы готовим вместе с Михаилом Рахлиным, который выступит в качестве режиссера и последующих "Мхатовских пятниц. Очень рад, что Наталья Максимовна согласилась открыть наш новый цикл, который, благодаря ей, начнется с высокой ноты. Достаточно сказать, что билеты на этот вечер были раскуплены моментально", - рассказал ведущий.
Пока "Мхатовские пятницы "планируется проводить раз в месяц. Следующий вечер цикла состоится 20 декабря и будет посвящен заслуженному артисту РФ Алексею Кравченко. Затем героем пятничного вечера станет народный артист России Сергей Сосновский. "А в феврале мы хотим представить крупным планом недавних выпускников Школы-студии МХАТ, артистов театра и одновременно участников молодежной музыкальной группы "Жена в очках", - поделился Верник. Он отметил, что сейчас в труппе МХТ очень яркое молодое поколение. "В декабре выйдет спектакль "Сахарный немец" по интереснейшей книге полузабытого писателя Сергея Клычкова, который ставит режиссер Уланбек Баялиев, занявший в своей работе много молодых актеров. Худрук МХТ Сергей Женовач начал репетировать "В окопах Сталинграда" по повести Виктора Некрасова, где также участвуют в основном молодые актеры. Чтобы зрители могли ближе и лучше узнать артистов МХТ и задуманы современные театральные "посиделки", или "Мхатовские пятницы", - заключил автор проекта.
https://tass.ru/kultura/7158431

Пятница, 20 декабря, МХТ им. А.П. Чехова (Малая сцена), 19:00
«Мхатовские пятницы»: Алексей Кравченко


Купить билеты: https://mxat.ru/performance/special/kravchenko/
Прикрепления: 9240975.jpg(10.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 27 Фев 2020, 11:59 | Сообщение # 12
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
«ЧАЙКА. ПЕРЕЗАГРУЗКА»


В Зеленом фойе МХТ им. Чехова (Камергерский переулок, дом 3), открылась выставка «Чайка. Перезагрузка». В новой экспозиции, посвященной легендарной пьесе Чехова, – редкие фотографии, документы, костюмы, макеты, афиши спектаклей из фондов музея всех четырех постановок, прошедших в театре, со дня его основания. Отдельной интригой выставки будут записи живых голосов режиссеров-постановщиков пьесы на сцене Художественного театра, а также, возможно, для вас приоткроется занавес новой Чайки, премьера которой состоится 28 и 29 февраля. В 2020 году МХТ им.Чехова отмечает 160 лет со дня рождения Чехова премьерой:
литовский режиссер Оскарас Коршуновас ставит «Чайку», которая будет пятой по счету постановкой пьесы на сцене театра. В преддверии нового спектакля Музей МХАТ расскажет на выставке о всех постановках «Чайки» МХТ, с 1898 по 2020 год. У одной из самых известных в мире пьес Чехова, ставшей классикой мировой драматургии, непростая судьба. Её премьера состоялась в 1896 году на сцене Александринского театра и завершилась провалом. «Это не «Чайка», а «дичь», – сострил кто-то из критиков после спектакля. Чехов из зрительного зала ушел за кулисы. «Автор провалился», – заключил он.


Идея взять неудавшуюся пьесу на сцену МХТ принадлежит В.Немировичу-Данченко. Коллектив Художественного театра пошел на риск и не просчитался. Позже, после триумфальной постановки Станиславского и Немировича-Данченко 1898 года изображение чайки стало эмблемой МХТ. За время своего существования театр ставил пьесу четыре раза. В год 160-летия А.П. Чехова «Чайка» возвращается на сцену снова. Каким именно станет новый спектакль организаторы пока молчат, поскольку до премьеры не озвучивают то, что будет. Но обещают необычное и интересное. Тем более, что в премьере заняты ведущие артисты театра: Д.Мороз, И.Верник, С.Любшин, Е.Добровольская, П.Андреева и мн.др.
13.02. 2020. интернет-портал «Культура двух столиц»
http://russcult.ru/article.php?id=2226
Прикрепления: 9921093.jpg(9.1 Kb) · 8448259.jpg(18.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 17 Мар 2020, 21:31 | Сообщение # 13
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
МУЗЕЙ МХАТа


К.С. Станиславский и Вл.И. Немирович-Данченко много лет всерьез думали о том, как сохранить для будущего память о созданном ими театре, закрепить реалии самого хрупкого из искусств, живущего лишь в сиюминутном течении спектакля и отлетающего навсегда, как только угасают огни рампы. Оба они пришли к мысли о создании музея, и в этом были едины и солидарны. Станиславский десятилетиями собирал исторические костюмы, театральные реликвии, редкие книги. В 1902 году в его записях впервые появляется такая: "Музей драгоценных вещей" (в списке помещений нового здания в Камергерском). Инициативы Немировича-Данченко сыграли решающую роль в практической организации музея. Оба основателя театра и их единомышленники - артисты Г.Бурджалов, В.Лужский передали музею свои личные архивы такой ценности и в таком изобилии, что без них музей вряд ли мог бы мечтать об отражении действительного лица Художественного театра. Так было положено начало личным вкладам в фонды музея, которые потом пополнились архивами И.Москвина, О. Книппер-Чеховой, В.Качалова, Н.Хмелева, А.Тарасовой, П.Маркова, И.Смоктуновского. Сегодня музей МХАТ - один из крупнейших в России театральных музеев, где собрана и зафиксирована - год за годом - удивительная история МХТа - от времен его блистательной молодости до сегодняшнего дня.

   
Одна из уникальных особенностей этого музейного собрания в том, что здесь впервые подробно представлен процесс создания спектакля - от первоначального режиссерского замысла до сценического воплощения. Для осмысления художественного метода МХАТ неоценимо собрание режиссерских экземпляров Станиславского - подробных режиссерских партитур, не имеющее аналогов в мире. Сотни страниц "перевода" литературного текста на сценический язык дают ключ к пониманию художественного новаторства в первом театральном воплощении Чехова и Горького, современной (тогда) европейской драматургии, новых неведомых прежде принципов режиссуры и актерского исполнения. Некий впечатлительный острослов когда-то обмолвился, будто музей об искусстве представляет собой кладбище искусства, и нигде так остро это не бросается в глаза, как в театральном музее. Возможно, доля правды тут есть - кто хотя бы раз не испытал музейной скуки?

Да, нельзя "остановить мгновенье" театра. Он живет только в настоящем. Невозможно зафиксировать душевное волненье, живое чувство, смех и слезы. Порою безжизненными кажутся фотографии когда-то блестящих и полных огня прославленных кумиров сцены, статичными - мизансцены, потускневшими - роскошные костюмы. Да, потери невосполнимы. Но! Особенность музея в том, что в нем воссоздается новая - музейная - реальность в иных, чем в спектакле, движениях, ритмах, красках, звуках, изображении. Новая реальность возникает и в сопряжении материальных свидетельств театра с техническими достижениями времени: в музейном пространстве звучит и голос актера, и целый спектакль, в котором и паузы, и "накладки", и "фон", и дыханье зрительного зала; театральная видеозапись воссоздает атмосферу спектакля, его движение и краски; введение в экспозицию голографии придает театральной реликвии объем, мерцающий воздух вокруг нее обостряет подлинность вещи и предмета.


Когда исторические документы, хранящиеся в фондах, собраны вместе, дополняют и разъясняют друг друга и еще окрашены настроением очень личного письма, семейной реликвией, тогда порой выстраиваются острые, увлекательные театральные сюжеты. Самое пронзительное в них - человек театра, мир актера, особенный склад его личности, факты биографии, скрытые душевные драмы, несыгранные роли, словом, художник сцены во всей неповторимости судьбы и характера. Какое уж тут "кладбище искусства"!  Гордостью собрания музея является коллекция театрально-декорационного искусства, которая позволяет проследить, какой триумфальный путь прошла отечественная сценография, как менялись в ней театральные эпохи, шли поиски новых выразительных средств, рождались новаторские идеи. От историко-бытового сценического реализма В.Симова - к изысканной красочности мирискусников А.Бенуа и М.Добужинского - к мощной живописности Н.Рериха и Б.Кустодиева - к театральным экспериментам авангардистов И.Рабиновича и В.Татлина. В.Егоров, А.Головин, Н.Ульянов, К.Юон, В.Дмитриев, П.Вильямс, П.Кончаловский, Н.Акимов. Работы этих первоклассных художников показывались на крупнейших выставках в России и за рубежом. Остались в музее произведения работавших в Москве всемирно известных сценографов англичанина Гордона Крэга и чеха Йожефа Свободы. Музей хранит реликвии, связанные с именами Л.Толстого, А.Чехова, С.Рахманинова, Ф.Шаляпина, М.Ермоловой, Вс.Мейерхольда, Е.Вахтангова, Мих.Чехова. Частная переписка, дневники, записные книжки, семейные бумаги. Архитектурные листы Ф.Шехтеля, нотные тексты С.Рахманинова и И.Саца, стихотворные автографы А.Блока и Б.Пастернака. Творческие записи М.Булгакова. 

Театр наших дней со временем тоже станет историей. И сегодня сотрудники музея сами создают документальные свидетельства жизни современного МХАТ: ведут записи репетиций новых спектаклей. Так, зафиксирован интереснейший репетиционный процесс всего чеховского цикла - от "Иванова" (1976) до "Трех сестер" (1997); создается уникальный фонд аудио- и видеозаписей голосов сегодняшних актеров МХАТ, юбилейных вечеров, театральных воспоминаний. В юбилейные дни музея уместно вспомнить о тех, кто собирал, хранил, изучал, пропагандировал историю МХАТ. Так счастливо сложилось, что в музей сразу пришли люди высокой культуры.


Первым его директором стал Н.Телешов - писатель круга М.Горького, И.Бунина, Л.Андреева. Много лет возглавлял музей Ф.Михальский, живая легенда МХАТ, с коего писал Булгаков в театральном романе одного из самых притягательных персонажей - Филиппа Филипповича, Филю. Верно служил музею его благородный рыцарь С.Мелик-Захаров, хранитель фонда Станиславского. Женщины в музее выполняли основную работу - непоказную, рутинную, требующую терпения и глубоких знаний. За нищенскую зарплату, не ожидая почестей и наград, они сохраняли музей в годы войны, дали ему новую жизнь в 1947 году, когда музей переехал в собственное помещение в доме 3-а и открыл новую капитальную экспозицию. Их имена - Елизавета Асланова, Варвара Левашова, Татьяна Модестова, Маргарита Маркарова и другие.


С годами музей вырос, пополнился новыми собраниями и коллекциями (сегодня фонды музея насчитывают около трехсот тысяч единиц хранения). Прежние рамки стали ему тесны. И у музея закономерно появились два филиала - мемориальный Дом-музей К.С.Станиславского и мемориальная Музей-квартира Вл.И.Немировича-Данченко.

Дом-музей в Леонтьевском переулке был открыт в 1948 году. Мемориальные комнаты Станиславского и его жены - актрисы МХАТ М.П. Лилиной хранят память о проведенных здесь годах. В Доме открыта выставка "Жизнь и творчество К.С.Станиславского", в Онегинском зале отмечаются юбилеи выдающихся мхатовцев, выступают известные певцы и музыканты, играют дипломные спектакли студенты Школы-студии МХАТ и других театральных вузов Москвы.

В Музее-квартире Вл.И.Немировича-Данченко, что в Глинищевском переулке, мемориальные комнаты сохранили в неприкосновенности тот облик, который они имели при жизни хозяина. О его творческом пути режиссера, драматурга, общественного деятеля, о спектаклях, поставленных им на драматической и музыкальной сценах, рассказывает выставка, разместившаяся здесь.

Время не стоит на месте. Меняется театральная эпоха, обновляется сценическая эстетика. Время вносит поправки и в наши традиционные представления о том, как сегодня следует представить сценическую историю в театральном музее. Изменившиеся законы визуального восприятия привычных предметов и вещей заставляют нас искать новые подходы к проблеме: как показать "остановившееся мгновенье" театра музейными средствами? Именно теперь возникла необходимость создания принципиально новой постоянной экспозиции музея: максимально-театральной, включающей в себя декорационные фрагменты по мотивам сценографии МХАТ, активное введение цвета и света, звука и визуальной динамики. Уже готов и ждет своего осуществления тематико-экспозиционный и художественный проект новой экспозиции.
Радовались и гордились основатели театра, когда музей - их детище - встал на ноги и зажил собственной, отличной от театра жизнью. Станиславский с гордостью отмечал, что музей выполняет "важное для нашего искусства дело: наши достижения и ошибки, которые не находили раньше закрепления, нашли его в музее, где можно следить шаг за шагом за тем, как мы росли, строили театр, терпели неудачи и добивались хороших результатов". А Немирович-Данченко назвал музей "правдивым зеркалом театра" и заметил, что "музей сохраняет и делает рельефным не только то, что служит к славе театра; в своем благородном историческом объективизме он занимается и нашими слабостями, и ошибками, и нашими преступлениями. Все, что мы сейчас делаем, он подберет в красках, письмах и фотографиях и покажет будущему. Не вспоминать ли нам почаще об этом правдивом летописце? Да, вспоминать в самой гуще нашей работы! Ведь не уйти нам от суда музея..."
"Московский журнал" №10, октябрь 1998
http://www.mosjour.ru/index.php?id=707 

МУЗЕЙ ОДНОГО ТЕАТРА


Музей, хранящий подлинные вещи, которые остаются неизменными всегда, и театр, спектакль в котором живет только один вечер. Постоянство и эфемерность. О том, как они соотносятся, рассказывает заместитель директора музея МХАТ Юрий Михайлович Виноградов.

- Юрий Михайлович, музей МХАТ - особый музей, и здесь совершенно особый мир. Как он создавался?
- Музей МХАТа - единственный в своем роде. Это музей одного театра, где прослеживается его путь за более чем столетнюю историю. Здание построено на деньги предпринимателя Саввы Морозова, а проект безвозмездно сделал архитектор Шехтель, причем не только архитектурный проект, но и весь внутренний дизайн театра вплоть до дверей и ручек, униформы капельдинеров, - то есть создал «фирменный» мхатовский стиль. Когда Шехтель делал проект здания, то Станиславский на плане одного из помещений написал: «Здесь будет музей редких вещей».
Открытие музея в 1923 году, в год 25-летия МХАТ, стало воплощением мечты К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко о том, чтобы сохранить память о спектаклях для истории театра, для истории культуры. В связи с юбилеем МХАТ была открыта первая историческая выставка, рассказывавшая о пути театра, которая и послужила началом собирания и хранения, бережного обращения с театральными вещами.

- В музее мы почувствовали, что кроме вещей здесь есть еще нечто присуще театру...
- Да, когда мы говорим о вещах, о костюмах, о том, что можно подержать в руках, пощупать, — это все-таки внешняя оболочка. Дух театра составляют люди: организаторы и актеры. А вопрос о том, как Дух театра живет в музее - это вопрос довольно сложный, потому что театр - это эфемерное искусство, в отличие от литературы, музыки, живописи. Писатель написал книгу - она вечна, так как ее можно через сто лет прочесть. Живописец пишет полотно - оно тоже живет. А спектакль живет один вечер. Закрылся занавес, разошлись зрители, опустел зрительный зал - и нет уже спектакля. Это название пойдет и завтра, и послезавтра, но это будет уже другой спектакль. Вот почему театр - очень хрупкое, эфемерное искусство. Когда-то один французский театральный критик пошутил, что музеи искусства напоминают кладбища, а театральные музеи, тем более. Имеется в виду, что отлетает живой дух, дух спектакля, и, действительно, остается только материальная оболочка. Вот мы, музейщики, и храним театральную память, рассказываем о ней, пытаемся реконструировать спектакль в своем рассказе или в тексте театрального исследования.

- Наверное, не все вещи, которые «играли» в спектаклях, собирались в музей?
- Разумеется нет, иначе никаких хранилищ не хватило бы.

- Как же тогда они отбирались для хранения в музее?
- Вещи отбирались в коллекцию музея, прежде всего, по принципу их подлинности, принадлежности эпохе. В первых спектаклях вместо бутафории, реквизита наряду с актерами «играли» подлинные вещи. Театр Станиславского был театром правды во всем. Это был один из принципов Художественного театра. На сцене это была передача подлинных чувств человека, как в жизни, а вещное оформление спектакля, его соответствие эпохе - исторический принцип. Станиславский полагал, что если актер, играя человека другой эпохи, будет держать в руках, работать с предметом той эпохи, то он обретет ощущение того времени. При постановке спектакля «Царь Федор Иоаннович» подлинные предметы собирались по старинным городам, церквям, монастырям. Все костюмы были верны эпохе. Их крой, их орнамент делались по рисункам старинных альбомов по истории. Сам Станиславский всю жизнь собирал театральные и исторические коллекции: редкие книги, предметы мебели, предметы быта, костюмы, несшие в себе признак истории, признак эпохи, верности ей. Все это Станиславский покупал на свои деньги. Но не просто так, а чтобы это «играло» в спектаклях, чтобы это жило, чтобы с этим работал актер. Коллекция Станиславского и составила основной фонд музея.

- Кроме памяти о спектаклях через подлинные исторические вещи, что еще хранит музей МХАТ?
- Театр, спектакль - это не только то, что за рампой. Он обязательно включает в себя и зрительный зал. Это и прямая, и обратная связь. Это токи душевных переживаний, которые идут со сцены в зрительный зал и возвращаются ответным переживанием к актерам, - такое невидимое совместное дыхание. В чем выражается магнетизм сцены? Это не пощупаешь, не увидишь, это нечто в воздухе, и актеры часто говорят: «Сегодня трудный зал» или «Сегодня хороший зал». Закончился спектакль, и осталась память. Ни в каком музее живой театр показать нельзя, можно только закрепить память о нем. В музее МХАТ экскурсовод, рассказывая, пытается одухотворить вещи, реконструировать спектакль. Когда пришли в театр художники-станковисты, они привнесли новые принципы в создание эскизов декораций, эскизов костюмов, сценических макетов. Это тоже хранится сейчас в музее и дает представление о спектакле, о его трехмерности, цветовой и световой гамме. Работы для МХАТ художников петербургского объединения «Мир искусства» (А.Бенуа, Мс. Добужинского, Н.Рериха, Б.Кустодиева) собраны в наших коллекциях и являются гордостью музея. Музей хранит личные и творческие архивы Станиславского и Немировича-Данченко: дневники, записные книжки, личные записи, режиссерские планы - своего рода партитуры спектаклей. Станиславский интуитивно чувствовал, что ценные вещи, ценные рукописи, старинные книги нужно сохранить, оставить для потомства, для истории культуры. Музей хранит отзывы прессы на спектакли МХАТ с момента его основания. Никакая книга, даже самая умная и концепционная, не заменит живой отзыв о спектакле. Многие рецензии начинались тогда так: «Вчера МХТ показал первый спектакль Чайки“...». И по свежим следам - записи о том, как зал реагировал, на какие моменты, когда возникало какое-то движение в публике или слезы, аплодисменты, разговоры в антракте. Это была не просто оценочная рецензия специалиста - это была рецензия-репортаж, условно говоря. Не бывает единого мнения рецензентов о спектакле. Один восхищается им, другой отвергает.

- А как критики приняли сам МХАТ?
- МХАТ был новым явлением в культуре. А когда появляется новое явление в культуре, оно никогда безоговорочно не принимается. Чеховская «Чайка» была оценена критиками как драматургия бездействия, драматургия без героя, а мы сейчас говорим, что это драматургия нового типа, драматургия новаторства. В 1896 году в Александринском Императорском театре, несмотря на участие крупных актеров, пьеса провалилась, потому что ее пытались сыграть, используя актерские штампы, как бы незнакомую дверь открыть старым ключом, универсальной отмычкой. А Художественный театр предложил свой, совершенно отличный от прежних, режиссерский подход к этой новой драматургии.
«Давным-давно обещанная постановка 4-актной драмы Антона Чехова «Чайка» после долгих откладываний состоялась наконец вчера, 17 декабря. Пьесе Чехова, которую в Петербурге постиг полный провал, несравненно более посчастливилось в Москве. Успех у нас произведение господина Чехова имело несомненный, и вызовы автора, особенно после третьего акта, были довольно единодушны. Вследствие вызовов (автора) публики господин Немирович-Данченко в антракте между третьим и четвертым актом объявил зрителям, что автора в театре нет, тогда из зрительного зала раздались крики: «Послать телеграмму!» Несколькими минутами спустя господин Немирович-Данченко опять появился на сцене и заявил, что желание публики исполнено и приветственная телеграмма господину Чехову послана. Из исполнителей публика вызывала госпожу Книппер, госпожу Роксанову, господина Станиславского, игравшего роль писателя Тригорина. В зрительном зале не все места были заняты».
«Московские ведомости», 18 декабря 1898 г.

- Музей Художественного театра - живой музей, и это чувствуется. Его объединяет с театром принцип подлинности. Какие еще принципы закладывал Станиславский в театр, а следовательно, и в музей?
- До Станиславского на сцене Императорского театра был закреплен особый тип постановки и тип исполнения. Были талантливые актеры, хорошие мастера и были те, кто разводил (разводящие): этот выходит справа, этот - слева, здесь вы общаетесь, и актеры сами знали, как говорить, как переживать, как им общаться. Но режиссера в современном смысле слова не было. Режиссура родилась в Художественном театре. Станиславский начал с верности правде жизни во всем, в верности автору: Гоголя играли не так, как Островского, Толстого не так, как Достоевского, потому что у каждого писателя были свои стилистические особенности. На императорских сценах этот вопрос так не ставился. Играли пьесу вообще, мастера показывались вообще. Когда распахнулся занавес на первом спектакле МХТ «Царь Федор Иоаннович» в 1898 году, кроме подлинности вещей, костюмов зрителей поразила другая манера исполнения: актеры говорили нормальными, естественными голосами, не декламировали, не «становились на котурны». Еще Станиславский пробуждал у мхатовцев, начиная от именитых актеров и заканчивая работниками сцены, особый дух семьи. Так задумывался театр и таким он существовал в первые годы. Станиславский отвечал за весь спектакль, за все его элементы и за актерский ансамбль. Именно во МХАТ родилось такое понятие, как актерский ансамбль - единство стиля, настроения, тона (как говорили в начале XX века).

Пока был жив Чехов, это был золотой век Художественного театра. Театр изменялся. Но традиции и художественная вера были настолько крепкими, что передавались от поколения к поколению. И когда «старики» МХАТ поняли, что театру грозит увядание, то от него, как от могучего ствола, пошли ветви, стали рождаться студии, где и учились, и осваивали художественные принципы, которые впоследствии были названы системой Станиславского. Это принципы художественного исполнения. Актера учили вырабатывать верное творческое самочувствие на сцене. Принцип развития, принцип изменения - вот что было всегда характерно для Художественного театра, что помогало ему многие годы оставаться живым организмом. Театр «Современник», актеры которого называли себя детьми Художественного, продолжил традицию подлинности, правды в театре, только это была возрожденная, новая правда. В истории театра это обновление правды повторяется в разные времена. Первым хранителем огня, духа театра в музее был Ф.Н. Михальский - живая легенда МХАТ, с которого М.Булгаков в «Театральном романе» писал Ф. Ф. Тулумбасова. Передача традиций в музее от поколения к поколению продлевает ему жизнь. Случайные люди в музее не работают. Нужно любить предмет своего исследования - Художественный театр. О.Радищева пришла в музей со студенческой скамьи в 1958 году, еще при «стариках». Довольно долго выступала как критик и параллельно занималась изучением истории Художественного театра. И в результате сегодня мы имеем трехтомник «Станиславский и Немирович-Данченко - история театральных отношений (с 1898 года)». Исторически сложилась традиция изучать Станиславского отдельно от Немировича-Данченко. И вот впервые - история творческих отношений, которую в своем документальном фонде также хранит музей. Книга, написанная сотрудником музея, -  случай не частый. Жизнь музейщика рутинна: сегодня - выставки, завтра - еще что-то, а работа над такими книгами не терпит суеты.

- О чем мечтают музейщики сегодня?
- Сейчас мы работаем над книгой о МХАТ в русской театральной критике. Хотим сохранить традицию бережного отношения к культурной памяти театра и передать ее следующему поколению от нынешних «стариков».
Елена Белега и Татьяна Чамова
Журнал "Человек без границ"

http://www.bez-granic.ru/index.p....re.html 

Адрес музея: Камергерский пер., д.3, вход на Малую сцену
Режим работы: ср - вск с 11.00 до 18.00, вых. - пн, вт.
Прикрепления: 6122454.jpg(13.9 Kb) · 7804528.jpg(24.7 Kb) · 0949525.jpg(19.9 Kb) · 6826372.jpg(15.2 Kb) · 3896389.jpg(7.6 Kb) · 6109378.jpg(17.1 Kb) · 5337816.jpg(17.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 07 Май 2020, 13:35 | Сообщение # 14
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
«МХАТОВСКИЕ ПЯТНИЦЫ» ПЕРЕШЛИ В ОНЛАЙН


Цикл вечеров с актерами МХТ разных поколений, который с нового сезона проходили на сцене театра, перевели в онлайн. Все прошлые беседы с ведущим проекта Вадимом Верником сейчас доступны на YouTube-канале, а новые можно будет увидеть в Instagram
Героем первой неформальной встречи в новом формате станет Константин Хабенский. 8 мая в 14:00 он поговорит о жизни, творческом пути и самых неожиданных поворотах судьбы, а также ответит в прямом эфире на вопросы зрителей: задавать их можно в социальных сетях театра. Автор самого интересного вопроса получит от Хабенского приз.  
Татьяна Власова
05.05. 2020, журнал Театрал".

https://teatral-online.ru/news/26925/
Прикрепления: 7669562.jpg(9.9 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 12 Ноя 2020, 12:16 | Сообщение # 15
Группа: Администраторы
Сообщений: 6063
Статус: Offline
БЕНЕФИСЫ ЗВЕЗД МХАТа ИМ. ГОРЬКОГО
МХАТ им. Горького  возобновляет старейшую традицию русского театра - проведение бенефисов звезд нашей труппы на Третьей сцене. Идея возрождения традиции бенефисов появилась у продюсера Е.Скуковского, так как главная ценность любого театра - актёр. Без актёра все, что создано остальными участниками процесса - драматургом, режиссером, художником, композитором, работниками сцены - не имеет значения. На них, на представителях этой бесконечно важной и бесконечно сложной профессии, с момента создания держится Художественный театр.  Бенефис на Третьей сцене МХАТ - это мини-спектакль, в котором сочетаются фрагменты из лучших сыгранных ролей, воспоминания и откровения актера. Каждый такой бенефис - это уникальный, штучный театральный продукт, это творчество в чистом виде. 

Бенефис мхатовской актрисы – настоящее событие для театральной Москвы привыкшей судить об актерах, сидя у экрана или любуясь на свое отражение в современных «актуальных» постановках. Но МХАТ - это совсем другое.


Ирина Фадина – хранитель и медиум особой традиции, поражавшей воображение русских и иностранцев еще в начале ХХ в. Фея и Ночь в «Синей птице», Ирина и Маша – в «Трех сестрах» - индикаторы мхатовской способности левитировать над землей, представляя не героев, а души, произнося не реплики, а вокальные партии, разыгрывая не действо, но танец, существуя не труппой, но ансамблем. Прямая передача этой магии в «Трех сестрах» шла к Фадиной от Маргариты Юрьевой, Любови Пушкаревой, Татьяны Дорониной - учениц Аллы Тарасовой – первой «Маши» в легендарной постановке Вл.И. Немировича-Данченко. В то время как домашние критики катали во рту камешек «омхачивания», иностранцы, омхачивались по-своему: следили, затаив дыхание, пытались подражать и даже затевали собственные «мхаты». В доказательство - две истории.
Во время японских гастролей в 1958 году, когда за мхатовским ансамблем местная критика прочно закрепила слово «симфония», а о Юрьевой-Маше ходили легенды, студенты-фанаты, толпами бегали смотреть «Трех сестер» и сопровождали труппу в турне по городам. Десять лет спустя один из таких фанатов – Никаями Киёси, познакомился с Маргаритой. Оказалось, что, студент стал врачом, но так и не смог совладать со страстью и основал собственный театр, где играл Чехова. Противу правил замкнутой жизни японцев, Киёси пригласил Юрьеву и актеров МХАТ домой и устроил чайную церемонию.

А вот, что рассказала спустя много лет И.Фадина: «Иногда я думала, что наши «Три сестры» поросли мхом - мы говорили так, как уже не говорили ни в одном столичном театре. Но каждый раз, когда нам приезжали зарубежные «Сестры», я видела, как актеры изо всех сил стараются перенять каждую мелочь - вот эту манеру держать чашечку во время чаепития… И однажды к нам во МХАТ прилетели студентки из лондонской актерской школы – специально на «Трех сестер». И я опять удивилась: как эта джинсовая молодежь может быть в упоении от мамонта? Мало того, они у себя в Лондоне затеяли такой театр! Все как одна стали играть Машу, им захотелось этой атмосферы и этой красоты, потому что такой такого больше нигде нет!».

Дома Ирина хранит японскую музыкальную шкатулку - подарок М.Юрьевой – тайное завещание новой Маше. Это тот самый, гениальный четвертый акт спектакля в декорациях В.Дмитриева: в коробочке – березовая роща. В роще – дом. В доме – музыка. В нынешнем году в обновленные декорации реконструированного спектакля вступил новый состав молодых актрис. Тем ценнее встреча Ириной Фадиной - той, что знает и может все.


«ТЫ ЕСТЬ! ТЫ БЕЖИШЬ! ТЫ ЗДЕСЬ!»
Героиней первого бенефиса станет невероятная Ирина Фадина, заслуженная артистка России, выпускница Санкт-Петербургской академии театрального искусства, актриса МХАТ им. М. Горького с 1995 года, исполнительница таких ролей как:
- Ночь (спектакль «Синяя птица»),  
- Валентина («Валентин и Валентин»,  
- Анна («На дне»),  
- Маргарита («Мастер и Маргарита»),  
- Зоя Денисовна Пельц («Зойкина квартира»),   
- Анна Сергеевна Одинцова («Отцы и дети»),  
- Елена («Чудаки»),  
- Ирина и Маша («Три сестры»),  
- Людмила Шарова и Вера Николаевна («Ее друзья»)  
- и многих, многих других ролей в спектаклях нашего театра.

Творческая группа:
Продюсер – Е.Скуковский
Драматург – В.Забалуев
Режиссёр – А.Дмитриев
Действующие лица:
Ирина Фадина – Заслуженная артистка РФ
ОЛЕГ ПОГУДИН – Народный артист РФ
Кристина Пробст и Станислав Сергеев – дуэт «Система Станиславского»
Михаил Блыщик – музыкант и певец
Дмитрий Вешнев – поэт и музыкант
Ю.Ракович и Н.Коротаев – артисты МХАТ
http://www.mxat-teatr.ru/repertoire/Benefit_Of_Irina_Fadina/
https://www.facebook.com/mxattea....4412594

МХАТ им. М. Горького:


Вечером 10 ноября во МХАТ им. М. Горького прошел бенефис актрисы театра Ирины Фадиной, Заслуженной артистки России. Прошел при полном аншлаге: Ирина Фадина – безусловная примадонна и любимица московской публики. Легко и непринужденно актриса полтора часа «держала зал», и, когда занавес опустился, зал не пожелал уходить.


Возрожденный в этом сезоне на мхатовской сцене жанр бенефиса – редкий шанс узнать, что же питало еще в детстве, в юности, наконец, за кулисами ее эксцентричную Шарлотту Ивановну из «Вишневого сада», комичную старушку-фею Берилюну, гневную ведьму-Маргариту, влюбленную до смерти Машу из «Трех сестер». В мини-спектакле сочетались фрагменты из лучших сыгранных ролей актрисы (она служит в театре с 1995 г.), ее воспоминания и откровения. «Для меня театр – это воздух, которым дышу…», - говорит сама Ирина. И правда, сегодня на Третьей сцене МХАТ жило и дышало творчество.  Биография у Фадиной оказалась на редкость интересная! Но зрителю открылось не только это. Бенефис рассказал самое важное: как она умеет жить – выживать, бороться, учиться, верить, любить. Ее помощники на сцене – актеры-мхатовцы К.Пробст и Ю.Ракович, певцы Олег Погудин, М.Блыщик, Дм.Вешнев – окружили Ирину таким теплом, что стало понятно, как Фадина умеет дружить.


С Олегом Погудиным

Словом, бенефис – нечто особенное, сокровенное и важное. Разумеется, когда на сцене настоящие артисты. А мхатовцы – такие. Зрители уже гадают: кто будет следующим?


Худрук МХАТ им. М. Горького Эдуард Бояков: «Любое новое – это хорошо забытое старое. Бенефисы ведущих актёров это прекрасная русская традиция. Она существовала и во время Чехова. Есть прекрасные примеры в истории МХАТа, когда бенефисы были огромным театральным событием для всего города. И мы решили эту традицию перезапустить, сегодня вы присутствуете на первом нашем бенефисе, я уверен, что не на последнем».
https://www.facebook.com/mxatteatr/posts/832191980880256
Прикрепления: 6700155.jpg(10.5 Kb) · 9126283.jpg(14.8 Kb) · 9394957.jpg(20.9 Kb) · 6535444.jpg(27.9 Kb) · 1501121.jpg(19.6 Kb) · 0542151.jpg(14.9 Kb)
 

Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » МОСКОВСКИЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕАТР
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: