[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Форум » Размышления » О других интересных или важных событиях » МОСКВА, КОТОРОЙ НЕТ...
МОСКВА, КОТОРОЙ НЕТ...
Валентина_КочероваДата: Вторник, 29 Июн 2021, 21:36 | Сообщение # 51
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
НЕОЖИДАННЫЕ НАХОДКИ ПОДЗЕМЕЛИЙ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ


Для многих Кремль - это символ власти, да и самого российского государства. Он возводился на протяжении веков на месте резиденции московских князей. Вековые муры, величественные башни и таинственные подземелья этого легендарного здания до сих пор не покидают умы ученых. Лишь в редких случаях исследователям разрешалось непосредственно производить экспедиции в Кремле, да и те находились под строгим контролем. Именно потому в Московском Кремле до сих пор совершаются удивительные археологические открытия, но, несмотря на это, его подземелья все еще хранят множество тайн.


Не все из легенд о Московском Кремле возникли из ниоткуда. Многие из них основаны на реальных документах, отчетах и записях смотрителей крепости. В надежде раскрыть как можно больше тайн подземелий, энтузиасты не раз пытались исследовать его.
Первую попытку исследовать подземелья Кремля сделал пономарь церкви Иоанна Предтечи на Пресне Конон Осипов в 1718 г. Он добился у князя разрешения отыскать палаты, забитые сокровищами, которые, как говорят, видел дьяк большой казны В.Макарьев.
В Тайницкой башне пономарь нашел вход в галерею, но во время раскопок возникла угроза обрушения, вследствие чего работы прекратили. Спустя 6 лет Осипов вернулся к своим поискам по приказу Петра I. Для работы были выделены рабочая сила, но поиски вновь не увенчались успехом. Ранее производились исследования и других частей Кремля. Так, в 1894 г. археолог Н.Щербатов отправился на поиски архивов Иоанна IV Грозного.


План подземной библиотеки Ивана Грозного 

В результате раскопок под башней К.Еленина ученые обнаружили вход в проход с узкими окнами для узников. Некоторые историки утверждают, что с середины XVI в. нижние палаты Троицкой башни образовывали так называемые каменные "мешки" для заключенных. Вполне возможно, этот секретный объект изначально использовался для обороны крепости, а позже стал темницей.
Также в районе Набатной башни Н.С. Щербатов выявил тайник со старинными боеприпасами. Историк Таисия Белоусова предполагает, что данные снаряды были спрятаны для бомбардировки позиций противника.


Тайницкая башня Кремля

Как только большевики пришли к власти, они озаботились безопасностью цитадели. Фото ходов, хранившиеся у Щербатова, были изъяты, колодцы Тайницкой башни - засыпаны, а помещения под Троицкой башней -замурованы. После инцидента с провалившимся под землю красноармейцем в 1933 г., исследованием подземелий занялся археолог Игнатий Стеллецкий. Он предположил, что ранее колодец Тайницкой башни был сухим, а от него шли разветвления ходов. Открытие было сделано при раскопках "осиповского" хода под Арсенальной Угловой. Под стеной была обнаружена разгрузочная арка, открывающая вход в обнесенный стеной Александровский сад. Однако группа п/р Стерецкого уперлась в каменную глыбу. Он считал, что дальше внизу расположен бездонный проход, но ученому приказали остановить работы.


Работа археологической группы во время раскопок в Кремле

Работники царского режима и представители советской власти относились к научным исследованиям в резиденции гос. администрации с осторожностью. После череды инстанций археологам разрешали исследовать только часть подземелий Кремля. Искали всякое: от вышеупомянутого кабинета Ивана Грозного до Святого Грааля. С 2014 г. ученые Археологического института РАН осуществляли раскопки на месте снесенного корпуса №14. Он был возведен в 1932 г. на месте Чудова и Вознесенского монастырей. В ходе исследований была обнаружена коллекция украшений, из которых особый интерес представляет декоративная застежка-фибула XII в. Также были найдены осколки золотых и эмалевых чаш сирийского происхождения, черепки из керамики Дальнего Востока и свинцовые печати.


Пушки Наполеона в Кремле 

В 2019 г. в основании одного из помещений был обнаружен тайник со снаряжением наполеоновской армии времен Отечественной войны 1812 г. В 1985 г. во время строительных работ в районе Чудова монастыря, было совершено по истине страшное открытие. В одном из подземных помещений Кремля был найден саркофаг, скрывавший куклу в человеческий рост в военной форме. Позже ученые пришли к выводу, что в этом месте захоронили великого князя С.А. Романова, который погиб в 1905 г. в результате нападения террористов. Как известно, при взрыве от тела мало что осталось, поэтому князя останки собрали в сосуд и поместили в изголовье гробницы. Археологов уже давно не удивить старинными драгоценностями или другими находками в Кремле. Многовековая история Российского государства оставляла на своих страницах всякое. Но многие из них открывали новые горизонты и заставляли по-новому оценить быт и нравы наших предков.
https://kulturologia.ru/blogs/280621/50239/\
Прикрепления: 7906415.jpg(14.7 Kb) · 8645669.jpg(17.3 Kb) · 6147123.jpg(18.6 Kb) · 6313075.jpg(12.7 Kb) · 7347838.jpg(13.7 Kb) · 2790101.jpg(12.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 17 Сен 2021, 19:51 | Сообщение # 52
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
НОВОЕ О ПРОШЛОМ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ
Институт археологии РАН завершает начатые 2 года назад раскопки в Большом Кремлевском сквере, на участке, где в 2019–2020 гг. были открыты остатки фундаментов зданий Приказов, монументальных построек конца XVI–XVII в., в которых размещались органы центрального управления Московского государства. Главной задачей 3-го сезона раскопок стало исследование наиболее ранних отложений, предшествующих времени строительства каменных приказных палат и залегающих на глубине 3–5 м между кладками фундаментов. Именно эти напластования, характеризующие исторический облик Кремля древнейшей поры, первоначально были главной целью исследовательского проекта, но оказались доступны лишь в последние месяцы, после расчистки и укрепления остатков зданий Приказов. Новый сезон раскопок добавил немало новых данных и к характеристике самих построек Приказов, некогда занимавших заметное место в кремлевском ансамбле.


Ступени Старых Приказов и остатки постройки XV в. с мельничными жерновами

Изучение кирпично-белокаменных конструкций, открытых в прошлом году, позволило установить, что это не опоры крыльца Новых Приказов, а сохранившиеся под землей фрагменты предыдущего здания Приказов, разобранного при начале строительства новых «дьячих палат» конца царствования Алексея Михайловича. Об этом здании до настоящих археологических работ было известно лишь по письменным и изобразительным источникам. Раскрытые в процессе раскопок кладки являются первыми материальными свидетельствами его существования.  

Старые Приказы – это первое каменное здание «правительства» и его канцелярских служб Московского царства XVI в. Начало ему было положено в 1565 г., когда, по свидетельству летописи, повелением царя Ивана Васильевича (Грозного) напротив «Ивана Святого под колоколы» была сооружена каменная Посольская палата, впоследствии ставшая Посольским приказом. За ней в восточном направлении вдоль Спасской улицы выстраивались деревянные «дьячьи избы», которые в 1591 г. были заменены каменными двухэтажными палатами, расположенными незамкнутым к Архангельскому собору и Соборной пл. каре. Открытые раскопками конструкции являются фрагментами восточного поперечного корпуса Старых Приказов – основаниями его западной стены и одной из внутренних перегородок. Располагая условным архивном чертежом 1660-х гг., на котором обозначены габариты Приказов, и археологическими кладками, можно с исключительной точностью реконструировать расположение здания в южной части Ивановской пл. Даже по небольшому раскрытому фрагменту можно заключить, что архитектура здания не была рядовой.

Попавшая в раскоп часть демонстрирует редкий в древнерусской архитектуре прием арочного фундамента, где арка, сложенная из белого камня и кирпича, несла на себе нагрузку от стены, одновременно разгружая массив фундаментной кладки. Прием говорит о высокой строительной культуре мастеров времени Б.Годунова и показывает разнообразие строительных приемов XVI в., среди которых были и такие изящные решения как фундаменты на арках. Внутри здания были настланы кирпичные полы – своеобразный кирпичный паркет, уложенный «в елочку». Со двора Старых Приказов внутрь здания вело белокаменное крыльцо с лестницей, ступени которой значительно стерты, демонстрируя длительность их использования. Несмотря на то, что Старые Приказы были разобраны перед строительством нового здания «дьячьих палат», фундаменты и цоколи стен XVI в. не были разобраны полностью и сохранились под землей в хорошем состоянии.


Под фундаментами здания Приказов XVII в. и жилых построек XIV–XVI вв.

Один из главных результатов нынешнего сезона раскопок – выявление остатков городских усадеб (или одной усадьбы?) с плотной застройкой XIV – 1-й половины XVI в. на территории, где позднее размещались административные здания. На небольших участках с культурным слоем этого времени, избежавших разрушения при строительстве, зафиксированы остатки печей и глубокие ямы-погреба с впущенными в них деревянными срубами, располагавшиеся под наземными постройками. Некоторые из этих погребов выделялись крупными размерами, со стороной сруба около 5 м, необычными для рядовых городских строений. Ранее остатки подобных погребов исследовались в раскопках на Подоле Кремля и на месте 14-го корпуса. Часть построек погибла в пожарах, о силе которых свидетельствует растрескавшиеся под воздействием огня белокаменные мельничные жернова, расчищенные внутри одной из построек. Постройки сменяли другу друга на одном и том же месте, при устройстве новых погребов прорубались деревянные стенки старых, пришедших в негодность и засыпанных.


Расчистка погребов с деревянными конструкциями

Находки из культурного слоя XIV – 1-й половины XVI в. (около 400 предметов) указывают на высокое благосостояние и социальное положение владельцев усадеб: здесь собраны обломки от нескольких драгоценных поливных чаш XIV в., привезенных из Золотой Орды и Византии, целый стеклянный перстень из столицы Волжской Булгарии, железная шпора и набор массивных железных предметов (сковорода, замок с цепью). Среди уникальных находок частично сохранившаяся поливная чаша XV в., украшенная оттисками штампов, на которых можно видеть лицо человека и стилизованное изображение какого-то фантастического животного.  У чаши нет аналогов, однако близкая по технологии изготовления керамика производилась в указанное время в Твери. За апсидами Архангельского собора «на месте» Старых Приказов историческая традиция помещает двор князя Владимира Андреевича Храброго, двоюродного брата Дм. Донского, одного из наиболее влиятельных представителей московского княжеского дома 2-й половины XIV – начала XV в. Не исключено, что раскопками затронут один из участков территории «большого московского двора» серпуховского князя.

  
Поливной сосуд – из разрушенной наземной постройки начала XVI в. Шпора происходит из слоя XVI в.

Раскопки показали, что участок вблизи высокого края коренной террасы Москвы-реки был плотно заселен и в более ранее, домонгольское, время, т.е. до 1237 г. И хотя культурные слои этого периода сохранились в непотревоженном виде только на небольших по площади участках, количество вещевых находок домонгольского облика весьма значительно. Это обломки стеклянных браслетов, стеклянные бусы, обломки византийских амфор, в которых на Русь привозилось виноградное вино. Полевые работы 2021 г. окончательно установили облик поселения раннего железного века, оставленного дославянским (финно-угорским) населением, с которым связана далекая предыстория Москвы. В нижних слоях раскопа собраны сотни образцов керамики железного века и характерные для той эпохи вещи (так называемые «грузики дьякова типа» и керамические бусы-колокольчики). Судя по обилию этих находок и присутствию их на значительной территории (от Соборной пл. до края коренной террасы Москвы-реки) можно полагать, что поселение раннего железного века существовало, с перерывами, длительный период времени, начиная с 2-й половины. I тыс. до н.э. и до IV–V вв. н.э. и представляло собой городище (укрепленное поселение). Подобно большинству других городищ дьяковской культуры, оно запустело за 500–600 лет до прихода на берега Москвы-реки славян. Раскопки наполняют историю Кремля новыми материалами, раскрывающими неизвестные факты прошлого и достоверный облик Москвы различных эпох.  После завершения раскопок белокаменные фундаменты Старых и Новых Приказов, лестница и кирпичный пол будут переданы реставраторам для консервации, укрепления и подготовки раскопа к экспонированию в качестве музейного объекта. 
Н.А. Макаров, В.Ю. Коваль, Р.Н. Модин
17.09. 2021. институт археологии РАН

https://www.archaeolog.ru/ru....askopok
Прикрепления: 4900431.jpg(27.4 Kb) · 2946784.jpg(24.2 Kb) · 9206959.jpg(27.4 Kb) · 5421383.jpg(10.9 Kb) · 6668795.jpg(11.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 19 Ноя 2021, 19:17 | Сообщение # 53
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ЛЕБЯЖИЙ ПЕРЕУЛОК, Д. 6/1. ДОМ С МАЙОЛИКАМИ

  
Дом в Лебяжьем пер, 1960-е годы. Вид из окон дома в Лебяжьем пер. в 1960-е годы. Из семейного архива А.А. Зилова
Дом этот выходит окнами прямо на Кремль. В одной из квартир новые постояльцы как-то обнаружили толстенные бухгалтерские книги. Из года в год, каждую минуту, в них кто-то прилежно фиксировал время и марку автомобилей, выезжающих из кремлевских стен. С тех пор как на Боровицком холме стали селиться люди, здесь существовала переправа через Неглинку, от которой разбегались дороги на Киев и Новгород – будущие улицы Волхонка и Знаменка. В древности эта территория долго оставалась незастроенной, поскольку служила плацдармом Кремлевской крепости. Лишь в XVII в. она начала «оживать»: к югу от Троицких ворот по берегу Неглинки протянулся Аптекарский сад с одноименным двором. Были и другие дворы: Колымажный, Воловий и Лебяжий с прудом, давший имя одному из самых коротких переулков города. 

  
Пашков дом и церковь Николы Стрелецкого на Боровицкой пл. от Лебяжьего пер. Конец XIX в. Вид на квартал перед Боровицкой пл. и дом Пашкова, 1880-е годы

Попутно Аптекарский сад часто использовался для устройства праздничных гуляний и фейерверков, а около Боровицкого моста находились копаные Неглименские пруды, в которых разводили рыбу. Ее, правда, в 1753-м, из-за привычки жителей свозить к прудам «всякие нечистоты», пришлось эвакуировать в Пресненские пруды. На протяжении XVIII - XIX в. прилегающая к мосту местность была плотно застроена каменными зданиями, и на стрелке Волхонки и Знаменки сложился очень интересный классический ансамбль. Только самой Боровицкой пл., как таковой, не было, она появилась на карте города лишь в 1938 г. в связи со строительством Большого Каменного моста на новом месте. Старый Каменный мост выходил на крохотную Ленивку, а по сталинскому генплану пространство новой площади, образованной на месте снесенных домов в начале Волхонки и церкви Николы Стрелецкого (1682 года постройки), должно было стать частью гигантского проспекта Дворца Советов. Кварталы между набережной и Волхонкой - Лебяжий пер., Ленивка - подлежали полному сносу. Но уцелели. Уцелел и дом №6/1. Он относился к кварталу на набережной, который до 1780-х годов оставался за потомками Зотова и Головина.

С разбором стены Белого города владение приросло участками земли со стороны Кремля и набережной и к XIX в. стало напоминать по форме неправильный пятиугольник, сильно вытянутый к Москве-реке, узкий по Ленивке и широкий – к Александровскому саду. С конца XVIII в. владельцы менялись как перчатки и каждый считал своим долгом что-нибудь да переменить во внешнем облике усадьбы. В 1806 г. сенатор, тайный советник А.В. Алябьев (отец известного композитора) увеличил главный дом (Кремлевская наб., 1/9) за счет пристроек со стороны двора и мезонина. В 1812-м дворяне Шатиловы и выстроили двухэтажный корпус по линии Лебяжьего пер. В 1868 г. благородное имение приобрел губернский секретарь Михаил Андреевич Попов и устроил здесь водочный завод. Владение тогда интенсивно застраивалось - ставились корпуса по Лебяжьему пер., по направлению к Неглинной ул. Характер застройки понятен – склады, производство. В главном доме разместилась администрация завода, рядом появился разливочный цех.
После смерти хозяина фабрики производством некоторое время ведала его вдова, а в 1878 г. оно перешло к потомственным гражданам Протопоповым, учредившим «Товарищество водочного завода преемников вдовы Поповой».

«Товарищество» просуществовало на Кремлевской набережной до 1908 г., а в 1911 г. усадьбу приобрел коммерции советник, предприниматель и меценат П.Г. Солодовников, сын известного промышленника и содержателя театра на Б.Дмитровке Г.Г. Солодовникова. По заказу Петра Гавриловича в 1912 г. архитектор С.М. Гончаров перестроил складские помещения в западной части владения (со стороны Ленивки) и по Лебяжьему пер. Там разместились театр миниатюр на 520 мест и «Электротеатр», то есть синематограф, на 280 мест. Со двора к ним было пристроено помещение для фойе, а перестроенное здание по Кремлевской набережной использовалось для театральных касс и как вход в театр.


Владение Солодовникова, 1920-е годы (дом в Лебяжьем на заднем фоне).

В 1915 г. здесь выступал театр «Ассамблея» (комедии, фарсы, оперетты, балет, дивертисмент). В 1917-м располагалась оперная студия С.Зимина. После революции театр миниатюр сменил «Театр народа», баловавший публику «спектаклями-митингами», т. е. во время театрального действия одновременно проходил и митинг на заданную тему: «митинг введен в пьесу», как писали в газетах.
Помимо зданий театра перестройке подверглись также и расположенное рядом двухэтажное здание по Лебяжьему пер. (выстроенное Шатиловыми), незадолго до того горевшее. В 1912 г. все тот же архитектор Гончаров строит трехэтажный доходный дом, в 1913 г. подросший на этаж. Дом с пяти- и шестикомнатными квартирами был вполне современен, оборудован лифтами. (Сейчас некоторые квартиры перепланированы, а лифтовые шахты, похоже, заложены и прирезаны к квартирам).


Кстати, и сам архитектор – весьма непростой. С.М. Гончаров (1862 - 1935) – внук младшего брата Н.Н. Пушкиной, потомок знаменитого рода владельцев Полотняных заводов. Окончив МУЖВЗ, в 1886 г. он получил звание классного художника и архитектора. По его проектам в Москве было построено несколько доходных домов в стиле модерн. Но одним из наиболее выдающихся его творений считают Троицкий собор в подмосковном Щелкове, возведенный в память рождения наследника, цесаревича Алексея в 1909-1915 годах.


Оригинальной деталью храма является его купол, представленный в виде стилизованной царской короны и идейно роднящий его с церковью в Дубровицах. Дочь Гончарова - Наталья Сергеевна (1881-1962), всемирно известный художник, одна из основателей особого направления в живописи - лучизма. Однако вернемся к дому в Лебяжьем пер. Получившаяся постройка была бы совершенно заурядной, если бы не керамические панно под самой ее кровлей. Всего их 5. По предположению исследователей В. Петровой и М. В. Нащокиной, рельефные детали самого большого центрального панно с девушкой в окружении морского царства выполнены по отливкам М.А. Врубеля.

 
Загадочная девушка с серьгой над входом в особняк Шаронова в Таганроге  

В центре, словно в окошке, на голубом фоне моря изображена девушка с темными распущенными волосами, окруженная желтыми цветами. Эту же девушку с сережкой мы можем встретить… в Таганроге, если дойдем до особняка Шаронова. Вот что об этом доме писали в «Таганрогском вестнике»: «Родоначальник русского модерна в архитектуре, автор более 50 проектов московских жилых домов, банков, храмов, промышленных объектов Шехтель, по отзывам современников, работал, "полушутя, разбрасывая блёстки своей фантазии". Таганрогу повезло - две из них "долетели" до нашего города. Это уникальное здание публичной библиотеки, фасад которого похож на фасад одного из двух семейных особняков Шехтелей в Москве, и самый красивый дом в Таганроге - на ул. Фрунзе, 80. Бывшее владение адвоката Шаронова, а ныне Музей градостроительства - поистине архитектурная жемчужина. Уменьшенная копия Ярославского вокзала в Москве с мозаичным панно на фасаде, выполненным по эскизам Н.Рериха и М.Врубеля, обошлась хозяину в немыслимую по тем временам сумму - 25 тыс. руб.».

Этот же портрет мы можем встретить и на фотографии владельца Керамического завода «Абрамцево» С.И. Мамонтова, где он позирует на фоне изразцовой печи, зеркалом которой служит портрет все той же девушки с серьгой. Существует даже предположение, кто именно изображен на панно. В книге А.Кудри «Валентин Серов» читаем: «А летом Серов приехал в Абрамцево повидаться с дорогими ему людьми и заодно поработать в открывшейся здесь 2 года назад керамической мастерской. Вокруг нее сплотились трое энтузиастов – приглашенный из Костромы молодой технолог по керамике П.Ваулин, сын Мамонтовых Андрей и Врубель. Поначалу работа исполнялась незатейливая, вроде изразцов для каминов. Но вскоре, распознав ранее не ведомые ему возможности творить красоту с помощью глины, гончарного круга, специальных покрытий и жаркого пламени печи, Врубель начал создавать вещи поистине чудесные и как-то запечатлел на майоликовой вазе портрет приехавшей в Абрамцево кареглазой шатенки, балерины Гузикевич. Опыты Врубеля увлекли и Серова, и он тоже оставил на своей вазе портрет томной и грациозной балерины, хотя его работа и вышла не столь эффектной, как у коллеги...»

Надо ли говорить, что портрет на вазе, печи и панно в Таганроге и Москве совпадают? К сожалению, о самой Б. С. Гузикевич более ничего не известно. Но возможно, она работала в театре Солодовникова, и тогда ее изображение могло служить так же и рекламой.
О связи 2-х семейств – Солодовниковых и Мамонтовых – свидетельствует то, что арендатором театра и кинематографа в 1912 г. был сын С.И. Мамонтова, С.С. Мамонтов. Это и ответ на вопрос о месте, где именно создавались данные панно. По обеим сторонам центрального панно в соседних аттиках расположены 2 одинаковых по композиции, но исполненных в разной цветовой гамме картины с изображением батальной сцены и подписью: «Сшиблись вдруг ладьи с ладьями, и пошла меж ними сеча. Брызжут искры, кровь струится, треск и вопль в бою сомкнутом». По версии С.А. Романюка, яркие майолики со строками из баллады А.К. Толстого «Боривой», могли были установлены после окончания строительства, уже во время ожесточенных сражений с немецкими войсками в первой мировой войне. «Появление патриотических строк А.К. Толстого на московском здании выглядело тогда вполне уместным, тем более что поражение немецкие рыцари испытали в 1147 г., в том самом году, когда впервые была упомянута в летописи будущая столица Русского государства».


Батальная сцена изображает два войска, над ними витает седовласая «Баба-Яга». И снова вернемся в Таганрог и рассмотрим другое панно на особняке Шаронова. Найдите два отличия... Подлинное авторство панно со стихотворными строками пока установить не удалось. Но есть предположение, что и это Врубель. Две крайних картины по своему замыслу никак не связаны с предыдущими. На левом панно изображена сцена борьбы вооруженного копьем героя с двумя драконами, на правом – два золотых грифона, стоящих спинами друг к другу между странной чашей с белыми лепестками. В книге «Керамика Абрамцева в собрании Московского гос. университета инженерной экологии» можно найти предположение, что в Лебяжьем пер. помещено монументальное полотно «Битва с драконом», выполненное по эскизу А.М. Васнецова 1890-х годов.
Прикрепления: 2812825.jpg(17.1 Kb) · 1484300.jpg(15.3 Kb) · 4819854.jpg(18.6 Kb) · 3658539.jpg(15.0 Kb) · 8436730.jpg(15.9 Kb) · 2269073.jpg(7.9 Kb) · 2236112.jpg(17.5 Kb) · 1014523.jpg(25.3 Kb) · 8076314.png(93.1 Kb) · 6354238.jpg(24.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 19 Ноя 2021, 19:27 | Сообщение # 54
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
Но панно – это еще не полная история этого дома. Он связан с именами Б.Пастернака и А.Межирова. Пастернак жил в этом доме в квартире №7 дважды, осенью 1913-го и весной 1917-го. «Коробка с красным померанцем - моя каморка...» - писал он об этой комнате в 1917 г. в стихотворении «Из суеверья».


Окно квартиры Б.Пастернака 

А А.Межиров 6 сентября 1923 г. в коммунальной квартире этого дома родился. «Дом, в котором я родился и рос, и теперь стоит на берегу Москвы-реки, окнами на Кремлевскую набережную и Лебяжий пер. На другом берегу – Замоскворечье, Болотный рынок, Кадашевские бани, купеческие особняки в тихих переулках, особый, еще не разбавленный замоскворецкий говорок. Помню старый Каменный мост, его деревянные пролеты, храм Христа Спасителя, в который водила меня няня, боясь оставить на мраморных плитах площади. В этом храме она совсем тихо подпевала хору, по-своему молилась. Помню, как храм взорвали. Видел с крыши котовского доходного дома (№6), еще ничего не понимая. Помню, как на противоположном берегу стали строить большой серый дом...» (А. Межиров. Артиллерия бьет по своим. Избранное. Вместо предисловия). Лебяжий пер. упоминается в стихах Межирова, также называется и целый стихотворный сборник, вышедший в 1968 г.

«Мою шинель походы разлохматили,
Прожгли костры пылающих руин.
А в медальоне спрятан адрес матери:
Лебяжий переулок, дом 1...»

Медальон, 1951 г.

В 1938 г. Большой Каменный мост был перенесен от устья Ленивки на новое место, ближе к Кремлю – как раз на место зотовского двора. Новостройка съела треть его территории, но главный дом, по счастью, остался цел. Уцелел и дом в Лебяжьем. В нем были квартиры и проживали самые разные люди (история с бухгалтерскими книгами не придумана), пока лет 5-6 назад его не начали расселять. Сейчас часть квартир уже пустует, штукатурка и краска облезли – отчетливо стали видны ампирные следы.

«Градостроительство и быт г. Таганрога» открылся в ноябре 1981-го, и тут же началась реставрация керамического панно, которое находилось в весьма плачевном состоянии: многие плитки разрушены, некоторые утрачены совсем. Стало ясно, что местными силами эту проблему не решить. Руководство музея-заповедника обратилось к специалистам реставрационных мастерских Ленинграда. Впервые в России была применена так называемая «сухая реставрация», при помощи кремнеорганических соединений миллиметр за миллиметром восстанавливалось утраченное».

В Таганроге восстанавливали по миллиметрам, а в Москве «девушка с серьгой» в 2000-х фактически потеряла лицо. Кроме того, давно ходят разговоры о необходимости строительства еще одного съезда с Боровицкой пл. на Кремлевскую набережную. Оставшиеся же жильцы дома говорят и о том, что есть некий инвестор, намеревающийся построить тут, конечно же, офисный центр. Участь памятников, «стоящих на пути прогресса», в Москве, как правило, незавидна… Тем более, что дом 6/1 даже и не памятник, он ЦГФО (что значит "ценный градоформирующий" вам даже специалисты не расшифруют). По новым правилам обычным горожанам крайне затруднительно заявить его на охрану. Для этого надо найти средства, заключить договор, провести экспертизу, доказать, что "единожды приговоренный к ЦГФО" достоин помилования. Документы же на снос у нас оформляются куда быстрее…
https://moskva.kotoroy.net/story....olikami
Прикрепления: 8723138.jpg(13.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 24 Ноя 2021, 14:30 | Сообщение # 55
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
КАМЕРГЕРСКИЙ ПЕРЕУЛОК, Д. 4. ГОСТИНИЦА «ШЕВАЛЬЕ»
«Шеврие, бывшая Шевалье, в Газетном пер., дом Шевалье. Номеров 25, цена - от 1 до 15 руб. в сутки, стол - 1,50»
(Указатель г. Москвы, 1866 год)

  

В конце XVII в. здесь располагался двор князя-кесаря Федора Ромодановского, что был похоронен по соседству, на кладбище Георгиевского монастыря. Потомок Рюрика, дядька (то есть воспитатель) Петра Великого, доверенное лицо императора, фактический правитель Москвы, генералиссимус. Известно, что его собственные хоромы находились на Моховой, близ Боровицких ворот, рядом с усадьбами коллег Зотова и Меншикова. Этот двор, видимо, был второстепенным владением, тем не менее снимем шляпы:


Ромодановский - исключительно важная фигура русской истории. Потом владение перешло к князю С.Н. Трубецкому, уже после войны 1812 года - к купцу Ипполиту Шевалье, а затем - к Марселине Шевалье. Дома, что были на участке, сильно погорели, поэтому в 1830-х на основе главного дома усадьбы строится новое здание - для роскошной гостиницы и ресторана. В январе 1859-го именно сюда приезжает французский поэт Теофиль Готье.


Портрет работы Ж.-Б.Клезинже, 1853.

«Вскоре я прибыл в гостиницу, где в большом, мощенном деревом дворе под навесами стояла самая разнообразная каретная техника: сани, тройки, тарантасы, дрожки, кибитки, почтовые кареты, ландо, шарабаны, летние и зимние кареты, ибо в России никто не ходит, и, если слуга посылается за папиросами, он берет сани, чтобы проехать ту сотню шагов, которая отделяет дом от табачной лавки. Мне дали комнаты, уставленные роскошной мебелью, с зеркалами, с обоями в крупных узорах наподобие больших парижских гостиниц. Ни малейшей черточки местного колорита, зато всевозможные красоты современного комфорта. Как бы ни были вы романтичны, вы легко поддаетесь удобствам: цивилизация покоряет самые бунтующие против ее изнеживающего влияния натуры. Из типично русского был лишь диван, обитый зеленой кожей, на котором так сладко спать, свернувшись калачиком под шубой».
Л.Толстой в «Декабристах», которых он начал писать в 1856 г., называет гостиницу Шевалье лучшей московской. Впрочем, он вообще уделяет ей в романе столько внимания, что сейчас его, пожалуй, заподозрили бы в продактплейсменте. Надо заметить, что и сам Лев Николаевич останавливался в гостинице, впрочем, как и Некрасов, Пущин, Фет, Григорович. Вот Афанасий Афанасьевич в 1862-м пишет: «С восторгом узнал, что Лев Николаевич с женой в Москве и остановились в гостинице «Шевалье»... Несколько раз мне, при проездках верхом по Газетному пер., удавалось посылать в окно поклоны дорогой мне чете».

А Теофиль Готье, перед тем как отправиться на прогулку для осмотра достопримечательностей Кремля, поражается: «… я подумал, что неплохо было бы позавтракать заранее, чтобы голод не отвлекал меня потом от созерцания города и не принудил возвратиться в гостиницу из недр каких-нибудь фантастически удаленных от нее кварталов. Мне подали еду в устроенном, как зимний сад, и уставленном экзотическими растениями зале с окнами. Довольно странное ощущение - откушать в Москве в разгар зимы бифштекс с печеным картофелем в миниатюрной чаще леса. Официант, ожидавший моих заказов, стоя в нескольких шагах от столика, хоть и был одет в черный костюм и белый галстук, но цвет его лица был желт, скулы выдавались, маленький приплюснутый нос тоже обнаруживал его монгольское происхождение, напоминавшее мне о том, что, несмотря на свой вид официанта из английского кафе, он, вероятно, родился вблизи границ Китая».

Ресторан «Шевалье», состоявший из залы, 2-х небольших комнат и зимнего сада, был невероятно популярен. Здесь можно было заказать своеобразное комплексное меню «готовый ужин, состоящий из чашки бульону и трех блюд». Его упоминает мельком и А.Н. Островский. Герой пьесы «Не сошлись характерами» жалуется: «Ну, вот я теперь и задолжал всем: и извозчику, и портному, и Шевалье. Наши все ходят к Шевалье, и правоведы. Не могу же я, в самом деле, пироги с луком есть, а там еще нужно экзамен держать в каком-то уездном училище».
Из-за ресторана, в 1855 г., в гостинице на некоторое время остановился уже тяжело больной Н.А. Некрасов. Медики посоветовали ему пройти курс лечения минеральной водой, которая производилась на одном из московских предприятий и подавалась в ресторане «Шевалье». Отсюда же Некрасов перебрался на дачу в Петровском парке, нанятую врачом В.П. Боткиным, который навещал поэта в одном из лучших номеров гостиницы. Одним из постоянных ресторанных посетителей слыл П.Я. Чаадаев, который обедал здесь даже за день до кончины…Как видите, у неприметного теперь дома весьма богатая история. Такое в Москве случается часто. Поэтому судить о культурной и исторической ценности здания лишь по запыленному временем фасаду - занятие глупое и бесполезное.


Перекресток Камергерского пер. и Б.Дмитровки, 1900-е годы. Из архива А. Дедушкина

Гостиница прожила недолгую, но яркую жизнь. Затем здесь разместился доходный дом «Новое время». В 1879 г. на крыше появилась временная надстройка для ателье фотографа Императорских театров М.Н. Канарского. Однако времянку можно рассмотреть и сегодня, она заметна со стороны дома №2. В 50-х годах XX в. на 1-м этаже дома помещалась «Москнига», на 2-м – две коммуналки. Затем обосновались мастерские Московского Союза художников, выведенные отсюда в 1999 г. С тех пор выявленный памятник пустует и потихоньку разрушается.


Нечетная сторона переулка и здание МХТ, напротив которого и располагалась гостиница, 1910-е годы. Из архива Б.Е. Пастернака

Еще до выселения художников поступали предложения о сносе дома, чтобы обустроить перед МХТом сомнительной ценности сквер с памятником Станиславскому. А в 1993 г. появился инвестконтракт на комплексную реконструкцию и застройку кварталов (по сторонам переулка). Инвесторы менялись (сейчас вроде как тот же МХТ хочет здесь новую сцену, огромную по площади), но сам план оказался необычайно живуч. По замыслу архитектора П.Андреева, чье отношение к памятникам архитектуры и исторической застройке язык не повернется назвать толерантным: между Камергерским и Георгиевским переулками должен вырасти многофункциональный комплекс с подземной автостоянкой. От гостиницы «Шевалье» остается передний фасад, задний вместе с зимним садом ресторана сносится, двор застраивается, а объем новостройки постепенно повышается до 9 этажей.


Попутно уничтожается еще один заявленный на охрану памятник - усадьба Н.П. Маттейсена (включающая строения 1, 2 и 3 д. №1 по Георгиевскому пер.). По ней осенью 2010 г. была подготовлена отрицательная экспертиза, так что участь ее понятна. Собственно, и гостиница в период проектирования вдруг потеряла статус памятника, затем, по настоянию экспертов, вновь его обрела, но уже с добавлением: «выявленный». В конце 2009 г. появились просьбы со стороны инвестора поскорее решить судьбу объекта. И если бы не акция общественного движения «Архнадзор» с протестным названием «Остановить эпидемию вандализма», прошедшая у гостиницы 17 декабря того же года, накануне очередного заседания чиновников, неизвестно, сохранился бы памятник или нет. Но и сейчас судьба его тревожна. В предлагаемых правилах землепользования и застройки (ПЗЗ) на месте дома в Камергерском заложена разрешенная высота – 26 м.. Это все тот же девятиэтажный дом…
https://moskva.kotoroy.net/story....shevale
Прикрепления: 6648873.jpg(13.9 Kb) · 0202201.jpg(12.3 Kb) · 6088783.jpg(28.5 Kb) · 7875843.jpg(33.4 Kb) · 3329583.jpg(22.3 Kb) · 7396852.jpg(28.4 Kb) · 8685915.jpg(24.7 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 28 Фев 2022, 20:40 | Сообщение # 56
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
УЛИЦА ПЕТРОВКА, Д. 26. УСАДЬБА ЛЬВОВЫХ-ОДОЕВСКИХ


ул. Петровка и Высоко-Петровский монастырь в конце XIX в.

В XVII в. на склоне холма между Высоко-Петровским монастырем и рекой Неглинной находилась слобода серебряников, мастеровых, работающих на царском Монетном дворе. Крапивенский довольно долго назывался Старо-Серебряным. В 1625 г. в Патриарших книгах упоминается церковь Сергия Чудотворца (она стоит чуть дальше по Крапивенскому пер.), в 1644-м - подворье переславль-залесского Троице-Данилова монастыря. Дворов же довольно немного - мешала Неглинка, поди ее перейди, да и берега были довольно заболочены, тот же современный Рахмановский пер. заливало беспрестанно, отчего его прозвали незамысловато - Грязным.


ул. Петровка, вид в сторону бульваров, 1910 г. Из архива Б.Е. Пастернака

В XVIII в. социальный состав, как бы сейчас сказали, становится более однородным, даже элитарным. Владение на углу Петровки и Рахмановского пер. принадлежит капитану И.Т. Боборыкину, за ним по переулку строятся дворяне Сабуровы, севернее, к Крапивенскому, в соседях князь А.С. Сонцев-Засекин, за ним - князь А.Я. Львов, вдоль стены Белого города (т.е. у бульвара) - дворяне Сытины. До середины XVIII в. в соседях и подворье (оно почти посередине квартала), но в 1763-м в результате секуляризации его земли перейдут к Одоевским. Застройка в основном деревянная, живут все привольно, сплошь огороды и пустыри. Документы тех лет довольно забавны. Из них видно, что князь Львов не покладая рук трудится над расширением владения.

В 1745-м ходатайствует о закрытии проезжего переулка, проходящего по южной границе его владения (примерно по этой трассе сейчас стоят доходные дома, в глубине двора): «Жительство я именованный имею в Белом городе на Петровке близ Петровского монастыря в приходе церкви Сергия Чудотворца что на Трубе. А подле онаго моего двора имеется переулок прямо к Неглинной реке, который летним временем не токмо на лошадях проехать, но и пешему пройти за великою трясиною и грязью и за неимением через оную Неглинною реку мосту никак не можно. К тому ж оный переулок пришел к пустырям и к глухим нежилым местам, отчего я именованный от лихих людей имею немалое опасение да и имеющимся подле моего двора обывателям в том переулке никакой нужды не имеется»

Опрос согласных обывателей прилагается. Переулок предлагается присоединить к владениям князя. К 1754-му во владения Львова входит и переулок, и пустыри, и часть дворов, выкупленных у соседей. В 1759-м усадьба переходит к дочерям Александре и Елизавете. Последняя выходит замуж за князя С.И. Одоевского (деда декабриста А.И. Одоевского), который также прикладывает силы к расширению владений. Тут надо упомянуть одну забавную историю. Изъятые государством земли подворья в 1765 г. с торгов проданы купцу И.Гордееву. Тот в срок деньги не вносит, и земли снова пытаются продать, но желающих не находится. Гордеев умирает, сын его Николай по повестке не является (а позже и вовсе выясняется, что он коротает век в богадельне, следовательно, денег никаких не имеет), землю опять никто не покупает. И вдруг к 1790 г. выясняется, что территория подворья давно огорожена и входит во владения Одоевских. Точнее, выяснили это еще раньше, когда некий архитектор Яковлев отправился рисовать план угодий и наткнулся на забор. Сам Одоевский утверждал, что спорная земля была причислена к усадьбе еще при жизни тестя, за усердие его в мощении мостовых. В общем, к 1790-м объект спора столько раз перепродали, что власти вконец запутались и сочли самым благоразумным решением оставить все как есть. 

В 1809 г. одна из дочерей Одоевских, Екатерина, унаследовавшая имение, выходит замуж за губернского секретаря Г.И. Дурново. В 1817-м она умирает, и усадьба вместе с садом и прудом, устроенными к тому времени, переходит к мужу. Почти тогда же Неглинную прячут в трубу, берег начинают осваивать, после недолгих споров с соседями Дурново определяет восточные границы владения. На месте боборыкинского двора тайный советник П.В. Хитрово ставит главный дом и одноэтажный (протяженный) доходный. Палаты Сабуровых расширяются, а бывшее владение князя Львова переходит из рук в руки, причем одни и те же. В 1832 г. дом принадлежит Гавриле Ивановичу, а в 1838-м - А.А. Кондратьевой. В 1843-м – Дурново, в 1849-м — Кондратьевой, в 1856-м — опять Дурново. Только уже Александре Петровне, которая ремонтирует главный дом, построенный еще при Львове, флигели по Крапивенскому пер. и приводит усадьбу в порядок. В 1876 г. все строения продают Г.П. Лазарику.

Вид из Рахмановского пер. на владения Лазарика, 1930-е г. 

Один из троих сыновей Одоевских Федор Сергеевич в 20 лет был флигель-адъютантом князя Потемкина, затем вышел в отставку, стал директором Московского Ассигнационного банка, женился на крепостной. Его единственный сын, Владимир, рано остался сиротой, воспитывался опекуном Д.А. Закревским, в детские годы бывал в доме дедушки с бабушкой и известен куда больше, чем все остальные из рода Одоевских. При Г.П. Лазарике начинается доходное строительство. По проекту архитектора Арсеньева возводятся друг за другом трехэтажное строение 3, на углу Петровки и Крапивенского, стр. 2 и 2а , 3а - по Крапивенскому, оно примыкает к служебному корпусу, уцелевшему до нашего времени, но получившему 2-й этаж и приспособленному под жилье. Собственно, под жилье что только не пошло. В 1881 г. владение числится за Московским гор. кредитным обществом, потом переходит к А.М. Харитонову, К.Н. Обидиной и Н.С. Обидину. Сад с прудом арендует Московский речной яхт-клуб, зимой здесь устраивается каток.


В главном доме, помимо жилых комнат, помещается органный магазин и мастерская. А до 1897 г. еще и театр, после - ювелирная мастерская Шмидта и типография Лашкевича. Угловой корпус занимают меблированные комнаты Бриччи (3-й эт.) и Юнеевой (2-й эт.), трактир, магазины, прачечная, склад типографии, дантист. В бывших службах - жилье и контора домовладельца. В самом длинном корпусе - жилье, прачечная и цинко-литейная мастерская. В имении Хитрово, в 1811 г. перешедшем генерал-майору П.А. Рахманову, в 1820-х размещалась мастерская скульптора Сальватора Пенно. А на рубеже XX в. - «Петровская лечебница для приходящих больных». В 1914 г. строится здание для Управления гос. сберкасс по проекту архитектора И А. Иванова-Шица. Великолепную ограду этого здания в начале 2010 г. фактически уничтожили рабочие в приступе «облагораживания территории», заменив на нечто несуразное, но согласно их вкусам «очень красивое».
В советское время главный дом надстроили двумя этажами, как и угловой корпус, который решено было приспособить под общежитие Наркомата тяжелой промышленности.


В 1950-х годах в центре бывшей усадьбы был выстроен одноэтажный павильон, который очень часто обыватели принимают чуть ли не за образец послепожарной застройки; на месте пруда устроили спортивное поле, затем теннисные корты. Каток же существует даже сейчас. Он подробно описан у Ю.Нагибина: «Каким-то чудом его серебряное блюдо уместилось в густотище застроенного-перезастроенного центра Москвы. Здесь дом лезет на дом, не найдешь свободного пятачка: между помойкой и гаражом встроен крольчатник, рядом чистильщик сапог развесил макароны шнурков и насмердил сладкой гуталиновой вонью, вгнездился в какую-то нишу кепочник, а на него напирает электросварщик, обладатель слепящей искры; сараи, подстанции, всевозможные мастерские теснят друг дружку, толкаясь локтями, и вдруг город расступается и с голландской щедростью дарит своим гражданам чистое пространство льда.

Здесь были запрещены беговые норвежские коньки, что определило лицо катка — не грубо спортивное, а романтичное, галантное. Катались чаще всего парами: рядом, взявшись наперекрест за руки. Центр катка был выделен для фигуристов и танцоров. Ледовый флирт творился под льющуюся из черных рупоров музыку. Лещенко тосковал о Татьяне, ликовал за самоваром с Машей и признавался в скуке, мешающей забытью; Утесов, рыдая, прощался с любимой; Козин воспевал дружбу, а резкий, с грузинским акцентом тенор Бадридзе жаловался на "образ один", что не дает ему ни сна, ни покоя». Да, была когда-то и такая — романтичная Москва!..Теперь все прозаичнее и жестче. 
https://moskva.kotoroy.net/story....evskikh
Прикрепления: 8409598.jpg(14.6 Kb) · 5571044.jpg(15.4 Kb) · 3331424.jpg(15.7 Kb) · 7247088.jpg(20.0 Kb) · 8350382.jpg(20.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 11 Мар 2022, 13:32 | Сообщение # 57
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
УХОДИТ МОСКОВСКАЯ СТАРИНА...
Москвичи пытаются спасти от сноса важные для города здания. В столичном районе Хамовники люди продолжают бороться за сохранение исторической памяти.

Хамовники - один из старейших районов Москвы. В советское время он лишился большой части исторической застройки, но многие здания, которые представляют ценность не только для района, а для всего города, дошли до нас. Эти здания по-прежнему крепки и требуют реставрации. Однако многим грозит уничтожение. Историческую застройку и дух Москвы 2-й половины XIX - начала ХХ в. пытаются вытеснить застройщики премиальных апартаментов, которые были бы уместны вне зон охраны центральной части Москвы.

  
Одно из зданий, с которыми собираются расправиться в ближайшее время, на Саввинской набережной, 27, с некоторых пор известно как Дом с портретом Гессе. Его построили в конце XIX в. - это было жилье для рабочих ситценабивной фабрики. В 1930-х к общежитию пристроили клуб - тут работал композитор и основатель ВИА "Веселые ребята" П.Слободкин, оркестр джазовой музыки им. О. Лундстрема, а в театральном кружке при клубе начиналась артистическая карьера И.Муравьвой, сыгравшей затем в одном из главных фильмов о столице - "Москва слезам не верит".

Уже в XXI в. известный португальский художник А.Фарто изобразил на фасаде здания портрет немецкого писателя Германа Гессе. Причем потрет был выполнен в традиционной для Фарто технике, который не рисует, а выдалбливает изображение молотком и долотом. В первом послевоенном, 1946 г., Гессе получил Нобелевскую премию по литературе "За вдохновенное творчество, в котором проявляются классические идеалы гуманизма, а также за блестящий стиль". Несколько дней назад Дом с портретом Гессе, соседствующий с территорией, которая примыкает к Новодевичьему монастырю, был обнесен строительным забором. Застройщик "Инвест Менеджмент Групп" установил щит с информацией о планируемом сносе и визуализацией проекта.

Недоумение жителей Хамовников и градозащитников вызывает то, что наиболее ценная фасадная часть здания с портретом Гессе находится на другом земельном участке - в собственности РФ - и не фигурирует в разрешительной документации. Местные жители также обеспокоены отсутствием информации о проведении историко-культурной (археологической) экспертизы земельного участка. А он находится в охранной зоне центральной части Москвы - в пределах Камер-Коллежского вала - и представляет собой культурный слой, который формировался более 5 столетий.


Кроме Дома с портретом Гессе снос угрожает другому зданию бывшей фабрики Гюбнера, также выходящему на фасадную часть Саввинской набережной. Дом 17 - примечательный образец фабричной архитектуры конца XIX - начала ХХ в., который формирует исторический облик района. Здание на планах участка присутствует с 1867 г. В 1883 г. после сноса деревянной части оно было надстроено тремя каменными этажами. И в этом виде с подвальной и цокольной частями, которым полтора века, существует до наших дней. Градозащитники установили, что в конце XIX в. трехэтажную каменную часть дома спроектировал замечательный русский архитектор В.Залесский.

Недоумение жителей Хамовников и градозащитников вызывает то, что наиболее ценная фасадная часть здания с портретом Гессе находится на другом земельном участке - в собственности Российской Федерации - и не фигурирует в разрешительной документации. Местные жители также обеспокоены отсутствием информации о проведении историко-культурной (археологической) экспертизы земельного участка. А он находится в охранной зоне центральной части Москвы - в пределах Камер-Коллежского вала - и представляет собой культурный слой, который формировался более 5 столетий. 

Важный момент: согласно федеральному закону, запрещено строительство или реконструкция с изменением параметров объектов, расположенных на расстоянии 100 м. от границ объекта культурного наследия и на расстоянии 200 м. от границ ансамбля. Историческое здание на Саввинской, 17 непосредственно граничит с объектом культурного наследия - Слесарно-Ремесленным училищем Общества распространения технических знаний.


Жители Хамовников ранее уже выходили на защиту дома 27 на Саввинской. И сейчас массово обращаются в муниципальные и федеральные органы власти. Люди просят не разрушать здания, а реконструировать их и сохранить для следующих поколений.
Артем Локалов
10.03. 2022. журнал "Родина"

https://rg.ru/2022....ia.html
Прикрепления: 4661476.png(110.9 Kb) · 6420216.png(182.0 Kb) · 0794583.png(108.4 Kb) · 3411918.png(89.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 21 Июл 2022, 23:30 | Сообщение # 58
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ПЛОЩАДЬ, МЕТРО И ВОРОТА
95 лет назад в Москве демонтировали Красные ворота. Это одна из самых серьёзных утрат культурного наследия столицы в ХХ в.


Ворота существовали в конце сегодняшней Мясницкой ул. ещё с 1590-х годов, когда здесь прошли укрепления Земляного города, но в то время они несли исключительно фортификационную функцию. Всё изменилось в начале XVIII в., когда Пётр I ввёл в России традицию возведения триумфальных арок - они должны были знаменовать крупные победы и торжественные мероприятия. В 1696 г. он построил первые такие триумфальные ворота по случаю успешного взятия турецкой крепости Азов. А в 1703 г. появилось уже трое таких ворот: у Заиконоспасского монастыря на Никольской ул., у Ильинских и у Мясницких ворот. Так Пётр чествовал своих сподвижников: Б.Шереметева, Аникиту Репнина и Я.Брюса. Наконец, в 1709 г. в честь Полтавской победы в Москве было устроено 7 триумфальных арок, в том числе у Мясницких ворот. Все эти сооружения были деревянными и считались временными, к тому же некоторые из них быстро сгорели. Однако пл. Мясницких ворот оказалась исключением: ворота здесь несколько раз возобновляли, как, например, в 1724 г. по случаю коронации Екатерины I, которая распорядилась поставить на том же месте новые ворота. Они сгорели в 1737 г., а через 5 лет, при подготовке к коронации Елизаветы Петровны, их снова построили. Через них императрица проехала из Кремля в Лефортовский дворец.


В 1748 г. ворота опять сгорели, но Елизавета решила их возродить, памятуя о том, что ранее их построила её мать, Екатерина I. Императрица заказала архитектору Д. В. Ухтомскому (автору колокольни Троице-Сергиевой лавры) построить ворота в том же виде, что и прежде, только уже в камне. Зодчий, который к тому же был ещё и талантливым скульптором, отлично справился с этой работой. В 1753–1757 годах всё было выполнено, и Москва получила новые Красные ворота на прежнем месте.


«Красные» - и потому что красивые, и потому что вели в Красное Село, и потому что были окрашены в ярко-красный цвет (изначально использовалась покраска «под мрамор»). Сооружение в духе елизаветинского барокко с большой аркой в центре и малыми «калитками» по бокам поражало своей пышной белой лепниной и бронзовыми фигурами. На воротах были представлены гербы губерний Российской империи, медальоны с вензелями Елизаветы, а над пролётом помещён портрет императрицы в блестящем ореоле (в 1826 г., к коронации Николая I, вместо портрета появился барельеф в виде двуглавого орла, а вензеля были заменены на николаевские). Ярко блестели 8 золочёных статуй - аллегории Мужества, Верности, Изобилия, Бодрствования, Экономии, Постоянства, Меркурия и Милости. Венчались ворота бронзовой статуей трубящего ангела с пальмовой ветвью и лавровым венком в руке. Этого ангела также часто называют Славой, или Фамой (богиней молвы).

В XIX в. городские власти трижды предпринимали попытки снести Красные ворота «по бесполезности их», однако каждый раз сооружение удавалось сохранить. В 1906 г. через центральную арку Красных ворот прошла трамвайная линия, но, к счастью, сооружение не пострадало. А после революции его даже частично отреставрировали, убрав, правда, и двуглавого орла (вместо него одно время висел портрет Ленина), и императорские вензеля. При реставрации арку покрасили в белый цвет, после чего москвичи стали передавать из уст в уста стихотворение: «Была белая Москва - были красные ворота, Стала красная Москва - стали белыми ворота». А в марте 1927 г. президиум ВЦИК вынес постановление о сносе ворот как «мешающих проезду городского транспорта». В защиту ворот высказались архитектор А.Щусев, художник А.Васнецов, академик С.Ольденбург и др. специалисты, однако всё было напрасно. Красные ворота оказались исключены из списка московских памятников, и 3 июня их стали разбирать для расширения проезжей части Садового кольца. Большая часть деталей Красных ворот была при этом разбита и уничтожена, а кирпич позднее использовали как вторсырьё.


Заодно сломали и стоявшую рядом церковь Трёх Святителей, в которой в 1814 г. крестили М.Ю. Лермонтова, а в 1883 г. отпевали генерала М.Скобелева (её иконостас сохранился. Ныне он стоит в церкви Иоанна Воина на Б.Якиманке).Лишь несколько осколков Красных ворот уцелело до наших дней: на лестнице Исторического музея, ведущей на 3-й этаж, висит трубящий ангел, ранее венчавший ворота, а в Музее архитектуры можно увидеть ангелочков Путти, сидевших на карнизах ворот. Несколько замковых камней и других декоративных элементов осталось в музее-заповеднике «Коломенское» и в Музее Москвы.


Несмотря на снос Красных ворот, соседняя станция метро была открыта в 1935 г. под названием «Красные ворота» (в 1962 г.она стала «Лермонтовской», но в 1986 г. ей вернули первоначальное имя). Архитектор И.Фомин сделал её зал красным  в память об исторических воротах. Кроме того, площадь, на которой стояли ворота, ныне разделена на 2 половины: с внутренней стороны Садового кольца она называется Красные Ворота, а с внешней - Лермонтовская. Что же касается самого сооружения, то в 1990-е годы в обществе неоднократно начинались дискуссии об их воссоздании (особенно после удачного опыта с Воскресенскими воротами), но все эти планы так и остались на бумаге - реализовать их не позволяет транспортная ситуация. Кроме того, ворота сносили так быстро и спешно, что реставраторы не успели сделать точные обмеры сооружения. Это ещё более затрудняет воссоздание. Поэтому Красные ворота остались только на картинах и фотографиях… 
Никита Брусиловский
10.96. 2022. журнал "Историк"

https://историк.рф/posts/2022/06/10/ploshad-metro-i-vorota.html
Прикрепления: 4920420.png(101.7 Kb) · 7059408.png(15.9 Kb) · 0253915.png(96.0 Kb) · 2483616.png(102.5 Kb) · 2647932.png(39.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 06 Авг 2022, 14:55 | Сообщение # 59
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ДОМ ПАШКОВА ИЛИ ТАЙНЫ, ЛЕГЕНДЫ И ЗАГАДКИ ВАГАНЬКОВСКОГО ХОЛМА


Дом Пашкова занимает особое место в не только среди шедевров архитектуры нашей столицы, но и является концентрированным средоточием тайн, легенд и загадок Старой Москвы. Это уникальное здание захватывает воображение. Оно представляется белым лебедем, что вот-вот взмахнет своими белоснежными крылами и грациозно взлетит в голубое безбрежное небо. Такое впечатление подчеркивается и самим расположением этой городской усадьбы на холмистом возвышении относительно Кремля. Дом построен на Ваганьковском холме и всем своим существом вызывает в душе возвышенные и трепетные чувства, противопоставляя себя мрачноватому и сердитому Кремлю, ощетинившемуся своими зубчатыми стенами и острыми башнями. В его образе явно и громко слышится гимн просвещению, искусству и еще чему-то человеческому - его светлому и чистому естеству.

Ваганьковский холм, кроме всего прочего, является одним из самых загадочных мест Москвы. Считается, что под ним находится множество подземных ходов и сооружений удивительной "подземной Москвы". Здесь исследователи поместили самый главный вход в подземную Москву, здесь возможно, находились казематы хранившие казну московских великих князей, де-то здесь воображение искателей видит одно из наиболее вероятных мест, где сокрыта библиотека И.Грозного, его застенки для пыток, подземелья Опричного двора и много чего другого. Кроме того, на балюстраде одного из самых красивых зданий в Москве происходит действие одной из заключительных глав романа "Булгакова "Мастер и Маргарита", в которой судьба Мастера и Маргариты и была определена...

Ваганьковский, а точнее Старо-Ваганьковский холм - очень древняя часть старой Москвы, и когда-то являлся лишь ее пригородом, находившейся в границах сегодняшнего Кремля. Археологическими исследованиями установлено, что именно здесь, близ урочища Ваганьково, у впадения реки Неглинки в Москву-реку возникло одно из первых славянских поселений, с которых началась история города. Здесь ранее были непроходимые леса, о чем говорит и название кремлевской башни - Боровицкая. Эта башня и смотрит через реку Неглинку в сторону Старо-Ваганьковского холма, поросшего хвойным лесом. Бор - преимущественно сосновый лес, произрастающий на сухих песчаных почвах, где встречается и береза и ель. Сам холм, по обычаю тех времен, не заселялся - возвышенные места близ поселений выбирались для погребения умерших и языческих капищ, где приносились ритуальные жертвы богам наших предков. Название местечка "Ваганьково" взывает к старо-русскому слову "ваганить", то есть "играть". В XV-XVI вв. на Ваганьковом холме находился Потешный царский двор. Исследователями выдвигались различные объяснения - от теории, что здесь селились "ваганы" - потешники, до происхождения названия от (проездного) налога за взвешивания товара, который именовался «ваганым». Место, где происходило взвешивание, называлось ваганец. До того, как село стало загородным поместьем правящей династии, оно было ваганцем, поскольку здесь проходила дорога в западные земли. Слободской храм, построенный в XIV-XV вв. в селе Старое Ваганьково, был посвящён Николаю Чудотворцу, считавшемуся покровителем скоморохов и путешествующих. В современных научных изданиях преобладает гипотеза о происхождении названия села от неканонического имени Вага́нка или Ваган, что значит «вахлак, мужик, крестьянин».

Здесь, на Ваганьковском холме, в Старом Ваганькове, было построено около 12-ти церквей - это необычайно плотная застройка для такого небольшого участка земли. Повсюду здесь можно натолкнуться на старые древние захоронения. В свое время, на традиционных субботниках во дворе Пашкова дома сотрудники бывшей Ленинской библиотеки часто наталкивались на чьи-то древние останки и вызывали археологов для их изучения. В 1-й половине XV в в Ваганькове находился загородный двор Софьи Витовтовны, матери великого князя Василия Темного, вдовы великого князя Василия Дмитриевича, которая перед смертью завещала его своему внуку Ю.В. Меньшому.


Великий князь Московский Василий I с супругой Софьей Витовтовной

От него в 1472 г. оно перешло к великому князю Ивану III. Летописи впервые упоминают Ваганьково 1446 г. Еще в 1508 г. на Старом Ваганькове был построен храм Благовещения Божией Матери, с приделом свт. Николая, по имени которого именуется он и сейчас. В 1514 г. он был возобновлен. В 1719 г., совершенно обветшавший, он был вновь отстроен с новыми приделами прп. Сергия и Сорока Мучеников.


Во времена И.Грозного здесь располагался Опричный двор. Перед началом его строительства жители села-дворцовые служащие были переведены на новое место за Земляным городом, в район Пресни, где образовали поселение Новое Ваганьково, память о котором сохранилось в названии Ваганьковского кладбища. На этом же месте, после Опричного двора располагалась стрелецкая слобода. Стрельцы воздвигли напротив Боровицких ворот Кремля храм Николая Чудотворца, известный как «Никола Стрелецкий». Впервые он был упомянут в 1623 г, а к 1657 г. был перестроен в камне.


Первый из Романовых, царь Михаил Федорович, построил на вершине холма церковь в честь своего небесного покровителя - св. Михаила Малеина, а ваганьковские земли отдал родственникам своей жены Стрешневым. Потом имение перешло к Нарышкиным, из рода которых была Н.Нарышкина, вторая жена царя Алексея Михайловича и мать Петра I.


Наталья Нарышкина

В петровскую эпоху на Ваганьковском холме появляется один из перестроенный из хором думного дьяка Автонома Иванова, прежде стоявших на этом месте. Дом Меньшикова был очень большим и построен был в голландском стиле. После падения Меньшикова дом был подарен юным царем Петром Алексеевичем царевне Прасковье Ивановне, племяннице Петра I. После ранней смерти царевны Прасковьи здание вернули сыну Меньшикова - Александру Александровичу. Дом поменял несколько хозяев, пока в нем не устроили Тургеневские богадельни, где размещали на жительство обнищавших стариков. Обветшавшие богадельни, портившие вид в самом парадном уголке Москвы, совершенно не устраивали городские власти и 1783 г. московский генерал-губернатор  З.Г. Чернышов передал участок на Ваганьковском холме в вечное и потомственное владение П.Е. Пашкову.


Непосредственно сам дом был построен в 1784-1786 гг. по проекту архитектора В.Баженова. Возникает вопрос - откуда такие деньги у капитан-поручика, хоть и лейб-гвардии Семеновского полка? Отец Петра Егоровича был личным денщиком Петра Первого. А денщик в императорском окружении - это вовсе не прислуга или мелкий обслуживающий персонал для тех времен. При лице Петра Великого одно время состояли денщики из дворян, и звание их приблизительно соответствовало флигель-адъютантскому. Так, что при императоре были неординарные доверенные люди, обладавшие талантами как администраторов, так и коммерсантов.


Петр Егорович как раз родился в семье Е.И. Пашкова, разбогатевшего в петровское время на преследовании князей Гагарина и Кольцова-Мосальского. Он выдвинулся на первые роли, причем не только при Петре, но и при его преемниках. При Анне Иоанновне Егор Иванович был уже астраханским губернатором, а потом и членом Военной Коллегии, высшего военного органа Российской империи, оставив сыну Петру приличное состояние и связи. Именно отсюда, из давних высоких связей с первым лицом государства и проистекают богатства Петра Егоровича - представителя дворянского рода Пашковых.

С малых лет П.Пашков был записан в гвардию, при Елизавете Петровне нёс военную службу. После выхода в отставку занялся винными откупами, на которых сколотил колоссальное состояние.  Винные откупы - система взимания косвенного налога, при которой государство отдаёт на откуп частным предпринимателям право торговли вином. Во время губернаторства в Москве графа З. Чернышёва Петр Егорович купил у его сестры, генеральши Племянниковой, участок на Ваганьковском холме, прямо напротив Московского кремля, где и выстроил свой «кремль одного человека», оставшийся памятником его богатству и амбициям. По легенде в 1784 г. на стройку царицынского ансамбля приехал масон Пашков и предложил Баженову построить на Ваганьковском холме дом в стиле кремлевского дворца. Архитектор  дал тайное согласие, и уже на следующий год императрица запретила ему строить в Москве. Под страхом смерти опальный архитектор возвел красивейший дом прямо напротив Кремля. Говорили, что официально Пашков дом строил М.Казаков. Так он спасал опального Баженова. Говорят так же, что именно из-за обиды на Екатерину он повернул дом спиной к Кремлю...


Впечатляющий вид здания Дома Пашкова вызван отчасти местом его постройки. Дом стоит на высоком Ваганьковском холме, как бы продолжая линию его подъёма, на открытом углу 2-х спускающихся улиц. Главный фасад ориентирован на солнечную сторону. По отношению к улице, а также к въезду с переулка, особняк поставлен не по прямой улице, а несколько скошено. Благодаря этому он лучше воспринимается с боковых, более далёких ракурсных точек зрения. Первоначально, как утверждают некоторые источники, здание было оранжевого цвета, а купол бельведера венчала статуя Минервы, которую сняли по личному распоряжению императора Павла. Место здания важно и символически - дом стоит на холме напротив Боровицкого холма, увенчанного Кремлём. Пашков дом был первым светским зданием в Москве, из окон которого можно было смотреть на башни и постройки Кремля сверху вниз, а также наблюдать кремлевские Ивановскую и Соборную площади. Немецкий путешественник Иоганн Рихтер в своих мемуарах со вкусом описывал владение: «Внизу два каменных бассейна с фонтанами в средине. От улицы дом отделяется решеткою чудного узора. Сад, как и пруд, кишит иноземными редкими птицами. Китайские гуси, разных пород попугаи, белые и пестрые павлины находятся здесь на свободе или висят в дорогих клетках. Эти редкости вместе с общей красотой этого дома привлекают сюда по воскресеньям и праздничным дням многочисленные толпы народа».

Во время нашествия Наполеона усадьба сильно пострадала. Был полностью уничтожен бельведер и утрачена скульптурная группа с гербом Пашковых. Восстановленная в 1815-1818 г., она приобрела черты московского послепожарного классицизма. Историки архитектуры полагают, что восстановлением занимался Осип Бове. Конструкция бельведера и боковых продольных галерей была изменена, благодаря чему здание приобрело более тяжёлый вид. Скульптурная группа восстановлена не была. ...Когда в 1818 г. в Москву приехал прусский король Фридрих Вильгельм III с сыновьями, его повели на бельведер Пашкова дома.


Пораженный увиденным, они преклонили колено, а Фридрих трижды поклонился Москве и со слезами воскликнул: «Вот она наша спасительница». Эта сцена запечатлена на картине Н.С. Матвеева «Король прусский Фридрих Вильгельм III с сыновьями благодарит Москву за спасение его государства». В память об этом событии в ограде дома вмуровали небольшую корону, а балкон стали называть балконом 3-х императоров.

После смерти Пашкова его наследники не пожелали жить в роскошном особняке, и он долгое время стоял в запустении. В 1839 г. государство выкупило его для Московского Университета, в 1843 в здании разместился Московский дворянский институт, а в 1861 здесь организовали хранение коллекций и библиотеки Румянцевского музея. В 1921 г. из Дом Пашкова вывели музей, и в стенах здания зародилась знаменитая Ленинка - Публичная библиотека СССР им. В.И. Ленина, ныне - Российская гос. библиотека. В 1930-е годы была уничтожена ограда сада, подчёркивавшая стремление здания ввысь от холма, из-за чего его восприятие зрителем значительно изменилось.


В 1934 г. со стороны Моховой ул. к Дому Пашкова пристроили монументальную лестницу, спроектированную архитектором В.Долгановым, а на главном фасаде здания, где раньше размещался герб Пашкова, разместили серп и молот. В 1980 г. серп и молот с фасада всё-таки сняли... Следующий новый этап в жизни Дома Пашкова начался в 1986 г. - из-за строительства ст. м. "Боровицкая" фундамент здания просел, в перекрытиях появились трещины, и здание оказалось в аварийном состоянии. Реконструкция здания продолжалась вплоть до 2007 г.

Некоторых исследователи считают, что в месте, где сейчас находится Дом Пашкова, очень давно были построены тайные подземные убежища, в которых хранилась на случай пожаров казна московских великих князей, где-то здесь же находились пыточные камеры времен И.Грозного, подвалы Опричного двора, проходили подземные ходы в Замоскворечье, к ХХС и в Кремль. Именно здесь находился вход в легендарную Подземную Москву.  Это одно из мест, где, возможно, скрыта таинственная Либерия Ивана IV - более известная как "Библиотека Ивана Грозного"... Но найти ее, якобы, невозможно из-за заклятия, наложенного еще Софьей Палеолог - страшная кара настигала всех, кто приближался к разгадке библиотеки. Считается, что искали библиотеку Б.Годунов, Лжедмитрий I, Петр I, его сестра Софья, Анна Иоановна и мн. др. охотники за кладами...

Известный легендарный археолог Стеллецкий, в 30-е годы обследовавший Ваганьковский холм, обнаружил множество пустот – погребов, ходов, подвалов. Он считал, что это остатки Опричного двора. В одном из подземелий были обнаружены таинственные ступени. Однако обследовать подземелья ему не удалось - древние ступени были на следующий день обрушены злоумышленниками и также был обрушен свод подземелья, которое предполагал обследовать Стеллецкий. Раскопки," под угрозой обрушения", были прекращены. Вход в подземелья был тогда спешно забетонирован. Эти подземные галереи были обнаружены также при сооружении одной из ст. метро 1-й ветки метрополитена - «Библиотека им. В.И. Ленина». Строители вскрыли облицованный старинным кирпичом ход, но провести исследования археологам тогда не разрешили. Найденный вход был также быстро заложен.

В середине 1980-х директор Библиотеки Ленина очень хотел найти легендарную библиотеку И.Грозного. Сейчас описано около 60 точек в Москве и в др. русских городах, где может находиться тайник с драгоценными книгами. Решили произвести раскопки в усадебной церкви Николая Чудотворца. Археологи обнаружили основание церкви XVI в., но никаких следов хранения древней библиотеки найдено не было.
Прикрепления: 8001836.png(80.9 Kb) · 0631418.png(73.1 Kb) · 6523044.png(45.5 Kb) · 2006683.png(60.6 Kb) · 2833539.png(45.1 Kb) · 0937097.png(15.8 Kb) · 0717440.png(60.9 Kb) · 9693899.png(39.4 Kb) · 0624602.png(81.1 Kb) · 1867658.png(87.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 06 Авг 2022, 16:02 | Сообщение # 60
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
В 1980-х годах по заказу  Московского  центра археологических исследований были проведены детальные геофизические исследования, которые выявили в районе здания Пашкова дома странную геоаномалию и обнаружили уникальный археологический объект - "выложенный белым камнем колодец диаметром 8 м. и глубиной около 25-30 м., по стенам которого виднелись остатки винтовой лестницы" (нынешние реставраторы называют, правда, уже иные размеры - диаметр 5 м., а глубину в 12-15 м.).


Колодец расположен слева, за зданием с покатой зеленой крышей.

Это уникальное подземное сооружение возможно, представляет собой вход в подземные системы древней Москвы. Занялись им еще в 1970-х годах. Казалось, что еще немного - и исследователи доберутся до дна таинственного колодца, от которого во все стороны расходятся подземные галереи, одна из которых может стать началом новых открытий. Но работы но расчистке были прерваны, и тайна колодца так и не была тогда раскрыта... По последним сведениям, - во дворе Пашкова дома действительно существует белокаменный круглый колодец 15-метровой глубины, найденный археологами под слоем насыпного грунта.


На дне колодца стоит вода. Уровень дна колодца неизвестен. Это как раз он и есть. История русской архитектуры не знает аналогий этому сооружению. Датировка камня невозможна, а документы молчат. Возможно, это часть коммуникаций государева Ваганьковского двора XV или XVI в. Реставраторы восполнили утраты камня в стенах колодца, так чтобы новая кладка отличалась от старой. В его ствол опущена винтовая лестница, а сверху устроен крытый зал в высоту прежней отметки грунта, с отдельным входом. Здесь предполагается устроить археологический музей. Колодец прячется на хозяйственном дворике, между внешней и внутренней оградами усадьбы, ближе к углу Знаменки и Староваганьковского пер.. Специалистами предполагается, что это не до конца изученное сооружение является гидротехническим подпором для фонтанов усадьбы - все не так загадочно. Относительно недавно под Домом Пашкова был обнаружен так называемый черный ящик, который сначала приняли за остаток древней стены 1,5 м. толщиной. Специалисты пришли к выводу, что он делится на отсеки, предназначенные, видимо, для хранения ценностей. Правда, никаких кладов в этих тайниках не обнаружили.


Ещё одна легенда о Доме носит библиотечный характер. Здесь якобы обитает призрак библиофила Н.Рубакина. Призрак добрый - если, оказавшись в библиотеке, попросить его о помощи в поиске какой-либо редкой книги, он может помочь её найти... Давняя городская легенда гласит, что на вершине Пашкова Дома в Вальпургиеву ночь собирается всякая нечисть. По всей видимости М. Булгаков и решил использовать это известное ему обстоятельство относительно Дома Пашкова, чтобы раскрасить" финал своего романа. Кроме того,


Мастер не случайно устроил сцену с Воландом и Азазелло на крыше Пашкова дома у его бельведера. В начале романа, на Патриарших, он представляется литераторам специалистом, приехавшим разобрать рукописи чернокнижника Герберта, хранящиеся в Государственной библиотеке. По легенде Герберт Аврилакский, будущий папа Сильвестр II выиграл папство в кости с самим дьяволом. Он был большим специалистом по черной магии и умирая попросил разрубить тело на части, чтобы оно не досталось дьяволу. А, возможно, дьявол сам разорвал его...


"...На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий в Москве, здания, построенного около полутораста лет назад, находились двое: Воланд и Азазелло. Они не были видны снизу, с улицы, так как их закрывала от ненужных взоров балюстрада с гипсовыми вазами и гипсовыми цветами. Но им город был виден почти до самых краев. Воланд сидел на складном табурете, одетый в черную свою сутану. Его длинная широкая шпага была воткнута между двумя рассекшимися плитами террасы вертикально, так что получились солнечные часы. Тень шпаги медленно и неуклонно удлинялась, подползая к черным туфлям на ногах сатаны. Положив острый подбородок на кулак, скорчившись на табурете и поджав одну ногу под себя, Воланд не отрываясь смотрел на необъятное сборище дворцов, гигантских домов и маленьких, обреченных на слом лачуг... Оба находящихся на террасе глядели, как в окнах, повернутых на запад, в верхних этажах громад зажигалось изломанное ослепительное солнце. Глаз Воланда горел так же, как одно из таких окон, хотя Воланд был спиною к закату.
- Сейчас придет гроза, последняя гроза, она довершит все, что нужно довершить, и мы тронемся в путь...
Гроза, о которой говорил Воланд, уже скоплялась на горизонте. Черная туча поднялась на западе и до половины отрезала солнце. Потом она накрыла его целиком. На террасе посвежело. Еще через некоторое время стало темно. Эта тьма, пришедшая с запада, накрыла громадный город. Исчезли мосты, дворцы. Все пропало, как будто этого никогда не было на свете. Через все небо пробежала одна огненная нитка. Потом город потряс удар. Он повторился, и началась гроза. Воланд перестал быть видим во мгле..."


У дома Пашкова 2 главных фасада: один смотрит на проезжую часть и имеет дворцовый, торжественный характер, другой - ориентирован во двор и имеет более уютный, усадебный вид.

  
Фасад, выходящий на Моховую, характеризуется протяжённостью. Композиция центробежно разворачивается во все стороны. Вправо и влево от центрального кубического массива отходят 2 одноэтажные галереи, завершающиеся двухэтажными флигелями. А в центральном корпусе с обеих сторон выдвигаются колонные портики. Ввысь поднимается цилиндрический бельведер. Это - излюбленные приемы классицизма. Планировка сада, разбитого перед домом, поражала своим великолепием: Внизу 2 каменных бассейна с фонтанами в средине. От улицы дом отделяется решеткою чудного узора. Сад, как и пруд, кишит иноземными редкими птицами. Китайские гуси, разных пород попугаи, белые и пестрые павлины находятся здесь на свободе или висят в дорогих клетках. Эти редкости вместе с общей красотой этого дома привлекают сюда по воскресеньям и праздничным дням многочисленные толпы народа. При расширении Моховой ул. участок, примыкающий к дому, сократился до одного склона. Единственный въезд в Пашков дом, доступный для карет, находится со стороны Староваганьковского пер. Он размещён на одной оси с основным объёмом здания, которая подчеркивается всей системой застройки дворца.

27 марта 2013 г. при проведении очередного обследования состояния коммуникаций, примыкающих к подземному колодцу архитектурного комплекса Дома Пашкова, слесарем-сантехником РГБ И.Буйным в одной из стен колодца было зафиксировано частичное обрушение кладки. В образовавшейся нише слесарь обнаружил сильно поврежденную в результате длительного нахождения в земле рукопись - рукописное Евангелие, предположительно 1164 г. На ней фрагментарно читается надпись: "В лето 7081 Святое Сие Евангелие Благочестиваго Великаго Государя Царя и Великого Князя Иоанна Васильевича Всея Русии…". Обнаруженная книга "скорее всего является частью библиотеки Ивана Грозного"... Таким образом тайны и легенды Дома Пашкова живут и успешно умножаются...
https://vladimirdar.livejournal.com/97449.html
Прикрепления: 5839294.png(106.0 Kb) · 6163688.png(89.0 Kb) · 8887033.png(34.2 Kb) · 3748388.png(55.8 Kb) · 0680061.png(46.0 Kb) · 4383192.png(68.9 Kb) · 2396210.png(86.1 Kb)
 

Форум » Размышления » О других интересных или важных событиях » МОСКВА, КОТОРОЙ НЕТ...
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: