[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
22 ИЮНЯ. ДЕНЬ ПАМЯТИ И СКОРБИ
АнастасияДата: Вторник, 22 Июн 2010, 20:04 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 236
Статус: Offline

Говорить об этом больно, но и молчать невозможно. 69 лет назад началась Великая Отечественная Война. *


Немецкие войска рано утром перешли границу СССР. А в полдень 22 июня 1941 г. Молотов выступил по радио с официальным обращением к гражданам СССР, сообщив о нападении Германии на СССР и объявив о начале Отечественной войны. В первые же дни войны погибло более 3 987 000 человек.


Мы помним мужество и отвагу героев Брестской крепости, тех, кто защищал Ленинград, Минск, Киев, Сталинград, Одессу, Севастополь, Смоленск, Тулу, Новороссийск, Керчь, Мурманск, города, ставшие городами-героями. Великая Отечественная Война закончилась победой СССР.


8 мая 1945 г. был подписал Акт о безоговорочной капитуляции Германии, а 24 июня в Москве состоялся Парад Победы. Указом Президента России от 8 июня 1996 г. 22 июня объявлен Днем памяти и скорби.


Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме фашист топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал...

Если мать тебе дорога -
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб фашист, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель...

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Взял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал...

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел, - так ее любил,-
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви...

Если ты фашисту с ружьем
Не желаешь навек отдать
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем, -
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Пусть фашиста убил твой брат,
Пусть фашиста убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Раз фашиста убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.

Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!

К.Симонов, 1942

  
Прикрепления: 8026653.jpg (24.8 Kb) · 9608206.jpg (16.4 Kb) · 7506987.jpg (19.7 Kb) · 3398948.jpg (11.8 Kb) · 3771290.jpg (11.8 Kb) · 3396671.jpg (11.1 Kb) · 6902882.jpg (24.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 22 Июн 2020, 14:56 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 7017
Статус: Offline
2013 год:
72-Я ГОДОВЩИНА НАЧАЛА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ


22 июня 1941 г. - одна из самых печальных дат в истории России. В этот день началась Великая Отечественная война.
До 1992 г. день начала Великой Отечественной войны не был официальной памятной датой. Постановлением Президиума Верховного Совета РФ от 13 июля 1992 г. этот день был объявлен Днем памяти защитников Отечества. Указом президента России от 8 июня 1996 г.  22 июня - день начала Великой Отечественной войны - объявлен Днем Памяти и Скорби.



На рассвете 22 июня 1941 г. фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Ее авиация нанесла массированный удар по аэродромам, железнодорожным узлам, военно-морским базам, местам расквартирования военных частей и многим городам на глубину до 250 300 км от гос. границы. Против СССР выступили Румыния, Италия, а через несколько дней Венгрия, Словакия и Финляндия.


В этой войне, длившейся 1418 дней и ночей, СССР потерял около 27 млн. человек, из них 11,3 млн. на фронте, 4 5 млн. партизан, много людей погибло на оккупированной территории и в тылу страны. В фашистском плену оказалось около 6 млн. В тяжелой кровопролитной войне советский народ внес решающий вклад в освобождение народов Европы от фашистского господства.

22 июня, в память о начале Великой Отечественной войны, на территории России приспускаются государственные флаги РФ. В учреждениях культуры, на телевидении и радио в течение всего дня отменяются развлекательные мероприятия и передачи.
Руководители страны в этот день возлагают траурные венки к Могиле Неизвестного солдата в Москве. По всей стране в этот день проходят мероприятия, посвященные памяти погибших в боях, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений во время минувшей войны.


Россияне зажигают свечи и возлагают цветы к мемориалам в различных городах России. Страна скорбит по всем, кто ценой своей жизни выполнил святой долг, защищая в те суровые годы наше Отечество. Акция в рамках всероссийского проекта "Свеча памяти" в Москве с 2009 г. ежегодно на Воробьевых горах в Москве проходит акция "Аллея памяти", в которой принимают участие тысячи людей. 22 июня в 04:00 - в час начала войны - молодые люди вместе с ветеранами зажигают свечи в память погибших и повязывают колокольчики на ветвях деревьев, чтобы их звон каждый день напоминал о том, какой ценой была завоевана Победа.


В память тех, кто не вернулся из боя, к 70 летию начала ВОВ, Межгосударственная телерадиокомпания "Мир" выступила организатором акции "Вахта памяти", которая проходила 22 июня 2011 г. в 4:00 на Поклонной горе в Москве, а также в Санкт-Петербурге, Пензе, Костроме, и Туле, а также в Минске, Витебске, Могилеве (Белоруссия), Тбилиси (Грузия), Ереване, Баку, Астане и Алма-Ате, Бишкеке, Вильнюсе, Кишиневе, Душанбе, Луганске. Всего в акции "Вахта памяти" приняли участие около 3-х тыс. человек. Те кто не мог присоединиться к ней лично могли зажечь в Интернете свою виртуальную свечу на сайте. В День памяти и скорби всех храмах Русской православной церкви совершаются заупокойные богослужения.



Ежегодно в канун Дня Памяти и Скорби, 21 июня, десятки тысяч россиян по всему миру зажигают свечи в окнах своих домов в память о погибших в годы ВОВ. Международная акция "Свеча памяти" пройдет в этом году в 5-й раз, завоевывая все большую любовь и популярность. Стало традицией начинать акцию с богослужения в Богоявленском кафедральном соборе в Москве, во время которого торжественно зажигается общенародная "свеча памяти". Мотоциклисты клуба "Ночные волки" перевезут огонь в Зал памяти и скорби Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Здесь же в 20.00 мск молодые люди заступят на "вахту памяти", которая продлится до 04:00 22 июня. Богоявленский собор в Елохове неразрывно связан с вкладом РПЦ в дело Победы в ВОВ. В нем в течение 1418 дней войны ежедневно шла горячая молитва за победу над врагом, под его сводами звучали патриотические призывы патриархов Сергия и Алексия I.
http://ria.ru/spravka/20120622/677697782.html
http://www.itar-tass.com/c17/776548.html



ДЕТИ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА
Питерский священнослужитель издал сборник воспоминаний о Великой Отечественной войне


Жители блокадного Ленинграда выходят из бомбоубежища после отбоя тревоги

22 июня - тяжелая, печальная дата для страны, которая понесла ужасающие потери, для людей, которые войну пережили. И только память может помочь сохранить в поколениях великий подвиг народа, выстоявшего в той страшной войне. В Петербурге издан сборник воспоминаний участников Великой Отечественной войны и жителей блокадного Ленинграда.


Его автор-составитель С.Щукина и ответственный редактор сборника отец Владимир (Сорокин), протоиерей, настоятель Князь-Владимирского собора города на Неве. Ему принадлежит идея этого уникального в своем роде издания, под обложкой которого собраны незатейливые, может быть, с литературной точки зрения, но искренние рассказы ныне пожилых людей, переживших в раннем детстве тяжелейшие испытания.

Отец Владимир: В нашей книжке много такого, о чем прежде не принято было ни говорить, ни писать. Сама идея родилась несколько лет назад. Мы в нашем храме встречаемся с ветеранами из числа прихожан. Обычно 27 января - в день освобождения Ленинграда от 900-дневной вражеской осады и 9 мая - в День Победы. Ветераны приходят с детьми, внуками, рассказывают о прошедшем за чашкой чая. Рассказы трогательные, в чем-то поучительные. И я как-то предложил ветеранам: изложите рассказы на бумаге. Дал помощницу из числа наших прихожан, матушку Светлану Ференцовну Щукину, она жена священника и учитель русского языка и литературы в одной из школ города. В блокаду она с отцом жила недалеко он нашего собора - одного из немногих, не закрытого властью к тому времени. Светлана говорит, что вера очень поддерживала их семью, помогла перенести все тяготы.

- У вашего сборника есть подзаголовок: "дети - детям". Имеется в виду дань памяти родившимся перед войной или своего рода перекличка поколений?
- Когда С.Щукина собрала воспоминания, прочитала их, то поняла, что просто печатать их, значит, в какой-то степени повторяться. Книг, посвященных войне, блокаде, немало. Хотелось же издать полезный прежде всего с духовной точки зрения сборник. Светлана дала прочитать рассказы ветеранов школьникам, попросив их высказать свое впечатление. Волновалась, конечно, что-то из этого получится? В последние годы много дискуссий о современной молодежи, родства не помнящей. Это серьезная проблема! Но оказалось, что у ребят очень здоровая реакция на события Великой Отечественной. Многие знают о ней от родных. И мы решили соединить под одной обложкой воспоминания детей блокады и их ровесников из ХХI в. Когда сборник вышел, мы собрали всех наших авторов вместе. Встреча была очень трогательной. Плакали и старые, и малые.

- То есть не ушла тема, как говорят о том в последние годы, имея в виду, что для нынешнего подрастающего поколения Великая Отечественная война 1941-1945 годов "дела давно минувших лет"?
- Говорят так из-за того, что некоторые историки взяли за моду смотреть на те события "с обратной стороны". Переворачивают, искажая факты. Кто по собственному неразумению, а кто и целенаправленно, чтобы сбить с толку молодежь. И та, случается, не выдерживает того информационного натиска, который идет "с противоположной стороны". Я сам недавно растерялся, посмотрев один новый фильм про войну, в основу сюжета которого заложена идея о том, что наше Отечество защищали якобы одни уголовники, отправленные на фронт из тюрем в начале войны. Нет, защищал свою страну народ! И "пересматривать" сегодня историю страны равносильно, на мой взгляд, предательству.

Воспоминания из сборника "Ключ к Победе"

Баня
Я родилась в Ленинграде в 1935 г. Жили мы в Коломягах, тогда это была окраина города. Весной 1941-го на поле около своего дома посадили, как обычно, картошку. А летом, как началась война, к нам пришли военные и сказали, что по этому полю должен пройти противотанковый ров. Рядом с нашим домом был выкопан окоп. Туда мы первое время бегали при бомбежках. Помню, бабушка разбудила всех нас ночью словами: "Что вы спите? Ведь светопреставление!" С полки на кухне с грохотом упали кастрюли, самовар. Мы выбежали на улицу - было светло как днем. Немец бомбил Ленинград. Горело совхозное поле. После того как все стихло, к нам прибежала папина сестра, тетя Катя с сыном. Они рассказали, что погиб сторож церкви, он думал, что летят зажигалки, открыл дверь, а это оказались снаряды, взрывной волной ему оторвало голову.
В войну мы ходили в баню на Удельной. Она продолжала работать. Под бомбежку мы ни разу не попали. Другие рассказывали: только намылятся, как объявляют тревогу, надо бежать в бомбоубежище. В городе начали эвакуировать детей. Но с нами жила бабушка, Матрена Ивановна Абрамова, я осталась с ней. Вскоре мы узнали, что баржа, на которой меня должны были вместе с другими детьми отправить в эвакуацию, затонула...
Людмила Викторовна Брандина

Когда плакать стыдно
К началу войны мне не исполнилось еще и 7 лет. В октябре 1941-го после бомбежки и ранения мама водила меня на перевязку в поликлинике на Красной ул. Всю дорогу она наставляла меня, что надо не плакать, когда медсестра будет снимать, а точнее отдирать старую повязку: "Стыдно плакать. Всем трудно, тяжело, больно, не только тебе, сожми кулачки и молчи". Мамины уговоры подействовали, сестрички даже хвалили меня за выдержку. Это свойство стыдиться слез и не показывать своей боли осталось у меня на всю жизнь.
Наталия Кирилловна Жакова (урожденная Ленкова)

Похлебка из крапивы
Горожане быстро съели все свои запасы в домах. Варили похлебку из плиток столярного клея. В городе исчезли все коши и собаки. Родные уходили на работу, а я оставалась одна в пустой квартире и лежала на кровати. Уходя, взрослые оставляли мне кружку с водой и маленький кусочек хлеба. Иногда за ним приходили крысы, я называла их "кисками". Голодная, я ползала под столом, сил не было, не могла ходить, и пыталась найти хоть крошечку хлеба. Моя мама в войну работала водителем грузовика; собирала и привозила с полей траву-лебеду, крапиву, и мы варили похлебку. Это были так необходимые всем витамины. С тех пор я берегу каждую крошку, я не знаю, что такое выбросить хлеб. В блокадном Ленинграде издавались разные полезные книги, одну я берегу до сих пор. У нее коричневый шрифт на желтой бумаге и рисунки - как растить овощи в голодное время. Из картошки вырезали глазки, проращивали их, и затем уже из них растили картофель.
Валентина Кузьминична Грабовская

Сын полка
Осень 41 года запомнилась мне проводами на фронт 2-х старших братьев и отправкой сестры рыть окопы. Как-то быстро подступил голод. Школы закрывались одна за другой, потому что учеников становилось всё меньше. А ходили в школу в основном из-за того, что там давали тарелку супа. Помню переклички перед занятиями, на каждой из которых звучало - умер, умер, умер... Одной из моих блокадных школ была 21-я - она располагалась на территории Ленинградского университета. Там перед историческим зданием Двенадцати коллегий мы соревновались, кто соберет больше кленовых листьев. Они шли на табак для фронтовиков. Началась блокадная зима. Моему старшему брату Николаю, который воевал на Ленинградском фронте, удалось вырваться в город на 2 дня. Он застал нас в состоянии крайнего истощения, а у сестры было еще и двустороннее воспаление легких. Чтобы спасти от смерти, брат решил увезти меня на фронт. Так я стал воспитанником минометной батареи 330-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии. Батарея вела тяжелые бои на Синявинских болотах. Ко мне на батарее относились очень хорошо, подкармливали как могли, даже сшили военную форму, а один из офицеров подарил маленький, но настоящий пистолет с мешочком патронов.
Во время войны я вернулся к родным только после полного снятия блокады.
Виктор Андреевич Лушин

Дядя Миша
Уже весной 1942 г. Ленинградский совет постановил возобновить работу Дворца пионеров. Это решение вселило силы в людей, переживших блокадную зиму. Во Дворец вернулся его директор Н.М. Штейнварг. Благодаря его энергичным действиям дело двигалось с необыкновенной для того времени быстротой. Из дворца вывозили госпитальное оборудование. Педагоги предприняли попытки разыскать своих учеников. Пренебрегая опасностью, ходили из дома в дом. В опустевших полуразрушенных домах было обнаружено немало ребят, истощенных, осиротевших. 17 мая 1942 г. без афиш и торжественных речей Дворец пионеров открылся. Как непохоже было его второе рождение на пышные празднества 1937 г.! Правда, и теперь играл духовой оркестр. Но дети были слишком слабы, чтобы бегать и танцевать. Только их сияющие глаза выдавали радость. У педагогов возникла мысль об организации специального детского дома для одаренных детей-сирот, постоянных посетителей Дворца пионеров. Ленинградский Совет поддержал инициативу и предоставил в распоряжение детский дом на Стремянной улице. Скоро мы приобрели множество друзей. После публикации о нас в газете "На страже Родины" в адрес детского дома посыпались письма, в том числе с фронта. Санинструктор П.Фаритова писала: "Я знаю, кто разлучил вас с родными, из-за кого вы страдаете. Я клянусь вам, что буду оказывать первую медицинскую помощь как можно лучше, выручать и спасать наших доблестных бойцов, не щадя своей жизни". А в одном из писем оказались деньги - 600 руб, которые посылал на нужды ребят бывший ленинградский рабочий, сражавшийся на подступах к родному городу. Письмо было подписано: "Ваш отец и защитник дядя Миша".
Мария Львовна Гольденштейн

Припасы
Работала я в войну в семье одна. Получала по 250 грм. хлеба. Мама и старшая сестра со своей маленькой дочерью лишь по 125 грм. Я худела, мама худела, племянница худела, а сестра пухла. Я в 17 лет весила немногим более 30 кг. Утром встанем, я каждому отрежу по полосочке хлеба, припасу по маленькому кусочку на обед, остальное - в комод. Вечером кастрюлю воды на буржуйке согреем, я в нее - 3 крупинки пшена, 3 тоненькие палочки вермишели, 3 макаронинки. Такой суп и ели, считай, одну воду. Бывало, приду с работы - все домашние плачут, ругают меня. Мол, хлеб и крупа лежат, а ты не даешь. Но я-то понимала: сегодня можно все съесть, а завтра? Зато у меня все выжили.
Анна Николаевна Малина (урожденная Егорова)

Из папиного нагана - по гитлеровцу
В конце 1943 г. к нам приехал с фронта отец. Я не узнал его. Помню, что отец был в военной форме и имел наган. Из этого нагана мы с братьями стреляли в овраге по фанерке, на которой был нарисован гитлеровец. Мы жили у бабушки в деревне, неподалеку от Рыбинска. Как-то ночью мы проснулись оттого, что немцы бомбили авиазавод в Рыбинске. А однажды наши подбили немецкий самолет. Мы, группа мальчишек четырех-семи лет, закричали "Ура!", схватили палки и побежали брать в плен гада-гитлеровца. Но нам не повезло: по дороге нас обогнал грузовик с вооруженными солдатами.
Вячеслав Васильевич Фокин

Помянник
Несколько лет назад о. Владимир вместе со священниками своего храма создал электронный помянник, в котором хранится информация о павших за Родину.

"Горчичное зернышко"
В Князь-Владимирском соборе есть свой детский хор "Горчичное зернышко". Название взято из Евангелия: Господь сказал, что добро на земле подобно горчичному зернышку, оно очень маленькое, но если посадить его в землю, из него вырастает потом большое дерево. В хоре 40 мальчиков и девочек от 8 до 16 лет. Исполняют они как церковные песнопения, так и военные песни, выступают перед ветеранами.

Школьники ХХI вю - о воспоминаниях блокадников
Думаю, что большая часть из нас, сегодняшних, не справилась бы с такими тяжелыми испытаниями, которые перенесли в блокаду ленинградцы. И это вызывает у меня большой стыд за мое поколение. Признаться честно, многие из нас не ценят того, что эти люди сделали для нас, что пережили, чтобы победить. Нам бы стоило равняться на них. Думаю, что их воспоминания оставят очень важный след в памяти нашего поколения.
Ирина Воробьева, 8-й класс

Я был в музее "Разорванное кольцо блокады" и видел там много экспонатов, связанных с войной. Смотрел также фильм о блокаде - это были документальные съемки. Мне было очень грустно за тех людей!!!
Иван Рыбчинский, 5-й класс

Моей бабушке тяжело вспоминать о войне. Во время блокады в 1941 гю моей бабушке Наталье Павловне было 4 года. Для маленьких детей война - это шок: бомбежки, обстрелы, потом зима, холод. Моя прабабушка Надежда Александровна, сама истощенная голодом, сдавала кровь для раненых. Этим она спасала жизнь своим детям, так как отдавала им полученную за сдачу крови еду. Имеем ли мы отношение к войне? Да, потому что наши предки воевали. Мы должны помнить о блокаде и делать все, чтобы война не повторилась.
Андрей Корнилов, 5-й класс

В моей семье тоже есть родные, которые пережили те страшные годы. Это мой дедушка В.М.Бородич, который был ребенком, когда его отец Михаил Михалыч работал машинистом поезда, вывозившего под обстрелами людей из блокадного Ленинграда. Однажды снаряд попал прямо в кабину машиниста. Так погиб мой прадедушка. Каждая семья во время войны потеряла кого-то из близких. Наши деды и прадеды - Победители! А значит и в нас течет кровь победителей!
Дарья Кузнецова, 8-й класс

Имеем ли мы отношение к Великой Отечественной войне? Конечно, имеем, ведь ради нас воевали наши дедушки и бабушки. Если бы не они, кто знает, что бы сейчас было?
Полина Рубцова, 8-й класс

Людмила Безрукова
20.06. 2013. РГ

http://www.rg.ru/2013/06/20/blokada.html

2018 год:
77 ЛЕТ НАЗАД НАЧАЛАСЬ ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА



Прикрепления: 2046462.jpg (26.7 Kb) · 3391422.jpg (16.6 Kb) · 4690889.jpg (18.5 Kb) · 5648789.jpg (22.2 Kb) · 2234974.jpg (18.2 Kb) · 3938102.jpg (15.6 Kb) · 9110219.jpg (16.8 Kb) · 0572312.jpg (19.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 22 Июн 2020, 16:18 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 7017
Статус: Offline
79-Я ГОДОВЩИНА НАЧАЛА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ


Июнь. Россия. Воскресенье.
Рассвет в объятьях тишины.
Осталось хрупкое мгновенье
До первых выстрелов войны.

Через секунду мир взорвётся,
Смерть поведёт парад-алле,
И навсегда погаснет солнце
Для миллионов на земле.

Безумный шквал огня и стали
Не повернётся сам назад.
Два «супербога»: Гитлер – Сталин,
А между ними страшный ад.
Июнь... Россия... Воскресенье...
Страна на грани: быть не быть…
И это жуткое мгновенье

Нам никогда не позабыть...
Дм.Попов

В ПЕРВЫЙ ДЕНЬ
С негодованием, с гневом узнали мы о разбойном нападении германских фашистов на наши советские города. Не словами ответит наш народ врагу. Игрок зарвался. Его ждет неизбежная гибель. Германские фашисты подчинили своему игу много стран. Я видел, как пал Париж, - он пал не потому, что были непобедимы немцы. Он пал потому, что Францию разъели измена и малодушие. Правящая головка предала французский народ. Но там, где солдаты, брошенные всеми, вопреки воле командования, оказывали сопротивление, немецкие фашисты топтались перед ничтожными отрядами защитников. Население небольшого города Тура и два батальона трое суток защищали город от основных сил германской армии.

Советский народ един, сплочен, он защищает родину, честь, свободу, и здесь не удастся фашистам их низкая и темная игра. Они разгромили свободолюбивую, веселую Францию, они поработили братские нам народы - высококультурных чехов, отважных югославов, талантливых поляков. Они угнетают норвежцев, датчан, бельгийцев. Я был в разоренных немцами странах. Повсюду я видел горящие гневом глаза, - люди ненавидят разбойников, которые разграбили их страны, убивают их детей, уничтожают их культуру, язык, традиции. Они только ждут минуты, когда зашатается разбойная империя Гитлера, чтобы подняться, все, как один, против своих поработителей. У советского народа есть верные союзники - это народы всех порабощенных стран - парижские рабочие и сербские крестьяне, рыбаки Норвегии и жители древней Праги, измученные сыновья окровавленной палачами Варшавы. Все народы с нами. Как на освободительницу, они смотрят на Красную Армию.

В оккупированных фашистами странах уже зимой начались партизанские бои - смельчаки не могли больше выдержать неслыханного ига. В ноябре парижские студенты вышли на улицу с револьверами. Норвежцы по ночам истребляли отряды фашистов, поляки уходили в леса и оттуда совершали налеты на фашистских оккупантов. В Чехии рабочие ломали станки: «Ни одного снаряда для немецких фашистов». Теперь на них пойдут не тысячи смельчаков, но миллионы - народы Европы. Судьбе зазнавшегося фашистского палача пришел конец. На стенах древнего Парижа в дни немецкой оккупации я часто видел надписи: «Гитлер начал войну, Сталин ее кончит». Не мы хотели этой войны. Не мы перед ней отступим. Фашисты начали войну. Мы ее кончим - победой труда и свободы.

Война - тяжелое, суровое дело, но наши сердца закалены. Мы знаем, какое горе принес фашистский захватчик другим неразумным народам. Мы знаем, как он останавливается, когда видит достойный отпор. Мы не дрогнем, не отступим. Высокая судьба выпала на нашу долю - защитить нашу страну, наших детей и спасти измученный врагами мир. Наша священная война, война, которую навязали нам захватчики, станет освободительной войной порабощенной Европы.
Илья Эренбург.
22 июня 1941 г.


ЧАС НАСТАЛ
Великий киноактер Ч.Чаплин в своем последнем фильме изображает Гитлера: диктатор Германии показан злосчастным маньяком, злым сумасшедшим. Недавно в Лондоне демонстрировали эту картину. Фашистский диктатор на экране был смешон. В действительности он смешон и ужасен: этот человек, одержимый манией величия, лишенный простых радостей жизни, решил повернуть историю вспять, он отбросил народ Германии в доисторическую ночь. На нас идет орда современных дикарей. Я помню, как одна немка мне рассказывала: «Моего мужа избили в концлагере Дассау до крови. А мне сказали - принесите белье. Они заботились о гигиене». В Париже они навели «порядок». Транспорт там заменили человеческой тягой - возле вокзалов стоят французы с ручными тележками. Фашистские полицейские выстраивают рикш, как автомашины. При мне один безработный на шаг вышел из ряда. К нему подошел фашист и ударил его револьвером по голове. Француз упал, фашист не моргнул: он был горд своей миссией. Объясните ему, что во Франции была своя культура, что дело не в том, как выстроить рикш, а в том, почему французы под фашистской оккупацией стали рикшами, - он не поймет. Он гордится тем, что он не думает. Его дело - бить по голове. Как только эти дикари ворвались в Париж, они составили «список Отто» - список французских книг, подлежащих уничтожению. В нем были французские и переводные романы, классики, стихи... Они придумали зажигательные бомбы. Я видел работу этих бомб. В Туре они сожгли библиотеку с рукописями Бальзака. Сожгли древний Руан с его музеями и замечательными памятниками старины. Жалкие варвары!

Я видел, как они обобрали Францию: пришли туда тощими и жирели у нас на глазах. Когда они входили в Париж, они не радовались-  не до этого было - шли и ели, ели, ели. Напечатали фальшивые деньги - «оккупационные» марки, которые не имеют хождения в Германии, раздали их своим солдатам и все «скупили» в 2 недели. Денщики надрывались - таскали ящики, сундуки, кули всяческого добра, награбленного офицерами. Богатая Франция превратилась в пустыню. Я проехал по Бельгии, по Голландии - то же зрелище -
развалины и голодные бездомные люди. Здесь прошли кочевники. Их экономика проста. Они отбирают все молоко. Тогда крестьяне порабощенных стран убивают скот. Они реквизируют все яйца. Крестьяне уничтожают кур. Они забирают весь хлеб. И крестьяне больше не сеют. Они вывезли оборудование заводов и дверные ручки, музейные картины и дамские чулки... Я видел поезда с их «трофеями», они шли из Парижа в Берлин. Они были набиты краденым чужим добром. Фашистские разбойники не только грабят - они мучают, убивают; это злая орда. Они знают, как унизить человека.

Великая радость - родной язык, на котором человек впервые услышал слова ласки, язык матери. Фашисты преследуют языки порабощенных народов. Они заменяют старые имена немецкими. В парижских театрах они выпускают немецких актеров. В голландских школах они учат детей по-немецки, голландский язык, по их мнению, - «наречие». Недавно 82 тыс. чешских учителей отправлены на полевые работы: зачем учить детей низменному чешскому языку? Пусть лучше копают землю - победители любят картошку. Они оскорбляют тупо, по-фашистски - вот тебе мой сапог! Французов они называют «негроподобными». В Варшаве они устроили кино, куда доступ полякам запрещен, - видите ли, убийцам не нравится запах поляков! Они снесли памятник Адаму Мицкевичу. В одном из норвежских городов они переименовали улицу Нансена в улицу Геринга. Они превратили миллионы людей в рабов. В Голландии введена смертная казнь за отказ работать на немцев. Голландцев и бельгийцев насильно посылают в Германию на каторжные работы. Как арестанты работают два миллиона французов - это «военнопленные». О поляках Геббельс с презрением сказал: «Чересчур плодовитая раса! Если убить  100 тыс., ничего не изменится...».

Они убивают методично, аккуратно, изо дня в день. Бельгийцев юношу Лефевра и девушку Гуни - казнить: они прятали подозрительных людей. Вот француз Дюкан - казнить: он слушал английское радио. Вот поляк Стрешевский - казнить: он не уступил дороги господину обер-лейтенанту. Они неистовствуют в Бергене и в Белграде - от моря до моря. В шведской газете напечатана корреспонденция из Гдыни. Это скромный сухой рассказ. Гестапо в Гдыне помещается на Герингштрассе. Фашисты жалуются - они потеряли сон. В гестапо приводят поляков, арестованных лишь за то, что они говорили по-польски. Поляков пытают научно, цивилизованно. И нецивилизованные поляки кричат. А это мешает фашистским чиновникам наслаждаться покоем. На далеком Севере, на Лофотенских островах, фашисты пытали 68 рыбаков - хотели узнать, кто помогал англичанам во время десанта. Я был на Лофотенских островах. Там живут сильные, отважные люди. Они привыкли к шторму, к океану, к смерти. Но никогда прежде они не имели дела с фашистами. Из 68  -29 скончались от какой-то таинственной эпидемии.

Миллионы разноплеменных людей, доведенных фашистами до отчаянья, с ненавистью смотрят на палачей. Начинается борьба в фашистском тылу. Еще спокойно на улицах Парижа, но победители насторожились. Они боятся заходить в рабочие кварталы. Они сидят в дорогих кафе и допивают последние бутылки шампанского под охраной часовых. 11 ноября парижские студенты выбросили с 3-его этажа фашистского офицера, который оскорбил француженку. Это было сигналом. С той поры время от времени офицеры и солдаты германской армии исчезают. В Польше немецкие газеты каждый день пишут о «бандитизме». В Роттердаме немцы избивали дубинками детей, которые несли цветы на могилы жертв прошлогодних бомбардировок. В Моравской Остраве фашисты порезали бритвой лицо девушке - у нее нашли ленту с национальными чешскими цветами. Мне тяжело вспоминать об этих низких делах. Фашисты до сих пор имели дело с беззащитными жертвами. У голландцев, норвежцев, датчан не было армии. Во главе Франции стояли французские фашисты. Они встретили своих единомышленников не бомбами, но цветами. Французский народ предали: ему не дали возможности обороняться, а там, где небольшие отряды оказывали сопротивление, фашисты растерянно останавливались. Так, городок Сомюр на Луаре защищали 200 курсантов - против воли командования: и 200 подростков 48 час. отбивали атаки германской дивизии.

Они, может быть, думали, что советский народ испугается? Может быть, они думали, что застанут нашу страну врасплох, как они застали врасплох Югославию, во главе которой почти до рокового дня стояли фашистские лакеи? Они горды «походом» на Югославию. Они не говорят, что у югославов не было противотанковых пушек, что орудия там тащили волы. Они упоены «взятием Парижа». Они молчали о том, что Париж был им сдан генералом Денцем. Я не забыл того дня, когда услышал на улицах свободолюбивого Парижа топот фашистской орды. Зимними ночами мне мерещился Лондон - его древности и дома терзали бомбы фашистов. Потом, как легендарный витязь Янко, в неравной борьбе, истекал кровью югославский народ. Тяжелые дни. Мы не хотим для себя чужих земель, мы сражаемся за нашу землю, за нашу свободу, и зрелище нашего мужества наполнит надеждой сердца порабощенных Гитлером людей.
25 июня 1941 г.
http://militera.lib.ru/prose/russian/erenburg_ig3/001.html
http://militera.lib.ru/prose/russian/erenburg_ig3/002.html
Прикрепления: 4857809.jpg (27.9 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 22 Июн 2021, 17:36 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 7017
Статус: Offline

Трагический первый день Великой Отечественной - первый шаг к великой победе во Второй мировой

Каждый год 22 июня ровно в 4 часа у стен Брестской крепости, ставшей символом мужества и будущей победы, метроном звучит, как удары сердца. Представьте, какая была б канонада, если бы мы могли одновременно услышать сердца 27 млн. советских людей, которых убил молох той войны. Одно из потрясений от Крепости-мемориала: при ее обороне в первый же день погибли представители более 30 национальностей. Среди них и Акакий Амвросиевич Шеварднадзе, родной брат министра иностранных дел СССР, почтить память которого он приезжал в Брест в 90-е годы вместе с немецким коллегой Геншером .Кто и что предпочитает помнить сегодня, через 80 лет со дня вероломного нападения фашистского гитлеризма, когда воскресным июньским утром безмятежно спали миллионы семей...


22 июня немецкие войска переходят гос. границу СССР. Фото: Хеле

Кто сегодня глух сердцем к метроному памяти? Кто занимается историческим ревизионизмом, пытаясь в этой трагедии поменять клеммы на противоположные? Ответы на эти вопросы формулировал в год 75-летия Победы В.Путин в статье для американского журнала The National Interest, напечатанной и в "Российской газете". Теперь одно из крупнейших немецких изданий - газета Die Zeit - публикует 22 июня статью президента РФ, посвященную началу ВОВ. История не служанка политику, когда звучит очень личное:
"Для моих родителей война - это страшные муки блокадного Ленинграда, где умер мой двухлетний брат Витя. Где чудом осталась в живых мама. Отец. Имея бронь, ушел добровольцем защищать родной город".

Очень хотелось бы, чтобы и блогосфера, и политики молодых постсоветских государств, открещивающихся от совместной истории, услышали еще одного президента. С той стороны. Вот последние новости информационных агентств со ссылкой на Das Erste :
"Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер выступил с речью по случаю 80-й годовщины нападения нацистской Германии на СССР и открыл выставку в германо-российском музее "Берлин - Карлсхорст", где в мае 1945 года генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель подписал Акт о безоговорочной капитуляции, положивший конец Второй мировой войне в Европе".

На памятное мероприятие были приглашены послы всех 15 стран бывшего Советского Союза. Посол Украины, а также представители стран Прибалтики отклонили это приглашение. Штайнмайер выступил с мужественной речью: "С первых же дней наступление германских войск было движимо ненавистью: антисемитизмом и антибольшевизмом, расовым безумием в отношении славянских и азиатских народов Советского Союза. Война немцев против Советского Союза была варварством убийц. При всех политических разногласиях, при всей необходимости спорить о свободе, демократии и безопасности должно быть место для памяти!  Я в скорби склоняюсь перед украинскими, белорусскими и русскими жертвами, перед жертвами, которые принесли все народы на территории бывшего Советского Союза".

Эти слова звучат с немецкой земли, где давно рассекречен завет Альфреда Розенберга, кстати, повешенного по приговору Нюрнбергского трибунала: "Задачи нашей политики должны идти в том направлении, чтобы выкроить из огромной территории Советского Союза гос. образования и направить их против Москвы..." А сегодня некоторым уже и Гитлера не надо. Когда в братской соседней стране идут маршем ненависти нацисты с факелами, ощущение, что адвокаты дьявола собираются на огненный пир Валтасара. Исторический финиш этой библейской истории известен.

Декларация исключительности одной нации - это первый шаг к большой беде. Как показал июнь 41-го - к большой войне. От дружбы еще никто не умер. От ненависти гибли целые цивилизации. Фронтовик Д.Гранин, тоже выступивший несколько лет назад с исторической речью в немецком бундестаге, как Ленинград умирал, но побеждал в блокаду, сказал библейское: простить и помнить.


Черный день. 22 июня. Только 3% дошли до победы из тех, кто ушел воевать в первый день войны .Чтобы наступил май 45-го без нацистской чумы. Нет других слов: через века, через года - помните. Чтобы адвокаты дьявола не украли у нас Память и Победу.
Ядвига Юферова
22.06. 2021. РГ

https://rg.ru/2021....na.html

ДА РАЗВЕ СЕРДЦЕ ПОЗАБУДЕТ...


22 июня 1941 года в 4 утра без объявления войны фашистская Германия и её союзники напали на Советский Союз. Части Красной армии были атакованы немецкими войсками на всем протяжении границы. Бомбардировкам подверглись Рига, Виндава, Либава, Шауляй, Каунас, Вильнюс, Гродно, Брест, Барановичи, Бобруйск, Житомир, Киев, Севастополь и мн. др. города, железнодорожные узлы, аэродромы, военно-морские базы СССР, осуществлялся артиллерийский обстрел пограничных укреплений и районов дислокации советских войск вблизи границы от Балтийского моря до Карпат.

Самым трудным в истории ВОВ был 1941 г.: за 6 месяцев 1941 года безвозвратные и санитарные потери РККА составили 4 473 820 чел. Потеряно 67% стрелкового оружия, 91% танков, 90% орудий и миномётов, 90% боевых самолётов. Врагу удалось захватить территорию, на которой проживало 40% населения страны. Гитлеровская Германия, вероломно напав на нашу Родину, приступила к осуществлению своей чудовищной цели: уничтожить советское государство, истребить миллионы людей, поработить народы СССР.

Вторая мировая война оказала огромное влияние на судьбы человечества: - в ней участвовало 61 из 73 существовавших тогда государств – 80% населения земного шара; военные действия велись на территории 40 государств; - в вооружённые силы было мобилизовано 110 млн. человек. Во время Второй Мировой войны впервые было использовано ядерное оружие; -  общие людские потери достигли 60-65 млн. чел., менее половины из них убито на фронтах (27 млн.), максимальные потери понес СССР (27 млн.), за ним следует Китай (около 20 млн.), Германия (около 10 млн.), Польша (6 млн.), Япония (3 млн.), Югославия (3 млн). Военные расходы и военные убытки составили 4 трл. долларов; - материальные затраты достигли 60-70% национального дохода воевавших государств…

С каждым годом все дальше уходят от нас грозные годы Великой Отечественной войны. Отношение к прошлому своей страны ярко показывает нравственную сторону нации. Память о стойкости и мужестве людей, которые отдали свое здоровье и жизнь за освобождение Родины от фашистского ига, должна остаться навечно в сердцах и душах нынешнего и будущих поколений.

Читайте, люди, книги о войне.
Не бойтесь слёз, и горечи, и страха,
Смотрите, люди, фильмы о войне
И не стыдитесь горевать и плакать.

Учитесь, люди, мужеству у тех,
Кого живыми в землю зарывали.
Среди забот житейских и утех
Не забывайте верности печали.

Ведь те, кого не стало за войну,
Кого сожгли, убили, растоптали,
Кто смерти отдал юность и весну,
Они за нас, за наши жизни пали.
Читайте, люди, книги о войне…

Р.Тамарина
http://biblioraduga.ru/2021....41-года

«30 ДЕКАБРЯ 1941 ГОДА»
Под елкой - убитый немец. Он наполовину занесен снегом. Кажется, будто он, прищурясь, смотрит на восток. Отсюда 3 недели тому назад немецкие офицеры разглядывали Москву в полевой бинокль. Я читаю листок "Золдатен ангрифф": "Москва огромный город. В нем - прославленный своей восточной красотой Кремль. В Москве много больших гостиниц, театров и кафе..."
Кажется, что это "гид", изданный бюро путешествий. Вероятно, немецкие офицеры уже выбирали себе гостиницу. Они не сомневались в своей победе. Они писали, что заводы Калинина начнут работать весной 1942 г. Их штабы в Ельце, в Алексине, в Белеве обосновались прочно, надолго. На стенах портреты Гитлера, семейные фотографии и непристойные открытки, вывезенные из Парижа. Они раскладывали по шкафам архивы, посвященные боям в Югославии, и летние вещи. Вот ракетка для тенниса, елка с недогоревшими свечами. На ней звезда. Они пили вокруг елки водку и шампанское. Они верили в счастливую звезду своего фюрера. Они убежали, не успев даже подумать, что с ними случилось.

1941 г. был для них победным. Они сожгли Белград. Они надругались над Акрополем. Они захватили Украину и Белоруссию. Они уже выбирали барабанщиков, которые пройдут по проспектам Ленинграда. Они уже спорили, кто первый снимется в Москве на Красной площади. 11 месяцев они торжествовали, но в году 12 месяцев, и 12-й оказался для немцев фатальным. Звезда фюрера потускнела. Вот ведут в штаб пленных. Немцев не узнать. В Париже летом 1940 г. я видел беспечных и наглых туристов. Осенью 1941 г. в Брянском лесу я видел солдат, усталых, но дисциплинированных. Попав к нам в плен, они боялись не нас, но своего фюрера и своего ротного командира. Теперь это не те немцы. Они смотрят бессмысленными, тусклыми глазами. Они чешутся, ругаются, судорожно зевают. Солдат толкает офицера - хочет продвинуться ближе к печке. Им наплевать на расовые теории, на железные кресты, на "крестовый поход". Они говорят только о холоде, о голоде, о том, что у какого-то Рашке осколок снаряда прободал живот. Они столько просидели вместе со смертью, что пропитались трупным запахом. Это неживые. Их хочется разбудить, растолкать.

Вдруг один, встряхиваясь, будто ему нужно скинуть с себя одурь, ругает Гитлера - черная, угрюмая брань кипит на его растрескавшихся губах. Немцы уносят легкое вооружение и винтовки убитых, но на дорогах тысячи машин. Одни из них забуксовали в снегу, у других не хватило бензина. Немцы, недавно кричавшие о своем превосходстве ("У нас моторы"), отдавали "мерседес" за тощую лошаденку. Их моторизированная пехота наконец-то научилась ходить пешком. Брошены орудия, минометы, ящики с патронами. Это не паническое бегство, но это и не стратегический отход, это - отступление под натиском наших частей. В Волоколамске мы нашли посередине города большую виселицу: 8 повешенных, среди них молоденькая девушка. Такие же виселицы были в Калинине, в Ливнах. У себя к рождеству фашисты ставили на площадях елки, у нас они воздвигали виселицы. Повсюду приказы - перечень проступков, за которые полагается петля. Достаточно накормить красноармейца или дать ему гражданскую одежду, чтобы попасть на виселицу. Гитлеровцы не пытались заигрывать с населением. Они хотели одного: запугать народ. Но жители русских городов оказались неукротимыми. Многие из них уходили в соседние леса и там, несмотря на суровые морозы, ждали возвращения Красной Армии.

Когда немцы взяли Наро-Фоминск, они не нашли в городе ни одного жителя. В Калинине жители не выполняли немецких приказов. Гитлеровцы загоняли женщин в сараи и там расстреливали. Один гараж подожгли - с людьми. Я читал приказ немецкого полковника Шитника: "Чтобы произвести надлежащие разрушения, надо сжечь все дома..." Сожжен древний город Епифань. Истра, веселая Истра, хорошо знакомая москвичам, - обугленные стены и щебень. Если в Калинине, Ельце, Ливнах остались неповрежденные кварталы, то только потому, что немцы спешили убраться восвояси.Когда приходят наши бойцы, показываются люди - из лесов, из рвов, из подвалов. Кажется, что в эти короткие зимние дни, в последние дни года, начинается весна. Строят бараки. После долгого перерыва пекут хлеб, и запах свежеиспеченного хлеба веселит, как свидетельство вечной жизни. Старенькая библиотекарша, вся в инее, прижимает к груди несколько спасенных книжек. А час спустя, обезумев от радости, пишет на обороте немецкого плаката: "Библиотека снова открыта". Вставляют стекла. Женщины помогают чинить железнодорожный путь. Из Москвы привезли конверты, крупу, сахар. С каждым днем жизнь плотнеет, становится ощутимой, реальной.

Вечером черна затемненная Москва. Но ярко горят глаза людей: Москва спасена. Москва не узнала горчайшего: плена. Не страшны теперь сирены. Улыбаясь, москвичи украшают скромные елки. Над ними сусальные звезды. И там, над домами, под звездами неба, звезды Кремля. Канун Нового года... Мы не мерим победы на аршины и фунты. Мы не примем четвертушки победы, восьмушки свободы, половинки мира. Мы хотим свободы для себя и для всех народов. Мы хотим мира не на 5, не на 10, не на 20 лет. Мы хотим, чтобы наши дети забыли о голосе сирен. У моего друга, красноармейца, который первым вошел в Волоколамск, жена родила в Москве - осенью. Мальчик провел уже  40 ночей в метро, а мальчику 2 месяца. И мой друг говорит: "Я умру, чтобы этого больше не было..." Мы хотим, чтобы наши дети рассказывали о танках как о доисторических чудовищах. Не затем мы сажаем сады и строим заводы, чтобы каждые 25 лет их уничтожали буйные кочевники. Это мы говорим, глядя на развалины Наро-Фоминска и Истры Гитлеровцев мы уничтожим - такова наша новогодняя клятва.
Илья Эренбург
http://www.bibliotekar.ru/informburo/26.htm

ЗАБЫТАЯ ЗОЯ
У сестры милосердия, спасшей многие солдатские жизни, нет ни могилы, ни имени на камне


Зоя Азарх

На этом снимке ей 17. Кем бы она стала?.. Поэтом? Профессором? Учителем? Наверняка она стала бы мамой своим детям. Но завтра была война...

Целовались, плакали и пели.
Шли в штыки. И прямо на бегу
Девушка в заштопанной шинели
Разбросала руки на снегу.

Мама! Мама! Я дошла до цели...
Но в степи, на волжском берегу,
Девушка в заштопанной шинели
Разбросала руки на снегу
.
Юлия Друнина

Зоя Азарх родилась на Волге, в Горьком, 19 июля 1921 г. В 1938 гю поступила в московский Институт истории, философии и литературы, знаменитый ИФЛИ. Писала стихи и прозу. Судьба ее рукописей неизвестна. 4 июля 1941 г. вместе с другими студентами Зоя выехала в Смоленск на строительство оборонительных сооружений. Вот что вспоминала А.И. Серых:
"Я закончила первый курс ИФЛИ... Мы рыли окопы и глубокие шестиметровой глубины противотанковые рвы по всему берегу Днепра. Рядом с нами работали студенты МГУ и других вузов. В шалаше я жила вместе с Зоей Азарх и Зоей Тумановой и другими девушками, фамилий которых я не помню. Эти Зои были старше меня и по возрасту, и по курсу. Но мы очень дружили, и они не отдалялись от меня. Фашисты скоро заметили нас, да и нельзя не заметить, как по всему берегу Днепра безо всякой маскировки копошились люди все светлое и частично темное время. Вскоре начались бои за Смоленск, и нам пришлось отступать... Под обстрелами и бомбежками мы пошли обратно в Москву лесными тропами с пропитанием 5-6 картофелин в день. Ночевали в сараях. Запомнилась ночь с 21 на 22 июля, когда мы ночевали в большом сарае, доверху заполненном сеном. Всю ночь, светлую и безоблачную, летели тяжелые фашистские бомбардировщики на Москву; в небе стоял сплошной гул. Это был первый налет на Москву. Обратно они летели уже беспорядочно, тут досталось и нам. Среди ясного солнечного дня фашистские стервятники с небольшой высоты сбрасывали на нас оставшиеся бомбы и связки гранат. Одни из нас прятались под стоявший у дороги подбитый танк, другие бежали в ржаное поле .25 августа поздно вечером мы пришли в разрушенную Вязьму. Здесь ребят взяли в дивизию народного ополчения, а нас, девчонок, всех отправили в Москву..."

Вернувшись в институт, Зоя после занятий спешила на ускоренные курсы медсестер. Вскоре ушла на фронт. В госпитальном списке поступивших на излечение в графе "Каким РВК и какой областью призван" стоит одно слово: "Добровольно". Медсестра Зоя Азарх служила в 371 стрелковом полку 130 стрелковой дивизии, сформированной из 3-й Московской коммунистической стрелковой дивизии. Перевязывая и вытаскивая раненых, она получила тяжелейшее сквозное ранение позвоночника. С поля боя Зою удалось вынести только ночью, и к ранению добавилось обморожение обеих кистей рук. 17 марта ее доставили в госпиталь, располагавшийся в  Фурманове Ивановской обл. 22 марта 1942 года Зоя скончалась. Девушке было 20 лет. Зою похоронили на местном Никольском кладбище.

И.К. Нефедов, составлявший каталог воинских захоронений Ивановской обл., написал: "Могила Зои Азарх не сохранилась. Несколько лет назад я обращался в местные инстанции, чтобы ее и еще несколько забытых имен внесли на мемориал в Фурманове, но воз и ныне там..." У подножия памятника, что стоит на военном мемориале в Фурманове, начертаны клятвенные слова: "Вечно живущие, смерть победившие, память о вас никогда не умрет!"
...А как же Зоя?
Дмитрий Шеваров
10.03. 2021. РГ

https://rg.ru/2021....rh.html

Прикрепления: 2224296.jpg (20.6 Kb) · 6711296.jpg (22.5 Kb) · 6088267.jpg (17.3 Kb) · 4497098.jpg (22.0 Kb) · 9701135.jpg (8.1 Kb) · 0853181.gif (679.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 22 Июн 2022, 19:37 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 7017
Статус: Offline
КОНСТАНТИН СИМОНОВ: У ВОЙНЫ, КАК МИНИМУМ, ДВЕ ПРАВДЫ...
История автографа на фронтовом сборнике, изданном 25 августа 1941 г.


К.Симонов на Северном флоте. 1941.

Мои товарищеские отношения с К.М. Симоновым продолжались в течение нескольких лет, до самой его кончины. Однажды, во время совместной работы над диалогом для "Комсомольской правды", ответственный секретарь редакции Г.С. Оганов попросил меня познакомить его с автором самого знаменитого стихотворения военной поры "Жди меня". Я сказал об этом Симонову. Он согласился.

Мы приехали в "писательскую" однокомнатную квартиру Симонова у м. "Аэропорт" (жилая квартира Константина Михайловича находилась почти рядом). И новые знакомые с ходу вступили в спор. По ходу спора на самые разные темы, распития обжигающей, как пламя газовой горелки, чачи, Оганов назидательно произнес: "Правда о войне, Константин Михайлович, бывает только одна".
Симонов сжал свои тонкие губы, внимательно посмотрел на Оганова, значительно моложе его, с реальной войной, как и я, не знакомого ни одной секунды, и, едва сдерживая эмоции, ответил: "Правда о войне, Григорий Суренович, не может быть одной. Их как минимум две. Правда первая: в годы войны погибло 9 млн. советских людей. Правда вторая: в годы войны погибло 22 млн. советских людей".

Я не был близким другом Константина Михайловича. Думаю, что самыми близкими ему людьми оставались те, с кем он прожил военное лихолетье. Но он находил возможным делиться со мной самой горькой информацией. В одну из встреч , например, он сказал: "Вчера был у Твардовского, похоже, все идет к концу.. Саша пожаловался, что едва может вытянуть из колодца даже половину ведра воды. Сил нет". (А.Твардовский - ближайший друг Симонова. В последние месяцы мучительной болезни уехал из Москвы и жил в деревне)
Провожая его в последний путь, Симонов вряд ли знал, что он и сам уже неизлечимо болен. Не задумывался он, как мне казалось, и над тем, что время и тяжелая болезнь связаны куда прочнее, чем время и крепкое здоровье. В нашу последнюю встречу я привез Константину Михайловичу какие-то бумаги. Он лежал на тахте, укрытый пледом. Болел. Через несколько минут разговора он протянул мне уникальный подарок. Это была крошечная, тоненькая, пожелтевшая от времени книжечка, в которой под одной обложкой были собраны его самые первые репортажи с кровавых передовых, куда он попал в качестве спецкора "Красной звезды". Книжечка была издана для окопов тиражом в 21 тыс. экз. Но автор смог сохранить 2 экземпляра в течение многих десятилетий.


Уникальность издания заключалась в том, что его выход в свет обозначался датой - 25 августа 1941 г. То есть спустя несколько недель после начала войны! Поступок Симонова не был импульсивным. На врученном мне экземпляре стояла заранее написанная фраза: "Геннадию Бочарову с фронтовым, как говорится, приветом из 41-го года. Константин Симонов"
.Шли 70-е. Уходя от Константина Михайловича, я вдруг ощутил нечто неизведанное: сухой жар симоновской ладони не остывал, а лишь волшебным образом видоизменялся. Изменялся, как звук мощного органа, который при выходе из собора слабеет в ушах, но нарастает в сердце.
О смерти Симонова мне сообщил вскоре В.Трошкин, один из лучших советских кинодокументалистов, над которым Симонов шефствовал, будучи другом его убитого на фронте отца.
Геннадий Бочаров
22.06. 2022. журнал "Родина"

https://rg.ru/2022....dy.html

80 ЛЕТ НАЗАД ЕВРОПА ВПЕРВЫЕ УСЛЫШАЛА СЕДЬМУЮ СИМФОНИЮ ДМИТРИЯ ШОСТАКОВИЧА


В дни блокады в БЗ Ленинградской филармонии была исполнена Седьмая симфония Шостаковича.

80 лет назад в Лондоне, а спустя месяц в Нью-Йорке прозвучала Седьмая симфония Д.Шостаковича, которую позже назвали "Ленинградской". 9 августа 1942 г. в окруженном нацистами городе ее исполнили полуживые от голода музыканты оркестра п/р Карла Элиасберга. Кому принадлежала идея играть Шостаковича в столицах стран-союзниц и какова была реакция мировой политической и муз. элиты, об этом наш разговор с Ю.Кантор, зам. директора Санкт-Петербургского института истории РАН и куратором проекта "Седьмая симфония. Партитура памяти", включающего выставку, научную конференцию и, конечно, концерт, посвященные этой великой музыке.

- Летом 1942 г. симфония прозвучала в 2-х столицах государств-союзников по антигитлеровской коалиции. В Лондоне - 22 июня и Нью-Йорке - 19 июля. Потом исполнялась и в других городах Великобритании и США. В Англии оркестром ВВС дирижировал один из самых знаменитых в то время европейских композиторов - Генри Вуд, в Америке - великий Артуро Тосканини.

- Записи этих концертов можно послушать?
- Запись нью-йоркского концерта сегодня доступна даже в интернете. А аудиозаписи первого исполнения симфонии в Ленинграде мы нигде найти не можем. Впрочем, как и киносъемки. Послали в федеральный архив кинофотодокументов и в петербургский архив кинофотофонодокументов запросы - известно, что съемка велась, но пока, увы, результатов нет. Это парадокс и историческая лакуна, которая требует разгадки.

- Чья идея была играть Седьмую симфонию в столицах союзников?
- На мировой премьере в Куйбышеве 5 марта 1942 г. были руководители практически всех иностранных дипмиссий, аккредитованных в СССР: все они в то время находились в "запасной столице". И стало ясно, что политическая сила этого произведения не менее велика, чем сугубо творческая. Наркомат иностранных дел (НКИД) СССР придавал большое значение исполнению Седьмой симфонии за рубежом. Была такая структура при наркомате, которая называлась Всесоюзное общество культурных связей с заграницей. ВОКСу и надлежало реализовать эту идею. Она была с огромным воодушевлением воспринята и политическим истеблишментом стран-союзниц, и деятелями культуры. Шостакович был очень популярен за рубежом и до войны. Поэтому огромное количество дирижеров конкурировало за право встать за пульт Седьмой симфонии.

- Какие детали этого события вскрывают документы, которые вы покажете на выставке?
- НКИД вел детальную переписку с нашими посольствами в Лондоне и Нью-Йорке, которые выступали в качестве посредников между зарубежными музыкальными организациями и Москвой. Архив внешней политики МИД России предоставил на выставку интереснейшие документы - внутренняя переписка о подготовке премьер, о реакции общественности на "Ленинградскую" симфонию. Есть и очень колоритные документы - например, поздравительные телеграммы Шостаковичу от Иегуди Менухина, П.Робсона, Ч.Чаплина т даже - техническая переписка, где запрашивается, какое количество дополнительных голосов ввести в оркестр, какая должна быть там рассадка музыкантов. Дело в том, что Седьмая симфония требует дополнения состава даже для большого СО. Среди документов МИДа - и переписка Шостаковича и Тосканини, касающаяся приглашения композитору Шостаковичу приехать в США.

- Поехал?
- Была дискуссия в НКИДе, ее резюме таково: "Шостакович считает свою поездку нецелесообразной, и мы с ним согласны. В этом духе он телеграфирует Тосканини", - пишет Молотов в посольство СССР в Вашингтоне. Копии этой шифротелеграммы - Сталину, Вышинскому. Шостакович написал Тосканини, что не может приехать, поскольку интенсивно работает над "произведением, приуроченным к 25-й годовщине СССР". Тосканини дирижировал симфонией в Нью-Йорке, был совершенно восхищен ею, что видно по переписке.

- Как отреагировала на "Ленинградскую" симфонию зарубежная публика?
- Судя по западной прессе, которую НКИД, разумеется, тщательно анализировал, сверхпозитивно. Крупнейшие издания опубликовали комплиментарные рецензии. Симфония в интервью крупнейших музыкантов названа "блестящей" и "вдохновляющей". Посольство Великобритании на русском языке издавало газету "Британский союзник". В ней прошло несколько серьезнейших статей, в том числе и интервью с Генри Вудом, связанных с резонансом, который имело исполнение Седьмой симфонии в Великобритании. Среди документов, которые передали нам из архива МИДа, есть и материалы об исполнении этой музыки в городах США, и о резонансе, конечно.

- Что вы имеете в виду, когда говорите о геополитическом эффекте музыки Шостаковича?
- Я сторонник точки зрения, что Седьмая симфония сыграла важную роль в нивелировании колебаний в сознании политической элиты США и Великобритании относительно открытия "второго фронта". Это был гуманитарный инструмент, оказавшийся сильнее политических. Искусство на многое способно во время войны и нередко оказывается более эффективным, чем оружие и идеология.
Елена Новоселова
22.06. 2022. РГ

https://rg.ru/2022/06/22/vtoroj-front-iskusstva.html

9 августа 1942 г. Шостакович впервые исполнил 7-й симфонию в блокадном Ленинграде



Седьмую (Ленинградскую) симфонию Д.Шостакович начал писать в сентябре 1941 г., когда вокруг города на Неве замкнулось кольцо блокады. В те дни композитор подал заявление с просьбой направить его на фронт. Вместо этого он получил приказ готовиться к отправке на Большую землю и вскоре вместе с семьей был отправлен в Москву, а потом в Куйбышев. Там композитор 27 декабря закончил работу над симфонией. Премьера симфонии состоялась 5 марта 1942 г. в Куйбышеве. Успех был настолько ошеломляющим, что уже на следующий день копия ее партитуры была самолетом доставлена в Москву. Первое исполнение в Москве состоялась в Колонном зале Дома Союзов 29 марта 1942 г.

Партитуру симфонии отправили в Соединённые Штаты военным самолётом, и первое исполнение «Ленинградской» симфонии в Нью-Йорке транслировали радиостанции США, Канады и Латинской Америки. Ее услышали около 20 млн. человек.
Но с особым нетерпением «свою» Седьмую симфонию ждали в блокадном Ленинграде. 2 июля 1942 г. 20-летний летчик лейтенант Литвинов под сплошным огнем немецких зениток, прорвав огненное кольцо, доставил в блокадный город медикаменты и 4 объемистые нотные тетради с партитурой Седьмой симфонии. На аэродроме их уже ждали и увезли, как величайшую драгоценность.

Но когда главный дирижер БСО Ленинградского радиокомитета Карл Элиасберг раскрыл первую из 4-х тетрадей партитуры, он помрачнел: вместо обычных 3-х труб, 3-х тромбонов и 4-х валторн у Шостаковича было вдвое боль­ше. Да еще добавлены ударные! Мало того, на партитуре рукою Шостаковича написано: «Участие этих инструментов в исполнении симфонии обязательно». И «обязательно» жирно подчеркнуто. Стало понятно, что с теми немногими музыкантами, кто еще остался в оркестре, симфонию не сыграть. Да и они свой последний концерт играли еще в декабре 1941 г.

После голодной зимы 1941 в оркестре осталось только 15 чел., а требовалось более 100. Из рассказа флейтистки блокадного состава оркестра Г.Лелюхиной: «По радио объявляли, что приглашаются все музыканты. Было тяжело ходить. У меня была цинга, и очень болели ноги. Сначала нас было 9, но потом пришло больше. Дирижера Элиасберга привезли на санях, потому что от голода он совсем ослабел. Мужчин даже вызывали с линии фронта. Вместо оружия им предстояло взять в руки муз. инструменты. Симфония требовала больших физических усилий, особенно духовые партии - огромная нагрузка для города, где и так уже тяжело дышалось».
Ударника Жаудата Айдарова Элиасберг отыскал в мертвецкой, где заметил, что пальцы музыканта слегка шевельнулись. «Да он же живой!». Шатаясь от слабости, К.Элиасберг обходил госпитали в поисках музыкантов. С фронта потянулись музыканты: тромбонист - из пулеметной роты, валторнист - из зенитного полка... Из госпиталя сбежал альтист, флейтиста привезли на санках - у него отнялись ноги. Трубач пришел в валенках, несмотря на лето: распухшие от голода ноги не влезали в другую обувь.

Кларнетист В.Козлов вспоминал: «На первой репетиции некоторые музыканты физически не могли подняться на 2-й этаж, они слушали внизу. Настолько они были измучены голодом. Сейчас невозможно даже представить себе такую степень истощения. Люди не могли сидеть, так они исхудали. Приходилось стоять во время репетиций».

9 августа 1942 г. в блокадном Ленинграде БСО п/у К.Элиасберга (немца по национальности) исполнил Седьмую симфонию Д. Шостаковича. День первого исполнения Седьмой симфонии выбран не случайно. 9 августа 1942 г. гитлеровцы намеревались захватить город - у них даже были заготовлены пригласительные билеты на банкет в ресторане гостиницы «Астория».
В день исполнения симфонии все артиллерийские силы Ленинграда были брошены на подавление огневых точек противника. Несмотря на бомбы и авиаудары, в филармонии были зажжены все люстры. Симфония транслировалась по радио, а также по громкоговорителям городской сети. Ее слышали не только жители города, но и осаждавшие Ленинград немецкие войска, считавшие, что город практически мертв.
После войны двое бывших немецких солдат, воевавших под Ленинградом, разыскали Элиасберга и признались ему: «Тогда, 9 августа 1942 года, мы поняли, что проиграем войну».
Прикрепления: 0138181.png (48.0 Kb) · 8034715.png (100.3 Kb) · 2913322.png (56.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 22 Июн 2023, 19:03 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 7017
Статус: Offline
82 года с начала Великой Отечественной войны



Обращение Кирилла в 82-ю годовщину начала Великой Отечественной войны
22 июня мы вспоминаем печальное, страшное событие, когда на нашу страну, на наш многонациональный народ обрушился очень сильный, коварный, жестокий враг – фашистская Германия. Германия была не одна, она была со многими странами, которые  подчинила себе в кратчайшее время, были и те, кто самовольно, самостоятельно вошли в коалицию и стали воевать против Советского Союза, против нашей любимой страны. И сегодня, когда слышишь эти архивные записи: «Сегодня в 4 утра Германия вероломно напала на нашу страну…», содрогается сердце. Содрогается оно еще тогда, когда спустя 4 года войны мы узнали о 27 млн. погибших воинов, гражданских, женщин, стариков, детей. Узнали о концлагерях, узнали о газовых камерах, узнали обо всём ужасе нацизма и фашизма. Царство Небесное и низкий поклон всем героям, которые оставили свои жизни или пришли израненные душой, сознанием, психикой с Победой. Им низкий поклон, Царство Небесное усопшим.

Сегодня все повторяется. Тот же нацизм снова пытается уничтожить Россию, русский мир, русский народ. Тот же сатанизм пытается уничтожить святое Православие не только на Украине, но разрушить в целом в нашей стране. Та же русофобия сегодня гуляет по всему миру и причём, не скрывая свое звериное лицо. И сегодня, как тогда, всем нам, вспомнив наших героев и вспоминая новых героев, которые сегодня на передовой, нужно объединить все усилия своей воли, сугубо просить Господа о помощи в победе над этим страшным мировым злом.

Великий Суворов говорил: «Молись Богу - от Него победа». Слава Богу, что сегодня всё больше люди начинают это понимать. И сегодня наши мысли с ветеранами, наша любовь безмерна к их подвигу. И конечно, наши мысли, наши молитвы, молитвы Церкви со всеми нашими героями, которые на передовой борются с тем же самым нацизмом и сатанизмом. Господи, благослови наших героев и вместе с ними благослови наших военных священников, которые сегодня с ними на передовой. Вечная память, Царство Небесное усопшим нашим героям.
https://pobeda.ru/novosti....ny.html

В России стартовала Международная мемориальная акция «Свеча Памяти», посвящённая 82-й годовщине начала ВОВ
21-22 июня 2023 года в России, ближнем и дальнем зарубежье проходит 15-я Международная мемориальная акция «Свеча Памяти». Это не только скорбь, но и гордость за свой народ, который выстоял и победил в  войне, несмотря на бесчисленные потери. Акция «Свеча Памяти» открывает цикл мероприятий, посвященных 82-й годовщине начала ВОВ. Старт традиционной акции состоялся в Москве 21 июня в Елоховском Богоявленском кафедральном соборе, где были зажжены Свечи Памяти всех бывших республик СССР, городов-героев, городов воинской славы России, а также проведено поминальное богослужение.


Акция носит межконфессиональный характер. Автоколонна, в составе которой находятся ветераны ВОВ, Герой Советского Союза и РФ, ветераны боевых действий, представители молодёжи, со Свечой Памяти из Елоховского собора направилась к духовным центрам столицы – Соборной мечети и Мемориальной синагоге. Затем участники автоколонны посетили памятные места в Парке Победы на Поклонной горе и возложили цветы к Вечному Огню. В состав общественного Оргкомитета Международной мемориальной акции входят руководители и представители ветеранских и общественных объединений, представители всех офиц. религиозных конфессий России, Герои Советского Союза и РФ, ветераны ВОВ, депутаты Госдумы и сенаторы, члены Общественной палаты России, представители постпредств субъектов РФ и землячеств.

В 2021 г. делегация Общероссийской организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» посетила Брест и передала Свечу Памяти в Мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой». В 2022 г. члены Президиума «ОФИЦЕРОВ РОССИИ», ветераны морской пехоты из г. Балтийска и Республики Беларусь доставили Свечу Памяти в город-герой Тула, чтобы торжественно передать эстафету памяти в Музей обороны города. По итогам акции 2023 г. Свеча Памяти была передана в музей города-героя Смоленска «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны».

Ирина Яровая, зам. председателя Госдумы ФС РФ:



«Возродившийся нацизм сегодня, в современном мире, используется как настоящее оружие агрессии. Поэтому «Свеча Памяти» в этом году несет важнейший смысл, символизируя что Россия - страна, свободная от нацизма, противостоящая ему. Сегодня наши ребята в рамках СВО выполняют именно такую священную миссию. Они защищают нашу страну и весь мир от современного фашизма. Киевский нацистский режим создан как инструмент гибридной войны не только с Россией, но и с Европой. Если Европа это пока не осознала, то наша «Свеча Памяти» может стать просветлением и напоминанием о том, какую опасность для мира несут нацистские преступления. Особо хочется отметить, что «Свеча Памяти» будет зажжена и на новых территориях России».
https://www.sila-rf.ru/2023....j-vojny

Правда о первых днях Великой Отечественной войны
Почему наша армия потерпела столько поражений в начале войны? Почему позволила фашистам пройти так далеко? Как объяснить бездействие первых месяцев? Сколько времени понадобилось, чтобы страна смогла начать давать отпор?



Глава из книги:
"Сталин вопреки очевидным фактам считал, что это еще не война, а провокация отдельных недисциплинированных частей немецкой армии".
Н.С. Хрущев, Доклад XX съезду КПСС «О культе личности и его последствиях»

Если все книги, в которых подробнейшим образом объясняются причины наших поражений в начале войны, сложить вместе, то получится нерушимая стена. Высотой с «Ленинку», шириной – с ее фасад. Как в «Марше защитников Москвы»:

Мы не дрогнем в бою
За столицу свою,
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Разгромим, уничтожим врага.


Воцерковленные люди вообще-то знают, что «нерушимая стена» – одно из имен Богородицы. Откуда Она в стихах советского поэта?Ну да ладно, к этому еще вернемся. Так вот, эти бы бесконечные стеллажи книг туда – на западную границу СССР. Сложить из них хоть еще один дот, еще одну огневую точку. Была бы польза! Разобрано все. Подсчитаны дивизии, корпуса, группы. Высказаны десятки, сотни предположений, теорий, выводов. Но всегда, после самого убедительного изложения и поставленной в конце точки остаются невысказанные вопросы: «Как же так? Почему?»

Неоднократно было доказано, что в трагическом развитии событий в первые месяцы войны виноват лично Сталин. До этого, в других книгах, доказывалось, что Сталин не виноват, а наоборот, большой молодец. Давалось объяснение, что виной всему – внезапность нападения… и разбуженные вражеской артиллерией советские солдаты и офицеры мечутся в исподнем по плацам военных городков. В других исследованиях столь же убедительно демонстрируется, что дата нападения советскому руководству была известна, и войска якобы получили приказы к боевому развертыванию. Есть и всякая авторская экзотика типа того, что армия «бастовала», так как была недовольна советскими реалиями. Или, наоборот, наши солдаты, жертвы собственной пропаганды, не верили, что свой брат рабочий – немецкий солдат – посмеет стрелять в братьев по классу. Но как бы ни были авторы уверены в правоте своих теорий, как бы удачно ни обыгрывали в своих трудах эту больную тему, все равно между их выводов сквозит: «Как же так? Почему?»

Одно простое объяснение. Я не буду разбирать этот пласт литературы. Дам всего одно простое объяснение – и это будет самая короткая глава в книге. Даже без эпиграфа. Немцы были сильнее. Всё.

«К началу нападения немецко-фашистские войска имели двукратное, а на направлениях главных ударов 4-5-кратное численное превосходство в живой силе и боевой технике». Это не говоря о качестве техники, моральном духе покорителей Европы и заслуженно хваленом немецком «орднунге» в войсках. Их было больше, и они, признаемся, умели воевать лучше всех в мире. Остановить немецкую военную машину тогда не мог никто. На тот момент. Вот и все объяснение. Точка. А потом Россия сосредоточилась. Потом сильнее стали мы. Почему начало войны – не поражение, а победа?

Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20/VII-41
Надпись, процарапанная на стене Брестской крепости

Зачем гитлеровские стратеги дали плану нападения на СССР имя Барбароссы – средневекового германского полководца, утонувшего в реке во время зарубежного похода? Загадка. Наверное, плохо знали историю. Наверное, им просто показалось звучным итальянское прозвище Фридриха Рыжебородого, сына Фридриха Одноглазого. Эх, постоянно призываю, господа, не ленитесь, учите историю. Узнаете много интересного. Не в бою, не от ран, даже не от яда погиб Барбаросса, а просто полез в воду, не зная броду...

Разрабатывал план будущий пленный фельдмаршал, а тогда – боевой, прошедший Францию, Сербию, Польшу, Бельгию генерал Ф.Паулюс. Тоже, в общем, не самая удачная фигура, но это выяснится позже. Основным условием успеха для «Операции «Барбаросса»» были не внезапность и не создание многократного превосходства на направлениях главного удара. Не удары танковыми клиньями и даже не успешный обход Припятских болот, упоминание о которых назойливо переходит из одного варианта этого плана в другой. Главным условием победы была скоротечность войны. Говорят, Гитлер открещивался от авторства термина «блицкриг», «молниеносная война». Даже жаловался, что ему его приписывают. Но в каждом документе по «Барбароссе» подчеркивается: победа германского оружия должна быть молниеносной, исключающей возможность войны с русским на истощение.

Директива № 21 Верховного командования («Операция Барбаросса»). Ставка фюрера. № 33408. Отпечатано 9 экз. Совершенно секретно. Подпись: Адольф Гитлер. 18.12.1940
.
«Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии».

Из директивы по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск («Операция Барбаросса»). Генштаб. Оперативный отдел. №050/41. Отпечатано 20 экз. Совершенно секретно. Только для командования. 31 января 1941 г.
«Операции должны быть проведены таким образом, чтобы посредством глубокого вклинения танковых войск была уничтожена вся масса русских войск, находящихся в Западной России. При этом необходимо предотвратить возможность отступления боеспособных русских войск в обширные внутренние районы страны».

Два-три месяца. Максимум – 5. Это не шапкозакидательство – этой национальной славянской болезнью генералы вермахта не страдали. Это был план, базированный на всей предыдущей success story – истории успеха немецкого оружия. Вся кампания во Франции заняла у них лишь 14 дней, а в Польше – 18, на 4 дня больше. Германия ждала от своего фюрера, а фюрер от своего вермахта – блицкрига. Еще в конце июля 1941 г., через месяц после начала войны, немецкое командование рассчитывало, что цели «Барбароссы» будут достигнуты в ближайшее время. Москва и Ленинград, по плану – 25 августа. Волга – начало октября. Баку и Батуми – начало ноября.

Этим планам не суждено было сбыться ни 25 августа, ни 25 декабря. Никогда. Ибо я убежден: Гитлер проиграл войну Красной Армии – и я не отделяю ее героических солдат от ее руководства – уже в августе 1941-го, когда «Операция Барбаросса» была сорвана. Самые большие беды, жертвы и страдания советского народа были впереди. Еще не раз будет казаться, что Россия висит на волоске. Но уже ничего нельзя было изменить. Германия не могла вести в России затяжную войну. Первые ростки победы

Цель – Ленинград – отодвигалась от нас в далекое будущее… дело принимало серьезный оборот.
Генерал Майнштейн «Утерянные победы»

Да, летом 41-го было всякое. Пыльные колонны наших пленных, дороги, забитые беженцами, дезертиры и расстрелы (вызвали в Москву и расстреляли всю верхушку командования ЗапОВО), были паника и ощущение свершившейся катастрофы. Но если бы было только это, как нам часто представляется по сегодняшним фильмам и книгам, то 25 августа немцы действительно маршировали бы по Москве. Значит, происходило и другое. Планировались и осуществлялись контрудары. Перестраивалась стратегия. Подтягивались резервы. А главное, открылось удивительное русское явление – массовый героизм. Давайте отметим пунктиром, штрихами некоторые, казалось, незначительные эпизоды, которые, складываясь вместе, уже тогда обозначали нашу будущую Победу.

В небе над Брестской крепостью


45-я немецкая дивизия вела бой у Бреста в полном составе до 1 июля 1941 г. Брестская крепость, первой принявшая на себя удар, не сдавалась. Затем против горстки наших окруженных со всех сторон, лишенных воды и еды бойцов были оставлены 2 штурмовых батальона, усиленные артиллерией. Об истории обороны Брестской крепости на земле слышали многие. Я расскажу о первых боях в небе над Брестом – 22 июня 1941 г.
.
Около 10 час. утра на подступах к Бресту 4 самолета 123-го истребительного авиаполка, пилотируемые молодыми офицерами Можаевым, Жидовым, Рябцевым и Назаровым, вступили в бой с 8-ю Ме-109. Сразу же был подбит самолет Жидова. Когда он пошел на снижение, 3 немца стали атаковать его сверху – чтобы добить. Можаев, прикрывая выход товарища из боя, пулеметной очередью сразил одного из них. Тем временем второй самолет был подожжен самим падающим Жидовым. К концу воздушного боя Рябцев, израсходовав весь боекомплект, повел свою «Чайку» на «мессершмитт» и протаранил его. Вместе с обломками рухнул на землю и гитлеровский летчик. Сам Рябцев благополучно спустился на парашюте. Так на глазах защитников Брестской крепости был совершен один из первых (по данным энциклопедии «Асы Сталина», в тот день – уже 9-й) воздушных таранов в ВОВ. Этот крохотный эпизод – к истории про то, как весь наш воздушный флот был уничтожен немцами в первые часы на аэродромах, про мальчишек-осоавиахимовцев, которых пачками сбивали асы Геринга, и растерянных летных комиссаров, бегавших, вытаращив глаза, в исподнем по разбомбленным аэродромам. Всякое, видимо, в бардаке первых дней/недель войны было. Но было и другое. Как и эти – уже в первые минуты войны – победы в небе над Брестом, вдохновившие защитников крепости на небывалую в истории войн оборону.
Гродно (Белоруссия, у границы с Польшей)

Самый первый контрудар Красная Армия нанесла уже утром 23 июня южнее Гродно – во фланг вражеской группировке. Шесть немецких дивизий оказались на несколько суток прикованы к району Гродно и понесли большие потери. 29 июня генерал Гальдер сделал в дневнике следующую запись: «Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволять себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это недопустимо…»

Героически действовали в районе города Лиды ((Западная Белоруссия, рядом с Гродно. Там будет позже разворачиваться действие фильма «В августе 1944-го») наши артиллеристы. Оборудовав противотанковый рубеж на реке Дзитва, встала обороной 8-я отдельная противотанковая бригада, которой командовал полковник с говорящей фамилией Стрельбицкий. На этом рубеже ожесточенные бои велись почти неделю – до 28 июня. Артиллеристы уничтожили 60 танков противника. Полковник Стрельбицкий награжден орденом Красного Знамени. От 20 до 30 мин. – столько времени немцы отводили на взятие погранзастав согласно плану «Барбаросса». Однако многие заставы – держались сутками. По меркам Большой Войны пограничники с их винтовками и пулеметами были почти безоружны. Но они были на 100% укомплектованы, хорошо обучены и, главное, входя в жесткую структуру НКВД, по сути, всегда находились в состоянии боевой готовности. Это позволило пограничникам в первые же минуты войны дать немцам отпор, с которым тем еще никогда сталкиваться не приходилось.

5-я застава 17-го погранотряда – вы что-нибудь о ней слышали? Одна из сотен. Вот что рассказывал старшина этой заставы И.П. Максимов: «Сначала фашисты открыли по нам артиллерийский огонь. После двухчасовой артподготовки, примерно в 6.00, в воздух поднялись немецкие самолеты и начали бомбить. Мы находились под таким обстрелом, что вынуждены были в окопах полного профиля рыть еще и щели, чтобы людей не поражали осколки. Часть пограничников была на границе, остальные заняли круговую оборону заставы, благо за два дня до начала войны были вырыты еще два окопа. Первым встретил немцев наряд в составе 4-х человек. На понтонном мосту они подбили бронетранспортер и мотоциклиста. Почти в 7 утра появилась первая цепь немцев. Наступали плечом к плечу, с трубками во рту. Мы подпустили их на бросок гранаты и открыли огонь из имеющихся у нас винтовок, пулеметов. Наступление было отражено. Фашистам только оставалось подогнать несколько танков, погрузить на них трупы и отвезти за Буг».

8 июля 1941 г. был подписан первый в годы войны Указ Президиума ВС СССР о присвоении звания Героя Советского Союза летчикам М.П. Жукову, С.И. Здоровцеву и П.Т.  Харитонову, прикрывавшим Ленинград от налетов вражеской авиации и сбившим каждый – по нескольку самолетов противника. Здоровцев вел затяжной бой с бомбардировщиками противника, пока не расстрелял все патроны. Пошел на таран – и вражеский самолет вместе с экипажем врезался в землю, а Здоровцев остался невредим. Харитонов, израсходовав боеприпасы, тоже не вышел из боя, атаковал вражеский бомбардировщик безоружным – но хитро, не таранил, а изящно, как гонщик Формулы-1 на скорости в 300– 400 км/ч проскользнул вдоль немца – и вскользь – винтом отрубил ему воздушные рули. Уничтожив противника, Харитонов благополучно посадил свой самолет невредимым на аэродроме.Жуков (эта фамилия вскоре тоже станет говорящей) также под конец затяжного боя – уже без боеприпасов – совершил виртуозный прием военного пилотажа: прижимал своей машиной самолет люфтваффе книзу, пока фриц, не в состоянии вырулить, в конце концов на сверхнизком полете не рухнул прямиком в Псковское озеро. Помните оплеванную критиками за «фантастичность и неестественность» сцену в «Утомленных солнцем-2», когда немецкий летчик, пытаясь попасть в цепляющихся за морскую мину девочку и священника, прижимается, выбирая угол прицела, ниже, ниже и, не справившись с управлением – рушится в воду? В кино это происходит словно бы по молитве. В это же киновремя, в том же июне 1941-го, происходило то же самое, что и в выдуманном сюжете. На самом деле. И, закрыв глаза, я вижу, я явственно слышу, как это было. Как беззвучно слетают шипящие звуки молитв-проклятий – с плотно сжатых губ мл. лейтенанта Жукова. Безоружного русского мальчишки-аса, загоняющего в воды озера вражеский «Юнкерс».

Об этом сегодня уже никто не помнит. Как в разгар Смуты, в начале XVII в. Смоленск дал пример всей России. Два года, в одиночку, в окружении, ничтожно малым гарнизоном, не только без помощи Москвы, а вообще – без всякой власти в Москве [там уже свергли царя, и олигархическая семибоярщина уже признала власть поляков (!)], один против всего белого света – Смоленск выдерживал иноземную осаду. Жрали крыс, выставляли в зубцах стен Смоленского Кремля длинные шесты – чтобы осаждающие принимали их за пики и ружья стрельцов – настолько мало оставалось живых защитников крепости… Но не сдавались. Эта героическая оборона вдохновила Минина и Пожарского. С нее началось возрождение России.

Спустя 300 лет, в 1941-м, Смоленск опять встал Нерушимой стеной на пути иноземного войска. Смоленское сражение началось 10 июля 1941-го. Это был большой жилой город. Там не был подготовлен оборонительный рубеж. Уже и «линия Молотова», и «линия Сталина» – в глубоком тылу немцев. Дорога на Москву – открыта. Гитлер знал это, и планировал взять Смоленск с ходу, за 12 дней. Но эта битва продолжалась 2 месяца.


Именно там, под Смоленском, окончательно рухнула «Операция Барбаросса».
Продолжаем – пунктиром, штрихами…
Уже 14 июля нами впервые применена реактивная артиллерия. «14.07.1941 в 15 час. 15 мин. батарея капитана И.Флерова нанесла удар по ж/д узлу Орша, где стояли немецкие вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим. Враг понес большие потери, в его рядах возникла паника. Те из гитлеровцев, кто уцелел, были взяты в плен. Это чудо-оружие советские бойцы назвали ласково «катюшей», а немецкие солдаты прозвали его «сталинским органом» (Stalinorgel)». Для поражения немецких танков все шире привлекалась авиация. Удары она наносила спец. термитными шарами и бутылками с горючей смесью. 30–31 августа наши летчики уничтожили более 100 танков. Тогда же воздушным ударам подверглись 8 аэродромов противника, на которых уничтожили 57 самолетов. Так что не только мы теряли самолеты на земле в начале войны. 11 августа начальник германского Генштаба Франц Гальдер записал в дневнике: «Общая обстановка все очевиднее показывает, что колосс Россия… был нами недооценен».

Первого значительного успеха мы добились под Ельней, где 24-я армия с 30 августа по 8 сентября провела наступательную операцию. В основу замысла тогда еще генерала Г.Жукова был положен классический двусторонний охват с окружением и разгромом немцев по частям. В 7 час. утра около 800 орудий, минометов и реактивных установок обрушили шквал огня на врага. После четырехдневного упорного сопротивления противник под угрозой окружения начал отходить. 6 сентября Ельня была освобождена. 8 сентября Ельнинский выступ, вдававшийся в нашу оборону, был срезан. Пять немецких дивизий потеряли за неделю боев на одном участке фронта – 45 тыс. человек.
Теперь – прошу минуту внимания.
При разгроме Франции и всей ее армии, при разгроме английских экспедиционных сил во Франции, захвате Бельгии, Голландии, Люксембурга германская армия потеряла 45 774 убитыми. То есть общие потери немцев за неделю под Ельней в сентябре 1941-го сопоставимы с потерями за целый год (!) войны в Европе. «Здесь, под Ельней, родилась советская гвардия. Первым 4-м стрелковым дивизиям (100, 127, 153 и 161-й), особо отличившимся в боях, было присвоено звание «гвардейская»». И все это тоже – 1941 год. Под Смоленском наши безвозвратные потери составили 486 171 чел., а санитарные – 273 803. Страшные цифры. Но и у немцев танковые дивизии лишились половины личного состава и машин, общие потери составили около полумиллиона человек. Здесь впервые – уже в первые месяцы войны – мы начинали выходить на паритет по потерям.

Кто был последним защитником Брестской крепости? Эти люди заслуживают величайшего восхищения.

Генерал-полковник Гудериан
О ЗАЩИТНИКАХ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ


В этой книге нельзя ограничиться одним эпизодом с тараном в небе над Брестской крепостью. Ее оборона – как камертон: Брестская крепость задала героическую тональность всей Великой Отечественной. И пусть о подвиге защитников нам стало известно только после войны, – немцы-то знали. Знали свою судьбу.
Казалось бы: как могут старинные укрепления позапрошлого века защитить от оружия XX в. – танков, самолетов, огнеметов, удушливых газов (а они тоже применялись против защитников крепости)? Укрепления Бреста выглядели внушительно, но только внешне. Кстати, одним из проектировщиков «модернизации» крепостных фортов в 1913-м был царский офицер Дм. Карбышев – тот самый несгибаемый генерал Карбышев, которого немцы в феврале 1945-го вместе с другими заключенными концлагеря Маутхаузен превратят на морозе в ледяную глыбу.

Брестская крепость притягивает удивительные совпадения: в лагере для советских военнопленных генерал Карбышев сблизился с тем самым майором П.Гавриловым, который с 22 июня 1941 г. возглавлял оборону крепости. 23 июля (повторю – ИЮЛЯ) Гаврилов тяжело раненным попал в плен. Не через неделю, не через 10 дней – через месяц и один день после начала войны. Каким-то чудом майор Гаврилов в немецком плену выжил. После освобождения его восстановили в звании и взяли назад на службу. А в 1957-м, когда о подвиге Бреста узнала вся страна, Гаврилову присвоили звание Героя Советского Союза.

Земляной вал Бреста с казематами в принципе создавал некие возможности для обороны. В 1939 г. поляки тоже сразу не сдались. Они героически защищали крепость от бронетанкового корпуса генерала Гудериана – 3 дня. 14 и 16 сентября отбили 7 атак. И ушли из крепости только в ночь на 17 сентября: силы были неравны, поляков было всего 2–2,5 тыс. На рассвете в нее вошли немцы. В Бресте они не задержались и вскоре передали его нашим войскам. Кстати, именно там в 1918-м был подписан Брестский мир – с теми же немцами. Гудериан в своих воспоминаниях, правда, поляков не хвалит, больше напирая на бардак в немецких частях.

«14 сентября… я быстро начал марш на Брест, чтобы использовать внезапность для достижения успеха. Попытка взять эту цитадель внезапным нападением танков провалилась лишь потому, что поляки поставили во входных воротах старый танк «Рено», который и помешал нашим танкам ворваться в город. 20-я мотодивизия и 10-я танковая дивизия 16 сентября начали совместное наступление на цитадель. Штурмом взяли гребень вала, но атака захлебнулась, так как пехотный полк не выполнил приказа наступать непосредственно за огневым валом артиллерии. Когда полк, в передовые подразделения которого я тотчас же направился, с опозданием и уже без приказа вновь предпринял атаку, он понес тяжелые потери, не достигнув успеха. Мой адъютант пытался прекратить огонь, который вели наступавшие сзади части по своим собственным передовым подразделениям, но был сражен польским снайпером» .

Итак, укрепления крепости позволили полякам продержаться 3 дня – это известно. Увы, мы не знаем, сколько дней точно держались наши защитники крепости. Точнее, сколько недель, месяцев. Мы не знаем имени человека, процарапавшего штыком на стене: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.VII.41 г.». Он ведь не подписался.
20 июля… Значит, этот солдат воевал в подземельях Брестской крепости уже месяц, практически без пищи и боеприпасов. У наших солдат были консервы и патроны, но совершенно не было воды. Немцы это быстро поняли и блокировали доступ из руин крепости к реке. Дожидались, пока последние защитники, врывшиеся в землю посреди гор разложившихся на жаре трупов, просто умрут от жажды. Несмотря на это – только организованная оборона крепости каким-то чудом продолжалась до августа 1941 г. Но долго еще и после боялись подходить немцы к подземельям. Словно зомби, восставшие из ада, поднимались оттуда по ночам черные тени, и звучали автоматные очереди. По немецким источникам, последние очаги сопротивления в Бресте были подавлены только в сентябре. Когда уже пал Киев и Смоленск. Есть и другие легенды. В северокавказской прессе был опубликован рассказ, как уже поздней осенью в момент, когда эсэсовцев выстроили на плацу для награждения за очередные «подвиги»…

«…Из подземных казематов крепости вышел высокий подтянутый офицер Красной Армии. Он ослеп и шел с вытянутой левой рукой. Правая рука его лежала на кобуре пистолета, он был в рваной форме, но шел с гордо поднятой головой, двигаясь (наощупь) вдоль плаца. Неожиданно для всех немецкий генерал вдруг четко отдал честь советскому офицеру, последнему защитнику Брестской крепости, за ним отдали честь и все офицеры немецкой дивизии. Красноармейский офицер вынул из кобуры пистолет, выстрелил себе в висок. Когда проверили документы – партийный и военный билеты, – узнали, что он уроженец ЧИАССР, старший лейтенант пограничных войск».

Фамилия – Барханоев. Ее нет среди тех, чьи имена увековечены на плитах мемориального комплекса «Брестская крепость-герой». Там вообще нет фамилий 3/4 защитников, так навсегда и оставшихся Неизвестными солдатами. Но действительно довольно много других кавказских – в том числе вайнахских – фамилий. Так что хорошая легенда, правильная. В интернете она гуляет под названием «Последний защитник Брестской крепости». Однако это не совсем точно, этот герой – не был последним защитником. Писатель С. Смирнов, благодаря которому мы и узнали о подвиге героев Бреста, долгие годы пытался выяснить, кто же был последним, или последними. Одна из глав его знаменитой книги, удостоенной Ленинской премии, так и называется – «Последние». Смирновым записан поразительный рассказ еврейского скрипача Ставского, позднее расстрелянного в гетто. Этот рассказ привел старшина Дурасов, который сам был ранен под Брестом, попал в плен и остался в рабочей команде при немецком госпитале.

«Однажды, – это было, как вспоминает Дурасов, в апреле 1942 г, – скрипач опоздал часа на 2 на работу и, когда пришел, с волнением рассказал товарищам о том, что с ним случилось. На дороге его остановили немцы и увезли в крепость. Там, среди развалин, в земле была пробита широкая дыра, уходившая куда-то глубоко вниз. Вокруг нее с автоматами наготове стояла группа немецких солдат.
– Спускайся туда! – приказал скрипачу офицер. – Там, в подземелье, до сих пор скрывается один русский. Он не хочет сдаваться и отстреливается. Ты должен уговорить его выйти наверх и сложить оружие – мы обещаем сохранить ему жизнь.
Когда скрипач спустился, в темноте грянул выстрел.
– Не бойся, иди сюда, – говорил неизвестный. – Я выстрелил просто в воздух. Это был мой последний патрон. Я и сам решил выйти – у меня уже давно кончился запас пищи. Иди и помоги мне…
Когда они кое-как выкарабкались наверх, последние силы оставили незнакомца, и он, закрыв глаза, изнеможденно опустился на камни развалин. Гитлеровцы, стоя полукругом, молча, с любопытством смотрели на него. Перед ними сидел невероятно исхудавший, заросший густой щетиной человек, возраст которого было невозможно определить. Нельзя было также догадаться о том, боец это или командир, – вся одежда на нем висела лохмотьями.
Видимо, не желая показать врагам свою слабость, неизвестный сделал усилие, чтобы встать, но тут же упал на камни. Офицер бросил приказание, и солдаты поставили перед ним открытую банку с консервами и печенье, но он не притронулся ни к чему. Тогда офицер спросил его, есть ли еще русские там, в подземелье.
– Нет, – ответил неизвестный. – Я был один, и я вышел только для того, чтобы своими глазами посмотреть на ваше бессилие здесь, у нас, в России…
По приказанию офицера музыкант перевел ему эти слова пленного.
И тогда офицер, обращаясь к своим солдатам, сказал:
– Этот человек – настоящий герой. Учитесь у него, как нужно защищать свою землю…»

Это было в апреле 1942 года. Имя и судьба героя остались неизвестными.

Брестская крепость заложила, выражаясь современным языком, один из главных алгоритмов той войны. Ее защитников можно было убить. Можно было взять в плен. Но победить их было нельзя. Раз за разом уничтоженные очаги сопротивления снова оживали и назавтра огрызались огнем, а после очередного рапорта об «окончательной» зачистке крепости немецкое военное кладбище в ее окрестностях продолжало расширяться. Когда 24 июня майор Гаврилов возглавил оборону, у него было 400 бойцов. Чуть больше, чем у обессмертившего себя в веках спартанского царя Леонида.

Из надписей на плитах мемориала «Брестская крепость»:
ШУМКОВ Александр Иванович
р. в 1913 в г. Константиновка Донецкой обл., в РККА с 1939, окончил курсы мл. лейтенантов, лейтенант, командир 9-й стрелковой роты
84-го СП, погиб 22 июня 1941.
ШУМКОВА Любовь Сергеевна
р. в 1919 в д. Романово Лебедянского р-на Липецкой обл., жена лейтенанта А. И. Шумкова, командира 9-й стрелковой роты 84-го СП, погибла 22 июня 1941.
ШУМКОВА Светлана Александровна,
р. в декабре 1940 в г. Бресте, дочь лейтенанта А.И. Шумкова, погибла 22 июня 1941.

Если я возьму Киев, я возьму Россию за ноги; если я возьму Петербург, я возьму ее за голову; заняв Москву, поражу ее в сердце.
Наполеон I

Понятно, что в сводках Совинформбюро наши сами себя хвалили. А как еще? Надо поддерживать боевой дух. Не голову же пеплом посыпать. Но дело в том, что не меньше нас хвалили и немцы! Правда, выяснилось это уже после войны, когда увидели свет дневники гитлеровских генералов. Заяви такое вслух немецкий военачальник, безрезультатно штурмуя Ленинград или откатываясь от Москвы, его бы лишили орденов, звания и расстреляли перед строем. В вермахте тоже с этим не церемонились. В 1946–48 гг. американцы пытались выведать у пленных немецких генералов, в чем секрет непобедимости русской армии. На роль Мальчиша-Кибальчиша эти потрепанные вояки не годились, и на вопросы отвечали честно. В результате этих то ли интервью, то ли протоколов допросов и появилась книга «Роковые решения вермахта», которую американский редактор представил вполне откровенно: «Мы, американцы, должны извлечь пользу из неудачного опыта других».

Одним из тех, кто вынужден был рассказывать о своих поражениях, – начальник штаба 4-й армии вермахта генерал Гюнтер Блюментрит. Удивительно, но этот фашист отзывается о противнике – русских – гораздо более позитивно, чем сегодня некоторые наши собственные «либеральные» публицисты. Хотя местами его чисто европейская дремучесть вызывает даже умиление – а ведь вторую войну воевал человек против нас. В общем, очень интересная Россия получается у генерала Блюментрита: «Близкое общение с природой позволяет русским свободно передвигаться ночью в тумане, через леса и болота. Они не боятся темноты, бесконечных лесов и холода. Им не в диковинку зимы, когда температура падает до минус 45. Сибиряк, которого частично или даже полностью можно считать азиатом, еще выносливее, еще сильнее… Мы уже испытали это на себе во время Первой мировой войны, когда нам пришлось столкнуться с сибирским армейским корпусом».
Да уж, сибиряки, подошедшие на подмогу Москве, сумели впечатлить лощеного германского офицера. Сразу и вспомнил нас, и всё былое…

«Для европейца, привыкшего к небольшим территориям, расстояния на Востоке кажутся бесконечными. Ужас усиливается меланхолическим, монотонным характером русского ландшафта, который действует угнетающе, особенно мрачной осенью и томительно долгой зимой. Психологическое влияние этой страны на среднего немецкого солдата было очень сильным. Он чувствовал себя ничтожным, затерянным в этих бескрайних просторах».

Вот, оказывается, как. Мы видели во фрицах извергов, душителей, губителей людей. А оказывается, их тонкая душевная организация страдала от необозримости российских просторов. Приходилось им действовать по Фрейду – через силу выдавливать из себя на этой гнетущей бескрайней земле свои психологические европейские комплексы. Жечь, расстреливать, насиловать. И чего было к нам лезть таким тонким натурам? Но характеристика, согласитесь, любопытная. Такого нарочно не придумаешь. Короче, природа наша Блюментриту не нравится, а вот русского солдата он оценивает высоко, на собственном горьком опыте 2-х войн: «Русский солдат предпочитает рукопашную схватку. Его способность не дрогнув выносить лишения вызывает истинное удивление. Таков русский солдат, которого мы узнали и к которому прониклись уважением еще четверть века назад».

Прониклись уважением? То-то расстреливали пленных прямо на марше, сбрасывая трупы в обочину. Или боялись, а потому зверствовали? Нет, не понять нам, славянским недочеловекам, тонкостей душевной организации противника. Дальше – еще интереснее. Оказывается, немцы не знали нашего оборонного потенциала! Хорошо же была налажена секретность в предвоенном СССР, которую интеллигенция считала глупой шпиономанией.
Прикрепления: 7584749.png (89.1 Kb) · 5610358.png (159.0 Kb) · 5445134.png (129.1 Kb) · 8621817.png (69.8 Kb) · 7010677.png (92.3 Kb) · 8876231.png (32.9 Kb) · 7289575.png (106.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 22 Июн 2023, 19:35 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 7017
Статус: Offline
Подчеркну, эти воспоминания относятся не к весне 1945-го, когда мы стояли на подступах к Берлину, а к осени 1941-го, когда немец пер на Москву.
«Нам было очень трудно составить ясное представление об оснащении Красной Армии. Гитлер отказывался верить, что советское промышленное производство может быть равным немецкому. У нас было мало сведений относительно русских танков. Мы понятия не имели о том, сколько танков в месяц способна произвести русская промышленность. Трудно было достать даже карты, так как русские держали их под большим секретом. Те карты, которыми мы располагали, зачастую были неправильными и вводили нас в заблуждение. О боевой мощи русской армии мы тоже не имели точных данных. Те из нас, кто воевал в России во время Первой мировой войны, считали, что она велика, а те, кто не знал нового противника, склонны были недооценивать ее».

Были, как выясняется, и в верхушке германского генералитета трезвые головы. И решались высказываться – пока война еще не началась.
«Фельдмаршал фон Рундштедт, командовавший группой армий «Юг» и после фельдмаршала фон Манштейна наш самый талантливый полководец во время Второй мировой войны, в мае 1941 г. сказал о приближающейся войне следующее: «Война с Россией – бессмысленная затея, которая не может иметь счастливого конца. Но если, по полит. причинам, война неизбежна, мы должны согласиться, что ее нельзя выиграть в течение одной лишь летней кампании»» (именно эта задача официально ставилась перед армией фюрером.).

Но вот война началась – и немцы в недоумении. Не ЕвроПа-с, господа, вам тут совсем не Европа. Да, скифы мы…
«Поведение русских войск даже в первых боях находилось в поразительном контрасте с поведением поляков и западных союзников при поражении. Даже в окружении русские продолжали упорные бои. Там, где дорог не было, русские в большинстве случаев оставались недосягаемыми. Они всегда пытались прорваться на восток. Наше окружение русских редко бывало успешным».

Война продолжалась и преподносила все новые неприятные сюрпризы.
«От фельдмаршала фон Бока до солдата все надеялись, что вскоре мы будем маршировать по улицам русской столицы. Гитлер даже создал спец. саперную команду, которая должна была разрушить Кремль. Когда мы вплотную подошли к Москве, настроение наших командиров и войск вдруг резко изменилось. С удивлением и разочарованием мы обнаружили в октябре и начале ноября, что разгромленные русские вовсе не перестали существовать как военная сила. В течение последних недель сопротивление противника усилилось, и напряжение боев с каждым днем возрастало…»

Блюментрит навряд ли читал «Войну и мир» и про дубину народной войны он, конечно, не слышал. А вот судьбу Наполеона в своих воспоминаниях мусолит постоянно. Нет, сравнивать Гитлера с Бонапартом – это не было голой придумкой советской пропаганды. Так считали и сами немцы.

«Глубоко в нашем тылу, в огромных лесных и болотистых районах, начали действовать первые партизанские отряды. Они нападали на транспортные колонны и поезда с предметами снабжения, заставляя наши войска на фронте терпеть большие лишения. Воспоминание о Великой армии Наполеона преследовало нас, как привидение. Книга мемуаров наполеоновского генерала Коленкура, всегда лежавшая на столе фельдмаршала фон Клюге, стала его библией. Все больше становилось совпадений с событиями 1812 г.»

Все больше совпадений? А вы как хотели? Вторая Отечественная! Но уж вовсе удивительным, будто придуманным изобретательным сценаристом, кажется эпизод с французами, снова наступавшими на Москву, – в 1941-м. Однако нет, это не фантастика, а аутентичные мемуары генерала вермахта: «Четыре батальона французских добровольцев, действовавших в составе 4-й армии, оказались менее стойкими. У Бородина фельдмаршал фон Клюге обратился к ним с речью, напомнив о том, как во времена Наполеона французы и немцы сражались здесь бок о бок против общего врага. На следующий день французы смело пошли в бой, но не выдержали ни мощной контратаки противника, ни сильного мороза и метели. Таких испытаний им еще никогда не приходилось переносить. Французский легион был разгромлен… Через несколько дней он был отведен в тыл и отправлен на Запад».


Бой на Бородинском поле. Осень 1941.

Если бы я писал киносценарий из эпохи наполеоновских войн, то махнул бы рукой на строгое следование исторической правде и вставил бы этот эпизод с французским легионом, в серой форме вермахта, – погибающим на заснеженном поле Бородина. Здесь была бы правда иного уровня – художественная.

«И вдруг на нас обрушилась новая, не менее неприятная неожиданность. Во время сражения за Вязьму появились первые русские танки Т-34. В результате наши пехотинцы оказались совершенно беззащитными. Требовалось по крайней мере 75-мм орудие, но его еще только предстояло создать. В районе Вереи танки Т-34 как ни в чем не бывало прошли через боевые порядки 7-й пехотной дивизии, достигли артиллерийских позиций и буквально раздавили находившиеся там орудия».
Он втоптал их прямо в грязь

"Русского солдата мало убить, его надо еще и повалить!"
Фридрих II Великий

Но, может, этот самый Блюментрит был в вермахте отступником, своего рода моральным уродом, несмотря на свою высокую должность? Может, лишь он один среди германских милитаристов отдавал должное врагу? Да нет.
Вот книга под броским названием «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных» британца Роберта Кершоу. Она построена на серии интервью с выжившими ветеранами похода на Россию. Это самые обычные солдаты и офицеры вермахта.

«Русские не сдаются. Взрыв, еще один, с минуту все тихо, а потом они вновь открывают огонь…»
«С изумлением мы наблюдали за русскими. Им, похоже, и дела не было до того, что их основные силы разгромлены…»
«Буханки хлеба приходилось рубить топором. Нескольким счастливчикам удалось обзавестись русским обмундированием…»
«Боже мой, что же эти русские задумали сделать с нами? Мы все тут сдохнем!..»


Однако, может, и это – окопная правда, зато те, кто возглавлял нашествие и видел всю картину объемно, другого мнения? В мемуарах немецких военачальников – а это огромная литература, – конечно, много самолюбования, попыток оправдаться, объясниться перед потомками. Тем не менее, все боевые генералы как один отдают должное русским – начиная с первых дней войны. Генерал-полковник (позднее – фельдмаршал) фон Клейст, летом 41-го – командующий 1-й танковой группой, которая наступала на Украине: «Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость…»

Генерал фон Манштейн (тоже будущий фельдмаршал): «Часто случалось, что советские солдаты поднимали руки, чтобы показать, что они сдаются нам в плен, а после того как наши пехотинцы подходили к ним, они вновь прибегали к оружию; или раненый симулировал смерть, а потом с тыла стрелял в наших солдат».

Дневник генерала Гальдера (1941 год): «Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен». (Запись от 24 июня.)
«Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека. Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей в плен сдаются немногие». (29 июня.)
«Бои с русскими носят исключительно упорный характер. Захвачено лишь незначительное количество пленных». (4 июля.)

Фельдмаршал Браухич (июль 1941 г.): «Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает кампании особую специфику. Первый серьезный противник».

Добавлю, что для гитлеровцев он оказался и последним. В общем, все понятно и достаточно очевидно. Но чтобы уже закончить с немцами, дам целиком историю, описанную командиром 41-го танкового корпуса вермахта генералом Райнгартом. Про то, как немцы впервые увидели советский тяжелый танк КВ. По-моему, история потрясающая.

«Примерно сотня наших танков, из которых около трети были Т-IV, заняли исходные позиции для нанесения контрудара. С 3-х сторон мы вели огонь по железным монстрам русских, но все было тщетно… Эшелонированные по фронту и в глубину русские гиганты подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к нашему танку, безнадежно увязшему в болотистом пруду. Безо всякого колебания черный монстр проехался по танку и вдавил его гусеницами в грязь. В этот момент прибыла 150-мм гаубица. Пока командир артиллеристов предупреждал о приближении танков противника, орудие открыло огонь, но опять-таки безрезультатно. Один из советских танков приблизился к гаубице на 100 м. Артиллеристы открыли по нему огонь прямой наводкой и добились попадания – все равно что молния ударила. Танк остановился. «Мы подбили его», – облегченно вздохнули артиллеристы. Вдруг кто-то из расчета орудия истошно завопил: «Он опять поехал!» Действительно, танк ожил и начал приближаться к орудию. Еще минута, и блестящие металлом гусеницы танка словно игрушку впечатали гаубицу в землю. Расправившись с орудием, танк продолжил путь как ни в чем не бывало».
https://www.pravmir.ru/pravda-o-pervyx-dnyax-velikoj-otechestvennoj/
Прикрепления: 1163820.png (52.2 Kb)
 

  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: