[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » БДТ ИМ. Г.ТОВСТОНОГОВА: ИСТОРИЯ ОДНОГО ТЕАТРАЛЬНОГО АДРЕСА (2015. журнал "Театральный город" "№8)
БДТ ИМ. Г.ТОВСТОНОГОВА: ИСТОРИЯ ОДНОГО ТЕАТРАЛЬНОГО АДРЕСА
Валентина_КочероваДата: Пятница, 11 Ноя 2016, 21:16 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
ИСТОРИЯ ОДНОГО ТЕАТРАЛЬНОГО АДРЕСА (ДО БДТ…) *


БДТ для петербуржцев в первую очередь связан с именем Г.А. Товстоногова. Многие горожане помнят: когда-то БДТ носил имя М.Горького. И уж совсем немногие знают, что еще раньше театр назывался Суворинским.


Дом графа А.С. Апраксина - Малый театр - БДТ им. Товстоногова.

Совсем редкие знатоки истории скажут, что это Апраксин театр и поведают о том, как он возник по частной инициативе еще до отмены государственной монополии на театры. У «запретного» здания оказалась огромная и бурная театральная жизнь. Современные реки и каналы Петербурга лишь время от времени пересекают прогулочные катера. Совсем не так было в XIX в. Баржи, лодки, плоты образовывали пробки, как на современных автотрассах. Причина проста: город отапливался дровами. Особенно плотное движение было на Фонтанке, где на месте нынешнего театра располагался большой дровяной склад. Владельцем этой земли был А.С. Апраксин, потомок знаменитого рода, покровитель купечества, благотворитель, один из первых воздухоплавателей, человек, идущий в ногу со временем.


Пережив большой пожар принадлежавших ему Апраксина и Щукина дворов, он не только отстроил все заново и дал фору пострадавшим купцам, но и провел первое по тем временам электрическое освещение торговых рядов, возвел церковь в византийском стиле и выходящее на Фонтанку здание для благотворительных учреждений. Архитектор Людвиг Фонтана, работавший для Апраксина, так вошел во вкус, что на собственные средства, арендовав у Апраксина землю, в 1878 г. поставил в ряд с предыдущими строениями театр, вернее, как сказали бы сейчас, «торгово-развлекательный центр». В нем размещались магазины, трактир и театральный зал. Вероятно, идея отмены императорской монополии на театры витала в воздухе, но все же Фонтана поторопился. Он безуспешно попытался представить новое зрелищное строение домашним театром «для собственного пользования». Ему никто не поверил, ведь по размеру и великолепию современники сравнивали новый театр с Михайловским. После длительной волокиты владельцы вынуждены были сдать помещение в аренду Дирекции императорских театров. Так новое здание стало еще одним императорским театром, получив название Малый театр. 7 ноября 1879 г. состоялся первый сборный спектакль с участием всех императорских трупп.
Первоначально планировалось, что театр будет общедоступным, с пониженной стоимостью билетов и самостоятельной труппой, но заниматься таким трудоемким делом никто не стал. Малый театр в основном дублировал репертуар Александринского, но бывали здесь и премьеры - «Сердце - не камень» Островского, «Детский доктор» Анисе-Буржуа и Деннери и др. Артистам приходилось, отыграв первое отделение в Александринском театре, быстро перемещаться в Малый, а после порой еще и в Мариинский. Зрительские антракты задерживались более, чем на полчаса. Ввиду такой суматохи было много скоропалительных и случайных вводов, артисты слишком полагались на суфлера, качество представлений снижалось и сборы падали. Поэтому, едва в 1882 г. вышел указ об отмене монополии, Дирекция императорских театров поспешила отказаться от аренды. Вместе со сменяющими друг друга антрепренерами здесь воцарилась оперетта.


Историк театра Н.В. Дризен вспоминал: «В Малом театре она [оперетта] доживала свои красочные дни: после этого началось ее падение. Еще гимназистом, тайком от родителей, бегал я смотреть разные Маскотты, Фатиницы и Корневильские колокола, великолепно разыгрывавшиеся Бельской, Родоном, Градовым-Соколовым, Давыдовым-Далидиным и др. В этой труппе начали свою артистическую карьеру баритон Чернов и известный Клементьев, впоследствии перекочевавшие в Императорскую оперу. Там же я слышал первое представление „Цыганского барона“, имевшего исключительный успех. Пел Давыдов-Далидин, и своею цыганской манерой петь сводил с ума петербургских психопаток». Выступали на этой сцене и Элеонора Дузе, и Сара Бернар со своей труппой, и Комеди Франсез с Муне-Сюлли, и московский театр Корша. Поражал публику «Гамлетом» на армянском языке трагик Петрос Адамян, блистали в разное время и другие знаменитые Гамлеты -Эрнесто Росси и Андреа Маджи. С 1895 г. начинается новый период в жизни Малого театра.


Театр Литературно-артистического кружка (образованный на паях издателем газеты «Новое время» А.Сувориным, актером и деятелем московского Малого театра А.Ленским и литератором, драматургом П.Гнедичем) открылся здесь 17 сентября премьерой драмы Островского «Гроза». В роли Тихона - П.Орленев, в роли Катерины - З.Холмская, гражданская жена знаменитого петербургского критика А.Кугеля. Этому предшествовали два события: постановка ранее запрещенной пьесы Л.Н. Толстого «Власть тьмы» с П. Стрепетовой в главной роли, и нашумевшая премьера одноактной пьесы Гауптмана «Ганнеле», прошедшей за апрель-май десять раз. Весь город ездил смотреть молодую актрису Озерову в модном тогда образе девушки-ребенка. Известный переводчик драматургии Т.Щепкина-Куперник так вспоминала об этом: «Пресыщенную, веселящуюся публику Суворинского театра, всех этих сановных старичков, залитых брильянтами дам, золотую молодежь из гвардейских полков точно хлестнуло изображение нищеты, болезни и трогательной смерти забитой Ганнеле. Как у Толстого, „потянуло после мороженого на кислую капусту“ - и публика валом повалила в театр. После картин страдания и скорби особенно приятен бывал роскошный ужин у Кюба или в розовом гобеленовом кабинете в „Медведе“».


Таким и выбрал направление для своего театра Суворин, практически сразу же ставший единоличным его владельцем. Все самое модное, новое, полузапретное, полускандальное - стиль опытного журналиста и издателя. Среди наиболее известных постановок, осуществленных в Суворинском театре, «Царь Федор Иоаннович» А.К. Толстого, инсценировка романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», «Веселые расплюевские дни» («Смерть Тарелкина» А.В. Сухово-Кобылина), «Дети Ванюшина» С.А. Найденова. Кроме упомянутых Орленева, Холмской, Стрепетовой в разное время в театре играли Л.Яворская, Е.Рощина-Инсарова, Е.Корчагина-Александровская, В.Топорков и многие другие известные артисты. При Суворинском даже существовала своя актерская школа, одним из выпускников которой был гений русского театра - артист М.Чехов.


Театр пользовался большой популярностью среди аристократической публики, репертуар его был далек от политики, но в 1900 г. здесь разгорелся нешуточный скандал. Черносотенная антисемитская пьеса Литвина-Эфрона и Крылова «Контрабандисты» ранее была отвергнута Александринским театром. Часть артистов Суворина отказались играть в ней. Но авторы добились поддержки владельца театра и пьеса была назначена к показу. В скандал вмешались газеты, давшие недвусмысленную оценку произведению. Наэлектризованная всем этим публика (особенно - учащаяся молодежь), едва поднялся занавес, начала с разных сторон балкона и галереи свистеть. Раздались крики: «Долой! Вон! Занавес!» Известная в Петербурге портниха Эстер в негодовании запустила в сторону сцены биноклем. Представитель администрации сделал попытку утихомирить зрителей, но в ответ на сцену полетели галоши, картофель, лук. В дело вмешалась полиция. Всего были арестованы около ста человек. В дальнейшем аресты продолжились, количество взятых под стражу людей превысило тысячу. Режиссер спектакля А.Коломнин умер от сердечного приступа.
20 августа 1901 г. произошел пожар, в результате чего сгорели многие декорации и костюмы. Театр вынужден был открыть сезон в помещении Панаевского театра, однако здание довольно быстро восстановили по проекту архитектора А.Гаммерштедта. С 1899 г. Суворин выкупил театр в собственность, а после смерти владельца - с 1912 года до революции - театр принадлежал его дочери Анастасии. В годы Первой мировой войны помимо драматических спектаклей в Суворинском театре проходили симфонические концерты, которыми дирижировал знаменитый С.Кусевицкий. После революции между А.Сувориной и актерской труппой возник конфликт. Антреприза владелицы была прекращена, образовалось Товарищество артистов. Летом 1920 г. здание на Фонтанке передали первому советскому театру «героической трагедии, романтической драмы и высокой комедии». Так здесь появился БДТ - Большой драматический театр. У истоков БДТ оказались два удивительно разных человека - А.Блок и М.Горький. И началась другая история.
Светлана Осипова
2015. журнал "Театральный город" №8

http://goteatr.com/archive....-do-bdt

ТОВСТОНОГОВСКИЙ МАШИНИСТ


У Г.Товстоногова была одна фраза, которую боялись исключительно все: «Что-то я вас не понял», – произносил он, если по твоей вине в работе театра была допущена серьезная оплошность. Это означало, что на работу можешь больше не выходить. Крайне редко повышал голос, но и дисциплина при этом была первоклассной. Питер Брук во время ленинградских гастролей утверждал, что такой слаженной работы закулисных цехов он не видел больше нигде в мире. Художник Э.Кочергин предлагал продавать билеты только на то, чтобы все желающие могли прийти и посмотреть, как в БДТ монтируют декорации. Причем помимо Товстоногова в этом большая заслуга Адиля Велимеева, который по нынешний день возглавляет машинно-декорационный цех театра.
Мы встретились днем в большом зрительском фойе БДТ. До спектакля еще несколько часов, но для закулисных работников это самое горячее время. Вот и сегодня идет установка декораций к недавней премьере театра «Три сестры» В.Панкова.
– Я предлагаю не сидеть здесь. Вам, наверное, интереснее будет побывать за кулисами. Идемте, я проведу вас по маршруту, каким ходил Гога из своего кабинета к нам за сцену. – сходу говорит Адиль Мунирович. Он работает в БДТ уже 60 лет, но не утратил свежести взгляда: – Вот здесь кабинет Георгия Александровича, – говорит он, когда мы из ярко освещенного парадного зала проходим в коридор бельэтажа. На узкой приземистой двери – мемориальная табличка («Кабинет Г.А. Товстоногова»), но она, разумеется, появилась уже после смерти режиссера.


Адиль Мунирович берется за латуниевую изогнутую ручку: – Здесь всё точно так же, как и при жизни Гоги. Даже ручка сохранилась. А кабинет теперь, ясное дело, мемориальный, сюда водят экскурсии. После дневной репетиции он возвращался к себе, садился за рабочий стол, закуривал и трудился до вечера. За кулисами стояла идеальная, я бы даже сказал благоговейная тишина (еще бы: Товстоногов в театре!) и при этом – все работали очень слаженно. Форсмажоры случались редко. А если говорить о моем цехе, то главное беспокойство монтировщиков заключалось только в одном: Георгий Александрович, бывало, затягивал утренние репетиции (по части трудоголизма я не знал ему равных). И вот они подходят ко мне и шепчут: «Адиль, скажи Гоге, что пора заканчивать, мы не успеем собрать вечерний спектакль». Прервать его никто не решался. Тогда я выглядывал из-за кулис: «Георгий Александрович, извините, пожалуйста, вечером спектакль, мы не успеем подготовить сцену». У него реакция была, как правило, одна: «Что же ты раньше не сказал?!» И после этого он вместе с артистами уходил обедать, но на обратном пути обязательно заглядывал к нам, спрашивал – успеваете ли в срок и как идут дела. При всей своей строгости сердобольный был очень. Но… идемте дальше.


Из бельэтажа спускаемся на этаж ниже – в коридор перед входом в партер. Раньше здесь в левой части был тупик, но еще при жизни Товстоногова в массивной каменной стене старинного театра сделали дверь, ведущую за кулисы.
- Сразу за этой дверью – мой кабинет, – говорит Адиль Мунирович. – Товстоногов спускался ко мне за несколько секунд, и я всегда узнавал его по шагам. Золотое время было: все вроде бы равны между собой (у Гоги никакой звездности, ни грамма апломба), но лидером он был, конечно, бесспорным. Его любили и боялись. А он заботился о каждом. Если ехали на гастроли (а БДТ с триумфом объехал пол мира), то именно Георгий Александрович заботился о том, чтобы и артисты, и цеховые работники жили в равных, достойных условиях, потому что, повторял он, мы все – полноправные участники творческого процесса и успех постановки зависит не только от звездных имен на сцене.
Прикрепления: 5552455.jpg(13.2 Kb) · 0504926.jpg(16.7 Kb) · 4716056.jpg(8.7 Kb) · 7600475.jpg(8.3 Kb) · 5651674.jpg(18.5 Kb) · 1604715.jpg(11.4 Kb) · 0269301.jpg(9.8 Kb) · 5978455.jpg(8.6 Kb) · 7353495.jpg(15.6 Kb) · 3710331.jpg(13.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 15 Фев 2020, 23:17 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline

Помнится, когда Гоги не стало и театр возглавил Кирилл Лавров, в одной из поездок нас расселили порознь: артистов – в хорошей гостинице, монтировщиков, помрежей и администраторов – в плохой. Кирилл Юрьевич возмутился: «Как такое может быть! Кому вообще в голову пришло подобное разделение?!» И настоял на том, чтобы всех разместили в хороших условиях. Он держал товстоноговскую марку, делал всё, чтобы БДТ по-прежнему ассоциировался с именем великого режиссера.
Вы спрашиваете: в чем величие Товстоногова? Мы были с «Мещанами» на гастролях в Москве, они проходили в Детском театре
 (нынешний РАМТ). И вдруг перед началом спектакля Георгий Александрович слышит, что в зрительском фойе раздаются крики, кто-то бурно выясняет отношения. Оказалось, что билетеры отказываются пропускать группу людей. Товстоногов спрашивает: «У вас нет билетов?» – «Да, ничего не досталось». – «А как же вы в театр попали?» И вдруг один мужик сознался: оказывается, они поднялись по строительным лесам, установленным вдоль фасада (в театре шел ремонт) и проникли через открытое окно. На дворе было лето. Что сделал Гога? Он попросил билетеров обязательно рассадить этих людей хоть как-нибудь, и пока зрители не устроились – спектакля не начинал. Это был, кажется, 1970 год. Или другой случай. На гастролях в Киеве зрительницы пробирались в театр через окно туалета (мы даже помогали им – очень хотелось, чтобы они посетили спектакль). А в Алма-Ате и вовсе зал брали штурмом и в самом прямом смысле – сломали двери. Думаете, такое только в кино может быть? Нет, я видел это своими глазами.


В кабинете у Велимеева множество фотографий и афиш с автографами и добрыми пожеланиями. Лебедев, Борисов, Луспекаев, Стржельчик, Лавров, Толубеев. Сколок эпохи. Он и сам является ее частью или, как говорил Товстоногов, сосудом в кровеносной системе БДТ.

– Легендарные у вас были коллеги, – говорю я, кивая в сторону фотографий.
– Они и коллеги, и друзья. У нас же дружба была настоящая. Мы, например, 40 лет дружили семьями с К.Лавровым. Устав от дел, он иногда заходил ко мне домой – просто посидеть, поговорить с глазу на глаз. И дети наши вместе росли. Удивительный, неповторимый человек. Совсем другим в общении был О.Борисов. Он никогда меня Адилем не называл, а обращался всегда словно в образе: «Старина, заходи»; «Старина, садись»; «Старина, поговорим». Старина! Хотя я был младше него. Очень дружили мы и с М.А. Призван-Соколовой, потрясающей актрисой. Я был у нее как доверенный соловей и когда она заболела, я регулярно навещал ее дома. Она мне даже квартиру завещала, но я отказался. Боже упаси! Не хватало еще, чтобы в театре считали, будто я помогал ради квартиры. На моих руках она умерла. Ее квартиру я отдал БДТ в служебное пользование и туда, кстати, в конце своей жизни переехал Кирилл Юрьевич: прожил 3 года после смерти своей жены. Там и умер.

– Я знаю, что из своих 78-ми лет, почти 60 вы связаны с БДТ. Как это получилось? Судьба?
– Можно сказать и так. Я родился в Ленинграде. И в блокаду, когда мне было только два годика, меня нашли возле умершей мамы. Я помню это отлично (а отец был репрессирован). Потом началась эвакуация, каким-то чудом вместо детского дома меня определили в семью к одной деревенской женщине. Она жила в Новгородской области. Там я и провел всю войну. А потом уже оттуда меня забрал мой дядя, но заниматься мной полноценно дядя не мог: у него и самого было много детей. До 1959-го мы прожили вместе, а потом я уехал в Ленинград к своему двоюродному брату – в надежде устроиться хоть куда-нибудь на работу. У меня не было ни своего угла, ни профессии, но вдруг к брату зашла в гости женщина, которая работала портнихой в БДТ и, узнав про мою незавидную участь, сказала: «А давай к нам!» И вот я пришел обыкновенным рабочим сцены. Делал самую черновую работу, но был этому рад. Лишь бы устроиться! Лишь бы зацепиться. Начальник говорил: «Все равно сбежит». Но портниха спорила: «Бери, бери – потом спасибо скажешь». И вот сколько лет прошло, а я никуда не сбежал. Правда, бывали сложные времена. Особенно поначалу, когда для оформления трудовых отношений требовалась прописка. С рабочим сцены, разумеется, никто церемониться не будет: нет прописки – возьмем другого. Но БДТ это все-таки БДТ. Я в короткий срок неплохо себя зарекомендовал и меня временно... прописали в театре. В документе так и значилось: «Набережная реки Фонтанки, 65». Жил то в театральном общежитии, то на складах, то в актерских уборных – словом, где придется, потому что родительская жилплощадь в годы войны перешла уже другим владельцам. Это долгий рассказ и так продолжалось годами, но в конечном итоге мне дали жилье и, кстати, недалеко от театра. Спасибо Георгию Александровичу.

- А сейчас вам чего не хватает от того старого доброго БДТ?
- Много не хватает. Теперь жизнь другая. Все заняты, все бегают, у каждого какие-то срочные дела, а поговорить по душам не с кем. Раньше в конце тяжелого дня даже повод не требовался: у тебя есть? Наливай. У меня всегда для таких случаев было…

Вместо справки:
Марка БДТ


Эдуард Кочергин, сценограф: – Машинист – хозяин сцены, главный человек на планшете. Он знает все особенности театрально-монтировочных работ. Он обучает профессиональным приёмам рабочих-монтировщиков. Организует сборку декораций для спектакля, их разборку, складирование. В случаях гастролей – упаковку и правильную погрузку в машины или вагоны для перевозок.
Опытный, талантливый машинист сцены – огромная ценность на театре. Он отвечает за всё имущество на сцене, за все декорации на складах, за сценическое оборудование, за одежду сцены, за занавес. Он, как дядька-боцман, обязан быть прижимистым, даже скуповатым – иначе нельзя. В его каптёрке находится всё необходимое: болты, петли, коуши, кольца, гвозди, троса, верёвки, запасы холста, бархата и всякого другого. У него обязательно имеется швейная машинка для пошива половиков, чехлов, для упаковки, всяческих мешков и так далее. Хороший машинист-боцман должен уметь сам заплетать верёвки, троса, должен владеть всеми видами вязки морских узлов, уметь идеально складывать, как паруса, задники, горизонты, падуги, кулисы и другие мягкие декорации. Мне посчастливилось работать с замечательными представителями этой труднейшей театральной профессии, с настоящими, всезнающими планшетно-палубными крысами. Одним из памятных профессионалов, которого мне довелось встретить ещё до перехода на службу в БДТ, оказался опытный машинист этого театра, кстати, отслуживший пять лет боцманом на советском флоте и овладевший всеми видами боцманского дела, – А.Н. Быстров. Из его когорты вышел А. Велимеев, сменивший старика на сцене БДТ. С ним я работаю более сорока лет и считаю этого человека самым лучшим машинистом страны в настоящее время, и это не только моё мнение. его коллеги из различных театров России, из-за бугра, где гастролировал БДТ, всегда вспоминают о нём восторженно, как о грандиозном профессионале планшетно-палубной культуры. Мунирыч, между прочим, приучил весь театр лакомиться конской колбасой, присылаемой ему с татарской Волги. Наряду с нашими народными артистами, Адиль Велимеев – марка БДТ.

Из книги «Записки планшетной крысы»
Виктор Борзенко
03.03. 2018. журнал "Театрал"

http://www.teatral-online.ru/news/21124/

ДИАЛОГ О ТЕАТРЕ
Драматург Виктор Розов – режиссёр Георгий Товстоногов

 
Г.Товстоногов:  - Сквозная тема нашего разговора – как вы её определите?
- Ну, давайте определим её так: что нужно нашему театру для его развития?

- Тогда начнём с того, что театральное искусство необычайно связано со временем, с тем, чем сегодня живёт зрительный зал. Что сегодняшний режиссёр непременно должен быть представителем зрителя, его полпредом – с выбора пьесы и до премьеры. Ты должен всё время ощущать будущее дыхание зрительного зала, чувствовать интересы и волнения зрителя, знать, что происходит у него в душе. Если нет этого, мне кажется, театр не может быть по-настоящему совре­менным. Уровень сегодняшнего театрального искусства должен быть высок как никогда, потому что требования зрителя всё время растут. Я это ощущаю просто физически.
- И я это ощущаю, сидя в зрительном зале. Я вижу, как изменилась реакция зала на постановках некоторых пьес.

- А актёрское исполнение? Если раньше эстетическая оценка была уделом, так сказать, театральной элиты, то теперь любой заметит, как весь зал чувствует малейшую неточность, которую раньше прощал. Он становится всё более требовательным в оценке лица сегодняшнего театра. И тут нельзя не вспомнить, что один из важнейших элементов – его репертуар.
- Лично меня в драматургии, конечно, интересует то, что напишут Арбузов, Штейн, Салынский, Макаёнок, Зорин, Алёшин, Володин, Думбадзе, Радзинский. Только каждый из них – те, кого я назвал, и ещё многих сюда можно причислить – это драматурги состоявшиеся. Но самые большие мои ожидания связаны с будущим, с появлением новых имён в драматургии. Потому что появление молодых – это непременно свежий, неожиданный голос. И главная причина того, что хороших пьес в хороших постановках чрезвычайно мало, в малом числе молодых драматургов. Театры слабо работают с авторами, многие практически перестали работать с ними, забыв, как важен для роста драматурга тесный контакт с театром. Я сужу по своей личной судьбе. Двадцать с лишним лет назад я принёс довольно малокровную пьесу «Её друзья» в Центральный детский театр, попал в интересный театральный коллектив – со Сперантовой, Чернышёвой, Перовым и другими, попал к О.И. Пыжовой и Б.В. Бибикову. Я работал с ними вместе на каждой репетиции чуть ли не год и доводил пьесу до того состояния, когда она могла называться пьесой. Для меня это была высшая школа.

- Примерно в этот период в том же ЦДТ я работал над инсценировкой повести комсорга И.Ирошниковой «Где-то в Сибири». Это был просто очерковый материал, увиденный свежим взглядом, но в нём начисто отсутствовало что-либо похожее на драматургию. И вот вместе с Ириной Ивановной в течение полугода пьеса создавалась, и вышел…
- Чудесный спектакль, я очень хорошо помню. Свежий, интересный…

-  Которого без театра, может быть, и не было бы.
- А я уж не говорю о второй своей пьесе, «Страница жизни», для меня счастье было работать с М.О. Кнебель, работать – и опять учиться писать.Я знаю, есть люди, которые говорят: «Нечего баловать автора – он должен принести готовую пьесу, тогда он драматург». Нет, к сожалению, это не соответствует исторической картине совместного развития драматургии и театра. Как работал над пьесами Мольер, мы не знаем. И дополнял ли что-нибудь Шекспир во время репетиций, тоже не знаем. Известно только то, что осталось – окончательный текст. Но мы знаем, что рождался он в живом театре. Я хочу привести ещё один пример, который сегодня даже кажется удивительным, хотя он известен достаточно широко. Когда Станиславский принял к постановке «Власть тьмы» Толстого, ему казалось, что пьеса недостаточно хороша и не так написана, как надо. Толстой был в зените славы, даже выше зенита, но Станиславский осмелился просить его переделать ряд сцен. И Толстой с театром доделывал пьесу. Л.Н. Толстой.

- Благодаря содружеству драматурга и тетра мы имеем «Бронепоезд 14-69», «Любовь Яровую», «Оптимистическую трагедию» и ещё многое другое. Мы имеем целый ряд пьес, которые сегодня называют классикой советского театра.
- Это, если так можно выразиться, естественная творческая редактура в театре. Сейчас работа с авторами происходит чаще всего в репертуарно-редакторских коллегиях Минкультуры. Пусть работают коллегии и театры - это только облегчит путь пьесы к сцене. У нас почти четыреста театров. Поле деятельности для драматургов несказанное. Но новых, новых имён слишком мало… Вот Рощин появился как драматург…

- В Иркутске – Вампилов, хорошо чувствующий театр и драматургию. Волнует меня пассивность театров в борьбе за приход в драматургию талантливых прозаиков, чьи произведения свидетельствуют о глубоком знании жизни и ощущении подлинных конфликтов. У нас не хватает темперамента и терпения добиться активного участия в драматургии таких писателей, как С.Смирнов, Ч.Айтматов, Ф.Абрамов, Д.Гранин. Я считаю, что по большому счёту мы отвечаем за то, что, появляясь на сцене, далеко не всё выглядит так крупно, как на страницах книг и журналов. Убеждён, что литература – наш резерв! Работа нашего театра с молодыми писателями Л.Жуховицким и Р. Ибрагимбековым подтвердила мои ощущения.
- Как это хорошо для нашей театральной жизни – появление в Москве двух новых театров – «Современника» и Театра на Таганке. Я говорю так потому, что и это ещё очень важно для драматургов: разнообразие театральных организмов.

- Я думаю, это тесно связано и с проблемой режиссуры. Курсы повышения квалификации режиссёров, которые сейчас существуют, или лаборатории ВТО – вещи, конечно, полезные. Но что тут особенно важно? Студия. Как возникли Вахтангов или Завадский?
- Студия. И студия Хмелёва. И студия Дикого!

- Где, как не в нашей стране, должны развиваться новые театральные студии, коллективы, имеющие что сказать? У нас столько дворцов культуры, столько молодых артистов, они с наслаждением объединяются вокруг какой-то яркой молодой индивидуальности. Настоящий театр может возникнуть везде – большое искусство от адреса не зависит. А как важно сопряжение режиссёра с коллективом…Если этот момент сопряжения с коллективом не учитывать при назначении нового руководителя, только случайность может дать хороший результат.
- Вот Товстоногов пришёл в БДТ – это, конечно, случай сопряжения, счастливейший необыкновенно. Но извините меня, Георгий Александрович, вы всё-таки ещё и так перешерстили и перекроили этот добротный материал…

- Это было довольно сложно, и такое можно сделать один раз в жизни.
- Я думаю… Я представляю себе самочувствие режиссёра, который работает в театре, где ему не по душе. Это примерно, если бы я написал пьесу, которая лично мне не нравится. У нас порядочно молодых режиссёров, но некоторые довольно много кочуют из театра в театр. Всё-таки давайте вспомним фамилии и здесь. Ленинградец Опорков, рижанин Шапиро, прекрасно поставивший «Город на заре» Арбузова и «Последние» Горького, Ю.Киселёв в Саратовском ТЮЗе. Вот появился в «Современнике» Фокин. Вот на эту же букву – Фоменко, как хорош его спектакль «Король Матиуш Первый» в Центральном детском! В театре Моссовета «Тёркина» и «Эдит Пиаф» поставил Щедрин. В Центральном детском очень хорошо себя показал Лесь Танюк, а потом стал бродить по другим театрам. Чуть постарше ленинградец Корогодский, москвич Хейфец. Марк Захаров – очень интересный режиссёр.

- Весьма.
- Кого-то мы сейчас впопыхах пропустили, но я думаю, только в одной Москве мы наберём почти десяток молодых режиссёров. Пройдёт время, они станут пожилыми и, если не будет условий, недодадут многого. А когда появятся новые талантливые? Они приходят редко, потому что талантливое вообще приходит редко. В общем, я говорю так: талант падает с неба. Что мы можем для него сделать? Только взрыхлить и удобрить почву, в которой ему расти. Если он упадёт на камень, то погибнет. Если упадет в чернозём, то взойдёт, даст цветы и плоды. Наше дело – готовить почву.

- Прекрасно…
- Я думаю, откровенно говоря, что никогда на земле не будет рая, всегда будет конфликтно. Мы видим, как беспрестанно меняются условия, и новые условия порождают и новые конфликты.

- Новые условия вызывают и новое качество конфликтов. В этой связи меня всегда волнует и смена выразительных средств – и в нашем деле, и в вашем. Новое качество конфликта требует ведь и нового построения драмы, требует уже другого способа выражения жизни и от нас, режиссёров. Жизнь обновляется, и то, что сегодня казалось таким новым, завтра становится уже безнадёжно устаревшим. Здесь мы – и режиссёры, и драматурги – в одной опасности находимся.
- Я даже в большей, чем вы. Только не примите за пустой комплимент: вы более подвижны, чем я. Я ужасно консервативен в форме письма. Но я – как мне, во всяком случае, кажется – очень чувствую движение нового. Поэтому я мучительно ищу новых способов выражения – в старой вроде форме, но, бесспорно, нового. Я уже давно говорю, что являюсь сторонником психологического театра. Я считаю, что театр говорит своим собственным языком, и это – язык чувств, он гораздо более универсален, чем любой другой, в том числе прямая разговорная речь. Словарный запас нашего языка чрезвычайно богат, но «словарный запас чувств» богаче в 10 000 раз. Вот я иду по улице, стоят двое и разговаривают на каком-то языке, для меня совершенно непонятном. Я прохожу мимо, я не понимаю ничего. А дальше я вижу: стоят парень и девушка, она заливается слезами и рыдает, уронив ему голову на плечо, а парень гладит девушку по голове и что-то неслышно шепчет на ухо. Я всё понимаю, и у меня подкатывает к горлу комок. Потому что это разговор на языке чувств, а наш язык со всем своим богатым словарным составом – азбука Морзе для выражения чувств. Если я пишу пьесу, то ищу те слова, их сочетания, ту ленту азбуки Морзе, которая позволит актёру выразить состояние героя пьесы. Поэтому лексика и синтаксис драматурга могут показаться даже странными и неожиданными, главное – выбить на ленте дорожку чувству…Язык чувств универсален и принципиален. Глядя спектакль на любом языке мира и зная завязку, можно понять весь спектакль. Я уже вижу – ревнует, негодует, подозревает и так далее. А если я буду слушать какой-нибудь доклад, то, даже зная начало, ничего не пойму. Поэтому, возвращаясь к консерватизму, я должен сказать, что признаю и театр интеллектуальный, но считаю его в какой-то степени обеднённым. По-настоящему театр состоялся тогда, когда произошло потрясение.

- У меня есть возражение. Понимаете, я совершенно согласен с вашей посылкой: я тоже за театр глубинного психологического содержания. Но он может быть разным. Вот, скажем, Брехт, который утверждает, что сегодня только мысль может взволновать и что в конечном счёте она будет действовать на чувство. Изменился, по существу, способ. Художественный театр начала века и «Современник» сегодня – и тот психологический театр, и этот, но средства совсем другие, они обновляются.
- Да, здесь я целиком согласен.

- И интеллектуальный театр, он тоже в конечном счёте эмоциональный, если это хороший интеллектуальный театр. Просто воздействие через голову, а не прямо на сердце, скажем так, если опрощать.
- Тут я с вами поспорю. Я Брехта видел в Венгрии – «Кавказский меловой круг» в Театре им. И. Мадача. Именно там он произвёл на меня особенное впечатление, Брехт, потому что был сыгран с поразительной эмоциональной страстностью и горячностью. Я видел, как женщина, взяв чужого ребёнка, вдруг почувствовала себя матерью и спасала его, потому что она мать, спасающая своё дитя. Это меня потрясло, как потрясают всякое благородство и высота человеческих чувств. Ну, разумеется, воздействие через мысль… Но есть режиссёры и драматурги, которые придают воздействию на разум чрезмерное значение, как будто мы не знаем заблуждений мысли…Эмоционально же заблуждаться почти невозможно, хотя случаются эмоциональные вихри, бури, вызванные определёнными обстоятельствами….

- В любви сколько ошибок происходит...
- В любви ошибок не бывает.

- То есть как это?
- Или любят, или не любят.

- Любят, но, оказывается, не того…
- Нет, этого не бывает. Как можно любить «не того»?

- Но сколько раз человек обнаруживает, что объект любви...
- Нет, нет, это проходит любовь. Влюблённый не обнаруживает ничего, кроме прелести.

- Хорошо, но я дружу с человеком – вот другая эмоция, пожалуйста, – и потом в нём разочаровываюсь. Здесь была ошибка, о которой мне сигнализирует мозг.
- Нет, не только мозг...

- Если он меня предал, человек, то прежде это понимает мозг, а потом уже возникает эмоция...
- Но вы не умом разлюбили своего друга – вы его потеряли эмоционально. Говорят: «У меня как будто все внутри оборвалось...»

- Но сигнал даёт мозг?
- Погодите, Георгий Александрович. Сознание важно, оно пользуется и ушами, и глазами, и кожей – всем. Значит, не один только мозг, скажем так. Любимая женщина может изменить, а вы её всё будете любить, хотя мозг вам говорит обратное.  <…>

- Есть ещё один поворот разговора, которым мне хотелось бы с вами поделиться. Я хочу привести пример. Однажды мы с племянником пошли в музей, в одном из залов подошли к картине современного художника и тихо, не громче, чем мы сейчас с вами говорим, обсуждали её достоинства. Вдруг незнакомая женщина вторгается в наш разговор. Но на какой ноте! Трудно передать ту интонацию и ту ярость, с какой дама набросилась на нас.«Безобразие! – кричала она. – Всерьёз обсуждают какую-то мазню!..» – и так далее. Остановить эту сцену было невозможно. Откуда эта неприязнь к непривычному?
- Это, наверное, по Павлову, по Ивану Петровичу. У людей с течением времени в мозгу образуются так называемые устойчивые связи. Когда эта устойчивая связь рвётся, человек кричит, потому что больно. Но вопрос гораздо шире, я понимаю вас. Наше воспитание и образование, особенно юношества, должно быть построено так, чтобы не возникали там, где не надо, эти устойчивые связи.

- Вероятно, в этом корень.
- Вероятно. Но, знаете, это вообще людям иногда свойственно: навязывать свою точку зрения – на книгу, фильм, пьесу. Порой даже не хочется возражать, потому что понимаешь: всё равно толку мало. Как в анекдоте, который вы, наверное, знаете:
«Почему вы всегда так хорошо выглядите?
– А я никогда не спорю.
– Неужели не спорите?
– Спорю, спорю, спорю…»
Но в творчестве надо обязательно спорить, иначе – штамп-штамп, а вы ведь знаете силу штампа.<…>
- Я представляю себе вас перед премьерой – шутка ли, вокруг идёт шум: «Товстоногов выпускает спектакль». Ну, поставил пьесу Сидоров. Мы идём, говорим: «Ай да Сидоров!» Но выпускает Товстоногов – и начинается, и начинается: «А-а… Да вы знаете… Нет, «Мещане» всё-таки у него были лучше… Э-э, знаете, есть какие-то элементы. Но чисто нового не так уж много… Большой, конечно, режиссёр, но уже сработался…»

- Пришло время новых…
- Говорят так, верно?

- Да.
- А как же! А самое-то главное вот что: мы знаем, что стареем, что изнашиваемся, что можем повторяться. Мы знаем. Но мы на это не имеем права. Зрителю нет никакого дела, что тебе 80 лет, 90 лет, болен ты, у тебя несчастье, в нашу профессию входит вечно быть молодым и новым. Только тогда тебя будут слушать и слышать. И ещё я думаю, что театр будет нужен всегда.

- Как всегда будут нужны учителя…
Запись диалога вёл Григорий Цитриняк
Литературная газета,1972, № 26

https://lgz.ru/article/-2-6721-22-01-2020/dialog-o-teatre/

В БДТ УСТАНОВИЛИ ПАМЯТНИК АЛЕКСАНДРУ БЛОКУ
15 февраля, к 101-й годовщине со дня основания театра, в БДТ им. Товстоногова открылся бронзовый памятник первому худруку театра поэту АБлоку.
“Александр Блок мечтал о сцене, которая не будет терпеть художественные компромиссы. Он мечтал о театре, который будет преобразовывать действительность. Он пришел сюда как поэт, как “воин красоты”. Мне кажется, что Блок дал ключи нам всем, ключи в будущее этого театра, в театр мечты” - сказал на открытии худрук БДТ А.Могучий. Авторами скульптуры выступили заслуженный художник России, скульптор Е.Ротанов и главный архитектор бюро «Студия 44» И.Кожин. Они воплотили образ поэта в бронзе в виде театральной маски.


Открытие скульптуры А.Блока дополняет выставка изображений поэта в “Фанерном театре БДТ”, выполненных Е.Ротановым в камне и бронзе. Всю свою творческую жизнь художник работает над образом Блока, создав множество вариантов пластического воплощения поэта в скульптуре и графике.


Портретный жанр занимает особое место в ео творчестве. Художник стремится выразить не только поэтическое вдохновение, мистический характер судьбы поэта, но и целую эпоху - социальные сдвиги, произошедшие в мире, жертвой которых стал и сам Блок. В полной мере это выражено в монументальном скульптурном портрете, открытие которого состоялось в БДТ.
«Скульптурный портрет Блока получился замечательный - современный конструктивистский подход для БДТ естественен, и в нем есть отражение времени, потому что с этим связаны еще и годы работы поэта у нас - 1919-1921. Образ поэта получился не страдальческий, как принято изображать. Мы видим портрет Блока, создавшего поэму «Двенадцать». В этом есть трагизм. Евгений Ротанов хороший скульптор, я был у него в мастерской и мне очень понравились его работы. Для нашего театра портрет он сделал ровно таким, каким надо. Для открытия скульптуры мы выбрали особенный синий цвет, который, благодаря Блоку, закрепился за нашим театром. В первые годы после революции на заседании руководителей театров города каждый театр получил свой цвет. Блок выбрал для БДТ синий, цвет Андрея Первозванного, покровителя императорской фамилии, но большевики об этом не знали» рассказал Э.Кочергин, главный художник БДТ
15.02. 2020. журнал "Театр"
http://oteatre.info/bdt-pamyatnik-bloku/

Спектакль, которого не было...
"РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ" ГЕОРГИЯ ТОВСТОНОГОВА


Название: «Римская комедия»
Театр: БДТ им. М. Горького
Постановщик: Г.Товстоногов
Время работы: ноябрь 1964 - 27 мая 1965 года
На какой стадии прекращена работа: генеральная репетиция
Причина прекращения работы: цензура

Бывают спектакли, на которые цензура обрушивается как гром среди ясного неба, нежданно-негаданно: отрепетировали, показали готовую работу, наутро узнали о запрете. В случае с «Римской комедией» в ленинградском БДТ история создания спектакля и история его «проталкивания» через цензуру с самого начала развивались практически параллельно. За пьесой, законченной летом 1964 г., сразу выстроилась длинная очередь из театров и режиссеров: «Римскую комедию» одобрили Завадский, Любимов, Плучек, Вивьен, Акимов, Львов-Анохин. Но главными претендентами оставались Р.Симонов и Г.Товстоногов. Репетировать они начали почти одновременно - без цензурного разрешения (лита). Первым должен был выйти спектакль Р.Симонова у вахтанговцев: предполагалось, что вместе с этой премьерой пьеса получит и заветный лит.
Цитата:
Л.Зорин: "История в «Римской комедии» была лишь живописным плащом, прикрывшим наготу современности"

То, что «Римской комедии» будет сложно пройти партийно-идеологическую «таможню», Л.Зорин знал еще до того, как начал писать, но у него многие пьесы проходили сложно. Зорин никогда не был буквально диссидентом, зато у него был легкий и опасный дар: его герои и коллизии не были похожи на конкретные современные фигуры и ситуации, но отчетливо кого-то или что-то напоминали. «Римская комедия» - история взаимоотношений поэта-сатирика Диона с императором Домицианом. Дион, наивный, талантливый и полный гражданского пафоса, обличает пороки окружающего его римского общества, за что отправляется в ссылку. Через некоторое время изгнавший его император сам оказывается беглецом - Рим вот-вот будет оккупирован конкурирующим тираном. Вся знать, пресмыкавшаяся перед императором, немедленно его предает, и только опальный Дион прячет у себя Домициана. Вернувшись к власти, Домициан приближает к себе Диона, но слушать его желчную правду императору все равно не хочется. Спустя короткое время статус кво восстанавливается: сатирик отправляется в изгнание, все почетные места снова занимают подлые, но удобные прихлебатели.


Сервилий - В.Стржельчик, Лоллия - Т.Доронина

Персонажи одеты в тоги, но разговаривают языком 1964 г. - бытовая речь перемежается официозным жаргоном («Нет сомнения, что увенчание Сервилия будет с удовлетворением встречено населением»). Диалоги персонажей в меру легкомысленны, в меру остроумны, и их фривольная беглость компенсирует их остроту («Я старею» - «Хуже - устареваете» - «Лоллия, мне сорок два года» - «Клодий, римлянке важен не возраст мужчины, а его время. Ей нужно знать, прошло оно или нет»). Типажи «римлян» обрисованы лаконично и узнаваемо - от поэта-подхалима до гетеры, ищущей влиятельных покровителей, и разочарованного циника, держащегося от всего в стороне. Ядовито-яркая картина конформизма во славу любого императора, тирании, опирающейся на подлость и органически исторгающей из себя честность и бескомпромиссность,- специального портретного сходства, повторим, не было ни в ком из героев по отдельности, но в целом портрет эпохи выходил злой и печальный. Какой эпохи? Ну императорского Рима, разумеется. С.Михалков, выслушав авторское чтение пьесы, ободряюще сформулировал: «Ассоциации есть, но нет аналогий». Нет аналогий, значит меньше возможностей прицепиться.

Цитата:
Леонид Зорин: "День 27 мая, бесспорно, останется моим лучшим днем"

К сожалению, аналогии появились почти незамедлительно. В октябре 1964-го, пока полным ходом шли переговоры с театрами, случилась отставка Н.Хрущева. Сюжеты с узурпацией госвласти советской цензуре не нравились никогда (см. хотя бы печальную судьбу «Бориса Годунова»). Но в этот исторический момент история (неудавшейся) замены одного тирана на другого при сохранении придворных подхалимов для партийного руководства стала неприятно актуальна. Пьесу читали в Минкультуры и в партийных кабинетах. Решение было - дождаться спектакля. Репетиции начались и пошли по расписанию в двух городах одновременно.
В спектакле Товстоногова был занят звездный состав, только что сыгравший в его же трагичных «Трех сестрах». Возможно, зоринское легкомыслие было им в самый раз для переключения.


Домициан - Е.Лебедев, Дион - С.Юрский

Задним числом главным парадоксом в распределении ролей выглядит Е.Лебедев в роли тирана-императора. Можно догадаться, как выглядел сатирик-правдоруб Дион у С.Юрского, совсем недавно сыгравшего Чацкого. Понятно, каким вальяжным и неуязвимым мог быть поэт-подхалим Сервилий у В.Стржельчика, какой расчетливой и обаятельной гетера Лоллия у Т.Дорониной. Но какой же Лебедев император. На фотографиях видно: его Домициан скорее хитрец и прохиндей, чем окаменевший символ вечной власти, скорее демагог, чем тиран.

Цитата:
- Товарищ Товстоногов, вы давно были на Кировском заводе?
- Я там никогда не был.
- То-то оно и видно по этому спектаклю

Из публичного обсуждения 25 января 1966

Репетиции вахтанговцев остановились внезапно - скончался исполнитель главной роли, вместо него Диона сыграет М.Ульянов, но ему понадобится время, чтобы войти в работу. БДТ оказался первым - и без цензурного лита. Сам Л.Зорин вспоминает единственный открытый показ товстоноговской «Римской комедии» как лучшую премьеру в своей жизни. Возможно, обида от утраты приукрашивает воспоминания, но он не одинок. Этот Рим, в котором безостановочно предают, острят, изменяют, наслаждаются сегодняшним днем и живут мелкими заботами, был у Товстоногова городом безнравственным и обреченным, но совершенно живым. Актерский азарт и какой-то головокружительный ритм, найденный режиссером, превращал каждого героя одновременно и в персонажа анекдота, и в участника большой истории. Над героями, даже самыми страшными, нельзя было не смеяться, а смех, как учат нас Аристотель и Брехт, спасителен для публики. Кажется, ни один из вспоминающих не пишет, что спектакль производил гнетущее впечатление. Наоборот, после показа все вышли в отличном настроении, как после праздника. Зло торжествовало в империи, но над империей и над злом было яркое, огромное римское небо, придуманное сценографом Семеном Манделем. Небо было на стороне Диона, и вместе они были непобедимы, хотя бы в перспективе, хотя бы в мечтах.

Цитата:
Я представляю Выборгскую сторону. Если бы рабочие моего района посмотрели ваш спектакль, они бы вас шапками закидали
Анонимный зритель на публичном обсуждении 25 января 1966

Последующее обсуждение осталось в стенограмме - критики и партийно-идеологическое начальство заседали обстоятельно. В их разговоре все шито белыми нитками и все до боли знакомо, потом такой ритуал будет повторяться сотни раз в разных театрах и с разным результатом: спектакль хвалят за худдостижения, высказывая при этом осторожные опасения насчет того, чтобы он был «правильно понят». Кто-то выстраивает защитные сооружения, сообщая, что обличитель Дион «обрушивается на тех, на кого обрушивается моральный кодекс коммунизма». Так как никаких «аналогий» нет, есть только «ассоциации», то и конкретные претензии формулируются с трудом. Уровень опасений можно понять по выступлению высокопоставленного защитника «Римской комедии»: Ф.Евсеев, начальник управления театров Минкультуры РСФСР, человек не трусливый, специально приехал на генрепетицию из Москвы. Его смущает финальная реплика уходящего в изгнание Диона: «Ничего они с нами не сделают!» Евсеев просит подумать о том, чтобы заменить ее на «Ничего они не сделают с художником!». В таком виде он считает фразу безобидной. Евсеев же, подводя итог, напомнил о том, что пока нет цензурного лита для пьесы, премьеру все равно играть нельзя - и умыл руки. Лит в ленинградской цензуре так никогда получен и не был, а значит спектакля как бы не существовало. Через несколько месяцев вахтанговцы сыграли свою премьеру - московские идеологи смотрели на вещи проще. Кроме того, спектакль Р.Симонова, каким бы выдающимся актером ни был М.Ульянов, все равно был скорее злой комедией, историческим анекдотом про вечное, вечное, вечное. Той молодой энергии, с которой спектакль Товстоногова рвался в зал, у вахтанговцев не было, и это превращало историю в сравнительно безобидную. После вахтанговской премьеры БДТ сделал попытку спасти своего Диона: был устроен закрытый показ с обсуждением - для партийного руководства Ленинграда и «народа», то есть избранных представителей пролетариата, на чье мнение можно было авторитетно сослаться. Тогда же и случился исторический казус, описанный в воспоминаниях актрисы З.Шарко. Обсуждение предполагалось непубличным, но техники не выключили радиотрансляцию, и «глас народа» разнесся по всему театру. Народ спектакль в целом не одобрил и решил, что он «разваливает советскую власть». Партийный же чин резюмировал: «…мы не та инстанция, которая может разрешать или запрещать. Вы сейчас выслушали мнение многотысячной армии коммунистов города, а играть или не играть, это уже вопрос вашей совести».

То есть, формальная свобода рук у театра оставалась: обком не хотел брать на себя ответственность ни за что. Позже будет множество версий и спекуляций, почему Товстоногов после этого показа не стал отстаивать спектакль. Причины предполагались и прагматические (боязнь поставить под удар предстоящие гастроли во Франции и ближайшую премьеру, вторую редакцию «Идиота»), и психологические (нежелание Товстоногова - победителя по натуре задерживаться на поражении), и какие-то совсем уж конъюнктурные и нелепые.
Прикрепления: 6230875.jpg(10.0 Kb) · 6757869.jpg(13.6 Kb) · 6313873.jpg(11.3 Kb) · 7225624.jpg(11.0 Kb) · 4797638.jpg(7.2 Kb) · 9304036.jpg(8.0 Kb) · 4376728.jpg(7.7 Kb) · 2584107.jpg(7.2 Kb) · 2182878.jpg(6.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 07 Дек 2020, 13:19 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
В любом случае умный и осторожный Товстоногов без труда расслышал в демагогии партийного начальства прямой подвох. Безрассудным обличителем Дионом он совершенно точно не был, как, собственно, и все остальные участники этой истории. «Римская комедия» так и не появилась в афише БДТ и осталась в биографии Г. Товстоногова единственным запрещенным спектаклем.
О «Римской комедии» в БДТ сохранилось множество воспоминаний актеров и немногочисленных зрителей единственной генрепетиции. Записаны и оба обсуждения, решившие судьбу спектакля. А вот никаких изобразительных материалов, связанных со спектаклем, не было - считалось, что они либо потеряны, либо уничтожены. В 2011 г. перед тем как БДТ закрылся на реконструкцию, помощник худрука И.Шимбаревич, готовясь к переезду, обнаружила в рабочем кабинете Товстоногова спрятанную коробку с негативами - это были 72 фотографии с репетиций «Римской комедии».
Ольга Федянина и Сергей Конаев
26.07. 2019. газета "Коммерсант"

https://www.kommersant.ru/doc........o]https


Из интервью Л. Зорина: Г.А. Товстоногов – гениальный режиссер, но я убежден, что «Римская комедия» была вершиной его творчества. Ничего подобного в своей жизни я не видел. Забыть это чудо невозможно. Я говорю это, абстрагируясь от того, что я автор и имел к этому отношение. Это была гениальная постановка великого режиссера. Она прошла всего один раз. Но ленинградские театралы в конце шестидесятых делились на тех, кто видел и тех, кто не видел «Римскую комедию». А Рубен Симонов, попавший на единственный публичный просмотр спектакля, и вовсе заявил, что погибнет, если не поставит свою версию в Москве. И уже через семь месяцев на сцене Театра Вахтангова состоялась премьера новой «Римской комедии» с Ю.Борисовой и М.Ульяновым в главных ролях. Но в памяти многих советских театралов все равно оставалась так и не вошедшая в репертуар БДТ постановка. Через много лет после запрета Товстоногов написал мне в письме, что рана не заживет никогда. Он до «Римской комедии и после «Римской комедии» – это разные люди.
22.08. 2016. журнал "Театрал"
http://www.teatral-online.ru/news/11530/

ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЙ И ЗАПРЕТОВ


БДТ им Г.А. Товстоногова издал книгу С.Радлова “БДТ в 1920-е: Игра. Судьба. Контекст”. На примере 20 спектаклей, поставленных в это десятилетие, автор прослеживает историю художественных идей, тесно сплетенных с судьбами режиссеров, драматургов, художников, судьбами часто трагическими. Написанная так, чтобы быть интересной и профессионалу, и широкому читателю, эта эффектно изданная книга по жанру – театральный альбом, причем часть эскизов и фотографий опубликована в ней впервые. С автором книги беседует научный редактор издания А.Машукова.

- Почему книга начинается не со спектакля, которым открылся БДТ в 1919 г., а с более поздней постановки 1920 г.?
- Здесь было простое и, думаю, логичное решение. В сознании театралов уже многих поколений БДТ неотделим от своего дома на набережной Фонтанки, 65. Он есть нечто гораздо более значимое, чем зрительный зал, гримерки, гардероб, буфет. И для людей, служивших театру все эти годы, и для их коллег, и для многих тысяч зрителей прошлых лет и наших дней тоже. Поэтому мы начинаем с первого спектакля, состоявшегося в историческом здании 21 сентября 1920 г. - “Короля Лира”, но потом подробно вспоминаем и наиболее примечательные постановки нескольких первых предыдущих месяцев жизни театра, благо они еще долго шли, уже на главной сцене БДТ. Это обе шиллеровские постановки “Дон Карлос” и “Разбойники”, “Отелло” с выдающимся трагиком Ю.Юрьевым, а также режиссерский дебют А.Бенуа на сцене БДТ – “Царевич Алексей” Д.Мережковского. У последнего спектакля особенно удивительная судьба, в ней звучат мотивы и обстоятельства как дореволюционной эпохи, так и нового времени.


«Царевич Алексей». Постановка А.Бенуа и А.Лаврентьева. Середина 1920-х г.

- Вы пишете о трагических судьбах людей, чья творческая биография связана с историей БДТ. Какая судьба, какой документ произвели на вас особенно сильное впечатление?
- Не сумею ограничиться одним именем или документом. Несомненно, все, что связано с репрессированными сотрудниками театра: блестящим интеллектуалом Адрианом Пиотровским, завлитом БДТ, а также режиссером Константином Тверским, директором театра Рувимом Шапиро. Следственные дела, с которыми мы сумели познакомиться в архиве ФСБ и которые частично воспроизвели в издании, свидетельствуют о страшной трагедии уже следующего десятилетия, 30-х годов. А.П. Пиотровский с какой-то безумной отвагой вел себя на одном из допросов. Конечно, он был обречен с той секунды, когда ему предъявили обвинение в шпионаже, и все же… Следователь потребовал сообщить, каково отношение обвиняемого к “формализму”. Пиотровский сначала сказал, мол, “враждебное советской власти течение”. Но немедленно добавил, что сам был формалистом с первых шагов и на протяжении всей своей академической и литературной деятельности. Сильнейшее впечатление производят документы, имеющие отношение к цензуре, – стенограммы худсоветов, где запрещались почти готовые спектакли или пьесы (в частности, “Атилла” Е.Замятина), экземпляры пьес с вымаранными абзацами и пометками, вроде “Разрешено Губполитпросветом”. Эта неосуществленная постановка Большого драматического сыграла огромную роль в судьбе Замятина. Именно после запрета “Атиллы” он принял решение уехать из СССР, что, с немалой степенью вероятности, спасло его от расстрела или гибели в лагере. Кстати, “Атиллу” репетировал Б.Зон, в будущем выдающийся театральный педагог. Городское начальство не дало выпустить спектакль по идеологическим соображениям, и так сложилось, что в БДТ Зон в последующие годы как режиссер не работал. Но на сцене театра и сегодня играет блистательная А.Фрейндлих, его ученица. А ранее играли и другие его замечательные студенты: Э.Попова, З.Шарко, Н.Трофимов, Н.Тенякова. Все это совсем не случайные, не произвольные связи.

Легко ли было получить доступ в архив ФСБ?
- Не думаю. Насколько мне известно, законодательство позволяет только ближайшим родственникам знакомиться с делами осужденных, поэтому руководству и сотрудникам театра пришлось как-то улаживать этот вопрос, как, впрочем, и многие другие, связанные с работой в иных архивах – петербургских и московских. Разумеется, это издание – результат не только моих личных стараний, но и усилий многих добросовестных и умелых людей. Не имею возможности сейчас назвать всех, но нашего главного дизайнера Митю Харшака назвать обязан.

- Если бы у вас была возможность увидеть один из описанных вами в книге спектаклей БДТ, вы бы какой выбрали?
– Ох, нелегко было бы выбирать, случись вдруг такая магия! Наверное, шиллеровских “Разбойников” в постановке Б.Сушкевича и с декорациями Мстислава Добужинского. Причем так, чтобы услышать Блока, выступающего с речью до начала представления перед зрителями 1919 г., в том числе, теми, кто ранее вообще ни в каком театре не бывал. Или увидеть Блока на репетиции, разбирающего пьесу с актерами, исправляющего огрехи в переводе “Лира” или “Отелло”.


А.Блок с труппой БДТ. Фото из архива театра

Это отдельная и поразительная тема – совместный труд Блока и Замятина по редактуре “Короля Лира” для спектакля БДТ. Или собственными глазами рассмотреть устройство динамических декораций Ю.Анненкова в “Бунте машин”, спектакле по пьесе А. Толстого, проследить за полетом актера Г.Мичурина через всю сцену – был в этом спектакле такой впечатляющий и, наверное, весьма рискованный эпизод. Конечно, здорово бы увидеть, как играл Н.Монахов неожиданную для себя роль, без густой агрессивной характерности, – И.Бабичева в “Заговоре чувств” Ю.Олеши. И услышать, как звучал сонар – уникальный электромузыкальный инструмент, использованный в этой постановке режиссером К.Тверским, человеком с ярко выраженным вкусом к новому сценическому языку и эксперименту в театре.

- Вы упомянули работу Блока и Замятина по редактуре перевода “Короля Лира”. На афишах БДТ 20-х годов немало шекспировских названий. Опыт комментатора сонетов, автора шекспироведческих работ помогал вам в работе над главами об “Отелло”, “Юлии Цезаре” и других спектаклях по Шекспиру?
– Мне было важно соотнести сценическую практику БДТ столетней давности с тем, что происходило в то же или близкое время в мире со спектаклями Ф.Комиссаржевского или Орсона Уэллса по шекспировским текстам. А кроме того, показать, как пересекаются некоторые идеи из 20-х годов с современными интерпретациями Шекспира. Например, стремление Ю.М. Юрьева придать величественному образу Лира некие домашние, сугубо бытовые черты, вроде стариковской походки, в 1920 г. вызвало недоумение. Но сегодня, когда жанр любого шекспировского текста оказывается под вопросом, вплоть до комедий, понятых и поставленных как трагические тексты, подход Юрьева к роли выглядит вполне допустимым.

- В аннотации к книге написано, что это лишь первый том изданий по истории БДТ.  Логично предположить, что следующий будет посвящен 1930-м годам. Не кажется ли вам, что это задача менее интересная, ведь время было куда более скудным на художественные открытия?
– Слушайте, не стал бы сравнивать. Конечно, и время было еще злее и, если применительно к БДТ, в театре уже не было ни Блока, ни Бенуа, ни Добужинского, ни Щуко, ни многих других выдающихся людей. Но теперь вспомним, кто появился! Мы видим на афишах 30-х годов три спектакля А.Дикого. В театр приходят такие художники, как Аристарх Лентулов, А.Осмеркин, Л.Чупятов. Быть может, последнего художника вы знаете не столь хорошо, но могли видеть его поразительную предсмертную работу “Покров Богородицы над осажденным городом”, созданную в блокадном Ленинграде в 1941 г. Продолжают работать над спектаклями БДТ в тридцатые Моисей Левин, Н.Акимов, В.Дмитриев, В.Рындин. Да, стало меньше классических пьес на афишах – требование времени, ничего не поделаешь. Вместо постановок по европейской драматургии – Леонов, Катаев, Каверин, последние пьесы Горького. Это тексты достойного уровня. Как вы помните, последним спектаклем в нашей книге оказался “Заговор чувств” Ю.Олеши, премьера которого состоялась за пару дней до наступления нового – 1930 г.. А одной из первых премьер года наступившего были “Три толстяка”. Это название и теперь есть на афише БДТ – в постановке А Могучего. В 1935 г. свой последний спектакль перед арестом и гибелью ставит К.Тверской, режиссер, пришедший в театр практически одновременно с А.Блоком. Символичным теперь кажется, что им был выбран, возможно, самый выдающийся в мировой литературе текст о тирании – шекспировский “Ричард III”. Оформлял этот спектакль А.Тышлер. Думаю, примеров достаточно, чтобы не воспринимать тридцатые в БДТ как время немоты и серости. Так что вне зависимости от того, кто станет автором книги про следующее десятилетие, ему предстоит непростое, но очень интересное путешествие.
13.03. 2020. газета "Экран и сцена"
http://screenstage.ru/?p=12496
https://www.colta.ru/article....a-sudba
Прикрепления: 7274957.jpg(20.1 Kb) · 5908725.jpg(16.9 Kb) · 0868992.jpg(8.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 13 Мар 2021, 12:50 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ОТРЕМОНТИРУЮТ ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗДАНИЕ БДТ


С 1 апреля 2021 г. спектакли БДТ им. Товстоногова перенесут на другие театральные площадки в связи с ремонтом исторического здания на набережной реки Фонтанки, 65.

«Начнется очередной этап ликвидации последствий некачественной реконструкции 2011-2014 гг., которая при попустительстве прежних подрядчиков привела к постоянным протечкам в подвальных помещениях и на крыше», – цитирует ТАСС сообщение пресс-службы театра. Заказчиком работ выступает Минкультуры РФ, подрядчиком является АО «Ренессанс-Реставрация». В БДТ пояснили, что к настоящему моменту завершено уже 50% работ по гидроизоляции подвальных помещений. В течение полугода в здании на Фонтанке будет демонтировано инженерное и театральное оборудование и полностью разобрана высокотехнологичная сцена-трансформер.
«После завершения работ по гидроизоляции все механизмы, системы и сети смонтируют обратно и начнут проведение пуско-наладочных работ», – отметили в театре. Кроме того, новый подрядчик проведет ремонт кровли здания.

«Завершение всех указанных работ планируется в 4-ом квартале 2021 г.», – заявили в пресс-службе. В этот период спектакли БДТ будут идти в Каменноостровском театре, а также на сценах Александринского театра, МДТ-Театра Европы, «Балтийского дома» и ТЮЗа им. Брянцева. Кроме того, при поддержке Минкультуры будут организованы гастроли БДТ по России.
Мария Михайлова
12.03. 2021. журнал "Театрал"

https://teatral-online.ru/news/29030/

ПОЛГОДА АНТРАКТА
Как зарабатывают на ремонте знаковых объектов Петербурга

В начале апреля  начался ремонт БДТ. Он необходим, чтобы устранить многочисленные ошибки прежних капитальных работ - 2011-2014 гг. То есть к уже потраченным 6 млрд. прибавятся новые расходы. Почему же обновление учреждений культуры в Петербурге превратилось в натуральную кормушку для подрядчиков?

Десять лет назад в историческом здании БДТ на Фонтанке, 65, началась масштабная реконструкция. Заказчиком (через Минкульт) выступала Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации. Исполнителями - выигравшие конкурс генподрядчики: БалтСтрой и Театрально-декорационные мастерские (ТДМ). Первоначально из бюджета планировалось выделить 1,5 млрд рублей. Затем, как водится, выяснилось, что проблем намного больше, «все прогнило», в итоге потратили свыше 6 млрд. Открытие знаменитого театра после ремонта стало в городе настоящим событием. Здание даже «завернули» в красочную обертку, как дорогой подарок, а к празднику приурочили премьеру с участием звезд БДТ. Однако уже через короткое время от радостного настроения не осталось и следа. На стенах начала отслаиваться штукатурка, разрушалась кирпичная кладка, пошли трещины. Здание осело на 185 мм, а в подвалах стояла вода, откуда ее постоянно приходилось откачивать.

«Сразу после возвращения комиссии обнаружили значительные недостачи, замену оборудования и отсутствие документации. Большие проблемы были с гидроизоляцией подвала, регулярными затоплениями и крышей, где не прекращались протечки. Это грозило вывести из строя электрику, сценическое оборудование. Наши замечания к подрядчикам составили несколько томов» - рассказала директор БДТ Т.Архипова.
«Мы обследовали здание театра. Там просчеты - на каждом шагу. Так, в подвалах должны были укладывать бетон определенной марки, плотный и водонепроницаемый. Когда отобрали образцы, выяснилось, что в реальности качество совсем другое - он пористый и проницаемый. Подобных фактов немало».- подтвердил гендиректор ГК «Геореконструкция» А.Шашкин.

В итоге прокуратура начала проверку. Контролирующие органы подтвердили, что в ходе реконструкции БДТ допущены нарушения почти на 69 млн. рублей. В 2018-м против подрядчиков, а затем заказчиков, возбудили уголовные дела. Сейчас суды еще идут, а обе компании признаны банкротами, но театру от этого не легче. На протяжении нескольких лет там борются с проступающей водой, грибком и плесенью. Работать так невозможно, поэтому сейчас принято решение закрыть БДТ на полгода. И, конечно, на все нужны огромные деньги. Только чтобы сделать подвалы сухими, потребуется 413 млн. руб.

Это не единственный пример халатности и безответственного расходования средств. 8 лет в городе длится ремонт Консерватории. Дошло до того, что завершить затянувшуюся реконструкцию потребовал В.Путин. Государство снова выделило свыше 3 млрд., а всего смета долгостроя составит более 15 млрд. руб. Продолжается эпопея со строительством Малого драматического театра, Дворца танца Б.Эйфмана. Неоднократно через суды менялись подрядчики, восстанавливающие историческую Биржу. А на днях из Австрии экстрадировали экс-чиновника Минкульта Б.Мазо. Он - фигурант дела о хищении 800 млн. руб., выделенных из казны для хранилищ Эрмитажа.

Историк, публицист Ю.Светов: «Такое чувство, что ремонт федеральных учреждений культуры в Петербурге превратился в гигантскую кормушку. Что-то прогнило в системе, и это болото продолжает затягивать. М.Б. Пиотровский не раз рассказывал журналистам, что конкурс, например, на починку крыши выигрывают компании, ранее этим не занимавшиеся. Как такое может быть? Немало вопросов и к чиновникам. Почему они ставят свои подписи и принимают заведомый брак? Очередной ремонт БДТ начался 1 апреля. Очень хочется, чтобы он был сделан качественно и снова не обернулся для налогоплательщиков горькой шуткой».
Елена Данилевич
07.04. 2021. АИФ

https://spb.aif.ru/society...._remont
Прикрепления: 3080074.jpg(18.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 14 Авг 2021, 22:44 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
ФЕСТИВАЛЬ СПЕКТАКЛЕЙ БДТ ИМ. Г.ТОВСТОНОГОВА

Понедельник, 16 августа, 11:35
Спектакль  "Пиквикский клуб"
БДТ, 1978.
Режиссер - Г.Товстоногов
В ролях: Н.Трофимов, О.Басилашвили, Ю.Демич, А.Пустохин, О.Волкова, В.Ковель, В.Медведев, М.Призван-Соколова
https://tv.yandex.ru/program....2502204

19:45
"Люди и страсти Алисы Фрейндлих"
(повтор 18 августа, 13:45)
"Чем дольше человек сохраняет в себе детство, тем дольше хранит данное Богом дарование", - считает Народная артистка СССР, актриса театра и кино А.Фрейндлих. О непростом блокадном детстве, о безграничном даровании Великой Актрисы, о семье, о любви, о своём ближнем круге, о родном городе, о религии, о режиссёрах своей жизни, о приобретениях и потерях, о сыгранных и пока не сыгранных ролях, о простом женском счастье...
https://tv.yandex.ru/program....2502215

Вторник,  17 августа, 11:35
Спектакль "Дядя Ваня"
Этот знаменитый спектакль БДТ был перенесен на пленку в достаточно нетрадиционной манере. Фактически это телефильм, снятый по спектаклю, и не в театральных декорациях, а на натуре. В старинном особняке разворачивается классическая чеховская трагедия русского интеллигента...
БДТ, 1978.
Режиссер - Г.Товстоногов
В ролях: Е.Лебедев, К. Лавров, О.Басилашвили, Н. Данилова, Н.Трофимов, З.Шарко
https://tv.yandex.ru/program....2502235

Среда, 18 августа, 11:35
Спектакль "Калифорнийская сюита"
А.Фрейндлих и О.Басилашвили в спектакле БДТ им. Г.А. Товстоногова. По пьесе Нила Саймона. Три истории из жизни разных супружеских пар. Действие происходит в одном гостиничном номере, где в разное время останавливаются эти люди. Перевоплощения О.Басилашвили и А.Фрейндлих делают абсолютно непохожими героев этих жизненных историй - здесь и лирическая пара, выясняющая сложные любовные отношения, и комическая чета, собирающаяся на телешоу, и жена, неожиданно появившаяся в номере мужа...
https://tv.yandex.ru/program....2502265

Четверг, 19 августа, 11:35
Спектакль "Дядюшкин сон"
А.Фрейндлих и О.Басилашвили в спектакле Темура Чхеидзе по повести Ф.М. Достоевского.
https://tv.yandex.ru/program....2502296

14:05
Олег Басилашвили. Послесловие к сыгранному...
https://tv.yandex.ru/program....2502297

Пятница, 20 августа, 11:35
Спектакль "Кошки-мышки"
Главная героиня - Эржебет Орбан вела опасную игру с судьбой, доказывая, что человек способен избежать размеренной, расчетливой, скучной жизни, похожей на "зимнюю спячку".
Режиссер - Ю.Аксенов
В ролях: З.Шарко, Л.Макарова, Е.Толубеева, Т.Бедова, .Аптикеева
https://tv.yandex.ru/program....2502326

13:40
Зинаида Шарко. Актриса на все времена
https://tv.yandex.ru/program....2502327
Прикрепления: 8214049.png(3.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 15 Окт 2021, 14:31 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 6302
Статус: Offline
ПОСЛЕ РЕМОНТА ОТКРЫВАЕТСЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СЦЕНА БДТ
Названа дата окончания ремонта исторической сцены БДТ. 11 ноября она вновь откроется спектаклем А.Могучего "Три толстяка. Эпизод 7. Учитель".
Ремонт длился с января 2020 г. по декабрь 2021-го. Здесь проводились работы по гидроизоляции подвала, а затем - в трюме основной сцены. С апреля этого года здание на набережной Фонтанки было закрыто. В это время труппа БДТ продолжала играть спектакли в Каменноостровском театре (2-я сцена БДТ), а также на сценах др. театров Северной столицы. Сейчас в театре идет заключительная стадия пуско-наладочных работ, монтажа сцены и оборудования. Директор БДТ Т.Архипова со своей стороны подчеркивает, что гидроизоляционные работы проходят под строгим контролем Минкультуры РФ. Представитель подрядчика Дм.Качура отмечает, что историческая сцена БДТ стала одним из самых сложных и в то же время интересных объектов. Дело в уникальном расположении здания - оно построено на русле подземной реки. На территории БДТ практически круглосуточно посменно работало около 800 чел. Он заверил, что с 11 ноября театр сможет вернуться к работе. А уже после этого специалисты проведут балансировку всех систем здания с учетом работы в реальном режиме.
Евгения Цинклер
11.10. 2021. РГ

https://rg.ru/2021....dt.html
 

Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » БДТ ИМ. Г.ТОВСТОНОГОВА: ИСТОРИЯ ОДНОГО ТЕАТРАЛЬНОГО АДРЕСА (2015. журнал "Театральный город" "№8)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: