[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » ТРЕВОЖНЫЙ ЗВОНОК
ТРЕВОЖНЫЙ ЗВОНОК
Валентина_КочероваДата: Понедельник, 18 Янв 2016, 16:50 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6072
Статус: Offline
ТРЕВОЖНЫЙ ЗВОНОК
Вслед за газетными и цветочными Москва может потерять и театральные киоски

Театральная публика еще не успела окончательно протрезветь от затяжных новогодних праздников, а наше нескучное Отечество уже дало первый тревожный звонок наступившего года, который и без того не обещает особого веселья. Информационные агентства прозвенели о том, что столичный департамент торговли и услуг решил демонтировать в городе театральные кассы. От этого звонка возмутились не только директора театров, всегда мечтающие о самой широкой продаже билетов, но и публика, привыкшая к живому общению с театральным киоскером. Это массовое возмущение было столь заметным на фоне праздничного затишья, что глава департамента господин Немерюк тут же созвал пресс-конференцию и объявил, что никакого плана по сносу киосков нет. Есть здоровое стремление облагородить облик столицы и установить киоски нового образца, которые уже находятся в производстве. Театральная публика чуть перевела дух, но до конца уже не успокоилась. И правильно сделала.

Публика ведь не только ходит в театр, но и читает газеты. И она хорошо помнит, как еще совсем недавно начиналась кампания по замене газетных киосков на киоски нового образца, хотя и старые были еще довольно новыми. В результате этой благородной замены исчезло множество газетных киосков у автобусных остановок, у станций метро и в прочих местах массового скопления потенциальных читателей, где эти читатели и привыкли покупать газеты. Производители новых киосков может и выиграли от этой зачистки, но малый бизнес киоскеров, газеты и читатели проиграли. Да и облик столицы тоже, потому что невозможно представить Париж, Нью-Йорк, Лондон или Берлин без множества разнообразных киосков и газетных развалов. Помнит театральная публика Москвы и зачистку цветочных киосков, которые тоже, вроде, обновлялись, а на деле – массово исчезали. Теперь по дороге на премьеру еще надо побегать, прежде чем удастся найти обновленных цветочников, выживших от зачистки. И требующих за это выживание дорогую цену. А премьера без цветов разве премьера?

Не дают публике забыть о себе и дорожные чиновники столицы. Главный дорожник Ликсутов ради удобства москвичей всю Москву изрисовал платными парковками, но после этих художеств ни у одного театра в центре столицы парковок для зрителей не добавилось. Ровно наоборот – попробуйте теперь не то что припарковаться, а даже остановиться у «Ленкома», у Театра Ермоловой, у МХТ Чехова, у Театра Станиславского, у филиала Малого театра... Вероятно, ликсутовцы считают, что москвичам, и особенно москвичкам, в театры удобнее добираться на общественном транспорте, разметая снег длинными платьями и меся грязь модными шпильками. А теперь и товарищ Немерюк туда же – решил в честь нового культурного Года кино сделать публике культурный подарок в виде киосков нового образца, которые уже в производстве. Судя по предыдущим заботам о москвичах, выигрывают от этих переделов рынка в основном те, кто заботится. А москвичи, как правило, проигрывают. И театральная публика тоже. Так что, с Новым годом, господа! И с новыми заботами...
Валерий Яков, главный редактор журнала «Театрал» и газеты «Новые Известия»
http://www.teatral-online.ru/news/15048/

БОЛЬШОЙ ТЕАТР БУДЕТ СУДИТЬСЯ С ВЛАДЕЛЬЦАМИ ИНТЕРНЕТ-КАСС
Гендиректор Большого театра В.Урин в интервью RNS сообщает, что ГАБТ вынужден подать в суд на руководство онлайн-касс, продающих билеты без заключения договора. По сведениям Владимира Георгиевича, подобных касс много (на первых порах иски подаются в отношении трех наиболее крупных). Театр рассчитывает на взыскание компенсаций.
«Дело в том, что Большой театр зарегистрирован как бренд, его использование не разрешено без нашего согласия. Пользуясь этим юридическим правом, мы сейчас подаем в суд на сайты, которые используют имя Большого. Официальная продажа билетов в интернете регламентирована»,  - указал Урин. В настоящее время онлайн-продажа билетов в Большой возможна на сайте театра и на сайтах интернет-агентств, имеющих соответствующие соглашения с театром и взимающих комиссию за доставку с выдачей чека.
13.02. 2016. журнал "Театрал"
http://www.teatral-online.ru/news/15220/

МНОГОЛЕТНЕЕ ОЖИДАНИЕ


Сегодня деятели театра ждут десятилетиями почетного звания, словно дается оно за выслугу лет, а не за талант и мастерство. Иногда артисты уходят из жизни, так ничего и не дождавшись. Ситуация более чем странная, ведь, на самом деле, от государства ничего не требуется – ни одно почетное звание не дает никаких особых привилегий, не предусматривает никаких обязательных доплат к заработной плате и даже к пенсии. Так в чем же дело? Почему Комиссия по наградам, не зная, не видя творческих работ кандидатов, а лишь по формальным бумагам принимая решения, отказывает абсолютному большинству?

Приведу только один пример, хотя таких примеров много по всей России. В Свердловской области работают 36 (!) театров. За прошедшие 5 лет, с 2011 года, в Комиссию по госнаградам направлены несколько десятков кандидатов для присвоения им почетных званий: заслуженных и народных артистов, заслуженных деятелей искусств, заслуженных работников культуры. И только два человека, из десятков (!) кандидатов, повторяю, только два человека, получили почетные звания. И я доподлинно знаю, что так происходит повсеместно.

Признаюсь, я выступал по этому поводу неоднократно. Писал письма большим начальникам, а недавно с просьбой обратился даже к президенту России. Хотя, я понимаю, как это нелепо выглядит: В.В. Путину сейчас только и осталось заниматься почетными званиями артистов. Но что делать, если проблему, по сути пустячную, по-другому не решить?

Почетные звания должны даваться за талант, за мастерство, за служение сцене, а не за популярность, обретенную мельканием на телеэкране. У меня по-настоящему болит душа за артистов, потрясающих артистов российской провинции, играющих в своем родном театре весь мировой репертуар, артистов, на которых держится театр и ходят зрители. Но не их вина, что их не знают столичные чиновники. Это беда членов Комиссии по наградам. Да, они не звезды сериалов, но это им не мешает, а может наоборот помогает быть истинными Мастерами сцены. И вот именно эти талантливые и неустанные труженики российских театров из разных городов России годами ждут государственного признания. Это так несправедливо! И это несправедливо не только по отношению к ним, но и по отношению к театрам, где они работают, и по отношению к зрителям.

Я убежден, что в любом городе N авторитет театра в разы вырастает, когда в его труппе есть народные артисты России. И зрители гордятся ими, они верят в то, что их театр не хуже других. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. «Не признаете нас, – правильно решили в регионах, – тогда мы будем учреждать собственные звания и награды». И понеслось! Поехало! Уже есть «Заслуженный деятель культуры Омской области», «Заслуженный деятель искусств Кубани». В принципе, почему бы нет? Но меня настораживает, что это не только снижение уровня признания. В этой тенденции я вижу и угрозу обособления регионов, распада на отдельные «княжества», живущие по своим законам. Россия – единое государство и объединяют его, в том числе, и почетные звания, присвоенные от имени РФ.

Меня возмущает еще и то, как Комиссия по госнаградам беспардонно позволяет себе одно звание заменить другим. И в результате: ведущей актрисе такого-то театра вдруг предлагают вместо звания «Заслуженная артистка» стать, например, «Заслуженным работником культуры». И в этом я вижу абсолютную некомпетентность и полнейшее бездушие, непонимание специфики актерского труда, актерской психологии, наконец, актерских амбиций, без которых немыслима эта профессия. Стоит ли так сокрушаться по поводу актерских почетных званий? Может и не нужны они вовсе? Может быть. Только тогда давайте вообще отменим все почетные звания. А пока они есть, наше дело сделать так, чтобы за свой труд деятели российского театра получали заслуженное общественное признание.
Александр Калягин, председатель СТД РФ, Народный артист России
17.03. 2016. журнал "Театрал"

http://www.teatral-online.ru/news/15413/

ЧТО ДУРНО, ТО И ПОТЕШНО
Одной из самых дискуссионных тем в российском театре стало искажение классики

Последние года два хожу в театр с опаской: боюсь нарваться на, извините, нетрадиционный спектакль. То есть такой, где исключительно мотивацией и волей режиссера-постановщика классика переосмысливается, адаптируется к реалиям, преподносится зрителям, так сказать, в новом прочтении (режиссера, разумеется). В этой связи нелишне вспомнить сцену в «Ревизоре» Гоголя, где ничтожнейший Хлестаков разглагольствует о литераторах. И говорит: «С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: “Ну что, брат Пушкин?” – “Да так, брат, – отвечает, бывало, – так как-то все…” Большой оригинал».

Сегодня впечатление такое, что «на дружеской ноге» с классиками все или почти все российские театральные деятели. Потому я неоднократно, извините, нарывался на «нетрадиционное прочтение». И даже пытался по-своему выражать протест. Когда, скажем, в «Кармен» на Малой сцене Большого театра массовка, сплошь состоявшая из модных девушек, выкатилась на сцену на «роликах», а потом – пикадоры на велосипедах, ушел после первого акта. Когда в «Ленкоме» действие «Бориса Годунова» в интерпретации небезызвестного К.Богомолова было перенесено в современный Кремль, зазвучали откровенные намеки (и прозрачные параллели!) на нынешнюю российскую власть, на Патриарха, а на огромных мониторах над сценой появились титры «Народ – тупое быдло», демонстративно покинул зрительский зал незадолго до окончания спектакля. Никто не возмутился, не сделал мне замечания, наоборот, некоторые быстро последовали за мной. Они тоже были «травмированы» спектаклем.

В «Ленком» я больше не ходок. В «Геликон-оперу», наверное, тоже. Здесь, к моему большому удивлению, на постановке «Свадьбы Фигаро» по рядам разносили стопки водки с традиционно русской закусью: ломоть хлеба, прикрытый килечкой (или шпротом, кому повезло). После чего подвыпившая публика воспринимала все «на ура!». И кукольный замок на авансцене высотой метра полтора. И табличку на фасаде с надписью «For sale»… И – тому подобные «новации». Оригинальной осталась только музыка. Правда, увертюра сопровождала видеоролик (или наоборот) натурных съемок замка и кинохронику предыдущей жизни героев (из более раннего спектакля трилогии). Один театральный критик написал потом: «“Свадьба Фигаро” в постановке Д.Бертмана – это не только комедия положений с гениальной музыкой Моцарта, но и спектакль о проблемах мультикультурной Европы». И, не мудрствуя лукаво, заголовок придумал соответственный: «Новаторский взгляд на знаменитую трилогию Бомарше-Моцарта». Как говорится, простенько, но со вкусом. Прочие служители Талии (или Мельпомены) сочинили похожие опусы. Чего ж и дальше не творить (вытворять) при таком-то сплошном «одобрямсе»?

И творят, то есть, вытворяют в меру своих сил (или испорченности?). Недавно в театре «Геликон-опера» состоялась премьера оперы «Садко». Критик Майя Крылова отметила: «К партитуре Римского-Корсакова обратился глава «Геликона» Д.Бертман». А далее позволю себе процитировать автора рецензии, которая тонко подметила «находки» режиссера. Вот, например: «Сплав переосмысленных народных мотивов и авторской, слегка «вагнеровской» фантазии…». Или: «…и мир горний, откуда, по сюжету, звучит мистический глас, превращающий подводную царевну в новгородскую реку, а загулявшего на дне Садко – обратно в земного жителя». И самое интересное: «Садко в полотняной паре похож на фолк-рок-певца, его гусли подозрительно смахивают на гитару. И вообще, он мужик простой: надоело нытье жены Любавы (острохарактерное меццо Юлии Светозаровой) – по зубам ей, да так, чтоб свалилась на пол».

И далее – точное описание изуродованного до неузнаваемости классического фрагмента: «Во сне ты богатый пацан, и к твоим словам подобострастно прислушиваются. Развалившись, как свой, за столом, где заключают сделки, ты велишь иноземным гостям-миллионерам спеть о родинах (звучат знаменитые «Не счесть алмазов в каменных пещерах» и «О скалы грозные дробятся с ревом волны»). Когда веденецкий гость поет, присутствующим раздают карнавальные маски, и начинается гулянка с девочками. Индийский гость машет пальцами в перстнях, народ, как завороженный, не может оторвать глаз от блеска красивой жизни. Волшебная сказка перетекает в социальную сатиру». И при чем тут Римский-Корсаков, спрашивается? Если и вспоминать его, то, максимум, в соавторстве с Бертманом, а на афишах писать: «Бертман & Римский-Корсаков».

А в целом заметки критикессы совпадают с моими наблюдениями, выводы, правда, разные. Ей явно нравится сцена, где: «Новгородцы (вышколенная труппа и поет, и танцует) одеты в весьма условные кафтаны с зипунами, под которыми – глянь! – современные брюки с жилетами и галстуками». Мне – нет. Да и не только мне не нравятся режиссерские «упражнения» с классическими произведениями. Еще свеж в памяти прошлогодний скандал, связанный с постановкой в Новосибирском театре «Тангейзера» Тимофея Кулябина. Напомним, что поставленный в декабре прошлого года «Тангейзер» был обвинен митрополитом Новосибирским и Бердским Тихоном в оскорблении чувств верующих. Прокуратура возбудила административные дела в связи с «осквернением предметов религиозного почитания» в отношении директора театра Б.Мездрича и режиссера спектакля Т.Кулябина, однако суд прекратил дела в связи с отсутствием состава преступления. Тем не менее, Мездрич был уволен со своего поста, его место занял директор Михайловского театра В.Кехман, который и снял спектакль с репертуара. А потом спектакль был награжден двумя «Золотыми масками» (так, мол, решили участники голосования на сайте «маски»). После чего руководство Российского национального театрального фестиваля «Золотая маска» выступило с заявлением в связи с обвинениями в нарушении нравственных норм, русофобии, «презрении к истории нашей страны» и пропаганде «чуждых нам ценностей», прозвучавшими от первого замминистра культуры В.Аристархова на совещании министерства в Туле.

Это при том, что научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д. Лихачева даже проводил экспертизу театральных постановок К.Серебренникова и К.Богомолова, чтобы выяснить, искажены ли классические тексты, положенные в основу спектаклей? Планировалось проверить три постановки «Мертвые души» Серебренникова в «Гоголь-центре», «Карамазовых» Богомолова в МХТ им.Чехова и его же «Бориса Годунова» в театре «Ленком». Инициатором экспертизы выступил Независимый профсоюз актеров театра и кино. Председатель профсоюза Денис Кирис сказал тогда «…с начала 90-х у режиссеров пошла мода на «адаптирование классики к современным условиям», когда, например, в классических произведениях появлялись то геи, то лесбиянка, то ещё какой-нибудь сброд». И уточнил: «Режиссер Серебренников и по сей день любит искажать и переворачивать с ног на голову классические произведения… Пусть лучше он подписывается под своими театральными «шедеврами» своей фамилией, а не кидает тень на великих русских классиков!»

Чем закончилась эта проверка, мне не известно, результатов ее обнаружить не удалось. Но, судя по тому, как отнеслись к ней проверяемые режиссеры, думаю, что ничем, сиречь сотрясением воздуха. Так, Серебренников на весть об экспертизе его спектакля сказал: «Ну, людям делать нечего, у каких-то мракобесов обострение. Сейчас такой консервативный тренд, это очень популярно». А Богомолов жестко заявил:«Я действия идиотов комментировать не буду. И свое время тратить на них не стоит». Кстати, тоже лауреат «Золотой маски», руководитель театра «Сатирикон» К.Райкин в интервью одному петербургскому изданию говорил недавно: «… мне, православному человеку, очень обидно, что церковь участвует в таком кликушестве, а иногда и выступает его инициатором. Я вообще считаю, что эти истории со всевозможными «оскорблениями чувств верующих», частью придуманные и высосанные из пальца. Видимо, кому–то это сейчас выгодно». И на вопрос «Придуманные политиками или самой церковью?» ответил: «Думаю, теми и другими. К сожалению, в данном случае церковь и политики идут в обнимку».

А я думаю, что православный человек сказал бы не так. Но – это его мнение, на которое он, безусловно, имеет право, также как и я на свое. Но меня зацепила его фраза о том, что «кому-то это сейчас выгодно». Не надо строить из себя «бедную овечку»: очень нетрудно догадаться, кому именно и зачем. В нынешней России, где заявлено о следовании традиционным ценностям, ряд участников худсообществ, а также их кураторы и поклонники формируют некую культурную оппозицию, можно даже сказать, контркультурный фронт, стремясь распространить и утвердить в нашей стране ценности западной постмодернистской культуры. Не случайно и не красного словца ради одной из самых дискуссионных тем в отечественном театре стало искажение классики. Установки, декларируемые со сцены, получают подчас большой общественный резонанс. И театральные пьесы – далеко не безобидные забавы. Напомню, что «Тангейзер» Кулябина начинается с имитации полового акта на фоне Креста, а в «Пробуждении весны» Серебренникова зрителям демонстрируется секс в гробах. Кстати, Серебренникову волей бывшего главы Департамента культуры Москвы достался реконструированный театр им. Гоголя. Пардон, театр давно переименован на американский лад и сейчас называется «Гоголь-центр».

Продолжает «творить» и главный режиссер Новосибирского театра «Красный факел» Т.Кулябин. В одной из рецензий, названной удивительно точно «“Три сестры”: жутко тихо и запредельно близко», - было сказано:«Режиссер Тимофей Кулябин, взволновавший страну своей постановкой оперы «Тангейзер», теперь представил свою интерпретацию пьесы Антона Чехова «Три сестры». Классический текст сохранен в первозданном виде столетней давности и присутствует на сцене в буквальном смысле слова в виде субтитров. Оригинальность постановки по крайней мере, для новосибирских подмостков, состоит в том, что артисты объясняются друг с другом на жестовом языке глухих». Здесь, что называется, комментарии излишни… Творит он еще и в других театрах, например в Театре наций. И говорит: «Для меня в театре не существует абсолютно никаких границ…» «Легкость в мыслях необыкновенная!», – говорил и Хлестаков.) И далее: «Русский театр все-таки в большей степени актерский. Русский артист, наверное, лучший в мире по своей внутренней “конструкции”. Но одновременно он зачастую лентяй жуткий, необразован, алкоголик, завистник». (И никто не обиделся!) А потом: «Мне важно, чтобы в зале были молодые люди, мои ровесники». (Сырая глина, так сказать.) Ему, к слову, 30 лет, ставить спектакли начал с 2006 г. Взлет удивительный при его, скажем так, нетрадиционном подходе к классическим произведениям.

И последователями уже обзавелся. Первый ТВ-канал России недавно с помпой объявил, что на Малой сцене Театра Наций состоялась премьера спектакля, поставленного по роману Достоевского «Идиот» в жанре, только представьте себе, черной клоунады. При этом князя Мышкина играет литовская актриса Ингеборга Дапкунайте, а женские роли исполняют мужчины, что вполне в духе европейских, так сказать, ценностей. Как сообщили СМИ, молодой режиссер Максим Диденко считает необходимым возродить культуру клоунады, а в самом Достоевском видит близкого к этому жанру остроумного и ироничного человека. Ну а его герои, по мнению режиссера, вполне уютно себя чувствуют и в стиле черной клоунады, и в окружении современных медиа-инсталляций.

Хотелось бы спросить: «Не ошиблось ли это «юное дарование» в свое время дверью, может, ему в цирк надо было?..», но худрук театра Е.Миронов разделяет концепцию молодого коллеги. К тому же СМИ писали, что«билеты на премьеру разбираются быстро». Нет, все-таки совершенно справедливо на Руси издавна говорили:«Что дурно, то и потешно»… Вообще, «переосмысление» в сегодняшнем российском театре стало весьма заметным явлением. Суть его и тенденции, с моей точки зрения, наиболее зримо отражают приведенные выше некоторые примеры, хотя им, увы, несть числа – от Москвы и до самых до окраин, куда постепенно и перебираются «интерпретаторы», корежа, искажая, развращая теперь сознание российской глубинки. Столичным театралам сознание они уже извратили в достаточной мере и кого-то из них надолго отвратили от «храма искусств», коим и надлежит быть театру, а многим успели привить комплекс неполноценности перед «цивилизованным миром», где постмодерн торжествует, чтобы на этой почве взращивать в России западные «демократические стандарты».

А как же «разумное, доброе, вечное», которое, по идее, должно сеяться с театральной сцены? Этот вопрос остается пока без внятного ответа. И вспоминается монолог из фильма «Старшая сестра» шестидесятых годов века минувшего, где героиня (Т.Доронина) трогательно вопрошает, обращаясь ко всей стране и к каждому в отдельности: «Вы любите театр?.. Вы любите театр так, как люблю его я?». Времена изменились, и сегодня, думаю, пока не поздно, нужно задаться другим вопросом: «Вы любите “такой” российский театр?».
Валерий Панов
13.01. 2016. Столетие. ру

http://www.stoletie.ru/kultura/chto_durno_to_i_poteshno_691.htm

МИМО ДЕНЕГ
Печальная картина: ни кассы, ни Михалкова.

Ученые сделали парадоксальный вывод: «Если на Земле погибнут все пчелы, погибнет планета. А если с лица земли исчезнет человек, у нее есть шанс возродиться». Есть о чем задуматься!


- В формировании опасного для планеты «хомосапиенса» сегодня принимает участие не только дехристианизированная, демонизированная культура западного мира, но, к сожалению, и Россия. Началось с «перестройки», взявшей курс на так называемое «современное искусство», на полное моральное раскрепощение, культурную вседозволенность, толерантную терпимость ко греху, грязи, патологии и пошлости, финансируемым оробевшей перед варварским нашествием властью.
В начале нынешнего года Общественный совет при Минкультуре РФ подверг жесткой критике деятельность Фонда кино, ориентированного российским Правительством на создание так называемых коммерческих, кассовых фильмов.

ЗА СЕМЬ ЛЕТ СУЩЕСТВОВАНИЯ ФОНДА КИНО СОЗДАНО СВЫШЕ ПОЛУТОРА СОТЕН ФИЛЬМОВ, НЕ ТОЛЬКО НЕ СТАВШИХ КАССОВОЙ ПОБЕДОЙ, НО РЕАЛЬНО СПОСОБСТВУЮЩИХ СНИЖЕНИЮ ДУХОВНОГО УРОВНЯ НАШЕГО НАРОДА.

С трудом можно назвать пять-шесть лент из числа этих 150, которые бы соответствовали критериям подлинного киноискусства, уровню великого русского кинематографа, недавно восхищавшего мир высокими нравственными идеалами и настоящими искусством. Спустя четыре месяца после критики Общественным советом Фонда кино состав его Попечительского совета покинул выдающийся режиссер Н.Михалков, бывший инициатором создания данной организации. Мастер обвинил руководство Фонда в полной безответственности.

Не менее печальная картина и на русской сцене. Бесстыдное извращение классики, нашествие «новой современной драматургии», сквернословие, пошлость и провозглашающая себя гениальностью патология. В ведущих современных музеях России то же самое: рядом с полотнами великих мастеров живописцев-реалистов вывешиваются бездарные треугольники, параллелепипеды и квадраты, насильно причисляемые прикормленными «искусствоведами» к разряду шедевров. Аналогичные тенденции налицо в музыкальном и литературном мирах, приспосабливающихся к ложному «современному искусству».
Николай Бурляев, актер, режиссер, Народный артист России
12.12. 2017. газета "Православная Москва"

http://orthodoxmoscow.ru/mimo-deneg/
Прикрепления: 3874897.jpg(8.4 Kb) · 1766705.jpg(7.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 31 Июл 2020, 22:29 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6072
Статус: Offline
ИЗ "СОВРЕМЕННИКА" УШЕЛ СЕРГЕЙ ГАРМАШ


Актер Сергей Гармаш покинул театр "Современник" - об этом он сообщил в открытом письме, которое направил в чат сотрудников театра. По словам актера, принятое решение далось ему очень тяжело. После появления письма участники чата были в таком шоке, что сообщение Гармаша долго никто не комментировал. Между тем, сегодня, в середине дня театр открыл свой 65-й сезон. И впервые за всю  его историю сбор труппы прошел при закрытых дверях. Почему? Чего так боится новый руководитель «Современника» Виктор Рыжаков, назначенный в руководящее кресло едва ли не в день похорон Волчек?  Что происходило за закрытыми дверьми и какова сейчас обстановка в коллективе?

31 июля 2020 года войдет в историю, как День закрытых дверей и резкого ухода из труппы С.Гармаша, о чем он внезапно заявил на сборе, произведя эффект разорвавшейся бомбы.Саму же атмосферу сбора можно было назвать настороженной - все ждали если не бунта, то выяснения отношений с новым начальником. Накопилось, знаете ли, за время пандемии - и вопросы, и обиды, и претензии, хотя казалось бы, самоизоляция к этому совсем не располагала. Да и что такого успел  натворить Виктор Анатольевич, проработавший худруком в режиме онлайн чуть больше двух месяцев? Оказывается, много чего. И то, о чем шуршали в закрытом чате артисты и сотрудники театра, открыто заявил только один — первый артист (и по заслугам  первый) С.Гармаш.

Итак, как нам сообщил источник (и не один) из театра, первую половину собрания, где-то около часа вещал худрук Рыжаков. О планах (они большие), о человеческих ценностях (они самые продвинутые и превыше всего). Стоп, к слову о ценностях и человеческом факторе: именно при Рыжакове, в первое полугодие его правления,  в театре под сокращение попали  не артисты, а самые незащищенные слои - билетеры, вахтеры, гардеробщики. Скажите как у него  монтируется теория с практикой? По принципу "мухи отдельно, котлеты отдельно"?   Очевидно, мучимая такими же, как и я, вопросами, на собрании поднялась старейшая актриса  театра Елена Миллиоти и прямо спросила: «Разве можно увольнять людей, и без того с большим стажем и маленькими зарплатами, в такой тяжелый период - в пандемию?» В ответ она и все услышали металлические нотки в голосе: «Решение продиктовано экономическими соображениями». Вот вам и все человеколюбие, о котором так любят трындеть мастера культуры, транслирующие направо и налево либеральные ценности. Но как только речь заходит не о человеке вообще, а о конкретных тружениках вешалок, парадных входов и коридоров, тут же вспоминается экономика, аутсорсинг и прочие инструменты, которыми, очевидно, так прекрасно владеет новый худрук «Современника». Правда, на предыдущем его месте работы - в Центре им. Мейерхольда - не сказать, что с экономикой все шло по высшему разряду.

И тут, как свидетельствуют очевидцы, поднялся Гармаш. Обычно эмоциональный, он был сдержан и спокоен. «Я вам тут написал письмо», - обратился он к коллегам и начал читать:- Дорогие мои! Мне тяжело далось решение уйти из театра. Я прожил здесь счастливые 36 лет. Это мой дом, оставлять который для меня тяжело и больно. Но, осознав и увидев то, куда направлен вектор развития театра, я понял - я должен это сделать… Эти полгода показали, сколь катастрофичным было решение о назначении Виктора Рыжакова» И дальше по пунктам Гармаш расшифровал вектор движения театрального корабля «Современник». С его точки зрения, впрочем, как и многих, ошибочный и даже опасный. Справедливости ради следует заметить, что приход любого нового главного начальника в такой коллектив как «Современник», где свои традиции, свой свод законов внутренней жизни и кодекс поведения, не может быть мягким и бархатным. Тут многое зависит от того, кто входит и как начинает. А Рыжаков начал странно, если не сказать больше.

Во-первых, ничуть не смутился несоблюдением поминальных дней (девяти или сороковин) запросто вошел в должность и в кабинет Волчек. По словам Гармаша, «кабинет разрушен». Не в физическом смысле, но в моральном: в дом покойного не вламываются в галошах и не приводят шумных гостей. Даже временное сохранение мемориала в театральном общежитии принято как негласный закон: сделай паузу, как сделали те, кто пришел в последнее десятилетие к руководству в столичных театрах. Так мог поступить мальчишка, с замашками модного радикала, но не серьезный мужчина 60-ти лет.

Во-вторых, в «Современнике» начали прорастать побеги семейственности, чего здесь никогда не приветствовалось, разве что в актерских династиях. Дочь нового руководителя теперь представлена труппе как специалист по соцсетям, а муж его новой помощницы - Георгий Сурков - уже приглашен на постановку. Может, и гениальной она окажется, и семейные узы только в помощь, но все-таки не с этого начинают. Внутренний конфликт в «Современнике» начал тлеть не вчера. Еще в мае, на закрытой сходке в ZOOM артисты довольно резко выступили против проекта «Диалоги» (не спектакль), который В.Рыжаков сделал с юной частью труппы к Дню Победы. «Почему, - спрашивали на собрании артисты, - от лица театра появился этот беспомощный и малограмотный проект?» .Театр, который имеет в своей истории такие мощные высказывания на тему войны как «Вечно живые», «Эшелон», «Крутой маршрут», «Из записок Лопатина» и другие, с «Диалогами», имеет полное моральное право так поставить вопрос. С творческой точки зрения «Диалоги»  - неудача, что, впрочем,  может случиться с любым проектом. Но клин в труппу между разными поколениями уже вбит. Хотя, если бы новый худрук предложил всем объединиться в деле по такой теме, то конфликта можно было избежать. И вот теперь Рыжаков получил уход Гармаша. Не просто артиста, а именно такого, на ком держатся все кассовые спектакли театра.

Зачитав письмо, Сергей покинул зал и, по свидетельству очевидцев, там на несколько минут повисла гробовая тишина. Поступок, надо сказать, резкий и очень мужской, не свойственный профессии артиста. Такого я давно не припомню в нашем театре, где давно в большом дефиците не слово, а дело.
Марина Райкина
31.07. 2020. МК

https://www.mk.ru/culture....ka.html

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ТРУППЕ И КОЛЛЕКТИВУ «СОВРЕМЕННИКА»
Дорогие мои!
Мне тяжело далось решение уйти из театра. Я прожил здесь счастливых 36 лет. Это мой дом, оставлять который для меня тяжело и больно. Но, осознав и увидев то, куда направлен вектор развития театра, я понял, что должен это сделать. Вернее сказать, я пытался развернуть движение этого вектора. Пытался достучаться до властей в разных кабинетах. Считал это своим долгом по отношению к нашему общему делу, к памяти ГБ, к тому, к чему она нас призывала, говоря «не позвольте сделать из театра модное место». Делал это открыто, но услышан не был.

Эти полгода показали, сколь катастрофичным было решение о назначении В.Рыжакова. Катастрофичным для будущего театра. Оно было принято подковерно, ещё при жизни ГБ. Подписано буквально на крышке гроба. Это сделали московские власти. Видимо, чего-то боялись. Возможно, даже слухов о том, что я претендую на роль худрука. Говорю вам ответственно: это не так. Я видел будущее «Современника» в коллегии, как это было в течение 2 лет после ухода Ефремова. Эта коллегия за 3-5 лет точно нашла бы того, кто мог возглавить этот театр. И, по моему мнению, это должен быть молодой режиссер, 40-летний человек. Но случилось то, что случилось.

Новый худрук согласился с этим варварским назначением, не остановил его, не попросил приостановить хотя бы до 40 дней. Дальше мы прослушали клятвы в верности «Современнику», которые, как показали эти полгода, сильно разошлись с делом. Кабинет Волчек был разрушен мгновенно.

Выпущены «Диалоги», посвящённые юбилею Победы, часть высказываний прозвучавших внутри них я иначе как кощунством, провокацией и даже преступлением назвать не могу. Потому что Победа и Великая Отечественная война есть факт истории, которым пронизана моя и не только моя жизнь, это мое кино, моя литература, на которой вырос и моя память. Это является святым и неприкосновенным – вспомните, с чего начинался «Современник», с «Вечно живых». Молодых артистов подтолкнул к этому худрук, а потом и отредактировал снятое. Их обнародовали от лица театра. А когда часть из вас возмутилась, вам просто закрыли рот, апеллируя к каким-то мнениям, внутри которых как аргумент были и суждения чиновников, осуществивших назначение. Нам всем ещё сказали: дескать, кто бы что ни думал, я сделаю из этого спектакль.

Вы сами знаете, на сегодняшний день ситуация внутри труппы чудовищная. На лицо очевидный раскол, чего не было здесь никогда. И как выходить вместе на сцену и играть спектакль, представить сложно. И за этот раскол личную ответственность, с моей точки зрения, несёт худрук.

Волчек пользовалась безусловным авторитетом в театре. И он был не искусственным, а заслуженным делом. Но она никогда не игнорировала мнение других людей, хоть бывало, что они высказывались и в резкой форме. Вы это знаете прекрасно. Сейчас на место авторитету пришёл тоталитаризм: мнения могут быть разными, но правильное одно – мое. И это декларирует человек, ещё ничего не сделавший в театре. Вернее, сделавший уже очень многое для его развала и уничтожения. Идет расправа над людьми, прекрасными профессионалами, отдавшими театру десятилетия жизни. А вместо уволенной Саши Толубеевой на работу принимается собственная дочь.  Впереди снятие успешных и конкурентоспособных спектаклей, тем самым артисты, занятые в них, лишаются заработка, а зрители любимых спектаклей. А что взамен? Собственные спектакли, сделанные со студентами, жизнеспособность которых не проверена на зрителе. Ярчайший тому пример: убран из репертуара «Шагает солнце по бульварам» – спектакль, посвящённый памяти основателей театра. Вместо него студенческая «Оттепель». В репертуар принимаются названия, даже не прошедшие обсуждения на труппе. Я не буду продолжать перечислять всю череду чудовищных и безнравственных с моей точки зрения поступков. Для себя я принял решение, что дальше принимать в этом участие не могу. Выходить на сцену в своих спектаклях, играть их как ни в чем не бывало и  при этом видеть, как рушится дом, уничтожается великое дело, выше моих сил.

Я ухожу. Чувствуя ответственность перед зрителем, доиграю объявленные в сентябре спектакли, и ухожу. Не могу поступить иначе, потому что помню все, что сказал у гроба Волчек. И если не могу это подтвердить и осуществить, я ухожу. Спасибо за счастье выходить вместе на сцену, за радость взаимного творчества, за тепло и понимание, которое получал от вас всегда.
Ваш Гармаш

***
В «Современнике» С.Гармаш служил с 1984 года и являлся одним из ведущих актеров. Он играл, в частности, Лопахина в «Вишневом саде», старшего брата в «Карамазовых и ад», Альфонса в «Трех товарищах», а также главную роль в премьерном спектакле «Папа», который Евгений Арье выпустил в начале 2020 года
31.07. 2020. журнал "Театрал"
https://teatral-online.ru/news/27639/
Прикрепления: 1731295.jpg(14.3 Kb)
 

Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » ТРЕВОЖНЫЙ ЗВОНОК
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: