Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » ФАРС И КОМЕДИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ MODERNE (02. 2016. журнал "Театральный город")
ФАРС И КОМЕДИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ MODERNE
Валентина_КочероваДата: Пятница, 16 Дек 2016, 12:17 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5368
Статус: Offline
ФАРС И КОМЕДИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ MODERNE

«Новый театральный залъ въ домъ Елисѣева», — под таким заглавием была помещена в 14 номер еженедельного иллюстрированного журнала «Театръ и искусство» от 4 апреля 1904 года статья, подписанная псевдонимом «Вл. Л-iй» (Вл. Линскiй, или Вакулин Владимир Александрович, театральный критик. — О. П.), посвященная открытию 31 марта 1904 года нового театрального пространства, встроенного в архитектурный комплекс торгового дома товарищества «Братья Елисеевы».


Фото из архива театра

«Театральный залъ» арендовался различными творческими коллективами артистов театра и неоднократно менял название. Сегодня на его сцене создает и показывает спектакли Санкт-Петербургский государственный академический театр комедии имени Н.П. Акимова.

В центре Санкт-Петербурга, на пересечении Екатерининской улицы (ныне Малая Садовая) и Невского проспекта, напротив памятника Екатерине II и Александринского театра разместился архитектурный комплекс, объединивший три корпуса. Фасады архитектурного комплекса обращены на Невский проспект. Останавливает внимание угловое здание комплекса — Главный корпус торгового дома «Братья Елисеевы», включенный в единую систему корпусов, выходящих на Невский проспект и Малую Садовую улицу.


Фото К.К. Буллы, 1906.

Главный корпус торгового дома «Братья Елисеевы» — объект культурного наследия, памятник истории и культуры народов Российской Федерации, охраняемый государством. Здание решено в стиле, который оставил заметный след в пространственных искусствах, — стиле модерн (modern style). Модерн (от фр. moderne — «современный», или art nouveau — «новое искусство») — направление в искусстве конца XIX и начала XX века, характерное противопоставлением себя искусству прошлого, использованием новых материалов и технико-конструктивных средств в строительстве, в целом — созданием индивидуализированных зданий и помещений в них, все элементы которых подчинялись единому ритму и замыслу.

На рубеже XVIII-XIX веков в пределах земельного участка, ограниченного Невским проспектом и Малой Садовой, размещался трехэтажный дом купца Ивана Андреевича Апайщикова. После неоднократной смены владельцев архитектор А.М. Тихобразов в 1863 году реконструировал здание, увеличив этажность до пяти.

В 1898-м земельный участок покупает Григорий Григорьевич Елисеев,



и уже к 1900 году гражданский инженер Гавриил Васильевич Барановский



перестраивает расположенное здесь здание (по Малой Садовой улице — ныне один из корпусов единого комплекса). К 1901 году Барановский разрабатывает проектную документацию и в 1902-1903-м возводит упомянутый выше угловой Главный корпус торгового дома «Братья Елисеевы» — монументальное строение, которое резко выделялось на фоне классической архитектуры Невского проспекта как новым стилем, так и высотой, равной семи этажам. По терминологии, принятой сегодня, застройщик нарушил «границы высотной застройки» Санкт-Петербурга.

Общественность отнеслась к новому зданию далеко не однозначно. Поэт и публицист Георгий Владимирович Иванов в очерке «Закат над Петербургом» пишет: «С начала царствования Алексaндрa III „ликвидация“ былого величия Петербурга шлa уже вовсю, „на всех парах“, во всех направлениях. В начале XX века она „дошла до точки“. Главный фасад — на Неву — восхитительного здания Адмиралтейства застроили безобразным театром Неметти и другими уродливыми доходными домами. На Невском, как грибы, вырастали одно за другим „роскошные“ здания — настоящие „монстры“, вроде магазина Елисеева или дома Зингера».

Главный корпус торгового дома «Братья Елисеевы» — один из первых примеров агрессивного воздействия капитала на стилистически цельный архитектурный ансамбль центра Санкт-Петербурга. Очевидно, что данный процесс идет и в наши дни, но, увы, с участием значительно менее одаренных, культурных и профессиональных людей, чем гражданский инженер Барановский.

Архитекторы прошлых веков должны были иметь и применять знания, касающиеся строительных конструкций, пропорций, сопротивления материалов, дизайна, а также выступать проектировщиком, художником и стилистом. Гавриил Васильевич Барановский — зодчий, издатель, преподаватель, историк архитектуры — удивительная и яркая личность с трагической судьбой.

http://um.mos.ru/personalities/4814/

Во многом благодаря ему мы имеем возможность изучать лучшие архитектурные творения. Кстати, архитектурно-планировочные чертежи и фасад Пассажа представленные из Архитектурной энциклопедии XIX века, созданной его трудами.

Самые известные творения Барановского — здание Императорского русского географического общества, Буддийский храм, в котором архитектор соединил классические формы тибетской архитектуры с элементами северного модерна, собственные доходный дом (№ 36 по улице Достоевского) и дача в Келломяках (ныне Комарово), а также, конечно, Главный корпус торгового дома «Братья Елисеевы».

Главный корпус торгового дома построен для размещения гастрономического магазина колониальных товаров, где были представлены лучшие вина, ром, сардины, ананасы, папайя, мандарины, трюфеля, устрицы, чай, кофе, рис, прованское и деревенское масло, омары. Все эти деликатесы располагались в витринах и на полках в залах магазина, отражаясь в многочисленных зеркалах, которые визуально тактично скрадывали цифры на ценниках.

Далеко выходящей за границы общего масштаба застройки Невского проспекта высотой, льющимся из крупноразмерных оконных проемов, витрины и гигантского витража на фасаде по Невскому проспекту светом, необычным и богатым декором фасадов здание должно было привлекать в магазин потенциальных состоятельных покупателей.

Строение уникально по многим параметрам: четко определенное на осях геометрически правильных архитектурных ансамблей Санкт-Петербурга, оно является блестящим примером раннего модерна. В основе его конструкции — массивные столбы (пилоны) продольных стен и опирающиеся на них горизонтально расположенные металлические забетонированные балки (прогоны).

Главный фасад выделен огромной аркой с витражом, выше размещался ленточный балкон, ныне утраченный. На фасаде, облицованном гранитом, установлены отлитые из чугуна скульптурные группы аллегорических фигур Промышленности и Торговли, Искусства и Науки, выполненные Амандусом Хейнрихом Адамсоном.



Подвал здания был отведен под винный погреб (один из лучших в Европе) и места хранения и обработки продуктов.

На первом и втором этажах располагались торговые залы магазина, ресторан, прачечная, ледник, кладовая ломбарда и сам ломбард, квартиры, русско-китайский банк, часть помещений международного банка и гардероб театра. Третий этаж наряду с международным банком, квартирами, рестораном, русско-китайским банком, а также часть объемов четвертого и пятого этажей занимал изначально и занимает ныне «театральный залъ» (на сегодняшний день в различных публикациях часто встречаются неточные данные, касающиеся того, что театральный зал размещался на втором этаже).

Вот как описывает театральный зал В. А. Вакулин: «Театральный залъ — въ два просвѣета, отдѣлан богато. Преобладают свѣтло-желтые тона. Мебель — массивная, бѣлаго цвѣта — обита зеленым плюшем. Стѣна противъ сцены сплошное венеціанское окно. Въ правой (отъ сцены) стѣне еще три венеціанских окна, поменьше размѣром, но все же очень большихъ. Окна разукрашены разноцвѣтными стеклами, сквозь которыя, ложась причудливыми узорами на стѣнах и мебели, пробиваются с Невскаго лучи электрическаго свѣта».

К сожалению, «электрическій свѣтъ» сегодня не пробивается над ярко светящимися витринами Елисеевского магазина ни в зрительный зал, ни из зрительного зала: в 1925-1930 годах при реконструкции оконные проемы с витражами наглухо зашили, тем самым был нарушен замысел Г.В. Барановского, связанный с концепцией модерна, — непрерывно перетекающего «изнутри — наружу» пространства.

Необходимо отметить, что в театральном зале не было наклона пола, «мѣст для зрителей въ залѣ 480: одиннадцать рядовъ креселъ и девять рядовъ стульевъ, по 24 мѣста въ каждом ряду. Цѣны на мѣста от 5 руб. до 1 руб.».

Как и в залах магазина, «свѣта вообще масса: двѣ громадных хрустальных люстры заливают залъ и сцену снопами электричества», «фойэ свѣтлое, разукрашенное электрическими лампіонами, въ видѣ цвѣтов».

Масса зеркал — «въ лѣвой стѣне», между входами в зал «въ простѣнкахъ громоздкія зеркала. Такія же зеркала между венеціанскими окнами съ правой стороны».

Кроме отсутствия наклона пола в театральном пространстве здания имелись еще некоторые недостатки: «сцена невысока и неглубока», неудовлетворительная акустика («пропадают полутона»), «тѣснота невообразимая за кулисами новаго театра. Уборныхъ всего три, колосниковъ нѣт, нѣт и склада для декораций»


Фото из архива театра

Для открытия театра был поставлен «Гамлет», большинство ролей играли артисты Малого театра (Суворинский частный театр, размещался в доме № 65 по набережной реки Фонтанки): «Гамлетъ — г. Глаголин, Офелія — г-жа Раевская, Гораціо — г. Вишневецкий». Однако драма не прижилась на подмостках этого театра: уже в 1904-м, отработав сезоны 1903-1904 годов в «театрально-концертной зале» Пассажа на Итальянской улице, в комплекс торгового дома товарищества «Братья Елисеевы» переезжает «Дирекція В. А. Казанскаго», на афише которой «комическая опера, оперетта, обозрѣнія, балетъ, дивертиссементъ».

1904 год — время «общаго театральнаго унынія». В изданиях «Театръ и искусство» от 2 мая и 13 июня 1904 года отмечается, что сборы во всех театрах упали (на фоне циркового благополучия). Публика равнодушно смотрит на афиши. В заметке «На потеху толпе» читаем: «…Бедный театр, бедное искусство, бедная литература!»

С 1905 года театр В.А. Казанского зовется «Невский фарс». В 1909 году Казанский оставляет это предприятие и дирекция переходит к одной из ведущих актрис труппы — Валентине Лин (псевдоним Валентины Феликсовны Клейнганс, который она приняла, приехав в Россию из Австрии).



В 1914 году Австро-Венгрия объявляет войну Российской империи, часть труппы театра не хочет подчиняться «австрийской подданной», и образовавшееся Товарищество артистов под распорядительством В.И. Рассудова-Кулябко возвращает театру прежнее название — «Невский фарс». Валентина Лин покидает «Невский фарс» и открывает Новый театр Валентины Лин на другой площадке.

Февральская революция 1917 года стала трагической страницей в судьбе многих людей. Новой власти Гавриил Васильевич Барановский оказывается не нужен, с семьей он переезжает из Санкт-Петербурга на дачу в Келломяки (ныне Комарово), где 28 июня 1920 года в лишениях, по официальным данным — от паралича сердца, погибает. А жизнь театра продолжается.

В конце 1920-х окончательно завершается век частных театральных предприятий. В 1929 году театральные помещения на основании решения Ленгорисполкома передаются Театру Сатиры, а сам театр получает статус государственного учреждения. С осени 1931 года, когда коллектив Театра Сатиры соединяется с труппой работавшего в Пассаже Театра «Комедия», театр получает новое название — «Театр Сатиры и Комедии».

Далее приходят и уходят руководители, меняются названия. Театральное пространство реконструируют, при этом уничтожая декор и закрывая уникальные витражи, количество «мѣст для зрителей въ залѣ» с 480, согласно данным «Технологического справочника театров СССР» от 1971 года, доводится до 907.

В 1935 году в театр пришел Николай Павлович Акимов.



Уникальный театральный художник и режиссер принципиально дорожил комедией и написал на театральных афишах это слово с большой буквы. По сегодняшний день большая буква «К» — самая выразительная деталь, как принято нынче говорить, логотипа театра. Именно в этом зале, на этой сцене Акимов стал знаменитым мастером, во многом определившим жизнь и историю театрального Ленинграда. Его Театр Комедии существовал вопреки времени, стремившемуся растворить искусство в «трудовых буднях» страны. Яркая индивидуальность, необыкновенная «стильность» сценического мира акимовской Комедии до сих пор поражает воображение.

В 1949 году, на очередном пике борьбы с «формализмом», всяческой европейской модой и прочими «вредными» тенденциями, Николая Павловича уволили. Но на заре оттепели он вернулся в свой театр и работал здесь до 1968 года — до того трагического дня, когда сердце не выдержало и он умер на гастролях, в гостиничном номере в Москве.

В творческом союзе Акимова с Евгением Львовичем Шварцем родились совершенно особенные и любимые ленинградцами спектакли — «Обыкновенное чудо» и «Тень».


Плакатная афиша Н.П. Акимова

Во время эвакуации в годы войны в театре подготовили спектакль «Дракон», но его почти немедленно запретили. Акимов не боялся «западничества»: у него шли «Школа злословия» Ричарда Бринсли Шеридиана, «Собака на сене» Лопе де Веги, «Опасный поворот» Джона Бойнтона Пристли и многое другое. Постановка «Тени» стала его визитной карточкой. Впервые он поставил эту пьесу-сказку в 1940 году — с Еленой Юнгер, Борисом Тениным, Лидией Сухаревской, Ириной Гошевой, Глебом Флоринским. Комедия была одним из самых выразительных театров с сильной труппой — великолепным ансамблем, состоящим из ярких актерских индивидуальностей. Сказка для взрослых превращалась в своеобразный жанр, использующий выразительное иносказание как способ создания острого и серьезного спектакля с элементами «сюра», «буффа», «абсурда».

В 1967 году театр получает звание «Академический», а с 1986-го носит имя Николая Павловича Акимова.

21 марта 2009 года, после «выборочного капитального ремонта большого зала с элементами реставрации», в ходе которого существенно расширена и преобразована сцена, для улучшения видимости изменены уровни пола театрального зала, заменены зрительские кресла, количество «мѣст для зрителей въ залѣ» с 907 уменьшено до 560, отремонтирована крыша здания и заменены инженерные сети, театр открылся знаковым для него спектаклем «Тень».

Не снимают сегодня «Тень» с репертуара театра и художественный руководитель Татьяна Сергеевна Казакова, и директор Алексей Евгеньевич Фрадин.

Лучше всех театральных критиков о работе коллектива Санкт-Петербургского государственного академического театра комедии имени Н. П. Акимова говорят лица зрителей нашего тревожного времени, светлеющие к концу спектакля.

Ольга Пивнева

http://goteatr.com/archive/n10/fars-i-komediya-v-prostranstve-moderne/
Прикрепления: 1508875.jpg(32Kb) · 3704020.jpg(26Kb) · 3656604.jpg(16Kb) · 1868129.jpg(19Kb) · 4027041.jpg(14Kb) · 9662938.jpg(19Kb) · 4196545.jpg(6Kb) · 4731430.jpg(13Kb) · 1466785.jpg(17Kb)
 
Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » ФАРС И КОМЕДИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ MODERNE (02. 2016. журнал "Театральный город")
Страница 1 из 11
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2017
Сайт управляется системой uCoz